• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Голос вечности. Проповеди  и поучения митрополита Иоанна (Снычева) Иоанн (Снычев), митрополит

Голос вечности. Проповеди и поучения митрополита Иоанна (Снычева)

 
Рейтинг публикации:
(4 голоса: 5 из 5)

Настоящий сборник составлен на основании проповедей, произнесенных в течение ряда лет, начиная с 1962 года, и архиерейских посланий к пастве, написанных за последние годы в Санкт-Петербурге. Проповеди и поучения произнесены в дни двунадесятых праздников, за литургиями, за акафистами, воскресными вечерами в Великом Посту, на Пассиях, в дни празднования великих святых.

Оглавление

 

Предисловие

Настоящий сборник составлен на основании проповедей, произнесенных в течение ряда лет, начиная с 1962 года, и архиерейских посланий к пастве, написанных за последние годы в Санкт-Петербурге. Проповеди и поучения произнесены в дни двунадесятых праздников, за литургиями, за акафистами, воскресными вечерами в Великом Посту, на Пассиях, в дни празднования великих святых. Тексты воспроизведены по магнитофонным записям и подвергнуты минимальной литературной правке. Темы посланий подсказаны неотложными духовными нуждами современной России.

Источником вдохновения для всех моих пастырских трудов неизменно служили Истины Христовы, изложенные в Священном Писании и святоотеческом Предании — сих драгоценных основах спасительного вероучения Православной Церкви. Ведь все беды и скорби, столь обильно излившиеся на наше многострадальное Отечество в нынешнем столетии, являются лишь следствиями забвения нами Заповедей Господних и попрания все-совершенного Закона Божия. Вот почему основная тема большинства проповедей и поучений — человеческий грех и его сущность.

Научимся же видеть в себе этот грех, терзающий страстное сердце человеческое. Научившись видеть его — научимся затем бороться с ним при помощи благодатных церковных врачеваний, покаянием и самоотвержением. И тогда — верен Бог!— обретем неложную надежду как на свое личное спасение, так и на воскресение Святой Руси во всей ее прежней силе и славе. Да будет так! Аминь.

ИОАНН, Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский.

Часть I. Проповеди и поучения

1962-1969 годы

Да торжествует земля! (На Рождество Христово)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Небо и земля днесь пророчески да возвеселятся, Ангелы и человецы духовно да торжествуют: яко Бог во плоти явися сущим во тьме и сени седящим.

Стихира на литии 1-я

Такими словами, братья и сестры, всех призывает Церковь в своих песнопениях торжествовать и ликовать в светлый и радостный день Рождества Христова.

О небо и земля! Внимайте гласу Церкви, внимайте и веселитеся согласно сказанному о вас пророками: «Да веселятся небеса и да торжествует земля… пред лицем Господа!» Так некогда взывал к вам пророк Давид, когда видел духовными очами грядущего Мессию—Христа Спасителя.

«Радуйтесь, небеса, и веселись, земля…» — взывал к вам от восторга св. пророк Исайя, когда пред его пророческими очами раскрылась картина явившегося на землю Господа для избавления человека.

О небо! Веселись вместе с нами! Благовествуй нам день от дне родившегося ныне Христа Царя. Благовествуй и возвещай славу Божию.

О земля! Тебе ли ныне быть безмолвной? Тебе ли не веселиться в этот знаменательный день Рождества Христова? Не ты ли уготовала рождшемуся Христу вертеп, вместив в себя Невместимого?! Веселись же, земля, и торжествуй, ибо настало и твое избавление с пришествием в мир Христа Спасителя.

Не на тебе ли лежал перст проклятия, не тебе ли было сказано, чтобы ты произрастила человеку волчцы и тернии, когда он восстал против Бога? Не ты ли совоздыхала вместе с человеком от тяжести нетления?

А ныне — рождается Христос и ты освобождаешься от проклятия. Рождается Христос, и ты освобождаешься от нетления в свободу славы чад Божиих. Веселись же и торжествуй, славь рожд-шегося Христа Царя.

Ангелы! Воспойте и вы ныне победную песнь Спасителю нашему, благоволившему родитися в вертепе от Девы. Веселитесь же вместе с нами в день радости, в день всемирного торжества!

Ликуйте и торжествуйте, пойте Господу достойную хвалу, ибо рождается Христос — и человек обожается, рождается Христос — и меньшая братия ваша от дьявольских сетей освобождается. Дивные дела совершаются в нынешний день во граде Вифлееме!

Веселись, небо! И ликуй, земля! Ангелы, хвалу Богови нашему пойте!

Человецы, духовно торжествуйте! В нынешний день нет места плачу, нет места печали. Ныне Бог во плоти явился сущим во тьме.

Помысли, человек, свое первое блаженство, из которого ты ниспал, вкусивши греха. Ты был чист и свят, но омрачился грехом, послушав лесть диавола.

Ты наслаждался райским блаженством и тесным общением с Богом, но был изгнан из этого блаженства, и закрыт для тебя доступ к тесному общению с Богом. Грех возобладал тобою. Он произвел в тебе расстройство духовных и телесных сил и вверг тебя в бездну погибели. Ты рад был освободиться от греха, но грех произвел в тебе злые пожелания, обольстил тебя и умертвил, и чем дольше ты жил, тем все более тьма греховная обнимала тебя и тень смертная погружала тебя в свои объятия, пока не явился в мир Христос Спаситель.

Помысли все это, человек, и возвеселись духовно, ибо тебя ради родился в убогом вертепе Христос Спаситель.

Христос родился — и ты обожился; Христос родился — и ты тления греховного свободился; Христос родился — и попрана бысть сила диавола. Исчезла тьма от явльшегося в мир Солнца Правды — Христа Царя.

Тебе ли не торжествовать духовно, человек, тебе ли не веселиться, тебе ли не прославлять Творца своего и Господа, рождшегося в Вифлееме тебя ради?!

Ты пал, но ныне восстановлен, ты изгнан из рая, но ныне открываются тебе райские двери. Ты удален от Бога, но ныне Сам Господь снисходит к тебе во плоти — да возведет тебя на первое блаженство!

Не говори никто ныне: я грешен и потому не могу ликовать со всеми и воссылать хвалу Богу. Грешных ради Бог Сый во плоти явися. Потому тебе еще более должно ликовать и веселиться.

Оставьте ныне, затейники шумных пиршеств, телесное веселие! Приходите, да духовно восторжествуем вкупе со Ангелами, хвалу Богови воссылающе. Оставьте то, что омрачает светлость праздника. Оставьте всякий грех — исчадие ада и диавола. Оставьте гнусные поступки. Оставьте гнев, оставьте зло, оставьте зависть и ссоры. Оставим все нечистое и темное.

Восприимем светлые мысли, чистое сердце и благую волю. Принесем Христу вместо злата — любовь, вместо ладана — надежду, вместо смирны — благие деяния.

Да будем и мы достойно воссылать Богови победную песнь:

Христос рождается — славите;

Христос с небес — срящите;

Христос на земли — возноситеся.

Пойте Господеви вся земля,

и веселием воспойте, людие,

яко прославися.

Аминь.

«Приидите ко Мне, все труждающиеся и обремененные…» (На вынос Плащаницы)

Возлюбленные, о чем возглаголем мы с вами в этот великий, священный час, когда лежит пред нами во гробе Спаситель мира — Христос?

Немеют уста, язык замедляет свое движение, а сердце содрогается при виде совершившегося. Все объято благоговейным страхом и молчанием. Теперь не время глаголания, не время человеческого мудрования, теперь потребны только слезы и рыдания.

Воззри, человек, на Того, Кто лежит пред очами твоими бездыханный, невзрачный. Весь Он изъязвлен, весь поруган и оплеван. Каждый член Его запечатлен страданиями. Вот глава! На ней еще свежи раны, нанесенные остриями тернового венца и ударами тростию. На ланитах видны отпечатки рук, ударявших Его то в одну, то в другую щеку, и не смыты еще следы от заплевания. На устах лежит предательский поцелуй Иуды. Руки и ноги истерзаны гвоздями, а ребра прободены копием. Нет ни единого места на теле, оставленного без ран и страданий.

Увы! Спаситель наш! Кто повинен в Твоих страшных муках и в тех язвах, которые Ты носишь на теле Своем? Мы, и только мы.

Не мы ли предательски целовали Тебя, когда языком своим хвалили Твое величие, а делами далеко отстояли от живительных Твоих источников? Не мы ли плевали в пречистые Твои очи и лицо и ударяли Тебя по ланитам, когда Ты разными способами пробуждал в нас спящую совесть, а мы отвергали Твои благодатные действия?

Не наши ли руки возлагали на главу Твою терновый венец и били безжалостно тростию, когда наш ум противился Твоим спасительным повелениям, желая лучше витать в скверных помышлениях?

Не мы ли пригвождали руки и ноги Твои и всего Тебя Самого ко кресту, когда отвергали Твой спасительный Промысел и стремились жить по своей воле, плотской и греховной?

Не мы ли пронзали копием Твои пречистые ребра, когда сердце наше соуслаждалось греху и пленялось всякой нечистотой мира сего?

О ужас! Возлюбленные, мы — те, кто повинны во всех страданиях Спасителя мира,— стоим теперь у Его гроба и, как праведники, желаем спострадать Ему.

Но как выразим Спасителю нашему свое сострадание, когда ни ум наш, ни наши уста, ни наше сердце и ничто другое не имеет в себе и доли спасительной чистоты?

Станем ли целовать Его язвы своими устами? Но они нечисты у нас. Языком ли своим пожелаем возвеличить страдания Христовы? Но наш язык осквернен неправдоглаголанием, клеветой, ложью, досаждением, укорением и празднословием.

Сердцем ли спострадаем Христу? Но и оно нечисто у нас. И оно осквернено раздражением, гневом, злобою, самолюбием и всякой земной похотью.

Не лучше ли нам с вами, подобно женам-мироносицам, смиренно отойти от гроба Спасителя и издали наблюдать, как будут достойные целовать тело Иисусово?

Никто не дерзай сего творити! Христос лежит безгласен, но язвами Своими Он всем вопиет: «Приидите ко Мне и прикоснитесь к Моим язвам, целуйте их и лобзайте, и Я исцелю вас. Я для того и язвлен и мучим был, чтобы источить вам струи живительной силы».

Приди же ко гробу Спасителя всякий: в священный ли сан облеченный или простой мирской человек; старцы и юноши, старицы и девы — приди и лобзай Христовы язвы!

Пусть нечисты твои уста, пусть осквернены твои ум и сердце, но ты иди к Спасителевым ранам, как к источникам целительной воды. Иди с сокрушенным сердцем, иди не как праведник, а как нуждающийся в исцелении. Омой в Христовых ранах свою нечистоту слезами покаяния.

Христе Иисусе, нас ради поруганный и распятый, источи нашим душевным ранам Свою живительную силу, исцели греховность нашего сердца, нашей воли и ума и помяни нас, егда при-идеши во царствии Твое. Аминь.

О стремлении к Пасхе вечной (В день отдания Пасхи)

О Пасха велия и священнейшая, Христе!..

Тропарь 2-й девятой песни пасхального канона

В течение всего пасхального периода мы с вами, возлюбленные братья и сестры, наслаждались величием и торжеством Святой Пасхи. Как никогда в эти священные дни мы чувствовали над собой Божию милость и Христову любовь.

Мы ликовали, мы радовались, мы прославляли в пениях и песнях духовных ВИНОВНИКА сего великого торжества. Как хорошо нам было в эти дни! О, Пасха велия и священнейшая! Ты возвышала наш ум, ты очищала наше сердце, ты укрепляла нашу веру. Пасха! Ты ясно и убедительно свидетельствовала нам о том, что Христос есть истинный Бог и истинный человек. Ты подтвердила высоту Христова учения, приносящего человеку радость и покой. Пасха! ПАСХА! Ты засвидетельствовала величайшую истину, что ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! Ты разрешила много лет мучивший древних философов вопрос: есть ли жизнь за гробом. Ты ясно сказала об этом: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав».

Пасха священнейшая! Ты приоткрыла нам сладость будущей жизни, сладость, которую получают верные, стремившиеся к жизни во Христе Иисусе. Ты вела нас к очищению наших чувств, чтобы мы могли ярче ощутить величие и святость «праздника праздников» и «торжества торжеств». Ты призывала нас ко взаимной любви и ко взаимному всепрощению. В эти дни не могло быть места печали или плачу. Ты, Пасха, призывала нас только к радости и веселию. «Сей день его же сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся в онь»,— так взывала ты. И мы радовались и ликовали.

О Пасха! Как хорошо нам было с тобой! Но в сегодняшний день ты оставляешь нас. Ты еще не можешь пребывать с нами вечно, ибо мы люди с греховным сердцем, с неочищенным умом и с непокорной волей. Ты явилась нам, как ночной свет усталому путешественнику. Явилась — и снова скрылась. Показалась — и исчезла. Нам же надлежит идти и идти. Мы — путники. Ты, Пасха,— вечная, мы же временные, и пока не приготовили себя к вечности, до тех пор мы не сможем всецело войти в твою радость.

Прощай, Пасха! Доживет ли кто из нас до будущего светлого дня? Может быть, кто и отойдет в вечность. Тогда, Пасха священная, прими в свои обители и удостой рабов Божиих непрестающей радости.

Мы же, возлюбленные, будем хранить в своих сердцах пасхальную радость, и всякий раз, когда посетят нас скорби ли, лишения, или печали, вспомним мы Священную Пасху и укрепим себя на правом пути спасения.

Возгласим еще раз и утвердимся в той истине, что ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! ВОИСТИНУ ВОСКРЕСЕ!

Проповедник любви (В день празднования памяти апостола и евангелиста Иоанна Богослова)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня мы с вами, возлюбленные братья и сестры во Христе, молитвенно и торжественно отмечаем память св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова, наперсника и друга Христова.

Он именуется Св. Церковью апостолом любви. И поистине, дела его, и жизнь его, и писание его свидетельствуют о том, что ему присуща именно любовь.

Родился апостол Иоанн Богослов в городе Вифсаиде, расположенном на берегу Генисаретского озера. Родители его, Зеведей и Саломия, были простыми людьми. Они занимались рыболовством. В этом промысле помогал им и св. Иоанн.

В молодые годы он был призван Спасителем к апостольству. В то время, когда Господь вышел на проповедь Евангелия и проходил мимо Генисаретского озера, то увидел рыбарей, которые закидывали сети. Это были отец Иоанна Богослова Зеведей, брат Иаков и сам Иоанн. Спаситель призвал Иоанна и Иакова к высокому служению, повелев им идти за Ним. И они оставили отца своего и сети и последовали вслед за Христом. Св. Иоанну тогда было, как свидетельствует церковное предание, не более 20 лет. А в эти годы, как известно, сердце человеческое пылает горячностью. Оно проникается необычайною ревностью о Боге Вседержителе; проникается любовью к Тому, Кто говорит глаголы вечной жизни. И апостол евангелист Иоанн Богослов неотступно следует вслед за Господом нашим Иисусом Христом, воспринимая все то, что вещают уста Божий. Он был возлюбленным, именно возлюбленным учеником Спасителя, о чем сам апостол свидетельствует: «Его же любляше»,— т. е. ученик, которого любил Господь.

И ап. Иоанн Богослов оправдал ту любовь, которую излил на него Господь наш Иисус Христос.

Спаситель открывал ему величайшие тайны Своей Божественной жизни, Своего Божественного Промысла, когда еще жил на земле. Все важное, что совершалось в земной жизни Спасителя мира, все это был удостоен созерцать апостол Иоанн Богослов.

При воскрешении дочери Иаира он присутствовал с апостолами Иаковом и Петром. На горе Фаворской он лицезрел славу преобразившегося Христа Спасителя. Он видел величайшее чудо воскрешения Господом четверодневного Лазаря. В то время, когда Господь пред Своими страданиями устанавливал великое таинство св. Евхаристии, один он, апостол-девственник, апостол любви, на которого изливалась Божественная благодать, дерзнул возлечь на перси Христовы, слушая, как бьется сердце Спасителя. Слушая то, что оно вещает, что переживает в данный момент и к чему приуготавливает Богочеловека. Один он дерзнул вопросить Христа: «Господи, кто же Тебя предаст?» И только ему одному возвестил Спаситель: «Тот, кому Я, омочив кусок хлеба в солиле, подам, тот и есть предающий Меня».

Когда Христос в Гефсиманском саду изливал кровавый пот, когда Он молился о том, чтобы Господь пронес чашу страданий мимо Него, предавая всецело волю Свою в волю Бога Отца, он (ап. Иоанн) присутствовал при этих муках вместе с Иаковом и Петром. И когда Господь был предан первосвященникам Анне и Каиафе, то он был свидетелем и этого зла. Апостол стоял в претории Пилата, следовал с Господом на Голгофу, и только он один из всех апостолов остался на Лобном месте в то время, когда Господь изливал Свою пречистую кровь за мир и спасение людей. Он не устрашился воинов римских, которые были приставлены к кресту Господню. В то время, как другие апостолы бежали с Голгофы, св. Иоанн стоял вместе с Пречистой Девой Марией и сердцем льнул к Спасителю мира, сострадая Ему.

И Господь, вознаграждая его любовь, которую он питал к своему Божественному Учителю, поручил его Пречистой Деве Марии. «Се сын Твой»,— обратился к Своей Матери Христос, а затем сказал возлюбленному ученику: «Се Мати твоя». Апостол Иоанн, как повествует Священное Писание, взял к себе Пречистую Деву Марию и заботился о Ней до конца Ее жизни.

Он опередил апостола Петра, когда Мария Магдалина возвестила, что нет Господа во гробе, и первый уверовал в Воскресение. И когда Господь излил Свою Божественную благодать, то он пошел на проповедь Евангелия с горячим сердцем и пребывал сначала в Иерусалиме, а затем, по кончине Божией Матери, в Ефесе, где основал Церковь. Здесь он принял множество страданий за имя Христово, здесь же и был погребен.

Вот, братья и сестры, какова жизнь, труды и любовь, которую возымел в своем сердце ап. Иоанн Богослов, чью память мы с вами сегодня благочестно воспоминаем. Он, как мы уже сказали, именуется апостолом любви. И поистине, вся его жизнь была насыщена этой любовью, горячей любовью и к Богу, и к людям. В своих посланиях он больше всего останавливался на главной заповеди, которую передал Господь: «Любите друг друга». Если кто говорит, что он любит Бога, а ближнего ненавидит, тот лжец. Ибо тот, кто не любит ближнего своего, не любит и Бога. Вот какую истину возвещал апостол евангелист Иоанн Богослов.

Он своей жизнью показал, что любовь не ищет своего, не раздражается, не имеет зла; любовь радуется об истине, любовь никогда не предает.

О том, как опасно допускать действия, противоположные любви, свидетельствует такой пример:

Некто подвижник Исаакий надумал свести счеты со своим братом-иноком, но внезапно почувствовал внутри себя нарушение душевного мира. Он питал в своем сердце обиду на брата и не мог никак успокоиться, хотя и стремился подавить гнев, закравшийся в его душу. И долго бедный мучился и не находил покоя. Прошло недели три, а он все никак не мог простить своему брату, который его огорчил. Но вот однажды, когда он размышлял об обиде, неожиданно вошел к нему юноша и сказал: «Исаакий, предайся мне, и я успокою тебя». Тогда понял Исаакий, что это не простой человек. В образе юноши предстал пред ним демон. «Иди от меня,— возвестил Исаакий,— я раб Божий». Тогда лукавый сказал ему: «Нет, ты не Божий раб, ты имеешь гнев на брата своего и не прощаешь ему уже третью неделю, а тот, кто гневается, принадлежит мне, а не Богу»·

Испугался Исаакий и пришел в сердечное сокрушение. Он оставил свою келью и побежал к брату просить у него прощения и мира. И едва только он поклонился ему и испросил прощения, как почувствовал, что душевная тяжесть спала, и он ощутил в себе благодатный Божий мир.

Когда он возвратился в келью, то увидел, что вся она изрублена падшим ангелом, приходившим в образе юноши.

Видите, братья и сестры, как опасно допускать действие, противоположное любви. Да сохранит нас от этого Господь! Так хотя бы в сегодняшний день постараемся не иметь ни на кого злобы или раздражения — это и будет наш посильный дар апостолу любви, который помолится за нас и укрепит в добрых намерениях. Аминь.

Злой замысел еврейского синедриона и установление Новозаветной Пасхи (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Перенесемся, возлюбленные братья и сестры, от сего времени к тому, когда совершались евангельские события.

Великая Среда. Иерусалим постепенно наполняется множеством народа, который готовится встретить свой национальный праздник Пасхи. День уже клонится к вечеру. Неожиданно пред нашими очами одна за другой мелькают человеческие фигуры. Кто они? Куда они спешат? Спешат ли они, чтобы достойно встретить Пасху? Спешат ли, чтобы подготовить непорочного агнца для заклания, для совершения праздника? Куда так торопятся эти личности? Все они убелены сединами. Это не юноши, не пылкие характером мужи. Нет — это старцы, это книжники и старейшины израильского народа. Куда же они спешат? В дом первосвященника Каиафы. Спешат не на добро, спешат с внутренним беспокойством в своих сердцах. Их занимают мысли не благочестивые: они полны внутреннего смятения, и какая-то темная тень гонит их в вечерний час в дом первосвященника еврейского.

Одна за другой мелькают фигуры. Одна за другой входят они в дом архиерея. Дом наполняется людьми: первосвященниками, книжниками и старейшинами израильскими. Вот он весь уже наполнен. Вот уже негде даже присесть. И эти люди собрались с недобрыми намерениями. Собрались они в этот дом с тем, чтобы совершить злой совет и осуществить тайный план до праздника Пасхи. Один за другим выступают они. Один за другим говорят о том, что не должно жить на свете Христу Спасителю. Очень сильно мешает Он им.

— Вы видите, вы слышите,— говорит первосвященник Каиафа,— весь народ верует в Него. Надо что-то делать. Надо что-то предпринять. Но что? — Убить, убить Христа!

Убить эту Истину, убить Того, Кто обещает величайшее благо человечеству, смести Его с лица земли — такой совет дает Каиафа. С ним соглашается нечестивое сборище…

Близится праздник Пасхи, а они боятся, они смущаются. Боятся не Бога, нет! Они Бога меньше всего боятся. Они боятся людского смятения.

— Надо, чтобы это произошло не в праздник,— говорят они друг другу.— Но как, каким образом найти нам Иисуса в такое время, когда Он один, совершенно один, без людей?

Бедные ломают головы и терзают свои сердца. Им кажется, что нет никакого выхода.

Но вот, ведомый дьявольской злобой, спешит к ним человек по имени Иуда. Спешит вечером, спешит, помрачив свой лик. Спешит он предать Учителя и Господа своего. Пробирается тайно. У ворот его останавливает привратник. Иуда объясняет ему цель своего прихода. Привратник докладывает Синедриону: «Явился некто. Он объявляет себя учеником Иисуса и говорит, что может помочь нам». Обрадовались первосвященники, книжники и старейшины. Такой человек им нужен.

— Зови, зови его,— говорят они привратнику,— зови, пусть он поможет нам.

Иуда входит.

— Я ученик Иисуса,— говорит он первосвященникам.— Сколько вы заплатите, если я найду удобное время, чтобы предать Его вам без народа?

Ему предложили всего 30 сребреников. И согласился безумный Иуда взять эти деньги и предать Спасителя помраченным иудеям.

Вот что происходило на этом нечестивом собрании.

Но давайте заглянем на другое собрание другого дня. Великий Четверг. Вечер. Сионская горница. В ней собрались апостолы — ученики Христовы. Пришли они в эту горницу для того, чтобы приготовить непорочного агнца для заклания; для того, чтобы совершить ветхозаветную Пасху. Пришел и Христос сюда и возлег вместе со Своими учениками. О чем они думают, о чем помышляют, какие цели преследуют в этот великий вечер? Очень благие, очень возвышенные. Христос упраздняет ветхозаветную Пасху и устанавливает новозаветную — Евхаристию. Отныне человечество будет вкушать тело и кровь Христовы. В этом Таинстве раскрывается Божественная любовь. Предваряя его, Христос говорит о том, что Он идет добровольно пострадать за все человечество. Он идет пролить Свою пречистую кровь, чтобы омыть человека от грехов его. Идет на самопожертвование.

Вот что, возлюбленные братья и сестры, совершается в другом конце Иерусалима в Великий Четверг вечером.

Какая противоположность! Одни замышляют убийство, а другие ревнуют о спасении всего человечества…-Что поучительного находим мы в этом сопоставлении? Главное: мы не должны допускать злобы в своих сердцах, как допустили некогда ее первосвященники, книжники и старейшины. Потому что злоба сокращает путь жизни. Потому что гнев правды Божией не творит. И если когда-либо Божественный глагол будет обличать нас в неправых действиях, будет обличать грех, чтобы отвратить нас от пороков — послушаемся этого гласа Божественного и отвратимся от страстей! Но Боже нас упаси ощутить внутри себя потерю этого священного гласа! Да избежим мы гнева, который допустил злой совет первосвященников, старейшин и книжников! Да воспримем Божественную любовь, возлюбим Господа всем сердцем и ближнего своего, как самого себя. И если что потребуется с нашей стороны для ближнего, хотя бы и пожертвовать жизнью, то окажем и это.

Да благословит нас Господь на этот подвиг и да утвердит Он наши сердца в правой вере и в правой христианской жизни, дабы нам неослабно шествовать спасительным путем и вечно прославлять Христа Спасителя за Его неизреченную великую милость вместе со Отцем и Св. Духом ныне и в бесконечные веки. Аминь.

1970 год

Суд над Христом в претории (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Когда мы с вами, возлюбленные братья и сестры, всматриваемся внимательно в события Великого Пятка, в события, которые раскрывают нам страдания Христовы, то все сильнее и сильнее сжимается наше сердце при виде тех мучений, которые ради нас взял на себя Господь наш Спаситель мира. Посмотрите на эти страшные картины, раскрывающиеся пред нашими мысленными очами.

Вот толпа. Толпа многочисленная, среди которой архиереи, священники, старейшины иудейские, народ — тот народ, который называется чернью. Все они спешат в претор к Пилату. Среди этой толпы со связанными руками и веревкой на шее шествует Страдалец наш. Шествует смиренно, не возражая ни судиям, ни архиереям, ни безумному народу. Идет Он в окружении толпы, идет, как кроткий агнец на заклание. Его ведут не как праведника, а как злейшего во всем мире преступника. Спешат первосвященники совершить свое злодеяние. Они идут торжествующе, идут — и ведут Христа на веревке. И вот уже претор прокуратора Понтия Пилата. Пилат в это время находился в своем дворце по случаю праздника иудеев.

Первосвященники и люди не вошли в претор, боясь оскверниться общением с язычниками и заботясь лишь о том, чтобы (как они думали) чистыми руками вкушать пасху. Боялись они переступить порог языческого двора, боялись разговоров, беседы с понтийским Пилатом, но не боялись убить Спасителя мира, не боялись осквернить свои руки в крови Богочеловека. К ним вышел Пилат и спросил их:

— В чем дело? В чем вы обвиняете этого Человека?

— Он злодей. Он возмутитель народа,— начали вопить иудеи.

Пилат пожелал убедиться в истинности той вины, которую выдвигали первосвященники против Христа Спасителя. А надо сказать, что Пилат принадлежал к тем людям, которые отличаются жестоким нравом. Это был человек далеко не праведной жизни— человек надменный и суровый, который не убоялся пролить кровь и осквернить Иерусалимский храм. И вот пред этим человеком предстал на суд Христос Спаситель.

Допросил его Пилат, допросил еще и еще, но не нашел в Нем ни единой вины. И хотя сам Пилат и был чужд истинной веры, но все-таки в его сердце оставалась какая-то малая доля добра. Он хотел освободить Христа, ибо почувствовал, что иудеи предали его только по зависти. Но жестоковыйные иудеи не соглашались с доводами Пилата. « М ы требуем, требуем суда над Ним!» — кричали они в неистовстве. И сколько ни упрашивал их Пилат, сколько ни умолял проявить милость к Безвинному, так ничего и не достиг. Трижды он пытался освободить Христа, но трижды получал в ответ от иудейских первосвященников требование казнить Иисуса. Стремясь воспользоваться существовавшим обычаем отпускать иудеям кого-либо из заключенных ради праздника Пасхи, он вопросил их: «Кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву или Иисуса, называемого Христом?»

Интересно, возлюбленные братья и сестры, что Варавва тоже носил имя Иисус. Таким образом на этом беззаконном судилище были поставлены два Иисуса. Один Иисус — праведник, Сын Божий, пришедший в мир спасти человечество, а другой Иисус — разбойник Варавва, который убийством осквернил свои руки в человеческой крови. И неправильным было бы считать такое совпадение обычной случайностью, ибо видны здесь козни дьявольские, направленные на то, чтобы стереть с лица земли великое имя Христово, имя Иисуса-Спасителя, чтобы не могло человечество разобраться, кто же действительно Иисус, называемый Христос. Не он ли разбойник? Вдумайтесь, какие дьявольские планы — совершенно уничтожить имя Христово среди потомства человеческого!

Итак, Пилат выставил народу двух Иисусов: Христа и Варавву. И несмотря на то, что Варавва был разбойником, а Христос — Спасителем мира, люди, наученные первосвященниками, стали кричать в неистовстве своем:

— Дай нам Варавву!

— А что делать с Этим? — спрашивал Пилат.

— А Этого распять. Распни Его, распни! Смерть Ему, смерть! Не жить Ему здесь на земле! Он должен быть уничтожен!

Три часа, возлюбленные братья и сестры, стоял зловещий вопль в преторе Понтия Пилата: «Смерть, смерть, смерть Ему! Убить Его, предать Его на распятие! Не дать Ему жить!» И сколько ни умолял Пилат людей, сколько ни упрашивал их, но крик толпы превозмог. «Если ты отпустишь — ты не друг кесаря». Такой довод окончательно заставил Пилата совершить суд над Христом, ибо он боялся гнева кесарева, зная свою вину против иудеев. Содрогнулось его сердце, и поступил он по воле помраченного народа.

Совершился суд, и Христос был отдан на истязание. Невыразимые муки перенес Спаситель мира от своих крестных страданий. Христа ввели в темницу, раздели Его, привязали к столбу, и палачи начали бить Его воловьими кнутами, на концах которых были прикреплены ремни. Удар, еще удар… Все тело Богочеловека обагрилось кровью. Страшна боль от ударов, наносимых жестокими воинами. Христа били, плевали Ему в лицо, надели терновый венец, связали руки и насмехались над Ним: «Радуйся, Царь иудейский!» Но все претерпел ради нашего спасения Спаситель мира. Все претерпел, возлюбленные братья и сестры!..

Таковы события Великого Пятка Страстной седмицы. Раскрываются они пред нашим мысленным взором и говорят о многом. Говорят прежде всего о той любви, которую явил к нам Христос Спаситель. Говорят о Божественной любви, о Божественном самопожертвовании ради искупления человеческого рода.

Пусть же эта любовь ограждает нас от всякого зла, пусть она горит в наших сердцах и согревает их своим Божественным огнем! Да устрашимся мы тех действий, которые допустили в свое время понтийский Пилат, первосвященники и люди, не знавшие, что творят! Удалим от себя малодушие Пилата, который, зная, что Христос невиновен, предал Его, однако, на распятие. Не допустим в своих сердцах зависти и ненависти, подобно первосвященникам иудейским и безумному народу, чтобы не приобщиться ко злу. Не будем жестокими в своих действиях с ближними, уподобляясь римским воинам, мучившим Христа. Да избежим мы всего этого, возлюбленные братья и сестры! Но, поклоняясь страданиям Христовым, утвердимся на правом пути, чтобы нам, имея пред очами эти великие крестные муки, неослабно шествовать спасительным путем и, восходя от силы в силу, достигать духовного совершенства и вместе со всеми святыми прославлять Божественную любовь и Троицу Святую Отца и Сына и Святаго Духа ныне и в бесконечные веки. Аминь.

Тайна Божественного домостороительства (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В нынешний день, возлюбленные братья и сестры, я хочу приоткрыть вам Божественную тайну — тайну Божественного домостроительства.

Еще в Предвечном Совете Св. Троицы было предначертано спасти человеческий род через крестные страдания Христовы. Этот Совет был сокровенным, и никто не знал о нем. Но когда первый человек, по наущению диавольскому, отступил от повелений Божиих, тогда эта тайна до некоторой степени была приоткрыта, потому что Божественный голос сказал: «Семя жены сотрет главу змия». Хотя и в малой мере, но дьявол уразумел, что Господь воспротивится его ухищрениям и наступит момент, когда действительно семя жены сотрет его силу, сотрет его главу. Враг рода человеческого, не желая допустить этого, принялся учинять всевозможные козни, чтобы разрушить домостроительство Божественное. Но Господь сокровенно вел человечество к его искуплению.

Прошло много тысяч лет, прежде чем в мир явился Христос Спаситель, о Котором некогда было сказано в Предвечном Совете. Явилась вторая ипостась Св. Троицы, явился Сын Божий. Но явился не во славе Своей, а явился в человеческой плоти и крови. Явился прикровенно для сатаны, в убогом вертепе, и дьявол не знал, что это есть Сын Божий. Но он уже тогда почувствовал, что в мир пришел Мессия — семя жены, которое должно вооружиться против него и стереть его главу. Он изыскивает особых лиц, дабы воспрепятствовать своему грядущему поражению. Он заставляет Ирода воздвигнуть гонение на Христа, так что Христос Богомладенец бежит в Египет и там спасается от преследования. Воздвигает он жестоковыйных людей, которые избивают младенцев от двух лет и младше, надеясь истребить Единственного. 14 тысяч младенцев пролили свою кровь как мученики за имя Христово.

Но вот смиренный Христос приходит в израильский народ. Сначала Он удаляется в пустыню и там 40 дней и 40 ночей пребывает в подвиге, а дьявол по-прежнему не знает, что это Сын Божий. Его снедает внутреннее желание понять — кто же Сей? И вот он приступает как искуситель, чтобы и Самого Христа отвратить от того пути, на который Он был послан особым повелением. Однако, посрамленный смирением Христовым, дьявол был вынужден отступить, но не навсегда, а для того, чтобы найти себе последователей среди людей. Он нашел своих сторонников даже среди священников иудейских, даже среди учеников Христовых, избрав их для себя как бы орудием, с помощью которого можно было противостать Христову учению. Он избрал людей, с помощью которых можно было оклеветать Спасителя — Проповедника истины и вечных глаголов жизни. Вот против этих глаголов жизни и восстал дьявол. Он стремился противопоставить истине ложь, добру — греховное действие, чтобы воспротивиться домостроительству Божественному, не допустить спасения человечества.

Видите, возлюбленные братья и сестры, как враг стремился смешать имя Христово с именами тех людей, которые совершали в мире сем всевозможные преступления, которые осквернили свои руки в человеческой крови. Это он, дьявол, вложил в сердце Иуды пойти к первосвященникам и помочь им взять Христа втайне от народа, чтобы предать Его понтийскому Пилату. Причем, предать Его так, чтобы само имя Его смешалось вместе с именами разбойников, воспрепятствовав тем самым человечеству уразуметь величайшую истину о спасении своем.

Но что же произошло? Дьявол не мог уразуметь, что под человеческим обликом Иисуса скрывается Божественное естество. Если бы он знал это, то, конечно, не стал бы вооружать людей против Христа. Но он не знал, думая, что это простой человек, облеченный особыми полномочиями. Поэтому стремился сатана привести Его на казнь вместе с разбойниками и тем самым прекратить Его действия. Но ошибся сатана. Ошибся противник духовный. Ошибся, потому что все, что должно было совершиться на Голгофе, все это было предусмотрено в Великом Совете Св. Троицы.

И вот она, Голгофа. Голгофа, на которой утвержден крест, а к нему пригвожден Христос Спаситель. Страшно смотреть на это зрелище! Будучи людьми, мы видим, как из ран Христовых льется кровь, но не видим, что эта кровь — Божественная, спасительная. Всякий раз, когда капли крови падали на землю, они поражали дьявола во главу. Каждая капля крови Богочеловека окропляла и первозданного Адама, очищала и обоготворяла его. Эта кровь искупляла все человечество.

Дьявол торжествовал при виде страданий Христовых. Но он не знал, что это торжество есть его погибель. С того момента, когда Господь произнес величайшее слово «совершилось»,— совершилась победа. Совершилось торжество веры, возлюбленные братья и сестры. Совершилась погибель демонов, потому что враг стремился обладать человечеством, тогда еще поклонявшемся бездушным идолам. Враг жаждал повелевать людьми. Но — «совершилось»! Совершилось искупление человеческого рода. Господь нисшел Своим Божеством во ад и извел оттуда всех праведников. И земля сотряслась, и солнце померкло, и телеса святых, в это время находившихся во гробах, воскресли. Совершилась победа жизни над смертью, чего, конечно, диавол не ожидал.

Вот, возлюбленные братья и сестры, какова та тайна Божественная, о которой я хотел вам в сегодняшний день сказать. Это тайна величайшая, тайна, которая несомненно лежит в основе нашей христианской жизни. И если мы посмотрим на эту тайну очами веры, то увидим, как, с одной стороны, даются нам заповеди Божий, чтобы, выполняя их, мы с вами были бы причастниками Божественной славы, а с другой — появляется супротивник, который противоборствует добру и внушает нам злое, греховное. И всякий раз, идя спасительным путем Божиего домостроительства, мы слышим голос дьявола, противоположный тем повелениям, которые внушает нам Господь. Блаженны, сказано, нищие духом, смиренные, а дьявол внушает нам: «Зачем смиряться? Зачем себя унижать? Не лучше ли возгордиться, вознести себя выше других?» Господь говорит: «Блаженны плачущие и оплакивающие свои грехопадения»,— а дьявол внушает: «Зачем вам плакать? Лучше веселитесь, радуйтесь, пейте, наслаждайтесь благами мира сего; зачем Богу покоряться, зачем Ему служить?» Глас Божественный говорит нам: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю». А противник опять внушает нам: «Зачем вам быть кроткими, зачем вам быть людьми смиренными? Нужно ценить себя, и если ближний обидел вас — мстите за обиду!»

Глас Божественный призывает нас к тому, чтобы мы неотступно шествовали спасительным путем, чтобы мы очищали свое сердце. А противник говорит: не надо, зачем вам это? Для чего будете себя утруждать всевозможными воздержаниями, постами, молитвами, добродетелями, милосердием? К чему это? Зачем? Лежите на ложах своих, упивайтесь вином и сладострастием! Зачем помогать другим? Зачем вам очищать свое сердце? Зачем обращаться ко Господу? Зачем держаться правды Божественной?

И все это, возлюбленные братья и сестры, мы видим на своем пути.

Что же нам остается делать? Только одно: прийти ко кресту Господню, поклониться ему, преклонить свою главу, облобызать пречистые ноги Христа Спасителя. Облобызать Его пречистые язвы. Пусть Его Божественная кровь омоет и главу, и сердце, и все наши члены тела. Пусть Божественная кровь очистит нас от всякой скверны плотской, греховной. Пусть войдет в наши сердца и там породит любовь Божественную. Вот что нам нужно с вами делать. Не слушаться противника, которой будет внушать нам помыслы против Спасителя, против Его правды, а твердо держаться того исповедания, которое возвестил нам Господь наш Иисус Христос. И чем крепче мы будем держаться за ризы Христовы, тем тверже и тверже будет путь нашего спасения. Тогда и мы с вами достигнем вечного блаженства во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Об освобождении из плена греховного (На Благовещение)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Представим мы самих себя, возлюбленные братья и сестры, хотя бы на небольшой срок заключенными в темницу. А каково состояние тех, кто находится в темнице, я думаю, всем понятно.

Подвал. Сырые стены, темные углы. И главное — это одиночество, бесконечные думы о своих близких, думы о свободе. Так проходят дни за днями, а думы теснятся в душе. Минул один год, другой, третий… Наконец,- близится завершение срока, на который человек был осужден. И когда освобождение совсем рядом, то, кажется, не выдержит сердце от радости. Особенно в тот момент, когда темница неожиданно откроется и узник услышит: «Ты свободен». Это подобно солнечному лучу, сверкнувшему во мраке ночи.

В таком печальном состоянии узника находилось все человечество до пришествия в мир Христа Спасителя. Пять тысяч с лишним лет томилось оно в темнице греховной. Пять тысяч с лишним лет оно чувствовало внутреннюю дисгармонию, испытывало насилие от греха. Пять тысяч с лишним лет оно ожидало в мир вестника Неба, который бы принес ему избавление. И вот этот момент наступил. Настал долгожданный день пришествия в мир Христа Спасителя. Приблизился час освобождения человека от проклятия греха и смерти.

Почему, возлюбленные братья и сестры, так долго, очень долго не являлся посланник Неба на землю, чтобы возвестить человеку Божественную волю, сообщить небесную радость? Да потому, что грех, вошедший в мир, настолько исказил природу человеческую, что потребовалось много тысяч лет, прежде чем человечество удостоилось из недр своих родить Приснодеву, могущую вместить в себя Слово Божие, воспринять Сына Божия, вторую Ипостась Святой Троицы. Вот почему так долго не являлся вестник Неба с радостным известием.

И вот он — благословенный день. Родилась от Иоакима и Анны благочестивая Отроковица. Родилась для того, чтобы удостоиться быть вместилищем Божества.

Обратите внимание, возлюбленные братья и сестры, на тайну Божественную, которая совершалась в момент Благовещения. Представьте себе, если бы кому-нибудь из вас явился Ангел Господень и сказал: «Радуйся, из тебя произойдет Богочеловек!» Как бы вы восприняли? Можно впасть в отчаяние, либо затрепетать, либо возгордиться. Но и то, и другое, и третье исключает в домостроительстве всякую возможность к Боговоплощению. Вот почему Божественным Промыслом и приуготовлялся в человечестве особый сосуд Божий. Этим сосудом Божиим явилась Пречистая Дева Мария. Она была нравственно подготовлена к той миссии, которую возложил на Нее Господь. Она воспитывалась в благочестии и непорочности и была очищена Духом Святым от всякой греховной скверны. И когда Она пришла в должную, великую меру духовного смирения, наступило время для Боговоплощения.

В тот день Пречистая Дева находилась в городе Назарете у своего обручника Иосифа праведного и занималась богомыслием. И явился Ей Архангел Гавриил. Посмотрите, как осторожно является вестник Неба! Он тихо вошел в ту келью, где находилась Богоотроковица Дева Мария. Тихо — чтобы не смутить Дух Той, Которая была предназначена для великой миссии.

— Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою! — возвестил Ей Архангел Гавриил.

А Дева смутилась вначале, потому что то, что возвестил Архангел, Она не могла воспринять сразу, ибо помнила лесть дьявольскую, которой обольщены были первые люди Адам и Ева.

— Как может все это свершиться, когда Я не знаю мужа,— ответила Пречистая.

И Архангел, чтобы рассеять смущение Девы Марии, сказал:

— Дух Святый найдет на Тебя и сила Всевышнего осенит Тебя. Тем же и рождаемое свято, наречется Сыном Божиим.

Вот что возвестил Архангел Пречистой Деве Марии. И смотрите — Дева Мария после этого всецело предала Себя воле Божественной. Она смирилась пред Богом и сказала: «Се раба Господня, да будет Мне по глаголу твоему». И едва только Она так сказала, как совершилось величайшее Таинство, ибо во чреве Ее уже зачался Бог — Слово.

Вот, возлюбленные братья и сестры, какова была радостная весть для всего человечества в день Благовещения. Действительно, величайшая радость не только для Девы Марии, но и для всех нас, чад Божиих, чад новозаветной Церкви. И об этой вот благой вести, вести о Боговоплощении, о спасении человечества мы всегда должны помнить и радоваться. И чем глубже мы будем размышлять об этом святом известии, тем больше будем благоговеть пред благостию Божественною. Тогда и нас с вами осенит Божественная благодать. Тогда и мы укрепимся на спасительном пути, и, поддерживаемые молитвенным покровом Божией Матери, удостоимся вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Знамение победы (В Вербное воскресенье)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Близился праздник Пасхи. К этому времени и первосвященники, и книжники, и старейшины иудейские уже положили в своих сердцах убить Христа Спасителя. Это чувствовал и Сам Господь, когда Он приближался к Иерусалиму. Тогда, чтобы показать Свою славу, явить миру, что Он не просто человек, а Мессия, пришедший спасти человечество, Господь решил совершить торжественный вход в святой город.

На пути из Вифании в Иерусалим Христос послал двух Своих учеников в ближайшую деревню, чтобы они привели Ему молодого осла. Те исполнили просьбу своего Учителя. Господь воссел на него и стал спускаться с горы Елеонской. А в это время люди, во множестве прибывшие в город для того, чтобы приготовить себя к празднику, услышали о приближении Христа Спасителя и вышли к Нему навстречу. Многие из них слышали о чуде, которое совершил Господь накануне этого величайшего праздника. Они слышали о воскрешении Им Лазаря четверодневного. Итак, сердца их вострепетали и возгорелись радостию, и они поспешили навстречу Христу Спасителю с пальмовыми ветвями и восклицаниями: «Осанна Сыну Давидову, благословен грядый во имя Господне Царь Израилев!» Это, действительно, была торжественная встреча Христа Спасителя.

Однако, не все ликовали и радовались. Те, кто ненавидел Христа, еще более преисполнились зависти и негодования и стали упрекать учеников Христовых за те восторженные восклицания, которыми они встречали своего Божественного Учителя. Господь же пресек несправедливые упреки злых людей: «Если они не будут восклицать,— сказал Он,— то камни возопиют». Так была посрамлена гордыня, зависть и ненависть книжников и старейшин иудейских.

Вот, возлюбленные братья и сестры, чем знаменательно событие, которое мы с вами сегодня так торжественно отмечаем. В нем раскрывается нам Божественная сущность Христа Спасителя, раскрывается та цель, ради которой Господь пришел на землю. А Он ведь пришел для того, чтобы сокрушить жало смерти, чтобы восторжествовала жизнь. Люди встретили Христа с пальмовыми ветвями и радостными восклицаниями потому, что вдруг осознали: пред ними не простой человек, а Искупитель мира.

И мы, возлюбленные братья и сестры, в этот священный день выражаем свое глубокое убеждение в торжестве жизни над смертью. Как тогда дети держали пальмовые ветви в руках, так и мы держим ныне вербушки — символ победы. На их примере мы видим, как жизнь побеждает смерть, ибо в течение зимы древо вербы находилось как бы в состоянии смерти, но едва наступила теплая весна и первые лучи весеннего солнца согрели землю — оно ожило. Вот она, победа жизни над смертью! Потому и Св. Церковь восклицает в сегодняшний день: «Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже, тем же и мы, яко отроцы, знамение победы носяще…» Вот оно, знамение победы! В свое время наступит со всей очевидностью торжество жизни над смертью, и по гласу Божественному все умершие восстанут для того, чтобы идти в сретение Христу Спасителю.

Вот какой величайший сегодня праздник! И мы запечатлеем его в своих сердцах и утвердимся в Христовой истине. Жизнь должна победить. Жало смерти уже разрушено. Будем же готовиться в эту великую Страстную седмицу к сретению Св. Пасхи, к торжеству жизни над смертью. Да будет же от нас слава и великолепие Троице Святой: Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и в бесконечные веки. Аминь.

1971 год

«Покайтеся: приблизилось бо Царство Небесное» (В день собора Иоанна Крестителя)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Покайтеся, приблизилось бо Царство Небесное»,— с таким воззванием обратился к иудеям великий во пророцех Иоанн Креститель. И люди открыли свои сердца к принятию глагола Божия и поспешили на реку Иордан к Предтече Спасову с тем, чтобы исповедать грехи и предочистить души свои.

С какой радостью, возлюбленные братья и сестры, шли эти люди! Почему они так спешили? Потому, что чувствовали тяготу своих грехов и жаждали освобождения от мучившего их ига, жаждали снятия бремени греховного и восприятия Божественной благодати.

Но среди приходивших на Иордан людей были не только алчущие правды. Многие фарисеи и законники иудейские пришли к Крестителю не с тем, чтобы принести покаяние, но чтобы испытать — кто этот пророк? Действительно ли он послан от Бога и что именно он говорит и проповедует людям? Это были высокомерные, горделивые люди, для которых Царство Божие было закрыто. И потому глагол пророка и Крестителя Божия Иоанна не коснулся их сердец. Обличая их, Предтеча Господень говорил: «Порождения ехиднины, кто внушил вам бежать от будущего гнева?»

Спасительный глагол Крестителя Иоанна, прозвучавший два тысячелетия назад, и доныне обращен ко всем нам. Это нас зовет великий пророк к покаянию, потому что мы своими поступками осквернили пречистую одежду, которую получили в Таинстве святого крещения. Это мы нарушили свои обещания Богу и удалились от пути истинного. Это к нам простирается глагол Крестителя: «Покайтеся, приблизилось бо Царство Небесное».

Да, возлюбленные братья и сестры, воистину нам с вами необходимо покаяние. Слишком глубоко мы погрузились во всякого рода грехопадения и настолько пристрастились к подобной жизни, что подняться без помощи Божией нам уже трудно.

Итак, «покайтеся, покайтеся!» — взывает к нам Креститель Спасов Иоанн. Так отзовемся же чистосердечно на призыв пророка! Отзовемся с тем, чтобы освободить свои сердца от греховной мерзости. Господь милосерд, но прощает Он лишь тем, кто искренне приносит покаяние, а тем, кто коснеет в грехах и не желает исправиться,— тем, конечно, нет прощения.

Вот один из замечательных примеров того, насколько безмерно милосердие Божие к кающимся грешникам.

Некоторому епископу, жившему в IV веке, было объявлено, что в его пастве две женщины-христианки предались греху любодеяния. Узнав об этом, епископ очень скорбел, потому что ему сообщил о случившемся один достойный доверия подвижник Христовой Церкви. И стал он молить Бога, чтобы Господь открыл действительное состояние тех женщин, с тем, чтобы в случае необходимости наставить их и привести к покаянию.

Однажды в воскресный день епископ совершал Божественную литургию, и люди, находившиеся в храме, стали подходить к принятию Христовых Тайн. А в древности первыми причащались мужчины, и только потом женщины. И вот когда подходили к чаше прихожане, епископу было открыто внутреннее состояние каждого человека. Некоторые приближались к чаше Христовой с потемневшим ликом, у некоторых глаза были как бы налиты кровью. И только отдельные личности подходили с просветленным лицом. Подошли в числе последних и те две женщины, о которых говорили, что они впадали в грех любодеяния. И когда они приготовились принять Св. Христовы Тайны, то святитель увидел, что их лица просветлены. Удивился епископ и стал молить Господа, чтобы Он открыл тайну об этих женах. Господь внял просьбе святителя и послал Ангела Своего сказать архиерею Божию, что слух о женщинах справедлив, потому что они действительно занимались любодеянием, но затем глубоко осознали свой грех и принесли искреннее слезное покаяние, положив в своем сердце больше никогда-никогда не возвращаться к этому позорному греху. И действительно, свое обещание они выполнили. Остаток дней женщины проводили в благочестии и чистоте. И возблагодарил тогда епископ Господа за Его величайшее милосердие к человеческому роду.

Вот, возлюбленные братья и сестры, сколь любвеобилен Господь наш Спаситель мира! И если мы с вами воистину желаем жить для Бога, если стремимся к спасению вечному, хотим, чтобы и нас коснулось неизреченное милосердие Божие — то и нам нужно принести искреннее раскаяние. Но не такое раскаяние, какое мы с вами часто приносим на исповеди. Нет, этого еще недостаточно! Потому что мы живем как бы порывами. Вроде бы раскаиваемся, плачем, но едва отходим от Чаши Христовой, как снова оказываемся в водовороте греховной жизни и снова, как псы, возвращаемся на свою блевотину.

Итак, возлюбленные братья и сестры, глас Крестителя Господня Иоанна о покаянии обращен ко всем нам. Так раскаемся же, принесем искренние слезы покаяния, чтобы Господь простил нам грехи и сподобил бы нас вечной жизни со всеми угодившими Богу· Аминь.

Об уклонении от искушений

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Часто мы с вами, возлюбленные братья и сестры, наблюдаем в обыденной нашей жизни такие явления:

Играет в домашней обстановке ребенок. Будучи еще несмышленным, он прикасается к вещам, которые причиняют ему боль. И только тогда он отдергивает руку и издает крик, когда почувствует именно боль — либо от огня, либо от острого предмета. В духовной жизни мы часто бываем подобны таким неразумным младенцам. Прежде «всего в том, что прикасаемся своей душой ко греху, не разумея в нем опасности. Проще сказать, мы не остерегаемся искушений, которые часто причиняют нам душевные болезни. И только тогда мы осознаем, что надо бы бежать от искушений, когда смертоносный греховный яд проникнет в наше сердце, причиняя нестерпимую боль. Только тогда мы приходим в сознание.

Почему, возлюбленные братья и сестры, я обращаю внимание на эту сторону нашей с вами жизни? Да потому, что мы не желаем избавлять себя от греховных падений, и вместо того, чтобы бежать от искушений, сами, подчас сознательно, надеясь на свои внутренние духовные силы, позволяем себе вкусить запретный плод и получаем, конечно, душевный вред. Вот мне и хотелось бы сегодня остановить ваше внимание на этом соблазне.

Необходимо, чтобы мы были разумными подвижниками благочестия и старались ограждать себя от разного рода искушений. Почему это необходимо? Во-первых — чтобы избежать греха; во-вторых, потому что безумие — надеяться на свои духовные силы. Наша природа, наше естество больше всего, конечно, склонны заимствовать не добродетель, а именно греховную сущность, происходящую от того или иного предмета или лица. Правда, мы очищены в купели крещения, получили дары Св. Духа в Таинстве миропомазания. Но хотя в этих таинствах подрезан самый корень греха, однако нам промыслительно оставлены некие греховные отростки, которые мы должны упразднить своим волеизъявлением с помощью Божественной благодати. А чтобы упразднить грех, нужно прежде всего удалить себя от его источника.

Посмотрим, возлюбленные братья и сестры, на подвижников благочестия, которые при всем своем совершенстве были осторожны в делах духовных и старались всячески избегать тех или иных искушений, не надеясь на свои телесные и духовные силы.

Вот пред нами великий подвижник преп. Арсений. Когда он удалился в пустыню и много лет подвизался, наедине беседуя с Богом, то он, как повествует его жизнеописатель, никого не принимал как из мужского пола, так наипаче из женского. Но однажды некая благочестивая девица, жившая в Риме, с благими намерениями решила поехать в пустыню и получить благословение от преп. Арсения. Она узнала, где подвизается сей великий подвижник, и приехала к нему. В это время преподобный как раз вышел из кельи для того, чтобы заняться трудом. Увидав подвижника, девица упала к его ногам. Преп. Арсений с гневом поднял ее и сказал: «Если хочешь видеть лицо мое, вот оно, смотри». И затем продолжил: «Разве ты не слышала о делах моих? На них следует смотреть!» Когда девица, уже намереваясь покинуть пустыню, попросила подвижника помолиться о ней и помнить ее всегда, то преп. Арсений ответил: «Буду молиться Господу, чтобы из сердца моего Он изгладил память о тебе». Девица с огорчением удалилась, а преподобный возвратился в свою келью.

Вот, возлюбленные братья и сестры, как остерегались искушений великие подвижники Христовой Церкви, знавшие немощь естества своего. Но как далеки мы от осторожности! Как самонадеянны! Ну что тут такого, полагает неопытный христианин, если я посмотрю, как люди, например, дерутся или ругаются?! Послушаю, что поют, о чем разговаривают? Смотрит, слушает — и от этого, конечно, вместо пользы получает вред.

Великий учитель Христовой Церкви блаженный Августин рассказывал об одном своем сподвижнике, которому запрещали посещать кровавые зрелища, существовавшие тогда в Римской империи. Тот же заверял, что если он и пойдет на бой гладиаторов, то это ему нисколько не повредит. Друзья его убеждали: «Не ходи, ради Бога не ходи, потому что это может причинить тебе вред». Но он их не послушал и однажды отправился в амфитеатр. Началась кровавая сцена. Один из гладиаторов был ранен, и когда кровь хлынула из его ран, то самоуверенный христианин неожиданно пришел в какое-то бешенство, начал аплодировать и кричать, выражая восторг: «Так ему и нужно!» И настолько он заразился кровавым зрелищем, что сподвижники едва-едва смогли впоследствие освободить его от такого ужасного состояния.

Видите ли, возлюбленные братья и сестры, что значит не бежать от искушений и надеяться на собственные силы! Все это может привести к падению или, во всяком случае, нанести душевный вред. Вы, я чувствую, возразите мне: владыка, как же нам, живущим в миру, возможно избежать искушений? Ведь они повсюду: и на работе, и на улицах, и в магазинах, и в транспорте…

Правилен такой вопрос. И бежать в обыденной жизни от искушений не требуется; требуется только внимание к себе. Потому что в тех случаях, когда человек со своей стороны не допускает никакого повода ко греху, Господь его охраняет по молитве верующих, по молитве Церкви Христовой. Но если человек сам подает повод ко греху, то как тут избежать искушений?! Искушения обязательно придут, и придут так сильно, что человек получит душевный вред и не всегда сможет освободиться от греховного плена.

Вот мой вам, возлюбленные братья и сестры, совет: как можно стремительнее бегите от искушений, если прилучится вам встретиться с ними. Остерегайтесь во всем, остерегайтесь греха, чтобы он не проник в вашу душу, в ваше сердце и чтобы не сделались мы с вами сынами и дочерьми погибели.

Да благословит нас Господь устоять в истине Христовой и в истинной христианской жизни. Дабы и нам достигнуть вечного спасения во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О необходимости труда (Из жития Дорофея Фиваидского)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Когда мы, возлюбленные братья и сестры, смотрим внимательно на подвижников благочестия, то видим, что они старались в жизни своей не допускать праздности. Они всегда трудились, и не только в молодые годы, но и в старости. Почему они так поступали? Потому что, с одной стороны, труд избавлял их от греха праздности, а с другой — они памятовали заповедь апостольскую: «Кто не трудится, тот и не ест». Поэтому-то они и старались со всею силою своего внутреннего убеждения исполнять благочестивое правило: трудиться, трудиться и трудиться, питая от своих трудов себя и помогая другим. Примером такого трудолюбия может послужить нам жизнь Дорофея, старца Фиваидского, который подвизался в Египте более 60 лет. Он с ранней юности посвятил себя Богу, приняв иноческий постриг. Даже когда он достиг глубокой старости, когда тело его одряхлело, авва Дорофей проводил весьма суровую жизнь в пустыне. Он, как свидетельствует очевидец его жития, каждый день, каким бы он ни был, холодным или жарким, выходил на приморскую местность и собирал там камни. Из камней он строил келий и затем отдавал их инокам, которые не могли сами себе сделать жилище. В течение года преп. Дорофей выстраивал одну келию. Жизнь его проходила в очень трудных обстоятельствах. Он носил самую бедную одежду, в пищу употреблял немного хлеба, немного овощей и очень небольшое количество воды. Иноки, жившие с ним, никогда не видели его возлежащим на одре или на рогоже. Он давал отдыхать своему телу за работой, сидя. Никто не видел его спящим. Преп. Дорофей почти всю ночь плел веревки, а из веревок — корзинки, которые затем продавал. На вырученные деньги он содержал себя и помогал неимущим бра-тиям. Однажды очевидец его жития, удивившись суровости подвигов аввы Дорофея, спросил иноков: может быть, он ведет такую строгую жизнь только при нем? Но те засвидетельствовали, что подобный образ жизни авва проводит от юности. Никогда не ложится спать даже на рогожу, а тем более на постель, лишь за работой иногда смежит очи, немного вздремнет и затем снова продолжает труд. Посетивший как-то этого старца епископ Еленопольский Палладий сказал ему: «Авва, ну для чего ты убиваешь свое старческое тело среди такой жары?» А тот ему ответил: «Оно меня убивает, а я его убиваю. Обуздываю тело, чтобы оно не мешало духовным подвигам». В другой раз, когда Палладий попросил его хотя бы одну ночь отдохнуть на рогоже, старец, огорчившись, сказал ему: «Убеди сначала ангелов, чтобы они заснули, а тогда убеждай и меня, подвижника».

Видите, возлюбленные братья и сестры, в какой строгости проводили подвижники благочестия свою жизнь! Видите, как они старались трудиться своими руками и от своих трудов содержать себя и помогать неимущим!

Для чего я вам привожу такие примеры из жизни угодивших Богу? Для того, возлюбленные братья и сестры, чтобы и мы в своей жизни не допускали лености и праздности, потому что праздность может породить и несомненно порождает бездну греховных склонностей. Порождает раздражение, уныние и вообще опустошает наше сердце и наш ум. Поэтому-то и мы постараемся, взирая на подвиги благочестивых старцев, трудиться до конца наших дней, никогда не допуская праздности. И тогда Божественная милость приклонится к нам, укрепит нас на спасительном благом пути и удостоит вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Путь Иуды и путь апостолов (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сионская горница. Тихо мерцает светильник. За трапезой возлежат Христос и Его- ближайшие ученики. Сердца их преисполнены переживаний. Христос устремил очи на небо и, чувствуя приближение Своего последнего часа, приближение великого искупительного подвига, устанавливает великое таинство Св. Причащения. Делает Он это для того, чтобы не оставить учеников без Своей Божественной помощи, чтобы и в дальнейшем оживотворять всех тех, кто войдет в лоно церковное. С любовью взирают апостолы на своего Божественного Учителя и Господа. Но не все. Один из двенадцати терзался совсем иными мыслями. Это был Иуда Искариотский, у которого князь века сего омрачил и ум, и сердце. Помрачился его душевный светильник, и не мог он воспринять Божественного света, который светил ученикам. Не мог Иуда расположиться душою к Тому, Кто готовился к спасительному крестному подвигу. И сказал Господь: «Сердце Мое прискорбно, потому что один из вас предаст Меня».

Встревожились ученики. «Как же так, Господи,— говорили они каждый сам себе,— мы любим Тебя, сердце к Тебе льнет, неужели кто-то из нас — Твой предатель?» И вопросили они Спасителя: «Господи, не я ли, не я ли?» Вопросил вместе с ними и Иуда Искариотский: «Не я ли, Господи?» Это был ложный, язвительный вопрос: «Не я ли?» И сказал ему в ответ Господь: «Ты говоришь». Но не дрогнуло сердце Иуды. Потому что после того, как Господь дал ему часть от хлеба Своего, после этого, как сказано в Евангелии, вошел в сердце Иуды сатана. А если сатана вошел, то не мог больше пребывать Иуда со Светом, ибо тьма, глубокая тьма вошла в его душу и все омрачила.

Все забыл в этот момент человек греха. Забыл все благодеяния Божий, забыл Божественную любовь, забыл, что Господь ему много доверял. Помрачился его ум, озлобилось сердце. Сатана шептал ему: «Иди, спеши, оставь эту Вечерю любви! Спеши, пока не поздно, завершить свой замысел!» И оставил Иуда Сионскую горницу и устремился во мглу. Была ночь. Глубокая ночь. Темная ночь. Ни луны, ни звезд не видать в это время. А Иуда спешил во мраке к тем, у которых недавно заручился предать своего Учителя и Господа. Вдали мерцали огни Иерусалима, особенно в том доме, где собрались первосвященники на свой злой совет. Это были ложные огни, которые манили Иуду, звали его к себе. А Иуда не мог уразуметь, где добро и где зло. Он думал, что это свет, который коснется его сердца и сообщит ему радость. Но нет, это не свет! Посмотри, Иуда, на небо, как оно темно, как оно мрачно! Не говорит ли оно тебе о твоем ужасном состоянии душевном, о твоей внутренней тьме? Опомнись, пока еще не поздно! Не обманывайся этими огнями, которые манят тебя! Это не свет Христов. Зачем ты туда спешишь? Остановись, удержи себя от греха! Но нет. Сатана гонит его, гонит неудержимо, гонит путем лжи, путем греха, путем тьмы. И чем же этот путь был завершен? Завершен, возлюбленные братья и сестры, страшным, непоправимым выбором — богоотступничеством. Предательством Христа. Даже последующее раскаяние не принесло помраченной душе облегчения, и, не вытерпев угрызений совести, предатель удавился.

Таков, возлюбленные братья и сестры, путь Иуды — путь человека греха, путь человека беззакония.

Но возвратимся в Сионскую гостиницу и посмотрим на другой путь, которым пошли Христос и за Ним Его ученики.

Путь этот также совершался в ночное время. Нелегкий, трудный путь. И смотрите, как робко вначале идут ученики! Идут со Христом осторожно, с опаскою, ибо ночная греховная тьма покрывает их всех. Нужно было совершить искупительный подвиг, чтобы разрушить эту тьму, чтобы воссиял свет. Но они идут. И когда на время как бы помрачился светильник, истинное Солнце правды, когда Христа повели на распятие, ученики в растерянности временно оставили своего Господа, оставили саму Истину. Но все же они не уклонились на путь Иуды. Они ждали прояснения, появления солнечного луча в своих сердцах. И они дождались. Когда совершилось великое дело искупления, когда Господь принес величайшую жертву на кресте и излил Свою пречистую кровь за все человечество, когда Он был погребен и восторжествовал над смертью, тогда, в день Пятидесятницы, ниспослал Он Своим верным ученикам Духа Своего Святого, чтобы обновить их правый дух. И эти робкие немощные рыбаки, ученики Христовы, шедшие вслед за Христом путем света, мужественно вступили на великий подвиг просвещения народов. Все они пострадали за имя Господне — и вошли в число спасаемых. И теперь Церковь прославляет их и величает.

Вот, возлюбленные братья и сестры, насколько разные пути раскрылись пред нами в то время, когда совершалось установление великого таинства Тела и Крови Христовой—Евхаристии.

Один путь, по которому пошел Иуда,— путь погибели, путь греха, который завершился окончательной погибелью человеческой личности.

Иной путь—путь света, путь, который освещен Христом. По этому пути идут все спасающиеся.

Итак, возлюбленные братья и сестры, пред нами два пути. Путь света — путь Христов; и путь тьмы — путь сатаны, путь диавола. С одной стороны, путь правды, с другой — путь греха и беззакония. Что нам избрать, по какому пути шествовать? По пути ли света или по пути тьмы? Смотрите сами, ибо конец одного пути и другого неодинаков. Один ведет к погибели, другой — к истинной жизни во Христе Иисусе. И я думаю, что мы изберем и избрали уже путь света. Христос идет по этому пути и зовет нас за Собой. И мы, как послушные овцы, идем за Ним. Пусть мы встречаем на этом пути разные трудности, разные преткновения, но Господь всегда посылает Свою помощь. Поэтому-то утвердимся на этом спасительном пути, призывая на помощь Божественную благодать, дабы нам укрепиться в спасительном подвиге, устраняя всякий грех и приобретая всякую добродетель, ведущую нас к вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Путь Христа — путь христианина (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Перенесемся мы с вами, возлюбленные братья и сестры, к событиям Великого Четверга. Пред нашими мысленными очами раскрываются чудные картины. Одни противоположные другим.

Вот одна из них. Христос, после того как установил великое таинство Евхаристии, вместе со Своими учениками оставил Сионскую горницу и направился в Гефсиманский сад. Была ночь. Христос медленно спускался с горы, на которой располагался священный город Иерусалим. Сердце Его было преисполнено внутренних переживаний, ибо наступил час Его крестного пути. Наступил час, когда нужно было совершить великий подвиг искупления человеческого рода от проклятия греха и смерти.

