40

Правило 41

42

О 4‑х летнем испытании в монастыре, желающих нести монашеские подвиги в затворе.

Желающим в городах или селах удаляться в затвор и внимать себе в уединении должно прежде вступать в монастырь, обучаться отшельническому образу жизни, в течение 3‑х лет в страхе Божием повиноваться начальнику обители и во всем, как подобает, оказывать послушание. И когда они таким образом показывают свое произволение вести отшельническую жизнь, местный предстоятель должен испытывать и то, от всего ли сердца и добровольно ли они ей преданы. После этого в продолжение еще 1 года они должны терпеливо пребывать вне затвора, чтобы их намерение обнаружилось в большей степени, ибо тогда они представят совершенное доказательство того, что стремятся к такому безмолвию не в погоне за пустой славой, но ради самого подлинного добра. Если по истечении столь продолжительного срока они не изменят своего произволения, пусть вступают в затвор и пусть им более не дозволяется оставлять это уединение когда хотят, разве только их понудит к этому общая потребность и польза или какие-то затруднительные обстоятельства, грозящие им смертью, но и в этом случае – с благословения местного епископа. А дерзающих без указанных причин выходить из мест своего пребывания должно против их желания сначала заключать в оставленном ими затворе, а потом постами и другими строгими мерами врачевать их, чтобы они знали, что, по Писанию, никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Небесного (см. Лк.9:62).

Τοὺς ἐν πόλεσιν, ἢ χωρίοις, ἐν ἐγκλείστραις βουλομένους ἀναχωρεῖν, καὶ ἑαυτοῖς κατὰ μόνας προσέχειν, πρότερον ἐν μοναστηρίῳ εἰσιέναι δεῖ, καὶ τὴν ἀναχωρητικὴν παιδοτριβεῖσθαι διαγωγήν· καὶ ἐπὶ τριετῆ χρόνον τῷ τῆς μονῆς ἐξάρχοντι ἐν φόβῳ Θεοῦ ὑποτάττεσθαι· καὶ τὴν κατὰ πάντα, ὡς προσῆκεν, ὑπακοὴν ἐκπληροῦν, καὶ οὕτως ὁμολογοῦντας περὶ τῆς ἐν τῷ τοιούτῳ βίῳ προαιρέσεως, καὶ ὡς ἐξ ὅλης καρδίας ἑκουσίως τοῦτον ἀσπάζονται, ὑπὸ τοῦ κατὰ τόπον δοκιμάζεσθαι προέδρου. Εἶθ᾿ οὕτως, ἐφ᾿ ἕτερον ἐνιαυτόν, ἔξωθεν προσκαρτερεῖν τῆς ἐγκλείστρας, ὡς ἂν ὁ σκοπός αὐτῶν πλειόνως φανερωθείη. Τηνικαῦτα γὰρ πληροφορίαν παρέξουσιν, ὡς, οὐ κενὴν θηρώμενοι δόξαν, ἀλλὰ δι᾿ αὐτὸ τὸ ὄντως καλὸν τὴν ἡσυχίαν ταύτην μεταδιώκουσι. Μετὰ δὲ τὴν τοσούτου χρόνου συμπλήρωσιν, εἰ τῇ αὐτῇ προαιρέσει ἐμμένοιεν, ἐγκεκλεῖσθαι αὐτούς, καὶ μηκέτι τούτοις ἐξεῖναι, ὅτε βούλονται, τῆς τοιαύτης καταμονῆς ἀφίστασθαι· ἐκτός, εἰ μὴ διὰ κοινὴν λυσιτέλειαν, καὶ ὠφέλειαν, ἢ ἑτέραν ἀνάγκην πρὸς θάνατον αὐτοὺς βιαζομένην, πρὸς τοῦτο ἕλκοιντο, καὶ οὕτω μετ᾿ εὐλογίας τοῦ κατὰ τόπον ἐπισκόπου. Τῶν δὲ εἰρημένων προφάσεων δίχα ἐγχειροῦντας ἐκ τῶν καταγωγίων αὐτῶν ἐξιέναι, πρωτοτύπως μὲν ἄκοντας αὐτοὺς καθειργνύειν ἐν τῇ εἰρημένῃ ἐγκλείστρᾳ, ἔπειτα δὲ νηστείαις καὶ ἑτέραις σκληραγωγίαις αὐτοὺς θεραπεύειν, εἰδότας, κατὰ τὸ γεγραμμένον, ὡς, Οὐδεὶς βαλὼν τὴν χεῖρα αὐτοῦ ἐπ᾿ ἄροτρον, καὶ στραφεὶς εἰς τὰ ὀπίσω, εὔθετός ἐστιν εἰς τὴν βασιλείαν τῶν οὐρανῶν.

Толкования

Зонара. Ненадежным почли божественные отцы, чтобы некоторым от мирского образа жизни прейти к жизни отшельнической, затворять себя в тесных малых домах и самим быть себе наставниками. Поэтому, желающим чего-либо такого они повелевают прежде войти в монастырь, и в течение 3‑х лет быть в подчинении, и таким образом приготовляться к житию отшельническому, и, поработав в подчинении, объявлять, что они всею душею избирают отшельничество. И после сего испытывать их местному архиерею и снова в продолжение 1 года пребывать вне затвора, чтобы более обнаружилась непреложность их намерения. Таким образом вполне доказавши, что не по любви к человеческой славе, но для подвигов добродетели они ищут безмолвия, они должны быть заключены с тем, чтобы уже не выходили из своего обиталища, если только когда-либо не будут вынуждены какою-нибудь необходимостию, имеющею отношение или к общей пользе, например, страны, в которой они живут, или вследствие опасности, угрожающей им, может быть, смертию. Но и в таком случае они могут выйти с согласия и благословения епископа. Если же они выйдут иначе и не по сказанным причинам, то отцы постановили, во-первых, и против воли их заключать там, где заключались они и прежде, а потом подвергать их и епитимиям, чтобы постами и строгостями они исправили себя, то есть, переменчивость своего намерения.

Аристен. Имеющий намерение затвориться, прожив 3 года в монастыре и проведши еще 1 пред затвором, таким образом пусть войдет туда и не выходит, если не принудит смерть, или польза для общества.
Желающий войти в затвор и внимать одному себе должен прежде войти в монастырь и в продолжение 3‑х лет подчиняться предстоятелю монастыря в страхе Божием, и, таким образом, должно быть испытано местным епископом его намерение, добровольно ли и от всего ли сердца он избирает такую жизнь. И если он постоянно свидетельствует, что желает ея таким именно образом, то ему должно и еще год провести вне затвора, чтобы представить более полное удостоверение в том, что не ради суетной славы стремится к безмолвию, но ради самого сего блага; а по истечении такого времени, если он оказывается твердым в своем намерении, должно заключать его в затворе и уже не выходить оттуда иначе, как для общей пользы, или по другой необходимости, угрожающей ему смертию: ибо тогда он может выйти с благословения местного епископа. А если выйдет без сказанных причин, то, во-первых, он имеет быть против воли заключен в затворе, а потом подвергнется постам и другим мерам строгости и чрез них найдет исцеление от своего малодушия, зная, по написанному, что никто же возложь руку свою на рало и обращся вспять управлен есть в царствие небесное (Лк.9:62).

