Благодатный Покров — протоиерей Валериан Кречетов

Благодатный Покров — протоиерей Валериан Кречетов


Во имя Отца, и Сына, и Свя­таго Духа.

Сего­дня мы празд­нуем день Покрова Пре­свя­тыя Бого­ро­дицы. Собы­тие, кото­рое легло в основу этого празд­ника, было в Кон­стан­ти­но­поле, во Вла­херн­ском храме Пре­свя­тыя Бого­ро­дицы, во время все­нощ­ного бде­ния. Все­нощ­ное бде­ние — это служба, от кото­рой у нас теперь оста­лось в основ­ном одно назва­ние. А вна­чале это было про­дол­жи­тель­ное бого­слу­же­ние, моли­лись всю ночь, поэтому служба и назы­ва­ется — все­нощ­ная. Вообще на востоке бого­слу­же­ния совер­ша­ются чаше всего ночью, потому что днем очень жарко, трудно, а тут — ноч­ная про­хлада. Во время этого бого­слу­же­ния Андрей, Хри­ста ради юро­ди­вый, со своим уче­ни­ком Епи­фа­нием и со всеми моли­лись и уви­дели виде­ние: сто­я­щую в храме на воз­дусе Матерь Божию, моля­щу­юся на коле­нях Сыну Сво­ему и Богу нашему за род чело­ве­че­ский, с Ней — ангелы, архан­гелы, апо­столы, пророки…

Заступ­нице усерд­ная, Мати Гос­пода выш­няго, за всех моли­иши Сына Тво­его Хри­ста Бога нашего…

И, молясь, Матерь Божия про­сти­рала перед Собой омо­фор, то есть широ­кую ленту, покры­ва­ю­щую людей, поэтому день этот назы­ва­ется — Покров. Она покры­вает нас Своим омофором.

Радуйся, Радо­сте наша, покрый нас от вся­кого зла чест­ным Твоим омофором.

Омо­фор — это глав­ная часть архи­ерей­ского обла­че­ния, кото­рая сим­во­ли­зи­рует собою бла­го­дать архи­ерей­ства, выс­шую, апо­столь­скую бла­го­дать свя­щен­но­на­ча­лия хри­сти­ан­ской Церкви.

Диа­кон имеет ленту с кре­стами, кото­рая лежит обычно на левом плече, а дру­гой ее конец он дер­жит в пра­вой руке и при­зы­вает к молит­вам. Она назы­ва­ется орарь, от слова оранта — молиться, по-гречески.

Свя­щен­ник имеет епи­тра­хиль, это та же самая лента, кото­рая спус­ка­ется с двух пле­чей и сим­во­ли­зи­рует собой бла­го­дать свя­щен­ства и еще — овча, кото­рое он несет на раме­нах своих, то есть на плечах.

Эта же лента, кото­рая имеет три конца — это архи­ерей­ский омо­фор, и тоже зна­ме­нует собой овча, поэтому при обла­че­нии архи­ерея чита­ется молитва: овча заблуд­шее взем на рамена своя.

Таким обра­зом, омо­фор зна­ме­нует в хри­сти­ан­ской Церкви бла­го­дать. То есть, пред­ста­тель­ством Матери Божией Боже­ствен­ная бла­го­дать покры­вает всех нас, пра­во­слав­ных христиан.

Нашей Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви осо­бенно по сердцу при­шелся этот празд­ник. Вы зна­ете, что суще­ствует много празд­ни­ков, дней памяти свя­тых, но неко­то­рые из них осо­бенно почи­та­ются у нас, как-то осо­бенно близки нам по сво­ему духу, по сво­ему устро­е­нию. Всем вам изве­стен наш свя­ти­тель Нико­лай. Наш — хотя он грек по про­ис­хож­де­нию, но по духу он настолько бли­зок рус­скому пра­во­слав­ному чело­веку, что на Руси был как рус­ский свя­той. Он, кстати, име­ну­ется в числе рус­ских свя­тых — при­чис­лен, как мы гово­рим, к лику рус­ских святых.