Перешедши Кедронский поток, Христос вошел в Гефсиманский сад у подножия Елеонской горы. В этот сад Он часто приходил и раньше — с тем, чтобы в уединении вознести Свои молитвы к Богу Отцу. И теперь, когда Его очам предстояла чаша страданий, Он вновь пришел вместе со Своими ближайшими друзьями в это намоленное место, чтобы укрепить Себя.

«Душа Моя прискорбна до смерти,— возвестил Господь Своим ученикам,— сидите здесь и бодрствуйте». И взяв с Собою Петра, Иоанна, Иакова (апостолов), удалился в глубь Гефсиманского сада. «Останьтесь здесь,— сказал Господь,— останьтесь и бдите». И, углубившись еще далее в сад, Он преклонил Свои колена и, «паде ниц на землю», молился Своему Отцу о том, чтобы, ежели возможно, миновала Его чаша страданий. «Но,— смиренно взывал Богочеловек,— не яко же Аз хочу, но яко же Ты, Отче». Невыразимые муки душевные охватили все существо Спасителя мира. Грехи всего человечества — не только того человечества, которое жило до пришествия в мир Мессии, но и тех людей, кто жил при Нем, и тех, кому еще только предстояло придти в мир,— все эти грехи взвалились на Его пречистые плечи. И тяжко, тяжко, возлюбленные братья и сестры, было переносить эти страшные внутренние мучения. Кровавый пот, как свидетельствует Евангелие, капал на землю и освящал ее. И явился Ангел Господень, который укреплял Спасителя в этом нечеловеческом подвиге.

Вот какая страшная и в то же время глубокая картина раскрывается пред нами, возлюбленные братья и сестры! Богочеловек приуготавливает Себя к предстоящему подвигу молитвою. И в то время, когда совершается это священное моление, враг рода человеческого возбуждает людей, чтобы восстать на Спасителя мира.

В то же время во дворе первосвященника Каиафы собрались старейшины и книжники. Явился туда и Иуда Искариотский, который сказал, что может без народа предать им Христа.

Сколь разительно противоположны эти картины! В Гефсиманском саду льется кровавый пот на землю, а во дворе Каиафы исходит из сердец людей злоба, ненависть, жажда крови Богочеловека. Собирается толпа, собираются слуги первосвященников, чтобы идти к тому месту, где молится Богочеловек за спасение мира. Собирается народ, вооружается, как сказано в Евангелии, дрекольем, будто идет схватить не праведного человека, а некоего разбойника и даже хуже. И вот они спешат под предводительством Иуды Искариотского. Спускаются с той же горы, на которой был расположен Иерусалим, и чуть не тем же самым путем, которым прошел Христос в Гефсиманский сад, следует и эта озверелая толпа.

На кого вы идете?— можно задать им вопрос. На разбойника ли? Да вы посмотрите, кто сейчас молится в этом утаенном месте! Ведь это Богочеловек! Невинный! Творец и Создатель Вселенной! Но безумные не внимают совести своей, их дело — совершить то, что внушает им дух злобы. Вот они уже у того места, где молился Господь. Иуда дал знак, что Тот, кого он поцелует, Тот и есть Иисус. И подошел он ко Христу, обнял Его лицемерно, поцеловал пречистые Его уста и сказал: «Радуйся, Равви».

Вот какие евангельские картины, возлюбленные братья и сестры, мы можем представить себе, вспоминая Великий Четверг. Одна говорит нам о спасительном пути, о подвиге Богочеловека, другая — о злобе человека против Истины.

И еще хочу вам сказать: путь, которым пошел Христос Спаситель, это есть путь каждого из нас, христиан. Когда Господь призвал нас с вами в лоно Церкви, когда мы принимали св. крещение и затем в известный момент были облагодатствованы, когда Божественный свет коснулся наших сердец, тогда ведь мы ощущали необыкновенную радость и как бы находились в Сионской горнице вместе со Христом. Тогда все было светло и радостно, потому что Господь укреплял наши душевные и телесные силы, с тем чтобы мы вкусили и познали, как благ Господь. Но наш путь на этом не закончился. Мы последовали за Христом дальше. Последовал путь учительства, когда мы должны были оправдать ту Божественную радость, ту Божественную благодать, которая посетила наши сердца в начале нашего подвига. Здесь мы, как в свое время апостолы, как и Христос, встретили всевозможные лишения, всевозможные трудные обстоятельства и начинали даже колебаться. Или, подобно маловерным последователям Господа, даже засыпали в минуту испытаний душевных. Но для того, чтобы восторжествовать над грехом, чтобы окончательно утвердилось в наших сердцах добро, требуется идти за Христом не только до Гефсиманского сада. Необходимо продолжить путь в дом первосвященников Анны и Каиафы, пройти в претор к Понтию Пилату и услышать страшные слова: «Распни, распни Его!» Дальше путь поведет нас на Голгофу, чтобы здесь вместе со Христом мы распяли плоть свою со страстьми и похотьми. На этом пути нам предстоит погребение вместе с Господом. И только после этого начнется воскресение нашей души. Только тогда наступит торжество добра в наших сердцах. И еще более утвердится наш душевный покой, когда мы, пройдя крестный путь, получим в день Пятидесятницы Духа Святаго.

Вот, возлюбленные братья и сестры, что мы должны испытывать и испытываем на своем спасительном пути. Труден этот путь, но идти им необходимо. Идти, несмотря на тяготы и огорчения — и от ближних своих, и со стороны своих греховных привычек… Подчас мы даже не будем знать, как поступить. Но если мы будем ревностно держаться Христова пути и, призывая помощь Божественную, идти бесстрашно на Голгофу даже до спогребения со Христом — Господь ниспошлет нам Свою Божественную благодать, укрепит наши немощные силы, поможет преодолеть всякие греховные страсти и вместо них насадить добрые навыки, которые помогут нам достигнуть вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Страдания Христа и человеческая клевета на Спасителя (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Последуем мы с вами, возлюбленные братья и сестры, вслед за Христом, чтобы узреть все то, что произошло в ночь с Великого Четверга на Пятницу. Все, что Он испытал от людей, от первосвященников иудейских, от старейшин и князей людских. Последуем, чтобы быть не только зрителями Его страшных душевных страданий, но и истинными последователями Христовыми, чтобы осознать всем сердцем своим безмерность любви, которую преизобильно излил Господь на человеческий род в то время, когда он был совершенно недостоин милости Божией.

Итак, глубокая ночь. Иуда Искариотский вместе со слугами, старейшинами и князьями людскими пришел в Гефсиманский сад предать своего Учителя и Господа в руки беззаконников. Господь мог бы несомненно скрыться от взора человеческого, как Он некогда скрылся в Назарете от людей, желавших схватить Его. Но наступил час, когда нужно было совершить искупительный подвиг, спасти человечество от проклятия греха и смерти. Теперь Он добровольно отдает Самого Себя в руки озлобленных людей, чтобы до конца испить чашу страданий.

Христа, «как злодея», приводят в дом первосвященника Анны. И здесь, для того чтобы обвинить Спасителя и найти какие-либо основания для предания Его смерти, являются многочисленные лжесвидетели, которые стараются обвинить Господа в тех или иных преступлениях против закона Божия.

Всмотритесь возлюбленные братья и сестры, в это кроткое, смиренное лицо Богочеловека. Он стоит со связанными руками, стоит безмолвно, ничего не отвечая на все злодеяния, на все несправедливости, которые изрыгают злые человеческие сердца и уста. Являются два лжесвидетеля, которые утверждают, будто бы слышали, как Он говорил: «Я разрушу сей храм рукотворный и воздвигну другой, нерукотворный». Однако этого лжесвидетельства не было достаточно для того, чтобы обвинить Христа против закона и предать Его на смерть. И когда человеческая злоба дошла до предела, раздраженая отсутствием подходящего обвинения, тогда первосвященник вопросил Его с клятвою: «Скажи нам, Ты ли Христос, Сын Благословенного?» И Господь кротко ответил ему: «Ты рекл еси». Тогда первосвященник в ярости своей разодрал ризу и сказал всем присутствующим: «Слышите хулу глаголящего?» — «Он повинен смерти!» — воскликнули старейшины и князи людские и предали Господа на поругание.

Представьте: нечестивые люди бьют Его по ланитам, ударяют по голове, плюют Ему в Его пречистое лицо и, пригибаясь, говорят Ему: «Прореки, кто ударил Тебя?» А Господь безмолвен. Ничего не отвечает Он этим поругателям, этим поносителям Его пречистого тела. Ничего не отвечает Божественное Слово, ибо оно расположено испить чашу страданий до дна, чтобы спасти человечество.

И ругались воины над Господом до самого утра. В утренний же час снова собрались первосвященники, старейшины, книжники, снова совершили над Ним незаконный суд и предали Его Понтию Пилату, римскому прокуратору, потому что иудеям непозволительно было самим предавать человека на смерть.

— В чем вы обвиняете этого Человека? — вопросил их Пилат.

— Если бы Он не был злодей,— вслушайтесь, возлюбленные братья и сестры, в этот голос человеческой ненависти! — Если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе, чтобы совершить над Ним суд. Он нарушает наш закон и Он достоин смерти.

Испытывает Пилат истинность обвинений иудеев и не находит никакой вины за Христом. Но первосвященники научили народ, что нужно говорить, дабы добиться позорной казни для Христа.

— Он развращает народ наш, Он запрещает давать подать кесарю. Смерть Ему! — восклицают безумцы.— Распни Его! Распни Его! — кричат многочисленные неистовые голоса.

И сколько ни пытался Понтий Пилат оправдать Христа, но так и не смог. И после всех этих тяжких страданий, после уничижений, насмешек и издевательств как у Понтия Пилата, так и у правителя Ирода Христос был предан на распятие.

Вот, возлюбленные братья и сестры, какими страшными были события Великого Пятка в утренний час. Мы видим с вами, с одной стороны, Истину молчаливую, безгласную; с другой — кричащую человеческую клевету на эту Истину. На Истину, которая снизошла на землю, чтобы избавить человечество от греха, приобщить его к вечной жизни! Вы только прислушайтесь ко лжи человеческой! Прислушайтесь, что она говорит на Христа Праведника: «Сей развращает народ». Чем же Он развращает народ? Тем, что исцелял больных, что воскрешал мертвых, что напитал пять тысяч людей пятью хлебами, а затем четыре тысячи мужей семью хлебами?! Этим ли развращает Господь народ?!

Я скажу вам более, возлюбленные братья и сестры: подобные обвинения против Христа выдвигались не только тогда, когда Он предстоял пред судищем первосвященников Анны, затем Каиафы и, наконец, пред Понтием Пилатом. Не только тогда Христос подвергался клевете. Он продолжал быть обвиняемым и после этого, в грядущие века и по сей день.

Разве мы не видим в истории, как поносят само имя Христа, как гонят Его последователей! Разве не приходилось вам слышать гнусную ложь, будто бы древние христиане, еще первых времен, собирались в потаенных местах и там поклонялись ослиному черепу; что они на своих вечерях любви закалали даже живых младенцев, пили их кровь, предаваясь всевозможному распутству и разврату?!

И вся эта ложь человеческого общества брошена, конечно, в лик Христов. Проходили века, но клевета на Спасителя не только не угасала, но еще больше разрасталась. Человеческое общество в своем безумии дошло до того, что заявило, будто бы Христа вообще не было. Вот она, величайшая ложь, направленная против Истины!

Да и мы с вами, возлюбленные братья и сестры, тоже, к великому огорчению, допускаем величайшую ложь и клевету на Христа. Христос — Истина, всеведущая истина, всеобъемлющая истина, и подчас эту истину мы отвергаем в своих делах. Посмотрим внимательно на свои деяния — разве мы не допускаем ложь и клевету на Страдальца Христа? Разве не говорим своими поступками о том, что Бог якобы не всеведущий?

Верно, возлюбленные братья и сестры, мы также повинны в пролитии крови Сына Человеческого, в возведении лжи на Истину. В самом деле: творя грех, мы думаем, что Бог нас не видит. О, какое безумие с нашей стороны! Действительно безумие, возлюбленные братья и сестры. Бог всеведущ и знает не только наши дела, но даже движение нашего сердца, движение наших мыслей, поэтому не нужно обманываться. Мы допускаем всевозможную ложь и в жизни своей, и в мыслях своих, и в делах своих. И все это изливается на пречистый лик Христов!

Возлюбленные братья и сестры! Чтобы нам не подвергнуться праведному осуждению, чтобы не уподобиться низким людям, которые ругались над Христом, возводили напраслину на Него, не станем допускать в своей жизни лжи, а будем твердо веровать истине, что Бог всеведущ, что Бог, хотя Он и есть Любовь, но Он есть также и Правда, в силу которой воздастся нам по делам нашим.

Итак, отвергнем в себе всякую ложь и клевету и последуем истине Христовой, дабы нам утвердиться в правой христианской жизни и достигнуть вечного спасения во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Голгофа (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Что это за шум, возлюбленные братья и сестры, слышим мы на улицах Иерусалима? Что это за топот конских ног о каменистую палестинскую почву? Что за плач доносится до наших ушей? Что свершается ныне в святом граде?

Это ведут Христа Спасителя на распятие. Это Его сопровождают римские воины на конях. Это их лошади стучат о каменные мостовые Иерусалима. Это плачут иудейские женщины, которые сопровождают Христа.

Ведут Христа на распятие. Ведут Его из Иерусалима на Голгофу. И Господь в окружении разноликой толпы идет на страдания, чтобы здесь совершить искупление человеческого рода. Несет Он тяжелый крест для Его телесных сил. Не в силах уже Ему нести живоносное древо — Свой жертвенник, на котором необходимо принести величайшую жертву для спасения мира. Падает Христос Спаситель под тяжестью креста. Но на пути к Голгофе встречается человек по имени Симон Киринейский, который возвращается с поля к себе домой. Воины заметили его как сильного человека и возложили на него тяжелую ношу живоносного креста. Симон впереди Христа шествует к Лобному месту.

И вот она, Голгофа. Страшное место, похожее на человеческий череп. Потому оно и называется Голгофой. Здесь, по преданию древней ветхозаветной Церкви, был погребен праотец Адам. И здесь же, на этой горе, были совершены бесчисленные казни людей. На эту-то Голгофу и был приведен Христос Спаситель, Царь и Творец мира.

Прислушайтесь, присмотритесь, возлюбленные братья и сестры, к этой страшной картине! Христос окружен! Окружен не Своими учениками, а первосвященниками, старейшинами, книжниками, римскими воинами. Окружен, по словам Псалмопевца, как бы псами яростными, которые восстали на Христа. И они смеются, они злодействуют над Богочеловеком, безжалостно взирая на то, как Христа возлагают на крест, как жестокие воины вонзают Ему и в руки и в ноги железные гвозди и вбивают их тяжелым молотком. Они упиваются видом крови, которая льется из пречистых ран Спасителя.

Голгофа! Это страшное и в то же время святое место, где установлен великий жертвенник — живоносный крест Господень. На нем возносится величайшая жертва Сына Божия за спасение всего человеческого рода. Грехи всего мира Он возложил на плечи Свои и до конца добровольно перенес страшные мучения голгофские. Это действительно, возлюбленные братья и сестры, были нечеловеческие мучения! Ибо обладая человеческим естеством, чувствуя боль так же, как обычные люди, Он испытал как бы богоотставленность. Ведь не напрасно Его пречистые уста взывали тогда к Богу Отцу: «Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?» Это был голос человеческого естества, голос вообще человечества, как бы находившегося в плену и под тяжестью греха. «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?» И в то же время Он слышал Своими пречистыми ушами поношение. Со стороны кого? Со стороны первосвященников, со стороны тех, для кого было известно из закона, из ветхозаветных писаний о пришествии в мир Мессии для искупления человечества. И эти законники не разумели сей великой тайны и смеялись над Страдальцем Христом. «Э! разрушающий храм, сойди с креста, сойди! Ведь Ты говорил, что разрушишь храм и созиждешь нерукотворный. Спаси Сам Себя, или созижди, как говорил. Сойди, и мы тогда уверуем в Тебя!».

К хулениям первосвященников, старейшин и книжников присоединялись жестокости римских воинов. И они смеялись над Богочеловеком. Они наполняли губку оцтом (уксусом) и подносили к Его пречистым устам. Даже оба разбойника, которых распинали вместе с Христом, поносили Спасителя. И только спустя некоторое время один из этих разбойников прозрел духовно. Он увидел и сопоставил свою вину — и вину Богочеловека. Понял, что Он ни в чем не виновен. И несмотря на то, что вокруг Креста Христова изрыгались всевозможные хуления и поношения, душа и сердце его потянулось к Спасителю мира. Увидел он Страдальца Бога на кресте и возопил покаянным гласом: «Помяни меня, Господи, когда приидешь во Царствие Твое!»

И рекл Господь: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю».

Итак, возлюбленные братья и сестры, пред нашими очами — Голгофа. Крест Христов. Пригвожденный ко кресту Богочеловек. Вот он, посмотрите на Страдальца! Вот Его пригвожденные руки, вот Его пригвожденные ноги. Смотрите, как льется кровь Богочеловека. Льется для того, чтобы омыть, очистить, освободить нас от грехов, чтобы дать нам жизнь вечную, чтобы приобщить святости Божественной. Смотрите и с ужасом — и со смирением, с благоговением и любовью. Идите, идите ко Христу, как пошел разбойник благоразумный. Пусть вокруг нас и извергаются хулы на Христа, на веру! Пусть лицемеры вторят первосвященникам: «Спаси себя и нас, и мы тогда уверуем». Пусть изуверы утверждают, что вера — это ложь… Да не заглушат эти вопли голоса нашей совести, нашего чистого сердца! И уразумеем мы, что пред нами истинный Бог и истинный человек, пришедший в мир грешников спасти, среди которых мы с вами — первые.

Итак, возлюбленные братья и сестры, на Голгофе совершается казнь. На Голгофе раскрывается величайшая истина, и свидетельствует эту истину не кто-нибудь, а благоразумный разбойник. Все хулили Христа, потому что поработили себя греху. Первосвященники — греху самопревозношения. Фарисеи — греху гордыни и лицемерия. И где же им было уразуметь эту величайшую истину?! Преклониться пред страданиями Христовыми?! Нет, они не желали страдать. Они хотели возвысить себя, но не истину Божию. А для познания истины необходимы прежде всего любовь и покаяние. И то, что было сокрыто от мудрых, открылось благоразумному разбойнику. Много он сотворил зла, много страданий причинил людям, много пролил крови невинной — за все эти преступления он и принял крестные муки. Страдания привели его к покаянию. А покаяние — путь к познанию величайшей истины, путь к спасению.

Вот и мы с вами, возлюбленные братья и сестры, не должны забывать, что истина восторжествует в любых обстоятельствах. Хотя будут ее унижать, будут над ней смеяться, но истина все равно восторжествует и торжествует всегда. Многие святые достигали духовных высот среди смеха и неприязни, среди ненависти человеческой.

Итак, братья и сестры, возлюбим истину Христову! Придем ко кресту Господню, поклонимся ему, облобызаем пречистые ноги Спасителя. Пусть Его пречистая кровь омоет и наше тело, и нашу душу, дабы нам укрепиться на спасительном пути и достигнуть вечного спасения и жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О психологии греха и добродетели

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Почти всем подвижникам Христовой Церкви открывалась некая тайна духовной жизни, духовного совершенства. Опытные делатели глубоко понимали суть психологии греха и добродетели. И поэтому, стремясь к высотам духовного совершенства, ясно сознавали, что допускать тот или иной грех, даже малейшее движение греха небезопасно. Подвижники размышляли так: если малое нельзя победить, то как можно победить большое?! Если малого не смогут совершить, то большого, конечно, никогда не достигнут. Народная мудрость гласит: «Малый квас квасит все тесто». Следовательно, самый малый грех заражает душу человеческую и делает ее рабом греха. Помня это, духоносные подвижники Христовой Церкви старались отсекать всякое греховное движение даже в малом, чтобы от крупицы греховной не произошел в естестве человеческом некий навык. Этот навык может сделаться как бы второй природой и тогда будет мучить человека до самой кончины.

Вот, возлюбленные братья и сестры, как глубоко понимали подвижники благочестия психологию греха. И поэтому-то, боясь того, чтобы не создался в них греховный навык, они и старались всегда побеждать грех в самом его зародыше. Только при таком постоянном бодрствовании, при постоянном отсечении собственной злой воли они преуспевали в духовной жизни, очищали души от греховной скверны и насаждали в своих сердцах всякий добрый навык, укреплявший их на спасительном пути. Поэтому неудивительно, что такие подвижники благочестия восходили от силы в силу по ступеням духовного совершенства и достигали благодатных даров Святого Духа.

Я приведу вам один замечательный пример подобного жития.

Во времена преп. Ефрема Сирина подвизались некие иноки.

Среди них было два брата — не по плоти, а по духу. Обратите внимание, возлюбленные братья и сестры, как они старались следить за движением своей души, за движением своих помыслов и чувств, как стремились, приучались не обижать ближнего и не подавать ему никакого повода для соблазна или преткновения. Иными словами, они старались победить в себе всякое, даже малейшее проявление греха.

Итак, однажды вечером, два брата-инока по благословению игумена занимались рукоделием. Рукоделие было не очень сложное: они вытягивали нитки из лоскутка материи для того, чтобы вить из них веревки, а затем плести корзины или кошелки. Во время работы у одного брата нить из лоскута часто рвалась, а у другого получалось хорошо. И вот у брата, который работал хорошо, неожиданно появилось чувство раздражения на брата, у которого нити рвались. Заметив сие движение злой воли, брат уразумел, что это неполезно ни для него, ни для его сподвижника во Христе и что гнев может настолько опорочить его душу, что разорит окончательно все его добрые навыки. Тогда, чтобы победить гнев и раздражение, появившиеся в его сердце, чтобы успокоить ближнего своего, он сам принялся сознательно, но незаметно для брата разрывать нити. Таким образом он уничтожал в своем сердце раздражение и спасал своего брата от смущения.

Вот видите, возлюбленные братья и сестры, как разумно, как любвеобильно и сострадательно относились к ближним своим подвижники благочестия и как они действительно стремились пресечь всякую греховную скверну в самом начале ее появления. Этот замечательный пример многому учит нас, живущих в миру, но жаждущих жизни вечной. Я не сомневаюсь в том, что каждый из нас желает идти спасительным путем. И чтобы иметь успех в этом трудном предприятии, мы и должны позаимствовать добрые навыки подвижников благочестия. Как они старались, так и мы должны стараться не давать повода к преткновению ближнего и уничтожать в своих сердцах малейшее проявление греха. И если мы так будем совершенствоваться изо дня в день (а это необходимо), если только мы действительно жаждем спасения вечного — успех в духовной жизни несомненно придет. Но только, возлюбленные братья и сестры, нам нужно трудиться. А то ведь мы живем, как говорится, самотеком: прошел день — и слава Тебе, Господи. А вот как он прошел — об этом мы думаем и беспокоимся меньше всего. В действительности же сколько у нас было преткновений в течение дня! Сколько раз к нашему сердцу прилеплялся лукавый и влагал всевозможные греховные чувства и помыслы! Влагал и гордость, и тщеславие, и раздражение, и обиду, и сквернословие… А сколько возникало между нами недоразумений! И спрашивается, отчего? Из-за самых пустых вещей.

Возлюбленные братья и сестры! Я надеюсь, что мы будем благоразумными. И не только благоразумными, но и любящими добро — любящими, именно любящими, а не просто взирающими на доброе. И когда эта любовь действительно воцарится в наших сердцах как добродетель, тогда всякий пример, который рисуется пред нашими очами из жизни подвижников благочестия, будет для нас путеводного звездою на спасительном пути. Он будет нас привлекать, укреплять, утверждать в добродетелях.

Итак, прибегая к помощи молитв святых угодников Божиих и взирая на их благочестивое житие, да укрепимся и мы на добром спасительном пути, утверждая в своих сердцах всякое добро, уничтожая всякий грех и достигая вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О тайне Креста (На Воздвижение)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Мне хочется, возлюбленные братья и сестры, в день Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста поведать вам хотя бы немного о тайне этого животворящего древа.

Перенесемся мысленно к тем временам, когда первозданный человек Адам и жена его Ева находились в раю. Среди этого рая были посажены древо жизни и древо познания добра и зла.

Человек хотя и был сотворен святым, но эту святость он должен был утверждать своим произволением, своей свободной волей. Но человек не сумел достичь этого, потому что исконный враг Божий, дьявол, позавидовал людскому счастью и решил искусить человека посредством древа познания добра и зла. Само древо, конечно, не заключало в себе ничего ядовитого, и в свое время оно действительно открыло бы истинность и добра и зла, чтобы человек, утвержденный в правде и добродетели, смог бы хорошо различать, что есть зло и что есть добро. Но тогда он этого еще не умел.

Дьявол, как отец лжи, шептал: «Возьми, вкуси плодов от древа познания добра и зла и будете, яко бози». Вот какую лживую мысль влагал в уши Евы, а через нее и Адаму, дьявол. Человек не разумел в этих словах опасности и послушался лукавого. И когда вкусили праотцы наши плодов от древа познания добра и зла, тогда открылись у них очи и они увидели, что наги. У Адама и Евы пробудилась совесть, грех нарушил их внутреннюю гармонию. Грех, вошедший в душу человеческую, принес смерть. И смерть через грех вошла во всех людей, во все человечество.

Не успев родиться, человечество уже нуждалось в исцелении от первородного греха, породившего смерть. Нужно было, как свидетельствует нам церковное песнопение, само древо исцелить древом. Это и было определено в Предвечном Совете Пресвятой Троицы. Через древо совершилось грехопадение — и через древо же должен был упраздниться грех, должно было произойти восстановление человека в первозданном состоянии.

И вот пришел на землю Сын Божий, Который принял человеческую плоть и душу и совершил искупление человеческого рода на Голгофе, на Животворящем Кресте. А надо сказать, возлюбленные братья и сестры, что противник Божий, исконный враг — диавол стремился всячески опозорить живоносное древо. Он еще до пришествия в мир Христа Спасителя сделал так, что крест был объявлен позорнейшим орудием, к которому пригвождали самых что ни на есть злейших преступников. Таким образом враг хотел упразднить силу креста, оплевать его. Но Божия премудрость сделала это позорное древо живоносным жертвенником ради очищения грехов всего человечества.

Таким образом, это древо, некогда бывшее орудием позорной казни, через пролитие на нем крови Сына Человеческого получило Божественную силу к отгнанию и попранию диавола. Своими страданиями на кресте Господь убил смерть. Ко кресту. Он пригвоздил грехи всего человечества. Вот в чем заключается величайшая тайна креста! И все, кто уверовал во Христа, все, кто стремится достигнуть вечного спасения, обязаны шествовать тем путем, которым прошел Спаситель мира, т. е. взойти на Голгофу и на животворящем древе креста, на этом великом жертвеннике распять самих себя со страстьми и похотьми. Без распятия греховных страстей невозможно, возлюбленные братья и сестры, совершиться нашему преображению. Никто не достигнет жизни вечной без крестоношения, без распятия страстей и похотей. Крест Господень сообщает нам силу и очищает наши души от всякой скверны. И по мере того, как происходит распятие страстей и похотей, дух наш освобождается от оков греха. Освобождаясь, он приобретает добрые навыки и основу будущей жизни во Христе Иисусе Господе нашем.

Вот, возлюбленные братья и сестры, какова тайна Честнаго и Животворящего Креста Господня. Поэтому-то мы с любовию, благоговением и внутренним страхом поклонимся этому живоносному древу, облобызаем его и получим от него Божественную силу, которая укрепит нас на спасительном пути, даст нам возможность противоборствовать врагу, ибо сказано: «Кто крестом ограждается, врагу противляется». Да укрепит нас Крест Господень в добром навыке и поможет достигнуть вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О сердечном безмолвии

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Задумывались ли вы, возлюбленные братья и сестры, над таким вопросом: почему часто в наших сердцах не обретается душевного спокойствия? Почему нет той или иной благочестивой привычки, которая бы располагала нас к деланию добра? Этот вопрос очень серьезный, и к нему необходимо отнестись с должным вниманием. Почему все это так происходит? Потому, возлюбленные братья и сестры, что мы не храним своих чувств: ни зрения своего, ни слуха, ни уст. Слишком часто мы распыляем свои чувства на дела житейские. Мы бываем подобны дому, который имеет множество окон и дверей. И если что доброе входит через окно, то быстро, без задержки удаляется через другие открытые окна или двери. Потому ничего доброго в наших сердцах не остается.

Когда в доме своем, зажигая лампаду, мы открываем окна и делаем сквозняк, тогда налетевший ветер тушит огонек. Мы снова прилагаем усилия, чтобы возжечь светильник, но снова проходящий ветер гасит лампаду. Вот так же происходит и в наших сердцах, когда мы раскрываем свои чувства: зрение, слух, язык и уста — на восприятие суетной жизни человеческой. Понаблюдайте за собой и сами поймете, что это так и совершается в нашей жизни.

За примером далеко ходить не надо. Вот, скажем, сегодня мы посетили храм Божий: славословили великое имя Св. Троицы, Божией Матери, угодников Христовых. И казалось бы, то, что мы получили с вами здесь, в храме, во время Богослужения, следовало бы заключить, крепко заключить в своем сердце и не допускать ничего постороннего, что могло бы вымести эти благодатные дары из наших сердец. Но, увы, таких запоров мы не имеем! И едва только мы выходим за церковную ограду, как двери нашей души распахиваются всякому, как говорится, встречному и поперечному. Мы развязываем свой язык, открываем свои очи и уши для того, чтобы на все посмотреть, обо всем побеседовать, посудачить, разобрать ближнего своего по косточкам, расспросить, что где было, кто что видел, кто что слышал. И в результате, в силу такого невоздержания чувств, все то, что мы приобрели за богослужением, постепенно выветривается, и, как лампада, гасится от сквозняка. Гаснут в наших сердцах благие чувства, полученные за богослужением. Потому-то, возлюбленные братья и сестры, и не происходит в наших сердцах созидания! Мы никогда не бываем безмолвны внутри себя, всегда говорим с собою или с другими, но только не с Богом, всегда находимся в праздности, т. е. трудимся не к созиданию, а к разорению. Вот ведь какое бедствие совершается в наших сердцах из-за невнимания, из-за распущенности чувств. А вот великие подвижники благочестия стремились к тому, чтобы иметь сердечное безмолвие. Для многих непонятно подобное состояние.

Что же такое сердечное безмолвие? Это очень высокое состояние сердечной области человеческого духа. Это великое состояние. Немногие подвижники благочестия достигали этих высот. Сердечное безмолвие заключается в том, что человек как бы замыкается в своем сердце и внутренне, духовными очами предстоит в трепете и в страхе пред лицем Божиим. Для него тогда не существует внешнего мира. Есть только он — и Господь. Вот это состояние и называется сердечным безмолвием: когда в сердце не подымается никакой помысл, никакое греховное движение, ничего, что нарушило бы внутреннюю тишину и внутреннее созерцание Бога Слова.

Я приведу вам один замечательный пример из жизни истинных рабов Божиих, достигших безмолвия сердечного.

У египетского подвижника Аполлоса был ученик по имени Исаак. Это был великий послушник, который достиг высот духовного совершенства. Стяжал Исаак и смирение, и кротость, а самое главное — достиг сердечного безмолвия. Он особенно дорожил этим даром во время принесения бескровной жертвы, т. е. во время совершения Божественной литургии. Когда ему надлежало идти в храм Божий, он ни с кем не разговаривал. С каким бы вопросом к нему ни обращались, он молчал. Исаак закрывал очи свои и на уста свои полагал печать молчания. Приходя в церковь, он не так поступал, как поступают многие из нас. Мы ведь вместо молитвы часто рассуждаем о посторонних вещах: то-то мы видели, то-то мы слышали, тот-то одно сказал, тот-то — другое, этот в том согрешил, тот — в другом,— и в результате от доброго переходим к худому. А великий подвижник Исаак, приходя к Божественной литургии, весь погружался в богомыслие. Он как бы предстоял таинственной трапезе Христовой и принимал участие в Тайной Вечери вместе с апостолами. А когда оканчивалось богослужение, то преп. Исаак, как бы опаляемый некием огнем, спешил из храма в свою келью. Случалось, что после литургии братия получала по нескольку сухарей и по небольшой чаше виноградного вина. Исаак ничего этого не принимал; и не потому, что пренебрегал даром Божиим, нет, но для того, чтобы сохранить в своем сердце благодатное безмолвие. Он спешил в келью и там снова предавался глубокому внутреннему размышлению, ибо чувствовал в своем сердце присутствие Христа Спасителя.

Однажды, когда преподобный захворал и слег в постель, собрались к нему братия и стали спрашивать: «Авва Исаак, скажи нам, пожалуйста, почему ты избегаешь нас всех?» И ответил преподобный: «Не вас я, братия, избегаю, а избегаю бесовского ухищрения».

Вот как, возлюбленные братья и сестры, оберегал преп. Исаак свое сердечное безмолвие! Вот как стремились подвижники благочестия к охранению своих чувств.

Если мы все это уясним своим умом и сердцем и поймем значение сердечного безмолвия, то, конечно, положим благое начало к охранению своих чувств, к охранению тех благодатных даров, которые мы получаем не только во время богослужения, но и во всякое время и на всякий час. Так не станем же, возлюбленные братья и сестры, допускать празднословия, шуток, смеха и вольности, ибо все это приносит внутреннее расстройство. От праздности и рассеянности раскрываются у нас душевные двери и, как вихрем, выветривается все доброе. Проверьте сами, что это так, а не иначе. И когда вы проверите и убедитесь, что именно от праздности и рассеянности происходит внутреннее разорение нашей сердечной области, разорение добродетелей, тогда, Бог даст, понемногу начнете трудиться над хранением своих чувств.

И по мере того, как мы будем преуспевать в этой добродетели, наши душевные окна будут скрепляться или закрываться затворами крепкими; и то, что будет положено Божественной благодатью в наши сердца, утвердится внутри и будет в безопасности от внешнего мира. Доброе будет созидаться, расти, сообщать особую теплоту, уничтожать внутреннюю дисгармонию, внутренние распри в помыслах и в чувствах, и утвердится тишина Божественная, которая будет способствовать нам в чистоте, в молитве, в доброделании.

Да благословит нас Господь на эти благие начинания, чтобы неослабно шествовать спасительным путем и достигнуть вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О человеческой похвале

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Нам с вами, возлюбленные братья и сестры, необходимо хорошо знать путь спасения. Важно научиться отличать истинные добродетели от ложных, с тем, чтобы, усвоив духовные нормы, мы могли неослабно шествовать спасительным путем, преодолевая всякого рода препятствия.

Иногда мы совершаем те или иные добродетели, не имея к этому внутреннего расположения, а руководствуясь исключительно человеческой молвой, т. е. ориентируемся на то, что о нас люди скажут: хорошо или плохо. Если о нас будут говорить плохо, следовательно, мы нехорошие. Если будут говорить хорошо, то и мы молодцы. Вот какой нормой поведения или доброделания мы иногда с вами руководствуемся! Но если это единственный наш ориентир, то, конечно, мы глубоко ошибаемся, и наши добрые начинания не имеют внутри себя никакой силы. Они тщетны в очах Божиих, тщетны и пред людьми. Поэтому-то, совершая ту или иную добродетель, необходимо быть внутренне убежденными в том, что она совершается так, как угодно Богу, а не так, как выглядит со стороны человеческого рассуждения. Великие подвижники благочестия это хорошо понимали и когда встречали людей, которые не так, как положено, совершали добрые дела, по-отечески их вразумляли.

В одном селе проживал некий человек, который очень много постился. Но постился он так, чтобы людям это было известно. Взирая на этого постника и видя в его внешнем поведении подвиг, односельчане хвалили и прославляли его за это. А подвижник, не разумея истинной цены человеческой молвы, считал, что преуспевает в доброделании воздержания, даже не догадываясь, что здесь кроется дьявольское ухищрение.

Когда узнал о поселянине-подвижнике авва Зинон, то пригласил его к себе на беседу. Тот с радостью пришел в келию преподобного. Помолившись Богу, они сели. Авва Зинон стал заниматься рукоделием, положив на уста свои молчание. Но ничего не говоря устами, он умом беседовал с Богом. А приглашенный поселянин сидел и не знал, о чем же ему говорить с Зиноном?! Посидев так некоторое время, он стал скучать. Затем сказал:

— Авва, отпусти меня, я пойду домой.

— Зачем же? — спросил его преподобный.

— Да так. Я чувствую в сердце своем какой-то огонь и не нахожу себе места. Почему мое сердце объято таким жгучим огнем, непонятно. Когда я был в селении и совершал пост, то безо всякого труда до захода солнца ничего не вкушал, и мне было легко. Но вот теперь я испытываю какую-то тяготу.

— Это молва человеческая тебя поддерживала,— ответил ему преп. Зинон.— Теперь, когда ты пойдешь в селение, то совершай такое воздержание: не вкушай пищу до девятого часа и все, что ты делаешь, не делай напоказ.

Поселянин, выслушав наставления преп. Зинона, возвратился к себе и стал выполнять послушание пустынножителя. С большим трудом сумел он дождаться девятого часа, чтобы вкусить пищу. И люди, которые раньше прославляли его, стали называть его бесноватым, решив, что он действительно вышел из ума. Тогда поселянин пришел к преп. Зинону и рассказал, как плохо стали мыслить о его подвигах и о нем односельчане. «Вот это и есть угодное Богу»,— заключил свое наставление преп. Зинон.

Возлюбленные братья и сестры! Задумайтесь и вы над тем, как наставляли преподобные отцы тех людей, которые не в меру своих сил, а ради похвалы человеческой совершали те или иные добродетели! Почему так трудно было простолюдину выполнять наставление преп. Зинона? Да потому, что прежде сердце его поддерживалось человеческой молвой, а когда стали его укорять и называть бесноватым, тут-то силы у него и ослабели.

Так вот, возлюбленные братья и сестры: мне хочется, чтобы вы уразумели тайну доброделания. И если в основе ваших подвигов положена настоящая мудрость, то надо за это благодарить Бога и продолжать совершать спасительный подвиг во имя Божие, а не ради славы человеческой.

Укрепимся же в доброделании и твердою поступью восшествуем спасительным путем, достигая духовного совершенства и жизни будущего века во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О жажде доброделания

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Когда мы с вами, возлюбленные братья и сестры, посмотрим на духовные подвиги преподобных и богоносных отцов, то увидим, что в основе их лежит главным образом жажда, которую нельзя описать словами, но можно познать только сердцем. Это какая-то особая, неземная потребность делать, до бесконечности делать то, что является основной духовной жизни, что ведет к Богоугождению, к жизни во Христе. Это — жажда доброделания. Она глубоко проникала в сердца подвижников и заставляла их непрестанно творить добро Христа ради. Обратимся же к житиям истинных рабов Божиих, которые явили миру эту необычайную жажду.

Вот пред нами великий подвижник Антоний. Еще когда он был в миру, его сердце воспылало желанием подвигов духовных, и он поселился недалеко от своего города в отдельной пещере, где много лет подвизался в благочестии. Затем он стал посещать подвижников-пустынножителей, учась у каждого той или иной добродетели. Он как бы уподоблялся пчеле, которая собирает с разных цветов нектар. Подобно этой пчеле, преп. Антоний Великий собирал духовный нектар с прекрасных цветов добродетелей, взращенных Господом в сердцах тогдашних подвижников-пустынножителей. У одних он заимствовал высоту и чистоту целомудрия, у других — рассудительность, у третьих — кротость, у четвертых — любвеобилие и в сердце своем создал как бы единый дом, сложенный из даров Божиих.

Этому великому рабу Господню уподоблялся в жажде духовной и преп. Макарий Александрийский. И этот подвижник благочестия, несмотря на то, что подвизался в одиночестве, приобрел множество духовных добродетелей и получил дары исцеления и изгнания бесов из человеческих сердец. Но несмотря на это, он не удовлетворился своими трудами, но жаждал найти учителей духовных, которые показывали бы еще больший пример доброделания, нежели сам Макарий. И когда он узнавал о таком подвижнике, спешил научиться от него новому духовному деланию. Однажды он услышал, что некоторые иноки во всю святую четыредесятницу вкушают невареную пищу, тогда и Макарий положил в своем сердце правило подобного воздержания. В течение ряда лет преподобный не вкушал вареной пищи вообще, а питался только сырыми овощами, размоченными бобами. Около 7 лет он проводил такую строгую жизнь, воздерживаясь в пище. А когда по истечении этого срока он навык этой добродетели, то услышал, что некий инок проявляет еще большее воздержание. Подражая этому иноку, Макарий стал вкушать очень небольшое количество хлеба, пить немного воды и употреблять очень незначительное количество постного масла. Он приобрел себе кувшин с узким горлом и опускал туда ломтики сухарей. Когда наступало время вкушать пищу, Макарий опускал руку в кувшин, и сколько рука могла взять сухарей — столько он и вкушал пищи. «Бывало,— рассказывал о себе преподобный,— моя рука хотела взять побольше, по потребности телесной, но узкое горлышко кувшина не давало ей сделать это, так что в руке оставалось лишь несколько сухариков».

Вот, возлюбленные братья и сестры, с какою жаждою стремились ревнители Божий осуществить в своей жизни ту или иную добродетель! Читаешь о ней в житиях святых — и радуется душа об избранных сосудах Божиих! Но в то же время взглянешь внутренним взором на собственную жизнь — и приходишь в страх и трепет. Воистину, где эта жажда, где горение души? Где, возлюбленные братья и сестры? Испытываем ли мы внутреннюю потребность творить, творить без конца добродетель, творить то, что угодно Богу, что ведет ко спасению душ наших? Скудны мы в своей жажде, очень скудны. Хотя на телесную жажду — обильны: на употребление воды, на вкусную пищу… И настолько мы иногда бываем алчны, что, кажется, предела нет! Зато для доброделания, для созидания вечной жизни мы всегда бываем немощны.

Почему же так жаждали духоносные подвижники благочестия добродетелей? Потому, возлюбленные братья и сестры, что они ходили пред Богом. Всегда чувствовали пред собою Спасителя, Творца своего, Отца небесного, Того, Кто является Любовию. И себя они считали единственно служителями Господними. И потому, как служители Господни, они и жаждали творить то, что угодно Богу. И внутренне всегда вопрошали: «Господи, ну что еще нам сделать?»

Вот если бы у нас, возлюбленные братья и сестры, было бы такое ощущение близости Бога, такая же расположенность творить все угодное Господу! Тогда, конечно, мы имели бы большой успех в духовной жизни. Тогда бы мы чувствовали над собой покров Божественный, чувствовали, как десница Божия нас ведет, нас согревает, нас охраняет. Но, увы! — никак мы не раскачаем жестоковыйное сердце свое, никак его не растопим. Ну настолько оно у нас жестокое, настолько окаменелое, настолько холодное, что, кажется, опусти его в кипяток или в огонь — ничто на него не подействует!

Нет, возлюбленные братья и сестры, так не годится! Нужно растоплять сердца свои, нужно хотя по капле, но пробуждать в себе духовную жажду, которой были объяты сердца духоносных подвижников благочестия! И по мере того, как мы будем приобретать эту жажду, по мере того и сердца наши будут освобождаться от греховной окаменелости, от холодности, от черствости. И растопятся они под действием благодати Божией, и, конечно, тогда утвердимся мы в доброделании и приуготовим себя к вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О подражании подвижникам

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Мне хочется, возлюбленные братья и сестры, чтобы мы учились благочестивой жизни на примерах святых подвижников. И чем усерднее мы будем учиться на этих славных примерах, тем тверже будет наше благочестие, тем прямее будет путь, который ведет нас к жизни вечной. А примеры угодников Бо-жиих очень велики и разнообразны. Их можно черпать без конца и без конца поучаться в правой вере и в правой христианской жизни.

Мы иногда думаем, что духовный наставник, которому мы вручаем свою душу, должен всякий раз подробно поучать нас, что и как делать. Но если мы посмотрим на подвижников, которые жили под руководством опытных старцев, то увидим, что далеко не всегда они получали такое словесное руководство. Многие из них жили около великих праведников, но почти не слышали от них слов назидания. И несмотря на это, они преуспевали в добрых христианских делах и взошли на высоту духовного совершенства. Как же это происходило, спросите вы. Как могло быть, чтобы человек не учил другого словом и все-таки благотворно воздействовал на ученика и совершенствовал его духовно? Оказывается, могло быть и так, ибо есть учение словом — и есть учение делом. Успех в духовной жизни во многом зависит не от того, как преподает духовный отец, а от того, как воспринимает ученик, и прежде всего — доброе житие своего старца, живущего по заповедям Божиим.

Великий Исаак, пресвитер из Келлий, с юных лет вручил себя на служение старцам. Его душа горела желанием совершенствоваться духовно и угождать Богу всем своим существом. Для этой цели он поселился вместе с аввой Кронием. Этот подвижник, как свидетельствует сам Исаак, был человеком молчаливым. Никогда он не сказал Исааку какого-нибудь слова назидания, но своим примером учил разбираться во всех тонкостях духовной жизни. Авва Кроний был уже старцем преклонных лет, так что тело его было подвержено трясению. Но несмотря на телесную немощь, он сам заботился о себе, и не только о себе, но и обо приходящих и живущих вместе с ним. Всякий раз, когда он в утренний час вставал от легкого сна, старец вычитывал молитвы, а затем брал рукомойник и умывал каждому руки и ноги. Вот какой великий добрый пример показывал своей жизнью авва Кроний!

Когда этот подвижник почил в Бозе, авва Исаак перешел на жительство к Феодору Фермейскому. Он отличался тою же самою чертою, что и авва Кроний, т. е. он совершал дела благочестия и почти ничего не говорил. Когда он готовил пищу, то лишь произносил: «Иди возьми и ешь». И всякий раз, когда Исаак хотел получить наставление от старца, тот налагал молчание на уста свои и ничего ему не преподавал. Восскорбел, конечно, Исаак, зело восскорбел. И тогда, чтобы разрешить свое сомнение: правильно ли он живет у этого старца? — он обратился к другим подвижникам благочестия. Те пришли и стали спрашивать старца: «Скажи нам, авва Феодор, почему ты своему ученику, который пришел к тебе на жительство для того, чтобы получать от тебя наставления, ничего не говоришь?» Авва Феодор ответил им: «Ведь я же не начальник общежительного монастыря, поэтому я и не приказываю ни ему и ни кому другому. А если он хочет чему-либо доброму научиться, то пусть смотрит на мои поступки и делает так же». Ответ преп. Феодора вразумил Исаака, и с этого времени он стал внимательным к действиям старца. И хотя из уст его он по-прежнему никакого наставления не получал, но научился извлекать наставление из его действий, из его жизни. Всякий раз, когда он видел, что старец хочет что-то сделать, он опережал его и сам начинал подвизаться. Так он приобрел добрый навык — совершать спасительные дела в глубоком молчании.

Вот, возлюбленные братья и сестры, как совершенствовались подвижники благочестия в духовной жизни. Совершенствовались не только тогда, когда старец им что-то говорил, а внимательно всматриваясь в доброе житие своего наставника. Вот оно, спасительное дело! Вот доброе качество души учеников и подвижников благочестия!

Мы часто просим: «Господи, пошли нам человека, который бы поучал нас добру!» Господь посылает. Но когда этот человек начинает нас учить, то мы слушаем, а дел не делаем. Почему? Потому что внутренне мы не подготовлены к деланию. Необходимо прежде всего разжечь в себе жажду — жажду к доброделанию, и затем уже искать духовного наставника. Тогда, встретив его, мы будем готовы воспринимать уроки доброделания самим сердцем, не нуждаясь в словесных пояснениях.

Я лично знаю примеры подобного обучения. Мне доводилось встречаться с истинными учениками, которые совершенствовались в духовной жизни, не расспрашивая, как и что им делать, а пристально всматриваясь в поступки благочестивых подвижников, воспламеняясь всем сердцем к подражанию их доброму подвигу.

Юношей мне приходилось общаться с ныне усопшей инокиней Февронией. Когда она поступила в монастырь (был такой Шихобаловский монастырь где-то, кажется, в Бузулукском или Самарском уезде), то ее сердце горело желанием подражать подвигам благочестивых монахинь. Была Феврония из простой крестьянской семьи, грамоты не знала, читать не умела, но душа ее стремилась к знаниям — не светским, разумеется, а к знаниям духовного делания. Однажды Феврония заметила, что некая инокиня этого монастыря совершает какой-то особый подвиг. Она уходила в отдельную келью, закрывалась и там совершала молитвословие со слезами и коленопреклонением. А Февронии все было интересно! Впрочем, это было не любопытство, а желание понять, как люди подвизаются, как они молятся, как прославляют Господа и умоляют Его благость? И однажды, заметив, в какой келье инокиня молилась, она тайно проникла вслед, спряталась и стала наблюдать, как подвижница благочестия совершает свой подвиг. Таким вот способом Феврония впитывала в свое сердце добрые навыки этой благочестивой инокини. Затем она училась благочестивому настроению у двух юродивых, живших в этом же монастыре. И неудивительно, что Феврония достигла такой высоты духовной, что стала воистину бесхитростной.

Вот вам, возлюбленные братья и сестры, пример из наших дней, пример о человеке, которого я знал лично и с которым мне часто приходилось беседовать. Вот как нужно подвизаться, напитывая свое сердце не словами, а жаждой подражать доброй христианской жизни подвижников благочестия.

Вы, конечно, скажете: ну а как нам поступать в современных условиях? Где найти таких людей, которым могли бы мы подражать?

Есть такие люди, возлюбленные братья и сестры, есть! Даже среди здесь стоящих, несомненно, есть. Если бы их не было, то ни наш город, ни вообще отечество не стояли бы, потому что только благочестием людей содержатся грады Божий. Вспомним мы Содом и Гоморру. Вспомним, как вопрошал Авраам: «Господи, если в этом городе найдется 50 праведников — сохранишь ли Ты город?» И Господь возвестил: «Сохраню».— А если 45?» — «Сохраню».— «А если 40?» — «Сохраню».— «А если 30?» — «Сохраню».— «А если 10?» — «Сохраню!»

Видите ли, возлюбленные братья и сестры, если бы в Содоме и Гоморре было хотя бы 10 праведников — Господь бы оставил эти грады до сего дня. Поэтому, если стоят города, то стоят они потому, что есть в них благочестивые люди. И ради них Господь ниспосылает нам Свою милость, Свое благословение.

Итак, необходимо нам искать добрых, боголюбивых людей. Присмотритесь повнимательнее вокруг — и вы непременно их увидите. А когда увидите — не расспрашивайте их ни о чем, лучше постарайтесь подражать им в благочестивых делах.

Но если даже не встретим таких людей, если они скрылись с наших глаз и тайно совершают свои подвиги, то разве деяния древних подвижников благочестия, которые оставлены нам в житиях святых, не являются примером для подражания? Конечно, являются! И если мы желаем достигнуть вечного спасения, станем с усердием и непрестанным желанием черпать из этого неиссякаемого источника духовной жизни спасительный нектар ревности по Бозе. И тогда по молитвам тех подвижников, чьи жития мы выберем себе для подражания, Господь укрепит наш дух.

Благослови же нас, Господи, на это доброе дело, чтобы и нам, взирая на примерную жизнь людей благочестивых, воспламеняться их добродетелью и претворять ее в жизни своей, восходя от силы в силу по ступеням духовного совершенства к вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О стяжании незлобия

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Мы уже с вами, возлюбленные братья и сестры, согласились с тем, что необходимо по мере сил и возможностей подражать подвигам угодивших Богу, подвигам тех, кто прошел крестный путь и оставил нам благочестивые примеры к спасению. И чем усерднее мы будем следовать в своей жизни спасительным примерам духоносных отцов, тем тверже будет наше упование на жизнь вечную.

В прошлый раз мы с вами уже вспоминали благочестивое житие преп. Исаака. Но сегодня мне вновь хотелось бы поведать вам об этом боголюбивом подвижнике, который с первых шагов своего иноческого пути взял себе в руководство такое правило: никогда не иметь в сердце обиды на ближних. И мало-помалу подвизаясь на этом поприще, преп. Исаак сумел достичь этой высочайшей добродетели. «Ибо,— говорил он,— я никогда не вносил в келью свою помысла против брата своего, который чем-либо обидел меня». Равным образом подвижник не допускал, чтобы и его ближний возымел бы помысел против самого Исаака.

Вот вам, возлюбленные братья и сестры, пример для подражания. Вы только вслушайтесь в то, о чем свидетельствует сей великий светильник Божий! Он никогда не вносил в келью свою помысла против брата, обидевшего его! Значит, прежде чем войти в келью, если случалось какое-либо огорчение, изнесенное из сердца ближнего, преп. Исаак сначала очищал сердце и ум от худых раздражительных помыслов и только затем открывал дверь. Проще сказать, он старался пойти и успокоить совесть брата, умиротворить и свою совесть, изгнать из сердца всякую возможную обиду на инока-подвижника. Так он совершал свой благочестивый подвиг. С другой стороны, если он слышал, что какой-либо брат неожиданно возымел в помыслах против него обиду, он опять же спешил к нему, чтобы примириться и с чистой совестью продолжать совершать спасительный путь.

Вот как боголюбивые люди подвизались в благочестии, как они старались воспитать в своем сердце незлобие, кротость, истинное нелицемерное смирение! О, если бы и мы, возлюбленные братья и сестры, возжелали бы всем сердцем осуществить в своей жизни пример такого незлобия, какое имел преп. Исаак, то, поверьте: какой благодатный мир воцарился бы в наших сердцах! Без всепрощения, без искоренения злопамятства невозможен душевный покой! Потому что злоба производит в уме бурю помыслов против ближнего — бурю страстей, которая переворачивает все внутри нас, вырывает с корнем все доброе, разрушает почти до основания все ростки добродетелей. Мы и сами бываем не рады этой злосчастной буре, происходящей от обиды на ближнего. А если возникает эта буря — можем ли мы тогда совершать какие-либо благочестивые подвиги? Хотя бы подвиг воздержания в пище, хотя бы молитвенный подвиг, хотя бы вспомоществование ближним своим, хотя бы великодушие и смирение? Нет. Невозможен тогда никакой подвиг, потому что буря злобы в нашем сердце будет отметать вон все наши благие намерения, и никакое добро не будет нам подвластно.

Таков, возлюбленные братья и сестры, закон греха, и особенно греха злопамятства, раздражения. Вот почему великие подвижники Христовой Церкви старались уничтожать даже малейшее проявление греха злобы. Потому что если дать простор его движению, то он, повторюсь, разрушит до основания все наше доброе устроение. Кроме того, преподобные отцы памятовали и заповеди Божий: «Блаженны миротворцы», «Блаженны чистые сердцем, ибо они сынами Божиими нарекутся и Бога узрят». Чтили они и заповедь апостольскую: «Да не зайдет солнце во гневе вашем». Вот почему они стремились искоренять грех злобы в самом его зародыше.

Мне хочется, чтобы эти благочестивые правила подвижников стали бы руководством и в нашей жизни. И если кто-либо из ближних причинит нам обиду — не допустим мы в своем сердце господствовать злобе! Не допустим, возлюбленные братья и сестры! Помните, что в ином случае нашими слабостями сразу же воспользуется враг человеческого рода. Он будет, несомненно, внушать нам, что обида слишком велика и непростительна; станет раздувать, как говорится, малое в большое, представлять из мухи слона. Он станет нашептывать: нельзя примиряться, не прощай, стой за правду! А как только мы согласимся с этим помыслом, от дьявола приходящим, так у нас малая обида вырастет в недоброжелательство, в злобу против ближнего. Злоба же, войдя в сердце, не даст нам покоя ни днем, ни ночью, ни на молитве, ни на работе. Она будет точить наше сердце, да так сильно, что мы, как говорится, выбьемся совершенно из колеи. Смотрите же, возлюбленные братья и сестры, не давайте места дьяволу! Но как поступал подвижник благочестия преп. Исаак, так и мы будем с вами поступать. Чтобы никогда, приходя под домашний кров, не иметь на кого-либо греховного помысла. И если заметим в своем сердце обиду на ближнего, то поспешим к примирению, если только это возможно. Бывает, правда, и так, что человек просит прощения, а обиженный не прощает. В таком случае, оставляя все на совести ближнего, станем очищать самих себя пред Богом и пред людьми. Так мы научимся добродетели незлобия, которую стяжал преп. Исаак. Так будем вместе с подвижниками продвигаться по пути спасения и достигнем вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О подвиге послушания

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Часто мы с вами, возлюбленные братья и сестры, ошибаемся в своих мнениях о подвигах благочестивых христиан. Ошибаемся, думая, что более всего люди угождали Богу молитвенным подвигом. Почему-то принято считать, что если какой-либо человек поступил в монастырь, то с этого момента его жизнь заключалась исключительно в молитвах и хождении в храм Божий. Словом, везде и всюду молитва, молитва и молитва.

Когда мы так с вами рассуждаем о подвигах духоносных мужей, то, конечно, глубоко ошибаемся, потому что жизнь иноческая складывалась и складывается не только из молитвенного подвига, но и из трудолюбия, т. е. из духовных упражнений, обязательно связанных с физическим трудом. Поэтому-то отдельные подвижники благочестия, которые вначале совершали свой подвиг в одиночестве, предавали себя всякого рода послушанию и через послушание, т. е. через отсечение своей воли, через физические труды достигали духовного совершенства.

Свидетельством этой истины является жизнь преп. Антония Нового.

Этот великий подвижник происходил от весьма богатых и благочестивых родителей. После их кончины Антонию досталось большое имение. Однако он не прилепил своего сердца к этим богатствам, а раздав их, возжелал подвизаться Богу в уединении, в пустыне. Антоний оставил город и поселился на горе, построив себе небольшую келью; здесь он в течение ряда лет подвизался в благочестивых подвигах безмолвствующего инока. Но однажды, когда он занимался богомыслием, читая наставления преподобных отцов, и в частности преп. Иоанна Лествичника, он обратил внимание на одно наставление. Преподобный старец указывал, что если безмолвствующий заметит в своем сердце смущение, то лучше ему подвизаться среди братии, тогда он прозреет духовно. Это место настолько поразило преп. Антония, что он стал размышлять так: «Столько лет я подвизаюсь в пустыне и столько лет нахожусь в слепоте духовной!»

Пустынник решил оставить свой затвор и поселиться в общежительном монастыре. Он отправился в Каппадокийскую область в Малой Азии, где недалеко от Понта располагалась обитель. Добравшись до монастыря, преп. Антоний не сразу вошел в него, но словно какой странник, жаждущий спасения, несколько дней вместе с приходившими людьми проживал около стен обители. Причем, для того, чтобы вкушать пищу с трапезы иночествующих не напрасно, не без труда, преп. Антоний каждый день поднимался в гору, собирал дрова и приносил их в монастырскую странноприимницу, складывая у входа. Трапезники, или братия, служившие в гостинице, брали эти дрова и употребляли их на свои нужды. Правда, гостинник как-то обратился к Антонию и сказал: «Авва, для чего ты утруждаешь себя таким деланием? Монастырь наш не нуждается ни в какой посторонней помощи. Обитель все имеет и все, что дает она приходящим, раздает как милостыню, как трапезу Господню». На это ответил ему преп. Антоний: «Так, авва, так, брат мой. Я знаю великий обычай этого монастыря, но я хочу, чтобы я вкушал пищу хотя бы за малый свой труд, дабы не предаваться мне праздности». И так продолжал он собирать дрова и приносить их в монастырь.

Прошло несколько дней. Привратник монастыря доложил игумену, что некий человек по имени Антоний проводит подвижническую жизнь около врат обители. Игумен пожелал увидеть сего человека и через привратника призвал его к себе. Явился к игумену преп. Антоний и, поклонившись ему, стал ожидать вопроса. Игумен узнал Антония, ибо слава о его подвигах дошла и до этого монастыря. Обратившись к преподобному, игумен спросил: «Для чего ты, авва, оставил свои великие подвиги и пришел к нам в монастырь?» — «Я,— ответил преп. Антоний,— хочу посвятить себя делу послушания, отсечь свою волю и совершенствоваться духовно среди братии». Игумен возразил: «Все это хорошо, но вспомни, что те люди, которые подвизались в пустынях самовольно, приобретают особый уклад жизни и после этого оказываются неспособны к прохождению жития в монастыре, потому что им трудно бывает выполнить монастырские послушания по причине самолюбия и самовосхваления». На это преп. Антоний ответил: «Поистине это так. Вот почему я и хочу исцелить свою душу и прозреть духовно. Посему прошу принять меня в ваш общежительный монастырь».

Игумен увидел, что Антоний искренно желает подвизаться в обители, и благословил ему остаться, поручив ему тяжелое послушание, связанное со служением в церкви. Преп. Антоний обязан был убирать храм и продавать свечи. Труд этот, как свидетельствуют духоносные отцы, был очень тяжелым, но все это только радовало преп. Антония. Спустя некоторое время он почувствовал, что этот физический труд оказался для него очень легким; тогда он обратился к игумену и сказал: «Авва, ты мне дал такой труд, думая, что он тяжелый, а для меня он совершенно легкий. Я ведь не для того пришел в монастырь, чтобы легко совершать подвиги благочестия».

Выслушав эти слова, игумен послал преп. Антония на виноградник возделывать виноград. А возделывать виноград, конечно, более сложно, нежели убирать помещение. Но тем не менее Антоний совершал это послушание с большим желанием. Приходилось ему по неопытности резать пальцы, выслушивать разного рода укоризны со стороны братии монастыря, которые часто приходили к Антонию как бы искушать его. В монастыре, как свидетельствуют духоносные отцы, строго соблюдалось правило: ничего без благословения игумена не вкушать и никому ничего не давать. А братия приходили к преп. Антонию и просили: «Дай нам, авва, немного винограда!» Он же отвечал: «Нет, я этого сделать не могу. Если хотите, пожалуйста, входите в виноградник, срывайте ягоды и вкушайте. Но я обязан по долгу своего послушания возвестить об этом поступке игумена». И братия, заслышав такие слова, конечно, не срывали самовольно плодов и уходили ни с чем.

Так преп. Антоний подвизался много лет. Затем его перевели в трапезную, где он должен был раздавать пищу инокам. Новое послушание было сопряжено не только с физическим трудом, но и с моральными тяготами, потому что не все братия в нравственном отношении были совершенны. Они требовали: дай мне этого, принеси то, подай другое!.. И он должен был беспрекословно, без огорчения все это выполнять.

Преп. Антоний, возлюбленные братья и сестры, безропотно исполнял любые разумные требования. Но наступила пора еще большего испытания. За годы одежда, которую он носил, пришла в ветхость. Игумен же, желая испытать его, не менял ему одежду. И преп. Антоний должен был в зимнее время ходить в рваном платье и совершенно без обуви. Однажды, не имея больше сил терпеть стужу, Антоний пришел к игумену и сказал: «Авва, если действительно ваш монастырь такой бедный, что не может содержать людей, в частности меня, немощного, то позволь обратиться к братии, чтобы достать мне необходимое для прикрытия своего тела». А игумен был человек богомудрый. Он видел, что пред ним стоит истинный делатель Христов, и потому поступил с ним весьма сурово. Он стал поносить Антония и говорить: «Вот ты, проживший в пустыне много лет и хвалившийся, что взошел на высоту духовного совершенства, обещавший мне все переносить терпеливо — теперь ты не выполняешь своего обещания, стал немощным и непослушливым!» Горестно стало от таких слов преп. Антонию, и, заплакав, он удалился от игумена. Но это были слезы не огорчения или обиды, а слезы раскаяния, плач о том, что он не перенес искушения.

После этого преп. Антоний еще несколько лет ходил в тех же лохмотьях. Монастырская братия брала его с собой на земельные работы, и он копал землю, сажал сады и виноградники.

После этого Господь утешил его особым видением. Явился ему во сне некий благородный муж, который держал в руке своей весы. На одной их чаше лежали согрешения преп. Антония, а на другой его добродетели. И смотрел преп. Антоний на этого мужа и на весы со страхом, не зная, что же перетянет? И увидел он, как грехи перетянули все добродетели. Тогда муж, державший весы, взял лопатку, которой преп. Антоний возделывал землю, и положил на чашу доброделания. Чаша сразу же перетянула все грехопадения и согрешения преп. Антония. И возвестил благообразный муж, что его теперешнее делание угодно Богу. Согрешения его прощены милосердием Божиим.

Об этом видении был особо извещен и игумен монастыря. Он призвал преп. Антония и сказал: «Вот теперь ты воистину благоразумный муж, показавший высоту своего смирения. И все, что ты сделал в пустыне ради имени Божия, все это принято Богом. Твое смиренномудрие, твое послушание принято милосердным Спасителем». С этого времени игумен снял свое как бы наказание и учительство над преподобным и стал прилагать о нем попечение. Прожив еще некоторое время в послушании, преп. Антоний мирно отошел ко Господу.

Вот, возлюбленные братья и сестры, как подвизались подвижники благочестия в монастырской обстановке. Не одними молитвенными подвигами угодил Богу преп. Антоний Новый. Он даже оставил пустыню, оставил свое уединение и безмолвие и предал всего себя на распятие, на распятие своей воли воле игумена монастыря, а значит, воле Божией. И как ни трудно было ему физически выполнять послушания и выслушивать оскорбления, все эти искушения он перенес великодушно.

Конечно, вы скажете: «Владыко, но ведь почти все святые подвижники жили в монастыре, они выполняли послушание игуменское, а вот мы, живущие в миру, как мы можем нести такие подвиги?» Но, оказывается, и нам, живущим в миру, можно позаимствовать из жизни преп. Антония Нового очень многое для духовной пользы. Обратите внимание на самую сущность его подвига! Он ведь трудился. Трудился и в молитвенном подвиге, и в физическом телесном труде, и в перенесении всякого рода оскорблений. Причем — трудился добровольно. Его никто не принуждал. Он сам всецело предал себя, как я уже говорил, на распятие братии. Ну а мы разве не можем покорить свою волю воле Божественной? Можем, конечно, можем, возлюбленные братья и сестры! Будет ли кто укорять нас в чем-либо — необходимо перенести все оскорбления и укоризны Христа ради, ради любви к истине и справедливости. Необходимо трудиться, трудиться и трудиться, имея пред своими очами пример сего духоносного отца. Утверждаться в доброделании, в перенесении всякого рода поношений. И трудиться именно добровольно. Но смотрите, не заставляйте людей вооружаться против себя! А то бывает так, что сначала мы сами оскорбим людей, а потом те нас оскорбляют. Нет, так дело не пойдет! Такое терпение — еще не подвиг. Лишь только тогда, когда мы будем терпеливо переносить поношения от людей не за злые, а за добрые дела, вот тогда-то это будет угодно Богу.

Да благословит нас Господь на благие деяния! Да утвердит нас в правой христианской вере! Дабы и нам достигнуть вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со От-цем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О гордости и смирении

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

На пути нашего с вами, возлюбленные братья и сестры, восхождения по ступеням духовного совершенства часто встречается то, что препятствует этому восхождению, прежде всего это наши грехи, и основной из них, которым одержимы почти все мы без исключения,— это грех самопревозношения, или грех гордости. Это очень коварный змий, который, прокравшись в наши сердца, подчас даже представляется нам ангелом света, и мы сладостно внимаем его лукавым советам, не понимая, что они отлучают нас от Божественной любви, удаляют от союза с Богом. И, как неразумные овцы, бываем мы уловляемы злокозненным змием гордыни и ведомы на заклание.

Гордость — это великий грех. Этот грех некогда низвел с высоты славы светлого ангела и превратил его в противника Богу, в злого демона, в сатану. Гордость низвела сатану с небес и низвергла его в бездну погибели. Но не только этого некогда светоносного ангела низвергла гордыня, она низвергла и многих «даже избранных» людей Церкви Божией.

Возьмем, к примеру, Ария, который служил Богу в сане пресвитера Александрийской Церкви. Он был человеком ревностным, но допустил гордыню и стал мудрствовать о Христе не так, как положено. Наученный диаволом, он стал думать о Сыне Божием не как о Творце, но как о твари, впав в заблуждение. И сколько ни увещевали Ария и тогдашний Патриарх Александрийский Александр, и другие благочестивые епископы, но он не хотел даже слушать их. И не только не хотел, но еще собрал около себя людей, соблазнив их своим лживым учением.

Вот, возлюбленные братья и сестры, к чему может привести людей гордость! Факты свидетельствуют, что и многие подвижники, жившие в пустынях, совершавшие множество подвигов духовных, допуская злокозненного змия — самомнение, самопревозношение и тщеславие, низвергались в бездну погибели. Они прельщались собственной «святостью», и истинным рабам Божиим приходилось прилагать немало сил, чтобы исцелить впавших в превозношение подвижников. Но подчас все эти врачевства не приносили никакой пользы, потому что, впав в прелесть, человек по-настоящему лишается здравого рассудка и все видит в ином, искаженном свете. Ему кажется, что он справедлив и ничего плохого не делает. И если такому человеку кто-либо попытается указать на его прегрешения — обольщенный гордец никогда не согласится, что он может допускать грехи. Нет, ответ его будет один: он всегда прав, а виноваты другие, но никак не он.

Вот к чему приводит, возлюбленные братья и сестры, гордость. В состоянии самопревозношения человек никогда не преуспеет на спасительном пути, на пути духовного восхождения. И если даже он прежде сумел подняться на самую, может быть, высшую ступень духовного совершенства, даже тогда возникшая гордость не даст ему удержаться на этой высоте, низвергнув на землю, низвергнув так, что трудно будет ему подняться.

Единственным противоядием гордости является смирение. Это величайшая добродетель, которая, несомненно, способствует нам с вами на пути духовного восхождения. Смирение многих привело к спасению. И этой величайшей добродетели обучались все подвижники благочестия, ибо они хорошо понимали, что без смирения невозможно угодить Богу.

Вот пред нами великий подвижник Арсений. Когда Господь внушил ему оставить мир (а Арсений занимал очень почетную должность: находился при царском дворе и был воспитателем царских детей), голос Божественный сказал ему: «Беги от людей, и ты спасешься». Арсений внял этому Божественному слову и удалился в египетскую пустыню, к старцам. Когда великие подвижники увидели пришедшего к ним мирянина, то пожелали испытать его: способен ли он на подвиги пустынножительства, на подвиги монашества? Они поручили Арсения преп. Иоанну Колову. И сей великий подвижник применил такое испытание: когда настало время обеда, все старцы сели за трапезу и стали вкушать пищу, Арсений же стоял в углу трапезной и наблюдал. Тогда преп. Иоанн взял сухарь и бросил его Арсению на пол. И что же Арсений? Он поразмыслил так: сидящие за столом добродетелями своими подобны ангелам небесным, я же грехами — подобен псу, и, следовательно, как псу, мне подобает подойти к сухарю и вкусить так, как вкушают животные. Он опустился на четвереньки, взял этот сухарь ртом и стал, как пес, его пожирать. Преп. Иоанн и старцы стали между собой рассуждать и сказали, что сей — поистине смиренный муж и он совершит великие подвиги благочестия. Преп. Иоанн Колов отвел его в келью и научил монашескому житию. И действительно, со временем великий Арсений исполнился благодати Духа Святаго.

Это я вам привел пример из жизни пустынножителей. А теперь расскажу, как люди, жившие в миру, достигали такой высоты духовного смирения.

Однажды преп. Антонию Великому был голос, который говорил ему: «Антоний, ты не достиг той меры духовного совершенства, как некий кожевник, проживающий в Александрии». Тогда преп. Антоний, который старался впитать в свое сердце все добродетели, совершаемые не только пустынножителями, но и вообще всяким христианином, оставил пустыню и по указанию Божественному нашел дом, где проживал кожевник. Итак, входит он в этот дом, кланяется кожевнику и говорит: «Скажи мне, Божий раб, какие ты подвиги совершаешь здесь, живя в миру, ибо я ради тебя пришел, оставив пустыню. Расскажи мне, как ты совершаешь дело своего спасения?» Удивился смиренный раб и ответил: «Авва, ну какие я могу совершать подвиги в миру?! Скажу правду, что я почти ничего доброго не совершаю! Каждый раз, когда встаю от ночного одра и иду на работу, я размышляю так: Господи, все в этом городе спасутся, потому что они делают правые дела, а я один, как нечестивый, погибну. Помилуй мя, Боже! И так я молю Господа в течение дня, и когда отхожу ко сну, также размышляю, что все удостоятся Царствия Божия и только один я буду лишен этой славы».

Удивился великий Антоний и, поклонившись кожевнику, сказал: «Поистине ты, как добрый ювелир, сидящий в комнате и обретающий Царство Божие. Я много лет подвизаюсь в пустыне, прилагаю труды к трудам, посты к постам, воздержание к воздержанию, но я еще не достиг такого состояния духа, какого достиг ты, раб Божий».

Вот, возлюбленные братья и сестры, пример того, как и в миру можно угождать Богу смиренномудрием.

Многие из вас могут подумать: ну что тут особенного — помыслить, что все добрые, а мы вот только плохие? Действительно, произнести в мыслях такие слова легко, не требуется здесь от нас особых подвигов. А вот прийти в настоящее сознание самих себя, сердцем осознать, что мы находимся в рабстве у греха,— это уже дело великое. Но если мы люди грешные, то можем ли мы кого-либо осуждать, или кому-либо досаждать, или прекословить, или возражать и тем более гневаться? Конечно, нет, возлюбленные братья и сестры, и в этом-то и заключается величие смирения. Если мы осознаем это, если постараемся отвергнуть гордыню, воспринять настоящее смирение, то, поверьте, мы, несомненно, преуспеем на спасительном пути.

Итак, с помощью Божией станем утверждать в своем сердце добродетель за добродетелью и, восходя по ступеням духовного совершенства, восходить горе и достигать вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О прикосновении Божественной сущности к человечеству естеству (На Сретение)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня мы с вами, возлюбленные братья и сестры, торжественно отмечаем двунадесятый праздник Сретения Господня.

Событие происходило так. Пречистая Дева Мария в 40-й день после рождения Христа Спасителя вместе с Иосифом праведным и Богомладенцем явилась в Иерусалимский храм, чтобы принести за Младенца Христа непорочную жертву: два птенца голубиных. В это время там находился и праведный Симеон Богоприимец. Это был человек, как свидетельствует Евангелие, праведный и благочестивый, и «Дух Божий бе в нем». Этому мужу ветхозаветной Церкви было сказано, что он не умрет до тех пор, пока не увидит Христа Спасителя, обетованного Мессию.

Проходили годы, а он все ожидал. Приносились десятки, сотни, тысячи младенцев в Иерусалимский храм, но сердце, или вернее Дух Божественный, пребывавший в этом человеке, ни на кого не указывал, что это Христос. Но в тот день, когда действительно Христос Спаситель был принесен Своею Пречистою Матерью в Иерусалимский храм, Дух Божий направил туда стопы Симеона, чтобы ему своими очами узреть обетованного Мессию. Затрепетало сердце сего праведного человека при виде Богомладенца, исполнившись неземной радости. Старческими руками Симеон праведный взял Богомладенца и нежно произнес: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром, потому что очи мои увидели спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех людей». И исполненный Духа Святаго, прав. Симеон указал, кем будет Христос Спаситель для всего человечества: «Се лежит на падение и на восстание многих». «А Тебе,— обращаясь к Богоматери, сказал Симеон,— Тебе Самой оружие пройдет сердце». То есть, как бы оружием пронзит сердце Твое.

Вот, возлюбленные братья и сестры, какое событие мы с вами вспоминаем в сегодняшний день. Здесь мы видим, с одной стороны, исполнение обетования, данного человеку Богом о пришествии в мир Мессии, а с другой — соприкосновение Божества с человечеством, которое ощутил в своем сердце св. прав. Симеон. Это была поистине великая минута в жизни Симеона Богоприимца. Великая, торжественная, радостная, возвышенная минута, ибо он увидел своими очами Мессию Христа Спасителя. И это соприкосновение Божества с человечеством и доныне продолжает свершаться в Церкви Христовой.

Апостол Павел — ревнитель отеческих преданий — не понимал вначале истинности учения Спасителя и гнал Церковь Христову. Но вот сей гонитель соприкоснулся с Божеством, а вернее, Оно, Божество, прикоснулось к его сердцу. В тот день он направлялся в Дамаск, где намеревался расправиться с последователями Иисуса. Но уже на подступах к городу его неожиданно осиял небесный свет, повергши его ниц. И хотя этот свет временно лишил его зрения, зато в сердце у него произошло просветление. И из гонителя Павел превратился в ревностного проповедника христианства. Вот как соприкосновение с Божеством изменило нрав человека жестокого и сделало его великим сосудом Божиим.

Прикосновение Божества, возлюбленные братья и сестры, происходит со многими людьми, отвращая человека от греха на правый путь, на путь спасения. Вспомним житие преп. мученицы Евдокии. До своего обращения она никак не реагировала на христианство. Но однажды по соседству с Евдокией остановился некий монах, который постоянно читал Евангелие. Чрез слово Господне Божественная благодать прикоснулась к ее сердцу, .и Евдокия уразумела, что стоит на гибельном пути, и обратилась от греха к праведной христианской жизни. Она вошла в число спасающихся, в число святых, и ныне мы ее прославляем.

А разве преп. Пелагея не испытала прикосновения Божества к своей душе? Испытала. И тоже — чрез слово Божие, которое проповедывал тогда епископ Нон. Божественная благодать коснулась ее сердца, и эта язычница, эта блудница, преобразившись, достигла целомудрия и святости.

Особенно явственно соприкосновение Божественной сущности к человеческому естеству можно увидеть на примере Серафима Саровского. Когда он еще в сане диакона совершал Божественную литургию, благодать Божия настолько обильно изливалась на преподобного, что он начинал светиться. Некогда Мотовилов, благочестивый человек и ученик преподобного Серафима, испытал на себе прикосновение Божественной благодати, и в зимнее время, когда на улице стояла стужа, этот человек почувствовал внутри себя такую теплоту Божественного Духа, что она зримо растопила снег.

Видите ли, возлюбленные братья и сестры, какой неизреченный дар снискали себе от Господа христиане — соприкосновение Божественной сущности с сущностью человеческой! Когда это происходит — человек. приходит в восторг, изливает особые слезы умиления, отвращает свое сердце от греха и вступает на спасительный путь.

И если мы с вами внимательно вспомним свою мимошедшую жизнь, то, я думаю, любой христианин заметит и подтвердит ту истину, что прикосновение Божественной благодати к нашим сердцам в той или иной мере испытал каждый из нас. К каждому сердцу прикасалась Божественная благодать, вызывая слезы умиления, раскаяния, глубокого сожаления о том, что делали мы не так. Она проникала в сердце и наполняла его особенною любовью и к Богу, и к ближнему, так что оно готово было на любые испытания: на собственные страдания и на сострадание к людям. И как было бы спасительно, если бы это соприкосновение с Божеством никогда нами не забывалось, но все более и более утверждалось! Утверждалось так, как некогда утвердилось в сердце прав. Симеона Богоприимца, дабы, воспламеняемые Божественной благодатью, мы неослабно шли спасительным путем к вечному блаженству во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Священные картины — зеркало для нашей души (На реках Вавилонских)

Во имя Отца и Сына и Свята го Духа!

Мы, возлюбленные братья и сестры, так с вами устроены, что, совершая то или иное земное делание, подчас забываем высшие идеалы и на наши очи ложится как бы некая пелена забвения. Через эту пелену мы не видим той опасности, в которую впадаем, согрешая. И вот для того, чтобы разрушить эту вражию пелену, Церковь Христова, как любящая мать, изображает пред нашими очами картины, бывшие в жизни и Ветхозаветной Церкви, и Новозаветной. Изображает для того, чтобы мы, как в зеркале, увидели самих себя. А картины эти очень замечательны. Они раскрывают тяжкое состояние человеческой души, рассказывают о греховном пленении людей, допустивших нарушение Божественного закона.

Вот вам одна из таких картин.

Когда иудейский народ жил в Иерусалиме, принося чистые жертвы Богу, чистые возвышенные молитвы и богослужения Творцу своему и Создателю, тогда Господь охранял его. Но пришло время, когда иудеи допустили отступление от святости и удалились от Бога, ища сладости в творении греха. Отвергнув Божественную благость, иудейский народ стал творить непотребное. И по мере того, как люди все более и более предавались греху, приближали они к себе час Божественного правосудия.

И вот чаша долготерпения Господня переполнилась, и Иерусалим — матерь городов — был окружен халдейским правителем Навуходоносором. Войска неприятеля устремились на святой град. И как ни сопротивлялись иудеи, но так и не смогли устоять. Навуходоносор вошел в город и разрушил не только стены иерусалимские, не только жилые дома, но самую великую святыню иудеев — Иерусалимский храм. Разрушил до основания. Сыны Едомские радовались тому, что Навуходоносор разрушает Иерусалимский храм, предает смерти жителей Иерусалима, и в радости своей подбадривали воинов, говоря: «Истощайте, истощайте до основания его»,— т. е. разрушайте, совершенно разрушайте, чтобы ничего не осталось на этом святом месте. И действительно, Иерусалим со своими святынями был полностью разрушен. Оставшийся иудейский народ был уведен в плен и помещен на реках Вавилонских с тем, чтобы пленники служили завоевателям тяжелым непосильным трудом.

Бедные иудеи! Некогда радовавшиеся Божией благодати, восхвалявшие в песнях величие Божие, теперь они в оковах, согбенные, выполняют те работы, которые указывают вавилоняне. Они повесили свои музыкальные инструменты на вербах, т. е. на деревьях, и смотрели на них с плачем. А победители смеялись, ругались над ними и причиняли им еще большую горечь, говоря: «Воспойте нам от песен Сионских! Ну почему вы не поете теперь, здесь, на нашей земле?» А иудеи, обремененные тяжким рабством, отвечали: «Не можем мы петь песнь Господню на земле чужой. Мы не забудем тебя, Иерусалиме, пусть лучше будет забвенна десница каждого из нас, пусть язык наш прилипнет к гортани нашей, если только мы не вспомним тебя, Иерусалиме, как веселие в начале нашем. Нельзя песнь Господню петь на земле чужой!» Горько им становилось от насмешек завоевателей. И тогда они взывали к Богу: «Господи, помяни сынов Едомских, которые во время разрушения Иерусалима говорили, подбадривая войска Навуходоносора: «Истощайте, истощайте до основания его»!» И молили, вознося как бы некое проклятие из сердец своих на пленивших и поработивших их: «Дочь Вавилона окаянная, блажен, кто воздаст тебе таким же самым воздаянием, которое ты воздала нам, блажен, кто возьмет твоих младенцев и разбиет их о камень!»

Вот, возлюбленные братья и сестры, какую картину рисует пред нами Церковь Христова в подготовительные дни к Великому Посту. Эта картина раскрывает тяжкое состояние человека в плену. Но куда страшнее человеческого пленения рабство греховное! Церковь как бы говорит: посмотрите, вот история человеческого общества, которое оказалось в тяжком пленении у врагов. Но ведь в таком же состоянии находятся и наши души! В пленении греховном оказались они. Некогда мы действительно работали Богу в сладости духовной, но когда ослабили внимание и бодрствование, когда дозволили врагу окружить нас, разрушить в своих сердцах стены, или законы Божественные, разрушить самое святое, святилище, Иерусалим сердца нашего — чувство духовного восприятия,— тогда душа наша оказалась во власти греха. Теперь мы испытываем, как некогда иудеи плененные, тяготу духовную. И вспоминаем, часто вспоминаем те сладостные минуты, когда Господь посещал нас Своей Божественной благодатью, и, воспоминая, плачем.

Рабство душевное очень тяжело. От него необходимо освободиться. Но как? Только путем покаяния, возлюбленные братья и сестры, путем постоянного устремления ума своего и сердца в горний Иерусалим. Как иудеи не могли петь песнь Господню на земле чужой и не забывали Иерусалим, так и нам нужно вспоминать те моменты жизни, когда мы верно служили Богу, и приносить плоды покаяния. И если мы станем на этот путь, то, несомненно, освободим свою душу от оков греховных и снова воспоет наш дух!

Вот, возлюбленные братья и сестры, как с помощью священных картин помогает наша Мать-Церковь пробуждать наши души. И напоминая об опасности греховного пленения, Церковь указывает нам путь к освобождению. Действительно, нам остается с вами плакать, рыдать и взывать к своей бедной душе: «Душе моя, душе моя, восстани, что спиши, конец приближается!» Время скоротечно. Успеешь ли ты, душе моя, освободить себя от рабства греху? Успеешь ли сотворить добрые дела, которые оправдают тебя на судилище Христовом? Пока еще двери милосердия Божия не закрылись, проснись, душе моя окаянная, проснись и возопий к Спасителю своему: «Боже милосердный, пощади и очисти меня от всякого греха, облеки одеждою праведности, чтобы укрепиться на правом спасительном пути и прославить Тебя чистым святым сердцем и устами ныне и в бесконечные веки!» Аминь.

Почему не за всех болящих можно молиться

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Часто, возлюбленные братья и сестры, перед нами встает такой вопрос: почему не за всех болящих можно приносить молитвы? Ответ мы находим в житиях подвижников благочестия, которые правильно разумели суть событий. Они разумели, от какой причины происходит та или иная болезнь в естестве человеческом, и в зависимости от этого либо умоляли Бога об исцелении, либо всецело предоставляли исход болезни Божественному промышлению о человеке.

Однажды к великому Парфению пришли родители, у которых болел сын. Естественно, они желали, чтобы тот получил скорое исцеление. Подвижник благочестия, всегда встречавший с любовью всех приходивших к нему с разными скорбями людей, на этот раз не оказал им никакого внимания. И те недоумевали: почему сей великий старец равнодушно относится к их горю? Умоляли они его, просили: «Помолись о нашем болящем сыне!» «Нет,— отвечал святитель Парфений,— не могу я молиться о нем, потому что он был близок к отцеубийству». И в недоумение пришли родители, поняв буквально слова провидца. И тогда пояснил им Парфений, что их сын много обижал отца и мать, делая то или иное преслушание. И не вытерпев такого поношения, родители сами же молили Бога о наказании! Господь наказал юношу тяжкою болезнью, которая и является праведным возмездием сыну. Поняли тогда родители свою ошибку, поняли и причину болезни сына, и хотя тот действительно оскорблял и обижал их, однако родительское сердце проявило любвеобилие к своему нерадивому, жестоковыйному чаду. Они припали к ногам святителя Парфения и просили, чтобы он склонился на милость и помолился об исцелении, потому что они прощают сыну обиды от всего сердца. Святитель Парфений помолился Богу, и юноша выздоровел. Возлюбленные братья и сестры, прислушайтесь к словам сего славного подвижника благочестия! Нельзя молиться за ребенка, оскорбляющего отца или мать и вызвавшего тем самым родительский гнев и наказание Господне! Такие люди несут заслуженное наказание, впадая в различные болезни.

Обратимся же к самим себе. И у нас случается, что неожиданно заболевает кто-то их наших ближних. Тогда мы спешим к священникам или же к благочестивым людям и просим их молитвенного ходатайства за болящих. И вдруг получаем отказ. Почему? Ответ мы уже знаем. И теперь, вместо того, чтобы огорчаться отказом, поразмыслим лучше — какие причины могли привести к болезни сына или дочери? Если действительно дети проявляли по отношению к родителям не только непослушание, но и злой душевредный умысел, оскорбляли их всячески, тогда по молитвам родителей Господь связывает их узами болезни ради исцеления душевного. Эта болезнь посещает человека по воле Божией как вразумление. Я знаю, что современный нам подвижник благочестия прот. Иоанн Кронштадтский тоже не за всех молился, хотя и был весьма любвеобилен к немощам и страданиям людским, к человеческому горю. Праведник прежде прозревал причину болезни. И если видел, что она произошла вследствие грехопадения, тогда молился не об исцелении телесного организма, а об исцелении души человеческой.

Вот и нам с вами, возлюбленные братья и сестры, необходимо разумевать причину болезни, и когда кого-либо из нас постигнет телесная немощь, то будем молиться не о том, чтобы Господь исцелил тело, а чтобы прежде всего очистил нас от греха, тогда и болезнь телесная упразднится.

Вот так мы должны разумевать и так поступать.

И еще, возлюбленные братья и сестры, мне хотелось бы задержать ваше внимание на разъяснении сегодняшнего апостольского чтения — послания ап. Павла к Ефесянам (2-я гл., 4—10-й стихи). В нем говорится о том, что Бог, богатый Своею милостью, явил нам действительно изобильную любовь; что мы спасены не от дел, а по благодати. От дел же никто да не похвалится. Через веру мы получили спасение. И мы сотворены Богом на добрые дела.

Почему я, возлюбленные братья и сестры, хочу обратить ваше внимание на эти слова? Потому что их смысл многие искажают, и особенно те, кто называет себя евангелистами или баптистами. Опираясь на апостольское указание, что не от дел, а по благодати мы спасены, сектанты утверждают, что в деле спасения главное значение имеет вера. Уверовал — уже спасен! Уже готово! И никаких добрых дел не требуется.

Не верьте, возлюбленные мои! Каждому христианину нужно правильно понимать значение апостольского наставления. Действительно, мы спасены через веру. Но как спасены? Ветхозаветное человечество опиралось на закон Моисеев, но поскольку люди не исполняли закон, постольку спасение не могло произойти через дела. Поэтому-то и пришел Сын Божий на землю и независимо от наших дел спас нас, грешников. Победив смерть, Христос дал возможность приобрести жизнь вечную всему человечеству. Но для личного спасения нам необходимы, кроме веры, добрые дела.

Итак, возлюбленные братья и сестры, Господь независимо от наших поступков совершил наше искупление и привел ко спасению. Но для того, чтобы стать достойным этого спасения, необходимы добрые свершения, за которые Господь потребует от нас ответа за них во второе Свое страшное пришествие.

Итак, укрепим себя в православной вере и в истинной христианской жизни, чтобы неослабно шествовать спасительным путем и достигнуть вечного спасения во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О тайне скорбей

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Мне хочется, возлюбленные братья и сестры, в сегодняшний день поведать вам о тайной духовной брани, которая совершается в жизни тех, кто продвигается по пути спасения. Все мы должны уразуметь эту тайну и по мере сил и возможностей неослабно идти к вечной жизни, где нет ни скорбей, ни печалей, ни воздыхания — ничего, что тяготит сердце человеческое.

Когда человек вступает на правый путь, то здесь он обязательно встречает не только мелкие неприятности, но и множество горьких скорбей. Но иначе нельзя. Как сказал Господь, «узок путь и немногие идут им». Конец этого узкого пути — вечное блаженство. А вот широкий путь, которым идут многие, как будто бы и не имеет ничего печального, но заканчивается бездной адовой, где людям приуготовлено множество скорбей и лишений, где вечный плач и скрежет зубовный.

Великие подвижники Христовой Церкви глубоко разумели эту истину. Они понимали, что в достижении Царства Божия, в восхождении по ступеням духовного совершенства обязательно должны быть скорби. Причем, скорби эти могут приходить как непосредственно от источника зла, т. е. от лукавого, от падшего ангела, так и от людей. Во всяком случае, любому подвижнику предлагался свободный выбор: либо испытывать удручение непосредственно от диавола (так поступали отшельники, пустынники, молчальники, столпники), либо от ближних своих (в миру или в общежительном монастыре). Подвижники благочестия, зная лукавство и ненависть врага, в большинстве своем предпочитали нести скорби, унижения, лишения, приходящие от людей. Избирая этот путь, они добровольно отсекали свою волю, умерщвляя в себе всякое проявление самолюбия, гордыни, тщеславия. И надо сказать, что, вступая на этот путь самоуничижения и самоотречения, они достигали высоких духовных совершенств. Об этом свидетельствовала та благодать, которая наполняла не только их душевный организм, но и телесный. Благодатная сила проявлялась и в те дни, когда они жили здесь, на земле, и тогда, когда их душа отделялась от тела.

Для того, чтобы воочию убедиться в этой истине, я приведу один замечательный пример из жизни подвижника Христовой Церкви.

Имя этого подвижника преп. Иоанн Лествичник скрыл, сообщив только, что это был эконом некоей обители — второе лицо после игумена. И вот наш эконом был настолько совершенен в послушании, в отсечении своей воли, что не имел в своем сердце ни злобы, ни раздражения. Он был преисполнен кротости и глубочайшего смирения, никогда и ни на кого он не возвысил голоса, никогда никого не обидел. Когда эконом скончался, то по прошествии трех дней его погребли. Вскоре братия ощутила некое благоухание, исходящее из гроба почившего эконома. Тогда игумен повелел вскрыть гроб, чтобы удостовериться, действительно ли благоухание исходит от этого почившего подвижника. И когда сделали это, то все поразились необычайному явлению — из ног подвижника, эконома монастырского, источалось благоуханное миро. И тогда игумен сказал: «Вот, чада, смотрите, какое богатство благости Божественной излилось на этого подвижника послушания, подвизавшегося 59 лет! Вот видите, к чему привело его безропотное шествие в этом подвиге! Стопы его шли по ступеням заповедей Божиих, и свидетельством того, что он угодил Господу, является миро благоуханное, исходящее из его пречистых ног».

Действительно, в земной жизни этот эконом проявлял подвиги настолько необыкновенные, о каких нам и помыслить нельзя. Однажды игумен, желая как бы испытать его и в то же время показать братии глубину его смирения и кротости, не дал ему благословения на молитвенное правило. Тот, поклонившись игумену, пал ниц и остался в таком положении до утреннего часа. И только когда началось утреннее пение иноков, игумен сказал: «Восстань, авва, и прими благословение». Получив благословение, эконом приступил к выполнению возложенного на него послушания. Преп. Иоанн Лествичник, воспользовавшись удобным моментом, спросил подвижника: «Скажи, что ты думал, когда лежал ниц пред игуменом монастыря?» И ответил эконом преп. Иоанну:

«Поверь мне, авва, что я лежал и, ожидая благословения, успел прочитать наизусть всю псалтирь».

Видите, возлюбленные братья и сестры, как подвизались подвижники благочестия в смирении и кротости! К чему все это я говорю? Говорю к тому, чтобы мы стремились не к покою, а к духовной брани. Потому что стремление к покою, к освобождению себя от всякого рода скорбей и лишений расслабляет наш душевный организм. На пути спасения обязательно будут скорби — либо непосредственно от врага, либо от людей. Но поскольку лукавый слишком коварен и жесток — против него очень трудно бороться в одиночку, и если уж он начнет искушать нас лишениями и скорбями, то мы своими немощными силами навряд ли перенесем все это; поэтому лучше нам добровольно расположить свое сердце и свою волю к тому, чтобы переносить лишения от людей. И если мы так себя настроим, то обязательно преуспеем в совершенстве духовном, достигнем доброго навыка, который поможет нам утвердиться в добродетели перенесения оскорблений и уничижений.

Итак, вооружаясь добрыми примерами христианских подвижников благочестия и сознавая, что «многими скорбями надлежит нам войти в Царство Божие», вступим смело на путь добровольного несения скорбей, и благодать Божия укрепит нас в этом добродела-нии и сподобит достигнуть духовного совершенства и вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О соединении молитвенного и телесного труда (На Введение Богородицы во Храм)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

После того, возлюбленные братья и сестры, как Деве Богоотроковице исполнилось три года, Ее родители Иоаким и Анна решили исполнить обет, данный ими Богу еще до рождения Отроковицы.

Исполнение обета сопровождалось торжественною обстановкою. В окружении дев с возожженными свечами Иоаким и Анна сопровождали свою юную дочь от самого Назарета. Три дня пути.

Во время шествия Богоотроковице, несомненно, сопутствовали небожители-ангелы, которые восхваляли Творца своего и Господа за то смотрение, за то домостроительство, которое должно было совершиться на земле.

Вот и Иерусалимский храм. В него вводят Богоотроковицу, и приемлет Ее первосвященник Захария. Святитель Божий, по особому вдохновению свыше, уразумел сердцем, что эта отроковица, которую по обещанию своему привели родители, явится именно Той, семя которой сотрет главу змия. Вопреки всем законам, которыми предписывалось только единожды в год первосвященнику входить во Святое Святых, движимый Духом Святым, Захария вводит Богоотроковицу Марию во Святое Святых. Затем он поручает Ее на воспитание девам, которые также по обету находились при храме и воспитывались в благочестии и истине.

А надо сказать, что около Иерусалимского храма, построенного уже после возвращения иудеев из плена вавилонского, находились специальные здания, числом 30. В этих-то зданиях и жили девы. В них же находились вдовицы, давшие обет сохранять непорочность, и назореи, обещавшие Господу хранить себя в чистоте телесной и духовной.

Итак, поручив Богу свою юную дочь, Иоаким и Анна возвратились к себе в Назарет, а Богоотроковица, хранимая Духом Святым, осталась при храме Божием. Распорядок дня у Нее был особый. Она большею частию занималась молитвою и богомыслием, но наряду с этим ее обучали чтению Свящ. Писания и рукоделию. Однажды первосвященник Захария, войдя во Святое Святых, заметил, что с Богоотроковицей кто-то беседует. И уразумел он, что это был ангел Господень, который приносил Ей нетленную пищу.

Так, возлюбленные братья и сестры, готовила десница Господня вместилище Божества. Богоотроковица была водима Духом Святым, Она волю свою сочетала с волей Божественной. Чем занималась Она? Молитвою, богомыслием, изучением Свящ. Писания и рукоделием. И хочу сказать, что эти основные моменты в жизни Богоотроковицы, которые способствовали охранению Ее в благочестии и истине, эти основные моменты необходимы и всем нам, идущим спасительным путем. Они имеют большое значение в деле совершенствования нашего духа. Повторим еще раз, какие это средства: молитва, богомыслие, размышление над Свящ. Писанием, изучение его и, конечно, труд. Все это усвоили в своей жизни духоносные отцы.

Вспомним, к примеру, великого подвижника Христовой Церкви Антония преподобного, и мы увидим, как он стремился использовать все средства, которыми некогда пользовалась Богоотроковица Дева Мария. Однажды, когда он пожелал всецело подвизаться в молитве, на него напал дух уныния. Тогда он, обратившись к Богу, вопросил: «Господи, ну как же можно спасаться?» И неожиданно увидел некоего юношу, который сначала занимался рукоделием, а затем встал на молитву. Помолится — а затем снова за рукоделие. И так вперемешку юноша то молился, то трудился, и наконец исчез. И был голос преп. Антонию: «Поступай и ты так же и спасешься». И действительно, всю оставшуюся жизнь преп. Антоний проводил то в молитве, то в рукоделии. Так же поступали, возлюбленные братья и сестры, и другие подвижники благочестия.

И нам с зами, живущим в миру, конечно, тоже нужно заниматься и молитвою, и богомыслием, и трудом, и изучением Свящ. Писания. Необходимо поставить себе в правило ежедневно утром и вечером посвящать хотя бы небольшое количество времени молитве, а затем, хотя бы на 5, хотя бы на 10 минут оторвать себя от житейских забот, уединиться и предаться бо-гомыслию. Богомыслие допустимо и, более того, необходимо и во время работы, а главное — при посещении того места, где мы питаем свою душу и сердце,— в храме Божием. Присутствуя на богослужении, мы участвуем в жизни церковной и получаем Божию благодать. Здесь мы слышим слово Божественное, которое питает нашу душу, наш ум и сердце.

Итак, возлюбленные братья и сестры, в этот великий для нас праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы будем стремиться к вечному спасению во Христе Иисусе Господе нашем, употребляя и молитву, и богомыслие, и физический труд, и изучение Свящ. Писания. Аминь.

Ошибки в духовном руководительстве

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Если мы с вами, возлюбленные братья и сестры, внимательно посмотрим на свое отношение к духовной жизни, то увидим, как много ошибок мы допускаем на своем спасительном пути!

Ошибаемся даже в выборе духовного руководителя! Пусть это будет епископ, священник или, может быть, самый обычный благочестивый мирянин, суть заключается не в сане, не в чине, не в должности. Суть в том, чтобы избранный нами наставник оказался опытным и искусным духовным делателем, строгим ко греху. Но у нас зачастую получается наоборот. В наше сердце вкрадывается змей, который мешает нам правильно руководствоваться в духовной жизни. Мешает потому, что стремясь избрать себе учителя «по сердцу», мы ищем таких людей, которые ласкали бы наше самолюбие и в какой-то мере удовлетворяли бы не столько духовным запросам, сколько потакали нашим грехам и страстям.

А вот великие подвижники Христовой Церкви к этому вопросу подходили весьма осторожно и, самое главное, разумно. Они не искали себе духовных отцов, которые, как говорится, ублажали бы их. Нет. Они искали таких, которые бы относились к ним строго при любых обстоятельствах, а относясь строго, искореняли бы из их сердец все скверное, все греховное, все то, что мешает на пути духовного восхождения. И при таком отношении они, несомненно, совершенствовались духовно и становились великими подвижниками Христовой Церкви. Как доказательство этому, я приведу один замечательный пример.

В некоем отдаленном монастыре проживал инок по имени Иоанн Савваит. Он имел руководителем очень духоносного старца, у которого жил и получал наставления. Но поскольку его духовный руководитель слишком, по его мнению, ублажал ученика, Иоанн подумал, что это может быть не спасительно для его души. Тогда, чтобы избежать каких-либо преткновений и хитросплетений диавольских, он, поклонившись своему духовному отцу, испросил у него благословения отойти в другой монастырь, чтобы там предать себя на всякое поношение. Духовный отец отпустил его.

Итак, преп. Иоанн Савваит отправился в Палестинский монастырь, который некогда основал Василий Великий, архиепископ Кесарии Каппадокийской. Здесь он поселился и предал всего себя на уничижение, на поношение, на всякого рода утеснения. В таком подвиге провел он три года. По их истечении он увидел в сонном видении некоего мужа, который держал в руках хартию, указывавшую, что за Иоанном Савваитом числится долг — 100 литр золота. После этого сновидения преподобный стал подвизаться еще усерднее, ибо, размышлял Иоанн, хартия, несомненно, свидетельствует о том, что он пред Богом весьма грешный, и должник Ему, и обязан выплатить долг. И так он снова подвизался. И снова по истечении нескольких лет он увидел во сне того же самого мужа, который показал Иоанну, что прощена только десятая часть долгов. И снова прилагал подвижник труды к трудам, и снова предавал себя самого на всякого рода поношения, сделав себя как бы безумным, хотя разумно исполнял всякого рода послушания. Иноки того монастыря старались посылать Иоанна Савваита на самые грязные работы, а он выполнял их беспрекословно, безропотно, с радостью. И, конечно, взошел на недосягаемую для нас высоту духовного совершенства. Прошло еще 13 лет. Наконец, явился великий муж, который показал ему пустую хартию, и понял преподобный, что все долги, которые числились за ним, прощены, что Господь приял его подвиги.

Вот, возлюбленные братья и сестры, какой замечательный пример подают нам подвижники благочестия. Пример того, как великие светильники Христовой Церкви стремились искать себе не ублажение, а, наоборот, поношение — с тем, чтобы распять свое самолюбие, уничтожить гордыню, превозношение, всякие греховные занозы. А что же у нас? Если мы проникнем в тайники своего сердца, то увидим, что мы ничего похожего совершенно не имеем, желая себе не уничижения от других, а похвалы. И если кто-либо из нас имеет духовного руководителя, то ждет от него ублажения, а не укорения, не назидания, и тем более не наказания. Но при таком желании может ли искорениться в нас какая-либо греховная склонность? Нет, никогда. Потому что думая, что это мы выбираем себе наставника, а не Господь дает нам его, мы всегда будем проявлять свою греховную волю и требовать от духовного руководителя не исполнения воли Божией, а потакания нашему своенравию. При таком отношении к наставнику, конечно, не может быть и речи о духовном совершенствовании.

Поэтому, возлюбленные братья и сестры, если мы приходим к духовному отцу, то должны приходить только с таким настроением, чтобы через него открывать себе волю Господню. Какова бы она ни была: суровая или, наоборот, мягкая — все это надо воспринять как из руки Божией. И только при таком условии мы сможем искоренить в себе всякое движение греховной воли и тем, несомненно, приобрести добродетели, которые сделаются для нас источниками жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Об очищении души

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Основная наша с вами забота, возлюбленные братья и сестры, заключается в том, чтобы замечать в своих поступках, в движениях своего сердца те или иные греховные склонности. И не только замечать, но прилагать все старания к их устранению. В этом состоит все наше трудничество: очищать сердце и преображать душу, насаждая в ней все доброе, все святое, все то, что является основой для будущей жизни.

Ничто нечистое не войдет в Царство Божие. Как говорит ап. Павел, «не обманывайтесь: ни блудники, ни растлители, ни пьяницы, ни сквернословы Царства Божия наследовать не могут». Вот почему, возлюбленные братья и сестры, наш основной подвиг на пути спасения заключается, как я сказал, в очищении своей души от всякой греховной скверны и в насаждении добрых христианских навыков. А бороться нам нужно твердо и основательно, бороться постоянно и кропотливо. В этом деле полезно как можно чаще себя проверять — в каком состоянии духовном мы находимся? Взошли ли на ступени духовного совершенства или только еще приблизились к ним? А может, наоборот, удалились от этих ступеней и обратилась вспять, на путь греха, на путь погибели? Не обманываемся ли мы в своем уповании на спасение вечное? Может быть, мы думаем, что умертвили в себе всякое движение греха, а на самом деле он царит в нашем сердце, в нашей душе, господствует над нашими силами: и духовными и телесными?! Вот здесь-то и нужна мудрость, вот здесь-то и нужно руководство духовное, чтобы вовремя распознать хитрости врага и скрытое действие греха. Я приведу вам один замечательный пример, который покажет, как даже великие подвижники Церкви Христовой не всегда уразумевали всей сложности своего духовного состояния, всей тонкости греховной, которая подчас проникала в их сердце и не давала покоя до самой кончины. И в то время, когда некоторые подвижники думали, что искоренили в себе страсти, они все еще таились в сокровенных уголках души.

Один весьма почтенный старец подвизался в пустыне около 50 лет. Жизнь его была очень строгой. С того времени, как он вступил на подвиг благочестия, он не вкушал хлеба, употреблял в пищу либо съедобные растения, либо коренья от них и принимал немного воды. Наконец, посчитав, что он уже завершил подвиг воздержания, молитвы и умерщвления в себе страстей, подвижник как-то сказал пришедшим к нему братиям и старцам: «Ну вот, теперь я умертвил в себе три основные страсти: блуд, сребролюбие и тщеславие». Он был так глубоко в этом убежден, что никто его не смог разубедить.

Услышал об этом великий старец Авраам и поспешил прийти к пустыннику, чтобы наставить его и предупредить об опасности, в которой тот находился. Пришел Авраам и спросил: «Скажи мне, авва, действительно ли ты говорил то-то и то-то?» Старец сознался: «Да, я действительно сказал братии, что победил в себе страсти блуда, сребролюбия и тщеславия».— «Хорошо, это очень хорошо, что ты победил, но вот я испытаю тебя, а ты посмотри — действительно ли умерщвлены в тебе эти страсти? Представь, что ты входишь в келью свою и находишь в ней на постели лежащую женщину. Сможешь ли ты не обратить внимания на нее и остаться безразличным, как будто это не женщина, а какой-то бездушный предмет?» Старец ответил: «Нет, но я смогу удержать помысл, чтобы не прикоснуться к той женщине».— «Вот видишь,— сказал Авраам,— страсть еще жива в тебе, она лишь связана тобой. Но испытаю еще. Представь, что ты идешь дорогой куда-либо и вдруг неожиданно среди камней, среди обломков глиняных сосудов находишь кучу золота. Сможешь ли ты не смущаться мыслью об этом богатстве и пройти спокойно мимо?» — Старец ответил: «Нет, но буду бороться мыслью, чтобы не прикоснуться к этому золоту и пройти дальше».— «Вот видишь,— сказал Авраам,— и эта страсть еще жива в тебе, но только связана тобой. И еще скажи мне: если к тебе придут два брата, о которых тебе известно, что один тебя хвалит, а другой весьма поносит,— сможешь ли ты без смущения одинаково радушно принять обоих?» — «Нет,— ответил старец,— но я буду бороться в помыслах моих и постараюсь принять обоих в равной степени радушно».— «Вот видишь,— сказал Авраам,— жива и эта страсть в тебе, она только связана».

Вот, возлюбленные братья и сестры, какой замечательный пример привели мы с вами. Видите, как великие старцы, которые подвизались даже полвека, могли ошибаться, думая, что умертвили в себе те или иные страсти. Они боролись много лет, но не всегда, как видите, достигали окончательного умерщвления в себе тех или иных страстей. Правда, они связывали их своим благим произволением и не давали выхода наружу, но тем не менее страсти продолжали в них пребывать.

А что же у нас с вами? Связываем ли мы в себе страсти, как их связывал старец, которого вразумил великий авва Авраам? Если мы проверим самих себя, то найдем, что не только не связываем, но и усугубляем в себе те или иные греховные привычки. Мы очень и очень слабо, возлюбленные братья и сестры, боремся над умерщвлением своих греховных склонностей. И страсти, конечно, господствуют внутри наших сердец. Как они нами повелевают, как толкают нас на всякое беззаконие, на всякое падение! И мы, как безгласные овцы, бываем ведомы на заклание — но не Христу, а греху. Посмотри каждый сам в свое сердце! Сколько в нем злобы, ненависти, зависти, раздражения, гордыни, тщеславия и еще много другого, возлюбленные братья и сестры! Но если нам и удастся узреть свои грехопадения — этого еще недостаточно. Церковь призывает нас к тому, чтобы мы вооружились против греха. Вооружились молитвой и терпением, чтобы искоренить из себя всякое движение греховное.

Возлюбленные братья и сестры! Уже пост кончается, а страсти по-прежнему господствуют в нас, по-прежнему мы с вами лежим в тине греха и еще не начинали по-настоящему путь своего спасения. Но не будем отчаиваться, не станем допускать мысли печальные! Возымеем усердие и хотя бы в остаток дней Великого Поста вооружимся против греха, призывая Божественную помощь, взывая молитвенно к Пречистой Деве Марии и испрашивая молитвенное ходатайство небожителей и тех подвижников благочестия, которые оставили нам замечательный пример покаяния и доброделания, дабы их предстательством Господь утвердил нас в твердой решимости на борьбу с грехом и в насаждении добрых навыков в своих сердцах.

Господи, Господи! Благослови нас Своей Божественной десницею, вразуми и укрепи на этом спасительном пути, дабы мы могли достигнуть вечной жизни и прославить великое имя Святой Троицы ныне и в бесконечные веки. Аминь.

О решимости (На Благовещение)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

«Се раба Господня, да будет мне по глаголу Твоему»,— так, возлюбленные братья и сестры, ответила Пречистая Дева Архангелу Гавриилу, который прилетел с небесных кругов благовествовать Деве Марии: «Радуйся!»— и возвестить, что от Нее родится Бог Слово — Сын Божий.

«Се раба Господня» — как кратки эти слова! Но в них заключается самое главное и самое дорогое для всего человечества. В них выражена воля Пречистой Девы Марии. И если бы Она не произнесла этих слов, то дело спасения человечества было бы невозможно. Если бы Богоотроковица не соизволила высказать Свою решимость идти так, как повелевает Ей десница Божественная, то человечество оказалось бы под угрозой погибели. И не совершилось бы тогда Боговоплощения.

Вот, возлюбленные братья и сестры, какое великое значение имеют эти краткие слова: «Се раба Господня»,— сказанные Пречистой Девой Марией Архангелу Гавриилу. Преданность воле Божественной и желание жить ради Христа и ради людей — это основа основ для всех, жаждущих спасения. Для этого должна быть решимость служить Богу, стать соработниками на ниве Божией. Этой решимостью были проникнуты сердца и умы последователей Христовых — апостолов. Посмотрите, возлюбленные братья и сестры, на эту решимость, беззаветную решимость святых апостолов. Обращается Господь к ученикам Своим и говорит: «Отныне вы будете ловцами человеков». И как отнеслись апостолы к этому глаголу Божественному? Они радостно отозвались на него, оставили все мирские попечения и последовали за Христом. И после того, как совершилось искупление человеческого рода, когда духоносные апостолы получили благодать Св. Духа в день Пятидесятницы, тогда они вступили на путь благовествования Христова, всецело предав себя воле Божественной. И все, что повелевал им Господь, все они выполняли до мельчайшей йоты, до самого малейшего слова, сказанного Божественным Учителем. А делать это было совсем не легко. Апостолы испытывали гонения и притеснения и со стороны иудеев, и со стороны язычников. Но они не страшились, возлюбленные братья и сестры, нет! Потому что они знали, что от их решимости, от их последовательности, от исполнения ими воли Божественной зависело спасение человечества. Поэтому-то они несли благовестие Христово безбоязненно, мужественно, полагая свои души за имя Господне. Разве мы не слышим, что отвечали они синедреону, который заставлял их молчать о Христе?! Они отвечали: «Надлежит более слушать Бога, нежели вас. Мы есть свидетели, поэтому как свидетели обязаны благовествовать об Истине, хотя бы и угрожала нам смерть».

Подобной решимостью были проникнуты и души преемников апостольских: святителей, преподобных, мучеников… Ибо каждый из них сознавал, что без предания себя воле Божественной, без решимости неизменно следовать учению Христову невозможно очистить свою душу, невозможно достигнуть вечного спасения.

Вот почему, возлюбленные братья и сестры, мы видим в жизни св. угодников Божиих эту беззаветную решимость. И если хотите, именно такая решимость необходима и нам. Недостаточно того, что в момент св. крещения, в момент принятия таинства миропомазания мы восприняли в себя Божественную благодать. Для спасения необходимо сохранить эту Божественную благодать. Сохранить внутренней решимостью неизменно следовать тому, что будет внушать и внушает нам Господь. Если же мы будем противиться влиянию Божественной благодати, то, конечно, напрасно будем ожидать спасения. Мы его не достигнем. Господь не насилует нашей воли, но Он ожидает от нас благого произволения, ожидает служения, усердного труда над сохранением слова Божия, благодати Св. Духа и даров Божиих, чтобы они возрастали в наших сердцах и утверждались.

Посмотрите, возлюбленные братья и сестры, на земледельца. Бросая в землю семя, он не допускает и мысли, что посеянное им земля произрастит сама: дождик польет, солнце пригреет — и все будет хорошо. Он знает — может наступить засуха, могут появиться вредители, или земля закиснет от дождей… Поэтому, для того чтобы произросли плоды, земледелец трудится: поливает, рыхлит землю, выпалывает сорняки, прикрывает ростки от морозов… Так ведь? Это тот жизненный урок, который применим и в духовной области; Если мы будем заботиться о семени Божественном, посеянном в наших сердцах в таинстве миропомазания, то по мере нашего усердия будет утверждаться в наших душах Божественная благодать и наступит тот момент, когда утвердится наша воля, наша решимость шествовать только добрым христианским путем.

Итак, возлюбленные братья и сестры, в день Благовещения, в день великого праздника церковного, когда Пречистая Дева Мария выразила свою волю, свою решимость быть рабой Господней, когда Она высказала свое волеизъявление всецело следовать тому, что повелевает десница Божественная, в этот светлый день постараемся и мы с помощью Божией оберегать в своих сердцах дары Св. Духа. Пусть никакой грех не прельстит нас, пусть не ослабнет наша решимость быть истинными рабами Христа Иисуса Господа нашего, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Об искуплении человечества (На вынос Плащаницы)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Снова, возлюбленные братья и сестры, пред нашим мысленным взором предстоит Голгофа. Снова мы стоим с вами у креста Христова и снова являемся очевидцами тех тяжких страданий, которые перенес Спаситель мира. Вновь до ушей наших доносится мучительный возглас Спасителя: «Жажду!» Кого Ты жаждешь, Спасителю мой? О ком Ты так жаждешь? Чего жаждешь? Пития ли тленного или иного чего?

Нет, не пития вещественного, не обычной воды жаждет Христос. Он жаждет нашего с вами спасения, возлюбленные братья и сестры! Жаждет, чтобы свершилось то, что предначертала Божественная десница в Совете Святой Троицы.

Но люди, услышав этот возглас Христа Спасителя, не поняли этого и думали, что Он просит обычного человеческого пития. И тогда один из воинов взял губку, напоил ее уксусом, надел на трость и поднес к губам Спасителя. Вкусил этого уксуса Христос и произнес: «Совершилось».

Да, совершилось великое дело искупления рода человеческого. И едва только испустил Спаситель дух Свой в руце Бога Отца, как завеса церковная раздралась, земля расселась и мертвые восстали из своих гробов, чтобы по воскресении Христовом явиться во Иерусалим и засвидетельствовать о величайшей победе жизни над смертью.

Совершилось! Величайшее дело совершилось на кресте, на Голгофе. Раздралась церковная завеса, которая некогда стояла как бы неким средостением между человеком и Богом, потому что ветхозаветное человечество ограничивало себя богопоклонением только в Иерусалимском храме. А теперь, с момента пришествия в мир Христа Спасителя, с того момента, когда пречистая кровь Богочеловека омыла все человечество, эта ветхозаветная преграда между Богом и людьми должна была упраздниться. И она упразднилась. И Богу стали поклоняться в духе и истине не только в Иерусалимском храме, но всюду, на всяком месте владычества Его. Сама земля, рассевшись, засвидетельствовала, что наступит час, когда «все находящиеся во гробах услышат глас Сына Божия и услышавши оживут». Но оживут одни — к осуждению, другие — к торжеству жизни вечной, к славе, которую воздаст Господь возлюбившим Его.

Совершилось, возлюбленные братья и сестры, наше с вами искупление. Тогда совершилось это величайшее дело, когда почил Господь, вися на кресте. Вот Он, Божественный наш Спаситель! Вот Он — безгласен, и смежил очи Свои. Вот глава Его склонилась на плечи, и видим мы с вами лицо Его, как бы обезображенное. Видим, как из рук Его и ног источается пречистая кровь. Все это совершается пред нашим внутренним взором.

Люди, увидев страшное событие на Голгофе, вострепетали и уходили, бия себя в грудь. Это было первое воздействие почившего Богочеловека на совесть человеческую. Люди стали пробуждаться. И это пробуждение совести, пробуждение сознания своей греховности затем распространится на остальные народы, и создастся Церковь.

Наступил вечер. По обычаю иудейскому, возлюбленные братья и сестры, надлежало, чтобы те, кто висел на крестах, были сняты и преданы погребению. Явился некий человек по имени Иосиф Аримафейский — человек, богатый не только материально, но и душою своею. Это был тайный ученик Христов, который не принимал участия в беззаконном осуждении Спасителя. Этот человек дерзнул войти к Пилату и просить тела Иисусова. Пилат разрешил взять тело Христово. Иосиф вместе с Никодимом купил Плащаницу и ароматы и пришел на Голгофу с тем, чтобы снять Христа с Живоносного древа и предать Его честному погребению. Вот он всходит по лестнице, приставленной ко кресту, и вынимает гвозди из рук Христовых, снимает Его пречистое тело и кладет на Плащаницу. Рядом стоит Богоматерь и плачет о Сыне Своем и Господе. Оружие скорби, как предвещал Симеон Богоприимец, действительно прошло через Ее сердце. Приготовляется тело Христово к погребению. И вот этот момент — момент снятия со креста тела Иисусова и приготовления Его к честному погребению — мы сейчас с вами и вспоминаем, стоя у Плащаницы Христовой. И мы, как Никодим, пришли к телу Спасителя с тем, чтобы вместо мира помазать пречистое тело Его слезами раскаяния.

Итак, возлюбленные братья и сестры, вспоминая все эти великие события, приступим же к св. Плащанице, преклоним свои колена и изольем слезы. Дабы все, что предпринял Господь ради нас, послужило бы нам во спасение для вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Об упражнении в духовных добродетелях

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Для того, чтобы нам с вами, возлюбленные братья и сестры, достигнуть духовного совершенства, необходимо упражняться не только в телесных добродетелях, но, главным образом, в духовных. Пока же, к сожалению, мы более всего полагаемся на свои телесные добродетели. Иными словами, на добродетели, которые слагаются из вещественного вспоможения ближним. Большею частию мы надеемся приклонить к себе благость Божию милостынею, ухаживанием за больными, совершением телесного воздержания или молитвенным правилом. Все эти добродетели, связанные с нашими телесными подвигами, конечно, необходимы. Но не думайте, что только этим мы приклоним к себе Божественную благодать, Божию милость! В деле нашего спасения необходимо созидать в себе и телесные добродетели, и духовные. К духовным добродетелям относятся искоренение из своего сердца раздражительности, злобы, злопамятства, осуждения и снискание великодушия и терпения, чистоты душевной. Вот эти, возлюбленные братья и сестры, добродетели помогут нам в деле нашего духовного совершенствования. Без них спасение наше окажется под сомнением. Поэтому-то необходимо упражняться нам и в духовных добродетелях. По существу, в этой области мы еще не трудились, дозволяя себе плыть по течению жизни и не стремясь установить внутри себя контроль и упражнение в этих великих добродетелях.

Итак, возлюбленные чада, необходимо нам устремить свой духовный взор на эту сторону нашей с вами жизни. Потому что здесь мы много теряем, не упражняясь как следует в духовных добродетелях. Не искореняем в себе ни раздражительности, ни гнева, ни памятозлобия, ни осуждения, ни других духовных пороков и не приобретаем вместо них добродетели: кротость, смирение и великодушие.

О, как мне хочется, чтобы все мы уже с сегодняшнего дня начали постепенно упражняться в искоренении из своих сердец греховных привычек! Взращивать в душе хрупкие ростки той или иной духовной добродетели! Мне хочется, чтобы с сегодняшнего дня мы начали бороться прежде всего с раздражительностью, гневом и памятозлобием. Почему именно эти грехи так необходимо нам упразднить? Да потому, возлюбленные братья и сестры, что эти пороки: раздражительность, гнев и злопамятство — мешают нам приобретать высокие добродетели, мешают шествовать спасительным путем, мешают творить добро ради Бога, для ближнего своего.

Подумайте: как можно, имея в сердце раздражение, гнев или злопамятство, спокойно совершать, допустим, молитвенное правило?! Никогда в таком состоянии мы не принесем молитву чистосердечную, потому что раздражение и гнев, а тем более злопамятство обязательно осквернят в нас чистоту нашего внутреннего ока, чистоту молитвы. И всякий раз, когда мы приступим к совершению молитвы, всякий раз помысл раздражения и гнева будет возвращать нас мысленно к той обиде, к тому оскорблению, которую причинили нам ближние наши. Возвращать с такою силою, что мы не сможем удержаться от зла. Помыслы будут внушать нам, что обидчик досадил нам не спроста, а с целью, да не бес ли в нем? И так враг будет возбуждать в нас злые помыслы без конца, чтобы окончательно разрушить в нас чистоту молитвы. Вот и подумайте, можно ли при раздражении нашем совершать чистую молитву? Нет, нет и нет! Можем ли мы иметь благорасположение к ближнему своему, имея на него гнев и злопамятство? Можем ли мы тогда снисходить к его немощи? Можем ли в гневе не позавидовать его счастью, благополучию? Или поскорбеть, если обижающий нас имеет какое-то несчастье? Нет, возлюбленные, мы во гневе своем не только не имеем сострадания к скорбям ближнего, но порой даже злорадствуем: «Так тебе и нужно! Ты против меня восставал — вот и попал в беду. Вот и хорошо!» Вот ведь как у нас с вами, возлюбленные братья и сестры, получается! Но где же тогда добродетель, где же у нас любовь, которая имеет сострадание к немощи ближних своих?

Вот почему, возлюбленные братья и сестры, мне хочется, чтобы мы начали свой подвиг с борьбы против раздражительности, гнева и злопамятства. Как совершить во благо это нелегкое предприятие? Как победить эти страсти? На такой вопрос отвечают нам духоносные отцы, которые сами прошли сей путь и указали нам в помощь средства, употребляя которые, мы могли бы действительно научиться побеждать в себе раздражение, гнев и злопамятство. Ведь как у нас происходит в жизни? Кто-то сказал нам какое-то оскорбительное слово, и мы сразу же допускаем раздражение, или, как говорит преп. авва Дорофей, смущение, и начинаем рассуждать: зачем он мне это сказал? Видимо, хочет уязвить меня. Ну, погоди, я тебе отплачу той же монетой! Так возникает раздражение. И если мы не победим его сразу, то оно перейдет в гнев. А для того, чтобы победить раздражение, необходимо, как это делали иноки благочестивые, поклониться ближнему, который огорчил тебя, и сказать: прости меня, брат или сестра, что я вызвал в тебе такое раздражение! И тем самым угасить в себе смущение и не дать ему укорениться. Если же мы в самом начале так не поступим, тогда раздражение укоренится и перейдет в гнев, который, пылая в нас и перегорая, оставит после себя целый ворох горячих углей, готовых возгореться в любой момент, даже спустя много лет. Породится злопамятство. А оно очень опасно. Затаившись, памятозлобие может ждать своего часа, чтобы с новой силой разжечь в нас гнев спустя много лет после примирения.

Разве не так это происходит в нашей жизни? Бывает, что мы как будто примирились с кем-либо окончательно. Но вот проходит несколько лет, и тот человек, с которым мы примирились, нечаянно или по своей немощи допускает против нас грех, говорит нам оскорбительные слова и т. п. И мы, вместо того чтобы рассуждать только о данном поступке своего ближнего, сразу же воскрешаем в своей памяти все бывшие за этим человеком грехопадения против нас. И тогда с силою морской волны захлестывается гневом наш разум, в котором враг без труда рисует мнимую бездну напастей на нас со стороны ближнего, и мы начинаем припоминать: ага, ведь ты, оказывается, это не только сейчас делаешь, это ты мне делал еще 10—15 лет назад! Все это было у тебя не без цели. Ты коварно выжидал, чтобы ударить меня побольнее!

Вот, возлюбленные братья и сестры, как вредит нам в деле спасения гнев и злопамятство. Так как же побеждать эти грехи? Только любовью. Как говорят святые отцы, в минуты смятения надо помолиться о человеке, обижающем нас, обратиться за помощью к Богу молитвенным воплем: «Господи, помилуй брата моего и его молитвенным предстательством помилуй и сохрани нас от козней врага!» Вот как следует поступать, тогда не укоренится в нас ни раздражение, ни гнев, ни тем более злопамятство.

Посмотрим, возлюбленные братья и сестры, как великие подвижники Христовой Церкви боролись с грехом гнева. Не думайте, что они так легко достигали незлобия! Нет. Преп. Аммон в течение 14 лет день и ночь умолял Бога, чтобы ему победить эту страсть! 14 лет изо дня в день молил Бога! Вы представляете себе, какой труд взял на себя великий подвижник Христовой Церкви?! Он 14 лет трудился. Ну а мы — трудимся ли мы хотя бы один день в молитвенном подвиге, умоляя Господа искоренить в нас раздражение, гнев, злопамятство? Ответьте каждый совести своей! Молимся ли мы Богу, чтобы Он простил недругов наших? Нет?

Проверьте самих себя, возлюбленные чада мои! Вот, допустим, в сегодняшний день мы как будто молились, но об искоренении гнева и раздражения в себе почти и не просили. По существу — нет. Видите, как нерадиво мы подвизаемся! Мы, оказывается, не готовы к этому подвигу. Так как же мы можем успеть в добродетелях духовных, если мы вообще с вами не упражняемся в добродетелях? Даже любое мирское искусство требует постоянного участия. Ведь не на словах мы учимся с вами, допустим, готовить пищу, шить или возделывать сад! Мы прислушиваемся к советам, смотрим, как делают другие, а затем уже пробуем делать сами. В начале не очень хорошо получается. А затем? Затем мы постепенно приобретаем тот или иной навык и становимся хорошими, искусными кулинарами, швеями, садоводами… Но если в мирском деле требуется упражнение, то как же мы хотим освоить искусство из искусств — духовные добродетели — без упражнения в них?

Возлюбленные братья и сестры! Я хочу, чтобы все мы с помощью Божией начали бы ежедневно настраивать себя на борьбу против греха и на стяжание духовных добродетелей. Только при усилии с нашей стороны мы сможем искоренить в себе тот или иной грех или же предохранить себя от падения греховного и приобрести ту или иную добродетель.

Так не будем же глухими и косными, если только действительно хотим достигнуть спасения вечного! Господь нас призывает на этот великий подвиг, Господь показывает нам через жития Своих святых, как надо идти. В течение 17 лет преп. Мария Египетская боролась с грехом, изо дня в день взывая к Пречистой Деве, чтобы Она освободила ее от мучащих страстей. И нам ли не вопиять горьким воплем к Создателю своему? Господи, очисти нас от всякой греховной скверны, даруй нам разум, пошли нам ревность горячую, чтобы освободиться от грехов! Пошли в наши сердца теплоту духовную, чтобы мы возлюбили добродетель, возлюбили Тебя всем сердцем и неослабно бы шествовали Твоим спасительным путем, чтобы и нам достигнуть вечной блаженной жизни, величая Тебя в Троице славимого Отца и Сына и Святаго Духа и ныне и в бесконечные веки. Аминь.

Апостол Петр и предатель Иуда (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Когда мы с вами, возлюбленные братья и сестры, вспоминаем страдания Христовы, мы вспоминаем и людей, которые в те святые дни пребывали рядом с Господом. По-разному относились они к страданиям Христовым, по-разному их воспринимали, по-разному укладывали в своем сердце. Но были тогда близ Иисуса два человека, о которых мы будем сегодня говорить особо. Два человека, которые имели одно начало — Христа, одну природу греха — отступничество, но конец их был совершенно противоположным. Один достиг святости, другой ниспал в бездну адову. Один воздвигнул Церковь для спасения грешников, другой способствовал богоубийству. Один — это апостол Петр, другой — предатель Иуда.

Невозможно без содрогания сердечного размышлять о судьбе последнего. Иуда последовал за Христом, чтобы, с одной стороны, услышать учение Его, а с другой — удовлетворить свои материальные интересы. Иуда надеялся сочетать Божие и человеческое. Он думал служить и Богу, и маммоне, но он глубоко ошибся. Грех сребролюбия взял власть над ним и постепенно изгнал из сердца стяжателя все доброе и святое, опустошив его совершенно. Иуда носил специальный ящик, куда люди бросали пожертвования на содержание учеников Христовых. И всякий раз при звоне металла сердце его трепетало от радости. Ходил Иуда вместе с другими апостолами за Христом, слушал глаголы вечной жизни, но они были далеки от его сердца, потому что грех возобладал им и он лишился чувства духовного восприятия. Между сердцем Иуды и учением Божественным легла преграда. Легла стена греха, возлюбленные братья и сестры! Это страшное явление. Страшное не только для Иуды, но и для всякого человека, в чьем сердце сумеет враг рода христианского воздвигнуть непробиваемую стену между человеком и Богом, между Истиною и человеческой душой. Грех повлек Иуду к тому, чтобы предать вечную Истину на осуждение. Не утешили его ни Тайная Вечеря, ни хлеб вечной жизни, который Господь преподал ученикам Своим и Иуде. Не восторжествовал в его сердце праведный глагол Христа Спасителя, предупреждавший, что лучше бы такому человеку не родиться. Ничего не слышал или не хотел слышать Иуда в те великие священные минуты, когда слово Божие стучало в его сердце. Глухим он был, потому что грех упразднил в его сердце чувство духовного восприятия. Черная тень — тень дьявольская вошла в его душу. И от этой тени уходили глаголы вечной жизни, оставляя его в пленении греховном.

Но какова же была конечная цель этого диавольского пленения? — Богоубийство! Еще прежде, чем Христа распяли на Голгофе, Иуда убил Господа в сердце своем. Смотрите. Темной ночью, когда люди покоились на ложах своих, когда Богочеловек готовился к искупительной жертве, сразу же после Тайной Вечери Иуда оставляет Сионскую горницу и, гонимый внутренним дьявольским голосом, спешит во двор к первосвященникам, к старейшинам иудейским. Спешит, чтобы предать Христа Спасителя. Вот куда ведет грех Иуду! Предатель пришел вместе с народом в Гефсиманский сад. И смотрите, до какой низости он пал. Он дал сопутствующему ему народу знак: «Того, Кого я поцелую, Той есть». О, мерзость замысла твоего, Иуда! Ты самое ценное в жизни, лобзание святое, оскверняешь лобзанием сатаны. Целуя учителя, ты сказал: «Радуйся!» Зачем же, Иуда, ты говоришь «радуйся», если в сердце твоем торжествует сатана? Для чего ты говоришь «радуйся», если в твоем сердце кипит зло и зависть?

Но что же произошло дальше? Когда Иуда увидел, что Христа Спасителя предали на распятие, тогда в нем заговорила совесть и пред его внутренним взором предстал лик Богочеловека — лик жалостливый, окровавленный, словно говоривший ему: «Иуда, Иуда, смотри, в какое бедственное состояние ты впал! Смотри на Меня, твоего Божественного Учителя. Не тебе ли Я говорил, не тебя ли Я жалел, не тебе ли Я внушал, чтобы ты оставил грех, ибо он господствует над тобою?!»

И этот Божественный голос, этот образ страждущего Богочеловека Иуда уже не мог в себе уничтожить. Безвинно пролитая кровь жгла его, сребреники опаляли руки, и в отчаянии ему казалось, что уже не существует больше для него Божественного милосердия. Вместо Спасителя он в безумии своем видел во Христе мстителя, и, гонимый внутренней тоской, Иуда решился на последний, непоправимый поступок — взял веревку, привязал ее к дереву и вложил в петлю голову. Вот оно, следствие греха! — Иуда, как сказано, «шед, удавися».

Какой страшный образ, возлюбленные братья и сестры, раскрывается перед нами! Какое страшное, греховное пленение! Отчего все это произошло? Произошло оттого, что человек не боролся со своими греховными склонностями. Нет, не боролся. Он всецело отдавал свое сердце во власть греха. И смотрите, как постепенно грех опустошал его сердце и дьявол получал безграничную власть над его душой! И вот конец его пришел. Конец — погибель вечная.

Но вот предстает пред нами другой образ — апостола Петра. В его жизни тоже было страшное падение. Но, в отличие от Иуды, Петр сумел восстать от ужасного греха богоотступничества.

Мы слышали с вами, как он, будучи на Тайной Вечери, клялся, что если ему придется даже на смерть идти со Христом, он не отвергнется от Него. И предупредил его Божественный голос: «Петр, прежде нежели петух возгласит дважды, трижды отвер-жешися от Меня». Но Петр не хотел с Ним соглашаться, потому что любил Христа, и любил по-настоящему, дерзая, аще возможно, и спострадать со своим Божественным Учителем и Господом. Но произошло нечто, чего не мог предвидеть ап. Петр,— сказалась немощь человеческого естества. И в то время, как совершался над Иисусом Христом суд во дворе первосвященника, дух Петра смутился. Когда служанка подошла к Петру и сказала: «И этот был с Ним»,— Петр ответил, что не знает Человека Сего. Петр, Петр! Как же ты говоришь, что не знаешь Человека Сего? Ты ведь только что находился на Тайной Вечери с Ним, вкушал Его пречистое тело и пил Его кровь. Не тебя ли Он учил, равно как и всех Своих учеников, вечной жизни? Как же ты не знаешь Того, Кто умыл тебе ноги и с Кем ты готов был идти на смерть?! Но страх так овладел ап. Петром, что он как бы все забыл в этот страшный час. И одно твердил: «Не вем Сего Человека». И только когда запел петух и Господь полным скорби и любви взглядом посмотрел на Петра, только тогда он вспомнил слово, сказанное ему Господом на Тайной Вечери: «Прежде нежели петух возгласит дважды, трижды отвержешися от Меня». И горько он заплакал о своем падении. Однако слезы раскаяния не привели апостола в отчаяние, не привели его к древу позора, как Иуду, а помогли осознать свою немощь и необходимость исправления. Он любил Господа, знал Его как милосердного Отца, поэтому и не отчаивался в надежде на прощение своего грехопадения. Надежда не посрамила апостола. Господь простил его отречение и возвратил ему апостольское достоинство.

Вот, возлюбленные братья и сестры, какие образы прошли пред нами. Оба ученика Христовы совершили грехопадение, но один из них глубоко осознал свой грех и принес искреннее покаяние, другой же угодил в сеть дьявольскую и впал в отчаяние, что и привело его к погибели вечной.

Чему учат нас с вами, возлюбленные братья и сестры, эти два образа? Они указывают нам единственно верный путь ко спасению вечному — путь истинного покаяния. Ведь и мы с вами не только троекратно отвергались Христа, а многажды. Но нужно ли предаваться отчаянию, проклиная свое предательство, как Иуда? Нет! Нам необходимо, возлюбленные братья и сестры, искренне, чистосердечно оплакать свои грехопадения, как ап. Петр, испросить у Господа милующего прощения и неустанно шествовать только этим путем — путем покаяния. Тогда и Господь, видя наше доброе желание и искреннее стремление очистить душу, простит наши согрешения и примет в обители Свои вечные, где мы будем со всеми угодившими Богу славить Святую Троицу — Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

О Марии Египетской

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В 5-ю неделю Великого Поста, возлюбленные братья и сестры, Святая Церковь совершает память преп. Марии. Совершает память женщины, которая в начале своей жизни допускала тяжелейшие грехопадения, а в конце достигла святости.

Для нас, возлюбленные братья и сестры, весьма полезно проследить те пути, которыми шла Мария Египетская от греха до обращения и преображения. По существу, в ее житии, как в зеркале, отражается наш с вами образ жизни. Вот почему нам полезно заглянуть в это зеркало, увидеть себя, ужаснуться мерзости греховной и в меру сил своих с помощью Божией совершить обращение от греха к праведности.

Итак, преп. Мария Египетская с 13 лет предавалась греху. Причем, к этому греху ее никто не располагал. Она не знала нужды, которая заставляла иных людей вдаваться в похоть плотскую, чтобы иметь возможность содержать самих себя. Она сознательно предавалась сладострастию — как усладе. Мария думала, что только в этом грехе можно обрести счастье и радость жизни. И поэтому она неустанно стремилась удовлетворять свои похоти плотские, ввергая в грех и себя, и других людей. Так продолжалось много лет, пока Божественная благодать не коснулась ее сердца.

Характерно, что до определенного времени грех закрывал ее внутренние очи и Мария не видела своей погибели. Но наступил момент, когда Божественная благодать нашла в сердце падшей женщины небольшой уголок доброй земли. И в этот плодородный уголок Дух Божий и бросил семя, которое произвело свое действие.

Однажды, когда Мария находилась в Иерусалиме, она ради любопытства пожелала вместе с паломниками войти в Иерусалимский храм и поклониться Честному и Животворящему Кресту. Но едва лишь она возымела это желание и направила свои стопы во святилище Божие, как невидимая Божественная рука остановила ее дерзость. Остановила не один раз, а многажды. До тех пор не допускал ее Господь к святыням Своим, пока она не очнулась от своего греховного сна. Как же это произошло? Воззрела Мария на икону Божией Матери, висевшую над вратами церковными,— и внезапно ощутила, как Божественная благодать коснулась ее сердца. Коснулась так глубоко, что произвела в душе женщины внутреннее разделение греха и добра. В один миг, молниеносно преп. Мария увидела своим внутренним взором самое себя, увидела себя стоящей на краю пропасти, в которую она неминуемо должна была бы упасть, если бы возымела желание сотворить еще какой-либо грех. Пред ее внутренними очами раскрылась вся опасность той жизни, которую она проводила в миру. Восчувствовала Мария всю мразь, всю гадость блудного греха. Но на этом Божественная благодать не оставила ее и дала возможность внутренне, сердцем вкусить жизнь праведную, жизнь в Боге, жизнь в добре. Таким образом Господь разделил внутреннее состояние грешницы и поставил ее перед выбором между злом и добром.

Теперь, возлюбленные братья и сестры, от самой преподобной зависел исход ее обращения. Куда она склонит свою волю? Возвратится ли вновь к сладости страстной или же возжаждет сладости жизни в Боге?

Произошло спасение. Мария, внутренне, душевно ощутив мерзость греха и сладость добродетели, не захотела возвращаться на путь погибели. Божественная благодать, которая совершила в ней изменение, повела ее от Креста в пустыню, чтобы там окончательно истребить в сердце женщины всякий грех, уничтожить всякую склонность к плотоугождению.

Итак, преп. Мария удалилась в Заиорданскую пустыню и там в течение 17 лет трудилась, молилась, постилась, уничижала себя, совершала подвиг покаяния. Она не остановилась, возлюбленные братья и сестры, на том, чтобы просто оставить грех блудодеяния, не успокоилась на этом, но возжелала загладить свои греховные дела постом, молитвою и трудом. Постаралась приложить труды к трудам, чтобы бесповоротно, окончательно устранить себя от греха и привиться сердцем к добродетельной жизни в Боге. Духовное преображение преподобной совершалось посредством Креста Господня. Совершалось посредством того пути, по которому прошел Господь наш Спаситель мира от Гефсиманского сада до Голгофы. 17 лет изо дня в день боролась преп. Мария со склонностями греховными, которые создали в ее сердце некий недобрый навык. Как нам известно из ее жизнеописания, в течение 17 лет враг представлял ее внутреннему взору образы греха и сладость той снеди, которую она некогда вкушала. Вот чем старался враг уклонить ее с правого пути, воспрепятствовать ее борению, преображению ее души. И часто, изнемогая от этой внутренней борьбы, Мария падала на землю, била себя в перси, омочала землю горячими слезами и молилась Пречистой Деве Марии, чтобы Она помогла ей освободиться окончательно от мучащего ее греха.

17 лет борьбы, возлюбленные братья и сестры! Вот сколько потребовалось труда, чтобы выгнать из сердца всю заразу греха, сам дух греховный. И с Божией помощью она достигла этого очищения. Грех был убит окончательно. Преп. Мария распяла себя со страстьми и похотьми. И только после этой борьбы никакая страть уже не трогала ее сердца. Она взошла на вторую ступень крестоношения, когда вместо брани, вместо внутреннего раздора появилось в ее душе мирное устроение и тишина. Она воистину перешла от сей жизни к жизни будущего века. И то, о чем она никогда не знала, поскольку никогда не изучала Св. Писания, — все это было ей сообщено таинственно после ее очищения Божественной благодатью. Она познала Бога Слово не по книгам, не по людским преданиям — а так, как познал Его некогда первоверховный ап. Павел, который тоже принял Евангелие не от человека, а от Самого Спасителя. Вот такое благовестие восприняла преп. Мария после того, как она совершила в своем сердце победу над грехом. Она достигла очищения души в такой мере, что во время молитвы отделялась от земли и подымалась на воздух.

Имея перед глазами пример такого величайшего подвижничества, нам не мешало бы взглянуть на свое бытие, на свою жизнь и во Христе, и во грехе. Конечно, мы призваны к спасению в разное время. Одни призваны еще с младенческих ногтей, другие в более зрелом возрасте, но разве это может послужить оправданием нашей греховности?! Достаточно ли единственно призвания Господня для нашего с вами спасения? Успокаиваться только знанием Божественных истин в деле спасения нельзя. Необходимо, как и Мария Египетская, сочетать свою волю с волей Божией и направлять ее на подвиг покаяния, подвиг борьбы со страстьми и похотьми. Вот что необходимо нам в деле нашего спасения!

К сожалению, слишком часто мы на спасительном пути делаем остановки. Причем, такие остановки, которые грозят нам большой опасностью. Мы шли, шли — и вдруг остановились. Дальше не ходим идти. Не хотим бороться с греховными склонностями, и не очень сокрушаемся об этом. Не стучим в свое сердце,, не спешим с горячностью восстать против греха. Нет! Мы как бы свыкаемся с обиходом греховным, свыкаемся с тем, что в нашем сердце есть как порок, так и добродетель — полагая, что грех неизбежен, что вместе с грехом и добродетелью мы все же, Бог даст, войдем в Царство Небесное. Нет, возлюбленные братья и сестры! Помните о том, что сказал ап. Павел: «Ничего нечистое не войдет в Царство Божие»! И еще говорит апостол: «Не обманывайтесь, ни блудники, ни прелюбодеи, ни малакии, ни татие, ни винопийцы Царства Божия не наследуют».

Слышите ли, возлюбленные братья и сестры? У врат Царства Божия приставлены особые привратники, которые будут проверять наш с вами внутренний багаж. Чем он наполнен? Чего больше в нашем сердце: доброго или худого? Потребуется немалое количество добродетелей, чтобы пропустить нас в Царство Небесное, в жизнь будущего века. А мы, если внимательно осмотрим свой багаж, наверняка обнаружим, что добродетелей у нас днем с огнем не найдешь, зато грехов-то, пожалуй, не охватишь в свои объятия. Так как же мы пройдем в Царство Божие, в которое ведут не широкие врата, а очень узкие?

Возлюбленные братья и сестры! Постоянно просматривайте багаж своей души! Подумайте, нет ли в нем грехов, от которых мы можем начать избавляться прямо сейчас, заполняя пустые места необходимыми добродетелями! Для этого требуется пробудиться от спячки греховной, как некогда пробудилась преп. Мария Египетская. А нас зовет к тому Господь наш Спаситель мира. Так очнемся же от сна, восчувствуем опасность погибели и удалимся в пустыню праведности. И там вооружимся терпением, великодушием, вооружимся любовию, вооружимся молитвою и мерным воздержанием, упованием на волю Божию! Только при таком условии произойдет в нас преображение духовное. Только тогда из нашего сердечного багажа будут выброшены вон и потоплены в пучине все грехи и останутся лишь добрые дела, доброе наше устроение — останется та основа, которая соделает нас достойными Царства Божия.

Итак, призывая в молитвах преп. Марию Египетскую, да вооружимся мы, возлюбленные братья и сестры, против греха, да внемлем гласу Божественному, да согреем свои холодные души слезами покаяния и вступим на спасительный путь. Дабы, ограждаемые молитвами преп. Марии Египетской и Пресвятой Богородицы, мы смогли достигнуть вечной блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Жизнь — творческий акт Бога (Вечером в день святой Пасхи)

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Христос воскресе, возлюбленные братья и сестры! Два слова всего, но сколько они заключают в себе глубины! Этими двумя словами разрешается самый важный вопрос, который мучил человечество много веков. Этими двумя словами разрешается вопрос о том, что представляет из себя жизнь человеческая и жизнь вообще. Есть ли она результат случайных сцеплений атомов — или же она есть творческий акт Создателя? Вот какой вопрос разрешается теми словами, той истиной, которую мы с вами исповедуем.

Человечество с самого раннего своего появления задумывалось, прекращается ли жизнь человека с его смертью? Разумеется, те люди, которые сохраняли в своем сердце истину о Боге, конечно, веровали в творческое слово, в обетование Божие. Веровали и надеялись, что жизнь со смертью человека не прекращается, что наступит день, когда по глаголу Божию все находящиеся во гробах, услышавши глас Божий, оживут. Веровали в то, что жизнь есть и по смерти человека. Однако другая часть человечества, которая потеряла веру в Творца своего и ходила путями заблуждения, по-иному решала этот весьма сложный вопрос, считая, что жизнь пресекается со смертию человека. Над этим вопросом, возлюбленные братья и сестры, ломали умы великие философы мира сего. И одни приходили к убеждению, что жизнь существует и по смерти, другие, наоборот, отрицали это. Даже среди тех, кто исповедывал истинную веру (например, среди саддукеев), существовало отрицание воскресения мертвых. А некоторые идолопоклонники (эпикурейцы) вообще отрицали всякую загробную жизнь и потому, как могли, предавались земным усладам.

Вот, возлюбленные братья и сестры, над чем думало ветхозаветное человечество! С момента же воскресения Христова этот вопрос разрешается весьма ясно. Христос восстал. Христос победил Своей смертью смерть. Он показал, что человечество произошло не случайно, что жизнь на земле также появилась не от случайных сцеплений атомов, а вследствие особого творческого акта. Высшее Разумное Существо — Господь Всемогущий — вызвал на земле жизнь. Бог произвел из небытия в бытие человека для того, чтобы он, имея свободную волю, совершенствовался здесь, на земле, полагая основание для будущей жизни.

Вот что утверждаем мы с вами, возлюбленные братья и сестры, в день великой Святой Пасхи. И эту истину мы должны содержать в жизни своей. Содержать сердцем своим, умом своим и готовить себя к блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем.

Пусть же эта истина войдет глубже в наши сердца и сделается основой для вечного спасения, чтобы нам не только здесь праздновать воскресение Христово, но и в будущей блаженной жизни возвещать, что Христос воскресе! Воистину воскресе!

Об одухотворении житейских забот

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Живем мы, возлюбленные братья и сестры, в миру, и все без исключения занимаемся обычными делами. Спрашивается, как же при таких обстоятельствах нам совершать дела, которые бы были угодны Богу? Как направить все житейские попечения на спасительный путь так, чтобы они нам не только не мешали, а, наоборот, помогали бы в деле нашего спасения? На первый взгляд может показаться, что одно несовместимо с другим — забота житейская с заботой о душе. Но, оказывается, если мы глубже поразмыслим над этим вопросом, то, конечно, сможем успешно сочетать одно с другим, ибо не ложно свидетельство ап. Павла: «Аще пиете, аще ядите, аще иное что делаете, все делайте во славу Божию». Значит, не только душеспасительные дела, но и дела обычные, житейские можно направить на богоугождение. Каким же образом это можно совершить? Послушаем рассказ о подвижниках благочестия, которые своей жизнью освоили это искусство.

В одном из египетских монастырей проживал некий инок Ефросин. Он происходил из простолюдинов, был необразованным и не знал книжного писания. Когда он пришел в монастырь, игумен испытал его и нашел, что тот, хотя и не умеет читать, но благочестив. Тогда он поручил ему послушание на кухне — готовить пищу для братии. Обратите внимание, возлюбленные братья и сестры, как этот простец, не умевший читать, смог угодить Богу быстрее, чем те подвижники, которые были разумными и сведущими и в Свящ. Писании, и вообще в духовной жизни! Он совершал послушание с большим желанием, никогда не допуская в сердце ни ропота, ни раздражения. Ефросину не приходилось посещать храм даже в праздничные дни, потому что он должен был успеть приготовить пищу к приходу из храма братии в монастырскую трапезу. Как же мог он в таких обстоятельствах угождать Богу? А вот как: когда он выполнял свое послушание на кухне, то и ум свой, и сердце устремлял ко Господу, а взирая на горячую печь, он, обращаясь к своей душе, говорил: «Душе моя, душе моя, ты вот допускаешь нерадение, а смотри, огонь уготован той душе, которая нерадит о спасении своем! Плачь, рыдай о себе! Плачь о том, что ты не только неученая, но еще допускаешь ряд грехопадений! Достоин я быть здесь у этой печи и смотреть на этот огонь, потому что все лучше меня и все спасутся, а только я один уготовляю свою душу вечному неугасимому огню». Так он размышлял в течение всего дня, взирая на этот вещественный огонь и оплакивая свою душу. Тем самым Ефросин ограждал себя от греха в простоте своей прямо на кухне. И он действительно угодил Богу своим простосердечием, незлобием и богоугодным размышлением.

Однажды игумен монастыря, по имени Власий, возжелал узнать, в каком же состоянии находятся иноки его обители? Для этого он воспринял нелегкий подвиг — наложил на себя крайнее воздержание и в течение трех лет молил Бога, чтобы Господь открыл ему величайшую тайну. И Господь внял его прошению. Однажды во время молитвы игумен почувствовал себя как бы в исступлении. И увидел он себя находящимся в раю. Увидел необозримое поле, которое было покрыто и нежной зеленой травкой, и цветами. На этом поле рос.чудесный сад, птицы райские воспевали нежные песни Творцу своему и Богу. Неожиданно взор игумена остановился на одном человеке, который восседал на златом троне и в простоте своего сердца устремлял очи горе, И узнал игумен в том человеке своего повара Ефросина. В недоумение пришел игумен и спросил: «Ты ли это, сын мой Ефросин?» Тот ответил: «Это я».— «А имеешь ли ты какую-либо власть в этом райском саду?» — «Да, имею. Что хочешь, что пожелаешь, то я тебе и дам».— «Я прошу тебя,— стал умолять игумен Ефросина,— сорви и дай мне несколько яблоков». Ефросин сорвал плоды с древа и подал ему три яблока. В это время игумен очнулся и пришел в обычное состояние. Но не это было диво, а диво было то, что около себя он обнаружил три яблока — те яблоки, которые дал ему простец Ефросин. Когда игумен пришел в себя, он поспешил созвать братию. Призвал он также и Ефросина и стал его спрашивать: «Ефросин, скажи мне, где ты был в эту ночь?» Тот ответил: «Авва, я был там, где ты меня видел».— «А что ты делал?»— «Я делал то, что твои очи наблюдали».— «Давал ли ты мне что-либо?» — «Да, я дал тебе, что ты имеешь, три яблока».

Игумен, положив на дискос три священных яблока и обратившись к братии, сказал: «Возлюбленные, вкусите все от плодов райских, которые дал мне Ефросин». Иноки вкусили. И те, кто имел недуги телесные, исцелились. А Ефросин в это время тайно удалился в другой монастырь с тем, чтобы убежать от славы человеческой.

Вот, возлюбленные братья и сестры, как спасались великие подвижники благочестия! Спасались не чем иным, как только послушанием и правильным отношением к миру вещественному, к заботе житейской. Ефросин не знал грамоты, но предав свою волю Богу и игумену, даже глядя на обычную печь, угодил Богу своими благочестивыми размышлениями. Потому что с этим вещественным занятием Ефросин сочетал свои внутренние потребности и ум и сердце свое держал горе. Это очень правильный прием, возлюбленные братья и сестры, в духовной жизни. Он очень подходит для нас с вами, живущих в миру и занимающихся разного рода житейскими попечениями.

Великий подвижник русской земли епископ Вышенский Феофан советует нам одухотворять каждую вещь, т. е. с каждой вещью сослагать какие-либо благие размышления, вложить духовный смысл в ту или иную обычную вещь. Вот как это делается. Допустим, заметили вы на своем платье какое-либо пятно. Сразу же обратите свой взор горе и скажите сами себе: «Смотри, нехорошо в таком грязном платье показываться на люди, а как же ты предстанешь пред Богом с оскверненной душой? Разве не стыдно будет стоять пред непорочным Судиею и Творцом?» И оплачь тогда свои грехопадения, и останови себя. Так необходимо поступать и во всех других житейских делах. Если что-то не получается в делах — говори так: «Вот видишь, в житейских делах трудно добиваться успеха, а как же ты хочешь достигнуть спасения вечного без труда, находясь в лености и нерадении?»

Для того, чтобы расположить сердце к святости, создать как бы обитель Божественного Духа, чтобы помышления устремлялись горе через видимый мир, преп. Серафим Саровский каждое место обозначил для себя именами из Св. Писания. Река, которая протекала вблизи, была названа им Иорданом. Возвышенности, которые находились неподалеку, он назвал одну Фавором, другую Елеоном. Значит, с каждым географическим предметом он сочетал евангельские истории. И всякий раз, когда приходил к реке, мысль его сразу перебрасывалась к тем событиям, о которых повествует Св. Евангелие — к Крещению Господню. Если он подымался на возвышенность — ему мысленно представлялся Фавор и Преображение Господа нашего Иисуса Христа. И так ум его всегда возвышался горе.

Возлюбленные братья и сестры! Если мы хотим угодить Богу, постараемся осуществить в своей жизни советы духоносных подвижников Христовой Церкви. Одухотворим вещественные дела душеспасительными размышлениями, и тогда всякая вещь будет устремлять наш ум горе. Не отлагайте это делание на какое-то будущее время! Начните с сегодняшнего дня. Придите и определите, одухотворите буквально все: приготовление пищи, отдых, наши взаимоотношения друг с другом… Поверьте: как легко будет тогда совершенствоваться духовно и переносить всякого рода неприятности, случающиеся в нашей жизни! Тогда, Бог даст, мы сможем воспитать себя в истинном благочестии и сподобиться вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О терпении

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Великое дело — терпение, возлюбленные братья и сестры! Не зря Господь наш Иисус Христос ясно об этом возвестил: «В терпении вашем спасайте души ваши». Эта величайшая добродетель лежит в основе нашего спасения, в основе всех других добродетелей. Ее необходимо воспринять не только умом, но и сердцем, чтобы с помощью этой добродетели преодолеть всевозможные препятствия на пути спасения.

Если мы посмотрим на самих себя, то увидим, в какой духовной немощи мы находимся. Поистине мы очень немощны. Не всегда можем терпеливо перенести ту или иную скорбь, которая попущением Божиим прилучается нам. Посмотрите: скорбь только что приступила к нам — а мы уже в отчаянии, впали в малодушие и опустили руки, не желая противостать той или иной испытательной горести.

А вот преподобные и духоносные отцы смотрели на скорби как на нечто необходимое в деле спасения. Вспомним наставления ап. Павла. Он говорит, что многими скорбями надлежит нам войти в Царство Божие. И затем свидетельствует об апостолах: мы хвалимся скорбями, потому что скорбь рождает терпение; терпение — искусство; искусство — упование, а упование не посрамляет.

Видите, возлюбленные братья и сестры, как смотрели на те или иные скорби духоносные и богоносные отцы! Они видели в скорбях не только лишения, моральные и физические, но видели в них нечто сладостное — то, чем можно даже хвалиться. Они умом своим прозревали сущность тех или иных скорбей и потому переносили их великодушно. Господь, несомненно, помогал им. «Трижды,— говорил ап. Павел,— я молил Бога, чтобы Господь отогнал от меня ангела сатаны, а Господь мне ответил: сила Моя в немощи совершается. Достаточно для тебя Моей благодати».

И если мы обратимся к другим духоносным подвижникам Христовой Церкви, то увидим, что и они преисполнены были великодушия в перенесении всякого рода скорбей, особенно в терпении телесных немощей и болезней.

Великому подвижнику Христовой Церкви, преп. Исааку, случилось заболеть. Почувствовав, что болезнь старца приближает его кончину, пришел к Исааку некий брат, приготовил пищу и, добавив туда слив, предложил: «Авва, вкуси ради Бога этой пищи». Поскольку преподобный был строгим воздержником, то он не мог воспринять ублажения даже от своего близкого брата и отвечал, что желал бы 30 лет нести эту болезнь. Видите, возлюбленные братья и сестры, с какою готовностию преп. Исаак располагал самого себя к тому, чтобы переносить ужасные телесные тяготы. Вот оно, великодушие, которым было одержимо сердце преп. Исаака, подвижника Христовой Церкви!

Чада мои возлюбленные! Имеем ли мы хоть толику такого терпения? Можем ли мы от всего сердца воскликнуть вслед за подвижниками Христовыми: «Господи, мы готовы все переносить: и болезни и скорби!»? Нет, чаще всего раздаются охи да вздохи: «Господи, да за что же Ты меня наказал?» Чуть случится болезнь: простуда ли, голова ли заболит — мы уже запричитали: «Ох, ох, Господи, тяжело!» Конечно, от болезни тоже нужно избавляться, прибегая к врачебному искусству, но однако прежде всего необходимо полагаться на Промысел Божественный. Если Господу угодно исцелить нас через естественные лекарственные средства, то, конечно, восстановится наш телесный организм. Если же Господу угодно, чтобы мы несли подвиг терпения в болезни, то здесь следует проявить великодушие и полную покорность воле Божией. Вот, возлюбленные братья и сестры, о чем я хотел вам сказать в сегодняшний день. Сказать о том, чтобы мы приобретали великую добродетель терпения и в терпении спасали бы свои души. И если посетит нас Господь той или иной скорбью — не будем опускать рук, не станем расслаблять сердца и охать, а скажем только: «Господи, значит, Тебе так угодно! Помоги нам перенести эту скорбь великодушно, чтобы не ослабнуть в терпении и не лишиться благ Твоих небесных!» Вот так и будем, возлюбленные братья и сестры, совершенствоваться духовно и шествовать спасительным путем до тех пор, пока Господь не призовет нас к Себе, чтобы и мы могли предстать пред очами Божиими чистыми и оправданными и прославить сердцем и устами великое имя Святой Троицы Отца и Сына и Святаго Духа ныне и в бесконечные веки. Аминь.

Душе моя, покайся!

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Как хочется, возлюбленные братья и сестры, в эти священные минуты обратиться к душе своей и призвать ее к ответу на суд Божий. Приди, душе моя, приди пред врата Божий и исповедуй свои грехи Тому, Кто все содержит словом, Кто ведает не только все деяния твои, не только мысли твои, но и наималейшее движение твоего сердца. Иду я, Господи, к Тебе, иду с тем, чтобы посмотреть на самого себя, посмотреть на свою душу, во что она одеяна и кому подобна. Всматриваюсь я своими внутренними очами в тебя, душе, всматриваюсь — и вижу, что вся ты, душе моя, опустошена, вся изранена. От юности до сего дня струпы греховные охватили всю тебя. Смотри глубже на себя, душе моя, смотри и ужасайся. Как и чем ты можешь оправдаться пред Творцом своим и Создателем? Кому ты себя уподобишь в делах беззаконных? С кем ты себя сравнишь, чтобы хотя малый иметь тебе ответ пред Богом и Создателем своим? Ты уподобилась Каину и Ламеху. Ты, как Каин, убила в себе все добрые, родственные, божественные чувства. Каин убил своего кровного брата. Ламех убил мужа и отрока. А ты, душе моя, убиваешь ежечасно, ежеминутно в себе все добрые движения, все добрые действия, которыми приводит тебя к покаянию Божественная благодать.

Кому ты еще уподобилась, душе моя? Ты уподобилась людям, которые творили во дни Ноя дела беззаконные. Ты не только себя осквернила, но осквернила и плоть, осквернила ее грехопадениями, произволением греховным.

Смотри, душе моя, на себя. Подражала ли ты хотя бы в малой мере людям Ветхозаветной Церкви? Подражала ли ты Сифу или Еноху — этим великим ветхозаветным праведникам? Имела ли ты внутри себя то благоговение, тот Божественный страх, которыми были одержимы все ветхозаветные праведники? Они ходили пред Богом. Они служили Ему всем своим существом. Но ты, ты, душа окаянная, ты служишь ли благоговейно Господу своему и Творцу? Нет, нет, не служишь, душе, не служишь! Ты не только осквернила себя грехами, ты пришла в состояние ожесточения. Тебя уже не пробуждают ни пророческие гласы, ни евангельское слово, ни пластырь целительный, который прилагает к твоим ранам Спаситель мира. Вот в какое состояние ты пришла, душе моя!

Ты не подражала праведникам ни ветхозаветным, ни новозаветным. Ты подобна человеку, впавшему в разбой. Ты вся изранена, изъязвлена и нуждаешься в помощи не только человеческой, но в помощи главным образом свыше, в Божественной помощи. И если не придет Создатель и Творец, твой Пастыре-начальник и не исцелит тебя, то где ты окажешься тогда на суде Божественном?

Ты слышала, как ниневитяне покаялись, принесли Богу слезное раскаяние в грехах своих? Но ты не уподобилась им в раскаянии! Ты стала подобна фараону, которого обличал некогда Моисей. Моисей творил пред ним знамения, а сердце фараона оставалось жестоким, так что он покусился на притеснение народа Божия. Фараону ты уподобилась в жестокосердии! Божественный глагол до сего времени пробуждает тебя, стучится в дверь твоего сердца, но ты, жестоковыйная, не рыдаешь, не плачешь, не сокрушаешься! Смотри, чтобы волны Чермного моря не потопили тебя вместе с фараоном.

Что делать нам с тобою, душа? Ужели прийти в отчаянное состояние? Нет! Нет, не отчаивайся, душе моя! Еще есть время для покаяния. Есть еще Тот, Кто может исцелить тебя. Иди, спеши за тем, кто, в море утопая, взывал: «Наставниче, спаси меня!» Ведь ты тоже, душе, утопаешь во грехах. Взывай ко Христу, взывай к своему Создателю: «Помилуй меня, спаси меня, как спас еси Петра утопающего!»

Ты видишь, как жена хананеянка прикасается и просит Христа, чтобы Он исцелил ее дочь. А разве ты, душа, не бесноватая? Разве ты не предалась злым делам своим? Взывай и ты ко Христу, проси Его, чтобы Он исцелил тебя от скверны греховной! Взывай и припадай к стопам Христовым, как припадала некогда блудница, омывая слезами пречистые ноги Спасителя мира. Иди ко Христу, душе моя, но не отчаивайся. Возопий вместе с пророком Давидом: «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей!» Возопий, душа: «Создателю мой, пробуди меня от сна греховного, пробуди, чтобы я восприняла добрые качества, добрые глаголы, чтобы могла очиститься прежде своей кончины и предстать пред лице Твое, Создателю, очищенной и убеленной паче снега. Создателю, приими мое исповедание, приими мои теплые слезы! Помилуй мя, как помиловал блудницу, как помиловал разбойника, мытаря и всех, которые покаялись!»

Душе моя, душе моя, иди ко Христу! Господь тебя призывает. Иди — и Он примет тебя, очистит от всякой греховной скверны и сподобит Своей вечной славы, чтобы тебе восхвалять со всеми угодившими Богу великое имя Святой Троицы — Отца и Сына и Святого Духа во веки веков. Аминь.

«И вси, вземши крест Твой…» (На Вход Господень в Иерусалим)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня, возлюбленные братья и сестры, Русская Православная Церковь торжественно празднует великий Вход Господень в Иерусалим. Событие это совершалось в такой обстановке:

После того, как Господь воскресил Лазаря, находившегося уже четыре дня во гробе, Он удалился в небольшой городок Ефраим, но за несколько дней до Пасхи пришел в Вифанию, где Ему была приготовлена вечеря в доме праведного Лазаря и его сестер Марфы и Марии. За этой вечерей Мария помазала миром ноги Христа Спасителя, приуготовив Его таким образом к погребению. Правда, Иуда-предатель вознегодовал и возмутился такою тратою драгоценного мира. Но возмущался он не потому, что якобы заботился о нищих, а потому, что он был вор, как свидетельствует о нем ап. Иоанн Богослов.

По совершении вечери на следующий день Господь, во исполнение пророчества о Нем пророков Исайи и Захарии, возымел намерение совершить торжественное шествие в Иерусалим. Правда, этот торжественный вход не был обставлен внешней пышностью, как это обычно было у правителей мира сего, у царей. Нет, такого ритуала Спаситель мира не восхотел. Он пожелал войти в Иерусалим при внутренней торжественности. И когда Он вместе со Своими учениками приблизился к местечку Вифсфагии, то послал двух учеников с тем, чтобы они привели Ему ослицу и молодого осла. Те исполнили просьбу своего Божественного Учителя. Ученики возложили на осленка одежды, и Спаситель мира воссел на него. И вот в такой скромной обстановке Он направился в Иерусалим.

Апостолы и многочисленные ученики Христовы в одночасье вспомнили все, что Он совершил за три года Своего служения. Вспомнили все Его чудеса, милости, любовь Божию, и радостию наполнились их сердца. От избытка чувств они постилали по пути одежды свои Спасителю и восклицали: «Благословен грядый во имя Господне!» А люди, которые в это время пришли в Иерусалим, чтобы встретить праздник Святой Пасхи, узнав, что Спаситель спускается с горы Елеонской, выходили к Нему навстречу, выкликивая славословия: «Осанна! Благословен грядый Царь Израилев!» Многие из них срезали ветви с деревьев и постилали их по пути. Господь же, спускаясь с горы Елеонской и направляясь в Иерусалим, сердцем Своим испытывал сердечную скорбь, потому что Его Божественному зрению Иерусалим представлялся не таковым, каким его видели люди. Он прозревал Иерусалим уже разрушенным, окруженным, а жителей его избиенными и уводимыми в плен. Восскорбел Спаситель мира о священном граде и прослезился, сказав: «О, если бы ты знал, что служит к миру твоему, но ты этого не уразумел. Скрыто от очей твоих это. А наступит время, когда враги твои окружат тебя, окопами обложат тебя, войдут и убьют детей твоих».

Вот, возлюбленные братья и сестры, как происходило событие, которое мы в сегодняшний день торжественно отмечаем. И мне бы хотелось остановить ваше внимание на том, какая истина возвещается нам в этот великий праздник, в день Входа Господня в Иерусалим.

Обратим внимание на то, что люди, встречавшие Христа с ветвями пальмовыми, ликовали потому, что сердцем своим восчувствовали в Иисусе Богочеловека, истинного Мессию. Это с одной стороны. А с другой — пред их внутренним взором встало чудо, которое совершил Господь за несколько дней до Своего вхождения в Иерусалим,— чудо воскрешения Лазаря. Это чудесное избавление от смерти напомнило и утвердило в людях истину о всеобщем воскресении мертвых, о грядущей победе над смертью. Вот почему люди так торжественно встречали Спасителя мира.

Нам, возлюбленные чада мои, необходимо всегда держать в своем сердце эту величайшую истину. Мы прославляем Господа, вошедшего в Иерусалим, как Победителя смерти, как Начальника жизни. Памятуя о том, что будет воскресение мертвых и Страшный Суд для каждого из нас, нам необходимо созидать свою жизнь, свое спасение. Только на этой основе можно жить добродетельно, жить так, как заповедывал нам апостол Павел. А он заповедывал помышлять только о том, что истинно, что честно, что доброхвально, что добродетельно. Следовательно, возлюбленные братья и сестры, на основе величайшей истины о воскресении мертвых, о жизни за гробом нам, как верным чадам Церкви Божией, необходимо устроять жизнь свою по заповедям Божиим. Конечно, такая жизнь не может пройти гладко, не может пройти, как говорится, только среди цветов, среди роз. Нет, мы обязательно будем продираться сквозь терние, преодолевать всякие препоны, соблазны, укорения и досаждения. Но разве мы не слышим, как среди радостных возгласов «осанна» звучат угрюмые голоса первосвященников и князей людских: «Учитель, заставь, чтобы они замолчали»? А Спаситель мира на это сказал: «Если они замолчат, то камни возопиют».

Видите, уже с первых дней признания Христа как Спасителя мира началось противоборство всему доброму, всему тому, что связано с жизнью во Христе.

Поэтому-то, возлюбленные братья и сестры, и наша жизнь в Боге встретит всевозможные трудности и препятствия. Но нельзя этим устрашаться, потому что Сам Господь прошел нелегким, мучительным крестным путем. Поэтому-то и нас призывает Святая Церковь взять этот крест, возглашая: «Днесь благодать Святаго Духа нас собра и вси вземши крест Твой глаголем, благословен грядый во имя Господне». Святой крест, который взял на Себя Спаситель мира, необходимо взять и нам. Взять для того, чтобы совершить распятие самих себя со своими страстьми и похотьми, преодолеть с помощью Божией всякий грех и воспринять добрую христианскую жизнь.

Вот к чему призывает нас, возлюбленные братья и сестры, сей великий праздник Входа Господня в Иерусалим.

Итак, воспримем же эту величайшую истину и, идя спасительным путем, будем совершать распятие свое на кресте, распятие страстей и похотей, чтобы, приобретая добрые навыки, восходить по ступеням духовного совершенства и достигать вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

«Не рыдай Мене, Мати» (В Великую Субботу)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Пред нами, возлюбленные братья и сестры, жилище в Назарете, где проживала Пречистая Дева Мария. Пред нами стоит на коленях Та, Которая является Матерью Христа Бога нашего. Это Ей предстал некогда Ангел Господень и сказал: «Радуйся». И тогда Пречистая Дева радовалась, потому что удостоилась быть вместилещем Божества, послужить домостроительству спасения человечества. Но вот прошло время, и Ее Сын возлюбленный был предан в руки богоубийц. Теперь Она стоит у креста Сына своего и Бога. Теперь уже не радостные гласы слышит Она от Архангела Гавриила. Нет. Она видит, как ее Сын и Господь, пригвожденный ко Кресту, взывает к Богу Отцу: «Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты оставил Меня?» Видят Ее пречистые очи страшные страдания Сына своего, видят, как Он жаждет, видят как испускает Свой дух и душу Свою предает в руце Бога Отца. Зрит Она своего Сына, пригвожденного ко кресту, горько рыдает и рвет волосы свои, ибо, как передает нам Священное Писание, оружие прошло Ее сердце. И взывает Она к праведному Иосифу: «Иосифе, поспеши, поспеши скорее к Пилату, чтобы он дозволил тебе взять пречистое тело, все израненное, окровавленное, и предать его честному погребению». Внемлет гласу Богоматери Иосиф Аримафейский, спешит к Пилату и просит у него дозволения снять пречистое тело Божественного Учителя. Теперь пред крестом предстоят трое — Божия Матерь, Иосиф и Никодим. Благоговейно снимают они пречистое тело Христово с креста, а Божия Матерь смотрит в закрытые очи Богочеловека и рыдает: «Сыне мой! Сыне мой! Для чего Ты оставляешь теперь Меня, Матерь Свою? Ведь Ты недавно благовествовал Мне о том, что Ты есть Царь и Господь, что Ты разрушишь врата адовы, а теперь Ты лежишь на коленях моих бездыханный и безгласный. Где Твоя доброта, где Твоя слава, Сыне мой? Не могу, не могу Я оставаться здесь на земле. Возьми Меня с Собой!» И таинственный Божественный глас возвестил в Ее сердце: «Мати Моя, не плачь, не рыдай, ибо надлежит Мне низойти во ад, да изведу оттуда всех праведников. Я для того и пришел на землю, для того кровь проливал, для того и язвлен был, чтобы исцелить человечество от проклятия греха и смерти». Таково, возлюбленные братья и сестры, событие Великого Пятка. Таковы таинственные Божественные глаголы, которые услышала Богоматерь от Сына Своего и Господа. Пусть они коснутся и нас! Пред нами лежит святая Плащаница, и мы как бы вместе с Матерью Божией стоим у пречистого тела Христова, всего изъязвленного. Но эти язвы Господа — источники жизни. Припадем же к ним, поклонимся пречистому телу Христову, облобызаем Его пречистые язвы, чтобы и нам сподобиться вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О борьбе со грехом (На Покров)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Мне хочется, возлюбленные братья и сестры, в день преславного Покрова Божией Матери побеседовать с вами о спасении, дабы мы могли неослабно шествовать Божиим путем и достигнуть вечной жизни.

Из чего складывается дело нашего спасения? Многие из нас думают, что для спасения достаточно принять таинство крещения и миропомазания, посещать храм Божий и в домашней обстановке совершать молитвенное правило. Если мы так рассуждаем и ограничиваем круг своих христианских обязанностей, относящихся к делу спасения, то, конечно, мы глубоко ошибаемся. Дело спасения совершается не одним или двумя днями, не неделею, не месяцем и не годом — оно совершается в течение всей нашей жизни. Оно состоит, возлюбленные братья и сестры, в том, чтобы очистить свои души от всякого греха. А это дело нелегкое. Требуется большое усилие, труд. И вот почему. Жизнь наша слагается из ряда привычек в отношении друг ко другу» к вещам и вообще к миру вещественному: небу, звездам, деревьям и всем тварям. Из этого слагается обиход нашей жизни. И поскольку душа наша искривилась под действием греха, в силу этого исказились и наши мысли. Наши сердца слишком привязываются к обычаям мира сего и заражаются ими. Ту или иную вещь или даже человека мы делаем для себя кумиром, чем и согрешаем против Бога. Для того чтобы разорвать нити, связывающие наше сердце с миром вещественным, требуется постоянная борьба. Без борьбы с грехом мы ничего не достигнем. Вот в чем состоит дело нашего спасения. Вот к чему призвал нас Господь и призывает Святая Церковь.

Итак, в чем же состоит круг дел, которые ведут к спасению вечному? Этот круг слагается из жизни церковной, добрых дел и молитвенного подвига. Одно с другим должно тесно соединяться. Если мы что-то упустим, то разрушится внутреннее единство и спасение может не состояться. Потому не забывайте совершать добрые дела! Добрые дела, возлюбленные братья и сестры,— это наши сокровища, которые мы представим на Страшном Суде Христовом в свое оправдание. Они заключаются не только в том, чтобы помочь человеку в материальном отношении, утешить его в горести и печали. Самые драгоценные камни в сокровищнице нашей души — это смирение, кротость, воздержание, воспламенение жажды духовной, о которой говорит нам заповедь блаженств: «Блаженны алчущие и жаждущие правды, яко тии насытятся». Но чтобы стяжать такие добродетели, необходимо прежде освободить свою душу от самолюбия, превозношения, гордыни. Конечно, своими силами, своим разумением очистить сердце от греха очень трудно. Освобождение, которое совершается на поле духовной брани, совершается с помощью Божественной благодати, которая впервые нам дается в таинстве миропомазания, а затем ниспосылается в храме Бо-жием, когда, очистив на исповеди свою душу покаянием, мы приступаем к причащению Тела и Крови Христовых. Тогда-то и подается нам обильная Божественная благодать, укрепляющая наши силы на спасительном пути.

Но помните и о том, возлюбленные братья и сестры, что Божественная благодать освобождает нас от того или иного греха не насильно, не без нашего с вами участия. Божественная благодать всемогуща, но она не связывает нашей воли, а ожидает, когда мы сами зажжем внутри себя и огонь веры, и жажду освобождения из плена греховного. И когда мы внутренне расположим себя к этому, тогда-то и происходит сочетание нашей воли с волей Божественной. Тогда-то действие Божественной благодати происходит явственно и спасительно.

Возлюбленные братья и сестры! Помните что христианство — это не просто философское учение, это не какое-то вымышленное миросозерцание, нет. Христианство — это образ жизни, и оно требует от каждого члена Церкви постоянного бодрствования, постоянной борьбы. Мы все являемся как бы воинами, которым дано то или иное духовное оружие. Мы обязаны все совокупно идти на поле брани. И, как говорит ап. Павел, наша брань обращена не против плоти и крови, но против духов злобы поднебесных, против мироправителей тьмы века сего, т. е. против дьявола. Вот в чем заключается наша брань. Потому что исконный враг Божий позавидовал счастью человека и соблазнил его на грех. Человек не разумел его хитрости и пал. Теперь нужно подниматься. Подниматься на брань с соблазнившим нас врагом. И никто не ослабевай в этой брани. Только крепче держись за ризу Христову, крепче держи оружие веры, с любовию совершай добрые дела. И тогда Господь поможет очистить душу от грехов, одержать победу над супротивником.

Итак, возлюбленные братья и сестры, в день, когда мы празднуем с вами небесный Покров Божией Матери, воодушевим себя на то, чтобы всегда бодрствовать, всегда твердо шествовать спасительным путем, призывая на помощь молитвенный покров нашей общей Заступницы Пречистой Девы Марии. Дабы, находясь под Ее небесным покровом, мы могли препобедить всякий грех, низложить силу дьявольскую и достигнуть вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

1972 год

Ночь испытания (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

«Глаголах им Иисус: все вы соблазнитесь о Мне в ночь сию, ибо писано: поражу пастыря и рассеются овцы стада».

Могли ли помыслить ближайшие ученики Христа, что это сказано и о них тоже?! Хорошо им было со Христом. Возвышенные чувства наполняли их сердца, когда они жили вместе с Ним до Его крестных страданий. Они взирали на Господа своими простыми очами, они располагались к своему Божественному Учителю любовию и по-детски восторженно относились к тем делам, которые совершал Христос Спаситель на земле. Радостно им было видеть, как, по слову Господа, закинутая сеть чудесным образом заполнилась множеством рыб. Радостью отозвались их сердца, когда Господь напитал 5 тысяч человек пятью хлебами, а 4 тысячи человек семью хлебами и двумя рыбами. Радостно им было смотреть и удивляться, как Его Божественная сила проявляется в мире физическом, исцеляя больных и воскрешая мертвых. И хотя их сердца были объяты страхом, апостолы все же не могли не догадываться, что пред ними не простой человек, а именно Богочеловек. «Кто это, что ветры и море повинуются Ему?» — в трепете спрашивали они самих себя, когда Господь укротил на Галилейском море взбушевавшиеся волны. Они приходили к убеждению, что их Учитель всемогущ, потому что своими очами видели чудо, совершившееся в городе Наине, где Господь из жалости к вдовице воскресил ее сына.

Неизреченной сладостью наполнились сердца апостолов, когда Господь на горе Фаворской преобразился пред ними и явил славу Своего Божества. В несказанный восторг и восхищение пришли их сердца, когда на их глазах Господь проявил Свою силу и благодать над Лазарем четверодневным, воскресив его от мертвых. Созерцали они торжественный вход в Иерусалим своего Учителя и Господа. И видя, сколь дивны, сколь непостижимы дела Спасителя на земле, они пришли к твердому убеждению, что ничто печальное, ничто оскорбительное не может коснуться Христа. Но тогда Христос был рядом с ними, а значит — с ними был свет, о котором Господь не раз напоминал им: «Ходите во свете, пока есть день, чтобы сынами света быть, чтобы вас тьма не объяла».

И апостолы в те дни воистину «ходили во свете» со своим Божественным Учителем и Господом, думая, что никогда не наступит ночь; они полагали, что отныне им всегда будет радостно, что скоро, скоро наступит обетованное Царство Божие, о котором некогда Господь возвещал чрез Своих пророков. Но они, конечно, ошиблись. Ночь, страшная ночь уже приближалась. И об этой таинственной ночи предвозвестил Господь: «В сию ночь все вы соблазнитесь о Мне».

Апостол Петр, равно как и другие апостолы, не мог с этим согласиться. На Тайной Вечери он заверял Христа: «Господи, мы с Тобою готовы на смерть, мы положим жизнь свою за Тебя!» Но апостолы еще не познали своей немощи, не могли также представить и тех крестных страданий, для которых Господь сошел на землю, чтобы спасти человечество.

Страшная ночь наступила. Вот уже Иуда ведет богоубийц в Гефсиманский сад, где молился Спаситель. И в этом Гефсиманском саду встретился свет с тьмою. Встретился — и как бы предал себя на растерзание тьмы. Тьма как бы объяла свет, и апостолы увидели, что этот свет помрачился. И когда они увидели сие, тогда все их убеждения, все их утверждения и надежды о Христе, соприкоснувшись с областью зла, с областью греха, начали рушиться, так что действительно стали исполняться слова Христовы: все соблазнились о Нем. В это время в сердцах и умах апостолов возникали сомнения: кто же пред ними был, кто же Тот, с Кем они трапезовали, от Кого они получали учение и глаголы вечной жизни? Он был светом для них. А теперь?

Прежде апостолы знали, что Христос имеет власть скрыться от преследователей. Так уже было в Назарете, когда люди хотели схватить Его и сбросить с горы, а Христос, как сказано в Евангелии, «пройдя посреди них, удалился». Тогда Он проявил чудесную силу Свою, но почему же теперь Он предается в руки беззаконников, дозволяет прикоснуться к Своим пречистым устам скверным устам предателя Иуды? Почему Этот божественный Свет предает Себя добровольно на растерзание озлобленной толпе? Почему? Так одно за другим возникли сомнения в сердцах апостолов. И, конечно, они бы могли окончательно погибнуть, потеряв всякую веру во Христа, если бы не пришла на помощь им Божественная сила, если бы не явился имСам Господь, Который, поправ смерть, смертию смерть разрушив, восторжествовал над ней и явился Своим ученикам, убеждая и утверждая их в жизни вечной.

Вот, возлюбленные братья и сестры, каким тяжелым испытаниям подверглись святые апостолы в ту печальную ночь. Такая печальная ночь наступает подчас и в нашей жизни. Бывает иногда так: творим мы добро, Божественный свет освещает наши души, и кажется, что никогда не коснется наших сердец та или иная скорбь, то или иное разочарование. Но вот Господь ниспосылает нам ночь испытаний. Ниспосылает для того.чтобы тверже и крепче стала наша добродетель. А мы, по своей немощи, оказавшись в объятиях этой скорби, подчас колеблемся и в душе своей говорим: «Господи, ну где же Ты? Куда Ты скрылся от нас? Ты видишь, как зло борет нас, истязает, удаляет от Тебя. Где Ты, Сладчайший Иисусе? Где же Твоя мощь, где Твоя сила, которая покрыла бы нас от всякой печали?!» И, конечно, если бы, испытав нас, Господь не посылал нам в нужное время Божественную помощь, то все наши добрые начинания, все добрые чувства растворились бы среди облака зла и лжи. Однако Господь не оставляет Своих истинных последователей и тех, кто творит добро ради добра». Божественная помощь приходит и разрушает зло и сообщает делателю добра утешение, возвышение, теплоту. Тогда-то мы и осознаем, что Господь всегда был недалеко от нас. Он только наблюдал за нашей немощью, испытывая твердость наших убеждений.

Итак, возлюбленные братья и сестры, не устрашайтесь, если постигнет нас ночь испытаний! Да не поколеблется сердце ваше! Веруйте во Христа, веруйте в Его любовь и милосердие, веруйте в Его помощь, ниспосылаемую нам ради веры нашей. Творите добро ради добра! Поклоняйтесь пречистым страданиям Христовым, склоняйте свою главу пред крестом Его! Кровь Господа омывает нас и ведет к вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и поклонение во веки веков. Аминь.

Люди лжи против Христа (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Всмотритесь хорошенько, возлюбленные братья и сестры, в лица людей, которые находятся во дворе первосвященника Анны. Проникните в их сердца. Приклоните свой слух, и вы услышите, какая зловещая суета царит в комнате первосвященника. Эти люди собрались на злой совет. На совет не против какого-либо злодея, а против Богочеловека, против своего Творца. Злой дух проник в их сердца и привел их в ужасное беспокойство. Архиереи, книжники и старейшины людские в ту ночь, когда Господь со Своими учениками вышел за поток Кедронский в Гефсиманский сад, окончательно порешили схватить Христа и предать Его смерти. И они уже приводят в исполнение свое решение, ибо снаряжают людей, вооружают их дрекольем и под предводительством Иуды Искариотского направляют их в Гефсиманский сад, чтобы там наедине взять Христа Спасителя.

Такая ужасная картина открывается пред нами, возлюбленные братья и сестры! Ужасна она потому, что нарисована не человеческими движениями сердца, нет! Исконный враг Божий, падший дух злобы восстал против того домостроительства, которое устроял Спаситель на земле, чтобы спасти человечество от проклятия греха и смерти. Дьявол чувствовал, что конец его приближается, что он будет связан Божественною истиною и что множество людей, которые последуют за Христом, достигнут спасения вечного. Тогда-то вострепетал сатана и вложил дух злобы в людей, имевших закон Моисеев и облеченных священным саном, и направил их против Христа. Вот чем воистину ужасна эта картина!

Но оторвемся от земного и вознесем свой ум горе, к Троице Святой, где совершился иной совет — совет о Богочеловеке, совет обо всем человечестве. В то время, когда законники готовили беззаконие, в это же самое время Единородный Сын Божий молился в Гефсиманском саду, молился до кровавого пота. «Отче,— молил Сын Божий Своего Отца,— аще возможно, да мимо идет чаша сия, но не якоже Аз хочу, но якоже Ты, Отче». Таково было моление Сына Божия к Богу Отцу. И Господь Бог Отец внял молитве Богочеловека. Внял — но с иной стороны. Он послал Ангела, чтобы утешить Сына Своего и укрепить Его на предстоящий подвиг. Бог Отец, первая Ипостась Св. Троицы, предрешил иное о Сыне Своем. Предрешил — и направил Его на Голгофу. Воля Бога Отца была направлена к тому, чтобы Сын Божий был предан злым людям на мучение ради спасения человеческого рода.

И вот Сын Божий связуется нечестивыми людьми и приводится в дом первосвященника Анны. Творец Вселенной предстоит пред первосвященником, который глумится над Ним, глумится, возлюбленные братья и сестры! И когда злые безумцы натешились вволю глумлениями над Сыном Божиим в доме Анны-первосвященника, то отвели Его в дом Каиафы, чтобы продолжить своё мерзкое предприятие. Они решили найти людей, которые бы оболгали Сына Божия, что позволило бы предать Его законным гражданским властям, совершить суд и умертвить.

Приходят одни лжесвидетели и говорят нехорошее о Нем. Приходят другие и подтверждают: да, они слышали, как Он говорил, что разрушит храм Иерусалимский и через три дня снова воздвигнет его. Но такого свидетельства было недостаточно. Разрываются от злобы сердца старейшин людских, не находят они никакой вины за Христом Спасителем. А им во что бы то ни стало необходимо предать Его смерти. В злобе своей первосвященник вопрошает Христа: «Заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли есть Сын Божий?» И Христос ответил: «Да, Я Сын Божий. Отныне узрите Сына Человеческого сидяща во славе одесную Отца».

Ответ Богочеловека — истинный ответ, ибо Он не мог Сам Себя отвергнуть, не признать за Собой Божеского достоинства. Но этот ответ поверг в неистовство первосвященника, и он возгласил: «Какое еще нам нужно свидетельство и доказательство? Вот мы слышим сами хулу из уст Его. Что вы скажете о Нем?» И тогда все нечестивое собрание возгласило: «Он повинен смерти! Смерть Ему! Распять Его, предать на казнь!» — и связавши Христа, нечестивцы предали Его прокуратору Понтию Пилату, чтобы он совершил свой окончательный суд.

Видите, возлюбленные братья и сестры, как люди озлобленные ищут помощи во лжи!

Помните, чада мои: когда мы допускаем ложь, через нее мы ввергаемся в сети сатаны. И если мы обратимся к истории человечества, то увидим, как много бедствий приносил человеку грех лжи и лжесвидетельства! Вспомним первых людей, праотцев наших, Адама и Еву. Вспомним, как враг человеческого рода дьявол лгал им на Господа, и человек, не познав этой лжи, возымел желание быть равным Богу. Ради этой лжи человек отступил от Создателя и Творца своего и был удален из рая.

Вспомним времена Нерона, когда нечестивые люди во главе со своим правителем подожгли Рим и, чтобы снять с себя всякое подозрение, обвинили в этом преступлении христиан. И множество людей приняло мученические венцы за имя Христово. Их привязывали, а кого и пригвождали ко кресту, разводили под ними костры и зажигали, как факелы. И люди погибали в этом огне лишь потому, что были напрасно обвинены в разных злодеяниях.

Вспомним времена императора Рима Диоклетиана, когда христиане были обвинены в поджоге императорского дворца. Люди, поверившие этой лжи, хватали христиан и предавали на всевозможные мучения. Одурманенные клеветой, в безумии своем мучители не ограничивались живыми людьми, но выкапывали тела христиан из могил и предавали их всесожжению и поруганию.

Остерегайтесь лжи, возлюбленные братья и сестры, потому что, став на путь лжи, мы несомненно окажемся с вами соучастниками дел дьявола. Преп. авва Дорофей советует нам остерегаться лжи даже в мыслях своих. Предостерегает, потому что, допустив этот грех, мы удалим из сердца душевный мир и возбудим там всякую нечистоту, гнев, раздражение, будем питать свое самолюбие, славолюбие, сребролюбие и сластолюбие.

Итак, возлюбленные братья и сестры, имея в сердце Страдальца Христа, Который невинно был осужден первосвященниками, старейшинами и князьями людскими, да убоимся мы греха лжи! Да восприимем правду, чтобы нам жить со Христом Спасителем и всегда воссылать славу Отцу и Сыну и Святому Духу ныне и в бесконечные веки. Аминь.

Тайна крестных страданий Спасителя (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Мне хочется, возлюбленные братья и сестры, устремить ваш ум и сердце к тайне крестных страданий, перенесенных Христом Спасителем на земле. Чтобы, познав эту тайну, мы могли неослабно шествовать спасительным путем и восходить по ступеням духовного совершенства в Божий мир.

Почему необходимо было Христу Спасителю совершить крестные страдания и излить Свою пречистую кровь на земле? Для того чтобы понять эту величайшую истину, обратимся ко временам Адама. Первый человек был сотворен Богом в совершенстве, в святости. Но эта святость должна была еще получить утверждение в постоянстве делания добра. Но человек не устоял в таком испытании. Дьявол позавидовал счастью человека и прельстил его, вооружив против Бога. В человеческое естество вошел грех. Грех нарушил внутреннюю гармонию. А поскольку Адам был главою всего человечества, то, естественно, его грехопадение внутренне коснулось всех людей!

Человечество подпало под проклятие и смерть. И чем дальше оно развивалось, тем глубже развивались грехи и страсти. И наступил момент, когда человечество в нравственном отношении опустилось до такой мерзости падения, что уже не имело оправдания пред своим Создателем. Надлежало, чтобы в этот мертвый в нравственном отношении организм влился источник живительной силы. Это мог сделать только Сам Творец и Бог. Потому-то на землю явился Сын Божий. Он явился как новый Адам. Христос Спаситель воспринял в Себе все человечество. И так как Он был исполнен благодати и истины как Богочеловек, имеющий превосходство во всех отношениях пред первым Адамом, Он-то и совершил искупление человеческого рода чрез пролитие Своей крови.

Кровь Христа омыла все человеческие прегрешения всех людей, которые жили до пришествия в мир Христа Спасителя и после Него. За всех была принесена великая жертва на кресте и излита кровь Богочеловека. Эта кровь поныне и до скончания века имеет силу освящать всех жаждущих спасения.

Но вы спросите, возлюбленные братья и сестры: почему же, хотя и омывается человечество кровию Богочеловека, не все из нас спасаются? Причина в том, что кровь Христа освящает людей, которые жили до пришествия Мессии и чья вера в грядущего Мессию сообщила им живительные соки. Этой же верой спасаются и те, кто живет уже по пришествии в мир Христа Спасителя. Верою и добрыми делами, как к лозе виноградной, прививаются они ко Христу, становятся единым с телом Его. Вот почему не все спасаются. Спасаются только те люди, которые веруют во Христа и живут соответственно Божественным заповедям. Для тех же, кто проявляет неверие, кровь Богочеловека является как бы огнем, опаляющим нечестие и уничтожающим, отметающим от общего организма церковного.

Вот, возлюбленные братья и сестры, в чем заключается тайна страданий Христовых. Для того, чтобы сделать эту тайну путеводной звездой в деле нашего спасения, для того, чтобы кровь Богочеловека оживотворяла и возвышала нас, необходимы вера и добрые дела. Только тогда кровь Богочеловека сделает всех нас наследниками Царства Божия.

Итак, возлюбленные братья и сестры, приклоним колена пред Спасителем нашим и скажем: «Слава Тебе, Боже, что Ты искупил нас от клятвы законной, что сделал нас сынами Царства Твоего. Да будет Тебе вечная слава со Отцем и Святым Духом ныне и в бесконечные веки. Аминь.»

«Взыскание погибших» (После акафиста Божией Матери)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Нам с вами, возлюбленные братья и сестры, необходимо глубоко уяснить — в чем состоит путь спасения, которым мы идем? Он состоит в стяжании Духа Святаго, в освобождении сердца от всякого греха.

Не думайте, что Царство Божие — это что-то внешнее, что оно находится вне нас. Нет, возлюбленные братья и сестры, основы Царствия Небесного кроются в нас самих, ибо об этом ясно сказал Господь наш Спаситель мира: «Не думайте, что придет Царство заметным образом, ибо Царство Божие внутри вас есть».

Увидеть, раскрыть это Царство Божие внутри нас — вот главная задача христианина в деле спасения. Мы должны ясно представлять весь тот путь, которым надо пройти, чтобы достигнуть Царствия Небесного. А путь этот начинается с того момента, когда мы рождаемся на свет Божий.

С чем мы входим в этот мир? Мы рождаемся ни с чем — не имеем никаких вещественных богатств, даже одежды. Мы рождаемся совершенно нагими. Вот начало нашего жизненного пути. И каждому из нас дается определенный отрезок времени, от рождения до кончины, в течение которого мы можем либо стяжать себе жизнь вечную, либо ниспасть в бездну адову. Чтобы пройти этот отрезок во спасение, нам нужно употребить все старания, чтобы не осквернить свою душу, не быть уловленными прелестями мира сего, потому что, как свидетельствует слово Божие, «мир весь во зле лежит». Дьявол расставил свои сети по всей земле, и надлежит разрубать эти путы, освобождая из них свое сердце. Трезвитесь, возлюбленные, трезвитесь! Мы всего лишь странники и пришельцы на этой земле — странники, идущие к Царству Божию. Как странники, мы имеем за своими плечами котомки, и от того, что мы запасем в них к концу нашего странствия, и будет зависеть либо наше спасение, либо наше отчуждение от жизни вечной. Если в конце нашего жизненного пути в котомках окажутся лишь прелести мира сего, чрезмерная привязанность ко всему тленному — тогда наступит погибель наша. Но если мы отрешимся самих себя и приучим сердце к небесным благам, складывая в котомку души добродетели,— придет наше спасение.

Смерть, разрешая наши узы на земле, ставит нас пред лицем вечной Правды. И вот здесь-то и произойдет испытание нашей совести. Здесь-то и состоится проверка нашего багажа. Здесь будут определяться, возлюбленные братья и сестры, наши деяния, наша склонность духовная. Если большая часть нашего душевного устроения будет склоняться к добру, значит мы шли в своей жизни к Богу· Если же наоборот, преимущество в наших душах получит зло, значит, на земле мы удалились от Бога, а следовательно, и от жизни вечной.

Возлюбленные братья и сестры! Станем же накоплять добрые навыки в течение того промежутка времени, который нам отведен Богом для спасения! Все необходимое для этого у нас есть: есть и Церковь Христова, и Сам Христос Спаситель, подающий нам благодатные дары в таинствах и по молитвам нашим. И если мы, по неразумию своему, не будем пользоваться этой помощью, то, конечно, спасение не придет к нам. Мы удалим себя от вечной жизни и будем уловлены исконным врагом Божиим.

Итак, возлюбленные братья и сестры, положим в своих сердцах запасаться добрыми делами, которые расчистят нам путь к жизни вечной во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

«О, если бы ты узнал, что служит к миру твоему!» (На Вход Господень в Иерусалим)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

За шесть дней до Пасхи Христос Спаситель пришел в Вифанию, где Лазарь и две его сестры, Марфа и Мария, устроили вечерю любви с тем, чтобы воздать благодарность победителю смерти. И в это время, когда они трапезовали, сестра Лазаря Мария взяла сосуд с чистым нардовым миром и помазала ноги Христа Спасителя. Дело, которое она совершила, показалось для Иуды-апостола не вполне заслуживающим одобрения. «Для чего трата сего мира в таком большом количестве?— возмутился он.— Не лучше ли было бы продать это миро и на вырученные деньги одарить нищих?» Христос возразил: «Не смущай ее, ибо то, что она сделала, есть весьма доброе дело. Помазав Меня, она приготовила Меня на погребение».

Около дома Лазаря, Марфы и Марии, где пребывал Христос со Своими учениками, собрались люди, которые желали видеть Христа Спасителя и Лазаря, которого Он воскресил. Они были восхищены величайшим чудом, и, несомненно, многие из них, придя в Иерусалим, поведали о том, что Христос Спаситель находится в Вифании и тоже намерен прийти в сей священный град, куда уже пришло множество людей с тем, чтобы подготовиться к сретению ветхозаветной Пасхи и приготовить агнца для пасхальной вечери. И они рассуждали между собою: «Кто же Этот великий пророк? Не придет ли Он теперь на праздник?» Таково было волнение среди людей, находившихся в это время в Иерусалиме.

Христос со Своими учениками действительно направился в Иерусалим. Причем, Он решил совершить Свое вхождение в святой град в торжественной обстановке. Когда Он достиг местечка Вифсфагии, то послал двух учеников Своих, чтобы они привели Ему ослицу и молодого осла. Они так и сделали. Господь сел на осленка и стал спускаться с Елеонской горы. Обстановка была действительно торжественная, потому что с горы открывался красивый вид на священный город. Апостолы, охваченные сердечным восторгом, радостно восклицали: «Осанна в вышних! Благословен грядый во имя Господне Царь Израилев! Осанна в вышних!» Народ присоединился к ним, и люди стали постилать одежды свои, бросать пальмовые ветви под ноги Христу Спасителю…

Казалось, ликование народа должно было радостью отозваться в сердце Иисуса Христа. Но нет, на сердце Его легла печаль, величайшая грусть о бедствии, грядущем на Иерусалим. Он скорбел Своим Божественным сердцем о том, что народ не узнал по-настоящему день Его пришествия. Ведь о Нем было некогда возвещено пророками! Возвещено как о Мессии, долженствующем прийти в мир для того, чтобы спасти свой избранный народ и все человечество от проклятия греха и смерти. Не узнал Иерусалим пришествия Христова. Вот почему сердце Христа скорбело об Иерусалиме и людях его. Восскорбел Господь духом и сказал: «О, если бы и ты, хотя в сей твой день, узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих». И вошел торжественно Господь в Иерусалимский храм.

Для чего было Христу Спасителю совершать такое шествие в Иерусалим? Какое оно имело значение для тогдашних людей и для нас с вами, новозаветных чад Божиих?

Своим вхождением в Иерусалимский храм Господь хотел исполнить и исполнил пророчества о Себе. Своим торжественным явлением народу Он хотел показать, что Он действительный Мессия. Он завершил Свои дела на земле и хотел уверить людей, что все, что о Нем было сказано, все это · совершилось на Нем. Людям остается только принять Его. Но принять не как политического Мессию, не как завоевателя и поработителя римлян и других народов, а как Сына Божия, пришедшего в мир сей, чтобы спасти человечество от проклятия греха и смерти. Это одно символическое значение Входа Господня в Иерусалим. Но есть и еще одно. Своим торжественным входом в Иерусалимский храм Господь хотел показать окончание ветхозаветной Пасхи как прообраза Мессии. Ведь люди готовились, как нам известно, к принесению ветхозаветного агнца, а ветхозаветный агнец прообразовывал собою Христа Спасителя, Мессию. И вот теперь, в отмену этого прообраза, Он Сам, Агнец Божий, является в Иерусалим как новозаветная Пасха, как новозаветная жертва, устанавливаемая для новозаветной Церкви Христовой.

Вот почему, возлюбленные братья и сестры, так торжественно совершил Господь Свой вход в Иерусалим. Но люди, как мы видим, не уразумели великую истину, и спустя несколько дней те, кто кричал Христу Спасителю: «Осанна в вышних!»,— будут кричать иное: «Возьми Его, возьми Его и распни!»

Будем же мудрыми, возлюбленные чада мои, и да не уподобимся тем людям, которые не уразумели в лице Христа Спасителя истинного Мессию. Станем всем сердцем стремиться к тому, чтобы оказаться достойными свидетелями второго пришествия Христова, когда Он придет во славе Своей. Не в смиренном виде, не как раб, не скромным всадником, спускающимся с горы Елеонской в Иерусалим, явится тогда Спаситель, а придет во славе, чтобы воздать «комуждо по делом его».

В сегодняшнем апостольском чтении мы слышали, как мы должны готовиться ко второму пришествию Христову. Апостол Павел учит нас, чтобы мы радовались, всегда бы радовались и преисполнялись кротости, правды и истины. «Елико честно, елико доброхвально» — все это должно воспринять наше сердце, чтобы достойно встретить Христа Спасителя, Бога мира и любви.

Итак, возлюбленные братья и сестры, в великий день праздника Христова Входа Его в Иерусалим да водрузим в своих сердцах дух кротости, дух смирения, дух любви, дух сострадания, дух истины, чтобы быть готовыми к сретению Господа и прославить Его великое имя Отца и Сына и Святаго Духа ныне и в бесконечные веки. Аминь.

Волна злобы против Христа (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Проследим, возлюбленные братья и сестры, ту волну злобы сатанинской, которая восстала на Христа Спасителя, намереваясь поглотить величайшую Истину.

Вспомним тот момент, когда Господь после крещения на Иордане удалился в пустыню. Там Он в течение 40 дней находился в уединении, подготовляя самого Себя к величайшему служению — к тому, чтобы принести человечеству свет и истину. И там приступил к Нему дьявол и стал Его искушать. Но если он тогда не мог склонить Господа на свою сторону, то это не значит, что он отступил. Он, как сказано в Священном Писании, лишь отошел на время, затаенно наблюдая за деятельностью и учением Христовым. Для падшего ангела было непонятно, кем же действительно является Христос Спаситель: есть ли Он Сын Божий или же просто великий человек, облеченный благодатию Святаго Духа? Сокрыта была от него тайна Боговоплощения.

Итак, удалившись как бы в уединение, лукавый наблюдал за деянием Христовым. И всякий раз, когда он видел, что учение Христа привлекало людей, что люди оставляли грех и приобщались к добродетели, тогда он начинал беспокоиться и строить свои козни. Не имея доступа к праведникам, он действовал через людей, которые имели в себе греховные страсти. Он попытался внушить людям, что Христос исцеляет больных не чем иным, как силою вельзевула, князя бесовского.

Интересно, возлюбленные братья и сестры, что сам источник лжи, возводя клевету на Истину, вину сваливает на себя. Такова уловка дьявольская. Чтобы люди не могли осознавать собственную порочность, а значит бороться с грехом, он заставляет нас сваливать всякую вину на него и радуется этому. Уразумейте это, братья и сестры! Когда мы, пытаясь оправдать свои преступления, говорим: «Бес попутал!» — дьявол очень радуется, потому что видит в этом нераскаянность человеческого духа. Итак, он лжет на Истину, на силу Божию, он сваливает вину на себя, как на князя бесовского, будучи действительно таковым. А затем старается извратить истинное понятие о Богочеловеке, о той цели, ради которой пришел Сын Божий на землю. Он старается убедить людей, что Иисус — не Сын Божий, а такой же, как и все, человек, которого Господь обещал послать как политического завоевателя. И поэтому нет ничего удивительного в том, что когда Господь превратил пять хлебов во множество и насытил большое количество народа, люди, по наущению дьявола, возымели желание объявить Христа царем. Видите, куда направил лукавый мысли и сердца человеческие — к искажению истины! Христос же, узнав об этом, удалился в другой город.

Итак, возлюбленные братья и сестры, дьявол все больше и больше вооружал людей против Христова учения. Он возбуждал зависть в фарисеях и саддукеях, в священниках и первосвященниках, которые были одержимы грехом гордыни. Вспомните притчу Христа Спасителя о фарисее и мытаре. Первый молился горделиво: «Благодарю тебя, что я не таков, как прочие люди или как вот этот мытарь молящийся!» Таковы были иудейские вожди, во всяком случае дьявол нашел себе место в сердцах этих людей чрез их же грехопадения и возбуждал в них ненависть ко Христу. Эта ненависть все больше и больше увеличивалась и, наконец, приняла огромные размеры, возжаждав кровавой жертвы.

Сердца первосвященников и книжников не могли вместить той славы, которую воссылали люди в Иерусалиме Христу Спасителю: «Осанна Сыну Давидову!» Они не могли этого перенести и искали случая уловить в чем-либо Христа и предать Его гражданской власти. Они специально подсылали Ему своих людей, которые испытывали Господа.«Учитель благий, — лицемерно говорили они,— позволительно ли нам давать подать кесарю, дать или не дать, скажи нам?» Коварство таилось в самой постановке вопроса. Достаточно было Христу сказать, что не надо давать, — они тотчас же пошли бы к Понтийскому Пилату и сказали, что проповедник Христос запрещает давать подать, значит, Он является политическим преступником. Но Господь разрушил их злые замыслы, возгласив: «Отдавайте кесарю кесарево, а Божие Богу».

Когда фарисеи с иродианами были посрамлены, тогда диавол подослал саддукеев, которые отвергали воскресение мертвых. Но и их Господь ниспровергнул истиною, доказав, что Бог не есть Бог мертвых, но живых, потому что достигшие воскресения из мертвых уже не женятся и не выходят замуж, но как ангелы пребывают на небеси. Такой ответ понравился даже книжникам, а саддукеев, как сказано в Евангелии, «привел в молчание».

Смолкали пред глаголами Божиими лицемеры, но не умолкала в их сердцах злоба и ярость. С особенною силою восстал дьявол на Христа Спасителя и уже готовил Ему венец терновый, и всякие орудия пыток, и крест. И опять орудием дьявольских козней становились сыны греха, дети погибели. Перенесемся мысленно в дом первосвященников Анны и Каиафы в день Великой Среды. Там совещаются первосвященники, священники, князи людские, старейшины и фарисеи. Все они одно говорят — что нужно Христа взять и предать его смерти, но взять тайно, чтобы не было возмущения в народе.

Чей это голос, чей это совет? Конечно же, совет лукавого, который стремился воспрепятствовать делу спасения человека.

Но не только в нечестивом собрании нашел себе место диавол. Он прокрался в дом Симона прокаженного, где в это время находился Христос со Своими учениками, разделяя трапезу любви, беседуя о Царстве Божием. В это время некая женщина-блудница, услышав о том, что Христос, который имеет власть отпускать грехи, находится в доме Симона прокаженного, движимая глубоким раскаянием, покупает миро драгоценное и спешит в дом Симона. И она подходит ко Христу и возливает на главу Его драгоценное миро. А затем, склонившись к Его ногам, орошает эти ноги слезами и отирает волосами своими. Ее внутренний голос взывает к Спасителю: «Иисусе, Сыне Божий, спаси меня от греховной тяготы, освободи меня от мерзкой нечистоты, потому что нет мне покоя ни днем ни ночью! Страсть блуда разжигается во мне. Угаси ее действие!» Так она внутренне вопияла ко Христу, и Христос, как истинный Сын Божий, освободил ее от оков греховных. С этого момента блудница становится целомудренной и праведной женщиной. Но смотрите, что делается среди учеников Христовых. Кого из них, избранных, сумел обольстить сатана? Единственного из двенадцати — Иуду Искариота.

Оказывается, миро, которое излила блудница на главу и ноги Христовы, возбудило ненависть в сердце предателя. Не мог он уже больше терпеть милосердия Христова к падшим людям. Ему жалко было дорогостоящего мира. В него вошел сатана. И после вечери в доме Симона прокаженного жадный и завистливый Иуда в безумии своем спешит к первосвященникам, алчно вопрошая: «Что вы мне дадите, чтобы я мог предать Христа?» Те же обрадовались, что к ним пришел ученик Того, Которого они хотели убить, и ради насмешки предложили ему 30 сребреников. Иуда дрожащими руками принял эти сребреники. Тогда они еще не опаляли его, нет, тогда алчность и сребролюбие, потакаемые диаволом, возбуждали в нем ненависть ко Христу. И он согласится предать Спасителя.

Вот, возлюбленные братья и сестры, как малая волна злых помыслов разрослась до огромного шквала ненависти, готового окончательно поглотить Истину! Но боится ли премудрость Божия этой бури зла? Нет. Божественная премудрость уготовляет величайшее таинство любви, которое противостанет ненависти и крестными страданиями Спасителя сотрет главу змия.

Вот, возлюбленные братья и сестры, каковы события Великой Среды!

Памятуя о них, да убоимся мы греха, чтобы через грех лукавый не сделал нас своими орудиями, чтобы не подвигнуться нам от малых злых помыслов до предательства Христа, как Иуда! Воспримем же истинное покаяние той блудницы, которая омочила своими слезами пречистые ноги Спасителя, дабы и нам, очистившись от всякого греха, встретить великий праздник Святой Пасхи и прославить великое имя Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

О силе Христова Воскресения

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Возлюбленные братья и сестры, одним из ярких доказательств воскресения Христова является тот факт, что Божественная благодать, даруемая от Святой Троицы чрез Сына, изменяла и изменяет нравственное состояние человеческого духа. Многих людей, которые прежде были жестоковыйными, сила Христова соделала кроткими агнцами; людей распутных — целомудренными; гордых — смиренными; грешников — преисполненными добродетелями. Сила Христова давала и дает людям возможность нравственно преобразиться. И как доказательство этого, я приведу замечательный пример из жизни подвижников благочестия, который покажет нам силу Воскресшего Христа Спасителя.

В Египте проживал некий человек по имени Моисей, ефиоплянин. Он был весьма крепкого телосложения. Но из-за того, что он проводил распутную жизнь, хозяин прогнал его с работы. Спустя некоторое время Моисей возглавил шайку разбойников. Итак, он отступил от благочестия и еще больше углубился в злочестие, причиняя множество бед и скорбей людям, жившим около Александрии.

Но наступил момент, когда Божественная благодать коснулась его сердца, и этот человек из злодея превратился в кроткого раба. Нам неизвестны причины и обстоятельства, побудившие Моисея оставить свои злодеяния. Известно лишь, что совесть его пробудилась, и он пришел в обитель преп. Исидора просить, чтобы тот принял его на послушание. Игумен Исидор почувствовал в Моисее глубокое раскаяние, стремление оставить грехопадения и посвятить свою жизнь покаянию — и он принял разбойника. Итак, Моисей поселяется в монастыре и многие годы под руководством пресвитера совершает подвиг иноческий. Преп, Исидор советует Моисею, чтобы тот, ввиду разжения плоти, крайне воздерживался бы в пище и питии, что последний с радостью выполняет. Но так как он многие годы проводил в распутстве, то страсти, которые пребывали в его сердце, не давали покоя ему ни днем ни ночью. Он страдал и готов был даже оставить иноческую жизнь, но Божественная благодать, «немощная врачующая и оскудевающая восполняющая», поддерживала его в духовной брани и удерживала в стенах монастыря. Много нападений врага рода человеческого перенес преп. Моисей. Шесть лет он почти не спал. Шесть лет он крайне воздерживался. Шесть лет он оплакивал свои грехопадения и затем, по совету преподобных отцов, стал удручать свою плоть физическими трудами. И делал он все это тайно. Некоторые иноки преклонных лет уже не могли сами заботиться о своем бренном теле. Узнав о них, преп. Моисей старался незаметно им услужить. Что он делал? Глубокой ночью, тайком от людского глаза он приносил им воды или колол дрова. И по мере такого подвига, хотя страсти и не ослабевали в нем, но отступало уныние, и Моисей продолжал трудиться.

Враг рода человеческого старался смутить его и каким-либо образом воспрепятствовать его подвигам. Однажды в ночное время Моисей отправился за водой. Но когда он пришел к колодцу и опустил в него ведро, то вдруг почувствовал, как кто-то ударил его, хотя рядом никого не было. Это был лукавый, который не мог терпеть благодатного огня, находившегося в сердце Моисея. От удара Преп. Моисей упал и долгое время находился в бесчувственном состоянии. В утренний час пришли иноки и увидели Моисея, лежащего без сознания около колодца. Они оказали ему помощь, принесли в монастырь. И когда подвижник пришел в себя, то преп. Исидор посоветовал ему не слишком усердствовать в борьбе против лукавого, потому что тот не любит, когда сильно против него вооружаются. На это преп. Моисей ответил: «Я боролся и буду бороться, буду досаждать врагу именем Христовым». И тогда преп. Исидор сказал: «Трудно тебе будет! Поэтому, чтобы освободить тебя от мучащих страстей, приходящих не только от твоей привычки к ним, но, главным образом, от лукавого — во имя Христа Спасителя да отстанут они от тебя!» Старец совершил крестное знамение на челе и на сердце преп. Моисея и отправил его в свою келью. И с этого времени прекратилась у него брань. Остаток дней своих преп. Моисей провел мирно и спокойно, совершая моление, воздержание и добрые иноческие дела. Скончался он 75 лет от роду.

Вот вам, возлюбленные братья и сестры, свидетельство того, как сила Христова обратила разбойника на путь покаяния и соделала из него истинного подвижника Христова.

Вот в чем сила воскресения Христова! И если мы с вами вспомним те моменты жизни, когда Божественная благодать касалась наших сердец и изменяла нашу внутреннюю греховную сущность, то еще больше убедимся в том, что воистину воскрес Христос и что эта истина всегда будет помогать человеку, стремящемуся освободиться от плена греховного. Пусть же эти благостные моменты еще ярче представляются нашим внутренним очам и еще более утверждают нас в том, что ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! ВОИСТИНУ ВОСКРЕСЕ! И Тому подобает слава во веки веков. Аминь.

«Святым Духом всяка душа живится» (В день Святаго Духа)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Святая Церковь, возлюбленные братья и сестры, утверждает: «Святым Духом всяка душа живится и чистотою возвышается». Эта истина свидетельствует о том, что третья Ипостась Св. Троицы, Дух Святый, является созидательной и просвещающей силой. Эта сила проявилась уже тогда, когда началось творение всего видимого и невидимого, мира ангельского и мира вещественного. Этой силой — Духом Святым — был воссоздан человек после своего грехопадения. Наследники первородного греха — дети Адама — настолько отдалились от Бога, что к моменту пришествия Христова ветхозаветное человечество пришло в состояние полного нравственного упадка и представляло собою как бы разложившийся труп. Своими усилиями оно не могло освободить себя от греховной скверны, переродить, пересоздать себя. Для этого потребовалась особая сила, особое Божественное действо, и оно пришло через крестные страдания Христа Спасителя.

После славной победы жизни над смертью в день Пятидесятницы на мертвый организм церковный нисшел Дух Святый. Нисшел для того, чтобы обновить человеческое естество, создать Церковь Христову, вдохнуть в нее живительные истоки, чтобы, возродив человечество, приуготовить его для жизни будущего века.

Церковь Христова получила живительную силу Духа Святаго. Человечество возымело способность обновляться и оживотворяться. Ибо эта Божественная сила, или третья Ипостась Св. Троицы, пробуждает человека к покаянию, приводит его к осознанию своего недостоинства, своей погибели. Дух Святый просвещает человеческий ум и сердце и раскрывает опасность греховного жития. Он как бы ставит человека у пропасти с тем, чтобы тот сам увидел свою погибель и, устрашившись, обратился на спасительный путь.

О благодатной, спасительной силе такого действия Св. Духа свидетельствует нам обращение людей в день Св. Пятидесятницы. После того как Дух Святый нисшел на апостолов, просветился их ум и преисполнились сердца Божественною мудростию. Действие Св. Духа проявилось чрез слово евангельское, которое возвестил ап. Петр. Уже самая первая его проповедь произвела такое неизгладимое впечатление на собравшихся, что те, «умилишася сердцем», осознав свои преступления пред Господом, со страхом и надеждой вопрошали учеников Христовых: «Что нам делать, мужие?» «Покайтеся,— ответил им ап. Петр,— и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов». И крестилось в тот день, как сказано в «Деяниях св. апостолов», около трех тысяч человек. Вот она, спасительная и просветительная сила Св. Духа! Как быстро воздействовала она на сердца людей, открыв им путь спасения!

Я вам приведу весьма замечательный пример из жизни недалекого прошлого, который покажет, как Господь просвещает и призывает к покаянию даже таких людей, которые прежде вообще не верили в бытие Божие и, как некогда Савл, гнали Церковь Христову.

Было это в 40-х годах нашего столетия. Человек, о котором пойдет речь, известен мне лично, потому что он жил недалеко от города моего детства. Он занимал весьма солидный пост в миру — был судьей. Имя ему Петр, по фамилии (или по прозвищу? Боюсь сказать) — Дуликов. Жил он в селе Спасском, недалеко от Сорочинска. Этот человек дошел до такого состояния, что стал кощунствовать над Божиими истинами и над святынями. Однажды он зашел в храм Божий, взял с престола Евангелие и бросил его на землю. А уж какие слова говорил про Спасителя и Церковь Его святую — вымолвить страшно! Братья его предупреждали: «Петр, для чего ты кощунствуешь над святыней?

Наступит время, когда ты образумишься и познаешь свое пакостное действие». А тот смеялся в ответ: «Нет! Порази меня, небо, чтобы я когда-нибудь стал верующим!»

Но вот наступил час, когда действие благодати Божией коснулось и этого человека. Он заболел весьма тяжкою болезнью. Я несколько раз был свидетелем его мучительных страданий, которые он переносил, надо сказать, мужественно. Петр почти весь высох, остались одни кости да кожа, да еще боль. И тогда он обратился к Февронии (ныне усопшей инокине), которая жила в том же самом селе, и сказал ей: «Мать Феврония, раскаиваюсь я в своих злодеяниях, раскаиваюсь в кощунствах своих против Бога и против святыни Его. Но мне хочется очистить свою душу. Позови мне священника, я исповедуюсь!» А в это время в Сорочинске находился протоиерей (тогда еще иерей) Леонид Смирнов. Он-то и отправился выполнить просьбу болящего человека, который покаялся всем сердцем, познав истину Божию. Во время болезни Петру было открыто в сонном видении его внутреннее состояние. Он увидел двух почтенных старцев, облаченных в мантии, которые подошли к нему и осколками от горшков начали очищать его огрубевшее от гноя тело. И когда он очнулся от ночного видения, то призвал инокиню Февронию и спросил, что бы это означало. Та, как благоразумная раба, поведала ему: это означает то, что Господь очищает его душу от всякой греховной скверны. И действительно, вразумленный Духом Святым, Петр очистился от греха, потому что принес искреннее покаяние, принял Св. Христовы Тайны и через несколько дней после этого почил о Господе.

Вот, возлюбленные братья и сестры, как велико действие Божественной благодати на человеческие сердца! Она пробуждает и приводит к вере Христовой даже закосневших во грехах и в неверии людей. Однако не забывайте, возлюбленные чада мои, что действие благодати Св. Духа совершается не без нашей воли. Для того чтобы это действие было спасительно, необходимо, чтобы мы отозвались на зов Господень. И только при сочетании воли Божией с нашей волей произрастут в наших сердцах сладостные плоды благодати Св. Духа, ведущие нас в жизнь вечную.

Итак, возлюбленные братья и сестры, Христос всех призывает на спасительный путь, всех без исключения: женщин и мужчин, юношей и дев, старых и молодых. Всех Господь зовет к спасению! И благоразумны те рабы, которые откликнутся на этот зов и откроют свое сердце к принятию благодати Св. Духа. Тогда очистятся их сердца от всякой скверны греховной и соделаются храмами Духа Святаго, наследниками будущей жизни, где радостным гласом будут прославлять великое имя Святой Троицы — Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

О врачевании души

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

У неких состоятельных родителей был единственный сын. Все было в его распоряжении: и родительская любовь, и веселье, и всевозможные мирские удовольствия. Но проходили месяцы, проходили годы, и родители стали замечать, что их сын погружается в какую-то печаль. Родители спрашивали его: «Сыне, скажи нам, чего тебе не хватает в жизни? Почему ты худеешь с каждым днем?» А сын не знал, что ответить родителям, потому что чувствовал внутри своего сердца какую-то неудовлетворенность жизнью. Веселие, которому он постоянно предавался, пресытило его и уже не доставляло ему искренней радости. Когда он находился в кругу своих товарищей, он по привычке шутил, смеялся, празднословил, занимался пересудами, но стоило ему выйти из этого окружения, как сердце преисполнялось пустотою. Ничто в мире уже не удовлетворяло его: ни товарищи, ни веселие, ни пиры.

Родители пришли в недоумение: что же делать с сыном? Они обратились к одному священнику, известному своим подвижничеством, и рассказали о своем горе. И когда священник выслушал их слезные жалобы, то спросил: «А чем же занимается ваш сын?» Они ответили: «Он ничем не занимается, никакой работой и никаким делом. Находится в кругу своих товарищей и в беспечности проводит время». Тогда понял благочестивый подвижник, в чем заключается тайна печального состояния юноши. «Вы,— сказал он плачущим родителям,— заставьте сына делать добрые дела, заставьте его посещать больных и ухаживать за ними. Позаботьтесь о том, чтобы он отирал слезу человеческую с очей плачущих». Выслушав совет благочестивого подвижника, родители возвратились домой и в точности выполнили все его наставления. Они разыскали нескольких больных людей, которые нуждались в уходе, и попросили, вернее, даже умолили сына, чтобы он оказывал им должное внимание и заботу.

Юноша начал заниматься добрым делом. Изо дня в день он навещал больных и кроме этого посещал нищих и обездоленных. И чем больше он упражнялся в этом доброделании, тем сильнее чувствовал в себе изменение к лучшему. Он почувствовал, как из его сердца стала вытесняться тягостная пустота и на ее место начала изобильно вливаться благодатная теплота, сообщавшая сердцу неземную радость. Он понял, что доброделание — драгоценнейшее лекарство от уныния и тяготы душевной. Осознал, что в уходе за ближними — его спасение. С этого времени он перестал посещать увеселительные игры и общаться с распутными товарищами, а посвятил всего себя служению ближним.

Таким способом, возлюбленные братья и сестры, был исцелен человек, допускавший в своей жизни праздность, а через праздность — опустошение сердечное.

Помните, чада мои возлюбленные, что всякого рода беззаботность, беспечность, праздность служат врагу рода человеческого лазейкой для похищения наших духовных дарований. И если мы заглянем в свою душу, то увидим, что и у нас нередко царит сердечное ожесточение, опустошение. Зададимся вопросом: как же это так? Ведь мы же приняли св. крещение, миропомазание, посещаем храм Божий, совершаем молитвословия — а внутри себя не испытываем ни радости, ни крепости духа. Почему это происходит? Потому, возлюбленные братья и сестры, что наш с вами дух ослаб во внимании, ослаб в доброделании и лукаво ищет повода отдохнуть, отступить от дел. Но по мере того, как мы укрепляем себя в этом стремлении к греховному покою, по мере этого мы изгоняем из своих сердец благодатное действие Св. Духа, теряем небесную радость. Вот почему мы испытываем опустошение сердечное. Чтобы освободиться от такого состояния, необходимо трудиться и трудиться во славу Божию и ради ближнего своего.

Если мы будем упражняться в доброделании, то, несомненно, изгонится из наших сердец дух праздности, дух уныния, дух опустошения, и вместо этого возгорится Божественная любовь — любовь к добру, любовь к тому, что является основой будущей жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и поклонение во веки веков. Аминь.

О Пинуфии

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Мне хочется, возлюбленные братья и сестры, рассказать вам, как угодники Божий являли миру не только высоту смирения, но самое главное из всех добродетелей — трудничество, послушание. Трудничество они считали основою основ при восхождении по ступеням духовного совершенства.

В одной из египетских обителей проживал некий подвижник, старец Пинуфий. Будучи уже в преклонных летах он возглавлял общежительный монастырь и показывал своею жизнью пример для подражания, потому что сердце его было преисполнено смирением, кротостию, воздержанием, а самое главное — стремлением трудиться во имя Божие, трудиться в послушании. Иноки, которыми он руководил, были весьма довольны своим настоятелем и распространяли о нем славу как о великом подвижнике. Но сам преп. Пинуфий бежал от славы, ему была противна человеческая похвала, потому что с того момента, как он вступил на иноческий путь, он стремился не к начальствованию, не к превозношению, а к самым тяжелым послушаниям. И только лишь по произволению братии он был возведен на игуменскую должность и посвящен в сан пресвитера. Тяготясь человеческою похвалою, Пинуфий стремился куда-либо удалиться, чтобы в уединенном месте посвятить свою жизнь трудам послушания в самой низкой должности. И вот однажды он тайно оставил свой монастырь и удалился в другой. Пинуфий остановил свой выбор на Совенской обители не только из-за строгости братских обычаев, но еще и потому, что тамошние иноки хотя и слышали о нем, но не видели его в лицо и потому не могли его сразу узнать.

Итак, придя в этот монастырь, Пинуфий стал просить игумена, чтобы его приняли в число братии. А надо сказать, что и сам игумен, и все братство весьма строго отбирали людей, желавших посвятить свою жизнь Богу в иноческом подвиге. С такой же строгостью отнеслись они и к Пинуфию. Взирая на его преклонные лета, они думали, что он не сможет совершать тех великих подвигов, которые совершали уже много лет жившие в этом монастыре иноки. Долго они его испытывали и сами между собою говорили: «Для чего нам принимать этого одряхлевшего старца? Очевидно, ему надоел мир и утехи его, и, не получая удовлетворения, он пришел сюда, чтобы получить покой. Для чего нам его принимать?» Иноки оскорбляли Пинуфия, надеясь таким способом принудить его удалиться от врат монастыря. Но великий подвижник Христов, который с юных лет научился переносить всякого рода уничижения, не переставал докучать игумену и братиям монастыря просьбой о том, чтобы они смиловались над ним и как великого грешника, пожелавшего спасения, приняли в число братии. Наконец игумен повелел зачислить Пинуфия в разряд новоначальных. Смиренного старца поместили под руководство одного меньшего брата, и было дано ему послушание не слишком трудное, потому что думали, что он тяжелых трудов не перенесет. Пинуфия поставили садовником, чтобы он ухаживал за деревьями и охранял сад от птиц и зверей.

Итак, преп. Пинуфий стал садовником в Совенском монастыре. Но так как он был великим подвижником и сменил обитель только для того, чтобы в уничиженном виде совершать путь смирения, путь послушания, то он, занимаясь садоводством, в то же время занимался тайным доброделанием. Услышав, что у какого-либо брата есть в чем-либо нужда, он ночью тайно приходил к нему и с усердием выполнял необходимое дело. Миряне и иноки, жившие в монастыре, нередко удивлялись тому, что дело, которое у них было не сделано вчера, уже кем-то исполнено. Но кто был этот благодетель, они не знали.

Так преп. Пинуфий много лет подвизался во смирении, в трудах, в посте, в молитве тайной, в благоговении пред Богом и пред всей братией монастырской. А иноки, которых он оставил, сокрушались о своем игумене и недоумевали, куда он мог скрыться. Они послали отдельных братьев, чтобы те обошли разные монастыри египетские — не найдут ли они преп. Пинуфия? Однажды один из таких посланных пришел в Совенский монастырь. Увидев там своего духовного отца, посланец едва смог узнать его, потому что Пинуфий занимался садоводством и носил весьма ветхую одежду, а лицо его загорело от солнца и от трудов. Инок подошел к нему и, поклонившись, со слезами стал просить, чтобы преподобный возвратился вновь в свою обитель. Братия Совенского монастыря удивилась, почему пришелец стал кланяться новоначальному? Но когда тот объявил им, что совенский садовник — это великий Пинуфий, то, услышав это имя, братия пали ниц пред преподобным и стали со слезами просить у него прощения за то, что так долго испытывали и думали о нем как о немощном, ветхом старце. Пришелец же взял с собою преподобного и возвратил его в свой монастырь. Но по прошествии небольшого времени преп. Пинуфий вновь удалился — уже в один из палестинских монастырей. И там опять в уничижении, в смирении и беспрекословном послушании совершал подвиги. Когда же он во второй раз был обнаружен своею братией, то возвратился в свою обитель и оставался в ней уже до конца своих дней.

Вот, возлюбленные братья и сестры, пример того, как великие подвижники Христовой Церкви стремились не к возвышению человеческому, а к смирению, к уничижению, к трудничеству. И трудились они не ради славы людской, не ради похвалы человеческой — а ради Христа, стяжая дух смирения, дух кротости, дух терпения, дух послушания. Преп. Пинуфий много преуспел в этих добродетелях. Он показал нам высоту трудничества, призывая к тому же самому и всех нас.

И если мы хотим угодить Богу, возлюбленные братья и сестры, если хотим очистить себя от всякой греховной скверны и преуспеть в добрых христианских делах, то нам необходимо воспринять дух подвижника Христовой Церкви и стремиться не к покою, не к похвале людской, а к тому, чтобы переносить всякого рода уничижения и оскорбления, безропотно совершая свой труднический путь. И мне думается, что нам, живущим в миру, такой подвиг подходит больше всего. Ведь среди нас и наших родных и близких, несомненно, есть люди немощные, которые нуждаются в уходе. Вот здесь-то нам и необходимо проявить свое добросердечие и сострадание! И если мы будем совершать этот подвиг так, как совершал его преп. Пинуфий, то, несомненно, он будет угоден Богу и получит от Господа благословение. Тогда и мы с вами окажемся в числе спасающихся, тогда утвердится в наших сердцах надежда на спасение, на вечную жизнь во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О послушании

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В деле духовного совершенства, возлюбленные братья и сестры, главное значение имеет, конечно, вера. Вера в истину и последование этой истине. У кого эта вера возрастает — у того возрастает и духовное совершенство. У кого же вера ослабевает — у того ослабевает и внутренняя духовная жизнь. И если мы обратимся к житиям духоносных отцов, то увидим, что все они стремились служить Господу по вере, «ничтоже сумняшеся, ничтоже бояся». Верить в истину — и являть верность этой истине.

Большинство из них совершенствовалось под руководством опытных старцев, причем, они отдавали себя в беспрекословное подчинение духоносным отцам-аввам и исполняли все, что они предписывали или указывали. Полностью отрекаясь от своей воли, смиренные ученики становились впоследствие великими старцами и уже сами могли преподавать уроки жизни по Боге, исходя не из разума своего, но из того духовного опыта, который стяжали путем послушания. Таким образом они передавали друг другу духовный опыт и спасали множество людей.

Примером такой жизни во Христе, примером беззаветного послушания служит нам жизнь старца Иоанна. Этот великий подвижник благочестия предал себя в руководство одному опытному старцу и отсек в себе всякое желание делать что-либо по своей воле. Он никогда не стремился исполнять движения своего сердца или своего мудрствования. Иоанн* выполнял только то, что приказывал ему старец, живший в одном из египетских монастырей. Однажды старец, желая испытать Иоанна — поистине ли он совершает подвиг послушания ради спасения души или, быть может, преследует какие-либо корыстные цели — сделал ему одно распоряжение. С точки зрения человеческого рассуждения такое распоряжение было весьма неразумно и невыполнимо. Призвав своего послушника и показав ему на высохшую и сгнившую ветку, старец сказал: «Посади эту ветвь и поливай ее в определенное время, пока она не даст корни и не вырастет дерево». Иоанн, приняв благословение старца, стал в точности выполнять возложенное на него послушание. И это послушание он выполнял не день, не два, не месяц, а несколько лет. В определенное время Иоанн вставал и шел за несколько километров по пустыне к колодцу, набирал в нем воды и поливал сухую ветвь. Прошло несколько лет, и старец удостоверился, что Иоанн действительно выполняет послушание не ради каких-то корыстных целей, а ради смирения. Он призвал ученика и спросил: «Скажи мне, сыне, проросла ли ветвь, пустила ли она корни?» — «Не знаю»,— ответил Иоанн. Тогда старец выдернул ветвь и, увидев, что она не проросла, выбросил ее, а подвижнику сказал: «Достаточно тебе уже поливать и трудиться в этом послушании».

Вот, возлюбленные братья и сестры, каковы были подвижники благочестия. Они не мудрствовали лукаво, не рассуждали, правильно или неправильно приказал им старец — они знали, что старец будет возлагать на них такое послушание, какое угодно Богу. Отдавая неразумные, на первый взгляд, указания, духовные наставники тем самым желали выяснить, действительно ли ученики отсекли свое произволение, свою злую волю. В остальное же время они поучали своих учеников той истине, которая была освящена Евангелием Христовым.

Вы спросите меня, возлюбленные братья и сестры: «Владыко, у тех людей были в руководителях опытные старцы, а вот мы, живущие в миру,— у кого же мы-то будем учиться? Кому вдадим себя в руководство?» Во-первых, как говорит св. епископ Феофан, «если вы вопросите младенца, то и он скажет вам, как выполнить волю Божию». А во-вторых, по милости Божией, мы имеем еще пастырей и учителей церковных, к которым можем прибегать, испрашивая совета или благословения на те или иные подвиги благочестия — лишь бы только было желание, лишь бы было стремление выполнять волю Божественную.

Ну а самый главный наш руководитель — это Священное Писание. Оно учит нас тому, как нужно жить, чего следует избегать и что необходимо воспринимать своим сердцем. Внимайте глаголам Евангельским, впитывайте в себя учение Христово, переданное нам Его учениками! Разве мы не слышали, как заповедовал ап. Павел в его Послании к римлянам, чтобы мы свои члены не порабощали греху? Это учение Самого Господа, раскрывающееся через человеческое естество, через апостольские духоносные уста! И если мы были бы послушными чадами Церкви, если бы мы были радетелями своего спасения, то, конечно, не оставили бы без внимания того, что преподавал нам св. ап. Павел. Вы только прислушайтесь, о чем он говорит! «Как вы некогда поработили свои члены, предаваясь страсти греха, так теперь поработите эти члены на служение добру, потому что оброки греха вносят смерть, а добродетель, творимая нами, приносит жизнь». Вот, возлюбленные братья и сестры, учение апостольское, спасительное учение! Нам остается только послушать его и исполнить в своей жизни беспрекословно, не рассуждая, не мудрствуя лукаво. Необходимо употребить свои члены-руки на то, чтобы подавать милостыню ближним, помогать им в их немощах, в их необходимых нуждах. Все необходимо употребить на добро: и уши, и очи, и ноги, и каждый наш телесный член. И если мы станем это выполнять, то окажемся в числе спасающихся, в числе тех, кто с надеждой ожидает будущей жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О четырех старцах

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Когда, возлюбленные братья и сестры, читаешь жития великих подвижников благочестия, то поражаешься их духовной высоте и неоскудевающей любви друг ко другу во имя Христа Господа нашего. Эта любовь не только творила чудеса в сей временной жизни — она простиралась и в потусторонний мир, в небесные сферы, туда, где вечно славят Святую Троицу ангелы и все угодившие Богу.

В одном из египетских монастырей жили четыре старца. Они договорились между собою помогать друг другу трудиться во славу Божию единодушно, единокупно, с тем, чтобы живя здесь воедино, не разлучаться им и в будущей жизни. Они веровали в обетование Христово: где двое или трое собраны во имя Его, там и Он посреди них. Положив в сердце это обетование, старцы стали подвизаться в уединении: трое из них приняли на себя подвиг безмолвия, а четвертый доставлял безмолвникам пищу и все необходимое для телесной потребности. Таким образом они трудились во спасение своих душ, пока двое из них не почили в Бозе. И было открыто одному прозорливому старцу, что эти двое угодили Господу и успокоились на лоне Авраамовом. Но двое оставались еще на земле, совершая свой спасительный путь — один безмолвствуя, а другой — доставляя телесное утешение своему брату. В это время и случилась беда. Тот, который прислуживал безмолвствующему, однажды отправился в город и, по попущению Божию, по козням дьявольским, впал в грех блуда. О его падении стало известно небожителям — тем двум братьям, которые представились прежде. И стали они умолять Господа послать какого-либо зверя на согрешившего брата, чтобы чрез мученичество тот очистился от греха и был бы удостоен Царства Божия. И что же?

Когда согрешивший брат возвращался из города, то на пути ему встретился лев. Но в то же время, когда два усопших брата молили Господа об очищении согрешившего через страдания, в это же время безмолвствующий на земле брат получил откровение обо всем случившемся и со своей стороны стал умолять Бога, чтобы Господь сохранил собрату жизнь для того, чтобы тот имел возможность еще некоторое время прислуживать ему.

Две молитвы воссылались к Богу: одна — от небожителей, другая — из уст безмолвника. И Господь внял горячей мольбе живущего на земле, сказав угодившим Ему: «Вам хорошо пребывать здесь, освободившись от трудов и соблазнов, а каково тому старцу, который остался на земле и еще нуждается в упокоении? Нужно исполнить его просьбу».

Так и случилось. Лев, уже собиравшийся броситься на согрешившего брата, вдруг чего-то устрашился и освободил путь старцу. Тот же, придя в келью своего сподвижника и увидев его стоящим на молитве, рассказал обо всем, что случилось с ним в городе, и просил прощения и молитвы о себе. Оба они стали на колени и начали плакать перед Богом о том, что один из них не соблюл чистоту телесную и духовную. Согрешивший глубоко осознал свое падение и остаток дней своих провел в покаянии. По прошествии времени и эти два брата скончались. И было открыто тому же самому прозорливцу, что оба они удостоились Царства Божия и соединились с теми двумя, которые раньше скончались, в жизни вечной…

Вот, возлюбленные братья и сестры, какую великую любовь являли между собой подвижники благочестия!

Этот замечательный пример весьма пригоден и нам с вами, живущим в миру. И мы, если хотим угодить Богу, обязаны скреплять сердца братолюбием. Скреплять не на короткое время, но навсегда. Помните: не в том заключается подвиг, чтобы явить любовь, когда нам угождают, делают нам приятное. Истинная любовь не отступает и тогда, когда ближний наш оступается и впадает в грех. Будем же верны союзу любви, не отринем падшего, а подадим ему руку помощи если не наставлением, то молитвенным ходатайством пред Богом о прощении впавшего в грех брата или сестры нашей. Если мы, возлюбленные братья и сестры, будем так поступать, то, несомненно, Господь призрит на наши мольбы и подаст помощь Свою.

Итак, взирая на пример духоносных отцов, положим в своем сердце любить друг друга. Любить чистою, святою любовью, любить не словом, а делом. Любить не только тогда, когда нам благотворят, но и тогда, когда ближние находятся в бедствии или падении.

Да благословит нас Господь на это благое начинание и да сообщит Свою благодатную силу, чтобы нам укрепиться духом и достигнуть вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О возгревании духовной жизни через воспоминания о прошедшей ревности

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Когда мы с вами, возлюбленные братья и сестры, были призваны благодатию Божиею на спасительный путь, то вначале имели прилежание, внутреннее горение и желание угождать Господу. Но со временем наше рвение жить по Бозе ослабевало, и мало-помалу подступало к нам опустошение сердечное. Та ревность, которая так высоко восходила к небу в первые дни нашего обращения,— эта ревность погасла. И остались у нас одни благие намерения. Но если вдуматься, если посмотреть на наше состояние через зеркало Божественных заповедей, то нетрудно понять, что совсем не таких поступков желал увидеть от нас Господь. Нет! Мы почти окончательно лишились тех высоких душевных качеств, которые бы склоняли к нам милость Божию. Нет у нас усердия в молитве, нет постоянства в доброделании, да и живем мы как-то самотеком. Выполним доброе дело — хорошо, не выполним — тоже не очень беспокоимся, надеясь, что когда-либо исполним. И так мы до сего дня пребываем в лености, в нерадении, в косности, а по существу — в удалении от спасительного пути.

А ведь мы все как будто жаждем спасения вечного! Но, видимо, эта жажда не глубоко проникает в наши сердца. Жажда эта, я бы сказал, только мысленная. Мы действительно имеем желание — но оно не подтверждено нашим внутренним стремлением, нашим внутренним произволением и утверждением. Поэтому-то наше мысленное желание, встречая на своем пути всякого рода скорби и препятствия, разбивается вдребезги. Что же нам делать? Неужели оставаться в таком плачевном состоянии? Нет, возлюбленные братья и сестры, да не будет сего с нами! Не станем внимать гласу лукавого, который успокаивает нас тем, что Господь по милосердию Своему простит нам наши прегрешения. Нет, возлюбленные чада, гоните этот коварный помысел! Гоните, пока он не возобладал вами, гоните из своих сердец, из умов, из своего произволения! Лучше послушаем, что внушают нам преподобные и богоносные отцы наши! А они умоляют нас приложить все свои силы и старания к тому, чтобы снова пробудить внутри себя горячий дух — дух ревности о спасении, дух любви к доброделанию, к жизни в Боге.

Преп. Исаак Сирианин советует, чтобы при охлаждении сердечном мы пробуждали самих себя благими воспоминаниями о тех днях, о тех моментах, когда с особою силою горели наши сердца любовию к Богу и к доброделанию.

Вот это наставление преп. Исаака Сирианина мы и воспримем как благой глас неба, воспримем — и пробудим в сердцах своих дух ревности о спасении наших душ!

Я приведу вам один замечательный пример из жизни подвижника благочестия, которому благие воспоминания помогли возвратиться от греха на путь доброделания.

В одном монастыре проживал некий весьма почтенный старец. Он был усердным служителем Богу и великим подвижником благочестия. Но и подвижники, как возвещает святоотеческое предание, могут пасть. И если они останавливаются на пути стяжания добродетелей, то тщеславные помыслы, или грехи превозношения, могут найти щелку, чтобы проникнуть в их сердца и низвести человека с высоты подвижничества до глубоких грехопадений. Так, очевидно, случилось и с этим благочестивым старцем.

Как-то однажды пришел ему в голову помысел, что он уже достиг духовного совершенства и не может пасть. А лукавый был тут как тут. Поймав подвижника на тщеславии, дьявол проник в его сердце, и постепенно старец стал ослабевать в своих подвигах. А как только он остановился в доброделании, так враг рода человеческого разжег внутри его блудную страсть. И старец, почтенный старец, убеленный сединами, оставляет пустыню и спешит в мир для того, чтобы удовлетворить плотские похоти, возбужденные сатаною! Итак, сей благочестивый старец, гонимый демоном, идет через пустыню. Палимый солнцем, он спешит добраться до города до заката. И лишь только Божественная благодать сохранила его от близкого падения! Естественная жара привела его в изнеможение. И так как продолжать путь было небезопасно, то он стал искать какое-либо пристанище для отдыха. Недалеко от места, где он изнемог, старец увидел обитель. «Зайду я в этот монастырь,— подумал он,— пережду дневной жар, а затем уже продолжу путь».

Зашел он в монастырь. Братия его приняла с любовию, потому что она слышала об этом старце как о великом подвижнике. Иноки стали умолять, чтобы он преподал им какое-либо наставление для спасения их душ. Старец, хотя и смутился их просьбой, тем не менее открыл свои уста и преподал им душеспасительное наставление. Братия плакала от умиления. Окончив наставление, старец остался в монастыре, и в это время пробудилась в нем совесть. Он стал размышлять: «Вот я учу других, а сам-то не выполняю того, что преподаю!» И начал он вспоминать благочестивые подвиги, которые он совершал много лет, живя в уединении. И это воспоминание разогрело в нем горячую ревность к прежнему благочестию. Тогда он размыслил сам в себе: «Зачем я буду губить то, что с таким трудом приобретал, много лет живя в пустыне? Нет, я не пойду в город, а возвращусь в свою келью и там принесу покаяние своему Творцу и Спасителю, чтобы Господь простил мое падение и временное отступление от благочестивых подвигов!» И действительно, встав утром от ночного одра и охраняемый Божией благодатию, старец возвратился в свою келью, проведя остаток дней в тех подвигах усердных, которые совершал до момента искушения.

Вот, возлюбленные братья и сестры, как через воспоминание о прошедших подвигах подвижники благочестия препобеждали искушения и таким способом освобождали себя от расслабления духовного. Вот так и мы станем на этот великий путь. Все мы закоснели во грехах, очерствели сердцем! Мы действительно обленились и не хотим по-настоящему трудиться в доброделании. Встречаешь иногда людей, которые как бы горят желанием делать то или иное, но, начав совершать подвиг, вскоре отступают от него, не имея ревности о продолжении доброделания. Сколько прихожан просили у меня благословения ухаживать за больными! Многих я благословлял, и какое-то время эти люди с радостью исполняли свое намерение. Но где они теперь? Увы, скоро же они ослабли и оставили свой подвиг!

Подвижники благочестия поступали иначе. Они до конца совершали подвиг, который воспринимали в начале своего спасительного пути. Не думайте, что им было легко. Нет. Они тоже встречали всевозможные искушения, препятствия, трудности, но не бросали дела своего. Я не осуждаю слабых людей, а только скорблю своим сердцем. Нелегко совершать добрые дела, чада мои, ибо все мы с вами настолько немощны, что, кажется, нет среди нас вовсе таких людей, которые бы, возжелав доброделания, остались бы верны своему намерению до конца.

Возлюбленные братья и сестры, любезные чада мои, когда же мы с вами начнем по-настоящему спасать свои души? Неужели так и будем совершать только такие дела, за которые нас люди похвалят? Да не будет сего! Да не будет в сердцах наших косности и хладности! Пора уже нам пробудиться и хотя бы немного приблизиться к тем идеалам, к тем подвигам, которые явили нам духоносные отцы и подвижники благочестия! Господь зовет нас на трудничество, на очищение душ наших, зовет на спасительный путь — путь узкий и тернистый. Не надо бояться этого тесного пути! Господь с нами, Господь близ нас. Господь Сам прошел этим тернистым путем, взойдя на Голгофу, на крест. Иной дороги нет. Широкий путь, которым идут многие люди, хотя и усеян в начале розами, но конец его — вечная погибель, вечное отторжение от жизни во Христе.

Возлюбленные братья и сестры, любезные чада, очистим же свои сердца для того, чтобы воспринять действие благодати Святаго Духа, пробудиться от греховного сна и сподобиться вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Об апостолах Петре и Павле

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня мы с вами, возлюбленные братья и сестры, прославляем святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Прославляем не только за их благочестивую христианскую жизнь, не только за их спасительные труды, которые они подъяли в деле благовестия Христова, но величаем их и за то, что они явились неложными свидетелями евангельских событий.

Мы знаем, что есть люди, которые отрицают историческое явление Христа Спасителя, как стремятся отвергать все Божеское, все, что служит ко спасению человеческой души. И эти люди, не признавая сам факт явления Христа на землю, отвергают также и существование первоверховных апостолов Петра и Павла. Как же нам рассеять это недоумение? Как препобедить ложное мнение человеческого мудрования? Оказывается, сами апостолы Петр и Павел являются нашими ближайшими помощниками в этом великом деле. Они, как я вам сказал, являются свидетелями исторических событий, происходивших в те времена, когда Господь явился на землю. Давайте обратимся к посланиям сих славных апостолов. Не найдем ли мы в них таких свидетельств, которые бы доказывали, с одной стороны, историческое бытие самих апостолов, а с другой — истинность сошествия на землю Христа Спасителя и всего того учения, которое Он проповедовал нам? Откроем послание ап. Павла к Галатам. Во второй главе сего послания апостол сообщает, что он пришел в Иерусалим увидеть ап. Петра. Вот вам, возлюбленные братья и сестры, первое свидетельство того, что Петр не есть вымышленное лицо, не есть лицо мифическое. Посудите сами: если ап. Павел пишет послание целой общине, утверждая, что пробыл у Петра 15 дней и виделся с ап. Иаковом — мог ли он писать множеству людей о личности, которой вообще не существовало? Это было бы полнейшим абсурдом! Та община могла бы ему сказать: «Слушай-ка, брат наш Павел, ты пишешь нам о каких-то апостолах Петре и Иакове, а их вообще не существует. Так чего же тогда нам голову морочишь?» Ведь могли бы так сказать? Могли. Но не говорили — потому что хорошо знали Петра лично.

Теперь послушайте свидетельство ап. Петра об ап. Павле, потому что и Павла некоторые считают мифическим лицом. Во втором соборном послании Петр прямо ссылается на своего собрата Павла, ведя речь о том, что в его посланиях встречаются неудоборазумеваемые места.

Уже на этих двух примерах, возлюбленные братья и сестры, мы видим свидетельство самих апостолов Петра и Павла друг о друге и, следовательно, о тех истинах, которые они восприняли от Спасителя, тем более, что один из них (ап. Петр) лично был свидетелем дел Христовых. Во Втором послании ап. Петр пишет: «Мы возвестили вам силу и пришествие Господа нашего Иисуса Христа, не хитросплетенным басням следуя, но быв очевидцами Его величия. Ибо Он принял от Бога Отца честь и славу, когда от великолепной славы принесся к Нему такой глас: «Сей есть Сын М о й возлюбленный, в котором Мое благоволение». И этот глас, принесшийся с небес, мы слышали, будучи с Ним на святой горе». Вот свидетельство ап. Петра о Христе. Другой же, апостол Павел, свидетельствует, что он познал Христа, когда шел в Дамаск с тем, чтобы хватать христиан и предавать их на мучения. В первые годы своей жизни, когда он был еще юношей Савлом, будущий апостол был последователем фарисейской ереси и гонителем Христовой Церкви. Потому-то, дыша угрозою и ненавистью против христиан, он и поспешил в Дамаск, чтобы там, найдя исповедовавших Христово имя, заключать их в темницы, а затем предавать ужасной смерти. Но когда Савл приближался к городу, то неожиданно осиял его свет с неба, и он в страхе пал ниц, услышавши голос: «Савл, Савл, что ты Меня гонишь?» Тогда Савл спросил: «Кто Ты, Господи?» Голос ответил: «Я Тот, Которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна… Встань и иди в Дамаск, и там тебе сказано будет все, что назначено тебе делать». И действительно, когда Савл пришел в Дамаск, ап. Анания, по повелению Божию, явился к нему и совершил над ним таинство святого крещения. С этого момента гонитель Савл сделался апостолом Павлом и горячим проповедником Евангелия Христова.

И ап. Петр, и ап. Павел засвидетельствовали истину христианского учения своей мученическою кончиною. И сегодня, возлюбленные братья и сестры, празднуя их память, мы величаем и прославляем провозвестников евангельской истины, неложных свидетелей дел Христовых. Будем же радоваться и веселиться и еще больше утверждаться в Христовой истине, дабы нам неослабно шествовать спасительным путем и достигнуть вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Об очищении души (На Преображение)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

«Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою якоже можаху». Такую истину возвещает нам сегодня святая Апостольская Церковь.

Приближались крестные страдания Христа Спасителя. И, естественно, взор Богочеловека остановился на Своих учениках, потому что они еще не были облечены силою свыше, еще не могли уразуметь все то, что совершал Господь на земле. Они были немощны и при виде крестных страданий Христа могли соблазниться, навсегда покинуть своего Божественного Учителя и тем самым воспрепятствовать спасению человека. Поэтому для того, чтобы укрепить их дух, чтобы рассеять всякие сомнения, могущие возникнуть в сердцах и умах апостолов при виде Голгофы, Христос Спаситель решил явить им славу Своего Божества. Но явить не всем апостолам, а только тем избранным, которым Он особенно доверял во время Своей земной жизни.

Взял Господь с Собою апостолов Петра, Иакова и Иоанна и взошел с ними на высокую гору. И, как сказано во святом Евангелии, когда Он молился, то лицо Его просияло, как солнце, и одежды Его сделались белыми, как свет. И явились Ему два небожителя — Моисей-пророк и Илия, и стали беседовать с Ним о Его предстоящих крестных страданиях. А в это время ученики, утружденные ночным бдением, погрузились в сон. И когда они очнулись, то увидели преобразившего Господа своего и Учителя. Увидели стоящих рядом с Ним Моисея-Боговидца и Илию-пророка. Увидели — и вострепетали, восчувствовав сердцем славу Божества. Ап. Петр, который по характеру своему всегда был горяч, в смятении чувств воскликнул: «Как хорошо нам здесь быть! Сделаем мы здесь три кущи: одну Тебе, одну Илии и одну Моисею». Ибо, как свидетельствует Евангелие, он не знал, что и говорить, как выразить свой восторг. Действительно, слава Божества настолько проникла в его сердце и ум, что ничего не могло быть высказано его устами, как только: «Хорошо нам здесь быть!» В это время осенило их облако, и из облака был глас Бога Отца: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, Того послушайте». В страхе упали ниц апостолы, но Христос прикоснулся к ним перстами Своими, поднял их от земли и сказал: «Не бойтесь». И когда они поднялись, то увидели только одного Христа, беседующего с ними.

Вот, возлюбленные братья и сестры, то величайшее событие, которое мы сегодня так торжественно отмечаем. Оно ясно показывает и доказывает всем нам, что Христос Спаситель не был простым человеком, что, являясь сиянием славы Отчей, Он был как истинным человеком, так и истинным Богом, что слава Его Божества скрывалась на время под покровом плоти человеческой. И вот эта слава Божества — насколько могли вместить ее ученики — проявилась на горе Фаворской. Эта предвозвещенная слава укрепила апостолов в той мысли, что пред ними Богочеловек. Эта слава помогла ученикам Господним не соблазниться окончательно, когда они увидели своего Божественного учителя ведомым на позорнейшую из казней. Эта слава укрепляла их дух в ожидании величайшего события — победы жизни над смертью.

Вот в чем заключается смысл Преображения Господня. Но помните, возлюбленные братья и сестры, и о том, что Преображение зовет нас всех к той славе, которую явил Господь на горе Фаворской. Преображение Господа — это и наше с вами преображение. Оно совершится во второе славное пришествие Господа нашего Иисуса Христа на страшном судище Христовом, когда Господь преобразит наше бренное естество и человек получит нетленную благодатную жизнь, где не будет уже ни скорбей, ни угнетения, ни слез, ни печали, ни воздыхания, но только вечное радование, вечное ликование, вечное славословие своего Творца и Господа со всеми ангелами и угодившими Ему. Но этого преображения, возлюбленные братья и сестры, достигнут не все. Достигнут лишь те рабы Божий, кто положил начало своему преображению здесь, на земле.

Преображение стяжается только трудами. Посмотрите: прежде чем увидеть преобразившего Господа, апостолы совершили долгое, трудное восхождение на гору. Но если труд и усилия требуются при телесном восхождении на гору, то тем более, при восхождении на высоту духовного совершенства. Здесь требуются постоянные усилия в совершении добрых дел. Для того, возлюбленные братья и сестры, чтобы преобразить свою душу, необходимо убить в ней господствующий грех, греховную привычку. Лишь только тогда можно насадить с помощью Божией добродетели, которые будут способствовать преображению нашей души.

Какие средства помогут нам на этом пути? Прежде всего молитвенный подвиг, покаяние, доброделание и приобщение Св. Христовых Тайн. Если мы, возлюбленные братья и сестры, уразумеем эту истину и по мере сил своих будем стараться очищать свои души здесь, на земле, то, несомненно, заложим основу для славного и окончательного преображения нашего во время второго пришествия Господа нашего Иисуса Христа. К этому преображению, к этой славе призвал нас всех Господь. Отзовемся же всем своим сердцем на этот зов, отречемся от греха и воспримем все доброе, все святое, чтобы сподобиться вечной жизни со всеми угодившими Богу и прославить великое имя Святой Троицы Отца и Сына и Святаго Духа ныне и в бесконечные веки. Аминь.

Тайна животворящего древа (На Воздвижение)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Для того, возлюбленные братья и сестры, чтобы познать великую тайну Честнаго и Животворящего Креста, нам необходимо мысленно перенестись в то время, когда первозданные люди Адам и Ева находились в раю и еще не вкусили запретного плода.

Итак, пред нашим внутренним взором стоит древо познания добра и зла. Не само по себе имело это древо свойство познания, но лишь по тому повелению, которое высказал Господь при сотворении человека: «От всякого древа ты будешь вкушать, а от древа познания добра и зла не имеешь права вкусить. И в тот день, когда ты вкусишь от плода сего древа, ты смертию умрешь». Таким образом, древо познания добра и зла явилось как бы мерилом верности человека своему Творцу и Создателю. Достаточно было проявить любовь и полное послушание Господу своему, как человек сделался бы бессмертным. Но произошло нечто ужасное: соблазненный диаволом, человек не сумел выполнить одну-единственную данную ему Богом заповедь.

Ева, наслаждаясь прохладою райскою, остановилась у древа познания добра и зла, рассматривая его прекрасные плоды. А в это время враг Божий, падший ангел, в образе змия начал внушать ей совершенно неподобные для святости человеческой мысли. Он вопросил: действительно ли Господь запретил вкушать плоды от райских деревьев? Ева, не уразумев коварства дьявольского, ответила: «Плоды с дерев мы можем есть, только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не вкушайте и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть». Тогда лукавый искуситель сказал: «Нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, вы будете, как боги, знающие добро и зло». И это дьявольское внушение, опасное для жизни, показалось для первозданного человека весьма приятным. Ему захотелось действительно сравняться с Богом, стать независимым от Творца своего. Потянулись руки Евы к запретному плоду и сорвали его. Вкусила Ева и — нарушила заповедь Божию. И не только сама нарушила, но и соблазнила своего мужа Адама.

Так, возлюбленные братья и сестры, совершилось преступление первозданным человеком; так человек, нарушив заповедь, восстал против Бога. Хотя и по внушению искусителя, но он допустил превозношение и тотчас же отпал от Истины. Произошло внутреннее изменение. Если до этого существовала полная гармония душевных сил, ума, воли и чувств человека, то с того момента, как он вкусил плодов от древа познания добра и зла, эта гармония нарушилась. Ничто уже не стало соподчиняться одно другому: ни ум воле, ни воля чувству. Произошла разобщенность. Это и есть та смерть, о которой Господь сказал Своему первозданному человеку: «В тот день, в который ты вкусишь от древа познания добра и зла, смертию умрешь». И действительно, наступила духовная и душевная смерть. А вслед за ней последовала и смерть естественная. Вот какой плод привнесло в человеческое естество древо познания добра и зла!

Итак, возлюбленные братья и сестры, древо, стоящее посреди рая, явилось мерилом отношения человека к Богу, выбором между добром и злом. Человек не устоял в добре и допустил зло. Таким образом грех вошел в мир. Надлежало исцелить человека, надлежало вкусить плодов иного древа, которое бы вернуло человека к послушанию Богу, к любви Божественной. Необходимо, чтобы человек склонил свой слух не к льстивым словам лукавого, а к Божественной истине и готовил себя к обожению истинному, а не ложному. Познание древа добра и зла указало на гордость человеческую. Человек допустил гордыню, восхотев стать богом безо всякого труда. Но грех удалил его от обожествления. А вот животворящее древо креста Господня, пред которым мы сейчас встали мысленным своим взором, напротив, вновь открыло человеку врата райские. Это уже иное мерило отношений между человеком и Богом. На этом древе Господь Сам предал Себя смерти телесной, чтобы победить смерть и тем самым даровать падшему человеку возможность вернуть себе жизнь вечную, получить желанное обожествление. Это совершилось, возлюбленные братья и сестры, на самом позорнейшем из орудий смерти — деревянном кресте. К этому кресту был пригвожден Сын Божий, Спаситель мира, и кровь, которая истекла их пречистых ребер Спасителя, сообщила этому позорному орудию смерти Божественную силу, соделав его Честным и Животворящим Крестом Господним. Эта кровь омывает и наши с вами позорные грехи, сообщая нам особые силы для стяжания вечной жизни.

Вот, возлюбленные братья и сестры, в чем заключается тайна и сила Креста Господня. Если в раю, в месте святом, человек возымел гордыню, то здесь, на Лобном месте, человек приносит глубочайшее смирение в лице Самого Христа Спасителя, Который смирил Себя, как сказано, до смерти, «тем же и Бог превознес Его паче всякого имени, да о имени Иисусове поклонится всякое колено небесных, земных и преисподних».

Видите, какого подвига требует от нас животворящее древо Господне! Требует, чтобы мы (если хотим получить обожествление, стать по благодати Божией богами) смирили себя до смерти. Для этого необходимо убить в себе грех, распять себя со страстьми и похотьми, а распявши, приобрести добродетели, которые станут основой для будущей жизни во Христе Иисусе Господе нашем.

Вот почему, возлюбленные братья и сестры, Святая Церковь в день Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста призывает всех нас: «Приидите, вернии, Животворящему Древу поклонимся, потому что на нем Господь Царь славы руце распростер, чтобы нас возвести к первому блаженству».

Зная тайну Креста и слыша голос Матери-Церкви, преклоним свои сердца и главы у подножия Честнаго и Животворящего Древа, поклонимся ему и распнем здесь, у подножия его, свои греховные страсти, чтобы Господь через Крест Свой живоносный сообщил нам живительные благодатные силы к оживотворению нашего грешного естества и сподобил нас вечной жизни со всеми угодившими Богу. Аминь.

О спасении (На Покров)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Мы, возлюбленные братья и сестры, в течение всей своей жизни решаем самый главный вопрос: как же достигнуть спасения? Этот вопрос очень важный, очень серьезный, и к нему нужно подходить со всякою строгостью и вниманием. Не думайте, что спасение вечное приходит само собою, только по милосердию Божию, безо всякого нашего участия. Нет, так думать преступно и порочно. Так думать — значит уклоняться от истинного пути. Спасение достигается не в один день, оно стяжается всей нашей жизнью.

Если мы посмотрим на св. отцов, то увидим, что они стремились угодить Богу кто с самой ранней юности, кто в середине лета, а кто начинал спасительный путь, будучи уже в преклонных годах — дело не в этом. Суть заключается в том, чтобы с момента обращения ко Христу (случись оно в младенчестве или уже на смертном одре — неважно) и до самой кончины уже не отступать от заповедей Божиих. В основе спасения лежит неутолимая жажда угодить Богу. Без этой жажды, без внутреннего тяготения к Богу, к Высшему Существу, к Творцу своему и Господу невозможно никакое духовное совершенство. Тот, в ком нет этой жажды, напрасно допускает мечты и надежды на спасение вечное. Только тот, кто алчет и жаждет правды, только тот по-настоящему насытится.

Итак, возлюбленные братья и сестры, чтобы достигнуть спасения, необходима духовная жажда. Жажда, которая будет возвышать наш ум и сердце горе, к Богу — источнику жизни. Но одной жаждой спасение, конечно, не достигается. Для того чтобы утолить эту жажду, необходимо, как это бывает в нашей обыденнной жизни, найти источник живой воды. Живая вода для нас — это слово Божие, ведущее в жизнь вечную, именно об этом сказал Господь самарянке: пьющий эту воду не возжаждет вовек, потому что она сделается в нем источником жизни вечной. Покориться слову Божественному, признать его истиною, путеводной звездой — вот задача христианина. Что же мешает нашему спасению? Мешают, конечно, наши греховные склонности. А их у нас бездна. Необходимо очистить свою душу от всякой греховной скверны, а значит — уготовить себя для длительной, неустанной, болезненной духовной брани, потому что без брани, без борьбы грех, вошедший в наше сердце, не оставляет своей обители. Он будет противиться, и противиться так сильно, что подчас человек не сумеет выдворить его из своего сердца. Но нельзя прекращать борьбу. Прекратить — значит отвергнутые Бога и предаться в рабство отцу греха.

Вот, возлюбленные чада мои, что необходимо в деле нашего спасения — очистить сердце и соделать из него обитель Духа Святаго. А для того чтобы созидать, нужно трудиться, складывая кирпич за кирпичиком в фундамент своего спасения.

Какие же камни должны лечь во главу угла храма нашего спасения? Прежде всего — это молитва к Богу и таинства, которые имеет в недрах своих Святая Церковь: таинство крещения, таинство миропомазания, таинство покаяния, таинство святой Евхаристии. Присовокупим к этому добрые дела — и получим все необходимое для спасения. «Блаженны милостивии, яко тии помилованы будут; блаженны миротворцы, яко тии сынове Божий нарекутся».

Вот, возлюбленные братья и сестры, что необходимо нам в деле нашего спасения! Если мы хорошо это усвоим и по мере своих сил и стараний будем осуществлять эти истины в своей жизни, то, конечно, недалеки мы будем от спасения вечного. И в деле нашего спасения непрестанною помощницей является нам Пречистая Дева Мария, которая своим честным омофором покрывает всех нас от всякого зла. Вот к этому честному омофору, под ходатайство нашей всеобщей Заступницы Матери Божией мы и будем прибегать, дабы Ее молитвами утвердиться на спасительном пути и достигнуть вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Свидетельства Священного Писания о Христе

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Мы часто, возлюбленные братья и сестры, нуждаемся в поддержке нашей веры. Где мы обрящем эту величайшую поддержку? Где найдем доказательства истинности наших убеждений? Кто засвидетельствует о том, что Христос действительно был на земле, что Он не только пострадал, но и воскрес, по писаниям, воссел одесную Бога Отца и является главою Церкви?

Такое утверждение нашей веры мы находим в Священном Писании. Если мы сегодня внимательно слушали послание ап. Павла к Галатам, то мы, несомненно, нашли в его повествовании утверждение о величайшей истине, о Христе Спасителе, о том Евангелии, которое было проповедано Господом, воспринято апостолами, передано Церкви Христовой и донесено до нашего слуха и сердец. Вы только вслушайтесь, о чем свидетельствует ап. Павел! Он свидетельствует, что Евангелие получено им не от человеков, а свыше, по особому Божественному откровению. Почему для обращения Павла потребовалось особое смотрение Божие? Потому, как утверждает сам апостол, что он с самого детства гнал Церковь Христову; по неразумию своему думал, что то учение, которое было проповедано Христом, не содержат в себе истины, и поэтому был жестоким гонителем христиан. Обратите внимание, возлюбленные братья и сестры: ап. Павел потому не воспринял учения Христова от людей, что он был гонителем. А как может гонитель воспринимать истину? Только еще большим ожесточением против нее. Поэтому-то ему и было особое призвание. Где это совершилось? Совершилось на пути в Дамаск, куда он отправился с письмами от первосвященников, чтобы предавать христиан на мучения. Вот здесь-то и явился ему Господь. Вот здесь-то и произошло преображение гонителя христиан Савла в апостола Павла, горячего проповедника Евангелия. А затем ему было дано еще одно особое откровение, в котором было сообщено все то учение, которое проповедовал Господь, живя на земле.

И какую же решимость явил апостол в проповеди евангельской, в деле благовествования спасения! Он, как сам говорит, не стал советоваться с плотью и кровью, т. е. не стал прислушиваться к мнению своих сородичей-евреев, которые надеялись на свое плотское обрезание и на свое плотское происхождение от Авраама. Он не стал размышлять, как же посмотрят на его обращение люди, которые уполномочили его письмами идти в Дамаск и там брать христиан: не подымут ли они на него руку? Он не стал колебаться, потому что верил в Божественную истину и помощь Того, Кто явился ему на пути в Дамаск, Кто обратил его из гонителя в ревностного последователя и проповедника Евангелия Христова.

Современная материалистическая наука отрицает существование ап. Павла. Атеисты и о Петре говорят как о личности мифической. Но обратите внимание на свидетельство ап. Павла, на свидетельство Свящ. Писания. Представим себе, что ап. Петр — мифическая личность. Тогда встает вопрос: к кому же ходил в Иерусалим ап. Павел? Петр жил, был очевидцем дел Христовых и проповедовал Евангелие Христово. С ним-то и встретился ап. Павел. Ему-то и открыл он то благовестие, которое воспринял непосредственно от Христа Спасителя. И все, что было ему открыто, все это было истинное знание, находящееся в полном согласии с тем учением, которое воспринял ап. Петр и другие апостолы. Обратите еще внимание на те строки послания, в которых ап. Павел говорит, что других апостолов он не видел, потому что они разошлись на проповедь Евангелия, видел только Иакова, брата Господня. Значит, он видел и сына Иосифа-обручника. Это он именуется братом Господним по плоти. Видите, возлюбленные братья и сестры, какое важное свидетельство находим мы у апостола языков о тех личностях, которые жили со Христом, вкушали пищу с Ним и, восприняв учение Христово, как свидетели Его дел, возвестили миру Его Евангелие. Как же тогда можно верить отрицательной науке, утверждающей, что Христа не было, как не было и апостолов?! Христос не только жил на земле — Он (вопреки утверждениям других ученых-материалистов) был и есть воистину Сын Божий, вочеловечившийся ради спасения грешников. Об этом также свидетельствует ап. Павел. Ведь если Христос не воскрес, то как, от кого бы мог получить Евангелие будущий ап. Павел — жестокий гонитель христиан? Вот, возлюбленные братья и сестры, какое утверждение нашей веры мы получаем из Св. Писания. Итак, чтобы твердо отражать отрицательные взгляды на веру нашу, нужно чаще прибегать к свидетельствам Св. Писания. И не только прибегать, но и изучать его, жить той истиною, которую оно содержит. И тогда путь нашего спасения будет твердым и непоколебимым. Тогда и чрез нас прославится великое имя Святой Троицы — Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков. Аминь.

О творении правды и недопущении лжи

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Для того, чтобы нам, возлюбленные братья и сестры, сохранить правду и избежать лжи, потребуется немало сил. Не думайте, что, избегая лжи, можно избежать и всевозможных препятствий. Нет, удаляясь от лжи и достигая правды, мы обязательно встретим на своем пути всевозможные скорби и разные преткновения. Однажды некий продавец кружев, по имени Гейзер, порешил в сердце своем твердо держаться правды Божией. Поскольку я христианин, говорил он сам себе, то мне в продаже нельзя допускать какого-либо обмана или лжи. Я же завышаю цены на товары, обманываю людей. Не стану же больше так делать, а буду продавать свой товар за столько, сколько он стоит. Порешил он так — и на следующий день, открыв свою лавку, назначил определенную цену своим кружевам. Люди подошли к прилавку и стали торговаться. Но продавец заявил, что не прибавит и не убавит от цены, которая определена им за продаваемые кружева. Покупатели посмотрели на него с недоумением и, очевидно, подумав, что человек не в своем уме, удалились. Почти весь день люди приходили и уходили, не покупая товара. Прошел день, а выручки никакой. С печалью в сердце Гейзер возвратился домой. Горькие мысли одолевали его. Вот видишь, нашептывал ему лукавый, что получаешь ты за свое христианское убеждение, за опрометчивое решение быть правдивым в деле продажи! Но тем не менее Гейзер успокоил сам себя и решил продолжать поступать так, как он решил. Наступил следующий день. И снова неудача. Прошел третий день, и опять покупатели отходили от его лавки ни с чем. Почти со слезами на глазах возвращался к себе в дом продавец Гейзер. Что делать? Как осуществить принципы христианские о правде? Тогда, думал он, когда я завышал цену, люди с охотою брали мой товар, а теперь, когда я правильно оценил стоимость кружев, все люди разбежались!

Наступил четвертый день его испытания. И вот снова он стоит за прилавком. Подошла некая знаменитая барыня. Ну, думает продавец, вот теперь-то эта госпожа выручит меня в моем бедствии. Но барыня начала с ним препираться о цене: нельзя ли еще снизить ее? Продавец же не соглашался. Нет, и все. Вот столько стоит мой товар — ни меньше, ни больше. Госпожа посмотрела на него и удалилась прочь. Пошла к другим торговцам. Дрогнуло сердце Гейзера. Ну, думает он, совсем я разорился! Но случилось то, чего он, может быть, и не ожидал. Подходившая к нему госпожа, обойдя другие лавки, увидела, что другие торговцы продают свой товар гораздо дороже. Тогда она уразумела, что эти продавцы допускают ложь, а Гейзер объявил своим товарам такую цену, какая действительно соответствует их качеству. Она’ возвратилась к Гейзеру и купила у него почти все кружева. С этого времени товар в его лавке всегда охотно разбирался людьми, потому что они были убеждены в том, что продавец Гейзер — честный человек.

Вот, возлюбленные братья и сестры, пример того, как трудно человеку выполнить христианские принципы о правде, не допустить ни лжи, ни обмана. Но если мы обратимся к своей жизни, то увидим, что мы оступаемся или, вернее, поступаемся своими убеждениями, своими христианскими принципами потому, что часто, очень часто допускаем ложь и обман. Если вещь продаем, то завышаем цену и плохую вещь выдаем за хорошую. Но это касается торговли. А разве в других делах мы не допускаем обмана? Допускаем. Работая на производстве или ведя какое-либо частное дело, разве не поступаемся своими христианскими принципами о правде? Подчас недобросовестно исполняем свои обязанности, бежим от честного труда, хотим сделать побыстрей, не обращая внимания на плохое качество работы. Кое-как сделаем и говорим: «Ну, ничего, это пойдет, на такой-то срок хватит — и ладно». Вот ведь как мы подчас рассуждаем! А потом сами себя убеждаем: « М ы живем в такой век, когда нельзя и правду сказать!» Получается, что без обмана в XX веке не обойтись. Нет, так рассуждать нельзя, возлюбленные братья и сестры, это равносильно тому, что плевать в лице Божие. Правда Божия — она в любое время правда, и ее нужно выполнять при любых обстоятельствах. Конечно, это нелегко. Человек, который будет стремиться осуществлять в своей жизни христианские идеалы, обязательно встретит всевозможные препятствия со стороны людей, у которых сердце неправо, искалечено греховными человеческими обычаями, страстью и похотьми. Но нельзя оглядываться на людское мнение. Наша цель — достижение святости, и поэтому как бы ни было трудно, необходимо все это преодолеть и продолжать свое шествие.

Итак, возлюбенные братья и сестры, если мы хотим подражать Господу нашему, угодникам Божиим, если мы хотим осуществить в своей жизни идеалы Христовы, то мы должны поступать так, как поступил некогда продавец Гейзер. И тогда, несомненно, будет благословение Божие на наших делах, тогда мы твердою поступью будем шествовать спасительным путем в надежде достижения Царствия Божия, чтобы со всеми святыми прославить великое имя Святой Троицы — Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

О приуготовлении себя для Царства Божия (На Введение Богородицы во Храм)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Для того, возлюбленные братья и сестры, чтобы Богу явиться в мир и исполнить свое обетование, необходимо было прежде приуготовить Себе освященное жилище. Таким освященным жилищем и явилась Богоотроковица Дева Мария. Ее родители Иоаким и Анна, Божиим велением, Божественною благодатию разрешились от уз неплодства. В знак благодарности Богу за Его к ним милость они дали обет посвятить рожденное ими дитя Богу. И когда прошло три года с того момента, как на свет появилась Отроковица Дева Мария, Иоаким и Анна решили исполнить свое обещание. Созвали они ближайших родственников, дев-отроковиц, возожгли свечи и в такой торжественной обстановке отправились из Назарета в Иерусалим.

В Иерусалимском храме их встретил первосвященник Захария, которому Духом Святым было открыто о Той, Которую привели в храм Божий Иоаким и Анна. Этому великому Божию архиерею было возвещено, что Сия Отроковица Мария явится селением небесным. Это Та, возвещал Дух Святый, Которую прообразовали некогда и ковчег Завета, и Ааронов жезл процветший. Это Та, Которую прообразовала манна небесная. И теперь то, что некогда являлось прообразом, завершает свое действие и уступает место самому образу, потому что Та, о Которой возвещали предметы как о скинии небесной, теперь восходит по ступеням святилища и вводится первосвященником во Святое Святых. Наступило время исполнения обетования Божия, данного человеку. Вот Она — Та, о Которой возвещала скиния, потому что во Святое Святых находится ковчег Завета, находится манна небесная, находятся жезл Ааронов процветший и скрижали Ветхого Завета. Все эти освященные предметы являлись прообразом Богоматери, и теперь Она вошла во святилище и упразднила их значение, заменив собою и ковчег Завета, и процветший жезл Ааронов, и скрижали Завета, и манну небесную. Теперь Дух Святый готовил из Нее святое жилище для второй Ипостаси св. Троицы, для Сына Божия.

Таким торжественным образом, возлюбленные братья и сестры, Богоотроковица Мария поселилась в храме Божием, чтобы приуготовить Себя к великой Божественной миссии, приуготовить в себе жилище Господне. Правда, Она еще не сознавала этого, потому что до времени была сокровенна для Нее великая Божественная тайна. Но Божий Дух Сам вел Ее к великой цели и Сам Ею руководил. Она же прилагала все старание, чтобы угодить Богу.

Жила Она при храме в течение 12 лет, занимаясь молитвословием, рукоделием и изучением Свящ. Писания. И когда Ей, по свидетельству святых отцов, исполнилось 14 лет, Ее обручили праведному Иосифу, потому что Пречистая Дева Мария дала обет не вступать в брак, посвятить Себя всецело Богу. А следует сказать, что в Ветхом Завете безбрачие не почиталось за честь, и поэтому первосвященники и священники недоумевали, как же выполнить обет Девы Марии?! И разрешили свое недоумение тем, что обручили Отроковицу Иосифу праведному, который охранял Ее девство и в то же время считался законным Ее мужем.

Вот, возлюбленные братья и сестры, какие удивительные события мы сегодня с вами воспоминаем. Дивны дела Господа, Который призрел на смирение рабы Своея и ниспослал Духа Святаго Своего, чтобы во чреве Девы совершилось Боговоплощение.

Нам с вами, возлюбленные братья и сестры, тоже необходимо приуготовлять себя для встречи со Христом. Господь всех нас призывает войти в Царство Божие, всем Господь открывает Свое небо — величайшее Святое Святых. Иди в это небо, человек, иди, не оглядываясь назад, лишь преклоняй свою волю пред благостию Божественной! Вся жизнь наша, возлюбленные братья и сестры, есть священное приуготовление. Мы приуготавливаем себя к вечной жизни во Христе через покаяние и причащение. Когда мы невидимому Богу исповедуем грехи свои, каемся и оплакиваем свои грехопадения, то каждый раз, призирая на наше искреннее раскаяние, Господь прощает нас, и, прощая — допускает к теснейшему единению со Святое Святых, с Самим Господом нашим Христом Спасителем. Вот тогда и мы уподобляемся Деве Бого-отроковице, тогда и мы из своих сердец делаем жилище Божие. И в это жилище входит Господь, чтобы соделать из нас сосуд избранный.

Итак, возлюбленные братья и сестры, если мы хотим, чтобы Господь вселил нас в небесный Свой чертог, то мы должны готовиться к этому всю свою жизнь, очищать себя от скверны греховной, насаждая в своих сердцах добрые христианские навыки. И тогда Господь благословит нас Своею десницею, укрепит на спасительном пути и сподобит войти в Царство Божие, где воссылается Пресвятой Троице вечная слава от Ангелов и от всех угодивших Богу. Аминь.

1973 год

О рассудительности в добром делании

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Древние подвижники Христовой Церкви часто собирались у какого-либо старца и там все вместе рассматривали свои подвиги. И это было у них, возлюбленные братья и сестры, положено за правило, потому что они боялись уклониться от истинного пути, полагаясь на собственную волю.

Однажды, следуя этому обычаю, пришли к Антонию Великому египетские подвижники и, усевшись на незатейливые седалища, которыми располагал преподобный, стали вечерять. И чем больше они рассуждали между собою, тем больше возникало вопросов, и в конце-концов собравшиеся пришли в недоумение: какой же подвиг более приличествует инокам и вообще спасающимся? Начали преподобные подвижники духовное собеседование в вечернее время и продолжали его в течение всей ночи. Такова была усладительная беседа между ними. В самом деле, возлюбленные братья и сестры, как нам не подивиться тому внутреннему духовному богатству, которым были наполнены сердца этих подвижников! Представьте самих себя собравшимися на подобное собеседование. Вряд ли оно продлится более 5 или 10 минут! А дальше, как говорится, мы начнем переливать из пустого в порожнее, вспоминать те или иные свои поступки, перейдем к осуждению поступков других и в такие дебри зайдем, что, пожалуй и не выберемся из них чистыми от греха. Великие же подвижники отличаются иным духом — духом любви, смирения и рассудительности. Но вернемся в келью Антония Великого.

Итак, принялись великие подвижники обсуждать, какой же подвиг больше всего угоден Богу для иночествующих, для пус-тынножительствующих и безмолвствующих. Одни из подвижников восхваляли добродетель воздержания, другие — бдение, иные — милосердие, любовь к ближнему. Когда почти все старцы высказали похвалу той или иной добродетели, тогда заговорил великий Антоний. Он сказал так: «Отцы всечестные, все, что вы сказали в похвалу той или иной добродетели, все это хорошо. Все эти добродетели необходимы для подвижников благочестия, однако архипастыри говорят о том, что многие брали на себя подвиг воздержания, поста, молитвы, но, как не имевшие рассуждения, падали падением великим. Я думаю,— заключил преп. Антоний,— что наивысшей добродетелью для иночествующих и для спасающихся является рассудительность, потому что, не имея этой добродетели, человек может впасть в крайность: либо в чрезмерное воздержание, либо, наоборот, в пресыщение; либо он будет усердствовать не по разуму, либо ослаблять молитвенное бдение, расточать до основания свое имение, впадать в нищенство и уклоняться с пути истинного. Потому-то более всего необходимо глубокое духовное рассуждение».

И как пример, подтверждающий мысль преп. Антония, старцы тут же вспомнили об одном подвижнике, египтянине Ироне, который за несколько дней до их собеседования пал. И пал падением великим. Вспомнили они этого старца, который провел в пустыне около 50 лет. Причем, этот подвижник проводил жизнь самую суровую, имел крайнее воздержание в пище и питии, спал на голой земле, удалял себя от общения и уходил в глубину пустыни на безмолвие. В таком подвиге подвижник Ирон пребывал почти полвека! Он, как свидетельствовали подвижники, боялся даже в день Св. Пасхи иметь общение с братией, чтобы не нарушить того правила, которое установил для себя. Что же случилось с этим подвижником благочестия? Случилась беда. Однажды, когда он как бы находился в экстазе, созерцая высшие сферы, незаметно для него дьявол прокрался в его душу. Сначала он обольщал его разными видениями, сновидениями и, наконец, явился ему в образе ангела. И обольщенный Ирон поклонился ему, как ангелу — не рассуждая. Тот же в злорадстве своем повелел подвижнику: «В сегодняшнюю ночь, в 12 часов, иди к колодцу и бросся туда вниз, на дно, и ты получишь подтверждение в том, насколько твои подвиги высоки и угодны Богу»· Не уразумев коварства и лести дьявольской, не посоветовавшись с духовными отцами о том, что возвестил ему ангел сатаны, подвижник благочестия исполнил волю супротивника. Как только наступил 12-й час ночи, он отправился к колодцу, из которого брали воду братия, и бросился в него. Колодец был глубокий, и бедный старец, упав, лежал на дне. Утром братия стали искать, куда же пропал старец, и нашли его через некоторое время лежащим в колодце. С Божией помощью они едва смогли вытащить его оттуда. А спустя два дня старец Ирон скончался.

Вот, возлюбленные братья и сестры, как опасно руководиться своей волею, как опасно без совета духоносных отцов совершать тот или иной подвиг!

Для чего сегодня я рассказываю вам о том, как рассуждали великие подвижники Христовой Церкви? Для того, чтобы мы тоже были рассудительными христианами. Без рассуждения подвизаться опасно. Можно впасть в прелесть духовную и, следовательно, уклониться от истины. Поэтому-то прежде, чем брать на себя тот или иной подвиг, нужно проверить свое намерение, сверить его с Божественным Писанием и учением святых отцов и, если есть такая возможность — посоветоваться с более опытными людьми, со своими духовными отцами: принесет ли нам пользу душевную задуманный подвиг или же, наоборот, уклонит нас на путь погибельный? Если кто берет на себя, допустим, подвиг воздержания — получите прежде благословение и постоянно проверяйте себя: по силам ли предпринятое? Берет ли кто какое молитвенное правило — тоже хорошо поразмыслите, прежде чем определить его размер, чтобы можно было нести этот подвиг радушно и неизменно, не отягощая сердца и души. Вступая на стезю милосердия, смотрите, чтобы и этот подвиг был царским, т. е. занимал бы золотую середину между чрезмерной щедростью и крайней скупостью,— потому что чрезмерная щедрость приведет человека к нищете и вынудит его обременять других, а скупость ожесточит сердце. Значит, нужно избирать золотую середину, употребляя во всех подвигах благочестия духовное рассуждение и прибегая к совету и благословению наших духовных наставников.

И если мы станем так поступать и так рассуждать, то недалеки будем от истинного благочестия. Тогда почиет на нас благословение древних подвижников Божиих, укрепляя нас на пути к вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О блудном сыне

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Как человек удаляется от истины Божией? Что он чувствует в греховной жизни? Каким образом происходит раскаяние человеческое и возвращение в отеческий Божий дом? Эти вопросы, возлюбленные братья и сестры, Святая Церковь раскрывает пред нами в неделю о блудном сыне. И чтобы мы могли сохранять самих себя от падений и в то же время разумно пользоваться теми средствами, которыми Господь призывает нас к покаянию и исправлению, мы должны хорошо усвоить, что же лежит в основе грехопадения. Об этом поведал нам Господь Иисус Христос в евангельской притче о блудном сыне.

У одного человека, говорил Господь, было два сына. И меньший сказал однажды отцу: «Отче, дай мне надлежащую часть имения». И отец разделил имение между сыновьями. По прошествии времени младший сын взял свою часть и ушел в дальнюю страну, где проводил свою жизнь распутно, греховно. Когда же он изжил свое богатство с распутными женщинами, то стал нуждаться. В той стране случился великий голод, и чтобы не умереть, блудный сын нанялся в работники пасти свиней. И он был рад напитать свое чрево рожками, которыми питались свиньи, но и этой пищи ему не давали. Тогда, как сказано, он пришел в себя и подумал: «Столько наемников у моего отца пользуются благостию его и питаются, а я вот здесь, живя в далекой стране, изнываю от голода. Встану, пойду и скажу: отче, я согрешил на небо и пред тобою и уже недостоин называться сыном, прими меня в число наемников твоих». И встал он и пошел. И отец принял его в свои объятия, возвратив ему сыновнее достоинство.

Вот какую притчу изложил нам, возлюбленные братья и сестры, Спаситель мира — притчу о падении и восстании.

Как же происходит грехопадение? Человеку даны заповеди Божий, сохраняя которые, он тем самым стяжает себе благодатную жизнь. Но все горе в том, что не всегда человек ценит это богатство — исполнение Божественных заповедей, от которых питается его душа. Подчас приходят такие минуты, когда в человеке оскудевает любовь к своему Источнику жизни, любовь к своему Творцу, и тогда все то, что служит пищею духа человеческого, становится уже как бы в тягость ему. Он старается освободить себя, удалить, сбросить бремя заповедей Божиих и стать на самостоятельную стезю, жить так, как ему хочется. Иными словами, человек удаляет себя от Господа и идет в объятия греха. Вот это и есть начало падения.

Итак, началом удаления из отеческого дома служит охлаждение любви к Богу. Человек старается сбросить с себя благое иго Христово и удалиться в страну далекую, в страну греха, где, как ему кажется, он будет веселиться и радоваться без конца. Грех рисует в уме человеческом все сласти, все прелести мира. Он зовет, манит к себе. И человек, не разобравшись в этом обмане, оставляет пищу духовную и обращается к пище животной — ко греху. Вначале, пока он еще не расточил задатки благодати Св. Духа, он чувствует в себе силу, жизнь. Это подобно, возлюбленные братья и сестры, отломанной ветви. Ведь когда ветвь от здорового дерева отделяется, то она не сразу засыхает, а имеет в себе некие соки, полученные от древа. И некоторое время эта ветвь питается оставшимися соками. Ну а потом? А потом наступает известный конец — засыхание. Вот то же самое происходит и с человеком греха. Человек оскудевает духовно. Все, что было дано ему чрез исполнение заповедей Божиих от Божественной благодати, все оскудевает, упраздняется, и человек постепенно духовно засыхает. В человеческом сердце образуется пустота. Эта ужасная греховная пустота не дает человеку ни минуты покоя. И тогда человек начинает метаться, искать разного рода развлечения, разжигая себя то похотью плоти, то гордынею, то злонравием, злобою, завистью, стяжательством и иными греховными делами. Но все это не приносит удовлетворения. И если бы не милосердие Господне, то что сталось бы с нами, обольщенными кознями диавола?! Даже в грехе Господь не оставляет человека Своею милостью. Он в Своем Промысле имеет множество способов вернуть нас на путь истинный. Подчас это очень горькие лекарства: и трудные обстоятельства жизни, и болезни, и нужда… Но посылая всевозможные скорби, Господь пробуждает человека, стучится к нему: проснись, восстань, человек, ты находишься в опасности!

Вот, возлюбленные братья и сестры, в какую область входит человек, оставивший пищу духовную и обратившийся к пище греховной. Он теряет духовную радость, опустошает себя и становится рабом греха. И если грех не окончательно истребит в человеке добрые начала, то всегда остается возможность пробуждения от сна греховного. Но бывает и так, что грех полностью порабощает человека, так что тот атрофируется, теряет чувство духовного восприятия и оказывается не способен ни к какой духовной жизни, ни к какому пробуждению. Но если, как я сказал, в человеческом сердце еще остается уголок доброй почвы, то на эту почву Божественная благодать бросает свое семя. И тогда-то наступает пробуждение. Как оно наступает?

Как у евангельского блудного сына. Сказано: когда он изнывал от голода, то пришел в себя. Что это значит — прийти в себя? Это значит — осознать свое опасное положение, свое пагубное состояние. Пред человеком греха милостию Божией как бы открывается завеса, и он видит себя стоящим на краю пропасти, так что еще один шаг— и он неминуемо упадет в бездну и погибнет окончательно. Вот это и называется прийти в себя.

Когда это происходит, тогда человек начинает вспоминать о прежней благодатной жизни в отеческом доме. Заповеди Божий, которые казались ему некогда весьма тяжкими, теперь приобретают совершенно иную окраску и вызывают в памяти уже не горечь, а сладость. В такой момент созревает решимость. Решимость восстать и удалиться от пропасти. Это вторая ступень действия Божией благодати на душу человеческую. Затем наступает третья, спасительная ступень пробуждения — это та, когда блудный сын не только решился вернуться в отчий дом, но встал и пошел, т. е. он уже победил в себе греховное рабство и с чувством глубокого раскаяния возвращается на круги своя.

Вот каким образом, возлюбленные братья и сестры, совершается спасительное покаяние. Вот что требуется от нас — возвратиться в отчий дом и молить Господа своего и Творца о прощении. Но помните, возлюбленные: Господь принимает только искреннее раскаяние. Только в том случае, когда человек осознает свое грехопадение, смирит себя пред Творцом своим и воскликнет: «Отче, я согрешил на небо и пред Тобою, я уже недостоин называться Твоим сыном, потому что нарушил все Твои заповеди, расточил все, что Ты мне дал! Поэтому прими меня хоть в число наемников Твоих, чтобы мне трудиться и получать положенную часть пищи, вкушая которую я мог бы жить». Только в этом случае Господь возвращает нам светлые одежды.

Вот, возлюбленные братья и сестры, что раскрывает нам Святая Церковь в неделю о блудном сыне. Раскрывает, как человек, постепенно удаляясь от истины Божией, оказывается в области греха, раскрывает, как происходит пробуждение и возвращение в отеческий дом. И мне хочется, чтобы мы никогда не удалялись из отеческой ограды, чтобы иго Божие не было для нас тягостным. Оно по существу и не тягостно. Разве мы не слышим голос нашего Божественного Спасителя: «Приидите ко Мне вси труждающиеся и обременные и Аз упокою вы. Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, яко кроток есть и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим. Иго бо Мое благо и бремя Мое легко есть». Вот он, истинный глагол Божий! Если мы будем выполнять заповеди Божий с любовью и ради любви, то иго Христово будет для нас легким. Тогда не уйдем мы в страну далекую, тогда не овладеет нами грех, тогда не нужно нам будет и возвращаться. Как хочется, чтобы не испытывали мы той душевной пустоты, которая ведет к погибели вечной! Да сохранит нас от этого Господь! Так приидите, покайтеся, оставьте свой грех, чтобы насладиться вечной блаженной жизнью и славить сердцем и устами великое имя Святой Троицы — Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Путь Иуды и путь Христа (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

День уже клонился к исходу, когда вооруженная дрекольями толпа доставила во двор иудейских первосвященников Анны и Каиафы преданного Иудой Христа Спасителя. Тот, Кого еще недавно сопровождал предатель, называвший себя Его учеником, Тот, от Которого он слышал глаголы вечной жизни, Тот, Кто исцелял больных и воскрешал мертвых, теперь, возлюбленные братья и сестры, стоял перед незаконным судилищем. Слуги иудейских вождей издевались над ним, ударяли Его, плевали в лицо и, надсмехаясь, говорили: «Радуйся, Царь Иудейский!» Но одного Его уничижения им было мало. Ярость гонителей Христовых могла утолить только Его кровь. И они упорно искали повод для предания Его смерти.

Первосвященники и старейшины перебирали в памяти все деяния Богочеловека, но не могли обнаружить в них ничего преступного. Наступила ночь, но они не разошлись по домам, а продолжали свой незаконный суд, спеша подготовить обвинение для утреннего заседания синедриона, на котором могли бы официально объявить Ему смертный приговор. Они нашли лжесвидетелей, но и те, при всем желании угодить первосвященникам, не сумели вспомнить что-либо из Его поступков, подлежащее смерти. Тогда, отказавшись от мысли обвинить Христа в уголовном преступлении, фарисейское сборище принялось гадать, как можно обвинить Его в преступлении против веры. Вдумайтесь, возлюбленные чада мои: Самого Бога они желали уличить в хуле на Себя!

И решение было найдено. «Заклинаю Тебя Богом живым,— лукаво обратился к Спасителю Каиафа,— скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?» А надо сказать вам, возлюбленные, что подобное заклинание являлось официальной формулой иудейского суда, которое призывало в свидетели ответчику Бога. На такой прямо поставленный вопрос, да еще под заклятием, Господь не мог не ответить прямо. И Он возгласил: «Ты сказал». Более того, Он предрек своим беззаконным судиям и всему народу Божию: «Отныне узрите Сына Человеческого сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных». Но разве мог служитель тьмы уяснить истинность слов Спасителя?! Нет, он мог лишь в злорадстве своем воскликнуть: «Вот теперь вы слышали богохульство Его! Как вы считаете?» И обратившись к собравшимся, он, наконец, услышал долгожданный ответ: «Повинен смерти!»

«Повинен смерти!» Услышав такой приговор, Иуда пришел в волнение. Забеспокоилась совесть предателя, узрев плоды собственного беззакония. Не зная, как исправить содеянное, он решил возвратить первосвященникам и старейшинам те 30 сребреников, которые получил за свое предательство. Отдавая их, Иуда сказал: «Согрешил я, пролив кровь невинную». Но мог ли он получить утешение от тех, кто жаждал крови Христовой? М о г ли успокоить свою совесть и получить от них прощение грехов? Конечно, нет. Поэтому и услышал он пренебрежительные слова: «Что нам до того? Смотри сам». Так ответили священники несчастному Иуде. А совесть, словно червь, все больше и больше точила его сердце. Ушел Иуда от первосвященников, бросил сребреники в храме и, гонимый темной силой, удалился в потаенное место, избрал себе древо и повесился на нем. Когда, по преданию, сук, на котором висел Иуда, обломился, то он упал на землю и все внутренности его выпали наружу.

Несчастный человек Иуда, если бы ты не пошел к жестоковыйным первосвященникам и старейшинам, если бы ты обратился к Источнику жизни — Христу, то, конечно, получил бы от Него прощение. Но ты пошел к богоубийцам, поэтому и не получил утешения, завершив свою жизнь на древе, для вечной твоей погибели.

Вот, возлюбленные братья и сестры, путь, по которому пошел Иуда. Путь, который привел на древо, но не на древо крестное, а на древо позора и вечных мучений адовых.

Иное древо готовилось для Спасителя мира.

После того, как Пилат по требованию первосвященников, старейшин и князей иудейских осудил Христа Спасителя на смерть, тогда воины взяли Христа и, возложив на Него крест, повели на Голгофу. Господь изнемогал под тяжестью креста, потому что тело Его было изранено и не мог Он нести той тяжести, которую возложили на Него. Тогда крест возложили на Симона Киринейского, который пошел впереди, чтобы донести крест Христов на Голгофу.

Идет Господь на страшную крестную смерть, сопровождают Его люди, жены иерусалимские, которые плачут о Нем и скорбят. И Господь, откликнувшись сердцем на это рыдание, предупреждает их: «Дщери иудейские, не плачьте обо Мне, а плачьте о себе и о детях ваших… Если так поступили они с древом живым, то как же поступят с древом иссохшим?»

«Не плачьте обо Мне»,— говорил Христос, потому что слез и рыданий достойны те люди, которые не выполнили свою задачу на земле. Он же, Господь наш, ни на йоту не отступил от Своей миссии и добровольно пошел на смерть.

И вот она, возлюбленные братья и сестры, страшная гора Голгофа. Христа возлагают на крест. Жестокие воины берут в руки гвозди и тяжелый молот… И вы слышите, слышите этот стук молотка, ударяемого в гвозди? Видите, как раздираются члены Христовы от острых гвоздей? Несомненно, Христос перенес в это время нечеловеческие мучения, но перенес добровольно. И вот Он, уже пригвожденный, висит на кресте. Из Его пречистых ран льется живоносная кровь. Вот Он, возлюбленные, взирайте — и переносите себя на эту страшную Голгофу, на этот крест!

«Боже Мой, Боже Мой! — взывает Господь к Отцу Своему,— для чего Ты Меня оставил?» А воины и люди, стоявшие здесь, смеются над Ним, усугубляя Его страдания. «Э, э! разрушающий храм, спаси Себя. Других спасал, а вот теперь Самого Себя не можешь спасти. Сойди со креста, и тогда мы уверуем, что Ты Сын Божий». Такие издевательства изрыгались из уст тех, кто жаждал крови Христа.

Для чего Ты, Спаситель, взошел на крест? И слышим мы как бы из уст Его ответ: «Я взошел на крест для того, чтобы очистить ваши грехи. Очистить, убелить вас паче снега, явить вам Свою любовь, показать, что это ваши грехи возвели Меня на позорное древо».

«Совершилось!» — возгласил Господь. Совершилось спасение человеческого рода на кресте. Господь пригвоздил человеческий грех, чтобы он больше уже не убивал человека.

Возлюбленные братья и сестры! Пред нашим взором пролегли два пути. По одному пошел Иуда-предатель, по другому — Спаситель мира.

Неужели мы с вами будем настолько неблагоразумными, чтобы избрать путь Иуды? Да не будет сего, возлюбленные! Да убежим мы участи предателя! И если когда и впадем в какой-либо грех — не будем отчаиваться! Не думайте, что Господь правды не имеет милосердия! Нет! Милость Божия превозносится над правдою. Поэтому в грехопадении нашем поспешим не к первосвященникам иудейским, не к жестоковыйным судиям, а к Тому, Кто имеет власть разрешать нас от грехов, Кто имеет власть отверзать двери рая. Поспешим же на путь Христов, на распятие своих грехов! Это единственный путь к спасению, к жизни вечной.

Итак, поспешим же на этот путь, призывая своего Пастырена-чальника, чтобы Он, как пострадавший за нас, как изливший за нас Свою пречистую кровь на кресте, укрепил нас в борьбе со грехом, очистил от всякой греховной скверны и взрастил в нас добрые христианские навыки, дабы и нам сподобиться вечной блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О прощении обид (В Прощеное воскресенье вечером)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Пред нами, возлюбленные братья и сестры, открывается спасительная возможность явить верность Заповедям Божиим на поприще Великого Поста. И голос Божественный призывает нас вступить на это поприще, чтобы пройти его достойно и радостно встретить великий праздник Св. Пасхи. Таким образом пост является как бы преддверием небесной жизни, преддверием торжества. Но чтобы достигнуть торжества, нужно пройти и через преддверие, где небесные служители будут проверять каждого из нас и вопрошать: с каким багажом ты хочешь встретить Св. Пасху или войти в Небесный Чертог? Если твоя ноша — греховное естество, то не дерзай, человек, встретить светлое Христово Воскресенье и войти в Небесный Чертог с радостным сердцем. Небесные слуги возьмут тебя и ввергнут во тьму кромешную, где будет плач и скрежет зубов.

Возлюбленные братья и сестры, пост — это особое время, когда мы должны внимательно посмотреть на состояние своей души, на состояние своего духа. Чем одержима душа? Есть ли в ней что-то сродное, соединяющее нас с небесной жизнью? Или, быть может, ничего доброго там уже не осталось?

Итак, мы в преддверии Великого Поста. Мы уже хотим вступить на поприще подвига духовного и телесного воздержания. Сможем ли мы достойно пройти это испытание, сумеем ли убелить свои одежды, очистить их от всякой греховной скверны и войти в Небесный Чертог, чтобы со всеми угодившими Богу возрадоваться и возвеселиться? Вспомним, возлюбленные братья и сестры, человека, который, как сказано в Евангелии, явился на брачный пир не в праздничной одежде. Хотя он и вошел в дом, будучи приглашенным, но услышал страшный приговор Домовладыки: «Раб лукавый, как ты смел войти сюда не в брачной одежде? Возьмите его и ввергните в тьму кромешную, где будет плач и скрежет зубов». Видите ли, возлюбленные, как этот человек, хотя и прошел через двери, но, не очистив себя слезами покаяния, не омыв грязных одежд своей души, был извергнут из брачного чертога.

Подобное может случиться и со всеми нами, если мы не оплачем своих грехопадений, если не убелим своих одежд слезами покаяния. Как страшно будет тогда услышать Божественный глас: «Вон изыдите из Моего светлого чертога, отыдите от Меня все делающие беззаконие!» Чтобы этого не случилось, возлюбленные братья и сестры, чтобы нам услышать радостный, утешающий глас нашего Творца и Господа: «Благий и верный раб, вниди в радость Господа твоего!» — станем стремиться к тому, чтобы достойно потрудиться на поприще Великого Поста. Потрудиться так, чтобы сердце плакало, чтобы слезы смывали всю скверну и грязь греховную, очищая храм души нашей для Духа Святаго, укрепляющего нас на пути спасения. Начнем же свой труднический путь к светлому Христову Воскресенью с прощения всех своих обидчиков. Необходимо, чтобы каждый простил друг друга нелицемерно, искренне, до конца, не оставляя ни капли раздражения и досады на ближнего в потаенных уголках своего сердца. Без этого невозможно соблюдать воздержание телесное и духовное, и такой пост неугоден Богу. Итак, возлюбленные братья и сестры, каждый из нас, несомненно, имеет друг на друга ту или иную обиду. И я, архипастырь ваш, порой допускаю ропот на своих чад. Поэтому-то за все, чем я вас огорчил, возлюбленные братья и сестры: делом, словом и помышлением ,— за все это искренне прошу вас простить меня. И я от чистого сердца прощаю всех, кто чем-либо огорчал меня, и благословляю вас на великий подвиг святого Поста во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

О жертве Божией и жертве сатаны (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Великий Четверг, возлюбленные братья и сестры,— великий и страшный день в судьбе человеческой. Страшный — потому что в этот день богоубийцы взяли Христа Господа нашего и, надругавшись над Ним, осудили Его на смерть. И воистину велик тот Четверг, потому что в предчувствии конца Своего земного пути Спаситель мира установил Таинство Святой Евхаристии.

Итак, Тайная Вечеря. За просторным столом в широкой устланной комнате возлежит Иисус Христос со Своими учениками.

Лицо Его одухотворено Божественною славою. К Его Божественному сердцу льнут сердца апостолов. Иоанн, Петр, Андрей, Фома, Филипп и еще шестеро, возлежа близ Господа, испытывают небесную радость. И в то же время смутная, необъяснимая тревога объяла их сердца. А источник этой тревоги — двенадцатый из апостолов, предатель-Иуда,— разделяя трапезу со Господом, уже замыслил самое гнусное из всех мыслимых и немыслимых предательств: предательство Самого Бога.

Такая картина предстает перед нашим мысленным взором, когда мы вспоминаем события Великого Четверга. Но сегодня, возлюбленные братья и сестры, мне хочется увести вас мыслию дальше, в небесные сферы, где в Предвечном Совете Пресвятой Троицы Бог Отец предрешил предать Сына Своего Единородного на крестные муки во искупление человечества, принеся тем великую жертву Любви.

И там же, в мире неземном, но только в другом месте, в бездне адовой, готовилась другая, сатанинская жертва. Отец лжи, исконный враг Бога и человека положил в своем злобном сердце принести чудовищную жертву греха, выбрав себе орудием алчного сребролюбца Иуду.

Вот почему в эти святые минуты лик Христа исполнен неземной радости — потому что не о предстоящих мучениях думает Господь, а о грядущем спасении человечества. Великая жертвенная Любовь озаряет Его сердце, сообщая радость всем участникам Тайной Вечери. И только ожесточенное сердце Иуды не трогает эта Божественная благодать. Предателю, по воле дьявольской, тоже предстоит окончить свои дни на древе. Но не во искупление, а ради утверждения греха приведет его сатана к такой позорной кончине. Вот какая величайшая тайна сокрывается на Тайной Вечери.

Мне хочется также обратить ваше внимание на то, возлюбленные чада мои, каким образом допустил Иуда в свое сердце внушение дьявольское. Он более Господа возлюбил богатство. А когда сердцем его завладели алчность и сребролюбие, тогда этот порок вытеснил прочь все духовное, все святое. В душе Иуды не оставалось ничего одухотворенного, поэтому когда проповедовалось учение о любви, он не мог уже воспринять духовное учение. Вот почему Иуда был безрадостен на Тайной Вечери, вот почему для него был приятен зов сатаны, который двинул его на преступление.

Итак, возлюбленные братья и сестры, если мы хотим, чтобы дух наш возвышался, чтобы мы всегда оставались близ сердца Христова, то мы должны следовать тем ученикам, которые на Тайной Вечери льнули своими сердцами к сердцу Господа. Боже упаси убивать в себе духовную жизнь грехом, ибо чрез это мы допустим в свое сердце отца лжи, который не замедлит использовать нас в противоборстве учению Христову. Поэтому, чтобы не случилось с нами того, что случилось с предателем Иудой, да убежим мы от всякого греха, удаляющего нас от истины Христовой. Возлюбим духовную пищу, возлюбим то учение, которое проповедал нам Господь наш Иусус Христос. Тогда-то удалится от нас сатана. Тогда сердце наше приблизится ко Христу, и мы вместе с учениками Его пойдем спасительным путем и достигнем вечной блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Тайна Великого Четверга (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Продолжим, возлюбленные братья и сестры, постигать ту тайну, которая была сокровенна на Тайной Вечери.

В то время, когда Господь наш Иисус Христос проповедовал Евангелие, Он имел в лице учеников единый апостольский лик. Но на Тайной Вечери этот единый лик резко разграничился. Большая часть учеников, а именно 11, прильнули своими сердцами к сердцу Христову, но один из них, Иуда Искариотский, наоборот, удалил свое сердце от Истины и пошел совершенно иным путем. Какая же тайна кроется в этом разделении апостольского лика?

Чтобы понять ее, возлюбленные братья и сестры, нам необходимо перенестись своим мысленным взором к тому моменту, когда был сотворен первый человек Адам.

Адам, как мы уже знаем, был сотворен в святости. Но эта святость должна была еще утвердиться свободной волей самого человека. Дьявол, падший ангел, позавидовал блаженству первого человека и решил соблазнить его. До того момента, когда человек еще не был прельщен дьяволом, его жизнь в раю была поистине блаженной. Человек имел непосредственное общение с Богом, и предполагалось дальнейшее совершенствование его духовных сил, совершенствование человеческой души. По мере того, как он преуспевал бы в этой святости,— он все более и более восходил бы по ступеням духовного совершенства, пока не наступил момент, когда человек пришел бы в состояние невозможности грешить. Проще сказать, до грехопадения человек покорял свою волю воле Божией. Жил под Промыслом Божиим. Но дьявол обольстил человека. Он стал внушать ему дерзкую, заманчивую мысль: «Вы будете яко бози». И эта коварная приманка понравилась человеку, возжелавшему стать наравне с Богом, уже не покоряющимся и не ходящим пред Ним, не находящимся в Его власти. Он пожелал стать богом, равным Творцу. А когда он воспринял в сердце свое эту дьявольскую мысль, тогда-то и совершил первое грехопадение. Грех вошел в душу человеческую, и человек увидел себя обнаженным — не обоготворенным, а в том естестве, в котором он был создан, взятый от земли. И поэтому пришлось ему смотреть уже не на небо, а на землю, на свою наготу. Увидел он, что обманулся, увидел, что обольщен лестию дьявольскою, и был изгнан из рая и горько рыдал: «Увы мне, раю, раю мой прекрасный!»

В душе человека, возлюбленные братья и сестры, появился грех, но не окончательно была убита святость, данная Богом человеку. В душе человеческой, с одной стороны, появилось тяготение ко греху, а с другой — стремление отстоять святость, полученную из рук Творца. Происходило внутреннее разделение. И то, что произошло в душе первозданного человека, перешло на его потомство. В потомстве первозданного человека тоже произошло разделение. Одни сыновья Адама и Евы пошли по пути Богообщения, по пути святости, потому что они усвоили ту благую весть, которая была передана их родителям. Они уверовали, что их изгнание из рая — не окончательное решение Господа, что семя жены сотрет главу змия, только надо ожидать этого благословенного времени, ожидать и жить пред Богом и с Богом. Вот эта часть людей, как я сказал, пошла по пути Богообщения, по пути сохранения себя в данной еще праотцу Адаму святости. И эта ветвь потомства Адама и Евы учредила жертвоприношение, с которым была связана мысль о пришествии в мир Христа Спасителя. Но другая часть людей, другая часть сыновей и дщерей Адама так и не сумела избавиться от горделивого желания быть «яко бози». Это стремление быть равным Богу или вообще жить вне Бога усугубило грехопадение прародителей.

Итак, одна часть человечества жаждала возвратить утерянное Богообщение, другая, по навету дьявольскому, восхотела жить свободно, без Бога. И мы видим это разделение уже в первом поколении детей Адамовых. Мы видим, что Авель приносит жертву, благоприятную Богу, в то время как Каин слушается отца лжи и убивает Авеля. И когда Господь спрашивает: «Каин, где твой брат Авель?» — убийца дерзко отвечает Господу: «А что, я разве страж своему брату?» Видите, какая дерзость, какая гордыня, возлюбленные братья и сестры, обуяла душу и язык Каина! Дескать, для чего Тебе вмешиваться в мою жизнь, я и без Тебя обойдусь, Господи. Нечего вопрошать меня, я как хочу, так и буду жить. Хочу — почитаю родных, хочу — нет. Хочу — уважаю своих братьев, а хочу — нанесу им раны или даже убью.

Вот так, возлюбленные братья и сестры, произошло разделение человеческого общества на добрых и на худых. Первые слушались Бога и жили пред Богом, старались сохранить данное им обетование о пришествии в мир Христа Спасителя и передать его потомкам. А вторые старались самих себя сделать богами, обоготворить свою личность, обоготворить светила и тварь, удалиться от Творца и Создателя своего. И мы видим, как все более и более происходило это разделение в человечестве. Все больше и больше людей отвергали Бога, и уже при жизни Ноя человечество под действием того же исконного врага, дьявола, допустило такие грехопадения, о которых даже нельзя помыслить, а если мы о них и услышим, то оскверним свой слух. Не зря же Господь сказал: «Не имать Мой дух пребывати в человецах сих, зане плоть есть». Люди убили в себе все духовное, все святое, погрузились, подобно животным, в землю и только на земле искали себе счастья и радостей. В похотях плотских они стремились удовлетворить свои как бы высшие потребности, а по существу — исполняли свои низменные желания. Видя мерзость и нераскаянность их сердец, Господь ниспослал на землю Великий потоп — так, что один Ной с сыновьями и женой сумел спастись среди разбушевавшейся стихии в Ковчеге Завета. Но дьявол и тогда сумел подобрать ключ к падшей душе человека, соблазнив одного из трех спасшихся сыновей Ноевых — Хама. И опять произошло разделение.

Вот так это и продолжалось до пришествия в мир Христа Спасителя. И нет ничего удивительного в том, что разделение сонма апостолов произошло под действием того же самого отца лжи, дьявола. Если большая часть апостолов, которые «чаяли утехи израилевой», всем сердцем впитывали глаголы жизни вечной, то для одного из них, для Иуды Искариотского, учение Христово представлялось не чем иным, как обманом. Иуда, пребывая в числе апостолов, думал обогатиться за счет имени Христова. Но он ошибся, потому что, не поверив Христу, поверил диаволу.

Вот почему, возлюбленные братья и сестры, произошло это разделение. И не только в момент Тайной Вечери это совершилось. Разделение человеческого общества продолжилось и после страданий Христовых. Оно продолжилось и после того, как Христос создал Церковь Свою Святую. Одна часть человеческого общества пошла за Христом, обратила сердце к Богу и только в Боге полагала свое счастие, свою жизнь. Эта часть общества, конечно, достигала счастия, потому что получала оживотворение духовное свыше от своего Творца и Создателя. Но другая часть человечества пошла по пути отца лжи, диавола, который внушал людям устраниться от Христа, удалиться от Него. И не только удалиться, но еще и противостать последователям Христовым. И мы видим это совершающимся уже в первые века христианства. Едва только была воздвигнута Церковь Христова, как иудеи восстали на нее. Едва апостолы пошли с проповедью Евангелия спасения, как над ними стали глумиться и гнать их, гнать вплоть до смерти.

Теперь, возлюбленные братья и сестры, для нас понятна та величайшая тайна, которая скрывалась на Тайной Вечери. И то разделение, которое на ней произошло, будет продолжаться до скончания века, пока не придет Господь во славе Своей и окончательно не пресечет зло. Только после этого наступит торжество Церкви Христовой, наступит веселие и радование для тех, кто жил в Боге, кто жил для Бога. И если мы с вами хотим удостоиться этой блаженной жизни, которую Господь обещал всем любящим Его, то мы обязаны жить для Бога и в Боге, жить добродетельно, жить так, как заповедал нам Господь наш Иисус Христос — освящать свою жизнь Божественною благодатью, преклонять свою волю к воле Божественной и удаляться от мыслей дьявольских.

Возлюбленные братья и сестры, чтобы не постигла нас участь Иуды-предателя, да бежим мы от гнусной мысли, которую внушал некогда еще праотцу Адаму дьявол, от гнусной мысли, которая привела Иуду Искариотского не на крест, а на позорное древо, где он и предал душу отцу своему, дьяволу. Чтобы этого не случилось, будем проводить жизнь в святости, и Господь укрепит нас с вами на блаженном спасительном пути и сподобит вечной радостной жизни со всеми угодившими Богу. Аминь.

«Бдите и молитеся» (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

«Бдите и молитеся, да не внидете в напасть»,— с такой мольбой обратился к Своим ученикам Господь наш Иисус Христос.

«Бдите и молитеся…» Сказав так, Христос удалился в глубь Гефсиманского сада, чтобы принести Богу Свое великое моление. Последуем мысленно и мы, возлюбленные братья и сестры, по Его стопам в этот уединенный уголок, чтобы послушать — о чем просит Богочеловек Отца Своего?

Молит Христос Вседержителя о том, чтобы «аще возможно» — миновала Его чаша страданий. Молится Господь, просит, чтобы Бог Отец укрепил Его силы. Молится до кровавого пота, принимая на Себя всю ту тяжесть греховную, которая должна была лечь на плечи человечества. Молится Христос за всех людей. А в это время ученики, вместо того чтобы бодрствовать и молиться, предались сну, предались покою. Ибо очи их были отягчены. Христос молится, а ученики спят. Христос принимает на Себя грехи человечества, а Иуда уже осуществляет свой замысел предать Христа на суд первосвященникам.

Вот какая страшная картина, возлюбленные братья и сестры, раскрывается пред нашим мысленным взором. С одной стороны, возносится угодная Богу молитва, а с другой — князь мира сего вооружается против Христа. И, наконец, мы видим находящихся между добром и злом апостолов Христовых, предавшихся сну. Приходит Христос к ученикам Своим — Петру, Иакову и Иоанну — и говорит им: « В ы еще спите и почиваете, восстаньте, ибо приблизился предающий Меня».

«Бодрствуйте и молитеся, да не внидете в напасть». Поистине большое испытание предстояло апостолам Господним, великое искушение. Они еще не ждали этого часа. Они не могли себе представить всех ужасов, которые в ближайшее время раскроются пред их очами. Не ожидали апостолы искушения, а оно их ожидало. Не думали они, что Христос Сам добровольно предаст Себя на крестную смерть. Да, ученикам Христовым предстояло испытание веры в своего Божественного Учителя. И они могли бы не устоять в этой вере, «внидить в напасть», если бы Божественная помощь не пришла к ним своевременно и не разрушила бы в их сердцах всякое сомнение и колебание. Если бы сама Истина не восторжествовала над злом, то, несомяенно, погибли бы апостолы в своих сомнениях, и оставили бы Христа, и удалились бы «на страну далечу», страну вечной тьмы, страну погибели.

Мне хочется, возлюбленные братья и сестры, самих себя поставить на место апостолов и спросить свою совесть — тверды ли мы в вере своей? Не к нам ли с вами обращен глагол Божий, не к нам ли взывает Христос: «Бдите и молитеся, да не внидете в напасть?» Может быть, мы тоже, как ученики Христовы в Гефсиманском саду, предались греховному сну и не видим вокруг себя никакой опасности, не чувствуем никакой тревоги? Да, воистину это так. Не только к апостолам относится глагол Божественный: «Бдите и молитеся, да не внидете в напасть»,— этот глагол обращен ко всем нам. Мы спим, а враг не дремлет. Мы предаемся покою, а враг, «яко лев рыкая, ищет кого поглотить». Бодрствуйте, возлюбленные братья и сестры, и молитесь, да не внидете в напасть! Разве мы не слышим глашатаев века сего, которые стараются убедить нас в том, что христианство — это домысел человеческий, что Христа вообще не существовало, что вера в Творца и Господа — это блажь, безумие?!

Бдите и молитесь, возлюбленные братья и сестры, да не внидете в напасть, да не примете мысль, которая отвращает нас от истинного пути! Нас стараются убедить в том, что в мире нет Промысла Божия, что в мире господствует не Промысел Божий, а всякая случайность? «Бдите и молитеся, да не внидете в напасть»! Обращайтесь к истории церковной, обретайте те свидетельства, которые ясно доказывают нам истинность христианской веры. Разве не свидетельствует нам о Христе, что Он был, что Он существовал, что Он жил на земле, Свящ. Писание, которое оставлено нам апостолами? Разве не свидетельствует нам об истинности учения Христова ап. Павел, который вначале гнал Христа, гнал Церквь Его, а затем был чудесно обращен в веру Христову? Сам Господь явился ему и призвал на проповедь Евангелия! Да если бы и не было свидетельств историков о личности Христа, то разве не является для нас свидетельством сама жизнь Церкви, созданной на крови?! Если бы не было Христа, если бы не было нашего Начальника жизни, то разве не воспользовались бы иудеи против истории евангельской этим обстоятельством? Ведь им было бы легко сказать: да что проповедуют эти суесловы, галилейские рыбаки о каком-то Христе, да ведь Его и не было! Нет, оказывается, Христос был, потому-то иудеи и не могли говорить противное. Христос был, жил, пострадал и воскрес! Вот к каким свидетельствам прибегайте, возлюбленные братья и сестры, для того, чтобы отразить стрелы искусителя.

Много искушений приближается к нам, пока мы спим греховным сном. Любой из них может уязвить наше сердце. Может прийти искушение Иуды-предателя, который был заражен сребролюбием. Не подступает ли к нам этот величайший грех привязанности к стяжательству? Не он ли нашептывает нам: «Оставьте духовную жизнь, а воспримите только заботу о земном благе!»? Отразим нападения вражий, возлюбленные братья и сестры! Отразим, чтобы не погубить нам душ наших.

«Бдите и молитесь, да не внидете в напасть». Много искушений, тьма соблазнов в мире, возлюбленные братья и сестры! Поэтому-то, чтобы не попасть нам в сети дьявольские, будем прислушиваться к голосу своего Божественного Учителя и Господа.

«Бдите и молитесь, да не внидете в напасть». Укрепим же свои стопы на спасительном пути, чтобы достигнуть вечной блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Великое радование (На Благовещение)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня, возлюбленные братья и сестры, мы празднуем Благовещение Божией Матери. Чтобы не только понять, но и восчувствовать значение этого великого праздника, нам необходимо устремить свой внутренний взор к тому моменту, когда первому человеку после его грехопадения было дано обетование о том, что семя жены сотрет главу змия. Церковь Христова возвещает, что день Благовещения положил начало нашему спасению. И то, что некогда являлось тайной, в этот день было приоткрыто человечеству. Эта тайна была сокрыта в Промысле Св. Троицы, предрешившей создать человека, который, в силу Божественной помощи и в силу своих дарований, восходил бы по ступеням духовного совершенства и, наконец, достиг с помощью Божией обожения. Но Святая Троица предведала, что даже самый благонамеренный человек не может устоять в истине. Тогда и было предрешено послать в мир вторую Ипостась Св. Троицы, Сына Божия, для того, чтобы спасти человечество от греха.

Вот в чем заключалась великая тайна. Эту тайну частично открыл Господь первозданному человеку, предуведомив его, что семя жены сотрет главу змия. И человек ожидал того благодатного времени, когда откроется в совершенстве эта величайшая тайна. Должен был явиться Сын Божий на землю, восприняв естество человеческое.

Необходимо было, возлюбленные братья и сестры, чтобы само человечество подготовило жилище для Бога Слова. Необходимо было подготовить такого человека, который бы вместил в себе совокупность всех добродетелей, а наипаче смирения.

В первозданном человечестве, в его потомстве еще не родился такой человек. Рождались великие мужи ветхозаветной Церкви, но не рождалось жен, которые были бы достойны стать вместилищем Божества. Для этого, очевидно, нужно было не одно поколение людей. Проходили десятилетия, сотни лет, тысячелетия, появлялись мужи, которые все более приоткрывали завесу тайны Божией. Явился пророк Исайя, который возвестил, что наступит время, когда Дева зачнет во чреве и родит Сына, и нарекут Ему имя Еммануил, что значит «с нами Бог». И люди по-прежнему продолжали ожидать исполнения обетования Божия. Ожидали они долго — 5508 лет. И вот, наконец, наступил тот великий день, когда радостная весть снизошла на землю. Эта весть была возвещена Пречистой Деве Марии, Которая была подготовлена Духом Святым к величайшей миссии.

Итак, наступил великий день. Пречистая Дева Мария находилась тогда в Назарете, в доме праведного Иосифа, совершая путь Господень. Архангел Гавриил, по повелению Божию, явился в Ее келью и с любовию возвестил: «Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою!» Он возвестил, что Дух Святый найдет на Нее, потому и рождаемое от Нее наречется Сыном Божиим.

Пречистая Дева Мария не усомнилась в том, что сказал Ей Ангел, но Она не могла поверить великому радованию, поверить той миссии, к которой Она призывалась. Слишком великой казалась для Нее, немощного человека, эта миссия. Кроме того, небесная весть Архангела Гавриила не совсем была понятна человеческому разуму. Ведь рождение происходит от мужа и жены. Но как это может совершиться, недоумевала Пречистая Дева, когда Она не знала мужа?! Вот какой вопрос волновал Пречистую Деву Марию. И тогда, чтобы примирить человеческий разум с Божественной силой, Архангел Гавриил возвестил Ей, что Дух Святый найдет на Нее и сила Всевышнего осенит Ее, т. е. то, что произойдет, превзойдет человеческое естество, совершится по силе и действию Св. Духа. И тогда Она всецело предала Себя воле Божественной и сказала: «Се раба Господня, да будет Мне по глаголу Твоему». В этих словах Пречистой Девы Марии мы видим полное согласие с волей Бо-жией, желание служить имени Господню, домостроительству Бо-жию, спасению человечества.

Вот, возлюбленные братья и сестры, какое великое событие мы с вами сегодня вспоминаем. Поистине великая это тайна — начало Боговоплощения, которое совершилось ради спасения всего человечества и каждого из нас.

Возблагодарим же Господа за Его великую к нам милость, за Его великую любовь! Возблагодарим и Пречистую Деву Марию, Которая послужила величайшим орудием нашего спасения. Будем просить, чтобы Ее молитвами Господь укрепил нас на спасительном пути, чтобы сохранить нам веру непорочно и сподобиться вечной блаженной жизни, вечного радования, которое уготовал Господь любящим Его. Аминь.

О сеятеле

Во имя Отца и Сына и С вита го Духа!

Возлюбленные братья и сестры! До нашего слуха и сердца дошло слово Божие, и каждый из нас воспринял и возрастил эти семена вечной жизни. Но в разных людях слово, посеянное Божественным Сеятелем, приносит разные плоды. У одних слово Божие начинает было произрастать, но затем увядает. У других на свет появляется хрупкий росток, который то раскрывается, то закрывается, но не приносит никаких плодов. И если мы внимательно всмотримся в свой духовный внутренний мир, то найдем его в весьма печальном состоянии. Мы увидим, что не имеем благоприятной почвы, на которой бы хорошо произрастало слово Божие. Почему так происходит? Обратимся за ответом к великой притче Христовой.

Вышел сеятель сеять. И когда он сеял, то одно семя упало при дороге, и прилетели птицы и поклевали семя, и оно погибло. Иное упало на каменистую почву и быстро взошло, но так как не имело корня, то, когда взошло солнце, быстро же увяло. Иное семя упало в терние, и выросло терние и заглушило семя. Иное упало на добрую почву и принесло плод одно сторицею, другое в шестьдесят крат и третье в тридцать. «Имея уши слышати, да слышит!» — так заключил притчу Христос Спаситель.

А мы, возлюбленные братья и сестры,— услышали ли мы, слушая, чему учит нас Христос? Уразумели ли сердцем своим глаголы вечной жизни?

Итак, первой причиной противоборства слову Божию, тому, чтобы не произрастало спасительное семя, является пыльная придорожная почва, т. е. человеческое сердце, в котором господствуют страсти. В страстном сердце бушует ветер греха, ветер погибели. Сюда прилетают слуги лукавого и, как птицы, похищают все, что сеется в злое сердце. Не может такое сердце воспринять Божественное слово. И поэтому оно остается совершенно бесплодным. Человек, имеющий греховное сердце, как бы атрофирует сам, своим волеизъявлением чувство духовного восприятия. Вот, возлюбленные братья и сестры, что мешает доброму восприятию Божественного слова.

Но есть люди, которые имеют иное сердце — не совсем порочное, но как бы окаменелое. Такое сердце страшится всякого труда. Человек, имеющий окаменелое сердце, прислушивается к слову Божественному, даже воспринимает его, но не готовит себя ко всякого рода испытаниям, не укореняет в себе истинного учения. И потому, по слову Христову, когда он встречает искушения или гонения за слово Божие, то тотчас соблазняется, «увядает» и даже отпадает, потому что сердце его малодушно, не приспособление к борьбе. Он подобен человеку, который строит дом на песке. И когда придет наводнение и подуют ветры, то этот дом падет великим падением. Вот вторая причина, возлюбленные братья и сестры, которая не дает Божественному семени произрастать и приносить плоды.

Есть и третья категория людей. Это люди, которые в жизни своей хотят сочетать одно и другое, служить Богу и маммоне, т. е. воспринять учение Божие и в то же время обогатиться в веке сем. Спаситель так и сказал, что заботы века сего и стремление к богатству не дают семени плодоносить. Мы же должны прежде всего заботиться о Царстве Божием и правде его, а все остальное, по слову Господа, приложится. А люди, обольщенные заботами века сего, т. е. тернием, поступают наоборот. Вместо того, чтобы на первое место ставить заботу о спасении души, о правде Божией, они предпочитают заботу житейскую, а потом уж трудятся, как говорится, для души. И я бы сказал, что большинство из нас как раз уподобляется людям, которые имеют тернистую землю, тернистое сердце. Присмотритесь к себе, возлюбленные братья и сестры, и вы поймете, что это действительно так.

Посмотрите на себя хотя бы в продолжение дня. Вот мы встаем от ночного одра. Что мы прежде всего делаем? Все ли из нас сразу становятся на молитву, а потом уж приступают к своим обычным житейским заботам? Нет, чаще всего мы поспешно перекрестимся, скажем: «Господи, благослови!» — и сразу же хватаемся за обыденные дела. Житейские заботы захватывают нас в свой водоворот, и мы забываем о самом главном, забываем о том, чтобы все направлять к славе Божией. Все-то нам некогда.

Все-то мы говорим: ладно, успеем, вот приготовим пищу, а потом уж помолимся. Станем на молитву, а в голову лезут всевозможные греховные и обычные житейские помыслы: то забыл сделать, это не успел приобрести, туда-то надо сходить, с тем-то повстречаться… В суете житейской проходит у нас день. К вечеру мы дряхлеем телесно, и где уж нам до молитвы, до богомыслия! Тут уж надо бы побыстрей дать покой своему бренному телу. И так происходит изо дня в день. Поэтому нет у нас успеха в жизни — ни в духовной, ни (без молитвенной поддержки) в обыденной.

Итак, возлюбленные братья и сестры, третья причина, которая препятствует нашему духовному совершенству и произрастанию доброго семени,— это чрезмерная забота житейская и стремление к обогащению.

И все же есть среди нас весьма малое число людей, которые имеют в себе добрую почву. Добрая почва — это не что иное, как внутреннее желание следовать слову Божьему, следовать неизменно, ничего не изменяя и ничего не прибавляя. Если слово Божие говорит: «Твори милосердие»,— такой человек творит это милосердие с усердием, с любовью. Если слово Божие говорит: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, недостоин Меня»,— то он идет за Христом не колеблясь, несмотря на то, что иногда собственные родители препятствуют ему шествовать путем Христовым.

Итак, добрая почва — это человеческое сердце, имеющее внутреннее желание жить так, как учит слово Божие. Но даже те, кто имеет доброе сердце, не все одинаковы. Оказывается, среди них есть такие, которые приносят плод во сто крат, иные только в 60, другие же в 30. Каждому дано по мере его веры, по мере его усердия.

Вот, возлюбленные братья и сестры, о чем я хотел в сегодняшний день вам сказать. Хотел побудить к тому, чтобы каждый из вас посмотрел вглубь своего сердца и определил, какова у него почва для Божественного слова: пригодная или, быть может, каменистая или тернистая? У каждого из вас есть совесть, пусть она вам подскажет. Но только не думайте, что если ваша душевная почва каменистая, тернистая или придорожная, то она уже неизменяема! Нет, и камень можно раздробить, и терние выдернуть, и удобрить, сделать пригодной почву… Все можно изменить слезами покаяния и надеждой на Промысел Божий. Тогда и в нас произрастет семя и принесет добрые плоды. Имеющий же добрую почву — пусть хранит ее и воспринимает слово Божие, чтобы оно принесло плод если не в 100, если не в 60, то хотя бы в 30 крат.

Итак, возлюбленные братья и сестры, положим благое начало в преображении своей души и да восшествуем спасительным путем, не ослабевая, ибо с нами Господь, и Ему подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О пропасти

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В притче о богатом и Лазаре мы слышали, возлюбленные братья и сестры, что между раем и адом существует пропасть, так что «хотящие перейти» не могут этого сделать, по слову Господа. Либо рай, либо ад — вот два пристанища человеческие после его смерти. Куда же определит нас Господь по кончине нашей? Допустит ли в селения вечного блаженства или низвергнет во тьму кромешную, где вечный плач и скрежет зубовный?

Либо рай — либо ад. Вот, возлюбленные чада мои, и весь наш выбор. Я не оговорился, сказав, что выбор предстоит сделать нам самим. Именно мы, своим волеизъявлением избираем себе вечное пристанище. Мы сами вершим над собой грядущий суд Господень еще здесь, на земле — либо созидая в своей душе райское блаженство, либо собирая горячие уголья грехов для мук адовых. Представ перед нелицеприятным Судией и Господом Иисусом Христом по кончине нашей мы услышим лишь подтверждение нашего выбора: рай — или ад. Спасение — или погибель. И услышав непреложный суд Божий над нами, мы уже никогда не сумеем изменить нашей судьбы. Ибо спасение наше происходит лишь в искреннем, нелицемерном раскаянии. А за гробом нет покаяния. Потому-то и существует непроходимая пропасть между раем и адом.

Итак, возлюбленные чада мои, уже здесь, на земле, мы делаем свой выбор. Куда стремимся мы — в рай или в ад? К Богу или прочь от Него? Вы скажете: «Ну, конечно же, в рай!» Но не обольщайтесь, возлюбленные! Выбор наш совершается не в словах, не в умах, а в сердцах наших. Ум говорит нам: «Я желаю спасения!» — а сердце, коснея в грехах, тянет нас в бездны адовы. Ум говорит: «Верую в истинность Христова учения!» — а сердце творит обратное, либо услаждаясь земными утехами, либо озлобляясь на ближних своих. Ум зовет: «В рай! В селения вечного блаженства!» — а сердце вязнет в заботах мира сего и молчит, ибо не помнит блаженства райского…

Так между умом и сердцем возникает пропасть. Но здесь, на земле, эту пропасть еще возможно преодолеть! Ибо только на земле возможно покаяние. Нужно только пробудить свое сердце, чтобы, очнувшись от греховного сна, оно ужаснулось мерзости собственных деяний и возопило ко Господу своему и Творцу о Его милосердной помощи. Нужно покаянными слезами смыть из сердца весь греховный смрад, изгнать его прочь, очистить одежды души нашей, чтобы, представ пред Господом, она зримо явила истинность нашего выбора: в рай мы стремились или в ад.

Вот какой выбор предстоит нам соделать в себе, возлюбленные братья и сестры! Вот какую пропасть следует устранить в душах наших! Очистим же свое сердце — да не возникнет между нами и Господом та непроходимая пропасть, какая возникла между богатым и Лазарем.

Евангелие очень кратко сообщает о жизни человека, оказавшегося после смерти в аду. Сказано лишь, что был некоторый богатый человек, который одевался в порфиру и виссон и каждый день веселился. А около дома его находится Лазарь — бедняк, ожидавший хотя бы небольших крупиц, падающих со стола богача. Но и в этом ему отказывали. Приходили псы и лизали струпья, которыми было покрыто тело бедного Лазаря. Вот и все, что сказано в Евангелии об этих двух людях.

Так как же возникла погибельная бездна в душе богача? Прежде всего человек потерял веру. Веру в Моисея, в учение его, потерял веру в истину Божию. Так возникла пропасть между его сердцем и Богом. Возникла душевная пустота. И для того, чтобы заполнить эту пустоту, человек, будучи богат, стал ежедневно веселиться, упиваться, забывая обо всем святом, забывая о человеколюбии. Он не думал о приближении своей смерти. Каждый день он веселился, убивая в своей душе все то, что служило к спасению вечному. Но смерть пришла. Пришла неумолимо и отделила душу его от тела. И лишившись ложного прикрытия тленными земными утехами, обнажилась перед Господом вся порочность его души. Обнажилась пропасть, которая легла между Богом и человеком, создавшим себе вот такое плачевное состояние духа! Он не мог уже воспринимать действие благодати Божией, так же, как не может семя, потерявшее росток в себе, пробудиться к жизни. Посмотрите на семя, которое поражено в ростке своем. Кажется, с виду оно семя как семя, а внутри испорчено. Бросается это семя в землю, и человек ожидает, что оно произрастет. Но проходят дни, годы, а семя не произрастает, хотя и почва очень хорошая, и поливается, и удобряется, и солнце согревает… Вот так же произошло и с душою богача, который каждый день веселился со своими товарищами и забывал о Боге, о вечном спасении. Создалась великая пропасть между Богом и человеком. Вместо тишины и покоя в его душе появилось томление и страдание. И, конечно, эта пропасть, которая создалась в душе грешника на земле, легла между ним и раем. И нельзя эту пропасть перейти.

Иное произошло с Лазарем. Бедный Лазарь, который на земле пребывал действительно в печальном состоянии, казалось бы, больше мог допустить грехов, потому что он страдал физически, недомогал телесно, недоедал, недосыпал. Он мог бы возроптать и сказать Господу: «Боже, за что же Ты меня наказываешь? Почему Ты не наказываешь человека, который веселится каждый день и не оказывает милости бедному человеку?» Нет, ничего подобного не произнес бедный страдалец, потому что в нем горела горячая вера, горячая любовь к Творцу своему и Создателю. И то, что он переносил, он воспринимал как подвиг во имя Божие, во имя правды Божией. И поэтому в душе его еще на земле созидался рай. Так что когда он умер, душа его была восхищена ангелами на лоно Авраамово.

Вот, возлюбленные братья и сестры, какой выбор сделали в сердцах своих два этих человека.

Задумаемся и мы о своем выборе. Задумаемся и заглянем в свою душу — не создаем ли мы непроходимую пропасть между нами и Богом? Может, мы своим нерадением, своим невниманием к спасению атрофируем в себе чувство духовного восприятия и становимся неспособными воспринимать действие Божественной благодати? О возлюбленные, если это действительно так, то каких горьких слез мы с вами достойны!

Чада мои, пока мы живем еще здесь, на земле, пока еще над нами простирается долготерпение Божие, пока не поздно, уясним состояние духа нашего. И если сердце наше тянется к Богу, к святости и непорочности, то укрепим в себе этот спасительный выбор! Если же заметим, что в наше духовное состояние вкрадываются маловерие, сомнение и другие пороки, то убоимся мы этого! Убоимся гибельной бездны, в которой оказался богатый грешный человек, и, призывая себе помощь Божественную, да устраним, пока возможно, гибельную пропасть между нами и Господом! Сделаем спасительный выбор не только умом, но и сердцем нашим! Призовем себе в небесные покровители безропотного святого Лазаря, дабы его молитвами Господь укрепил нас на спасительном пути, избавил бы от вечных мук и сподобил блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и поклонение во веки веков. Аминь.

1974-1975 годы

О разных способах призвания (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Не все люди, возлюбленные братья и сестры, призывались к спасительному шествию одинаково. Кто призывался непосредственно Самим Господом, кто в сонных видениях, кто через слово Божие, которое человек слышал от последователей Христовых или читал в Евангелии. В любом случае в озарившемся человеческом сердце возникало внутреннее желание, внутреннее стремление идти тем путем, на который призывает его Господь.

Если мы обратимся к судьбам ветхозаветных праведников, то увидим, что чрез Божественный глас был призван к спасению вечному праведный Авраам. Сказано в Свящ. Писании, что был глагол Божий к Аврааму, чтобы он оставил землю свою, род свой и отца своего. И послушал Авраам этого Божественного гласа и, оставив отечество свое и род, удалился в ту страну, куда повелел ему идти Божий глагол.

Такое же непосредственное призвание совершилось и со святыми апостолами Христовыми. Таким же способом были призваны и многие другие святые подвижники.

Преп. Антоний, войдя однажды в храм Божий, услышал чтение Св. Евангелия, в котором Господь возгласил: «Если кто хочет по Мне идти, да возьмет крест свой и оставит родителей или мужа или жену и последует за Мною». Этот глагол воспринял преп. Антоний всем своим сердцем и твердыми стопами вступил на спасительный путь подвижничества.

Иных людей Господь призывал особыми внешними обстоятельствами. Через невзгоды, через бедствия Спаситель обращал грешников на путь покаяния. Здоровые становились больными, приходили в расслабление телесное, счастливых и благополучных вдруг постигало горе, разочарование, или разрыв дружбы, или иное несчастье. Так или иначе, но беда заставляла людей искать спасения, и они приходили ко Господу.

Имеет ли какое значение в деле нашего спасения тот или иной способ призвания нас на служение Богу? Ответим сразу:

и имеет, и не имеет. Точнее сказать, не внешний способ призвания имеет значение в деле нашего спасения. Конечно, это прекрасно, когда сердце слышит непосредственно Божественный голос и мы идем на этот зов и вступаем на путь спасения. Но все-таки сам способ не имеет большого значения, тем более, что мы знаем печальные примеры, когда люди были призваны непосредственно Самим Господом и все-таки не оправдали своего призвания. Разве мы не видим среди святых апостолов человека по имени Иуда? Кто как не он должен был бы внять Божественному гласу и оправдать свое призвание? Но оказалось, что Иуда не только не оправдал, но и предал Господа и Учителя своего.

Для того, возлюбленные братья и сестры, чтобы наше призвание действительно послужило ко спасению нашей души, важен не способ призвания. Призваны ли мы непосредственно Спасителем нашим, или услышали слово Божие от благочестивых людей, или, быть может, внешние обстоятельства направили нас в храм Божий — не это имеет значение, а имеет значение наша с вами воля. Необходимо откликнуться на зов Божественный, откликнуться всем сердцем своим, всем своим существом, стать на путь спасения твердою ногою и исполнять в своей жизни ту волю, которую нам указывает Господь. И исполнять не только в начале нашего шествия, но в продолжение всей нашей жизни при всех обстоятельствах. И прежде всего необходимо иметь глубокую веру, такую веру, которая разверзает небеса и невидимое делает видимым. Вот какую веру необходимо нам иметь. Только при таком условии всякое призвание Господне будет иметь для нас с вами спасительное значение.

Итак, возлюбленные братья и сестры, в день, когда мы вспоминаем о страданиях Христовых, о Его крестной смерти, задумаемся также и о себе, о своей душе. Каждый из нас призван тем или иным способом. Кто-то — воздействием Божиим на нашу область сердечную; кто-то — через слышание слова Божия, через примеры добрых людей; кто-то стал на путь спасения по причине горестей жизни. Пусть же эти призвания оправдаются нашей жизнью! Станем творить с вами волю Божию, волю всеблагую и совершенную. Станем укреплять свою веру добрыми христианскими делами, свершая их не один только день, не месяц и даже не годы, но во все дни жизни нашей. Тогда-то и оправдается наше с вами призвание, тогда-то и мы услышим Божественный глас: «Верен ты был до смерти, вниди в радость Господа своего». Аминь.

Об испытании человеков (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Когда, возлюбленные братья и сестры, Спаситель мира завершал свое пребывание на земле, тогда приготовил Самого Себя на великую искупительную жертву. До этого момента многое радовало Его. Радовало то, что простые люди, допускавшие греховную жизнь, восприняли Его учение и принесли искреннее покаяние, приготовив себя для принятия Божественной благодати. Радовало, что Его ученики были верны Ему, хотя один из них, Иуда Искариотский, оказался неверным. Готовясь к великому искупительному подвигу, Господь установил величайшее таинство Евхаристии. Установил для того, чтобы люди, которые уверуют в Него, могли теснейшим образом иметь единение с Богом и получать Божественное оживотворение. Установив таинство Евхаристии, Христос Спаситель направился со Своими учениками в Гефсиманский сад, потому что Его Божественному зрению открывалась вся злоба сатанинская, направленная к тому, чтобы воспрепятствовать Божественному искуплению человеческого рода. Сатана со всеми своими клевретами использовал в своей цели Иуду-предателя, вооружил против Христа первосвященников, старейшин и князей людских и теперь злорадствовал предстоящим страданиям Господним. Христос это знал. И теперь Он шел в Гефсиманский сад, чтобы наедине, вдали от людей, в тишине ночной излить Свое моление к Богу Отцу. Он оставил большинство Своих учеников на краю сада и взял с Собою только троих: Петра, Иакова, Иоанна. Взял Он их и удалился вглубь.

Душа Господа нашего, возлюбленные братья и сестры, была прискорбна до смерти. Испытывая невыносимые внутренние страдания, Богочеловек оставляет учеников Своих и, удалившись от них на вержение камня, преклоняет Свои пречистые колена и взывает к Богу: «Отче Мой, если возможно, да минует Меня чаша сия, впрочем, не как Я хочу, но как Ты». Молится Богочеловек Своему Небесному Отцу, и в это время грехи всего человечества от создания мира и до последних дней в один миг предстали Его взору и всею тяжестию навалились на Богочеловека. Тьма греховная, человеческая тьма греха давила на Христа Спасителя и причиняла такие невыносимые душевные муки, что на Его теле выступил не обыкновенный, а кровавый пот. Эта кровь капала на землю и орошала ее, чтобы омыть греховное состояние человечества.

Молится Христос Богу Отцу, и является Ему ангел и утешает Его. И, как сказано у ап. Павла, Он был услышан от благого-веинства Своего. В чем выразилось услышание и что сказал Бог Отец Своему Единородному Сыну — остается тайной. Тем не менее Богочеловек восстал от молитвы Своей с внутренним спокойствием и мужественно направил Свои стопы к крестным страданиям.

Подходит Христос к ученикам Своим, пробуждает их от сна, ибо очи их отяжелели, и говорит им: «Неужели вы не могли и часа побдеть со Мною. Встаньте, уже все кончилось. Вот приближается предающий Меня». И действительно, едва только сказал Он эти слова, как является Иуда Искариотский, сопровождаемый многочисленной толпой, вооруженной мечами и дрекольями. Окружают люди Христа Спасителя, а Иуда подходит к своему Учителю и, как потерявший всякую совесть, смеет лобзать Его и говорит: «Равви, равви, радуйся!» О, мерзкие слова твои, Иуда! О, мерзкое лобзание твое! Как не опалились уста твои, коснувшись пречистых уст Богочеловека?! Как не сразил тебя ангел в этот момент?! Но нет, Божественное милосердие еще терпит такое беззаконие…И взяли Христа Спасителя и повели, чтобы совершить над Ним неправедный суд.

Вот что мы видим теперь с вами, возлюбленные братья и сестры, пред своими внутренними очами. Вот какая страшная картина раскрылась перед нами. О чем она нам с вами вещает? Не говорит ли она о том, что всякому человеку, который вступает на путь спасения, необходимо встретить вот такие же испытания и искушения, какие встретил Христос Спаситель не только в Гефсиманском саду, но и в последующих событиях. Смотрите, как давит на Христа Спасителя ненависть человеческого греха! Как грех человеческий всею своей сатанинскою силою наступает на Богочеловека! Трудно в этот момент устоять. Очень трудно.

Для всех подвижников благочестия дьявол уготовляет такое же испытание. Когда человек призывается к подвигу, то вначале он испытывает в себе радость, потому что Божественная благодать дает человеку вкусить небесной радости, небесной жизни, как это было при жизни Христа Спасителя до Его крестных страданий. А затем? Затем Господь попускает неприятельской деснице, врагу Божиему, прикоснуться к сердечной области подвижника. Человек неожиданно для себя испытывает страшные страдания, страшные муки. И в это время кажется подвижнику, что Господь его покинул, что он остался один со своими немощными силами и нет уже никакой помощи.

Что же в это время необходимо делать подвижнику? Необходимо поступать так, как поступил Христос Спаситель в Гефсиманском саду. Надо обратиться с молитвенным воплем к Троице Святой и взывать: «Боже, Боже мой! Вонми ми, векую оставил мя еси? Ниспошли свет Твой свыше и укрепи меня на подвиг благочестия!» Вот с каким молитвенным воплем необходимо, возлюбленные братья и сестры, обращаться к Богу в те минуты, когда Господь попустит нам те или иные тяжкие испытания.

Но на этом враг рода человеческого не останавливается. Когда он увидит, что мы преодолеваем тяготу душевную, молитвою отгоняем от себя супостата, тогда приступает с другой стороны — со стороны мира сего, со стороны прелести телесной, как подступил ко Христу Спасителю Иуда. Целуя Христа, предатель говорит: «Радуйся!» Так точно и супротивник наш приступает уже не с угрозами, а с ублажениями. Ублажает сатана подвижника и говорит ему: «Ты великий! Ты уже достиг спасения, оставь свой подвиг, немного отдохни». И если подвижник покажет свою леность, нерадение, если поверит льстивым словам велиара, то недалека будет его погибель. Но если он истинный раб Божий, положивший в своем сердце до смерти стоять за истину Божию, тогда он отбрасывает от себя лесть мира, лесть дьявола и приступает к труду, чтобы утвердиться в спасительном подвиге.

Но и тогда не отступит враг. Он вооружит людей, которые восстанут на подвижника благочестия. Восстанут не чем иным, как ложью и клеветой, унижением, оскорблением, досаждением. Все это, возлюбленные братья и сестры, направлено к тому, чтобы ослабить душевный труд подвижника благочестия. Этот путь почти каждый из нас проходит. Что же нам делать в это время? Делать то, что делал Господь наш Спаситель мира. Помолимся Господу Богу нашему в минуты скорби, помолимся, чтобы Господь послал нам помощь Свою и утвердил нас в подвиге благочестия.

Положим же и мы в своем сердце твердую решимость всегда, до смерти подвизаться за добродетель. И если враг будет ублажать нас чрез мир сей, т. е. говорить нам льстивые слова и отводить нас от спасительных подвигов, да не воспримем мы этой лести, отбросим, отгоним от себя супостата, лжеца и клеветника и продолжим свой спасительный путь. Тогда, возлюбленные братья и сестры, с помощью Божией мы сможем безопасно совершить тот подвиг, на который Господь нас с вами призвал. Да утвердимся же мы в решимости трудиться во славу Христа Иисуса Господа нашего, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Тайна крестного пути Богочеловека (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Когда мы с вами, возлюбленные братья и сестры, взираем на крестный путь Христа Спасителя, то пред нашим внутренним взором раскрывается великая тайна. Тайна, которая не для всех уразумеваема. Эту тайну мне и хочется раскрыть вам в сегодняшний день. То, что совершается на земле, тесно связано с иной областью, невидимою, где ныне господствует князь века сего. Вот этот князь века сего, властитель тьмы, падший ангел, которого именуют сатаною, дьяволом, этот князь тьмы и стремился к тому, чтобы помешать крестному пути Христа Спасителя. Стремился опорочить этот спасительный для человечества путь и упразднить в сердцах людей подвиг Богочеловека. Все свое воинство устремил сатана на противоборство Христу. И если бы знал князь тьмы, что борется не с человеком, а с Самим Богом, то, возможно, не стал бы трудиться понапрасну. Но поскольку он не знал этого, поскольку сокровенно было Божество под прикрытием плоти человеческой, то он поднял все свое воинство, найдя себе сотаинников не только среди простых людей, но и среди людей, облеченных великими полномочиями в Церкви: среди первосвященников, книжников, старцев израильских. И потому диавол сумел обольстить этих людей, что они стремились не к тому, чтобы спасти свою душу, чтобы возвеличить великое имя Божие, встретить Христа Мессию как Царя небесного, а чаяли возвеличить свое имя и ожидали Мессию не как духовного царя, не как небесного вестника, а как мирского завоевателя. Вот почему эти люди открыли свои сердца для действия князя века сего. Они-то и послужили орудиями дьявола.

Итак, Христос взошел на путь крестных страданий. Христос полон мужества, всецело устремлен к тому, чтобы совершить искупительный подвиг, освободить род человеческий из греховного плена. А князь века сего вооружает против Него людей.

Вот Христос во дворе Анны и Каиафы, первосвященников. Эти люди, казалось бы, должны были восчувствовать сердцем во Христе Спасителе обетованного Мессию. Но нет, сердца их окаменели, и поэтому они вершат свой неправедный суд. Они клевещут на Господа, ищут лжесвидетелей, чтобы предать Христа Спасителя смерти. Но не находят. Разрываются их жестоковыйные сердца от злости и ненависти ко Христу-праведнику. Вопрошают они Его: «Ты Сын Божий? Скажи нам». И услышав утверждение, разрывают свои одежды и возопят: «На что нам еще свидетелей, когда мы слышим великую хулу из уст Сего Человека!» И смеются на Христом, издеваются над Ним, закрывают Ему лицо и, нанося удары, говорят: «Прорцы нам, кто есть ударей Тя?»

Наругавшись над Богочеловеком, слуги князя мира сего ведут Христа к Понтийскому Пилату. Но что мог сделать этот римский правитель, когда он также служил орудием диавольским? Впрочем, этот злой язычник еще не окончательно истребил в своем сердце добро, он еще способен понять, что пред ним — человек совершенно невинный. И, обращаясь к людям, он говорит, что наказав, отпустит Его. Но толпа, возбуждаемая первосвященниками, старцами, князьями людскими и наипаче князем мира сего, в неистовстве кричит: «Возьми, возьми Его и распни!» — «Хотите ли, чтобы я отпустил вам царя иудейского или же разбойника по имени Варавва?» — спрашивает Пилат. Но снова раздается неистовый крик:«Возьми, возьми Его, распни! Отпусти нам лучше Варавву!» Помраченные люди желали более отпустить человека, который будет уничтожать их, грабить, причинять бесчисленные скорби и слезы. «Его отпусти нам,— вопиет народ,— его нам дай! А Сего? Сего мы не хотим знать. Сего предай пропятию! Распни, распни Его!» Пилат стремится оправдать свой поступок, умывает пред всеми руки и говорит: «Я неповинен в крови Сего Праведного». Но снова, снова несутся возгласы обезумевшей толпы: «Кровь Его на нас и на детях наших!» И тогда Пилат предает Христа Спасителя на распятие.

И вот Господь на Голгофе. Пригвожденный ко кресту, висит Он на животворящем древе, оставленный не только человечеством, но на время и Богом Отцом, потому что необходимо было понести кару за прегрешения всего человечества. Страждет Христос телесно, наипаче страждет душевно. Муки богооставленности вошли в Его сердце. Эти муки, возлюбленные братья и сестры, невозможно передать человеческим языком. Сын Божий взывает к Своему Отцу: «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты оставил Меня?» Воистину это был возглас страждущей души страждущего человечества! Но когда все это было преодолено, когда возвернулось Богоупование, чувство Сыновства к Богу Отцу, тогда и возгласил Христос: «Отче, в руце Твои предаю дух Мой». Сказав сие, Христос Спаситель почил. Совершилось! Совершилось, возлюбленные братья и сестры, искупление человеческого рода. И напрасно торжествовал князь века сего, напрасно радовался, будто бы опозорил Богочеловека столь презренной казнью. Диавол ошибся, потому что смерть Богочеловека открыла врата жизни вечной для всех людей. Кровь, которая истекла из пречистых ран Христа Спасителя, омыла грехи всего человечества и открыла нам двери рая. С этого момента, возлюбленные братья и сестры, мы получили возможность приступать к Богу не как чуждые пришельцы, но как присные и свои.

Теперь только от нас зависит — достойны ли мы этой великой жертвы. Чтобы достигнуть вечного спасения, необходимо, чтобы мы своим волеизъявлением восприняли те страдания, тот крестный путь, который совершил Христос Спаситель ради нас с вами, чтобы мы сердцем своим совершили бы распятие своих страстей и похотей. Но распятие это, возлюбленные братья и сестры, совершается нелегко. Трудно убивать в себе грех; враг рода человеческого непременно восстанет на нас, чтобы «аще возможно, прельстить даже избранных». Но не убоимся козней диавольских и с помощью благодати Сына Божия, Который искупил нас, излив Свою пречистую кровь на кресте, одолеем греховную погибель!

Возлюбленные братья и сестры, воспримем же крестные страдания Спасителя мира всем своим сердцем, всем своим существом и по мере сил и возможностей да распнем в себе насилующий нас грех, дабы мы могли воспринять праведность Сына Божия и достигнуть вечной блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

«Спаси, Господи, люди Твоя» (Приветственное слово прот. Михаилу в день его ангела 21 ноября 1975 года)

Всечестный отец протоиерей Михаил!

Лично от себя, от нашей братии и от прихожан св. храма сего поздравляю тебя с днем твоего Ангела.

Что бы ты хотел услышать в этот знаменательный для тебя и для нас день от нашей мерности? Что бы ты хотел воспринять и умом, и сердцем? Многое мы, может быть, желаем, многого хотим, но далеко не все хотения наши исполняются в жизни, потому что между нашим желанием и действительностью стоит Божественная воля, преступить которую мы не в силах.

Желаем мы тебе, конечно, телесного здравия. И ты этого также желаешь, но ведь и здравие телесное зависит только от воли Божией. Правда, мы тоже вносим свою лепту в немощи наши, не зря же говорится: «От многих моих грехов немоществует тело».

Поэтому загляни в свое сердце, в душу — нет ли там каких-либо страстей, которые отражаются на твоем телесном организме, расслабляют его. Если же «дух бодр, а плоть немощна» — понимай это правильно. Значит, таким образом на тебе проявляется воля Божия, чтобы ты в болезнях своих славил Господа и подавал бы добрый пример пастве своей в том, как великодушно нужно переносить те или иные телесные болезни.

Мы можем пожелать только то, что угодно Богу. А Богу угодно, чтобы мы стремились к спасению вечному. Стремились всем своим существом возлюбить Источника жизни Творца своего и Создателя. Ты тоже этого желаешь. И если желание твое твердо, то Божественная воля не замедлит сообщить тебе помощь и твое желание сочетать с желанием Своим. Господь желает, чтобы ты, где бы ты ни был: у престола ли Божия, в храме ли, на пути, или в домашней обстановке — всегда и сердцем и умом восходил к своему Создателю и Творцу. Помни об этом всегда. Вот чего хочет от тебя Господь и наша недостойная мерность. Пусть же Творец наш укрепит тебя в этом благом деле, чтобы ты, охраняемый небесным покровом св. архистратига Божия Михаила, твердой поступью восходил по ступеням духовного совершенства и достигнул вечной блаженной жизни, куда ты ведешь свою паству.

Как знак нашей о тебе молитвы и любви — прими сию святую просфору, из которой вынуты св. частицы о твоем здравии.

«Господи, вот я, а вот дети мои!» (Ответное слово на приветствия в день ангела 9 октября 1974 года)

Всех вас, возлюбленные братья и сестры, милое моему сердцу духовенство, всех сотрудников моих на ниве Божией, всех верных чад — всех вас благодарю за ту любовь, которую вы показали и проявили прежде всего к апостолу и евангелисту Иоанну Богослову, а вместе с ним и к моему недостоинству. Когда вы говорили приветствия, то в это время мне вспомнилась одна замечательная боголюбивая семья, с которой мне довелось познакомиться.

Однажды я посетил небольшой приход. В этом приходе проживает многодетный священник. И у этого священника есть матушка, которая имеет любвеобильное сердце. Дети тоже нежно любили свою родительницу, и когда мать садилась на стул отдохнуть, то все они окружали ее со всех сторон, прижимались к ее груди, лезли друг на друга и касались ручонками ее головы. Вот эта картина сельской жизни священника и его матушки встала в эти минуты пред моими очами, и я увидел в тех сельских ребятишках вас, возлюбленные мои. Вы вот так же, как дети к матери, ласкаетесь к моему бедному сердцу. Ласкаетесь и ищете утешения, и мне от этого, возлюбленные чада, приятно. Приятно — и одновременно страшно, потому что того, чего вы особенно ожидаете от моего недостоинства, у меня нет. Но в то же время мне хочется, чтобы эта любовь — не ко мне лично, а любовь, которую вы имеете к ближнему своему — не пропала бы даром. Чтобы эта любовь еще больше воспламенялась в наших сердцах, еще более объединяла нас между собой и вела в селения вечного блаженства, чтобы можно было не разлучаться с Господом и со всеми вами ни здесь, ни в будущей жизни. Ну и вот так, как сегодня, прийти бы, явиться пред лицем Божиим и сказать: «Господи, вот я, а вот дети мои, которых породила Твоя Божественная благодать!»

Вот, возлюбленные братья и сестры, какие картины раскрылись пред моими очами, когда вы приветствовали меня. И мне хочется, чтобы по милости Божией, за молитвы и предстательство апостола и евангелиста Иоанна Богослова та теплота, та любовь, которую мы с вами ощутили в сегодняшний день, никогда не оскудели: ни теперь, ни в последующие дни нашей жизни. Аминь.

Еще раз всех вас благодарю за молитвы о моем недостоинстве.

«И кто принимает праведника во имя праведника, тот получит награду праведника» (Ответное слово на приветствия в день ангела 9 октября 1975 года)

Всех вас, возлюбленные братья и сестры и милое моему сердцу духовенство, я от своего чистого архипастырского любящего сердца благодарю. Благодарю за то, что вы оказываете и изливаете любовь прежде всего к тому, чье имя я ношу, хотя вы и утверждаете, что достойно, но я-то сам чувствую, что недостойно. Когда вы говорили мне речи приветствия, высказывали пожелания, раскрывали, а вернее, стремились раскрыть мой внутренний мир, мой характер, то пред моим внутренним взором раскрылась такая картина.

Духовенство и все вы, здесь присутствующие, все чада как бы взяли меня под руки и повели к тому, чье имя я ношу. Повели с тем, чтобы сочетать меня, мое имя с именем апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Повели с тем, чтобы как бы слить одного с другим. Вы полагали, что созданный вами образ войдет в образ апостола Иоанна и получится нечто единое. Но когда подвели — оказалось, что образ любимого ученика Христова слишком широк, слишком объемист, слишком свят! А мой совершенно иной. И когда стали вводить мой образ в образ апостола, я не вмещался, потому что во мне были: здесь колючка греха, там неправость, тут падение, а здесь скверна… И я внутренне скорбел. Скорбел, конечно, не о том, что вы желали мне блага, а скорбел, что по немощи своей не всецело выполнил то, чего желали вы и чего желал мой небесный покровитель.

Но как бы там ни было, возлюбленные братья и сестры, ваша любовь будет принята и Спасителем мира, и апостолом и евангелистом Иоанном Богословом. Ибо сказано: «Кто принимает пророка во имя пророка, получит награду пророка; и кто принимает праведника во имя праведника, получит награду праведника». Так что за то, что вы имели благое пожелание, за то, что вы в сердцах своих думали обо мне хорошо и приняли меня как праведника, хотя я чувствую себя великим грешником — за все это ваше благое желание примется Господом как величайший дар и послужит во исполнение самого дела. В этот великий и радостный день — день памяти апостола и евангелиста Иоанна — мне хочется, чтобы любовь, Божия любовь, к которой мы устремляемся, проникла в сердца наши, связала нас между собою и укрепила на спасительном пути, дабы и от нас был хотя бы небольшой дар и Господу, и тому угоднику Божию, молитвы которому мы с вами сегодня воссылаем.

Пусть же благословение и молитвенный покров св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова, апостола любви пребывает над всеми нами! А я еще раз благодарю вас за ваше теплое отношение к моему недостоинству и за благие пожелания в этот светлый день.

1976 год

«Ныне ближе к нам спасение» (В Прощеное воскресенье)

Возлюбленные о Господе чада!

Божиим милосердием приблизились мы к Великой Четыредесятнице, к Великому Посту. Вновь Святая Церковь взывает к нам: «Ныне ближе к нам спасение». Вновь Церковь напоминает, что ночь прошла, а день приблизился.

Да, возлюбленные чада, дни Великого Поста — это время спасительное, время, когда Божественное слово снимает с очей наших пелену греховной ночи и мы вступаем в область света, в область духовного делания.

Что необходимо нам с вами в эти великие дни? Необходимо горячее желание освободить самих себя с помощью Божественной благодати от уз греха и вступить в тесный союз с добродетелию. Необходимо совершить то, о чем вещает нам св. ап. Павел: отвергнуть дела тьмы и облечься в оружие света.

Возлюбленные чада, внемлем же мы апостольскому гласу и с радостным сердцем вступим в дни св. Четыредесятницы. Вступим на путь борьбы со всякого рода греховными склонностями, пусть никто не робеет, пусть никто не страшится спасительного подвига. Знаю, что предстоит много труда, прежде чем мы достигнем освобождения от уз греха, но пусть это нас не устрашает. Господь с нами, Господь близ нас. С Господом будет нам легко. Итак, чада мои, примемся за духовное делание!

Благословляю каждого из вас определить свои телесные и духовные возможности и возложить на себя посильное телесное воздержание, обращая главное внимание на очищение своей души. Постарайтесь поговеть и принять св. Тайны трижды: на первой седмице Поста, на четвертой и на Страстной — в Великий Четверг.

А теперь, возлюбленные чада, простите друг друга, выкиньте из своих сердец всякую обиду друг на друга, примиритесь со всеми. Без примирения не примет Господь ни нашего воздержания, ни нашего покаянного моления. Бог есть Любовь, поэтому только в любви следует совершать подвиг св. Поста.

Возлюбленные чада, я, как ваш архипастырь, прошу у всех вас прощения, если кого-либо из вас я чем-то обидел или причинил огорчение. Простите меня, возлюбленные, простите! И я всех вас прощаю и благословляю на дни Великого Поста.

Знаю, возлюбленные чада, что вам хотелось бы вместе со мною начать спасительный Пост, но Господь судил иначе. Об одном только скажу вам: «Слава Богу за все!» Верю, что Господь всех нас помилует. Благодарю вас за усердные молитвы о моем выздоровлении. Слава Богу, дело идет на поправку, и я надеюсь, что в ближайшие дни буду вместе с родной паствой.

Да будет со всеми вами благодать Господа нашего Иисуса Христа отныне и до века! Аминь.

1977 год

Истина и ложь (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Мы с вами, возлюбленные братья и сестры, снова в Иерусалиме. Мы шествуем по этому священному граду и направляем свои стопы к дому, где находится Христос со Своими учениками. Итак, мы с Сионской горнице. Пред нашим взором раскрывается чудесная картина. Пред нами Христос за трапезою, а вокруг Него божественные ученики — 12 апостолов. Обстановка очень скромная — ничего блестящего, ничего изумляющего. Все просто. На трапезе приготовлен пасхальный агнец, и здесь же готовится иное великое таинство. Здесь, на этой Тайной Вечери, возлюбленные братья и сестры, устанавливается новый завет между Богом и людьми. Здесь, за этой святой трапезой, свершается великая тайна — тайна, которую мы не всегда можем уразуметь. Но как бы там ни было, а тайна эта в какой-то мере приоткрывает нам свою завесу и дает возможность зреть то, что подчас не видно, потому что греховная оболочка застилает нам сердце.

Какая же это тайна, которую мы не всегда можем уразуметь? Тайна противоборства Истины и лжи. Бога и сатаны. Спасения и погибели.

Приоткрывается тайная завеса, и перед нами предстает, с одной стороны, Истина Божия, или Сам Христос, а с другой — ложь, но в ином обличьи. Чей голос слушают апостолы Христовы, возлежащие за трапезой? Одиннадцать учеников внимают гласу Истины. Почему? Потому что их сердца ищут глаголов жизни вечной. И лишь только один из них, Иуда Искариотский, отнесся к Истине по-иному: пренебрежительно, дерзко и недостойно. За его спиной стоял отец лжи, и сердце Иуды внимало его льстивым словам. Словам диавола, который обольщал народы, который никогда не дает покоя человеческому роду.

Но не только это разделение учеников раскрывается на Тайной Вечери. Тайна ведет нас в глубь веков, к тому моменту, когда на земле существовал только один человек — Адам, а затем и Ева. К этому времени ведет нас тайна, которая раскрылась пред нашими очами в Сионской горнице.

Перенесемся мысленно из Иерусалима к этому древнему времени и посмотрим, какой выбор между истиной и ложью сделали люди.

Адам и Ева были сотворены в святости. Они имели общение с Истиною и должны были добровольно укреплять в себе святость и достигать такого состояния, при котором уже невозможно согрешить. И до тех пор, пока сердце человеческое общалось с Истиною, человек получал неизреченную радость, тишину и покой. Возвышенными были его чувства, возвышенными были и его мысли. Для укрепления в добре первозданному человеку была дана заповедь — не прикасаться к древу познания добра и зла. И что же произошло? Ева стояла у этого древа, когда дьявол начал шептать ей в ухо ложь, причем ложь, прикрытую благовидностью. Под воздействием этих слов ум человека помрачился. Прельстился человек и подумал, что Истина, т. е. Господь, допускает ложь, а змей-дьявол вещает истину. Обещания врага-льстеца «будете яко бози» показались первозданному человеку правдивыми, так как не могли еще тогда люди отличить добро от зла. И едва человек допустил неправое мышление по отношению к Истине, как яд греха вошел в его сердце и осквернил его, умертвил чувства, и человек оказался смертным. Истина давала человеку жизнь, ложь принесла смерть. Вот как опасно, возлюбленные братья и сестры, доверять лжи и отвергать Истину.

Вследствие грехопадения в естество человеческое вошла дисгармония, вошло разделение. Потомки Адама стали неодинаково относиться к вечной Истине. Одни относились к Истине благоговейно, стараясь сердце свое и ум направить по пути Божию, другие же, обольщенные отцом лжи, стали обоготворять творение Божие: солнце, звезды, луну, зверей, деревья и вообще все тварное. Все это привело к тому, что в определенный момент человек настолько извратил в естестве своем Истину, что ничего доброго уже не осталось в его сердце. Вот к чему привела ложь человека!

Но возвратимся в Сионскую горницу. Здесь произошло то же, что совершилось и в жизни первозданного человека. Христос, Который есть Истина, уготовал великую трапезу для человека, уготовал Тело и Кровь Свою для того, чтобы человек, уверовавший в Истину, смог теснейшим образом слиться с нею и приготовить себя к вечной блаженной жизни. Эту Истину уразумели 11 апостолов. Уразумели — и проникли умом и сердцем в великую тайну, заключенную в Таинстве святой Евхаристии. Хотя они еще не были обновлены Духом Святым, тем не менее стремление к Истине, стремление к тому, чтобы глаголы вечной жизни руководили ими еще здесь, на земле, дало им возможность приоткрыть тайную завесу, через которую они узрели Христа как пасхального Агнца, принесшего Себя в жертву за спасение мира. И только Иуда-предатель, у которого сердце было омрачено сребролюбием, интересами земными, но не небесными — он один не уразумел великой тайны. Отец лжи, дьявол, шептал ему ложь, и Иуда поверил сатане. Христа он отверг, а возвысил дьявола. Но чем это закончилось? Апостолы, которые поверили Истине, пошли за Христом, получили благодать Св. Духа в день св. Пятидесятницы и, укрепляемые Божественною силою, обратили народы к евангельской Истине, к вечному спасению во Христе Иисусе Господе нашем. Иуду же постигла непоправимая беда. Случилось с ним самое страшное, самое ужасное. Совесть его пробудилась, и когда он увидел, что обманулся, что не Истину воспринял, а ложь, тогда пред ним раскрылась глубокая бездна — бездна отчаяния. Не мог Иуда преодолеть эту бездну, так как вновь поверил диаволу. Отец лжи внушал предателю, что ему уже нет спасения. Мучимый этой мыслью, Иуда бросил сребреники в храме «и шед удавися». Вот чем закончилась жизнь человека, предавшего свое сердце отцу лжи, дьяволу.

Но не только Иуда, но и все те, кто верит обольстителю, будут подвержены такой же участи. Они погибнут. Вспомните, возлюбленные, языческий мир времен Христа Спасителя, мир, который утопал в роскоши, но еще не веровал Истине. Смотрите, как люди жизнь свою проводили в беспечности и распутстве и, веря лжи, меняя Истину на ложь, внутренне опустошали самих себя и, проводя жизнь в разврате, погибали душевно.

Люди, которые допускают в своей жизни ложь, никогда не имеют покоя. Почему? Потому что совесть их без конца мучает. Потому что сердце их всегда говорит им о неправде. Да и окружающие относятся к ним с недоверием. И по мере того, как человек допускает в своей жизни ложь, по мере этого оскудевает в его естестве благодать Св. Духа. По мере оскудения помощи Божественной наступает душевное опустошение. Страшно, возлюбленные братья и сестры, очень страшно состояние такого человека! Никогда он не находит себе покоя. И едва только он соприкасается с трудностями в жизни, как уже теряет самообладание и ищет себе защиты в том, что не может помочь ему — в грехе и в пороках.

Так вот какая великая тайна приоткрылась нам в Сионской горнице, где возлежал Христос Спаситель за трапезой со Своими учениками. Поразмыслим над ней и постараемся возлюбить Истину и возненавидеть ложь. Возлюбить Истину для того, чтобы жить в Боге и для людей. Возлюбить Истину, чтобы она сделалась для нас источником жизни, а не смерти. Возлюбить Истину, чтобы она вела нас к жизни будущего века во Христе Иисусе Господе нашем. Возненавидим ложь как смрадный источник, исходящий от диавола и удаляющий нас от Бога. Возненавидим ложь во всех ее проявлениях: и в словах, и в мыслях, и в поступках,— ибо ложь удаляет благодать Св. Духа из наших сердец и тем самым лишает нас жизни будущего века. Чтобы этого не случилось, мы и возлюбим Истину — Христа, дабы, охраняемые Им, мы могли твердою поступью шествовать спасительным путем и достигнуть вечной блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

1980 год

Грех не может быть в общении со святостию (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Последуем, возлюбленные братья и сестры, в Сионскую горницу, где за трапезою возлежат Христос Спаситель и Его ученики. Последуем, чтобы всем сердцем ощутить, какая свершилась здесь великая тайна.

Вот за трапезою Христос. Вокруг Него 12 апостолов. Все как будто говорит о единстве. Но это обманчивая видимость. Христос, как справедливое мерило, ясно зрит, что в обществе Его учеников нет единства. Это подтверждают скорбные слова Спасителя: «Един от вас предаст Меня».

Встревожились ученики, переживая каждый сам за себя. Одиннадцать из них не помышляли в своих сердцах ни о чем подобном. У них было особое расположение к своему Божественному Учителю, к своему Господу. И лишь только один, по имени Иуда, внешне пребывая за общей трапезой, внутренне был разобщен со всеми остальными и главным образом с Божественной Любовью. Вот здесь, возлюбленные братья и сестры, и приоткрывается нам великая тайна — тайна о том, что греховность не может находиться в общении со святостью. Свидетельством этому является Иуда-предатель. Сердце его было омрачено грехом, а здесь, на Тайной Вечери, ярко воссияла Божественная Любовь, которая Сама Себя готовила в жертву за грехи всего мира. Омраченное сердце лишило Иуду возможности почувствовать величие и святость происходящего на Тайной Вечери, не позволило войти в теснейший союз со Спасителем и Господом.

Итак, греховность не может быть в общении со святостию. И это подтверждается всей жизнью человеческого рода, начиная с первозданного человека.

Когда Адам и Ева сохраняли святость, тогда они находились в общении с Господом и чувствовали Божественную Любовь. Но достаточно было допустить греховное движение в своем сердце, как это общение между человеком и Богом прервалось, нарушилось, и греховность отделилась от святости. Святость Божественная не могла допустить, чтобы греховность пребывала в раю и продолжала свое черное дело. Божественный приговор был таков: «Земля еси и в землю отыдеши». Справедливо судил Господь, ибо предупреждал человека: «В день, в который ты вкусишь от плода древа познания добра и зла, смертью умрешь».

Это удаление греха от святости продолжалось вплоть до пришествия в мир Христа Спасителя. Оно происходило и тогда, когда Господь готовил Самого Себя к крестному страданию. Иуда-предатель не воспринял Божественной Любви, допустил в свое сердце греховность, а греховность не могла уже пребывать на Тайной Вечери. Эта греховность должна была уйти из Сионской горницы, и, действительно, Иуда поспешил оставить Христа Спасителя и пойти к тем, с кем он был сходен по своему внутреннему состоянию.

Это разделение греховности и святости, возлюбленные братья и сестры, совершается и по сей день. Оно будет совершаться и после нас, до последнего дня жизни человека на земле. Окончательное разделение святости и греховности совершится на Страшном Суде. Разве мы не слышим, возлюбленные братья и сестры, что говорит нам об этом св. Евангелие? Все народы, все, сколько их было, есть и будет — все предстанут на Страшный Суд, и Господь разделит людей на две части: одних поставит по правую сторону, других — по левую. Святость поставит по правую, греховность — по левую. Совершится суд, совершится окончательное разделение между святостью и греховностью. Греховность должна упраздниться, удалиться от Божественного Света, от Божественной Любви. Останется только Святость, Праведность и Любовь.

Вот какую тайну, возлюбленные братья и сестры, приоткрывает нам Тайная Вечеря, на которой утверждается Новый Завет, утверждается Божественная Евхаристия, утверждается Любовь.

Помните об этом, возлюбленные братья и сестры! Если воистину греховность не может быть в общении со святостью, то неужели мы окажемся настолько жестоковыйными, что будем продолжать грешить, утверждая грех в своем сердце и удаляя себя от святости, от праведной жизни во Христе? Да не будет сего, возлюбленные братья и сестры! Убоимся мы приговора Божественного, убоимся греха, убоимся удаления от вечной блаженной жизни. В меру своих сил и возможностей пусть каждый из нас расположит свое сердце так, как были расположены сердца одиннадцати верных апостолов Христовых. Будем следовать за Христом, как следовали за Ним все праведники предыдущих веков, как следуют они и теперь и будут следовать в будущем.

Вот этим святым путем, путем, который ставит нас в общение с Любовью Божественною, мы и будем идти, дабы достигнуть вечного спасения во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Да будет воля Господня! (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

После того, как Иуда-предатель оставил Сионскую горницу, Христос Спаситель и Его ученики направились в Гефсиманский сад. На пути Христос возвещал им великие тайны и поучал, чтобы они всегда пребывали в тесном общении с Господом, как ветви на лозе винограда. Ибо только при таком условии ветвь принесет не только духовные цветы, но и плоды духа. Вместе с тем Спаситель предупреждал возлюбленных учеников, что они будут иметь скорбь в мире, но учил их не унывать, ибо Он победил мир.

В такой мирной беседе они дошли до Гефсиманского сада. Было совершенно темно, ибо наступила ночь. И когда они вошли в сад, то в сердце Христа Спасителя вдруг возникло особое нечеловеческое томление. Он почувствовал, как что-то очень тяжелое ложится на Его сердце, и, как сказано в Свящ. Писании, начал тосковать. Тогда Он взял троих ближайших учеников: Петра, Иакова и Иоанна — и, оставив остальных апостолов, ушел дальше, в глубь Гефсиманского сада. «Прискорбна есть душа Моя до смерти,— возвестил Господь идущим с Ним ученикам.— Подождите здесь, пока Я пойду помолюсь». И, действительно, Христос отошел на небольшое расстояние, преклонил колена и стал молиться Богу Отцу: «Авва Отче! Все возможно Тебе; пронеси Чашу сию мимо Меня, но не чего Я хочу, а чего Ты!»

Трудно было, возлюбленные братья и сестры, Богочеловеку в Гефсиманском саду. Но какие бы трудности ни возлегли на Его пречистые плечи, какие бы горы ни давили на Его сердце, Он всецело отдался воле Бога Отца: «Да будет воля Твоя». В этих словах, возлюбленные, мы видим непоколебимую решимость Христа исполнить волю Бога Отца и совершить великий подвиг, ради которого Он пришел в этот мир.

Что же лежало в основе решимости Богочеловека? Любовь к Отцу Небесному и к Своему творению. Ведь не зря сказано, что так возлюбил Бог мир, что и Сына Своего Единородного дал нам, чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную. Вот эта любовь и повела Христа Спасителя сначала на неправедный суд первосвященников, затем в претор к Пилату и, наконец, на Голгофу.

Возлюбленные братья и сестры! Моление Богочеловека в Геф-симанском саду подает нам великий пример в решимости исполнять волю Божию. Святые подвижники также являли нам такие примеры. Они понимали волю Божию как благую и совершенную и потому исполняли ее при любых обстоятельствах: и при легких, и при весьма трудных. Посмотрите на ветхозаветных праведников. Праведному Аврааму было сказано, чтобы он оставил свое отечество и пошел в землю, которую ему укажет Господь. Он не знал этой земли. Она для него была совершенно неведома. Но покоряясь воле Божественной и сознавая, что Господь совершит сие во благо, он не колеблясь оставляет свое отечество и идет в неизвестную страну. И странствует он долго, предаваясь всецело воле Божией. И видя смирение Авраамово, Господь заключил с ним союз, и он сделался, как сказано в Свящ. Писании, отцом верующих людей. Такова Богопреданность ветхозаветных праведников.

Посмотрите и на новозаветных угодников Божиих, начиная с апостолов. Мы видим, что и они исполняли волю Божию, невзирая ни на какие трудные обстоятельства. Они не смущались опасностями, зная, что они попущены по воле Божией, что их долг — возвещать о воскресшем Спасителе, о жизни будущего века, что бы с ними ни происходило.

Как велика Богопреданность! Ею легко преодолеть любые трудности на спасительном пути. Но как мы малодушны! Как боимся трудностей! Как хочется нам, чтобы ничто не мешало нам при доброделании: ни скорби и никакие искушения! И едва мы сталкиваемся с непредвиденными обстоятельствами, как начинаем колебаться и даже роптать: «Господи, да если мы исполняем Твою волю, то зачем же Ты посылаешь нам скорби и напасти?!» Это особенно случается с теми, кто в молодые годы с полной энергией трудится и для Церкви, и для созидания добродетелей — и вдруг неожиданно заболевает. Вот тогда-то и приступает лукавый со своими искушениями: «Вот видишь,— внушает он,— ты теперь уже не можешь ничего творить». И человек допускает малодушие, а подчас и разочарование, не понимая того, что воля Божия в том и заключается, чтобы мы творили добродетели не только в добром здравии, но и при телесной немощи. Господь ожидает от нас подвига терпения, решимости и любви.

Итак, возлюбленные братья и сестры, чтобы достигнуть вечного спасения, предадим волю свою в волю Божественную и будем благодарно воспринимать все, что Господь пошлет нам на этом пути,— будут ли это радости и возвышенные чувства, а может быть, скорби, болезни, поношения. Не будем унывать в тягостях, но будем взывать ко Господу, как взывал Богочеловек в Гефсиманском саду: «Отче, да будет воля Твоя!» И тогда, несомненно, помощь Божественная укрепит нас, утвердит на спасительном пути и сподобит вечной блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

«Благословен грядый во имя Господне» (В Вербное воскресенье)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня, возлюбленные братья и сестры, Святая Церковь торжественно отмечает великий праздник Входа Господня в Иерусалим. Если посмотреть только на внешнюю обстановку, в которой совершалось это событие, то ничего торжественного мы не увидим. Христос Спаситель, воссевши на осленка, скромно входит во святый град, где Его радостно встречает народ.

Но по внутренней сущности сегодняшний праздник воистину великий, ибо Божий народ, еще ничего не ведающий о предстоящем Воскресении Христовом, возносил хвалу Победившему смерть.

Вход Господень в Иерусалим тесно связан с событием, которое совершилось накануне этого великого дня — с воскрешением Лазаря. Потому так радостно встретил Христа народ, как свидетельствует святый апостол и евангелист Иоанн Богослов, что он услышал о великом чуде, которое сотворил Христос Спаситель в Вифании, воскресив Лазаря, находившегося во гробе уже четыре дня. Народ сердцем своим восчувствовал, что пред ним не простой человек, не галилейский пророк, а именно Мессия, Которого обетовал первозданным людям Господь. Мессия — Сын Божий, пришедший на землю спасти человека.

Какая тесная таинственная взаимосвязь! Разве мы не видим из Свящ. Писания, как Господь взял персть от земли, создал человека и затем вдунул в лице его дыхание жизни. И стал человек душою живою, стал именно человеком, смотрящим вверх, иначе говоря, был создан антропос. Человек получил возможность теснейшим образом общаться с Господом своим, чувствовать своим сердцем Его вездеприсутствие.

Значит, возлюбленные братья и сестры, персть земная, которая была не одухотворена, получила жизненную способность лишь после того, как Творческое Слово произвело из персти человека и вдунуло в лице его дыхание жизни.

Но перенесемся ко гробу, где находился Лазарь, уже подвергшийся разложению. Здесь мы видим ту же самую земную персть, не имеющую в себе жизни. Но смотрите, как покорна земная материя слову Божественному! «Лазарю, гряди вон!» — едва только было сказано это слово устами Христа Жизнодавца, как персть земная послушалась этого голоса и жизнь возвратилась в мертвый организм. Эта жизнь восстала из гроба и явилась людям.

Видите, возлюбленные братья и сестры, какая величайшая тайна связана с вхождением Спасителя мира в Иерусалим! Христос Спаситель — Тот же самый Творец, Который некогда произвел из земли человека! Он, а не кто иной воскрешает Лазаря и возвращает ему жизнь. Этим актом уверяет нас Господь, что Он действительно есть Начальник жизни, Он есть Победитель смерти. Смерть господствует над человеком лишь только потому, что человек допустил грех. Смерть и теперь, после воскресения Христа Спасителя, господствует, но — до времени, и она не имеет силы над теми, кто жил и живет по заповедям Божиим.

Итак, весть о чуде, которое сотворил Спаситель мира, распространилась молниеносно и дошла не только до жителей Иерусалима, но и по всей округе. Люди, которые пришли на праздник в Иерусалим, услышав, что Христос Спаситель идет в священный град и спускается на осляте с горы Елеонской, поспешили Ему навстречу. Сердца их преисполнились радостию, и они возглашали: «Осанна, благословен грядый во имя Господне! Осанна в вышних!»

Итак, возлюбленные братья и сестры, Христос Спаситель есть Победитель смерти, Он есть Начальник жизни. В свете этой истины нам необходимо подготовить себя ко второму славному пришествию Господа нашего Иисуса Христа. Пусть многие из нас скончаются, не дождавшись этого времени, но тем не менее этот час придет, и каждый, находящийся тогда во гробе, услышав голос Божий, восстанет, а оставшиеся на земле во мгновение ока изменятся. Сретение Господа будет на небе, «на воздусе», как свидетельствует об этом св. ап. Павел.

Вот почему, возлюбленные братья и сестры, нам необходимо закладывать твердую основу для будущей нетленной жизни во Христе Иисусе Господе нашем. Ап. Павел в сегодняшнем своем послании призывает всех нас к тому, чтобы мы, «что только честно, что чисто, что только добродетель, об этом помышляли», ожидая блаженного обетования Христа Спасителя.

Итак, чада мои возлюбленные, веруя, что Христос Спаситель есть Начальник жизни и Победитель смерти, памятуя о предстоящем всеобщем воскрешении, станем проводить жизнь свою благочестиво, удаляя из сердца всякий грех и насаждая всякую добродетель.

Да будет имя Господне благословенно отныне и до века! И пусть оно славится не только нашими устами, но и всею нашею жизнью, дабы и нам достигнуть вечной блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

1981 год

Божий глагол, призывающий к покаянию (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

«Истинно, истинно, говорю вам, что один из вас предаст Меня». Таков был, возлюбленные братья и сестры, глагол Христа Спасителя на Тайной Вечери.

Тайная Вечеря. Она воистину тайная по своему существу. Внешне мы видим в Сионской горнице только несколько человек: 12 апостолов и Спасителя мира. Но если взглянуть на Тайную Вечерю глубже, то можно сказать, что на ней присутствует все человечество: и то, которое было до пришествия в мир Христа Спасителя, и то, которое существует ныне, и то, которое будет существовать до второго пришествия Христова. Глагол Божественный, в котором отражается печаль Богочеловека: «Истинно, истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня»,— обращен был в основном к ап. Иуде. Но этот же глагол обращен и ко всему грешному человечеству. Что заключает в себе этот Божественный глагол? Он заключает призыв к покаянию. В этом глаголе Спасителя мира изливается любовь Богочеловека на весь человеческий род. Господь, обращаясь к Иуде, напоминает ему о его злом замысле, напоминает о тяжком грехе, который он в помрачении ума уже сотворил в сердце своем. Господь зовет Иуду к покаянию. А что же Иуда? Воспринимает ли он призыв Христа? Нет, не воспринимает. Казалось бы, Иуда должен понять, что Спасителю все открыто — как по раскрытой книге читает Он все греховные помыслы его сердца, знает злое намерение. Казалось бы, что такое предупреждение: «Один из вас предаст Меня»,— должно расположить его к глубокому слезному покаянию. Но этого не случилось. Сердце Иуды ожесточилось, и он не откликнулся на зов Господень, как не откликнулся на него некогда первозданный человек Адам.

Адам по навету врага-искусителя согрешил и, услышав шаги Бога своего и Творца, вместе с Евою скрылся в кустах. Обращается Господь к нему и говорит: «Адаме, где ты?» Вот он, возлюбленные братья и сестры, Божий глагол к грешному человеку, призыв к тому, чтобы тот сознался в грехе, принес покаяние, осудил бы самого себя и свое преступление и получил милость у Бога. Но нет, грех затмевает сердечную область человека и порождает самость, гордыню. И тогда всю вину своего грехопадения человек возлагает не на кого-либо, а на самого Творца. «Жена, которую Ты дал мне, она взяла плод и дала мне, и я вкусил»,— ответил Господу Адам. И за то, что человек сразу не покаялся, за это он должен был потерять райское блаженство, а затем всю свою жизнь проводить в покаянии.

Божественный глагол, призывающий к исправлению, был обращен некогда и к первоубийце Каину. Когда Каин убил своего кровного брата Авеля, Господь вопросил его: «Каин, где твой брат?» И слышите, что отвечает законопреступник: «Разве я страж моему брату?»! Вместо того, чтобы принести искреннее покаяние, чтобы почувствовать угрызение своей совести, вместо этого из его уст исходят горделивые дерзкие слова: «Разве я страж моему брату?» Зачем, дескать, Ты спрашиваешь меня, когда Тебе все это известно. Каин не приносит покаяния и осуждается Господом на пожизненное скитание.

Божественный глагол через праведного Ноя в течение сотни лет призывал людей к покаянию, но и этот глагол остался гласом вопиющего в пустыне. И люди погибли в водах потопа.

Если мы обратимся к истории ветхозаветного человечества, то увидим, что Божий глагол всегда призывал свой народ к покаянию и жизни по заповедям Господним. Но и люди Израиля оставались глухими к Божественному зову.

Вот эта нераскаянность, которую проявило ветхозаветное человечество, эта нараскаянность постигла и ап. Иуду. Он так ожесточился в своем сердце, что уже не мог пребывать в сообществе со Христом и Его верными учениками. Его сердце устремилось во тьму, его стопы направились к тому обществу, которое пылало ненавистью ко Христу Спасителю.

Возлюбленные братья и сестры, не думайте, что глагол, который был изнесен из уст Христа Спасителя, относился только к Иуде. Нет, Божественный глагол обращен и ко всем нам. Господь напоминает каждому из нас: сыны и дщери, где вы? И мы должны откликнуться на этот зов, ответить пред Господом и совестью своей — где мы, в каком состоянии находимся: в добром или худом. Внемлем ли мы этому гласу Божию, который призывает нас к покаянию? Если внемлем — хорошо; если нет — участь наша будет весьма печальной.

Почему, возлюбленные братья и сестры, не все в одинаковой мере воспринимают глагол Божий, призывающий нас к покаянию?

Потому что сердце человеческое не одинаково относится к своему Творцу и Создателю. Если оно преисполнено любовью к Богу, то хотя бы человек даже совершил падение по немощи своей, но достаточно Божественному гласу указать ему на его неправоту, на его беззаконие, как он, в силу любви, приходит в чувство глубокого осознания своего падения. Он видит себя удаленным от Любви Божественной, и та любовь, которая имеется в его сердце, вновь возвращает человека к Создателю, возвращает в Отчий дом.

Вот вам пример. Ап. Петр любил Христа всем своим сердцем, уверял Его на Тайной Вечери, что готов скорее умереть за Него, чем отречься. Но вот он оказался в обществе людей, которые совершали неправедный суд над Христом. И что же мы видим? Мы видим, что апостол не выдерживает испытания и по немощи своей совершает падение — отрекается от Христа. Но он не идет путем Иуды, нет. Любовь, которую он имел к своему Божественному Учителю, удерживает его от отчаяния. Правда, он горько плачет, он рыдает, он содрогается, но не отчаивается, зная, что Бог есть Любовь и что эта Любовь возвратит и к нему Свою милость. И он не ошибся. По воскресении Своем Господь явился ученикам у моря Галилейского и обратился к Петру с такими словами: «Симоне Ионин, любиши ли Меня больше, чем другие ученики?» И ап. Петр трижды заверил Христа, что любит Его. И тогда-то послышался ответ из уст Христа Спасителя: «Паси овцы Моя». Возвратил Господь ему апостольское достоинство, и преизобильно излилась на раскаявшегося ученика любовь Христа Спасителя.

Видите, возлюбленные братья и сестры, как любовь ограждает человека от ожесточения сердца. Такой человек, отвечая раскаянием на призывающий зов Христа, спасается.

Господь призывает каждого из нас: и любовию Своею, и посылаемыми Им скорбями. Но как бы ни было тяжело — нам необходимо отвечать на этот зов Божий любовию и не идти стопами Иуды. Предатель не растворил свое сердце любовию к своему Божественному Учителю, сердце его прикипело к земному, к земным выгодам, земным интересам. Небо для него как будто не существовало. Вот почему он не воспринял глагол Божий, призывающий его к покаянию, вот почему лишил себя вечной жизни.

Итак, возлюбленные братья и сестры, Господь всех призывает к покаянию. И благими, верными рабами будут те, кто ответит на этот призыв Божий любовию и изольет токи слез покаяния. Тем самым они очистят себя от всякой греховной скверны и получат милость у Бога и здесь, и в жизни будущего века. Аминь.

Единение со Христом — главное условие духовного совершенства (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Тайная Вечеря. Христос Спаситель установил великое таинство святой Евхаристии. Установил это великое таинство для того, чтобы люди имели тесное общение со Христом Господом нашим.

Иуда-предатель тоже принял св. Тело и Кровь Христа Спасителя, но, как не имевший внутри своего сердца единства со Спасителем мира, удалился с Вечери к тем, кто собирался взять Христа и предать Его смерти. В это время Богочеловеку ясно раскрылась вся печальная история удаления человека от Бога, от жизни, принесшего горькие плоды. В общество людей вошло разделение. Это разделение коснулось и общества учеников Христовых, в котором было всего лишь двенадцать учеников — от них удалился Иуда. И, естественно, пред оставшимися учениками встал вопрос: каковы же должны быть условия для духовного совершенства, для созидания в самих себе Царства Небесного? Этот вопрос сокровенно зрел в сердцах св. апостолов, и он должен был получить полное разрешение от Христа Спасителя мира.

Этот вопрос, волнующий каждого человека, разрешил Спаситель в Своем учении о виноградной лозе.

Когда совершилось установление Евхаристии и Иуда удалился из среды св. апостолов, Христос вместе со Своими учениками вышел из Сионской горницы и направился в Гефсиманский сад. И вот здесь, на пути, Он и ответил на тайный вопрос Своих учеников в беседе о виноградной лозе. Он сказал так: «Я есмь виноградная лоза, а вы ветви. И если пребудете во Мне, то много принесете плодов. Вы будете во Мне и Я в вас. Отец Мой виноградарь есть, и всякую ветвь, которая приносит плод, Отец небесный очищает ее, дабы еще больше принесла плодов. А та ветвь, которая не приносит плодов, отсекается от лозы и бросается вон на сожжение».

Вот так ясно ответил Богочеловек Своим ученикам, каково должно быть главное условие для духовного совершенства. Этим условием Спаситель поставил единение с Ним — непосредственное, тесное единение, какое существует между лозой и ветвью винограда. Ведь всем известно, что ветвь, получая соки от лозы, оживотворяется, цветет, а затем плодоносит. Вот такое общение, возлюбленные братья и сестры, должно быть между верующими и Христом.

«Без Меня,— говорит Господь,— вы не можете ничего творить». Действительно, это так — чтобы достигнуть вечного спасения, необходимо тесно пребывать со Христом. И если это условие человек выполнит, то, несомненно, обретет духовный успех. Он будет совершенствоваться, будет не только цвести духовно, но и приносить плоды духа.

Каким же образом человек входит в теснейшее общение со Христом Спасителем? Уясним этот вопрос.

Христос пришел на землю для того, чтобы искупить человечество от проклятия греха и смерти. А для того, чтобы человек вновь пришел в единение с Господом своим, Христос Своею честною кровию создает Церковь. Это Его тело, главою Которому является Он Сам. А через Духа Святаго, через третью Ипостась Святой Троицы, Христос оживотворяет Свой организм церковный. Вот через эту Церковь, через тело Христово человек входит в теснейшее общение со Христом Спасителем. Как это совершается? Совершается это так. Человек уверовал, что Иисус Христос есть Сын Божий, есть истинный Господь и истинный человек. Уверовав, он принимает таинство св. крещения, а через это таинство входит в организм церковный, очищается от всякого греха и получает оживотворение от Духа Святаго.

Но для того, чтобы постоянно пребывать в этом организме и оживотворяться, недостаточно только внешнего пребывания. Нет, нужно сораствориться, слиться с организмом церковным, органически соединиться. Соединиться так, как ветвь соединяется с лозою, и постоянно оживотворяться благодатию Св. Духа. А войдя в единение с организмом церковным, укреплять это единение любовию. Эта любовь проявляется и в молитве, и в покаянии, и в воздержании, и в сострадании к ближнему. Но этого мало. Любовь должна проявляться и в том, чтобы постоянно распинать плоть свою со страстьми и похотьми. И не только распинать, но посредством глубокого смирения и кротости, посредством постоянного общения с Господом достигать плодов Св. Духа — преподобия и правды. А плоды Св. Духа, как свидетельствует ап. Павел, есть кротость, воздержание, вера, любовь. Вот каких плодов нужно достигать нам, находящимся в организме церковном, для того чтобы постоянно пребывать с Господом. Если мы не будем к этому стремиться, если будем успокаивать себя тем, что мы, дескать, приняли крещение и миропомазание, а дальше пусть Сам Господь нас направляет, то мы таким небрежением разорвем таинственную нить, связывающую нас со Господом. А раз произойдет разрыв, то, естественно, наше сердце будет засыхать так, как засыхает подчас ветвь, которая хотя и находится на лозе, но бывает чем-то заражена. И по мере того, как наш духовный организм будет все больше и больше засыхать, удаляя себя от действия благодати Божией, по мере этого мы будем подвергать себя отлучению от церковного организма. И тогда мы уподобимся тем сухим ветвям, которые отделяют и бросают в огонь.

Вот, возлюбленные братья и сестры, как ответил Христос Своим ученикам. Таким образом, для вечного спасения и духовного совершенства необходимо постоянное единение со Христом.

К этому единению мы и станем стремиться в своей жизни. Будем чувствовать своего Господа, выполнять Его животворные заповеди, выполнять так, чтобы ничто в нашей жизни не было неисполненным. Будем постоянно чувствовать живого Бога, иметь общение с Ним и Им оживотворяться. И вместе с тем мы должны хорошо помнить, что единение со Спасителем — Главою Церкви — происходит только через Православную Церковь. Церковь Христова, как мы знаем из ее истории, отсекала из своих недр всех тех, кто неправо содержал в уме и в сердце своем учение Христово. Она отсекала еретичествующих, которые отвергали Божество Христа Спасителя; она удаляла тех, кто не признавал Духа Святаго единосущным со Отцем и Сыном. Отвергала она и тех, кто признавал во Христе только одну природу и одну волю. Вообще, Церковь Христова извергала из своего лона всех инакомыслящих, которые были подобны засохшим ветвям, не имеющим жизни.

Итак, возлюбленные братья и сестры, Господь призывает нас к единению. Воспримем этот глагол Божий и в меру своих сил и стараний будем стремиться к тому, чтобы возыметь любовь к Творцу и Господу своему. А находясь в единении с Ним, мы сможем получать живительные соки Духа Святаго, преображать свою душу, очищая себя от всякой греховной скверны, и таким образом достигнем вечного спасения во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Шествие и бегство (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Когда, возлюбленные братья и сестры, Спаситель мира окончил Свою гефсиманскую молитву к Богу Отцу, Он подошел к ученикам Своим и сказал: «Кончено, вот приближается предающий Меня». И действительно, в это время Иуда-предатель привел в Гефсиманский сад слуг первосвященников, которые были вооружены дрекольем и мечами. Эта толпа людей, пришедших с Иудой, воистину не знала, что творит. Иуда подошел ко Христу Спасителю и облобызал Его. Это был знак шедшему за ним народу, ибо Иуда предупредил: «Кого я поцелую, Тот и есть, за Кем мы идем». И взяли Христа и повели к первосвященникам. В это время апостолы, бывшие со Христом, в страхе бежали от Него. И лишь только два ученика, Петр и Иоанн Богослов, не покинули своего Учителя и следовали за Ним, чтобы видеть своими очами, что же произойдет. Но даже эти двое не в одинаковой мере устояли в своем шествии за Христом.

Апостол Петр, который совсем недавно клялся и заверял Христа, что готов умереть за Него, но не отречься от своего Спасителя, не устоял. Страх напал на него, когда рабыни во дворе первосвященника одна за другой вопросили его, не он ли из учеников Христовых. Апостол Петр с клятвою отрекся от Христа, сказав, что «не знает Человека Сего». Однако, осознав свое падение, он с горьким плачем удалился со двора.

Вот видите, возлюбленные братья и сестры, что происходило в Гефсиманском саду и во дворе первосвященника! Апостолы, ближайшие ученики Христа вначале шествовали за Ним, а затем бежали. «Оставиша Его вси и бежаша вон». Один из них, Иуда-предатель, ушел от Спасителя еще раньше; другие девять апостолов оставили Христа в Гефсиманском саду, и лишь двое последовали до первосвященнического двора. Но и там ап. Петр отпал от своего Господа и Учителя, и остался с Христом один Иоанн Богослов.

А как мы шествуем за Христом, возлюбленные братья и сестры? Тверда ли наша поступь, или мы убегаем от Спасителя нашего? И почему так происходит в нашей жизни, что вначале мы идем за Господом, а затем панически бежим от Него? Такое явление происходит не только среди нас — малого общества сего кафедрального собора и других церквей нашей епархии. Это совершается во всем мире, где существует Церковь Христова. Почему?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нам необходимо знать тот путь, на который призывает всех нас Спаситель мира. В сегодняшнем евангельском чтении за Божественной литургией мы слышали такие слова Христа Спасителя: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною».

Итак, чтобы идти за Христом, прежде всего необходимо отвергнуться самого себя, взять крест свой и идти за Ним. Таким образом, Христос как бы говорит нам: если вы вступаете на путь спасения, то не думайте пройти его легко и свободно. Будут трудности, будут скорби, даже падения. Но все это можно преодолеть с Божией помощью. Нужно только не свернуть с дороги, не испугаться, не убежать, устоять в вере. Учит нас Господь решимости. Учит идти за Ним при любых обстоятельствах жизни. И идти именно с тем, чтобы отвергнуться самого себя, убить в себе ветхого человека, тлеющего в похотях своих, и облечься в нового человека, воссозданного по образу и подобию Божию.

Путь, по которому необходимо идти за Христом, требует от каждого человека мужества, терпения, постоянства. Вот какой путь указал нам Спаситель мира.

Но с каким намерением вступают люди на путь Христов? С таким ли, о котором говорил Господь, или с каким-то другим?

Вот к Спасителю обращается один человек: «Господи, позволь мне идти за Тобою». А Господь отвечает, что птицы небесные имеют гнезда и лисицы — норы, а Сын Человеческий не имеет где главу приклонить. В чем же суть ответа Христа Спасителя? Человек, желавший идти за Христом, полагал, что таким образом он достигнет благополучия в своей жизни. Он думал, что если он будет с Господом, то ему, как по мановению волшебной полочки, будет все: и блага земные, и покой, и радость. И путь будет гладким, широким, усеянным розами. Он не предполагал, что путь Христов — путь узкий и тернистый. Поэтому-то Спаситель и указал ему, что если кто хочет идти за Господом — пусть не мечтает ни о каком покое земном. Если такой человек надеется, как говорится, почивать на лаврах, думает, что никакие скорби его не коснутся, что он будет одеваться в золототканные одежды и иметь прочие материальные блага — то он, конечно, не пройдет и малого расстояния по этому пути. Соприкоснувшись с первыми же трудностями, такой человек отпадет от Христа, изменит Ему, не станет выполнять Божий заповеди.

Но прислушаемся к ответу Христа другому человеку, которого Господь призвал идти за Ним. «Позволь мне,— сказал тот человек,— пойти и похоронить своих родителей». А Господь ответил ему: «Оставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты оставь все и следуй за Мной». Здесь Господь указывает на то, чтобы человек в своем шествии за Христом не связывал себя тесными узами даже с родителями, если они препятствуют ему идти путем Христовым. А таких случаев в жизни весьма много. Бывает, дети начинают ходить в храм, но неожиданно на пути их шествия встают родители и говорят: «Это не современно, это мракобесие, это безумие! Зачем позорить себя перед другими?» Видите, возлюбленные братья и сестры, что говорит мир и на что указывает Спаситель, когда приглашает Своих последователей идти за Ним.

Есть люди, которые идут за Христом в надежде всегда получать от Господа помощь в земных делах. И, конечно, такие люди не устоят. Мне приходилось встречаться с такими личностями. Однажды в вагоне поезда я познакомился с одним пассажиром, который рассказал мне следующее. Я, говорил он, был человеком верующим и вместе со своими родителями ходил в храм Божий. Но вот однажды в Великий Четверг вечером мы несли священный огонь домой. Нес этот огонек и я. Была темная ночь, и я, не заметив вырытую яму, внезапно упал в нее. Тогда я подумал: «Если бы Ты, Господи, действительно был, то не допустил бы, чтобы я упал в яму». Видите, возлюбленные братья и сестры, какая причина послужила тому, что этот человек отошел от веры, отошел от Христа! Есть люди, которые вот так и мыслят: дескать, если мы веруем Богу, то пусть Господь помогает и выполняет наши прошения и желания. И пока у них все хорошо, они идут за Христом. Но стоит случиться какой беде или несчастью, они теряются, не знают, как им поступить, и, не видя помощи от Бога, отходят от Него, считая себя не заслуживающими той или иной скорби.

Но те люди, которые уразумели путь Господень, которые смотрят на конечную цель своего бытия и ясно понимают, что необходимо совлечься ветхого человека и облечься в нового, воссозданного по образу и подобию Божию,— такие люди мужественно вступают на путь Христов и преодолевают всякие трудности, до конца совершая путь спасения. Они противостоят всяким скорбям любовию к Богу.

Святые апостолы Христовы, многочисленный сонм мучеников, пострадавших за Христа, показали нам, как необходимо шествовать спасительным путем — не ради земных благ, а ради того, чтобы до конца сохранить любовь к своему Создателю. Вот такую любовь необходимо иметь и нам, чтобы наш путь не претыкался и чтобы мы благополучно достигли спасения вечного.

Итак, Господь взывает: «Если кто хочет идти за Мною, от-вергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною». Возьмем же мы этот спасительный крест, вооружимся терпением, любовию и решимостию до конца совершить свой путь спасения, очищая сердце от всякого греха. Совершая добродетели, да взыщем мы жизнь вечную во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Искушения на спасительном пути (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Взойдем, возлюбленные братья и сестры, на Голгофу и обратим свой взор на страшное зрелище. Мы увидим на этой святой горе водруженный крест и на нем пригвожденного Спасителя. Мы увидим Христа, страждущего за грехи всего мира. Увидим великий жертвенник и на нем святую непорочную Жертву. Но что это? Не покаянные вопли и рыдания возносятся над этой горой. Нет. Помраченные люди, свершая самое ужасное из всех преступлений на земле, глумятся над Спасителем мира, они говорят Ему: «Э, разрушающий храм, спаси Себя, сниди со креста!» Еще более беснуются первосвященники и книжники: «Иных спасал, а вот Себя не может спасти. Если Ты царь Израилев, то сойди со креста, и уверуем в Тебя».

Вот какие воистину ужасные события свершаются, возлюбленные братья и сестры, на Голгофе. Спаситель мира приносит Самого Себя в жертву за грехи всего мира. А мир, вместо того чтобы преклонить свою главу пред Спасителем, пред Его крестными страданиями, вместо того, чтобы бить себя в грудь и износить из уст своих словеса благодарения, а из очей своих источать море слез, глумится над Ним: «Сойди со креста, и мы уверуем в Тебя».

Если мы глубже поразмыслим над этим, то увидим, что за спиной находящегося там народа стоял некто, имя которому ди-авол. Это он устами озверевших людей шептал Спасителю, чтобы Он сошел со креста и прекратил Свое жертвоприношение, прекратил искупление мира. Не впервые приступал лукавый к Иисусу Христу. Падший ангел искушал Спасителя еще в самом начале Его служения, когда Он после крещения Своего удалился в пустыню и там в течение 40 дней и 40 ночей постился и напоследок взалкал. Сей искуситель приступил тогда к Спасителю с такими словами: «Если Ты Сын Божий, то скажи сему камню, чтобы он сделался хлебом». Почему он так говорил? Для того, чтобы уклонить Христа от той миссии, ради которой Он пришел. Лукавый как бы так говорил Спасителю: вот Ты хочешь выйти в мир и возвещать людям истину. И Ты думаешь одной истиною обратить к Себе сердца людей — без хлеба, без материального блага? Нет, на это не рассчитывай, потому что люди желают, чтобы их чрево было наполнено пищею, яствами. Вот если Ты это учтешь, если Ты сделаешь камни хлебами и с этим хлебом пойдешь возвещать Свое царство, то тогда народ, падкий на материальные блага, падкий на пищу, пойдет за Тобой. Если же Ты пойдешь с одной только истиною, возвещая блага небесные, то не пойдет за Тобою народ.

Так искушал Спасителя мира падший ангел. Но Господь отверг это искушение, ибо Он знал волю Отца Своего небесного, знал, ради чего Он пришел на землю, знал, что люди будут жить не единым хлебом, но всяким глаголом, исходящим из уст Божиих.

Но посрамленный диавол не оставил Господа, он лишь отошел от Него на время, и едва только предоставилась возможность — враг Божий и человеческий вновь приступил к Нему через ближайших Его учеников. Вспомните: когда Господь говорил Своим ученикам, что Сын Человеческий должен быть предан на пропятие и в третий день воскреснуть — что возразил Ему на это ап. Петр? Он отвел Христа Спасителя в сторону и, обратившись к Нему, сказал: «Будь милостив к Себе, Господи, да не будет сего с Тобою». Слышите ли, возлюбленные братья и сестры, эти искушающие слова, исходящие из уст близкого ученика Христова? Не сам произносил их ап. Петр. Это его устами говорил тот же лукавый. Потому и ответил Спаситель мира: «Отойди от Меня, сатана, ибо ты Мне соблазн есть, потому что ты думаешь не то, что Божие, но что человеческое».

Диавол хотел, чтобы Господь Сам добровольно ушел от Своей миссии — спасения человечества. И даже в последние минуты Его страданий, когда Христос Спаситель уже висит на древе, изливает Свою пречистую кровь, враг не оставляет Его в покое. Устами народа, устами первосвященников и книжников он взывает ко Христу. Сойди со креста, говорит Ему враг, зачем Тебе страдать? Не поверят Тебе, распятому, ибо будут Тебя признавать не как Господа, а как злодея, ибо Ты к злодеям причтен.

Легко ли было Спасителю мира противостоять этому искушению? Ведь Он шел на страдание добровольно, шел, чтобы пролить Свою кровь за грехи всего мира, искупить человечество от проклятия греха и смерти и призвать людей к спасению вечному не через страшное Свое пришествие как Господа Славы, а через Свой крест, через Свое уничижение. И хотя Он был весь изъязвлен и люди думали, что Он отвержен от Бога (как и предсказывал ветхозаветный пророк Исайя),— Господь не поколебался.

Представьте на мгновение, возлюбленные братья и сестры, что могло бы случиться с нами, сойди Господь со креста. Тогда бы нарушилась воля Бога Отца, тогда бы не совершилось наше спасение! Но Господь отверг искушение и до конца претерпел крестные страдания, возгласив Богу Отцу: «Совершилось».

Итак, отвергнуто искушение дьявольское, совершилось спасение человека.

А как же происходит в нашей жизни, возлюбленные братья и сестры?

С того момента, как мы восходим на крест спасения — с этого момента враг приступает к нам с теми же словами, которые он говорил некогда Христу: «Сойди со креста». Да, путь спасения, путь нашего распятия проходит среди испытаний. И лукавый, видя, что мы стремимся достигнуть святости, приступает к нам с искушением: «Сойди со креста». Прежде всего он действует через наше саможаление. Стоит нам взяться за доброе дело, как он тут как тут и уже нашептывает свои коварные советы: «Зачем вам совершать умилительные моления, благодарения, ведь вы целый день трудились на работе, устали, помолитесь побыстрее и ложитесь спать. Сойдите со креста, зачем утруждать самих себя?!» Так враг действует через наше саможаление. Захотели мы воздерживаться в пище и питии, в меру сил своих утруждать свой телесный организм и направлять его на доброделание — враг опять начинает внушать: «Сойди со креста, ведь ты ослабеешь и тогда не сможешь сделать ничего доброго».

Если человек решил себя сохранить в чистоте и непорочности, враг снова лукавит: «Разве тебе под силу преодолеть природу? Нет, сойди со креста, вступи на иной путь — супружеский, это не противоречит естеству!» Но и тем, кто живет в законном браке, охраняя его святость, враг внушает: «Зачем тебе целомудренно жить в брачном союзе? Делай, как делают прочие люди. Нарушай супружескую верность, уклоняйся на сторону распутства, блуда. Сойди со креста!»

Так, возлюбленные братья и сестры, весь наш путь сопровождается бесчисленными искушениями лукавого, ненавидящего крест, на котором мы распинаем свои страсти, стремящегося столкнуть нас со спасительного пути на путь погибели.

«Сойди со креста». Да, так внушает лукавый идущим спасительным путем.

Но будем благоразумны. Пусть никто из нас не поддастся внушениям лукавого! Не сойдем с креста, не оставим подвигов благочестия! Вооружимся против саможаления, против самости, против человекоугодия. Утвердим в себе решимость идти за Христом при любых обстоятельствах, созидая в своем сердце дом Духа Святаго. Дабы, охраняемые благодатию Божией, мы смогли достигнуть вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому подобает со Отцем и Святым Духом честь и слава во веки веков. Аминь.

О празднословии

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В дни Великого Поста мы, возлюбленные братья и сестры, молимся о том, чтобы Владыка живота нашего отъял бы от нас дух празднословия.

К греху празднословия мы относимся как-то равнодушно, не считая его за великий грех, и поэтому допускаем его повседневно. Между тем грех празднословия очень велик. Спаситель мира так сказал Своим последователям: «От слов своих человек осудится и от слов своих оправдается». И еще: «За каждое праздное слово даст человек ответ».

Если так сказал нам Господь, то можем ли мы противоречить Вечной Истине, противоречить Богу и так равнодушно относиться к великому греху празднословия? Не будем мы такими дерзкими людьми, чтобы спорить со Господом своим!

Почему празднословие является великим грехом? Потому, что этот грех уничтожает в нашем сердце благоговение пред Богом. Уничтожает все добрые плоды, которые мы собирали в течение дня, а может быть, и в течение многих лет. В один миг разрушается в нашем сердце духовный дом, разрушаются добродетели. И мы оказываемся похожи на тех людей, которые, возводя здание, кладут несколько кирпичей в основание, а затем сбрасывают их и начинают все сначала.

Вот так получается и у нас, когда мы допускаем грех празднословия. Созидаем, созидаем мы свой духовный дом и даже приходим в умиление сердечное, но, увы, как только откроем уста и дадим своему языку свободу говорить праздные слова, так сразу разрушаем все до основания. И то умиление, которое достигается великим трудом благочестия и молитвой, мгновенно уничтожается в нашем сердце.

Вот почему, возлюбленные братья и сестры, так велик грех празднословия. Он несет людям много скорбей. Разве мы не были очевидцами таких явлений, когда одно праздное слово, сказанное ближнему своему, нарушало его душевное устроение и удаляло от истины Божией? Разве мало мы встречали случаев, когда, озлобясь на человека, мы клеветали на него, говорили непотребное и разрушали дружбу? Все то доброе, что скрепляло близких людей, во мгновение ока разрушалось сказанным в праздности словом.

Посмотрите внимательно, возлюбленные братья и сестры, и вы увидите, что именно так и происходит в нашей повседневной жизни.

Слышим мы, к примеру, о том или ином человеке доброе и располагаемся к нему сердцем, прислушиваемся к его доброму совету. Но неожиданно кто-то начинает влагать в наши уши нехорошее о нем. И мы, не проверив, так ли это в действительности, начинаем уже думать о человеке плохо. Мне помнится такой случай. Когда я был преподавателем и помощником инспектора в Саратовской семинарии, на Саратовскую кафедру назначили епископа Иркутского Палладия. И когда он приехал в наш город, то позвал меня к себе и спросил: «Отец Иоанн, действительно ли владыка Мануил бездумно посвящает юношей в священный сан, а они потом отрекаются от сана и уходят в мир? Такие утверждения я слышал от людей, которым я верю». Мне было скорбно слышать из уст архипастыря такое мнение о моем старце. Я постарался разубедить его. По милости Божией владыка поверил моим словам, и то, что было вложено ему в сердце, как шип розы, все это упразднилось.

Видите, возлюбленные братья и сестры, как подчас праздное необдуманное слово уязвляет сердце человека. Вот так велик грех празднословия. Поэтому духоносные подвижники Христовой Церкви старались упразднить этот грех в своем сердце и устах.

Преп. Иоанн Лествичник поведал об одном игумене, который применял суровые меры наказания к тем, кто допускал празднословие в Божием храме. Он не считался ни с возрастом, ни с саном. Если игумен замечал, что певчие на клиросе разговаривают, то пред всем народом заставлял их класть поклоны. Почему он так поступал? Потому что он, как пастырь, заботился, чтобы его чада были людьми благонравными, благоговейными и не допускали бы никакой праздности ни в храме, ни за пределами его.

А теперь посмотрим на себя. Сколько же мы причиняем вреда самим себе, когда, находясь в храме, допускаем праздные разговоры! Это касается не только вас, прихожан, но и тех, кто находится в алтаре пред престолом Божиим, и тех, кто стоит на клиросе. Это касается и меня, вашего архипастыря. Иногда идешь в храм Божий в великий праздник и говоришь себе: «Положи на уста свои хранило молчания, вознеси свой ум и сердце горе и в благоговении славь Господа своего и Творца». Но — увы, враг подступает с разными делами, нужными и ненужными. Нет-нет да и откроешь свои уста, что-нибудь праздное да скажешь.

Вот все мы стоим здесь, в храме, и кто из нас свободен от греха празднословия? Вряд ли кто-то решится утверждать, что свободен. Едва только мы входим в храм, как начинаем потихоньку разговаривать. О чем же? Обо всем,- что происходит в мире. И когда после службы выходим из храма, опять начинаем празднословить. И то, что мы с трудом приобретали, вмиг теряем.

Видите, возлюбленные братья и сестры, как много зла и неприятностей таит в себе этот грех. Он часто возмущает мой дух. Заходишь в храм Божий — и вдруг слышишь у панихидного стола разговоры. Причем, не тихие разговоры, а очень громкие. И это допускают люди, которые приставлены к делу. Вот уже и возникло возмущение. Если ты приставлен к делу, так делай его по-настоящему, помни, что находишься в храме Божием! Так нет же, они тихо говорить не умеют, им непременно надо во весь голос вещать. Вот своим громогласием они и вводят в возмущение своего архиерея перед тем, как ему совершать Божественную литургию. Да и во время священнодействия нередко приходится слышать и наблюдать, как в конце храма люди ходят туда и сюда и допускают празднословие, мешая службе ко Господу.

Видите ли, сколько пагубного причиняем мы себе этим грехом? Вот поэтому и нет у нас созидания. Потому-то мы и молимся Владыке жизни, чтобы Он отъял от нас дух празднословия. Будем же молиться об этом крепче и усерднее, полагая в своем сердце твердое намерение избавлять себя от этого греха. Закроем вход в уши свои и в сердце свое всякой нечистоте греховной. Пусть то доброе, которое мы воспринимаем, глубоко войдет в нашу душу, укоренится в ней и принесет плоды. Дабы, укрепляясь благодати Св. Духа, мы могли восходить по ступеням духовного совершенства и достигнуть вечной блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Живое Богообщение (В день прославления святителя Николая, архиепископа Мир Ликийских, чудотворца)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В сегодняшний день, возлюбленные братья и сестры, мы собрались под своды сего святого храма, чтобы прославить великого угодника Божия, святителя и чудотворца Николая. И то, что мы пришли в храм, весьма похвально и угодно Господу нашему. Да и сам виновник торжества, несомненно, взирает своими очами на нас, здесь молящихся, и ходатайствует пред престолом Всевышнего о том, чтобы милость Божия изливалась на нас и укрепляла наши стопы на пути, ведущем к вечной блаженной жизни.

Ублажать святителя и чудотворца Николая — это не только возносить ему хвалебное пение, но стремиться подражать его святости. Какими же подвигами благочестия одарена была душа свят. Николая? Всех подвигов не перечесть. Но основной и самый главный из них заключался в том, чтобы всем своим сердцем, всем своим существом достигнуть живого Богообщения.

Богообщение у свят. Николая началось уже тогда, когда он еще младенцем был погружен в купель св. крещения. И надо сказать, возлюбленные братья и сестры, что это Богообщение не прерывалось ни в дни его юности, ни в дни мужества, ни в последние дни пребывания его здесь, на земле. Оно глубоко входило в его сердце. Хотя святитель был избран Господом еще от чрева матери своей, но он совершал подвиги доброделания не сверхъестественно. Нет, он сам прилагал свои старания к тому, чтобы не нарушать волю Божию о себе, не разрывать живого общения с Богом и Творцом своим. Чем же он укреплял свое живое Богообщение? Очищением своей души, борьбою со всякого рода помыслами, уклоняющими его от спасительного пути. К этой борьбе он прилагал и деяние. Деяние живое и действенное. И это давало ему возможность достигать святости, достигать преображения души, очищения своего сердца, а через все это стяжать смирение и видение Бога. Он видел Бога своими внутренними очами. Он ощущал Его своим сердцем. И стремился не потерять это ощущение Богообщения.

Святитель Николай желал угодить Богу в монастырском уединении, но Господь вел его иным путем. По воле Божией он был поставлен архиереем города Миры, чтобы в этом сане совершать свое служение Богу и людям.

Богообщение свят. Николая ярко проявлялось в его жизни, в его христианских делах милосердия. Где бы он ни услышал о людях, находящихся в опасности или нуждающихся в помощи, он спешил к ним. Кто бы ни взывал к нему, а через него ко Господу о вспомоществовании, сердце святителя и чудотворца радостно отзывалось на этот зов и он спешил на помощь человеку.

Так живое Богообщение делало святителя и чудотворца Николая великим угодником Христовым и любвеобильным наставником, приносящим людям отраду и утешение.

Итак, возлюбленные братья и сестры, мы восхваляем архиепископа Мир Лйкийских за его святую благочестивую христианскую жизнь, за его великое смирение, за его глубокую веру, за его Богообщение.

Восхваляя святителя Христова Николая, постараемся и мы вступить на этот путь Богообщения, вступить так, как вступил сей угодник Божий. Будем стремиться к тому, чтобы очищать и ум, и сердце от всякого греха, творить дела милосердия и любовь друг ко другу, облегчая страдания ближнего. Совершая подвиги благочестия, будем призывать в своих молитвах святителя и чудотворца Николая, дабы под его покровом утвердиться в христианской жизни и достигнуть блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

1982 год

Единонравие со Христом — залог вечного спасения (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Войдем, возлюбленные братья и сестры, в Сионскую горницу, где совершается великое событие, важное и необходимое для жизни всего человечества, где за трапезой возлежат Христос и Его ученики.

Спаситель мира, готовя Себя на крестные страдания, возымел внутреннее желание учредить великое Таинство — Таинство Святой Евхаристии. Важно было создать здесь, на земле, основу благодатной жизни, а основа этой жизни заключается в единении со Христом. Поэтому, отходя на крестные страдания, Спаситель мира устанавливает это великое Таинство. Отныне Евхаристия будет служить для верующего человека хлебом жизни, хлебом небесным, питаясь которым, человек может совершенствоваться духовно.

Итак, мы видим своими духовными очами установление великого Таинства. Казалось бы, по его установлении все находившиеся за трапезой должны были войти в тесное общение со Христом. Но, увы! Лик апостольский разделился. Среди преданных Христу учеников нашелся один, который не воспринял спасительного учения. А для того, чтобы иметь духовное совершенство, иметь залог вечной блаженной жизни, необходимо иметь единомыслие и единонравие со Христом. Но предатель Иуда этого не имел. В его душе произошел внутренний разрыв, разрыв с Божественным Учителем. Этот разрыв начался не на Тайной Вечери. Он созревал в нем раньше. Еще до событий в Сионской горнице у него появилось противодействие, разномыслие и разнонравие с учением Господа. Этот порок, который проник в ум и сердце Иуды, соделал из него орудие для падшего ангела. Порок этот углублялся и довел Иуду до такого безблагодатного состояния, что когда Христос подал ему кусок, в него вошел сатана. И едва только вошел в его сердце падший ангел, единомыслие со Христом исчезло окончательно, и он не мог уже оставаться в обществе Христовом. Сатана гнал его к тем, с которыми он внутренне уже объединился в противодействии Христу. Объединился с гордыми, неверными фарисеями и первосвященниками. С тем падшим обществом у него было единонравие и единомыслие. Вот почему, возлюбленные братья и сестры, ушел Иуда с Тайной Вечери, чтобы предать Спасителя рода человеческого крестной смерти. А затем, как нам известно, мучимый совестью, Иуда окончательно предал свою душу в руки сатаны. Сказано о нем: «И шед удавися». Таков был печальный конец человека, потерявшего единомыслие и единонравие со Христом.

Остальная часть апостолов сохранила полное единомыслие и единонравие со Спасителем мира. Еще до Тайной Вечери ученики Господни расположились своими сердцами к сердцу Христову. Их мысли вращались в тех истинах, которые возвещал Спаситель мира, и апостолы благодарно воспринимали эти возвышенные, светлые, жизненные глаголы. Они были не только в единомыслии со Христом, но и в единонравии. Их восхищали не одни чудеса Христовы, которые Он являл в исцелении прокаженных, восстановлении расслабленных, воскрешении мертвых — их удивляло и восхищало учение Христово о Царстве Небесном. К этому учению всецело располагались их сердца. Вот почему эта часть апостолов осталась верной Христу до конца своей жизни.

Итак, возлюбленные братья и сестры, нам, верующим во Христа и находящимся в недрах церковной жизни, необходимо иметь единомыслие и единонравие со Христом, ибо это есть залог духовного совершенства, залог вечного спасения. Только при таком условии наш крестный путь будет твердым и уверенным.

Святые угодники Божий разумевали это весьма ясно и потому самих себя сочетали со Христом. Ап. Павел говорит о себе: «Не я уже живу, но живет во мне Христос». Или: «Подражайте мне, как я подражаю Христу». Да, он подражал Христу, он жил во Христе и для Христа. Нам необходимо поступать так же и находиться в полном единении со Спасителем. Вот что пишет ап. Павел к Филиппийцам: «И вы должны иметь такие же чувства, какие мы имеем во Христе». Иными словами, мы должны соединяться нравственно и иметь единонравие и единомыслие со Христом. Только при таком условии можно достигнуть успеха в духовной жизни.

Святые подвижники Церкви прошли этот путь. Каким же образом достигнуть нам этой благой цели? Прежде всего — всецело принять то учение, которое Господь оставил нам в Своем Божественном Евангелии, сочетать свою мысль и свой нрав с мыслями и чувствами Христа, переданными нам в Новом Завете. А затем, как свидетельствует в послании к евреям ап. Павел, нужно взирать на «облак», т. е. на множество примеров из жизни св. угодников, которые могут послужить нам примером для подражания; нужно воспринимать их дух, их мысли, которые они оставили нам в своих творениях. Эти творения являются своего рода призмою, через которую преломилось Евангелие, и доносят до нас свидетельства претворения евангельских истин на земле. И чем чаще мы будем обращаться за советами к подвижникам Христовой Церкви, чем больше будем располагать свое сердце к подражанию их благочестивой жизни, тем теснее будет наше единение со Спасителем.

Итак, воспоминая сегодня о страданиях Христовых, будем стремиться, чтобы великая истина о единомыслии и единонравии с Главою Церкви сделалась основой нашей жизни. Не будем разобщенными со Христом, да не случится этого в нашей жизни! Будем все мыслить так, как мыслил Христос, и иметь такой нрав, который имел Он, живя на земле, дабы Его благодать, которую Он ниспосылает нам всем, пребывала и в нашем сердце. Чтобы, укрепляемые этой благодатью, мы смогли очистить себя от всякой греховной скверны, воспринять духовное дарование и достигнуть духовного совершенства и вечной блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Любовь плотская и любовь Божия (На Пассии)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

«Хотя бы мне и надлежало умереть, я не отвергаусь от Тебя». Так заявил, возлюбленные братья и сестры, св. ап. Петр Христу Спасителю на Тайной Вечери. Да, ап. Петр был убежден в своей преданности Христу, в своей любви к Нему. Но посмотрим, что же случилось на деле.

Вот двор Анны и Каиафы. Здесь собрались первосвященники и старейшины иудейские, чтобы произвести суд над Христом. Во дворе находились и другие люди: прислужники, рабы. Было холодно, и они развели во дворе костры, греясь вокруг них.

Ап. Петр также находился у костра. Здесь-то подошла к нему одна рабыня, всмотрелась в него и сказала: «И этот от них». Но Петр ответил: «Нет, я не знаю Сего Человека». Прошел час. И снова некий служитель, обратив свой взор на ап. Петра, сказал, что он из учеников Христовых. Но ап. Петр вновь с клятвою отвергся Христа. Через некоторое время третий человек стал настоятельно убеждать окружающих, что и Петр был с Иисусом, что он галилеянин, что даже речь его обличает в этом. Устрашившись этих слов, ап. Петр принялся еще более усердно клясться и божиться, что он не знает Сего Человека. И как только он произнес последнее свое отречение, запел петух. Христос Спаситель обратил Свой взор на ап. Петра, и вспомнил тот предсказание своего Божественного Учителя: «Прежде, нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня» И так ему стало тяжко от своего отречения, что он горько, горько заплакал и вышел со двора.

Да, возлюбленные братья и сестры, не устоял ап. Петр в любви ко Христу. Но не ложно было и другое обетование Господа. «Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя,— говорил он Петру, прозирая его грядущее отречение.— И ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих». И, по слову Господа, после отречения вновь пришло обращение. После воскресения Христова, после того, как Дух Божественный сошел на апостолов, малодушие было устранено из сердца ап. Петра и он доказал свою любовь и верность Спасителю мученической кончиной, предав сам себя на распятие вверх ногами.

Почему же, возлюбленные братья и сестры, не устоял ап. Петр в любви ко Христу? Произошло это потому, что любовь к Богу в то время у ап. Петра была еще плотская. Она еще не освятилась Божественной благодатью и не получила крепости от Божественной любви. А раз так — то и не было твердости в его решимости, в его намерении до конца шествовать за Христом на Голгофу. Да, любить Бога не просто, любить Его надо так, как заповедал нам Сам Господь Спаситель мира. Любовь к Богу тогда только бывает настоящей, когда она основана на смирении, когда человек устраняет из своего сердца плотскую воображаемую любовь.

В чем же выражается плотская любовь? Она выражается в необыкновенном самопроизводимом восторге. Человек напрягает в себе все свои силы к восторгу, возбуждает свою нервную систему, и при этом происходит вскипение крови, возникает необыкновенное воображение, пылкость. Пылкость и горячность крови и нервов — это и есть плотская любовь. Такая любовь не бывает угодной Богу, ибо она приносится на жертвенник гордости. Такая любовь не долговечна, она быстро исчезает. Поэтому, чтобы иметь постоянную духовную любовь, необходимо любить Бога смиренно, кротко и стремиться к достижению любви духовной, которая успокаивает нервную систему, охлаждает порывы крови нашей и дает внутреннее успокоение в смиренном и кротком духе. Вот какова должна быть Божественная, или духовная любовь.

Как же нам, возлюбленные братья и сестры, научиться такой любви? Научиться любить Бога можно при том условии, если мы будем в меру своих сил и возможностей исполнять все то, что заповедал нам Спаситель мира. И не только исполнять, но и внутри своего сердца возбуждать вражду ко всякому греху, удаляющему нас от любви Божией. Вот это и будет началом любви к Богу. Но только началом. Чтобы эта любовь утверждалась и крепла, необходимо постоянно следить за собой. И если когда-либо по немощи своей мы впадем в тот или иной грех, то быстро должны встать и принести искреннее слезное покаяние.

Для того чтобы сердце наше постоянно пребывало в любви, необходимо изучать в Евангелии ту волю Божию, которую открывает нам Спаситель мира, познавать, чего хочет от нас Господь, познавать Его благую и совершенную волю и исполнять ее до конца своей жизни. Только при постоянной верности Богу в нас сохраняется настоящая Божественная любовь. И если в какой-то момент нашей жизни мы нарушим эту верность, то тем самым нарушим и любовь к Богу· Прервется эта внутренняя взаимосвязь любви Божией и любви нашей.

Возлюбленные братья и сестры, любовь наша к Богу должна совершенствоваться изо дня в день. Она получает непосредственную связь с Богом, входит в единение с Ним и посредством этого единения получает утешение, просвещение, возвышение.

Но мы должны хорошо понимать, что в достижении или укреплении этой любви к Богу необходимо пройти известный путь испытания, путь борьбы — и прежде всего с самим собою. Почему? Потому что внутри нас находится ветхий человек, тлеющий в похотях своих. Потому что необходимо убить в себе этого ветхого человека — убить все греховное. А когда мы начнем это совершать, то, естественно, диавол, отец греха, восстанет на нас, чтобы защитить свое достояние, и тогда возникнет борьба. Нелегкая борьба.

К примеру, для того, чтобы обуздать наш язык, сколько же нужно силы, внимания, энергии! А разве легко победить в себе гордость, самолюбие, тщеславие, любовь к похвале или любой другой грех? Конечно, все это требует с нашей стороны немалых усилий, постоянной брани.

Но не только во внутренних искушениях проходит наш путь. Вспомните, каким испытаниям подвергся ап. Петр от людей! Разве мы не испытываем подобного страха, когда некоторые люди приступают к нам с вопросами: «Ты веруешь во Христа? Ты христианин? Ты ходишь в Церковь?» А мы что отвечаем? Разве порой мы не допускаем малодушия? Разве не боимся подчас исповедовать Христа? Мы бываем жалкими в это время, не имея мужества заявить, что мы действительно христиане, чтущие заповеди Божий.

Итак, проверим самих себя, по-настоящему ли мы любим Бога? Не бывает ли так, что мы стараемся любить Бога от плотского своего мудрования? Возбуждаем свои нервы, горячимся даже в молитве и в посте. Да, это происходит в нашей жизни, особенно в начале нашего обращения к Богу, когда мы, возбужденные той или иной красотой Божественной, восхищаемся, возбуждаемся, готовы на любой подвиг: и чрезмерно поститься, и помногу молиться, и милостыню творить, и за ближними ухаживать. Все как будто бы нам легко! Но потом проходит этот порыв, и наступает период, когда мы остаемся один на один со своими естественными возможностями. И вот тут-то уже сил ни на какие подвиги не хватает, потому что нет еще у нас Божественной любви, которая достигается постоянством и смирением.

Не горячитесь, возлюбленные братья и сестры, даже и в добрых делах! Горячность должна быть умеренной и, самое главное, смиренной. Когда вы, пастыри, совершаете Божественную службу, совершайте ее не с ощущением собственного достоинства, нет, а смиренно, как служители Божий. Поете ли вы Богу, или читаете в храме Божием — не возноситесь, не кичитесь, приносите Богу дар во смирении, кротости, терпении и любви. Молитесь ли в храме Божием — молитесь смиренно, кротко, терпеливо, не рассеянно. Общаетесь ли вы друг с другом — общайтесь опять-таки с любовью и кротостью.

Помните о том, что любовь к Богу обязательно соединяется с любовью к ближнему. Как узнать, что мы любим ближних своих и Господа? Если мы чувствуем, что в нас угасло памя-тозлобие, то мы уже на пути любви к ближнему. Если у нас породилось в сердце мирное, сострадательное отношение к ближнему своему при любых обстоятельствах, то знайте, что мы уже у самых дверей любви к ближнему и к Богу.

Вот так и необходимо нам совершенствоваться в духовной любви. Дай, Господи, достигнуть нам этой величайшей добродетели, чтобы сердце наше постоянно горело любовью ко Господу и ближним своим, дабы, совершая этот спасительный подвиг, мы смогли достигнуть духовного совершенства и вечной блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О добровольном восприятии скорбей

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Пред нашими мысленными очами, возлюбленные братья и сестры, предстает страшная картина. После того, как Пилат осудил Христа Спасителя на распятие, воины взяли Иисуса и, возложив на Него крест, повели на Голгофу, чтобы пригвоздить Его к позорному древу и уничтожить Истину Божественную. Христос безропотно несет крест. Ему помогает в этом Симон Киринейский. И вот она, Голгофа. Здесь совершается великое и страшное событие. Христа пригвождают ко кресту и вместе с Ним двух разбойников. Одного по правую сторону, а другого по левую.

Но в отличие от разбойников Божественный Учитель терпит крестные муки не за свои грехи. Он принимает страдания добровольно, чтобы искупить от проклятия греха и смерти человечество. Господь пригвождает и раздирает на кресте рукописание грехов всех людей и Своею живоносною кровию омывает эти грехи. Наступает примирение Бога и человека. Совершается искупление человеческого рода. А с двух сторон от Спасителя висят на крестах преступники, осквернившие себя разными злодеяниями. Как же, возлюбленные братья и сестры, относятся эти разбойники к своим мукам и к страданиям Христа?

Вначале оба разбойника износили из уст своих хуления. Но вскоре их мнения разделились. Один из разбойников, который висел по правую сторону от Христа Спасителя, проникся состраданием к Богочеловеку, а другой, который был пригвожден с левой стороны, остался с помраченным умом. Он продолжал хулить Богочеловека, обращаясь к Нему с такими словами: «Если ты Христос, то спаси Себя и нас». Тогда другой разбойник, сердцем восчувствовавший тайну страданий Христа Спасителя, воспрекословил ему: «Или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал». И после этого обратился ко Христу с молитвою: «Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем». И поскольку его мольба была искренней, исходящей из глубины сокрушенного сердца, поскольку благоразумный разбойник признал себя достойным этой крестной казни, поскольку он по-настоящему, внутренне раскаялся в своих злодеяниях, то и ответил на его мольбу Христос такими словами: «Ныне же будешь со Мною в раю».

Таким образом, возлюбленные братья и сестры, благоразумный разбойник, хотя и много человеческой крови пролил, хотя и много скорбей причинил людям, но, приняв страдания на кресте, получил возмездие за все свои злодеяния и, очистившись покаянием, получил оправдание от Господа.

Итак, мы стоим на Голгофе и видим, как совершается искупление человеческого рода. Мы постигаем здесь великую истину о том, что необходимо не только осознать свои прегрешения, но и добровольно воспринять на себя те или иные скорби и страдания во искупление своих грехов. Только тогда по-настоящему будет совершаться наше исправление. Конечно, если мы станем на путь второго, неблагоразумного разбойника, который до конца хулил Спасителя, если будем делать вызов Богу и говорить: «Господи, да за что же Ты меня наказываешь, вроде бы я и худого не делал в жизни своей?»,— если будем роптать на Господа за посылаемые нам скорби, то, естественно, эти скорби не принесут нам никакой пользы в деле спасения и наше покаяние не будет принято Господом, но будет отвержено.

Возлюбленные братья и сестры, нам необходимо по-настоящему приносить покаяние. Святые подвижники благочестия явили нам величайшие примеры этого пути. Преп. Иоанн Лествичник, память которого мы в прошедший день совершали, оставил нам в назидание следующее повествование:

В обители, которой управлял некий благочестивый игумен Исидор, находился один юный летами подвижник, который усердствовал в благочестивых подвигах. Преп. Исидор очень опасался, как бы юноша не подпал диавольскому искушению. И случилось, что юный подвижник, усугубив свои подвиги, допустил какой-то грех и с высоты духовного совершенства был низвержен на землю. Однако он осознал свое грехопадение, пришел к своему игумену, пал ему в ноги и стал просить от него себе наказания. Преп. Исидор хотел было наложить на него небольшое взыскание, зная его усердие в благочестивых делах, но инок чувствовал, что малое наказание не принесет ему пользы и в горести своей, припав к ногам наставника, убедительно просил его возложить на него суровое наказание и отослать в темницу, где находились кающиеся. Преп. Исидор склонился на плач и мольбу падшего подвижника и поместил его в темницу. Там этот инок совершал подвиг покаяния и на восьмой день скончался, предав душу Господу. Усопший заповедовал, чтобы его тело не предавали честному погребению, а выбросили бы где-нибудь в поле на съедение зверям и птицам. Однако преп. Исидор не поступил по его желанию; зная, что Господь принял покаяние падшего брата, он совершил погребение честно, положив, его тело с великими подвижниками той обители.

Вот, возлюбленные братья и сестры, пример того, как необходимо внутренне, сознательно предавать самих себя на подвиги благочестия, воспринимать на себя те или иные тяготы для того, чтобы покаяние было принято Господом.

Даже великий подвижник Иоанн Саваит, когда невольно осудил брата и почувствовал, как Господь отнял от него Божественную благодать, получил прощение от Господа только после семи лет подвигов в пустыне, где преподобный подвизался в тяжелых условиях, с лишением себя всех утех для тела, питаясь одним хлебом и травой. И только по прошествии семи лет он почувствовал, что Господь возвратил ему Свое благоволение.

Необходимо и нам, возлюбленные братья и сестры, всякий раз, когда мы допустим тот или иной грех, возлагать на себя посильные труды телесные и духовные, которые послужат к очищению наших душ. Если мы будем отвергать всякие скорби, считая их не заслуженными, если станем оправдывать себя пред Богом, то покаяние наше будет тщетно. Нас есть за что наказывать. Посмотрите внимательно на свои деяния. Ведь мы делаем много плохого. И как мало делаем доброго! Очень мало. Да и те добрые дела, которые мы совершаем, подчас оскверняются нашим же самомнением или гордынею. И, что еще печальнее, совершая грех, мы часто даже не чувствуем угрызений совести. Поступая так, мы коснеем во грехе и забываем об очищении души. А ведь Господь призывает нас к покаянию! Он по любви Своей не хочет нашей погибели, поэтому и посылает нам те или иные скорби, чтобы пробудить нас от греховного сна. Чтобы очнувшись от забытья, мы укорили самих себя и познали свои немощи. И как только мы осознаем нашу греховную сущность и расположим себя безропотно переносить всякого рода испытания и скорби, тогда-то и будет дана нам благость Божия, которая войдет в наши сердца, укрепит нас и утвердит на спасительном пути.

Итак, возлюбленные братья и сестры, Господь призывает нас к искреннему покаянию. Воспримем же Божественный зов и вступим на этот путь, оплакивая свои грехи и располагая себя ко всякого рода утеснениям и скорбям. Откликнемся на зов Господень, чтобы с Божией помощью очистить себя от греховной скверны и укрепиться на спасительном пути, дабы, восходя по ступеням духовного совершенства, достигнуть вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О духе праздности

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Нам с вами, возлюбленные братья и сестры, необходимо знать все свои грехопадения, которые удаляют нас от духовного совершенства и вообще от жизни в Боге. Свое шествие к спасению мы должны совершать сознательно, с полным пониманием существа дела. Не просто идти спасительным путем, как придется, — а ясно представлять конечную цель своего бытия, конечную цель своего шествия. Итак, нам необходимо знать, что же препятствует нам на этом спасительном пути.

Весьма опасным грехом, который становится как бы стеною между нами и Господом, является грех праздности. Если человек воспримет дух праздности, то невозможно ему ожидать благих дел на спасительном пути.

Что же это такое — дух праздности?

Дух праздности — это внутреннее нежелание созидать. Внутреннее нежелание трудиться над очищением своей души, над приобретением тех или иных добрых качеств. Вот как можно кратко определить этот грех.

Дух праздности, возлюбленные братья и сестры, воистину главенствующий наш грех, им одержимы почти все без исключения. Он присущ и тем, кто не принадлежит к Церкви и не верует во Христа, и тем, кто называет себя христианином и надеется получить вечное спасение. Этот грех глубоко проникает в наше естество и приносит нам неисчислимые бедствия, удаляя нас от правого пути.

В чем же сущность этого греха?

Всем известно, что наш телесный организм тогда только бывает полноценным, когда находится в деятельности, в движении. А когда человек пребывает в бездействии, тогда телесный организм подвергается опасности. Разве мы не наблюдаем такое явление в мире физическом? Посмотрите, с каким трудом приходится вставать на ноги человеку, который долгое время болел и находился в постели. Почему? Потому что ноги его, находясь без движения, отвыкли от работы, от ходьбы. Такому человеку требуется уже посторонняя помощь. Его долгое время приучают ходить. Мне пришлось наблюдать это в жизни нашего покойного митр. Ма-нуила. Долгое время он находился в состоянии болезни и не вставал. А когда выздоровел, то сам, без посторонней помощи, ходить не мог. Мне и тем, кто жил с ним, приходилось водить его под руки, чтобы он не упал. Видите, возлюбленные братья и сестры, к чему приводит телесный покой. Он атрофирует в нас функции движения.

Если подобное совершается в мире физическом, то еще в большей степени это совершается в мире духовном. Духовная праздность приносит человеку больший вред. Бедствия от нее неисчислимы. Если кто заражен духом праздности, тот уже не способен к постоянной, созерцательной, умной молитве. Не способен не только к строгому посту, но и к умеренному воздержанию. Не способен даже стоять в храме Божием смиренно, благоговейно. Посмотрите, возлюбленные братья и сестры, на свое праздное состояние духа. Оно очень ярко проявляется в наших действиях в храме. Стоит человек на молитве и неожиданно начинает то позевывать, то чесаться, то посматривать туда и сюда. Молитва становится ему в тягость. Сосредоточенное, благоговейное стояние пред Богом для человека, одержимого праздностью духа,— как тяжелый камень на шее. Ему хочется отвлечься, рассеять себя какими-либо извинительными разговорами. Он внешне стоит на молитве, а умом витает где-то за пределами храма. Разные помыслы, как пчелы, жужжат в его мозгу. И тогда он обращается к близстоящему, начинает его о чем-то спрашивать, как будто о дельном. Дух праздности, таким образом, лишает человека сосредоточенности, внутреннего благоговейного стояния пред Богом. Человек, одержимый праздностью духа, не может трудиться в том или ином полезном деле. Я знаю одного такого человека, которого обучили шитью. Но, поработав немного, мучимый духом праздности, этот человек не смог полностью освоить это не слишком сложное искусство. Построчит немного — и бросит. Не сидится ему за машинкой, и неоконченную работу он отдает другим.

Видите, возлюбленные братья и сестры, как опасен дух праздности. Он лишает человека сосредоточенности, постоянства и в телесном, и в духовном делании, привносит много порочного в его душу, поскольку от праздности появляется рассеянность, скука, сердечная пустота. Но человек стремится во что бы то ни стало заполнить создавшуюся пустоту, и поэтому начинает предаваться греховным размышлениям, а то и увеселениям.

Таким образом, человек, одержимый праздностью, склонен и к другим грехам. И если мы не победим в себе этот дух безделья, то, конечно, никогда не достигнем духовного созидания. И это я говорю не от себя, а памятуя слова Спасителя: «Царство Божие нудится, и ну жницы восхищают его». Царство небесное стяжается трудом, и только те, кто употребляет труд, усилие, достигают его. Вот почему, возлюбленные братья и сестры, духоносные подвижники благочестия никогда не допускали праздного сидения, напрасного провождения времени. Ни те подвижники, кто находился в пустыне, ни те, кто спасался в обителях Божиих, никто из них не допускал безделья, потому что они знали: допусти праздность духа, хоть немного отдохни от подвигов — и грехи вереницею войдут в сердечную область и лишат всего духовного богатства. Вот почему даже пустынножители, которым не нужны были никакие материальные ценности, тем не менее занимались рукоделием. А занимаясь рукоделием, они свой труд растворяли молитвой. Вспомните, возлюбленные братья и сестры, великого угодника Божия преп. Антония. Он молился, а руки его были заняты делом: плели то корзинки, то веревки,— а затем подвижник отправлял свои изделия в город, чтобы, выручив за продажу своего изделия какие-то средства, купить для себя необходимую пищу для поддержания телесного организма.

Вспомните и нашего русского подвижника преп. Серафима Саровского. Когда он удалился в уединение, в дремучий лес, он не проводил жизнь свою в праздности, нет. Он сочетал молитвенный подвиг с работами на огороде: вскапывал грядки, сажал овощи и ухаживал за ними. Так он проводил почти все дни своей жизни, кроме того времени, когда он предпринял особые подвиги — столпничества и пребывания в затворе.

И преп. Сергий Радонежский никогда не допускал праздного провождения времени. Он боялся бездеятельности и потому наравне с другими братиями трудился и на строительстве келий, и на огородах.

Вот так: сочетая молитву и трудничество — поступали все подвижники благочестия, жившие в пустынях и обителях.

И нам, возлюбленные братья и сестры, необходимо воспринять их дух жизни для того, чтобы победить в себе дух праздности. Чем же этот дух побеждается? Побеждается он постоянным бодрствованием — так, как учил Господь Своих учеников: «Бдите и молитеся, да не внидете в напасть». И я вместе со Господом всем вам говорю, возлюбленные чада мои: бдите!

В чем же выражается бдительность? Бдительность выражается в том, что человек, жаждущий спасения вечного, просматривает каждое движение своего сердца, своей воли, своего ума. Постоянно проверяет, не прокрадывается ли враг, не приносит ли чего-либо такого, что удаляет от спасительного пути. Не приходит ли под личиной благовидности какой-либо грех, располагающий человека к праздности.

Итак, возлюбленные братья и сестры, зная, что праздность приносит много вреда как для телесной, так и для духовной жизни, убежим мы от этого греха! Убьем в себе этот грех постоянной бдительностию, постоянным физическим и духовным трудом. Никогда не расслабляйтесь в духовной жизни, не стремитесь лишний раз возлечь на кровать или присесть. Стремитесь к тому, чтобы всегда бодрствовать, призывая на помощь благодать Св. Духа. Станем же мы убивать в себе дух праздности, дабы вместо него утвердить в себе дух бодрствования! Да восшествуем спасительным путем, восходя по ступеням духовного совершенства, чтобы очистить себя от всякого греха и достигнуть вечной блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О постоянстве подвигов

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Все мы с вами, возлюбленные братья и сестры, в той или иной мере стремимся к спасению своей души. Стремление это — дело доброе и похвальное. Но для того, чтобы по-настоящему достигнуть спасения вечного, необходимо не только стремление, но и само доброделание, причем, доброделание постоянное. Необходимо доброе дело начать, продолжить и завершить. Если же мы будем располагать самих себя делать добро только какой-то небольшой отрезок времени, надеясь на милосердие Божие, но не приложим старания шествовать дальше, то этот кратковременный путь не принесет нам добрых плодов спасения. Если даже мы пройдем половину, даже большую часть пути, но вдруг остановимся, допустим расслабление в своих подвигах благочестия, то опять окажемся в опасности быть удаленными от вечной блаженной жизни.

Следовательно, возлюбленные братья и сестры, для того, чтобы достигнуть спасения, необходимо постоянство в доброделании. Необходимо, чтобы тот путь, который указал нам Спаситель мира, путь тесный и тернистый, не завершился прежде, чем мы окончим свое земное бытие. Только при таком условии дело нашего спасения будет твердым и благословенным в очах Божиих.

Посмотрите на подвижников благочестия. Все они пошли за Господом, невзирая на всевозможные трудности на пути своего шествия. Они не опускали руки и не расслабляли ноги, не приходили в страх и ужас пред жизненными скорбями. И что очень важно — прежде чем вступить на спасительный путь, они внутри себя уже положили твердую решимость все переносить во имя Господне. Они никогда не думали, что их шествие будет гладким, без всяких скорбей и напастей. Нет, они ясно представляли себе путь подвига, представляли его не легким, а именно трудным. Однако подвижники не робели и не предавались нерадению. Они верили, что Господь не оставит их, что Он укрепит их немощные силы и они спасительно завершат свой подвиг благочестия. Вера их оправдалась в их жизни. Шествуя путем благочестия, святые располагали самих себя до самой смерти идти за Христом. И мы видим в сонме угодивших Богу тех, кто трудился на разных поприщах церковной жизни, начиная с апостолов, которые взяли иго Христово на себя и возвещали истины Христовы, открывая спасительный путь людям, не имевшим еще никакого понятия о Боге. Сколько же они должны были перенести препятствий, скор-бей, лишений, биений, гонений! Они, как утверждает св. ап. Павел, были, «как сор, попираемый миром».

Видите, возлюбленные братья и сестры, каковы труды св. апостолов, вступивших на спасительный путь исполнения воли Божественной. Они не страшились трудностей, с которыми встречались, но, облеченные силою свыше, доблестно исполнили то повеление, которое услышали из уст Спасителя. Почти все апостолы окончили свою жизнь мученичеством. Один только св. ап. Иоанн Богослов мирно отошел ко Господу, ибо он прежде своей кончины страдал у креста и перенес множество других мучений в жизни.

Но не только апостолы, но и их преемники, святители, также трудились в обстановке весьма не легкой.

А больше всего потрудились на этом тернистом пути св. мученики, которые предали свои тела на всевозможные пытки. А орудия пыток во времена первых христиан были ужасными. Здесь применялось и бичевание, и колесование, использовались раскаленные котлы с оловом, мечи, копья, стрелы и т. п. Бывали случаи, когда мучеников погребали живыми. И все это безропотно перенесли страстотерпцы во имя Христово, во имя стремления к вечной блаженной жизни.

Подражали мученикам и преподобные отцы, когда уже наступил мир в Церкви Христовой. Они сами избрали для себя мученические подвиги. Они презрели весь мир с его утехами и соблазнами, удалились в пустыни и там, наедине молясь Богу, предавались подвигам благочестия. Вы думаете, легко было совершать им эти подвиги, живя в пустынях? Нет, очень нелегко. Одно преодоление страха, который часто приходит к человеку, находящемуся в одиночестве, среди опасных обстоятельств,— это уже подвиг. Мы, даже живя в миру, испытываем на себе этот страх. Идем иногда поздно вечером и боимся, как бы кто на нас не напал. Вот уже и страх. А ведь они жили в пустыне, где обитали и звери, и жестокие разбойники, которые ни перед кем не преклонялись и не имели ни к кому жалости. И все это должны были терпеть подвижники благочестия. Но не только в этом заключался их подвиг. Они стремились победить в себе те или иные греховные страсти, очистить свою душу от всякого греха, достигнуть святости и преображения своей души. И они этого достигали. Достигали путем постоянных подвигов: молитвой, воздержанием, отсечением своей воли, преданием себя на всякого рода послушания, чтобы воспитать в себе смирение, терпение, великодушие и любовь. Начавши свой подвиг благочестия, они продолжали его до того дня, пока Господь не призывал их в Свои небесные владения.

Святые угодники своим примером показывают нам, как нужно спасительно совершать тот путь, на который призвал нас Господь, и как достигнуть очищения души. Здесь необходимо постоянство и терпение в подвиге, каким бы он ни был: подвиг молитвы и телесного воздержания, подвиг ухаживания за больным, подвиг снисхождения к немощам ближних, подвиг неосуждения, подвиг избежания всякого рода празднословия и т. д.

Какой бы подвиг мы ни взяли на себя — важно не останавливаться, совершая его до конца. Не так, чтобы утром начать, а вечером бросить. Не так. Выберите себе малый, посильный подвиг, но совершайте его постоянно. Возьмите хотя бы такой подвиг: избавлять себя от празднословия, от лишних, ненужных разговоров в храме Божием. Мне известно, например, что в одном храме певцы на клиросе написали вывеску: «Положи, Господи, хранение устам моим». Хорошо это сделано. Но, к сожалению, они сами же потом признавались: «Нет, владыко, никак не можем сохранять в себе молчание. Надпись хотя и висит, но никак не можем ее применить в отношении к себе: так и хочется что-то сказать или поговорить с кем-либо!» Вот ведь какая необузданная страсть — празднословие! Не враг ли здесь действует? И странно, что всякие новости узнаются не где-либо, а на клиросе или в храме. Приходим в церковь, настраиваем себя на молитву — и вдруг встретились со знакомой и начинаем выяснять: а как там у того-то, у той-то? Вот и начинается празднословие. А если уж узнали о каком-нибудь грехе ближнего своего, то и вовсе не можем удержать свой язык, начинаем пересказывать услышанное другим, вовлекая людей в обсуждение и в осуждение.

Я уже неоднократно просил вас, возлюбленные, чтобы мы начали свой подвиг с благоговейного стояния в храме Божием на молитве. Нужно прекращать всякие разговоры. Враг будет всегда подносить нам нечто оправдательное: то книжку надо раскрыть, то узнать о ближнем своем, то еще что-то. А мы в ответ на эти вражьи помыслы должны положить крестное знамение на себя и сказать: «Господи, положи хранение устам моим! Дай, Господи, научиться благоговейному стоянию в храме Твоем, чтобы славить Тебя и Пречистую Деву Марию, ангелов и всех святых. Чтобы благоговейный страх Твой вошел в сердце мое и никогда бы не оставлял меня ни здесь, в храме, ни за пределами его, но всегда бы сопутствовал мне».

Давайте же возьмем на себя этот подвиг — подвиг неосуждения, подвиг непразднословия. Возьмем — и начнем исполнять с сегодняшнего дня. Затем продолжим в последующие дни и будем совершать до конца. Приучим самих себя к этой великой добродетели — не празднословить! — и тогда увидим, как в сердце наше войдет духовный покой, благодатный мир. И тогда другие добрые дела будет нам легко исполнять с помощью благодати Св. Духа.

Благослови же, Господи, на начало нашего подвига — благоразумного молчания и неосуждения, дабы, начавши, устоять в нем с Твоею помощию и достигнуть духовного совершенства и вечной блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

1983 год

Примеры жизни в деле спасения

Во и м я Отца и Сына и Святаго Духа!

Часто мы с вами, возлюбленные братья и сестры, ищем благие примеры, чтобы подражать подвижникам и утверждать себя на правом пути спасения. И иногда мы приходим в разочарование и даже в отчаяние от того, что не видим таких примеров вокруг себя. Конечно, такой подход среди нас, немощных, совершенно не оправдан. Мы ведь хотим видеть пред собою такого человека, который был бы во всех отношениях безупречным и святым. Но, оказывается, среди нас нет таких совершенных людей. А те, кто хотя и проводит добрую христианскую жизнь, — имеют какие-то немощи духовные и телесные, поэтому мы не можем признать их идеальными, а следовательно, и подражать им. И так, не находя того, чего бы нам хотелось, мы порой приходим в уныние. Но правильно ли это? Конечно, нет.

В деле искания добрых примеров необходимо иметь величайшую добродетель — любовь. А любовь, как сказано у ап. Павла, прежде всего долготерпит, милосердствует, не раздражается, не гневается, не видит и не мыслит зла и т. д. Вот такими характерными чертами выражается настоящая любовь. И если мы будем иметь такую любовь, то не будем замечать греховных немощей ближних своих, а будем видеть только добрые дела, добрые поступки, добрый пример для подражания. Но если даже мы не сумеем разглядеть вокруг себя добрых людей, то это не значит, что мы не должны совершенствоваться духовно.

Однако добрых примеров в нашей обыденной жизни очень много. И все зависит от того, в какой мере мы сами возгреваем себя в делах благочестия, в какой мере воспламеняем свою сердечную область в угождении Богу, в сохранении или исполнении Его Божественной воли. В зависимости от этого — мы либо будем применять те или иные жизненные примеры в своей жизни, либо вообще удаляться от пути истинного. Как же поступать в таком случае? Что предпринимать в деле нашего спасения, в деле возгревания в своих сердцах Божественного огня? На этот вопрос отвечает великий подвижник Христовой Церкви преп. Ефрем Сирин. И если мы уясним его наставление, то тогда сможем использовать во благо даже отрицательные примеры.

Итак, чему же учит нас преп. Ефрем Сирин? Откроем свои уши и сердца и прислушаемся к его великому наставлению. «Если видишь,— говорит преподобный,— торгующих чем-нибудь, скажи сам в себе: этот человек ради временного столько терпит, чтобы собрать преходящие блага. Ужели же ты, душе моя, вознерадишь о непреходящем? Если видишь тяжущихся между собою, скажи сам себе: эти люди столько прилагают старания и спорят между собою о том, что нимало не полезно. Ужели же ты, душе моя, будучи должна тьму талантов, не придешь, как следует, к Богу, чтобы прощен был тебе долг твой? Если видишь строющих дом из глины, то скажи сам себе: эти люди, строя дом из глины, употребляют свое старание совершить дело. Ужели же ты, душе моя, пренебрежешь вечными обителями?»

Вот, возлюбленные братья и сестры, какие великие наставления преподает нам преп. Ефрем Сирин в ответ на наш вопрос: как совершенствоваться духовно, применяя те или иные жизненные примеры? В самом деле, ведь подобные примеры мы встречаем каждый день. И если бы мы действительно имели ревность к делу благочестия, то нам и этих примеров было бы достаточно с избытком. Только поучайся, только назидайся!

Как мы поступаем, возлюбленные братья и сестры, когда нам случается заболеть? Срочно прибегаем к врачебным средствам, прислушиваемся к разным мнениям, не знает ли кто какого лекарства, помимо того, что указывают нам врачи? Пьем всякие средства: и горечи, и кислоты, и всякую, грубо выражаясь, дрянь. И все это для того, чтобы исцелить свои телесные немощи. Вот сколько мы прилагаем забот о тленном теле! А когда у нас болит душа, причем болит, как говорится, хронически, так, что эта болезнь может обернуться вечной гибелью, может привести нас к отчуждению от Бога,— то в этом случае мы проявляем поразительную беспечность и нерадивость. Болит душа, ну и ладно,— думаем мы,— пусть себе болит. Если кто-либо из нас одержим, допустим, страстью гнева — он и не думает сдерживать свой язык от злословия. Болеет ли кто гордостью — опять нерадение, опять мы, как говорится, задираем нос, чтобы не воспринять благих наставлений. И не печалимся о том, какими же способами врачевать наши духовные раны. А между тем средств врачевания очень много. Если мы откроем Евангелие, или послание апостольское, или творения святых отцов, то увидим, что там на каждой странице даны нам рецепты. Бери, пользуйся этими средствами, врачуйся! Нет, все нам как-то недосуг, не до души, мы словно и не желаем, чтобы исцелялись наши раны.

Возлюбленные братья и сестры, если мы будем так пренебрежительно относиться к своим порокам и нерадеть о духовном врачевании, то на исцеление своей души мы не можем рассчитывать. Не исцелимся мы.

Поэтому-то, помня совет преп. Ефрема Сирина, будем стараться использовать жизненные примеры для возбуждения своего духа ревностью о вере и благочестии.

Итак, чада мои возлюбленные, да будет нам совет преп. Ефрема Сирина благим назиданием. Воспримем же его всем сердцем и постараемся поступать так, как он нас учит, дабы, укрепляя себя в доброделании, мы смогли восходить по ступеням духовного совершенства и достигнуть вечной блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О спасении души

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Все мы без исключения, возлюбленные братья и сестры, несомненно, задаем себе вопрос: как спастись? Вопрос очень серьезный, важный и необходимый для каждого из нас. Ответ на него мы находим прежде всего в Свящ. Писании. И если бы мы были людьми, которые не только языком радеют о спасении души, но и делом совершают путь спасения, то, конечно, для нас было бы достаточно слов Христа Спасителя: «Покайтеся и веруйте во Евангелие», «Если кто хочет по Мне идти, да отвержется себя и возьмет крест свой и по Мне грядет». Или, как сказал ап. Павел, «многими скорбями надлежит нам войти в Царство Небесное».

Вот, возлюбленные братья и сестры, казалось бы, достаточный ответ на наш с вами вопрос. Но нет, мы с вами этим не удовлетворяемся. Мы ищем чего-то особенного — такого пути, на котором не так уж и важно исполнять Божий заповеди, прилагать труды к трудам, а вот так легко, довольствуясь милостью Божией, пройти в Царство Небесное. Вот в чем заключается лукавая сущность нашего с вами любознательного вопроса: как спастись?

Посмотрим на жизнь подвижников благочестия и прислушаемся к их советам, которые они давали вопрошающим их людям о спасении.

Однажды некий брат спросил авву Макария Египетского: «Как спастись?» Старец отвечал ему: «Будь как мертвый. Подобно мертвым не думай ни об обидах от людей, ни о славе и спасешься». Вот какой краткий ответ! Сказано всего несколько слов: будь подобно мертвым. Кажется, это очень доступно для нас. Исполняй то, что советует преп. Макарий — и достаточно будет для дела нашего спасения.

Почему совет преп. Макария Египетского так важен в решении нашего вопроса? Он важен потому, что раскрывает внутреннее устроение духовной жизни. Ведь часто, живя в миру, мы определяем свой уклад жизни не по заповедям Божиим, а по мнениям людей. Но ведь люди разные бывают — и благожелательные, и злонамеренные. Во всяком случае, мы часто приклоняем свой слух не к слову Божию, а к слову людскому, заботясь более о том, как бы о нас чего плохого не сказали, как бы не обидели нас. А уж если мы к этому приклоняем слух, то, естественно, при таком устроении духа, когда обида человеческая будет касаться нашего сердца, ничего доброго в нашей жизни не произойдет. Человек, думающий об обидах людских, допускает и гнев, и раздражение, и самолюбие, и прекословие, и злоречие, и прочие согрешения. Если услышит о себе обидное — ему горестно, и печаль овладевает его сердцем. А заповедь Божия гласит: «Претерпевший до конца спасется». Мы же не помним этой заповеди, да и не хотим терпеть! Нас мучит внутреннее сердечное терзание: да как же смели нас обидеть?! Да как они сказали нам такое оскорбительное слово?! Да хорошие ли они люди? Вот и начинаем перебирать всех по косточкам, а заповеди Божий забываем.

Как мы хотим, чтобы люди о нас думали и говорили только хорошее! Оно, конечно, приятно, когда люди говорят о нас доброе,— но только при условии, что мы воистину хорошие и прежде всего смиренные люди. А если у нас нет смирения? Если нет в нас настоящей добродетели, а только одна видимость — вы думаете, хорошо, что и в этом случае люди доброе о нас рекут? Нет! Спаситель мира прямо сказал: «Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо». Горе вам — потому что человек, приклоняющий свое ухо и сердце к славе или похвале человеческой, не утвержден в добре. Достаточно сказать что-либо о таком человеке унизительное или прискорбное, как он сразу меняется и в лице, и в настроении. Поэтому-то, возлюбленные братья и сестры, преп. Макарий Египетский и советует нам, если только мы хотим спастись, создать в своем сердце такое настроение, чтобы быть подобно мертвым — не думать ни об обидах, ни о славе, одинаково относиться к тому и другому. Вот если будет у нас такое устроение, то, конечно, близко будет наше спасение. Не по людской молве нужно судить о своих поступках, а по заповедям Божиим. И не бояться людского злоречия, а преодолевать его терпением, любовью и неосуждением ближних своих.

Вот я приведу вам пример из жизни подвижников благочестия, который покажет, как они смотрели на те или иные злословия.

Однажды к преп. Пимену Великому пришел некий брат и говорит ему: «Авва, я соблазняюсь и хочу оставить это место».— «По какой причине?» — спросил старец. «Потому,— отвечал брат,— что слышу слова об одном брате не назидательные для меня». Старец говорит ему: «Справедливо ли то, о чем ты слышал?» — «Ей, отче,— отвечает он,— верен брат, который сказал мне».— «Не верен, ибо, если бы он был верен, не сказал бы тебе этого. И Сам Бог, услышав вопль содомлян, не поверил, пока не узрел очами Своими. Так и мы не всегда должны верить словам».— «Я видел своими глазами»,— сказал брат. Услышав это, старец приник на землю и, взявши малый сучец, говорит ему: «Что это такое?» — «Сучец»,— отвечал ему брат. Потом посмотрел старец на крышу кельи и говорит ему: «А это что?» — «Бревно»,— отвечал брат. Тогда старец сказал брату: «Положи на сердце свое, что грехи твои — как это бревно, а грехи брата твоего — как этот малый сучец».

Вот как, возлюбленные братья и сестры, наставил брата преп. Пимен Великий и избавил его от греха осуждения ближнего.

В самом деле, как часто мы бываем похожи на этого брата, соблазняясь согрешениями ближних своих! О своих согрешениях необходимо думать, возлюбленные, и думать как о бревне в нашем глазе, тогда как согрешения ближнего представлять себе всего лишь малым сучком. Таким образом избавимся мы от многих прегрешений.

Итак, возлюбленные братья и сестры, я нисколько не сомневаюсь, что все мы желаем спастись. Но для спасения одного желания мало. Спасение достигается постоянным исполнением заповедей Божиих. Вот и настроим себя к тому, чтобы исполнять Божий заповеди, преодолевая все трудности на спасительном пути. И тогда милость Божия низойдет на нас, укрепит и сохранит от всякого зла. Тогда и мы достигнем вечной блаженной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

1984 год

О доброделании

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Мы с вами, возлюбленные братья и сестры, часто поступаем не так, как того требует дело нашего спасения. В чем же наша ошибка? Ошибка в том, что мы, достигнув какой-либо одной добродетели, забываем о других. Успокаиваем себя тем, что, к примеру, сохраняем воздержание или несем посильный молитв