Вальсамон. Великое и дерзновенное дело безмолвствовать в уединении и, как умершему, затвориться в самом тесном обиталище на все время своей жизни. Посему-то отцами узаконено, чтобы никто никогда не заключался в затвор без тщательного испытания, но желающий сделать это должен прежде в течение 3‑х лет быть в подчинении у игумена и из прежнего образа жизни дать удостоверение на будущее, по испытании от местного епископа; потом и еще год провести вне затвора; и если и таким образом окажется, что ищущий заключиться в затворе делает это не с дурным расположением, но ради самого сего добра и с желанием душевного спасения, то он заключается в затворе епископом с тем, чтобы уже не выходить из затвора, разве только ради общей пользы или по причине опасности смерти. Но и этот выход должен быть не иначе, как с дозволения епископского; а если выйдет иначе и не по сказанным причинам, то, во-первых, он должен быть и против воли заключен там же, где и прежде; а за тем, должен епитимиями загладить допущенное им падение. Ибо неприятен, говорят, Богу тот, кто обещается сделать что – либо благое и спасительное и с сожалением отступается от своих обетов. И так заметь о 4‑летнем испытании намеревающегося идти в затвор; ибо во внешних странах желающий немедленно заключается в затвор без епископского дозволения и обычных псалмопений. Заметь также, что затворнику не дозволяется без епископского разрешения выходить из затвора, хотя бы причина, вызывающая его выход, была самая благословная; а выходящие не таким образом и против воли опять заключаются в затвор епископом. Таково определение этого правила. А 1‑я глава 133‑й новеллы, находящейся в 4‑й книге Василик в главе 14‑й, говорит следующее: «постановляем, чтобы совершенно никто не имел ни особенного жилища, ни так называемой келлии, разве только кто желает оставаясь один, или имея, может быть, 1‑го или 2‑х служителей, проводить жизнь в созерцании и безмолвии; но при большем количестве мужей, у них должно быть совершенно одно и то же собрание и для молитвы, и при совершении житейских дел, на сколько сии непорочны и безукоризненны; вместе, как сказано, они должны и есть, вместе спать, если, конечно, их столько, сколько могут поместиться в одном доме, поскольку, может быть, есть 2 или 3 дома, в которых они помещаются. Никто не должен вовсе иметь ничего собственного, но жить в обществе и ночью и днем, чтоб у них и ночью соблюдался такой же прядок, какой и днем. Ибо они не все спят всегда, но явно, что одни предаются сну, а другие бодрствуют, и всегда некоторые будут иметь надзор за спящими. Если же в каком либо монастыре из числа подведомых или Вселенскому патриарху сего великого града, или твоей святости, или в той же самой окружности есть какие-либо жилища, построенные или нами самими, или другими, то все таковые ты должен всеми способами уничтожать и предоставить им возможность видеть друг друга, и все пусть видят, что каждый из них делает. Ибо для чего им опасаться делать это, когда они однажды посвятили себя Богу и отреклись от всякой жизни общественной? И мы желаем, чтобы это постановление сохранило силу и теперь и на все последующее время так, чтобы никто, как сказано, не имел своего особого жилища, но все собирались вместе и видели, что делает каждый; ибо очевидно, что они сами поспешат делать то, что совершенно безукоризненно. Если же окажется кто-нибудь настолько бесстыдным, что дерзнет нарушить что-нибудь из этих узаконений, то игумен обители пусть исследует это; ибо мы желаем, чтобы нынешний надзор был усилен». Некоторые говорят, что эта новелла противоречит правилу; а мне кажется, что правило дано для затвора, а новелла – для имеющих келлии в общежительных монастырях, и есть большое различие в обоих законоположениях; и поэтому сии определения не находятся в противоречии. А ныне предписанное новеллою имеет силу в женских монастырях, а в мужских – нигде.

Славянская кормчая. Затворитися хотяй, по пострижении 4 лета скончав, да внидет в затвор.
Хотяй затворитися, 3 лета прежде да пребудет в том монастыре. И прежде затворения, 1 лето скончав, тако да внидет: и не изыдет аще не понудит смерть, или общая польза.

Толкование. В затвор внити хотящему, и себе единому внимати, подобает прежде в монастырь внити и пострищися, и 3 лета времене повиноватися монастыря того игумену в страсе Божии, и тако страны тоя епископ изволение его испытает, аще волею и от всего сердца таковое житие любит, и пребывает исповедая таковым образом желая его: и другое едино лето пребыв вне затвора, яко аще большее покажет извещение, яко не суетныя ради славы молчание гонит, но своего деля добра. По скончании же толика времене, аще обрящется единаче в таковей воли стоя, да затворяет его, и к тому оттуду никакоже да не изыдет, аще не общая некая польза предлежит, или ина некая беда смертию претящая ему. Аще бо что таково прилучится ему, тогда со благословением страны тоя епископа изыдет. Аще же кроме реченных вин сам изыдет, первое убо и не хотя затворен будет, потом же пост и иное жестокое житие наложат нань, и того ради малодушию своему исцеление обрящет: ведый по писанному, яко никто же возлож руки своя на рало, и обращся вспять, управлен есть в царство небесное.

Толкование еп. Никодима (Милаша). См. по ссылке.

Пидалион или «Греческая кормчая книга». См. по ссылке.

Комментировать