И Покров тоже. В Гре­ции этот празд­ник не отме­ча­ется так, как у нас — как вели­кий празд­ник. Хотя явлен был там. Но видел это явле­ние Андрей, Хри­ста ради юро­ди­вый — сла­вя­нин по про­ис­хож­де­нию. И в этом — уди­ви­тель­ное сви­де­тель­ство непо­сти­жи­мых путей Про­мысла Божия. Сла­вян­ское семя, пав­шее на гре­че­скую землю, про­из­рас­тило такого подвиж­ника осо­бого рода, Хри­ста ради юро­ди­вого, Андрея. И ему, сла­вя­нину, можно ска­зать рус­скому чело­веку, было открыто пред­ста­тель­ство Матери Божией за род христианский.

Во всех этих при­ме­рах — непо­сти­жи­мая Пре­муд­рость Божия.

Mиp весь, зем­ная, мир­ская муд­рость кичится. Но Бог избрал немуд­рое мiра (1 Кор. I:27), как гово­рит апо­стол Павел. Именно в этом смысле для сла­вян, пра­во­слав­ных рус­ских людей было харак­терно как бы отвер­же­ние зем­ной муд­ро­сти. Ведь вот дру­гие изоб­ре­тали вся­кие осо­бые усо­вер­шен­ство­ва­ния, вво­дили в хозяй­ство нов­ше­ства. А мы этим не увле­ка­лись. Нет, были и на нашей земле изоб­ре­те­ния и некие дости­же­ния, но пре­иму­ще­ственно было духов­ное виде­ние всего, что про­ис­хо­дит. Поэтому в неко­то­ром смысле, как гово­рят теперь, Рос­сия отстала от Европы. Но отстала — это не зна­чит, что в худом смысле. Есть такое выра­же­ние: он, гово­рят, отстал от пьян­ства или от какого-то еще порока. Зна­чит, отсту­пил от него. В этом смысле можно ска­зать и об отступ­ле­нии сла­вян — что они во главу угла поста­вили духов­ное начало. И потому Гос­подь бла­го­слов­лял про­стые труды, ибо упо­ва­ние было, прежде всего, на помощь Божию, а не на, выра­жа­ясь совре­мен­ным язы­ком, химию и тех­нику. Ведь осо­бых, пора­жа­ю­щих своей ори­ги­наль­но­стью, нов­шеств на Руси не было. В зем­ле­де­лии были, прежде всего, соха, лошадь. В труде была, как изоб­ра­жа­ется ино­гда, отста­лость. «Отста­лость» страны, кото­рая должна была к 1922 году выйти на пер­вое место в мире по всем пока­за­те­лям. Если вду­маться во всё это, ино­гда при­хо­дит такая мысль: не то ли самое юрод­ство это было? Кото­рое для дру­гих было юрод­ством, но уди­ви­тель­ным обра­зом Гос­подь через духов­ность бла­го­слов­лял про­стые труды и давал такое искус­ство, что люди одним топо­ром могли сде­лать то, для чего теперь нужна масса тех­но­ло­гий — напри­мер, чтобы какую-нибудь ложку сде­лать. Это зна­ме­ние того, что всё совер­шает, прежде всего, бла­го­дать Божия. Когда народ отсту­пил от бла­го­дати Божией и забыл о бла­го­дат­ном Покрове, уда­рился в дости­же­ния чело­ве­че­ского разума, он в тече­ние несколь­ких десят­ков лет всё раз­ру­шил, испа­ко­стил, и мы сви­де­тели тому, к чему при­хо­дят люди без бла­го­дати, без помощи Божией.

Покров Пре­свя­тыя Бого­ро­дицы — это зна­ме­ние покры­ва­ю­щей нас, укреп­ля­ю­щей, сохра­ня­ю­щей бла­го­дати Божией.

Уже в начале этого века один чело­век, воен­ный врач, тоже уви­дел виде­ние. Ему явился свя­ти­тель Иоасаф Бел­го­род­ский, свя­тые мощи кото­рого недавно были воз­вра­щены Церкви, и ска­зал, чтобы моли­лись Божией Матери, что только Она может умо­лить Бога и изба­вить от гря­ду­щих бед­ствий — а уже была война 1914 года, пред­две­рие 1917 года и так далее. И, уди­ви­тельно, когда он стал воз­ве­щать эти истины, уже в то время — как сви­де­тель­ство отступ­ле­ния от истин­ной веры, кото­рое уже нача­лось, — его упря­тали в псих­боль­ницу, как безум­ного, то есть это как раз было юродство.

Он гово­рил:

— Дума­ете, коли­че­ством шты­ков или заря­дов можно побе­дить? Нет, только мило­стью Божией, помо­щью Божией, бла­го­да­тью Божией может быть победа.

И вот как раз это напо­ми­нает нам каж­дый раз празд­ник Покрова — что мы живем и будем жить только пред­ста­тель­ством Матери Божией, бла­го­да­тью Божией. Прежде всего на это нужно упо­вать. Во все вре­мена, во всех обсто­я­тель­ствах, осо­бенно в обсто­я­тель­ствах в зем­ном смысле слова бес­про­свет­ных и без­на­деж­ных, нужно прежде всего вспо­ми­нать о том, чем мы, соб­ственно, живем и дви­жемся и есмы (Деян. XVII:28). То есть — Свя­тым Духом, бла­го­да­тью Божией. Прежде всего к этому нужно при­бе­гать. Вопрос ли пита­ния — бла­го­сло­ве­ние Божие пятью хле­бами насы­щает пять тысяч. Вопрос ли выздо­ров­ле­ния, эпи­де­мий каких — мно­же­ство есть сви­де­тельств исце­ле­ний. Опять же свя­ти­тель Нико­лай — день его рож­де­ния празд­ну­ется 11 авгу­ста по новому стилю, этот день назы­ва­ется Нико­лай Зарай­ский. Празд­ник этот уста­нов­лен в городе Зарай­ске — это моя родина — после того, как во время холеры вокруг города обо­шли крест­ным ходом с обра­зом свя­ти­теля Нико­лая и эпи­де­мия пре­кра­ти­лась. Иконы Божией Матери вы зна­ете: Вла­ди­мир­ская, Дон­ская, Казан­ская… Матерь Божия не раз спа­сала Рос­сию от наше­ствия врага, даже целых пол­чищ вра­же­ских, кото­рые готовы были рас­тер­зать нас. Все эти сви­де­тель­ства даны нам для того, чтобы мы укреп­ляли свою веру и нико­гда не падали духом.

И сего­дняш­ний празд­ник Покрова дол­жен слу­жить нам тем под­креп­ле­нием, кото­рое нам необ­хо­димо в нашей жизни. То, что витает, как гово­рится, в воз­духе, слы­шится вокруг, о вся­ких стра­хах, ожи­да­ниях чего-то — нужно все это отбро­сить и поло­житься на волю Божию, на милость Божию. Не будем пре­да­ваться сует­ным вол­не­ниям. Марфо, Марфо, не вол­нуйся, едино есть на потребу. Гос­подь и это знает, знает наши нужды зем­ные, и если нам нужно, то пошлет, умно­жит то, что есть. Как ска­зано, свя­тые верою… уга­сиша силу огнен­ную, избе­гоша острен меча, воз­мо­гоша от немощи, быша крепцы во бра­нех, обра­тиша в бег­ство полки чуждих. А неко­то­рые из них пре­трени быша, иску­ше­нии быша, убий­ством меча умроша, да луч­шее что улу­чат (См. Евр. XI:33–40). То есть, вот тут-то как раз — уте­ше­ние и ответ на все вол­не­ния. Если Богу угодно, Гос­подь укре­пит. Если здесь нам уже нет сил, неспо­собны мы пре­одо­ле­вать иску­ше­ния, Гос­подь, по мило­сти Своей, забе­рет отсюда. Пусть это будет каким-то Ему ведо­мым обра­зом кон­чина, но кончина.

Когда-то эти слова так именно, про­сто ска­зал наш тогдаш­ний насто­я­тель, батюшка отец Сер­гий, Цар­ство ему Небес­ное. В те вре­мена — уже скоро два­дцать лет будет со дня его смерти, так что, видите, идут уже десятки лет — было все хуже и хуже в духов­ном смысле. Цер­ковь все больше залав­ли­ва­лась, были все­воз­мож­ные пре­сле­до­ва­ния. Каза­лось, что дальше будет еще хуже. Ведь такое уже было: церкви закры­ва­лись, раз­ру­ша­лись, все уни­что­жа­лось, духо­вен­ство почти всё пере­са­жали. Потом стало еще хуже — нача­лась война, пол­ная раз­руха, нрав­ствен­ное, духов­ное раз­ло­же­ние. И вдруг — нача­лось воз­рож­де­ние. Но потом — опять гоне­ния. Было даже выска­зы­ва­ние: мол, послед­него попа пока­жут по теле­ви­зору… Каза­лось, уже всё. И я, помню, спросил:

— Ну, уж, батюшка, конец, навер­ное, скоро?
Он говорит:

— Да кто еще знает… Один Бог знает. Еще, может, сто лет. У Бога столько средств — всё вот так (он пере­вер­нул ладонь) может повернуть.

И повер­нул.

Кто бы мог поду­мать о том, что будут откры­ваться храмы везде? Пред­став­ле­ния не имели. Нет, я, конечно, думал: «Да, у Бога все воз­можно…» Но пред­ста­вить себе такое реально, конечно, не мог. Когда же гово­рили еще раз о конце: «Батюшка, а как же быть-то в те вре­мена?» — он сказал:

— Если Гос­подь оста­вит, даст силы. А если не оста­вит, зна­чит, неспо­собны мы те вре­мена выдержать.

Да ведь это на самом деле так. Если мы в этих обсто­я­тель­ствах не можем жить в любви и мире, то мы неспо­собны быть ника­кими муче­ни­ками. Это всё само­об­ман. Еван­ге­лие, кото­рое чита­ется муче­ни­кам, начи­на­ется такими сло­вами: Си запо­ве­даю вам, да любите друг друга. И дальше: Аще Mip вас нена­ви­дит, ведите, яко Мене прежде вас воз­не­на­виде. Аще от Mipa бысте были, Mip убо свое любил бы… (Ин. XV:17–19). Если мы в этой жизни не можем жить в любви и мире, вы дума­ете, мы смо­жем во время гоне­ний быть в любви и мире? Нет, не смо­жем. Ска­зано: Друг друга пре­да­дят, — пре­да­тели будут. Если мы без вся­ких стра­хов пре­даем друг друга, то что гово­рить о тех вре­ме­нах, когда, дей­стви­тельно, будут еще и страхи?

А если нет, если пре­воз­мо­жем, то все это опять же не по само­уве­рен­но­сти — мол, я что-то могу, — а по бла­го­дати Божией, немощ­ная вра­чу­ю­щей и оску­де­ва­ю­щая восполняющей.

И потому в сего­дняш­ний празд­ник Покрова помо­лимся, чтобы Гос­подь дал нам силы, по пред­ста­тель­ству Матери Божией.

А мы, Про­мыс­лом Божиим — в Ее храме. Гос­подь спо­доб­ляет нас быть под осо­бым Ее Покро­вом. Она, конечно, над всем мiром его про­сти­рает, но над теми, кто в Ее храме — осо­бенно. Поэтому не будем падать духом ни в отно­ше­нии себя самих, ни в отно­ше­нии своих близ­ких, ибо пред­ста­тель­ство Матери Божией всемогуще.

Аминь.

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки