• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
«Чем ночь темней, тем ярче звезды…»: Проповеди последних лет — митр. Питирим (Нечаев) Питирим (Нечаев), митрополит

«Чем ночь темней, тем ярче звезды…»: Проповеди последних лет — митр. Питирим (Нечаев)

 
Рейтинг публикации:
(2 голоса: 5 из 5)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
С нынешнего дня, братья и сестры – с завтрашнего утра, точнее, – вступаем мы в святой Рождественский пост, который будет продолжаться так же, как и пост предпасхальный, сорок дней. Казалось бы, долгий срок ожидания праздника Рождества Христова.

При первом моем ответе никого не было со мною, но все меня оставили. Да не вменится им! Господь же предстал мне и укрепил меня, дабы чрез меня утвердилось благовестие.

(2Тим.4:16–17)

Не говори, что нет спасенья,
Что ты в печалях изнемог:
Чем ночь темней, тем ярче звезды,
Чем глубже скорбь, тем ближе Бог.

А.Н. Майков

I. Слово на начало Рождественского поста

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

С нынешнего дня, братья и сестры – с завтрашнего утра, точнее, – вступаем мы в святой Рождественский пост, который будет продолжаться так же, как и пост предпасхальный, сорок дней. Казалось бы, долгий срок ожидания праздника Рождества Христова. Но время так быстротечно, так быстро оно проходит, что не успеем мы с вами и заметить, как минует и это постное время, и будем мы с вами слышать радостные рождественские песнопения, которые начнутся уже через неделю, в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. И когда слышим мы всякий раз ежегодно это бодрое, радостное пение: «Христос раждается, славите!» – вновь воскресает в нашей памяти все доброе, лучшее, что было в нашей душе, и вновь мы переживаем как бы возрождение, светлые чувства, которые свойственны человеческому духу. Но вот чтобы не угасал в нас этот огонек, и дается нам святое постное время.

И вот давайте, братья и сестры, отрешимся на время от нашей повседневности, от наших забот, и подумаем о том, что именно в эти самые дни в то далекое время в древней Палестине, в холодное и там время года объявляется приказ кесаря: произвести перепись населения. И каждый должен покинуть свое жилище и идти туда, где некогда он родился – и старый, и молодой, и знатный, и незнатный. Хорошо тем людям, у которых крепкое жилище, хорошее хозяйство. Они привыкли жить год от года в одном и том же месте, – ну, подумаешь, придут, как сейчас говорят, «зарегистрируются», выпишут им подушный налог, и на этом все успокоится. А ведь Иосиф праведный, Обручник Девы Марии, которая была уже на девятом месяце в ожидании Младенца, жил в выселках! Назарет – это был поселок, где жила беднота. Иосиф был всегда нагружен работой, потому что всем нужно строить дом, – он был плотник, умел делать разные хозяйственные вещи, которые необходимы и для строительства дома, и для обихода домашнего: ведь даже для того, чтобы погрузить на <5> осла какой-то груз, и то нужны какие-то особые козелки, чтобы положить животному на спину. А там нужно поправить черенок для земледельческого орудия, а там соорудить младенцу колыбель, – и вот так день ото дня он трудился своими руками, со старшими своими сыновьями, чтобы заработать себе на пропитание, и каждый день ему был дорог, потому что давал ему тот малый заработок, необходимый ему для прожития.

И вот он должен был оставить этот свой домашний очаг, взять свою юную – подумайте, Она была еще совсем-совсем девочкой! – Марию, обрученную ему невестой, и идти по горным дорогам, преодолевая скользкие горные тропинки, – только для того, чтобы записаться, чтобы и ему определили налог на его труд, чтобы и ему войти в перечень людей, подчиненных Риму. Отказаться было невозможно, и вот собирает он небольшой узел какой-то пищи на дорогу, по-видимому, берет что-то и для будущего Младенца, и вот, идут они и день, и другой, и третий – так, мысленно представьте себе, что значит идти в последний срок матери, ожидающей ребенка! – по неустроенным каменистым горным дорогам, где-то, может быть, скользя, где-то спотыкаясь, может быть, даже и раня свои ножки о камень острый, о колючки, какие попадаются на дороге.

И приходят они в Вифлеем, стучатся в один дом, в другой, и никто их не пускает, потому что все уже переполнено и никто не хочет брать себе лишнюю заботу, ибо что значит пустить к себе семью, у которой вот-вот родится младенец? – Это заботы, это новый крик младенца, это страдания и муки рождающей матери… И уходят они на окраину Вифлеема, и там в горной пещере, где скот укрывался от непогоды, рождается на свет Богомладенец Господь Иисус Христос. Бог, для которого нет ни слова, ни понятия, ни представления нашего, становится человеком, воспринимая в Себя человеческое естество! Есть такое выражение: «самоуничижение Божества». Господь ограничивает Себя для того, чтобы приблизиться к нам. Трудный путь был у Девы Марии, ставшей Матерью Богомладенца, но подумаем и сами, сколько надо было божественной <6> любви, чтобы не силой, не властью, не суровыми мерами попытаться исправить человека, – а унизить себя, умалить до человеческого естества! Это один из труднейших и самых сложных, может быть даже, богословских вопросов, и многие отцы объясняли его, но понять может только тот, кто сам в душе своей, в чистом сердце переживет эту великую «благочестия тайну». Апостол Павел говорит: «Великая благочестия тайна: Бог явился во плоти» (1 Тим. 3, 16). Нет слов, чтобы измерить глубину этого события. Мы можем видеть только его отражение.

Сегодня мы вспоминали апостола Филиппа, который однажды сказал Господу Иисусу Христу в простоте своего сердца: «Покажи нам Отца! Ты говоришь, что Ты – Сын Божий? Покажи нам Отца!» И Христос ему кротко ответил: «Что ты говоришь, Филипп, не зная того, что говоришь? Кто видел Меня, тот видел Отца. И как ты после этого можешь говорить “покажи нам Отца”?» ( См.: Ин. 14, 8-9) А что показал Христос? – Он показал в уничиженном облике утомление, самообладание духа и великую силу слова и действия. Вот, братья и сестры, и мы – кто из нас дерзнет просить Бога показать Его Божество? Великим праведникам это было недоступно, но каждый из них ощутил это в своем сердце, – и лицо его просияло, как у преподобного Серафима, и действия его были ясными для всех, и сила чудотворений велика.

И каждый из нас, братья и сестры, может ощутить в своем сердце силу Божию, и увидеть Бога, не прямо лицом к лицу, а в отражении, отраженным в своем сердце, в своей душе. И это не метафора, не праздный разговор, это то, что в действительности пережил опыт Церкви. Апостол Павел говорит: «Когда я немощен, тогда я силен. Сила Божия в немощи совершается» (2 Кор. 12, 10). И потому и Церковь наша, проходящая свой исторический путь все время в тяжких испытаниях, так изобилует и святыми иконами, и святыми людьми, – потому что в них отражается подлинное величие, подлинная сила Божия.

Чего же пожелать нам с вами? Я думаю, что каждый из нас, задумавшись, скажет: «Пусть в моем сердце отразится <7> сила Божия!» Пусть в затуманенном, и иногда даже совсем помраченном душевном нашем устроении – но Сам, Боже, очисти, и Сам отразись, и Сам покажи Свое величие. Кто сейчас может говорить о величии, о славе? Никто из нас не дерзнет говорить об этом. Но именно так, в уничижении, в душевном нашем смирении отражается сила Божия. Вспомним, что и Господь ограничил Себя, вспомним, что и Матерь Божия преодолела трудности пути, вспомним, что Христос прошел этими же горными тропами от рождения до Голгофы, до креста. И все же сила Божия восторжествовала над немощью человеческой. Так и нам сейчас, в эти предпраздничные, предрождественские дни как можно больше нужно задумываться об этой «великой благочестия тайне» и – о самих себе. И каждый день начинать и каждый вечер заканчивать молитвой к Богу, чтобы дал Он нам радость ощутить Его Божество.

Есть старое богословское выражение «ощущение Божества». Не понимание, не размышление только – а именно духом своим ощутить то приближение к нам силы Божией, которое дается каждому ищущему. Господь говорит: «Вот Я стою постоянно у дверей вашего сердца и стучу. И тот, кто откроет Мне, к тому Я войду и разделю с ним трапезу» (См.: Откр. 3, 20). Задумаемся над этими словами святого Иоанна Богослова. Задумаемся над тем, где «двери нашего сердца». Как их найти? Как их открыть? – Чтобы подлинно праздник Рождества Христова был для нас днем нашего духовного просветления, возрождения, озарения, света и радости.

И кроме того хочу сказать вам, что эта неделя требует от всех нас и от вас каждого особо усердной молитвы. Во вторник начинается Собор епископов Русской Православной Церкви. Трудное для Церкви и для всего Отечества время. Трудная возложена миссия на Церковь: быть той силой возрождения, которой все ждут – что Церковь совершит чудо и укрепится наша держава. Но только подвигом и молитвой способна Церковь этого достичь. Будут обсуждения, будут доклады. Основная тема – духовное просвещение народа. Но столько трудностей предстоит на этом пути, что никакой силой человеческой решить этих трудных задач мы не в состоянии. <8> Только надежда на милость Божию, на благодать Божию, которая позволит и собравшимся епископам произнести мудрое слово, и воплотить его в жизни каждого на своем месте. Одни епископы сделать ничего не могут. Нужен народ Божий, который поддерживает их своими молитвами, как крепкими-крепкими добрыми руками. Поэтому прошу всех вас каждое утро и каждый вечер, завершая день, просить у Бога мудрости Собору архиереев решить то, что полезно для Церкви, и чтобы Господь помог эти полезные решения потом воплотить в жизнь [1].

И да поможет нам Господь и Царица Небесная в этом нашем совместном подвиге стояния у дверей своего сердца. Аминь.

28 ноября 1994 года

II. Слово о новопрославленных святых

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Собор русских святых пополнился новыми именами, которые давно уже были в благочестивой памяти православного русского народа и мы привыкли обращаться к ним в панихидной, заупокойной молитве, теперь же имеем дерзновение просить их помощи как святых прославленных и бесспорно стоящих у престола Божия.

Архиерейский собор, проходивший с 29-го по нынешнее число, торжественным актом провозгласил новыми святыми протоиерея Русской православной Церкви, работавшего миссионером в Соединенных Штатах Америки, о. Иоанна [2], который своими миссионерскими трудами создал большую общину в одном из крупнейших городов Америки, Чикаго. Он <9> был деятельным помощником, сотрудником Святейшего Патриарха Тихона, когда тот был архиепископом Сан-Францискским и Алеутским. Патриарха Тихона до сих пор называют Просветителем Аляски, Западной Америки. И вот о. Иоанн, юный тогда священник, был послан ему в помощь, и действительно, в чуждой, иноязычной, инаковоспитанной, по иному представляющей себе ценности жизни среде создал православную русскую церковь. Я не буду сейчас говорить о Святейшем Патриархе Тихоне, о нем многое известно, – я хочу сосредоточить ваше внимание именно на этих святых.

Что собой представляет город Чикаго? Это огромнейший город с многомиллионным населением. Он начинался со скотоводческих ферм, где действовал один только закон силы, закон разбоя. Бесправные люди, пасшие многочисленные стада у своих хозяев, вступали в перестрелку, угоняли скот, потом пропивали случайно добытые деньги. Это были люди без Отечества, без Родины – только место, где они родились, да и то, может быть, они не помнили. Пришельцы с разных сторон, иноязычные… Затем там стали строить заводы, и многие из них пришли на заводы, и опять-таки принесли всю массу пороков, которыми была перегружена их жизнь. И вот в этой среде, где была какая-то часть и русских обездоленных людей, трудился как пастырь и проповедник о. Иоанн. И, как я уже сказал, был построен его трудами собор Святой Троицы, и теперь епископ города Чикаго – один из уважаемых и, может быть, даже наиболее крупных епархиальных владык Православной Церкви в Америки. И когда Святейший Патриарх был переведен со своей кафедры в город Ярославль, а потом в Москву, а потом стал Святейшим Патриархом всея Руси, он и привел сюда в Москву о. Иоанна, своего деятельного, доброго и верного помощника, и в 1917 г. о. Иоанн был расстрелян. Его икона, изображающая юного, молодого священника, – перед нами. Пусть Господь благословит нас по молитвам святого священномученика, пресвитера Иоанна.

Второе лицо, которое провозгласили, как нового святого Русской Православной Церкви в чине священномучеников – о. Александр Хотовицкий. Он также молодым священником <10> был послан в Соединенные Штаты в помощь архиепископу Тихону. Он также нес там труды миссионерские в Нью-Йорке, сопровождал Святейшего Патриарха по многим другим городам, его трудами был построен стоящий и до сих пор собор святителя Николая на одной из центральных улиц города. Сейчас этот собор является представительством Святейшего Патриарха Московского при митрополите Американской Церкви. Многие русские люди, выехавшие туда сто и более лет тому назад, уже в третьем-четвертом поколении ходят в этот собор, находя в нем кусочек родины. Мы регулярно посылаем туда священников для прохождения пастырской службы. И те, кто сейчас выезжает на чужбину, они тоже знают, что в этом месте бьется русское сердце, слышится русская речь, произносятся молитвы на родном церковно-славянском языке, – хотя многие из них уже не знают русского языка. Кстати, скажу, что брат Ивана Семеновича Козловского много-много лет был там регентом хора в этом Свято-Николаевском соборе города Нью-Йорка.

Затем о. Александр был переведен в Хельсинки и несколько лет служил там в соборе, главном соборе, возвышающемся над городом и над морем. И когда произошла революция, он вернулся опять-таки в помощь Патриарху Тихону, и вместе с ним был арестован в первый раз. Дважды подвергался он аресту. Он был назначен ключарем, то есть хранителем ценностей храма Христа Спасителя, по ложному обвинению был арестован, был в заключении, был освобожден через несколько лет и проходил свое служение в храме Ризположения на Донской улице. И старшее поколение москвичей хорошо помнило его – высокого, худощавого, доброго, чистого сердцем, приветливого пастыря. Пусть Господь благословит и нас, современных москвичей, по молитвам доброго нашего наставника, священномученика Александра. Привел Господь мне получить его собственный крест, и этим крестом, который он носил на груди, я хочу также благословить вас, и когда мы будем поклоняться честной иконе о. Александра, пусть каждый облобызает и этот маленький крестик, на котором сзади трогательная надпись, что его подарили любящие <11> его американские прихожане, когда он был в Соединенных Штатах.

И наконец, третье имя – приснопамятного митрополита Филарета, о котором можно говорить много, ибо мы ему обязаны и созданием Московской Духовной Академии, и переводом Библии на понятный русский язык, но более всего – как молитвеннику и мудрому наставнику.

Поистине сотни священников вышли из-под его руки, и десятки епископов вспоминали его как мудрого наставника. Список его трудов велик, пять крупных томов составляют только его мудрые резолюции. Он был наставником не только для церковных людей, но и для власти, и освобождение крестьян непосредственно связано с его именем. Ибо и он писал Государю манифест о прекращении крепостного права на Руси. Современники называли его Филаретом Мудрым.

Он был слаб – настолько, что когда в последние годы совершал богослужение в совершенно тонких, облегченных облачениях, он снимал с себя все лишнее: и дорогие архиерейские, из камешков, четки, и даже карманные часы, потому что немощь тела была настолько велика, что ему тяжело было нести даже эти малые предметы. Однажды, когда он был уже смертельно болен, во сне увидел он своего отца, протоиерея коломенского, о. Михаила, и тот сказал ему: «Блюди 19-е число». И вот каждое 19-е число месяца митрополит Филарет проводил в особом молитвенном уединении и за богослужением, и 19 ноября 1867 г. он уже был настолько немощен, что не мог совершить сам литургию, принял Причастие Святых Христовых тайн и скончался. К его могиле люди всегда приходили за благословением.

Святейший Патриарх Алексий, скончавшийся в 1970 году, свято чтил его память и проводил в память о нем вечера, беседы со студентами, вспоминая и сам рассказы современников, лично знавших этого почившего мудрого Святителя, и передавая нам содержание его поучений, уча тому благоговейному пастырскому служению, которое проходил святитель Филарет.

<12> Святителю Филарету принадлежит молитва, которую я хочу прочитать вам, которая так и известна, как молитва Филарета, святителя Московского. Пусть Господь благословит вас от его святой иконы.

Молитва, может быть, необычна по языку, но так близка по духовному содержанию:

«Господи! Не знаю, чего мне просить у Тебя. Ты один ведаешь, что мне потребно. Ты любишь меня паче, нежели я умею любить Тебя. Отче, даждь рабу Твоему, чего я сам и просить не умею. Не дерзаю просить ни креста, ни утешения, только предстою пред Тобою. Сердце мое отверсто, ты зриши нужды, которых я не зрю. Зри, и сотвори со мною по милости Твоей, порази и исцели, низложи и подыми меня. Благоговею и безмолвствую пред святою Твоею волею и непостижимыми для меня Твоими судьбами. Приношу себя в жертву Тебе, предаюсь Тебе. Нет у меня желания кроме желания исполнить волю Твою. Научи меня молиться и Сам во мне молись. Аминь».

Вот этих новых святых мы и видим пред собою своими душевными и телесными очами, и сейчас, совершая акафист Царице Небесной, обратимся с молитвою и к ним, чтобы они были нашими заступниками и наставниками, потому что двое из них ходили по этой земле, а один лежит в ней, отдавши жизнь свою за Церковь, за Отечество. Молитвами новопрославленных святых да помилует нас Господь и да поможет нам Царица Небесная. Аминь.

5 декабря 1994 года

III. Слово на престольный праздник Знамения Божией Матери (на Возмище)

С праздником, православные! С престольным нашим праздником, который всегда собирает из всех окрестных мест сюда наших прихожан и богомольцев. Праздник наш в честь иконы Божией Матери «Знамение».

Вы знаете, что эта икона из древности почитается всем православным миром и была главной святыней города Новгорода, <13> и здесь, в нашем храме, пред нашими очами вот эта икона Царицы Небесной. На ней изображена Матерь Божия с воздетыми молитвенно руками, на персях Своих, в сердце Своем держащая Богомладенца Иисуса Христа. Икона это называется «Знамение», потому что от нее было множество милости проявлено. Когда враги нападали на Новгород, то на стенах изнесенная Царица Небесная отражала врагов, и Сама была поражена однажды стрелой, но всегда православные новгородцы называли Ее своей Хранительницей, – и поем мы: «Яко необоримую стену и источник чудес…» (Тропарь иконе Божией Матери «Знамение»).

Вот, братья и сестры, этот нам доставшийся из древности благочестивый обычай мы сохраняем и до сих пор. И сейчас в этой молитвенной праздничной службе попросим еще раз Царицу Небесную, чтобы Она стала как Необоримая Стена в нашем Отечестве, – у каждого дома, у каждой души христианской. Ибо много испытаний и искушений постигает нас ежечасно и ежедневно – и слухами, и событиями, которые совершаются на наших глазах. Все требует от нас крепкого, усердного молитвенного подвига.

И вот сейчас, попросим, братья и сестры, Царицу небесную, чтобы она стала Необоримой Стеной, и открыла новые источники чудес и над городом нашим, и над всем Отечеством нашим, и каждому человеку проявила милосердие Божие. Верим, надеемся, и уверены в том, что Царица Небесная стоит на страже нашей. Да поможем Ей, ибо Она одна за всех нас ходатайствует, а мы должны быть Ее помощниками. Ибо чем больше мы просим, тем не только не оскудевает, но увеличивается Ее милосердие, и не устает Царица Небесная слышать наши молитвы, не утомляют Ее наши просьбы, – поэтому сейчас поусердней, от всего сердца, от души воскликнем Ей: Пресвятая Богородице! Помоги нам! Аминь.

10 декабря 1994 года, г. Волоколамск.

<14>

IV. Слово на Новый, 1995 год

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Итак, братья и сестры, мы завершаем еще один год календарный, еще один год нашей жизни и вступаем в новое лето благости Господней, со многими, может быть, и противоречивыми чувствами. Труден был прошедший год, и новый год мы ожидаем как будто бы даже и с тревогой, – хотя и с уверенностью, и с опасением, – хотя и с радостью, и более всего с надеждой, что он будет для нас именно летом благости Божией.

Но вместе с тем, прежде всего, мы встречаем его с верой в милосердие Божие, которое неотступно над нами. Не всем привелось дойти до этого дня. В прошедшем году при самых неожиданных обстоятельствах прощался я со своими прежними ближайшими сотрудниками, – их постигла, казалось бы, безвременная кончина [3]. Много других жертв унесла смерть в этом году. А мы по милости Божией оставлены еще для некоей другой, Богом предусмотренной, нашей миссии.

Что же мы должны делать в этом году? И вот тут, братья и сестры, я хочу, предупреждая чтение Евангелия, которое вы услышите в молебном нашем служении, напомнить вам повествование о том, как Господь пришел в тот город, где Он вырос, где жил с младенческих лет – город Назарет. До сих пор этот город – по преимуществу христианский, в окружении ислама и иудейства. До сих пор в этом городе праздник Благовещения празднуется всем народом, и умилительно, и радостно, и трогательно смотреть, как родители наряжают детей своих ангелочками, носят их по улицам в розовых, голубых и беленьких платьицах, с крылышками, и все ликуют и радуются. Городу Назарету дано особое благословение Божие – быть <15> домом младенческих лет и начала проповеди Господа Иисуса Христа.

И вот в Евангелии повествуется, как Христос приходит в этот город после долгого путешествия по другим городам Святой Земли, и входит в день субботний, в праздничный для иудеев день, в синагогу, и там Ему предлагают произнести слово поучения. И Он берет книгу, свиток книжный, разворачивает его на нужном месте и читает из пророка Исайи: «Дух Господень на мне. Его же ради помаза мя, благовестити нищим посла мя, исцелити сокрушенныя сердцем, проповедати плененным отпущение и слепым прозрение, отпустити сокрушенныя во отраду, проповедати лето Господне приятно» (Лк. 4, 18–19).

И люди, которые услышали эти древние пророческие слова, прочитанные Господом Иисусом Христом, внимательно слушали, никто не возразил, потому что все, зная Его с младенческих лет, подлинно верили в то, что Он помазан, послан на то, что Он прочитал. И все дивились словам благодати, исходящим из уст Его. Господь сказал: «Вот видите! Свершается сейчас то, что было проповедано древними пророками». И никто не возразил. А ведь совсем незадолго до этого, когда Он изрек своим согражданам горькие слова о том, что они не принимают Его проповеди, они в ярости хотели побить Его камнями. Но здесь коснулось их жесткого сердца слово Господне, и они приняли его.

Прошло уже почти две тысячи лет, как мы в новолетие читаем эти слова. Какое же отношение имеет это чтение к нам? Что, мы только вспоминаем о том, что было сказано так давно, и так далеко от нас? Нет, братья и сестры! Эти слова обращены, прежде всего, к нам с вами. Конечно, в первую очередь, обращены они к священникам и проповедникам слова Господня. Но и все вы, помазанные, призванные Духом Святым, возрожденные в купели крещения, имеете долг – пред Богом, пред Отечеством и пред своею совестью – делать то, что заповедал Господь. А Он сказал: «Чашу, которую Я прииму – и вы будете пить, и крещением, которым Я крещусь, и вы будете креститься» (См.: Мк. 10, 39), «и се, даю <16> вам власть наступать на силу вражию – и ничто вас не повредит». (См.: Лк. 10, 19) Что же нам делать? Смотрите – еще раз повторяю: благовестити нищим…, исцелити сокрушенныя сердцем…, проповедати плененным отпущение и слепым прозрение, отпустити сокрушенныя во отраду, – то есть указать сокрушенным духом путь – в радость; – проповедовать лето Господне благоприятно.

Кто же эти люди, эти «нищие», которым благовествует Господь? Это все, братья и сестры, в том числе и мы, которые ослабли духом и не хотим понять, что мы – ученики Христовы, что мы наступаем на силу вражию, и ничто нас не повредит. Вот мы и должны укрепить души и «проповедати лето Господня приятно».

«Проповедати плененным отпущение»… Да, мир находится в плену греха. Да мир – в плену своих страстей, своей слабости и, прежде всего, неверия в свои собственные силы.

«Исцелити сокрушенныя сердцем»… Сколько унывающих в нашем мире, сколько бедных, сколько думающих, чем прожить наступающий день. И вот им-то и нужно укрепить души. Кто сделает это? Только те, кто крепко верует в силу Православной Церкви и в незыблемость нашего православного духа.

«Отпустити сокрушенныя во отраду»… Укажите путь тем, кто сокрушен, «во отраду». Где она, эта отрада? – Да в храме Божием, в православной нашей жизни!

И – «проповедати лето Господне приятно». Да, ныне день спасения, потому что мы верим, что Православная Церковь незыблемо, веками стоит в Отечестве нашем, что все призваны в Церковь, что никто не будет забыт Богом. И если кто-то уходит в вечную жизнь при, казалось бы, неожиданных обстоятельствах – есть в этом особое смотрение Божие. Ибо Господь берет человека в лучшую пору его жизни. Господу Богу плохие вещи не нужны, души грешные Ему не нужны, и тогда, когда душа цветет радостью, когда она готова к встрече с Богом как со своим главным, любимым, избранным предметом жизни, – вот тогда она и уходит в мир иной.

<17> И потому, братья и сестры, начнем новый год с того, что будем самим себе, своим близким, окружающим нас, твердить, что и нынешнее лето Господне – благоприятно для спасения. Се ныне день спасения! Ибо «чем ночь темней, тем ярче звезды…» – говорят поэты, а мы скажем: чем труднее испытания, тем крепче вера.

Пусть Господь благословит наступающее лето благостью Своей, укреплением нашего духа, чтобы мы сами твердо и крепко верили и держались за святую Православную Церковь, и не уставая, говорили об этом всем и каждому, и своим примером показали твердость нашего исповедания. Аминь.

31 декабря 1994 года.

V. Слово после Акафиста Матери Божией «Взыскание погибших» в неделю о мытаре и фарисее

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Я увидел, что вы заметили: некоторое замешательство ваше было, когда я прочитал вместо первого икоса второй. Я сделал это не случайно, потому что здесь замечательные – как и во всем акафисте – но особенно для нас полезные слова: «Тайну Твоего, Богородице, заступления людей, в скорби погибающих, уразумети хотяще, к Тебе прибегаем. Ты же, яко Благая, научи ны разумети в защищении Благаго Сына Твоего милосердое промышление о спасении душ наших и очищение многих согрешений». Вот, братья и сестры, приходим мы в церковь, – конечно, для того, чтобы просить у Господа милости; конечно, для того, чтобы искать помощи в наших житейских обстоятельствах. И видим милосердую помощь Царицы Небесной. Приходим, просим и получаем. Иногда – благодарим, чаще всего – забываем, и ждем, когда следующая напасть над нами приключится, для того, чтобы опять придти, попросить, и чаще всего забыть поблагодарить. А между тем вот в этих словах акафиста мы просим Царицу Небесную открыть нам тайну Ее заступления, чтобы в тех обстоятельствах жизни уразуметь нам «Благаго Сына благое промышление» о спасении душ наших.

<18> Ведь церковь – это не только «дом молитвы» (Мф. 21, 13, Мк. 11, 17, Лк. 19, 46), не только место, где слышит Господь наши просьбы более, чем в другом месте, – хотя «на всяком месте владычествия Его благослови, душе моя, Господа» (Пс. 102, 22). Молиться можно повсюду – и в дороге, и на работе, и дома, и есть подвижники, которые даже во сне, не засыпая, продолжают молиться – сердце молится. «Око мое дремлет, а сердце мое бдит» (См. Песн. 5, 2) – сказано в Библии; дает молитву Господь даже и в сонном состоянии. Но мы приходим в храм молиться, и это правильно.

Но храм – это и школа. Здесь мы учимся жизни христианской. И вот об этом я и хочу сказать сейчас, что за месяц до святого Великого Поста начинает Церковь готовить нас к тому, чтобы мы легко вступили – не просто сократив свои житейские потребности, ограничив себя в пище, увеличив количество поклонов и молитв, – а именно чтобы мы вошли в пост, как в серьезную духовную школу, которая дает нам образование нашего сердца. «Сын мой, дай мне твое сердце!» – говорит Господь (Притч. 23, 26). Когда ученики апостола Павла давали щедрую милостыню в помощь другим бедствующим церквам, он говорил им: «Не нужно мне вашего, а вас» (См.: 2 Кор. 12, 14). Какую цену заплатит человек за душу свою? Какая польза ему, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? (См. Мф. 16, 26, Мк. 8, 36) Сколько таких мудрых изречений знаем мы из Библии!

И вот поэтому сейчас, когда вступаем мы в Пост Великий, прежде всего наша забота состоит в том: а что же мы хотим от этого поста? А что мы должны с собой принести в него, что мы должны из него вынести, с каким сокровищем духовным вступим мы в светлый праздник Пасхи? Вступим ли мы в него пустыми, с сосудом, опустевшим от елея, или же светлым огоньком лампады будет гореть наша душа? (См.: Мф. 25, 8) И дается это не только молитвой и трудом, но и постоянным размышлением.

Нужно все время думать о Боге. И думать о том, что случающееся с нами никогда не бывает случайным. Вот, если хотите, простой пример. Сегодня мы, школьники сорок <19> первого года, собрались, как каждый год. И торопясь к службе, я сказал, что нужно мне уехать тогда-то. Задержался на полчаса. И в это время пришло сообщение, что у одного из наших друзей сын попал в больницу с инфарктом. Тут же, конечно, подняли телефоны… Ну, уехал бы я на полчаса раньше – через неделю бы я узнал, что слег он в больницу, или выздоровел, или еще что-нибудь… Но вот ведь, понадобилось зачем-то и мое участие! – Вот на этих мелочах мы постоянно учимся, что Господь ничего не попускает для нас случайного, и слова Его о том, что волос не упадет без воли Божией с головы нашей (См.: Деян. 27, 34) – это истинная правда.

Как же Господь готовит нас к молитве, к Посту, к покаянию, к светлому празднику Пасхи? Задумайтесь, вот пришли вы в прошлое воскресенье в церковь. Что читали? Редко кто мне ответит, ну, может быть, один-два человека. А это называется «Неделя о Закхее» (См.: Лк. 19, 1–10). Господь входит в Иерихон – богатый, старинный, когда-то разрушенный полностью до основания (камня на камне не осталось!), но – восстановленный город. Теперь там торговля, производство, что-то делают, кто-то кого-то грабит, кто-то кому-то помогает, толпа ждет, когда придет этот знаменитый целитель, чудотворец и учитель Иисус из Галилеи. И был там «начальник налоговой инспекции», старший сборщик налогов – Закхей. Человек уже пожилой, достигший большой известности и высокого должностного положения, имеющий дом, и семью, и подчиненных. Но он был мал ростом и через толпу не мог увидеть – а ему так хотелось увидеть Господа Иисуса Христа! И вот, вместе с мальчишками полез он на дерево для того, чтобы оттуда, с сучка, посмотреть, а кто же этот праведник, и целитель, и чудотворец – Иисус из Галилеи. Ну, представьте себе чиновника районного масштаба, который лезет на дерево, чтобы посмотреть на «религиозного деятеля»! И когда Господь поравнялся с этим деревом, Он сказал: «Закхей, поторопись слезть. Потому что Я к тебе сейчас приду в дом». И город был возмущен: «Как это так?! Такой праведник, и заходит в дом такого отвратительного человека! Может быть, он был уж не банальный «грешник», но он был сборщик податей<20> жестокий, неумолимый, разоряющий всех, собирая налоги на римлян – оккупантов, чужеземцев! И тогда Закхей говорит: «Господи, я не достоин, чтобы Ты вошел за порог моего дома! Но – обещаю Тебе: всех, кого я обидел, – вознагражу вчетверо!» И сказал Господь: «Ныне пришло спасение дому сему!»

Вот вам прямой пример. С чем мы должны придти к Посту? – Вспомнить, кого, когда и, прежде всего, самих себя чем мы обидели. – Обидели очень многими незримыми для мира поступками. В мыслях, в осуждении, в скорби, в ропоте. Ведь прежде всего, когда человек обижает кого-нибудь, он не того обижает, кого он обидел, он унижает свое человеческое достоинство! Сказано в постановлении Апостольского Cобора (См.: Деян. 15, 4–29) – первого Собора, когда апостолы собрались для того, чтобы «подвести итоги» и «наметить дальнейший путь» проповеди Евангелия, самое простое: к чему мы можем обязывать язычников? Исполнять древний Моисеев закон? – Нет! Не делай другому того, чего не хочешь себе! – вот простое правило. И поэтому, когда бывает обида в мире, это прежде всего беда не для обиженного, а для обидчика. И прежде всего о самих себе подумаем: сколько раз мы сами себя обидели таким образом: и неисполнением церковных правил, и просто своих собственных душевных движений.

Сегодня читали притчу (См. Лк., 18, 10–14, О мытаре и фарисее), где Господь показал, чтó есть подлинная праведность, чтó Ему более всего нужно. Два человека стояли в величественном иерусалимском храме. Огромный храм, тысячи человек помещались там, и впереди всех на молитве стоял пышно одетый праведник, законник, который знает все абсолютно законы древнего Завета, данного Моисею. Постится дважды в неделю, десятину отдает на нищих и на храм, и никогда ни в чем он не нарушил закона. «Благодарю тебя, Господи, что я не такой, как все те другие, или как вон тот – тот! – мытарь, который стоит в дверях, – там, в конце!» А мытарь, – ну, действительно, что ему? Сборщик налогов, уж и с живого и с мертвого брал! Не похвалиться ему, не погордиться. Он только, склонив голову, бил себя в грудь и <21> говорил: «Господи! Помилуй меня, грешного! Боже, милостив будь мне грешному!»

И сказал Господь, что последний-то вышел более оправданным. Он не осудил фарисея. Он праведник – ну что же сделаешь? – формально он праведник. Но – подлинное благословение Божие получил тот, который не гордясь своими мнимыми или подлинными добродетелями, просил у Господа помощи и милости, сознавая свое недостоинство.

И можно сказать, что наша святая Православная Церковь и русский народ, при всем величии необыкновенных талантов, которые Бог дал нам в лице наших и ученых, и людей искусства, и живописцев – богат русский народ, богата русская Церковь! – но ей всегда был присущ тот дух смиренного отношения к Богу в исполнении слов Господних. Когда вы что-нибудь делаете, скажите, что «мы – рабы недостойные, мы сделали то, что должны были сделать» (См.: Лк. 17, 10). Кому много дано, с того много и спросится. И Церковь наша, во всем мире проповедавшая слово Божие, особенно в последний век, никогда не кичилась, и всегда смирялась и терпела такие гонения, какие редко кто мог выдержать. И тем была угодна Богу.

И мы, каждый из нас, сейчас, в эти годы, в трудных обстоятельствах жизни, не гордимся этим и не жалуемся, а совершаем наш путь с полным доверием Господу, прося только об одном: милостив буди нам грешным! Значит, здесь Господь опять-таки нас подводит к тому, что перед Постом, чрез чтение и внимание к слову Божию, должны мы задуматься и проверить самих себя.

В следующее воскресенье услышим мы притчу снова из Евангелия от Луки (См.: Лк. 21, 12–19, О блудном сыне), о сыне младшем, неразумном, который опять-таки очень близок нашему времени. Он говорит отцу: «Ну, что мне работать? Ты уже для меня заработал, мне причитается своя доля имущества, – дай мне, я, пожалуй, сам! Сумею прожить!» Отец не стал спорить, дал ему причитающуюся часть наследства, и тот ушел. Ушел, промотал, впал в бедствия, в лишениях раскаялся, вернулся домой. И отец вознаградил его с любовью. <22> Простил все и вознаградил. Можно не распространять слово – это так близко каждому из нас, что стоит только немножко подумать, проанализировать свою собственную жизнь, и об окружающей нас жизни подумать, – и придти с этим чувством возвращения в дом Отчий к Великому Посту, в сознании, что мы никуда не уйдем и никогда не покинем святой Православной Церкви, и будем возвращаться в нее не только тогда, когда обстоятельства нас заставляют, а ежедневно, размышляя о том пути, по которому мы идем.

И наконец последнее, грозное воскресенье, неделя о Страшном Суде, когда напоминается нам, какой ответ мы дадим пред Господом Богом. И хотелось бы мне поэтому и закончить это свое короткое слово, сказав, что не только в молитве, не только в мужественном противостоянии бедствиям, в выдержке [4], которую проявляет православный христианин в жизненных обстоятельствах, но именно постоянно размышляя о путях Господних, видим мы благое промышление о спасении душ наших. И если не хватает своего ума – а его безусловно не хватает и не хватит – просить Матерь Божию, чтобы Она Своей материнской любовью – именно как мать! – дала нам вовремя и разум, и, может быть, даже какое-то вразумление, ибо материнское наказание всегда растворено любовью. Пусть же Царица Небесная поможет нам на этом пути приготовления к святому Великому Посту, чтобы он был не бесплоден для нас, чтобы действительно в праздник Пасхи светлым и радостным чувством встретили мы святое Воскресение. Аминь.

12 февраля 1995 года.

<23>

VI. Слово о «Пещном действе» после Акафиста Матери Божией «Взыскание погибших»

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Я сегодня хочу обратить ваше внимание на слова из пятого кондака акафиста, который мы только что читали и пели, что «Матерь Божия нам образ злострадания и терпения явила, да и мы, в пещи искушений и бед сущие, воспевали смиренно Богу: Аллилуия». Аллилуия в переводе на русский значит «хвала Богу». Как же так? Находясь среди искушений и бед, да еще «в пещи» – в раскаленной печи можно воспевать хвалу Богу? Я хочу говорить сейчас не о том, что Матерь Божия Сама пережила всю боль, которая дается матери, теряющей единственного сына, в страшных муках погибающего на кресте, проходившего сквозь толпы разъяренных людей, творившего милость и получавшего только одни хулы, насмешки и побои. Не об этом – а хочу говорить о нас самих, о том, что было сказано в акафисте: что Матерь Божия Своим жизненным путем подала нам пример, чтобы мы, находящиеся в подобных обстоятельствах, благодарили Бога, воздавали хвалу Богу. И это образ не поэтический, не созданный составителем акафиста – благочестивым неким человеком, – а это образ библейский, потому что именно оттуда он взят.

И в старые годы чин «Пещнаго действа» был любимым зрелищем на Москве, и не только в далекие времена семнадцатого или восемнадцатого века, но даже и в наше детство: митрополит Трифон [5], всем известный праведник, могила которого посещается усердно на Введенских горах, на Немецком кладбище, и он ставил в своем домашнем кругу чин «Пещнаго действа». Что же это такое? Что это за «Пещное действо»?

В далекие-далекие времена, в самом начале первого тысячелетия до нашей эры, в восьмисотые годы, в девятом веке еврейский народ подвергся опустошительному нашествию ассирийцев. (См.: 4 Цар. 24; 25; 2 Пар. 36; Иер. 29; 32; Иез. <24> 26; Дан. 3–5) Вавилонское царство, могучее, богатое, грозное, языческое, понимавшее Бога как жестокого, кровожадного мстителя, насаждавшее всюду культ Ваала, кровожадного бога и других богов языческих, и царь Навуходоносор, преданный этому культу, разоряет Иерусалим и множество евреев переводит в Вавилонское царство, а на место освободившееся приводит ассирийцев. Так в течение многих лет происходило перемешивание людей на Святой Земле. Евреи, переселившиеся в Вавилон, пытались сохранить свою веру в Единого Бога, но не все могли устоять и многие и многие из них переходили в языческий культ, пытаясь сохранить свою жизнь, благополучие в новых условиях. Но были там те, кто крепко и твердо держались своей веры. Имена некоторых из их сохранились: их поддерживал молодой и талантливый юноша Даниил, обладавший даром пророчества, который говорил, что все эти беды и испытания даются для того, чтобы очистить дух, укрепить веру, для того чтобы Бог, как золото очищая огнем, привел и этих людей, колеблющихся и слабых, обремененных нищетой, заботами, пленом, – привел к сознанию того, что они – дети Божии, и жить должны по Божиим законам.

Прошли годы. Навуходоносору докладывают, что не все евреи перешли в язычество, и особенно из них стараются удержать соплеменников Даниил, а с ним еще трое юношей, совсем еще «маленькие», по нашему сказать, – дети шестнадцати-семнадцати лет. Они не ходят на языческие торжества, они не признают языческих праздников и жертвоприношений, поют себе свои псалмы, живут по своим законам, и пренебрегают всеми теми распоряжениями царя, которые он отдает.

И вот тогда Навуходоносор решил устроить показательный процесс. Создал огромную медную статую, полую внутри, разжег сильный огонь, и сказал, чтобы все пришли – ассирийцы и евреи – все пришли к подножию этой огромной печи и поклонились Ваалу, изваяние которого было здесь же. И кто не поклонится – того сразу же бросать в огонь. Приказ был исполнен. Глашатаи объявили: «Как только услышите звук литавр, труб, восторженные крики языческой толпы, все <24> падайте на колени перед Ваалом». И очень многие так и сделали. Но в первых рядах стояли как раз эти Анания, Азария и Мисаил, – стоят они и не кланяются. Ну, тут же приказ был исполнен: взяли их и бросили в эту печь. Но Даниил предупреждал: не бояться, не теряя духа подвергнуться этому испытанию. Огонь продолжал бушевать, но в печь сошел ангел и оградил этих юношей от пламени. Навуходоносор спрашивает: «Ну как? Пепел?» – «Да нет, – говорят. – Ходят, стоят там себе и поют свои псалмы. И их там не три, а четыре». – «Не может быть!» – «Проверим!» – «Опять то же самое!»

Вот так сохранена была их жизнь, и этот образ наши русские люди очень любили. И вот в предрождественские дни, когда закрывались постом все театральные действа, вот тогда в отдельных частных домах и театрах устраивали эту, как на Западе называется, мистерию, у нас же – чин «Пещнаго действа» – и люди с удовольствием смотрели, и это напоминало им образно, что и они – те, кто смотрят, – наследники древней веры во Единого Бога, что они православные люди, а потому ни печь, ни беды, ни какие-то другие скорби нельзя рассматривать иначе, как только испытание веры. При этом библейский рассказ был интерпретирован в нашей русской образности. На престоле сажали определенное лицо, одетое в пышные одежды царские. Если это происходило в Кремле, в Грановитой палате, то брали лучших придворных юношей в качестве главных действующих лиц: Анании, Азарии и Мисаила; брали наиболее страшных и безобразных, для того, чтобы из них сделать прислужников около печи, и затем расписывались роли и диалог. И когда читаешь эту древнюю рукопись – чин «Пещнаго действа» – иной раз трудно сдержать улыбку: как по-русски объясняются стражники с Навуходоносором, – на простом нашем русском уличном языке, отнюдь не библейском, идет разговор: что нет, ничего, дескать, царь, не получается, вот так вот и так, раздуваем, раздуваем, а толку-то никакого.

Но это все хорошо – это образ, это наглядное пособие для изучения православной веры и Библии, а что же делать нам? Действительно, как будто бы некое разбушевавшееся пламя <26> бушует в нашей жизни, в каждой душе. Сколько у нас возмущенных и недовольных, бедствующих и просто раздраженных. Одни раздражены успехом соседа. Завидуя ему, готовы совершить – и совершают – убийство. Другие в зависти и боли не знают, что предпринять. Третьи, бедствуя, стоят у мусорных ящиков для того, чтобы найти себе пропитание. Что происходит в областях! Знаем и по рассказам, и своими глазами видим. Многое приходится сейчас видеть и переживать и от многого, может быть, приходить в отчаяние, – и тут стоит перед нами этот библейский образ, так тщательно и так усердно воспроизведенный нашей русской традицией. Действительно, мы находимся как бы в печи искушений и бед. И все-таки Господь хранит всех и каждого. Господь правильно сказал, что даже волос без воли Его не упадет с головы (См.: Деян. 27, 34). Посмотрите на птиц небесных и на лилии (См.: Мф. 6, 26–28) – не достаточно ли этого примера? Поэтому все, что совершается вокруг нас, прежде всего, зависит от нас самих. Будет у нас крепкая вера в Бога – будет и правильное понимание того, что всякое искушение для нас – это огонь, сжигающий все смрадное и чужое в душе. Как золото из земли, руды через пламя выходит неистлевающим металлом, так и душа человека сквозь беды, искушения, которые для нас ни что иное, как испытание твердости духа и веры, – так душа приходит к Богу очищенной.

У нас много говорят о том, что нужно приносить покаяние, но никто не знает, что такое покаяние. У нас много говорят об ошибках прошлого, но никто не может исправить пока до сих пор того, что он делал сам. И вот для этого существует наша Православная Церковь, которая имеет особое дерзновение – молиться за тех, кто не научился молиться до самой смерти, за тех, кто сейчас не знает, за тех, кто хочет, но не умеет.

Вчера была годовщина битвы за Волоколамск, где сто тридцать изможденных отступлением, голодных, промокших, промерзших бойцов противостояли огромному вражескому полчищу – с танками, со всей сложной военной техникой, сытых, пьяных, ожесточенных, озлобленных… Собрались ветераны <27> – их совсем уже немного, старички, которые еле-еле уже ходят, старушки, которые прошли сквозь фронт, победу видели, – с со многими ранами, с болезнями дожили до этого дня. Это было всего-навсего пятьдесят пять лет назад, но это наше время, на нашей памяти! Прошли мы это испытание, проходим другое – сейчас, будут и еще, – Церковь не может быть без испытаний, и не может быть православный человек без испытаний. И во всем этом есть у нас надежное слово Божие, которое говорит: «Не бойся, малое стадо, ибо Господь даровал вам царство» (См.: Лк. 12,32).

И ангел, который сумел утолить эту огненную стихию в печи ради трех юношей – неужели не покроет своими крылами и Церковь нашу, и наше Отечество, и нас всех? При условии, что мы будем православными христианами, чадами нашей Православной Церкви и попытаемся исправить свой внутренний мир, чтобы страсти внешние не бушевали в нашей душе.

Помолимся Царице Небесной, чтобы Она, явившая нам «образ злострадания и терпения», помогла и в этой «пещи искушений и бед» сохранить нашу веру и предстать пред Богом чистыми и ходатаями за весь не знающий Бога мир. Аминь.

17 ноября 1996 года

VII. Слово на неделю 2-ю по Пасхе, после акафиста Воскресению Христову.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа

Все вы помните, братья и сестры, что ученики, те кто следовал за Господом Иисусом Христом в Его земной жизни, не сразу поверили в Его воскресение. И когда ангел через жен мироносиц возвестил, что Христос воскрес, не поверили они. Но Христос являлся, являлся сквозь закрытые двери (См.: Ин. 20, 19), являлся ученикам, когда они были в пути (См.: Лк. 24, 13–35), и они не знали, но, – не допуская мысли, что может быть с ними воскресший Господь, – чувствовали сердцем, что что-то необычное происходит: «Не сердце ли наше горело в нас, когда Он шел с нами и беседовал с нами на пути?» – <28> говорили потом Лука и Клеопа. И они, получив от Него уверение, что это именно Он, тотчас же, несмотря на утомление пройденного пути, несмотря на все пережитые волнения, тут же устремились обратно в Иерусалим, нашли учеников и сказали, что они видели Господа, а те им в ответ: «Да, и мы видели!» Ибо Он явился Симону (См:. Ин. 21, 1–22) в знак прощения его отречения и беседовал с ним. Итак, в Евангелии от Иоанна повторяется неоднократно, как «дверем затворенным», где со страхом сидели ученики, вдруг являлся Господь Иисус Христос и говорил им каждый раз: «Мир вам!» (Ин. 20, 21) – в смятенные их души давая благодатное благословение мира и радости. И вспомнили ученики, как всего несколько дней тому назад он говорил им: «Вы будете иметь скорбь, а мир возрадуется. Но радость ваша исполнена будет и этой радости уже никто не отнимет от вас». (См.: Ин. 16, 20) И даже когда через сорок дней Господь оставил их и вознесся на небо, ученики с радостью возвращались в Иерусалим, (См.: Лк. 24. 52) потому что они получили твердое уверение, что Господь всегда с ними, что благодать Святого Духа их сохранит на всех трудных исповеднических путях их жизни.

Вот эта глубокая вера Церкви, братья и сестры, она и до нас дошла, и в Православной Церкви она сохраняется ярким светом, обетованиями, утешениями, ясными знамениями. Важно только не пропустить того момента, когда в закрытые двери нашего сердца постучится Христос, когда вдруг неожиданно для себя мы ощутим чувство благодарности – среди всех скорбей, лишений, нужды, смятений, вдруг повеет как теплый ветер: «Господи, слава Тебе! Могло быть хуже…» Могло произойти что-то страшное – но не произошло. Сколько катастроф! Сколько раз на моем пути сегодня неизбежной была бы катастрофа! Но не случилось. И первое чувство – благодарности Господу Богу. Это значит – Господь постучал в наше сердце. Попустил обстоятельства, когда грозила неминучая беда, но Своей властной рукой остановил…

Вспомним, кто нуждается в нашей молитве. Сколько горя, сколько беды на свете! Сколько нужды, сколько лишений! <29> Если мы вспомним обо всех больных, и нищих, и бездомных, – и пролитую кровь – это значит, Господь постучал в наше сердце. И сухое, может быть, иссохшее от своих бед, оно откроется и обратится с молитвой ко Господу Богу о тех, кто ждет нашей помощи. Так Господь вошел в наше сердце.

Вспомним ушедших из жизни. Пройдет день – и будет Радоница. Не просто поминальный день, а Радоница, когда радуются небо и земля, когда адские глубины отдают своих узников. Вспомним ушедших! И эта память – стук в наше сердце Господа Бога воскресшего. Итак, братья и сестры, – будем все время на страже у дверей своего сердца. Будем готовы по первому знаку, малому или потрясающему по своей силе, открыть сердце для молитвы Господу Богу. И запомним последние слова, которые записал Иоанн Богослов, написавший так много и с такой силой. Книгу Откровения, Апокалипсис, он завершает какими словами Господа нашего Иисуса Христа? «Вот Я стою у дверей вашего сердца и стучу. И кто отверзает Мне, к тому вхожу и разделяю с ним трапезу» (См.: Откр. 3, 20). Да будет сердце наше открыто, а если вдруг и закрывает оно свои окна и двери, будем готовы открыть их по первому зову Господа Иисуса Христа, и почаще будем вспоминать: «Христос Воскресе!»

26 апреля 1998 года

VIII. Проповедь после акафиста иконе Божией Матери «Взыскание погибших»

Сегодня в чтении акафиста я хотел бы обратить ваше внимание, братья и сестры, на икос восьмой:

«Все житие наше на земли болезненно и печали исполнено от клеветы, досаждения, укорения и иных многовидных бед и напастей. Немощствует бо тело, изнемогает и дух наш. К Тебе убо прибегаем, Богомати, пред пречистою иконою Твоею припадающе. Исполни радости и веселия скорбныя сердца наша, да вопием Ти: радуйся, Путеводительнице, к Небесному Отечеству нас руководящая. Радуйся, Царице неба и земли, врата райская нам отверзающая. Радуйся Милостивная, <30> нас милующая. Радуйся, Домостроительнице, житие наше добре устрояющая. Радуйся, руно орошенное, еже Гедеон предвиде. Радуйся, блаженное чрево, невместимого всеми Бога вместившее. Радуйся, Неопалимая Купино. Радуйся, Нерушимая Стено. Радуйся, Живоносный Источниче. Радуйся, Цвете Неувядаемый. Радуйся, Умягчение сердец злых, радуйся, Умиление благих. Радуйся, Благодатная Богородице Дево, Погибших Взыскание и всех скорбящих радосте».

Вот, братья и сестры, казалось мне, что эта часть акафиста, составленная десятилетия, – столетия – тому назад, писана именно для нас – для вас – для нашего времени, ибо многих печалей, многовидных бед и напастей исполнено наше время. Но я хочу обратить внимание на слова: «Радуйся, Домостроительнице, житие наше добре устрояющая». Господь неоднократно в Своих притчах и поучениях приводил пример дома, как образ нашей жизни. И действительно, что дороже – после жизни – для человека? Это его дом. И вспомним, как завершает Свое наставление в Нагорной проповеди, в Евангелии от Матфея, Господь Иисус Христос. Он говорит: «Кому уподоблю мужа мудрого? Муж мудрый строит дом свой на камне. И подули ветры, и пошли дожди, и налегли на дом тот, и он устоял, потому что был на камне. И кому уподоблю мужа неразумного? Тому, кто строит дом свой на песке. И подули ветры, и налегли дожди. И не устоял дом тот, и разрушился, и было падение его великое» (См.: Мф. 7, 24–27). Апостол Павел в послании к коринфянам тоже много говорит о «доме» верующего, следующего за Христом. И говорит: «Кто мудрый строитель? Тот, который точен, который верен и не нарушает правил построения». (См.: 1 Кор. 3, 10) А апостол Петр, более того, говорит, что все вы, верующие, вы – камни дома Божия, живые камни, из которых слагается живое здание – Церковь.(См.: 1 Пет. 2, 5) И вот об этом-то и позаботился мудрый создатель акафиста, который с такой любовью и усердием мы поем здесь, напоминая нам, что Матерь Божия – Домостроительница как нашего личного спасения, так и Созидательница нашего общества и нашего Отечества. И недаром называют Россию Домом Пресвятой Богородицы. И <31> многократно мы празднуем в честь Ее икон праздники в наших храмах, и единственный во всем мире праздник – Покрова Пресвятой Богородицы. Задумаемся над этим, братья. Я думаю, что и слова мои здесь излишни, потому что каждый из нас знает, как строить дом Господень – по заповедям Его.

Правда, может быть, не всем дано было великое счастье родиться в христианской семье, когда от родителей с младенчества был наставлен человек в правилах христианского жития. Не всем в юности довелось получить светлые уроки веры. Но все сейчас имеют возможность беспрепятственно придти в храм и здесь услышать слово Божие. И в окружении святых икон, в преизобилии благодати Божией, ощутить мир в душе, зовущий его остаться здесь всем своим существом, всеми мыслями, всеми чувствами. Ибо здесь, в Дому Божием, надлежит нам быть.

Вспомним пример отрока Иисуса, который мальчиком двенадцати лет отстал от родителей, когда они пришли – названный Его отец, Иосиф, и Пречистая Дева Мария, – на поклонение в Иерусалимский храм, и уже выйдя из города, из Иерусалима, заметили, что с ними нет их любимого младшего отрока. Думали: может быть, Он пристал к кому-нибудь из близких, знакомых людей? Но и там Его не оказалось. И тогда они побежали в храм и там застали Его в окружении мудрых учителей иудеев, рассуждающих о тайнах духовной жизни, о вере, о Библии. И с упреком сказала Ему Пречистая Дева: «Сын Мой, зачем же Ты нас так напугал? Почему Ты остался здесь?» И Он ответил Ей: «Разве Вы не знаете, что в доме Отца Моего надлежит Мне быть?» (См.: Лк. 2, 41–49) Вот так, братья и сестры, храм наш – это дом Отца и дом нашего Спасителя. Это дом наш, здесь живет наше сердце, сюда мы приносим свои радости и скорби, здесь мы получаем ответ на наши нужды и наши прошения.

Но это не значит только чтобы придти в храм и выплакаться здесь, пожаловаться на кого-то или на что-то, иной раз забыв о себе, о тех бедах, которые мы причиняем кому-то. Чаще всего бывает именно так. Но храм – еще и школа. Чему же учимся мы здесь?

<32> Прежде всего, нам дается живой и действенный пример Царицы Небесной. Да, ей было особое благоволение Божие. Она родилась у благочестивых родителей, Она с младенческих лет отдана была в храм и там провела Свои детские и первые девичьи дни, оттуда отдана была в дом благочестивого, праведного Иосифа ради сохранения Ее непорочности, с тем, чтобы потом пронести этот свет в мир. И там Она получила единственное и неповторимое благословение Божие: стать Матерью Богочеловека Господа нашего Иисуса Христа. С трепетом приняла Она это высокое послушание. «Се раба Господня, да будет Мне по глаголу Твоему» – ответила Она Ангелу, естественно, в начале усумнившись в возможности его откровения. (См.: Лк. 1, 34–38) Но родился Младенец.

Мы ждем праздника Рождества Христова и не забываем, в сколь трудные времена Господь пришел на землю, каким образом нищеты облекся Он для того, чтобы показать нам Своим примером трудность бытия человека в мире, жесткость людей, отказавшихся принять Его Матерь в последние часы перед рождением Младенца. Вспомним и о тех людях, оставшихся безвестными, которые, по-видимому, приютили это бедное семейство, ибо когда пришли волхвы поклониться, они застали их уже в некоем доме. (См.: Мф. 2, 11) Вспомним и злочестивого Ирода, повелевшего избить младенцев. (См.: Мф. 2, 16) Сколько воспоминаний приходит нам в этот праздник! И вместе с радостью праздника, с благодарностью, мы вспоминаем многие и многие темные стороны земной жизни. И во всех этих обстоятельствах Матерь Божия не издала ни ропота, ни жалобы… И оружие прошло Ее сердце, когда праведный Симеон предсказал Ей великую скорбь, которую Она получит, следуя по стопам Своего Сына, проповедовавшего миру спасение и отпущение грехов. (См.: Лк. 2, 34–35)

Однажды только напоминает нам Евангелие, как близкие люди, испугавшись за ту враждебность, которая окружала Господа Иисуса Христа, захотели взять Его и отвести в безопасное место. И ученики сказали Господу Иисусу Христу, находящемуся в окружении людей в доме: «Вон там братья <33> Твои и Матерь Твоя, видеть Тебя хотят и взять Тебя хотят». И Господь сказал: «Вот Мои братья – кто окружает Меня». (См.: Мк. 3, 21, 31–35). И это вынесла Царица Небесная. Вспомним и Ее боль при распятии Сына. И во всех этих переживаниях, во всех муках сердечных сохранила Она беспорочную преданность Богу. И потому в полном смысле может быть Она Домостроительницей спасения, устроение дома нашего устрояющей. Вспомним и то, что Ей первой было благовестие о воскресении Ее Сына. Об этом мы поем в пасхальных песнопениях: «Ангел вопияше Благодатней: Чистая Дево, радуйся! И паки реку: радуйся! – ибо Сын Твой воскрес тридневен от гроба» (Задостойник Пасхи). И далее Царица Небесная взяла в удел Себе землю для проповеди Евангелия. Труд, прошедший чрез всю Ее жизнь, Она завершила апостольским служением.

Вот так, братья и сестры. Один только этот пример говори о том, что Домостроительница наша, Покровительница наша, Ходатаица пред Богом и мудрая Наставница – Царица Небесная – примером жизни Своей показывает каждому из нас тот путь, который неизбежно проходит человек в своей жизни. И завершается он – радостью. То была радость воскресения, то была радость обретения новых чад, то была радость уже вечного пребывания у престола Божия. Итак, братья и сестры, вспомним то, с чего мы начали наше рассуждение. Муж мудрый устрояет дом свой на камне веры, на фундаменте заповедей Божиих. В чем состоит это устроение? – В устроении, прежде всего, дома своей души. И второе – в устроении своего домашнего дома. Недаром апостол Павел называет семью «домашней Церковью» (Рим. 16, 4). Как часто бывает в нашей жизни, что в дом мы приносим с улицы и раздражение, и боль, и именно в доме, прежде всего, разрушается внутренний мир человека. Позаботимся о чадах, о младших наших, наследниках, которым предстоит идти дальше по жизни. Именно в доме должны они получить первые наставления христианской жизни.

Вы мне скажете: «Да, но кто, кто нас научит?» Да, было время, когда даже в Церкви было трудно произносить слово <34> назидания. Но сейчас так много книг! Прекрасные книги старого и нового времени лежат повсюду. Одни, может быть, дороги, недоступны, но другие – доступны по цене. В каждом доме должна быть книга Священного Писания. И надо как можно больше приучать детей своих и самим читать те душеполезные наставления, которые так щедро сейчас поступили на наши книжные полки. Вы скажете, что не каждый может собрать себе библиотеку. Да, но есть друзья, от которых одна книга может переходить из рук в руки, и кто-то, прочитав один раз, передаст ее другому, а другой передаст третьему и одна книга послужит нескольким домам для их устроения. И если Матерь Божия увидит, что мы готовы откликнуться на Ее голос и устроять свой собственный дом, дом души и дом нашей семьи, будет Она верной Домостроительницей, дающей нам крепость духа и выдержку в трудные дни нашей жизни, и радость, которая обязательно, которая неотвратимо придет к нам в конце какого-то долгого или короткого пути, – смотря по воле Божией. Будем же помнить об этом, дорогие братья и сестры, и просить Царицу Небесную быть нашей доброй Домостроительницей, ибо Она готова и ждет, – мы только должны первыми сделать шаг и просить Ее об этом. Аминь.

1998 год

IX. О радости – проповедь после чтения акафиста иконе Божией Матери «Взыскание погибших»

Все мы знаем, братья и сестры, что любимейшим богослужением нашего православного народа является пение акафиста. И действительно: каждое слово ложится в душу, потому что перечисляются многие и многие стороны – и в основном печальные стороны – нашей жизни, с прошением о том, чтобы Царица Небесная или угодник Божий по милости Божией даровал избавление от этих бед. Но я хочу сказать другое: о некоей тайне нашей духовной жизни, о которой мы просто не думаем: знаем, но забываем в той постоянной суете, которая окружает нас повседневно и глубоко укоренилась <35> в нашем духе. Это учение о нашей церковной, православной радости. Не случайно акафист наполнен этим воззванием: «Радуйся! Радуйся! Радуйся!» А между тем другие строки говорят и о скорбных обстояниях, и о неверности друзей, и о смерти, похищающей близких, и о болезнях, и о нужде, и о переживаниях, и о грехах говорится наших, – и тем не менее всякий раз повторяется общее для всех слово «Радуйся!»

Чему же мы радуемся, братья и сестры, и от чего скорбим? Ведь послушайте внимательно, как мы начинаем пение акафиста? «Взбранной Воеводе, яко избавльшеся от злых, благодарственное пение приносим Тебе, Богородице. Ты же, яко имущая державу непобедимую, от всяких бед и скорбных обстояний свободи нас, зовущих…» Ибо к Ней, как к Воеводе непобедимой, Воеводе всегда побеждающей мы обращаем эти радостные божественные гимны.

А вспомним слова Господа Иисуса Христа, Который сказал Своим ученикам в канун Своих крестных страданий: «Вы будете печальны, а мир обрадуется», – имея в виду крестные страдания и позорную смерть, рассеяние учеников, погребение Пречистого Тела Господа. «Но пройдет немного времени, и печаль ваша в радость будет, и радости вашей уже никто не отнимет от вас». (См.: Ин. 16, 20) И вспомним, по нашим человеческим меркам, печальное событие. Когда ученики Христовы по зову своего Учителя пришли с Ним на гору Елеонскую, на сороковой день по Воскресении, Он благословил их и вознесся на небо. Казалось бы, что может быть печальнее расставания с Учителем, Который сказал, что больше они Его не увидят так, как привыкли видеть в дни земной жизни и в течение сорока дней, когда Он представал пред ними в самых неожиданных условиях: и на пути, и в комнате с закрытыми дверями… (См. Лк. 24, 52) И все же Евангелие повествует нам, что, возвратились ученики в Иерусалим с радостью, радуясь. Конечно, обетование, которое дал Господь, могло вселить в души их радость. Ибо Он сказал: «Я не оставлю вас, но приду к вам. Если Я сейчас покидаю вас, то Дух Утешитель придет и напомнит вам все, о чем Я говорил вам» (См.: Ин. 14, 16–20). То есть обещания были даны самые определенные, <36> самые большие, какие мог дать им, взволнованным, испуганным ученикам, Господь Иисус Христос. Но в этом ли только радость? В этом тоже, но радость и в другом! Радость в том, что нам Господь дал особое благословение: быть детьми Божиими. Вспомним слова, которые читаем мы в самом начале Евангелия от Иоанна: пришел к своим, и свои Его не приняли. А тем, которые приняли, дал область, – то есть дал обладание даром – чадами Божиими быти (См. Ин. 1, 11–12). И вот если мы откроем и внимательно посмотрим все строки Евангелия, все послания апостолов, которые наполнены любовью Бога к человеку, в них везде говорится о той несказанной радости, которую должен иметь человек как дитя Божие.

Апостол Павел, находясь в очень тяжелых «узах» в Риме, – в каменном мешке, без дверей и окон, куда спускали узника на веревке, и откуда извлекали его для казни, с оковами на руках и ногах, – он пишет ученикам своим: «Радуйтесь, и опять повторяю вам – «и паки реку» – радуйтесь!» (Флп. 3, 1; 4, 4) Возможно ли это? Возможно. Есть замечательная молитва святого мученика Евстратия, которую запечатлели в памяти своей ученики перед самой его мученической кончиной. Он говорит, словами обращаясь к Богу: «Телесные сия мучения суть веселие рабом Твоим». Казалось бы, насколько трудно представить себе, чтобы муки, перенесенные святым Евстратием, были радостными – в нашем понимании. Святой Игнатий Антиохийский, преемник святого апостола Петра на Антиохийской кафедре, с радостью путешествует в оковах из Антиохии, с Ближнего Востока, в Рим, на верную смерть, и пишет послание по пути своим ученикам и окружающим его людям, которые сопровождают его и понесут эти послания в другие Церкви, что он с радостью шествует, чтобы быть там раздробленным зубами зверей, как чистая пшеница, чтобы стать хлебом Божиим. Этот поэтический образ опять-таки не придет в голову человеку, удрученному своей собственной болью, своей собственной скорбью.

Но это было давно, почти две тысячи лет тому назад… А в наши дни? Вспомните преподобного Серафима, который встречал каждого приходящего к нему словами радости, <36> который в течение всего года приветствовал приветствием: «Христос воскресе!» – и обетование его, которое казалось парадоксальным для современников – и даже для нас, – что «мощи мои понесут в Дивеево летом и будут петь Пасху»… Еще двадцать, пятнадцать, десять лет тому назад это казалось невероятным, а мы были свидетелями тому, что именно в июльские дни мы вновь поклонялись останкам священным преподобного Серафима, и шел он от Москвы до Нижнего, до Дивеева, сопровождаемый толпами людей, которые пели в основном Пасху, потому что лучше всего наш русский народ знает пасхальные песнопения, и радость пасхальная сопровождала победное шествие мощей преподобного Серафима…

Вспомним и иные примеры прославленных и не прославленных святых. Когда люди, удрученные тяжкими недугами, десятилетиями прикованные к постели, были утешением и источником радости для тех, кто приходил к ним со своей болью, со своими заботами, и от них, вот этих страдальцев, черпал мир, успокоение души и с радостью нес этот дар в свой дом и окружающим. Отчего все это, братья и сестры? Оттого, что Церковь – это мир, это среда, это дом, по образу библейскому, – дом радости. И потому, когда касается нас какая-либо нужда, мы, прежде всего, должны вспомнить об этом.

А мир полон боли, мир полон скорби, нужды, испытаний, болезней, лишений… И вот эти – отдельные или постоянные, не прерывающиеся – бедствия, которые обрушиваются, как кажется, на нас, повергают нас, как пели мы в акафисте, «в пучину отчаяния». Как маленькая лодочка, попавшая в бурный поток, то зарывается в волны, то готова совсем пойти ко дну. Для чего же делается это? Для чего Господь, даровавший нам такой обильный, необычайный дар неотъемлемой радости, дает нам эти скорби и переживания, которые сопутствуют каждый день и каждому человеку? Это напоминания близости милости Божией. Подумаем сами: что было бы, если бы мы, посадив какой-то слабый росток, обрушили на него и дождь, и снег, и какие-то другие «физические нагрузки»: гнули бы его, ломали, выдергивали? Удержался бы этот росток <37> своими корнями? Нет, он сразу исторгнут был бы из почвы, надломился бы и завял.

Вспомним, как Господь говорит: «Мудрый человек, слушающий слова Мои и исполняющий их, подобен мудрому строителю, который дом свой ставит на камне. И подули ветры, и обрушились дожди, и было землетрясение, и устоял этот дом, потому что стоял он на камне. А человек безрассудный дом свой строит на песке. И пошли дожди, и подули ветры, и сотряслась земля, и обрушился дом тот, потому что он был на песке». И заканчивает Господь Свою Нагорную проповедь: «И было падение его великое». (См.: Мф. 7, 24–27)

Итак, братья и сестры, когда дуют ветры, когда сотрясается земля, когда, казалось бы, обрушиваются ливни воды или снега, образно выражающие ту боль, которую человек испытывает в жизни, это говорит о том, что «росток» наш глубоко укоренен в почву, что дом наш крепко стоит на камне, что не страшны эти бедствия, которые обрушиваются на человека извне. Лишь бы был только крепок его внутренний «дом», и та радость, которую мы черпаем в Церкви, всегда присутствовала в нашем сердце. Аминь.

1998 год.

X. Проповедь на начало Рождественского поста

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Ныне, братья и сестры, мы вступили в святой предрождественский пост, который будет продолжаться сорок дней – до праздника Рождества Христова. Идут уже третьи сутки поста, и нам необходимо задуматься о том, что же мы представляем собой и что предстоит нам делать в этот спасительный период времени. Нам нужно думать, молиться и просить Господа Бога укрепить нашу православную веру в то великое таинство, которое совершилось – воплощение Сына Божия. Ибо празднуя праздник Рождества Христова, мы тем самым исповедуем нашу веру. А вера наша должна быть разумна, и благочестие наше должно быть непоколебимо. И вот потому хочу вам прочитать сейчас из послания апостола Павла нужные <39> для нас слова и наставления. Апостол Павел, находясь в римских узах, ожидая скорой казни, пишет своему любимому ученику, епископу города Ефеса в Малой Азии, Тимофею:

«Павел, посланник Иисус Христов, по повелению Бога Спаса нашего Господа Иисуса Христа, упования нашего, Тимофею, близкому чаду в вере, – благодать, милость, мир от Бог Отца нашего и Христа Иисуса, Господа…» (1 Тим. 1, 1) – и далее продолжает: «Я пишу тебе, да увеси, како подобает в дому Божии жити, яже есть Церковь Бога жива, столп и утверждение истины. И беспрекословно известно, и есть величайшая благочестия тайна: Бог явися во плоти, оправдался в Духе, показал Себя ангелом, проповедан был во всех народах, привел к вере мир, вознесся во славе» (См.: 1 Тим. 3, 14–16).

И далее много других наставлений пишет апостол Павел. Но вот что для нас чрезвычайно важно сейчас – подумать о том кратком, что прочитал я вам. «Великая благочестия тайна: Бог явился во плоти». «Благочестие» в нашем древнем церковном словоупотреблении равноценно слову «Православие». Церковь Божия всегда подвергалась всяким нападкам со стороны и просто хулителей веры, и, казалось бы, убежденных в своем неверии людей, и извратителей православной веры, и множества лживых других проповедников. Церковь Божия всегда испытывала со стороны нападки. Но апостол Павел говорит, что «великая Православия тайна» – воплощение сына Божия. Да, тайна, которую постичь разумом практически невозможно, – ибо она не была бы тайной, но эта тайна спасительная, это не секрет какой-то, скрываемый от того, чтобы люди его узнали – нет, это таинство, таинственное, глубокое внутреннее убеждение, оно право-славно, оно прямо и в нем нет колебаний ни в какую сторону – и это великая, спасительная «благочестия тайна». Как же постичь эту тайну? Апостол Павел в другом своем послании – к Римлянам, пишет, что многообразно и много раз являл Себя Бог в разных явлениях, и нужно только внимать тому, что совершается вокруг тебя и в тебе самом, чтобы в этих явлениях постичь тайну бытия Божия. Она берется верой – верой Богу и верой в Бога.

<40> Древние хотели увидеть Бога. Великий пророк Моисей, который получил от Бога непосредственное озарение и закон, дерзновенно умел сказать: «Я хочу Тебя увидеть». Но Бог ответил ему: «Меня увидеть невозможно. Потому что не может потом человек уже существовать: как бы некий великий свет и огонь может сжечь его. Поэтому Я пройду мимо, а ты закрой лицо и голову свою покрой. И вот, когда Я пройду, тогда можешь открыть и постигнешь тень Мою» (См.: Исх. 33, 18–23). Так повествует нам древняя Библия. И поступил Моисей так. И действительно, сподобился он нечто увидеть, но лик его после этого преобразился и должен он был постоянно закрывать лицо свое, ибо свет от него исходил такой, что людям тяжко было смотреть на него.

И мы знаем, что угодники Божии, приобщившиеся благодати Божией, такие как наш отеческий преподобный Серафим – икона его здесь у нас, Сергий преподобный – икона здесь у нас, – получали озарение божественным светом. Таким образом, через внутреннюю жизнь, через молитву постигаем мы величие тайны Божия бытия.

Но если нет у нас по грехам нашим этого озарения, – что же нам делать? И вот тут для нас-то и пишет апостол Павел, – пишет, как подобает в доме Божием жить, а дом Божий – это Церковь, столп и утверждение истины. Как столп несет на себе нагрузку здания, как стены утверждают это здание непоколебимо, защищая от ветра и мороза и жара, и нападений, – так и Церковь – это тот именно нерукотворный, незримый, но ощущаемый нами и чувствуемый повседневно дом Божий, в котором безопасно жить. Это первая тайна, чрез которую мы постигаем тайны бытия Божия.

Далее апостол пишет: «Показал Себя ангелам». Даже ангелы не могут взирать на Существо Божие. Поэтому их изображают символически, херувимов и серафимов, которые крыльями своими закрывают лицо: они ближе всех стоят к престолу Божию, но и они не могут Его видеть. Но они увидели однажды, когда Господь пришел на землю и воплотился от Пречистой Девы Марии. Ангелы пели тогда: «Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение» (Лк. <41> 2, 14). Вот признаки благословения бытия Божия. Ангелы служили Господу в пустыне, когда Он постился и боролся с диаволом, искушающим Его. И ангел утешал Господа – дано ему было это дерзновение, – когда Господь по-человечески изнемогал в саду Гефсиманском в молитве, перед Своими телесными страданиями. Вот так. А ангелы ведь, братья и сестры, это наши хранители, которые постоянно пребывают с нами здесь на земле и проведут нас дальше путем после смерти к Царству Небесному, – или с плачем отвергнут нас, когда мы пойдем в путь погибели. Так еще одно есть общее звено, чрез которое постигаем мы тайну бытия Божия – чрез предстательство наших ангелов, которым Бог также явил Свое Существо в воплощении Сына Божия.

Еще один признак: «проповедан между народами». Да, действительно! Сколько учений, сколько проповедников различных учений прошло в мире, но Церковь Христова распространяется, утверждая бытие свое многими чудесами и спасительным действием силы Божией. И мы видим на примере нашей только одной жизни, как происходят чудесные изменения. Когда дети поют в храме, куда они не могли переступить порог, когда люди, убеленные сединой, бывшие далеко от Церкви, находят здесь себе приют, тепло и веру, и крепость душевных сил…

Следующий признак: вера в мире. Да, действительно, если бы не было веры, не было бы этого исконного свойства человеческой души, трудно было бы выдержать жизненные испытания, братья и сестры! Но мы верим, что Бог с нами, и наша сила укрепляется этой верой, и Бог открывается нам и подает Свою всесильную помощь. Итак: Бог явился во плоти, основал Свою Церковь – Столп и Утверждение Истины, – показал Себя ангелам, проповедан в народах, укрепил веру на земле, – и это дает силу людям продолжать свою земную жизнь вопреки всем бедам, всем слабостям человеческим, которым подвержен бывает порой наш дух.

Что же делать нам всем, братья и сестры, в эти пришедшие уже и продолжающиеся дни поста? Прежде всего, будем просить Царицу Небесную, чтобы Она дала нам пройти <42> постный путь в благочестии и святости. Вспомним то, что мы читали сейчас в Евангелии: как Она поспешила к окрестностям Иерусалима, где жила праведная Елизавета, уже носившая недрах своих Иоанна Крестителя, и пробыла с ней три месяца (См.: Лк. 39–56). Три месяца Матерь Божия была около Своей родственницы, помогала ей, как мы теперь можем думать по-человечески, и помогая ей по хозяйству, и утешая ее словом, и радуясь ее радостью до тех пор, пока настало время Елизавете родить Предтечу Господня Иоанна. Матерь Божия, Сама переживая трудный период материнства, служила своей родственнице Елизавете, тем самым уже проявляя то сильное свойство, которое дал Ей Господь у креста: ходатайствовать за весь мир.

Помолимся же Царице Небесной, чтобы и нам в эти постные дни помогла Она достойно вести нашу православную христианскую жизнь и радостно встретить праздник Рождества Христова. Пройдет совсем немного времени, и на этой неделе, в канун праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы запоем мы уже рождественские гимны: «Христос раждается – славите!» (Ирмос 1 Рождественского канона). Вот пусть радость праздника ожидаемого, пусть слава Божия, явившаяся на земле, коснется и наших сердец. А мы приготовим путь Господень, правыми сделаем стези Его (См.: Мк. 1, 3). Аминь.

1 декабря 1998 года

XI. Слово в преддверии Рождества Христова

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Осталось немного дней, братья и сестры, до праздника Рождества Христова. Прошлая наша беседа была в начале Рождественского поста, когда мы только готовились к празднику чрез постный подвиг и говорили о том, как предстоит проходить это служение, и я остановился на словах апостола Павла к своему любимому ученику Тимофею, который сказал следующее: «Беспрекословна великая благочестия тайна. Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе, показал Себя ангелам, <43> проповедан в народах, принят верой в мире, вознесся во славе» (См. Тим. 3, 16). Вот с чем мы вступали в святой Рождественский пост: с твердой верой в то, что совершилась великая благочестия тайна – Бог явился во плоти.

Один из величайших учителей Церкви, святой Афанасий Александрийский, сказал дерзновенные слова: «Бог стал человеком для того, чтобы человек стал богом». Трудно вместить нашему обычному сознанию это великое предначертание, сказанное апостолом Павлом и подтвержденное святителем Афанасием в IV веке. Но, братья и сестры, ведь и Христос сказал: «Будьте совершенны, как совершен Отец Ваш небесный» (Мф. 5, 48). И о совершенстве постоянно Господь говорил – и в притчах Своих, и прямо говорил. «Никто, кто не возьмет своего креста, – сказал Он юноше, который спросил Его: «Что мне делать, чтобы быть совершенным?» – «и не идет вслед за Мной, не может быть Моим учеником» (См.: Мк. 10, 17; Мф. 5, 21; 10, 38; Лк. 14, 27; 18, 20). Поэтому о совершенстве постоянно напоминает нам и слово Божие, и богослужение, и наша совесть. И вот сейчас, когда осталось уже совсем немного дней до праздника Рождества Христова, когда мы будем говорить эти праздничные слова, и песнопения огласят нашу церковь, задумаемся о том, так ли мы приняли эти наставления и Господа нашего Иисуса Христа, и святых апостолов.

Напомню, что святой апостол, в свои последние дни, находясь в заключении в Риме, подводя итог своей апостольской проповеди, пишет ученикам своим, епископам, поставленным в Церкви: Тимофею, которого он называет любимым своим сыном, (См.: 2 Тим. 1, 2) и Титу, поставленному епископом в очень сложном народе – критянах. Вот, пишет он апостолу Тимофею, ученику своему: «Не неради о пребывающем в тебе даровании, которое я тебе пророчествовал с возложением рук апостольских. О сем заботься, в сем пребывай, дабы успех твой для всех был очевиден. Вникай в себя и в учение, занимайся сим постоянно; ибо, так поступая, и себя спасешь и слушающих тебя» (См.: 1 Тим. 4, 14–16).

<44> Отчего же, в чем, почему такая забота апостола Павла? Да, он, предвидя уже и свой отход от жизни, и будущие трудности Церкви, продолжая, говорит Тимофею: «Знай, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся…» (2 Тим. 3, 1–5).

И далее в послании к Титу опять-таки он говорит: «Но явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнувши нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке, ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, Который дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ избранный, ревностный к добрым делам» (Тит. 2, 11–14). Приготовить Себе «народ избранный, ревностный к добрым делам! Вот видите, в каком противопоставлении находятся и ученики апостола Павла, и Церковь, которой суждено нести свою спасительную миссию в окружающем ее мире.

И вот, собираемся мы в храм Божий. Слушаем богослужения, не всё иногда воспринимая умом и сердцем. Но есть слова, на которых особенно хочется остановить внимание. Вот то, что мы читали сейчас и пели в акафисте, в первом его икосе: «Радуйся, вина – то есть «начало», «причина» – всех обожения». Вот об этом и заботится святой апостол Павел: чтобы исполнилась на нас заповедь Христова – быть совершенными Его последователями, учениками Его. Чтобы, видя противостояние окружающего мира, в котором, как я прочитал, так много отрицательных черт, – противостоять этому силой и духом, потому что явилась благодать Божия, спасительная для всех. И вместе с тем апостол Павел говорит и другие утешительные слова: «Всякое творение добро и полезно, принимаемое благодатью и молитвой» (См.: 1 Тим. <45> 4, 4–5). Значит не все в мире так уж плохо, братья и сестры! Не так уж страшны те, о ком пишет апостол Павел: что люди бывают плохи – и злонамеренны, и лживы, и бесчестны, и тщеславны. Так что если мы с помощью благодати Божией воспримем это как ту реальную действительность, в которой мы находимся, – с верой в благодать Божию, в силу молитвы, в заступничество в заступничество святых, – то не так уж страшны нам окружающие беды. От них не уйти, они были, есть и будут до скончания века. Но спасительная благодать Божия настолько велика, что все это остается за пределами Церкви, которая учит нас, как в доме Божием подобает жить (См.: 1 Тим. 3, 14–16).

И вот, святой апостол Павел учил своих учеников этому мужеству, а Господь наш говорил о том, – и это записано в Евангелии от Луки, – что в человеке всегда остается то доброе начало, которое мы просто не замечаем.

Четыре Евангелия – Матфей, Марк, Лука и Иоанн – повествуют о словах и делах Господа Иисуса Христа. Но Лука отличается от всех четырех тем, что он из слов апостола Павла, которому он наследовал, за которым он ходил, внимал и слушал его учение, из того общения, которое он нес ученикам и самовидцам Слова, вынес то главное, что Господь видел в человеке – доброе его начало. Притча о потерянной монетке, которую нашла женщина, и пошла радоваться к своим ближним… Притча о заблудшей овце, о милосердном самарянине, о мытаре покаявшемся, – все это говорит о том, что добро в человке неискоренимо, что его нужно только воспитывать, укреплять и утверждать своим трудом, подвигом и молитвой.

Много слов может произнести человек, но ни одно из них не может быть красноречивее дела. И всякое добро, совершенное человеком, возвращается к нему сторицей, многократно. Сколько раз мы говорили об этом! Сколько раз мы слышим эти слова в Церкви, и забываем о них. Но для того, чтобы не забыть, и служат постоянно напоминающие нам церковные молитвы. И вот, когда мы сейчас пели и читали акафист Божией Матери, вспомним, как Она Сама показала всем добрый пример того душевного подвига, на который <46> должен идти каждый, кто хочет быть учеником Христовым. Вспомните! Как только Архангел благовествовал Деве Марии о рождении от Нее Младенца и сказал: «А сродница Твоя, Елизавета, уже полгода, как ожидает младенца». И поднялась эта юная Дева, и спешно, «со тщанием», пошла в город через горные тропинки, по скользким дорожкам, чтобы навесить Свою родственницу и разделить с ней эту радость. И «иде в горняя со тщанием во град Иудов, и вниде в дом Захариин» и приветствовала Елизавету, и Елизавета ответила ей таким же восторженным приветствием. Вот это первое: разделить с человеком его переживания, его радость, его горе (См.: Лк. 1, 36–56).

Вспомним и ту заботу, которую Дева Мария имела о своем малолетнем и подрастающем Сыне, Господе нашем Иисусе Христе. Вспомним боль Ее, которую она переживала при кресте. Последний вздох принимая Своего единственного Сына, еще не все воспринимая из того, что совершается на Ее глазах. Вспомним и о том, сколько в истории нашего Отечества и в жизни каждого из нас было оказано благодатной помощи Царицей Небесной. Поэтому оставшиеся сейчас до праздника немногие дни посвятим этим благочестивым думам и укрепим свое душевное состояние твердой верой в то, что слово Божие проповедано во всем мире. Что Бог, явился во плоти для того, чтобы поднять дух человека до степени совершенного богоуподобления, – и это совершается в Церкви неоспоримо на протяжении многих и многих веков и поколений людей. Вспомним и о том, что у нас есть крепкое свидетельство и поручительство Царицы Небесной. И побеспокоим свою совесть: пусть она напоминает нам почаще об этих великих словах и свершениях, прошедших уже на нашей памяти, для того, чтобы праздник Рождества Христова был для нас не обычным днем наших церковных праздников, а праздником нашего пробуждения, праздником Духа, праздником благодати Божией, явившейся для спасения человека. И да поможет нам Бог и Царица Небесная в эти дни еще и еще раз подойти к небесной помощи. Аминь.

28 декабря 1998 года

<47>

XII. Слово на начало Великого Поста

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Ради чего в начале года, в преддверии Пасхи, установлено священное время поста? Мы начинаем наше великопостное богослужение словами покаяния, словами внутреннего постижения тайн духа, и вместе с тем – утешительными словами: днесь весна душам (Триодь Цветная. В неделю Фомину. Канон на утрене. Песнь 1, тропарь 1). И действительно, святые отцы многократно повторяли: покаяние – это весна души, возрождение той духовной силы, которая дается нам в таинстве святого крещения, которая постоянно возобновляется в нас чрез святые церковные таинства, и в особенности – чрез таинство причащения, покаяние и исповедь. Так вот, задумаемся, братья и сестры, над тем, какими путями идем мы в Царство небесное. – Много путей… Многообразными обстоятельствами ведет нас Господь, чтобы привести нас к итогу – светлому и радостному итогу нашей жизни. Есть подвижники, стяжавшие Царство Небесное суровыми подвигами умерщвления своих телесных сил и страстей. Есть, которые, наоборот, говорили, что можно питать тело, как осла, на котором Господь въехал в Иерусалим, – но разумно и с той мерой, чтобы подвиг наш не был заметен. Одни уходили в пустыню, другие жили среди мира, одни принимали на себя образ юродства, третьи, казалось бы, облачались в порфиру, и прочие пышные одежды и являли образ внутреннего христианского подвига. Одни, как разбойник благоразумный, за последний вздох покаяния на кресте вступили в Царство Небесное, а другие шли долгим и долгим путем. Какой же путь избрать каждому из нас? Ибо конец жизни неизбежен, и конец этот должен быть христианским, непостыдным, мирным, и – добрым ответом на Страшном Суде Христовом. И вот, Церковь учит нас тому, каким образом должен совершаться этот путь.

Много примеров в святой Библии мы находим для того, чтобы сказать, что это путь Господень. Вспомним, прежде всего, притчу о Царстве Небесном, о котором сказал Господь, <47> что оно подобно семени, которое сеется в землю, и как оно всходит, как оно прорастает и как дает плод, никто не знает (См.: Мк. 4, 26–32). И вот, семя – один из любимых образов, которые Господь приводил в своих речах. И семя это попадает на землю различную: попав на мелкую, оно быстро всходит, но, не имея корня, засыхает. Другое семя падает при дороге, и птицы клюют его, а прохожие попирают ногами, и погибает оно. А третье попадает на хорошую, взрыхленную, приготовленную почву, и дает плод и в сто, и в пятьдесят, и в тридцать. И заканчивает Господь эту притчу словами: «А тот, кто сердцем добрым и благим растит в себе это семя, приносит и плод сторичный» (См.: Мф. 13, 1–8; Мк. 4, 3–20, Лк. 8, 5–15). Вот это путь Церкви.

И даже в церковном уставе, в наших обычаях православных он подчеркнут тем, что к посту Церковь готовит нас последовательно – даже в заботе о нашем телесном питании. Только что была седмица и Неделя о мытаре и фарисее, когда разрешено было даже не хранить постных дней в среду и пяток. Затем сокращается до обычного уровня режим пищевой – и в среду и пяток возобновляется пост. Затем исключается пища возбуждающая, пища мясная – постепенно снижается таким образом и как бы усложняется наш режим питания. И наконец, первая седмица поста – строгого, постепенно усложняющегося поста. А там дальше возобновляются наши силы духовные чрез воспоминание великих подвижников и Креста Господня. Таким образом, эта мудрая постепенность – это и есть путь Церкви. Но приходит она не сразу.

Еще раз возвращаюсь к той же притче: что семя, упавшее на добрую почву, дает и плод обильный. И тот, кто сердцем добрым и благим выращивает плод, тот достоин Царства Небесного. Позаботимся, братья и сестры, о том, чтобы это великопостное время было также и временем внутреннего нашего самонаблюдения, поисков того лучшего и необходимого для нас времяпровождения, чтобы сердце ни разу не забыло о том, что оно должно быть добрым и благим. Помните, как некий юноша пришел к Господу и сказал: «Учитель благий! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?» И Христос <49> сказал: «Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, токмо един Бог» (См.: Мф. 5, 21; 10, 38; Мк. 10, 17; Лк. 14, 27; 18, 20). «Благо» в библейском понимании это «совершенство». Поэтому и нам, таким образом, когда Господь заповедует иметь сердце доброе – это понятно каждому, но сердце благое – это то, которое устраняется от всего, что может мешать ему в достижении совершенства.

В чем же совершенство христианина? Прежде всего, в стремлении к тому, ради чего мы живем: не забывать о последнем нашем шаге на земле и о пороге, за которым мы вступаем в жизнь вечную. Одни называют это страхом смерти, другие – страхом Божиим, иные говорят – «любовь к Богу». Нам же всем понятно чувство той ответственности, о которой сказал Господь: «За каждое слово праздное ответишь в день Суда» (См.: Мф. 12, 36).

Вот, – надо помнить простое, совсем простое правило жизни: не делать всего того, что может помешать нашему душевному миру, внутренней сосредоточенности, внутреннему, постоянному памятованию о том, что ни одно слово напрасно не бывает, все откладывается в «копилку», в память – в вечную память, и за это мы будем отвечать. И это только слово! А сколько поступков! Поэтому тот шаг, который мы делаем каждый день, – он должен быть осознанным, и по возможности, по слабым силам нашим, укрепляемым молитвой и силой Божией, – совершенным, то есть не иметь в себе тех неизбежных, как нам кажется, ошибок, которые сопровождают нас на каждом пути. Итак: внимание к себе – внимание к каждому шагу, и к слову, а также и к помыслам.

И вот сейчас, когда мы молимся Царице Небесной, и вспоминаем Ее земной путь, Ее постоянное предстательство пред Богом за нас, мы видим в Ней тот пример совершенства, который доступен человеку. И как бы он ни был высок и недостижим, это – путь человека. И хотя этот путь – долгий, он нам завещан еще давным-давно, от наших предшественников по крови – родителей и прародителей наших, от наших единокровных подвижников благочестия, которые прошли этим путем. Не мы первые им идем, не нам жаловаться на трудности! <50> Путь давно пройден и нам указан. Вспомним Царицу Небесную. Где Она начинала Свою юную жизнь, с младенчества? – В храме Божием. И Церковь открыла нам двери, и ждет нас, и принимает каждый день, и питает нас божественными молитвами, гимнами и всей атмосферой храма, и изображением святых на иконах, которые очищают нашу душу, показывая нам образцы совершенного поведения. Матерь Божия вникала в смысл Священного Писания и там постигала ту тайну, которую Ей Самой пришлось на Себе испытать и пронести через Свою земную жизнь: быть Матерью воплощенного Бога. Предание говорит, что вникая в слова пророка Исаии, Она хотела быть малой служанкой у той женщины, через которую воплотится Спаситель. Церковь дает нам возможность быть не только «малым слугой», но и быть постоянно другом Божиим. Господь сказал: «Кто исполняет волю Мою, тот Мне и брат, и сестра, и даже мать» (См.: Мк. 3, 35), – то есть самый близкий и дорогой человек.

Так что же нам думать о наших поступках, каким путем идти? Вспомним каждый раз, что Господь постоянно смотрит, и оценивает наши поступки. И без конца можно продолжать это слово.

И, наконец, последнее. Матерь Божия показала нам пример терпения – «нам образ злострадания и терпения явила еси, да и мы, в пещи искушений и бед сущие, будем взывать чрез Тебя Богу славу» – как читали и пели мы в акафисте. И опять-таки, скорби, которые неизбежны в нашей жизни – это тоже путь Царства Небесного, и тоже им прошла Царица Небесная, и тоже показала нам, что и этим путем мы приближаемся к конечной и вожделенной цели.

Итак, да поможет нам Бог! С радостью вступим в это светлое, весеннее для души время. Пройдем пост с радостью, легкостью и благодарностью Богу за то, что мы идем в великом сонме людей, предшествовавших нам, в кругу людей единомысленных, которые и сейчас стоят в Церкви, и будут посещать храм, и мы среди них, вместе, одной семьей Божией идем этим путем. Будем радоваться и тому, что Господь дает <51> нам эту возможность, и увенчает ее светлым праздником Пасхи. Аминь.

21 февраля 1999 года

XIII. Слово в канун собора Архангела Гавриила после акафиста Божией Матери «Взыскание погибших»

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Сегодня, братья и сестры, мы совершили наше акафистное пение пред иконой Царицы Небесной, но по уставу церковному должны были бы совершить торжественную службу в честь Архистратига Божия Гавриила. Помните, как первый икос начинается: «Ангел предстатель послан бысть рещи Богородице: Радуйся, Благословенная в женах!» Вот эта великая тайна Боговоплощения, непостижимая ни человеческому уму, ни даже ангельскому, открыта была Пресвятой Деве и нам чрез Архангела Гавриила. Есть древнее предание о том, как Архангел Гавриил как бы смущался: как он может передать слова об этой великой тайне Деве, неискушенной в жизни, как Она Сама сказала ему? Но он дал Ей ясный и короткий ответ: «Дух Святой сойдет на Тебя и сила Божия осенит Тебя» (Лк. 1, 35). Как важны для нас эти слова в нашей повседневной жизни! Мы чаще всего недоумеваем о том, почему свершается над нами та или иная неугодная для нас, тяжелая нам воля Божия. Почему нам приходится нести крест, в то время как другие, казалось бы, живут легче и проще? В чем смысл тех переживаний, трудных житейских обстоятельств, в которых мы находимся? И на все на это отвечает нам святой Архистратиг, предстатель пред престолом Божиим, Гавриил: сила Божия совершается над нами.

Святой апостол Павел, изнемогающий в болезнях, в тюремных заключениях – неоднократно, подвергнутый бичеванию и от преследовавших его иудеев, и от язычников, имел дерзновение сказать: «Когда я немощен, тогда я силен» (2 Кор. 12, 10). Ибо сила Божия поддерживала его. И повторяет он: «Что может разлучить нас с любовью Божией? Ни голод, ни тесные жизненные обстоятельства, ни смерть, – он <52> перечисляет много обстоятельств, – ничто не может отлучить нас от любви Божией» (См.: Рим. 8, 35). Вот поэтому, братья и сестры, сегодня, в этот тихий воскресный вечер, когда мы вспоминаем высокие поручения, которые выполнил Архангел Гавриил: сказать Пречистой Деве эту великую тайну всепобедимости, всесилия силы Божией, и мы должны унести с собой из храма светлую и твердую надежду: сила Божия, совершающаяся в немощах наших, уверяет нас в том, что Господь ведет нас правильным путем, и что ничто в жизни не может препятствовать нашему спасению кроме нас самих. А как идти путем спасения, Церковь напоминает нам многократно. И никто из нас, братья и сестры, не может сказать, что «я не знаю, что я должен делать по долгу христианина». Никто не может оправдать себя, что мы не выполняем заповеди Божии – нет нам оправдания! А объяснение есть: это наша леность и наше малодушие, наша, иной раз, боязнь трудностей, которые встречаются нам в жизни.

И потому сегодня, в день, когда мы прибегаем к помощи Царицы Небесной, когда мы вспоминаем святого Архистратига Гавриила, устыдимся этой своей душевной немощи, осудим свою лень и вспомним, что сила Божия, совершающаяся в немощи, даст нам и тот важный для нас итог нашей жизни, завершение нашего пути в славе Божией и наследование Царства Небесного. А здесь достаточно посмотреть вокруг и увидеть, как сила Божия совершает чудеса на наших глазах. Припомним сейчас – и, думаю, каждый из нас может вспомнить те чудесные знамения силы Божией, которые встречались нам в жизни, и возблагодарим Господа.

А сейчас будем петь в честь Царицы Небесной то, что вы знаете на память, то, что дорого Ее сердцу, и да благословит вас Господь! Аминь.

25 июля 1999 года

<53>

XIV. Слово в неделю о блудном сыне

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Уже вторую неделю готовит нас, братья и сестры, устав церковный к Великому Посту, которым мы должны подготовиться к светлому празднику Пасхи. Нынешний воскресный день и неделя будущая – седмица – называется «Неделя о блудном сыне». Повествуется, как Господь сказал притчу окружающим Его людям о судьбе как бы одного человека – на самом деле, она касается всех нас. Для тех, кто привык читать Евангелие, это не ново, для тех же, кто не знает, я коротко напомню содержание этого образного рассказа – притчи Господа Иисуса Христа. (См. Лк. 21, 12–19). У некоего богатого человека было два сына, и младший сказал: «Отец! Ты умрешь – останется наследство, и часть его будет принадлежать мне. Отдай мне сейчас – и я употреблю по своему разумению». И отец не стал спорить. Он отдал причитавшуюся ему часть имущества, его наследство, и тот ушел в далекую страну, и там, живя разгульно, потратил все среди друзей, множества водившихся с ним, участвовавших в пиршестве и веселии. Но когда потратил все и стал нуждаться, никто не помог ему из тех, кто щедро пользовался его богатством. И вот тогда он решил пойти на работу. Но никто не брал его – он ничего не умел делать. И он нанялся на самую черную работу свинопаса, не для того, чтобы заработать, а для того, чтобы часть свиного корма употребить в пищу. Но и здесь ему не удалось, потому что свиньи отталкивали его. На Востоке есть дерево с большими, вкусными, сладкими, питательными стручками, – вроде гороха, но только во много раз больше. Вот эти стручки созревают, падают и свиньи с удовольствием их едят. Так что уже даже не на корм от хозяев рассчитывал этот неразумный, заблудший сын: он хотел насытиться хотя бы падающими с дерева, найденными стручками. Но и их ему не доставалось, потому что свиньи опережали его и с восторгом пожирали эти стручки.

И вот тогда он вспомнил о том, чего он лишился. И сказал: «Я пойду домой, обращусь к отцу, чтобы он меня взял на <53> самую черную работу, самым низшим слугой, – лишь бы только не помереть с голоду» (можно было бы употребить и более сильные выражения, но мы с вами в храме). И он пошел. И отец, увидев его издали, – видимо, много времени сидел отец, в тоске глядя вслед ушедшему сыну и ожидая его возвращения, – и отец увидел его издали, выбежал ему навстречу, и возвратил ему и любовь, и достоинство, и более того – сделал большой пир, и все начали веселиться, как сказано в Евангелии.

Во время этого празднества вернулся старший сын отца, спросил, в чем дело, почему такое торжество и пиршество, и ему слуги объяснили, что вернулся младший сын, и отец, радуясь, устроил этот праздник. И старший сын с упреком сказал отцу: «Отец, я все время тружусь с тобой, а ты мне даже козленка не дал, чтобы повеселить с друзьями. А тут целого упитанного тельца заколол по случаю возвращения этого бродяги!» И отец сказал: «Сын мой! Ты всегда со мной, и все мое – твое. А о том нам надлежит радоваться и веселиться, что сын мой – брат твой младший – пропадал и нашелся, погибал – и спасен!» И заканчивает Христос словами: «И начаша веселитися».

Обычно так и выходит.

Подчеркивают мысль о том, как благотворно влияют бедствия на человека, заставляя его задуматься. Христос, продолжая в другом месте эту мысль, говорит: «Велика бывает радость на небесах о едином грешнике кающемся» (Лк. 15, 7). Да, мы знаем, что праведники и ангелы радуются о возвращении человека с греховного пути на праведный путь. И на этом, как правило, останавливается наша мысль, и мы прилагаем к себе этот яркий образ заблудившегося – и возвратившегося, нагрешившего – и покаявшегося человека. Для того и дано нам постное время. Для того и даны нам исповедь и таинство покаяния, которые совершаются всю жизнь человеком, за множество ведомых и неведомых ему самому грехов. Это все правильно.

Но я хотел бы, братья и сестры, остановиться на другой мысли – о покаянии мы еще будем говорить, о покаянии мы <55> еще будем молиться и слышать в течение всего Великого Поста, взывая: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!» (Триодь Постная. На утрени по 50-м псалме) – «Помилуй мя, Боже, помилуй мя!» – в Великом покаянном каноне. У нас еще много впереди тем о покаянии.

Но я хотел бы сказать о том, что мы должны особенно быть радостны. И не потому, что возвращаются в Церковь люди – не только потому. А потому, что мы – вот вы, стоящие здесь! – не покидали Церковь. И вот тут то и знаменательны слова отца, обретшего заблудшего сына, или – скажем выше – Господа Иисуса Христа от имени Отца Небесного, Господа Бога нашего, Которого мы призываем в молитве «Отче наш, Иже еси на небесех»: «Сын мой! Ты всегда был мой сын и все мое – твое!» Действительно, братья и сестры! Церковь – это тот великий Дом, где обитает единый Хозяин – Бог, со множеством святых, и все то, что имеет Церковь, имеет каждый входящий в нее и находящийся в ней. Можем ли мы, православные христиане, иметь хотя бы тень, хотя бы мгновение скорби от тех бед, которые разрешаются над землей в течение многих и многих веков?! Да, все эти беды – это знаки милосердия Божия, напоминание нам о том, что мы вдруг потеряли чувство этой общности и того огромного богатства благодати, которое изливается человеку, находящемуся в общении с Богом и пребывающему в Церкви. Вот об этом, братья и сестры, не нужно много говорить, и чем короче, тем лучше, – чтобы каждый из нас осознал и понес в Церкви во всю оставшуюся жизнь: какое великое сокровище, какое неиссякающее богатство, какая сила Божия принадлежит всем тем, кто держится за край ризы Господней. «Все мое – твое!»

Итак, братья и сестры, возблагодарим Господа, что Он привел нас во Святую Православную Церковь, одарив нас бесчисленными благодеяниями, и главное – общением с Ним, единством с Ним, ибо все, что Господь имеет, Он отдал человеку через святую Православную Церковь. Аминь.

28 февраля 2000 года

<56>

XV. Слово во II неделю Великого поста

Сегодня, братья и сестры, мы вступаем в третью седмицу, совершая службу второй недели Святого Великого поста, в приготовлении, в ожидании Великого светлого праздника Святого Воскресения Христова, Пасхи. Пять недель готовит нас Святая Церковь к вступлению в Святой Великий пост. Шесть недель продолжается Святой Великий Пост, Четыредесятница, и отдельно – седмица Страстей Христовых, для того, чтобы достойно приготовиться к встрече Светлого Пасхального дня Воскресения. Много раз говорили мы о том, что наша церковная жизнь – это беспрерывное обучение таинству веры, это школа, глубоко продуманная опытом Церкви на протяжении многих и многих веков.

Напомню: пятая неделя до начала Поста – вспоминается дарование зрения слепорожденному, – называется Неделя о слепом. Затем идет Неделя о Закхее, в которую говорится о евангельском повествовании: как некий начальник сбора налогов, Закхей, мытарь, старший в городе Иерихоне чиновник, пренебрегши своим ростом и возрастом, вместе с детьми влез на дерево, чтобы издали хотя бы увидеть Христа. И Христос даровал ему прощение и оставление грехов, сказав: «Ныне спасение дому сему» (См.: Лк. 19, 1–10). Затем неделя, где прочитывается притча Господа о мытаре и фарисее (См.: Лк. 18, 10–14), неделя смирения и порицания гордости. Следующее воскресенье – Неделя о блудном сыне (См.: Лк. 21, 12–19), когда говорится о том, что заблудший, неразумный младший сын, оставив дом отчий, потратив все свое имение, данное ему отцом наперед, не по завещанию, а по просьбе сына, сказавшего: «Дай мне то, что мне все равно принадлежит, и я истрачу так, как я хочу». Истратил и начал лишаться, и в отчаянии своем вспомнил о доме отчем… И наконец, последнее приготовление – неделя о Страшном Суде, когда подвергает себя человек суровому внутреннему испытанию, каким придет он к святому Великому посту. Вот так последовательно, шаг за шагом готовит нас Святая Церковь.

<57> И наконец, время поста. Первая седмица, когда мы слышим покаянный канон – Великий покаянный канон – и утверждаем православную нашу веру в первую неделю поста – Неделю Православия. Потом пойдет следующее воскресенье – Неделя крестопоклонная, а затем – Неделя воспоминания подвига монашествующих, неделя преподобного Иоанна Лествичника, а после – Неделя Марии Египетской, той дерзновенной подвижницы, которая, оставив и все, что у нее было, и греховные обычаи, ушла в пустыню, и там пятьдесят лет в уединении, питаясь только Духом, показала всем пример очищения.

Я пропустил вторую, нынешнюю Неделю, сегодняшнее воскресенье. Оно посвящено памяти архиепископа Фессалоник, Григория Паламы, который был великим учителем молитвы. Итак, это седмица, это Неделя молитвы.

Было бы странно, если бы мы сказали, что мы не знаем, что такое молитва. Было бы совершенно удивительно, если бы мы не помнили слова Господа нашего Иисуса Христа, который на вопрос учеников, почему они не смогли исцелить болящего юношу, ответил: «Сей род злых духов исходит только постом и молитвой» (Мф. 17, 21). И мы знаем, какие трудные ночи проводил Господь, оставив учеников, уходя в горы, в пустыни, чтобы там молиться, и какова была Его последняя молитва в Гефсиманском саду, за час до приятия голгофских страданий. Да, мы знаем это, но мы не знаем – а это дается только опытом, – как, о чем молиться, чтобы молитва была услышана Богом. Как часто мы приходим в храм, чтобы просить святителя и чудотворца Николая, еще чаще, может быть, обращаемся к Матери Божией, вспоминаем того или иного святого, чтобы просить то, что нам потребно. А вот наши просвещенные Духом старцы говорят: но ведь милость-то Божия истекает от престола Господня! И потому, благодаря святого, который оказал нам помощь в молитве, мы прежде всего должны помнить о Господе Боге и благодарить Его, давшего святому как бы поручение: усилить нашу молитву. Вспомним слова из молитвы преподобного Сергия, где говорится: «Ты, Боже, как бы в зеркале видишь наши скорби и <58> болезни». Именно Господь принимает Сам наши молитвы. И святой Иоанн Златоуст говорит: когда Господь хочет кого-нибудь помиловать, он внушает молитву о нем, об этом человеке, другому человеку.

И вот, пример такой молитвы дает нам Господь в Своей молитве по просьбе учеников, которые спросили: «Как нам молиться?» И Он сказал: «Молитесь так: Отец наш небесный, сущий на небесах, – Отче наш, Иже еси на небесех – да придет Царствие Твое, да будет воля Твоя…» (См.: Лк. 11, 1–4) И далее – вы все знаете эту молитву. Нигде не говорится «дай мне», но «дай нам», «прости» не только «мне», но «прости нам», ибо молитва, прежде всего, это единение всех во всем, молитва всех за все, – и на Литургии мы произносим: «За всех и за все» – приносится наша соборная церковная молитва.

И потому, братья и сестры, не углубляя дальше слабым человеческим источником то, что ведомо многим, напоминаю только о том, что это – Неделя молитвы, и молитва должна быть особенно усердна: за мир, за Церковь Православную, за веру, за Отечество наше, за всех, кто в молитве прибегает к помощи Божией, и за тех, которые пока еще не знают этого пути к храму и не умеют сами молиться. Именно «за всех и за все» должна быть обращена молитва в эту неделю более, чем когда-либо, потому что об этом напоминает нам святой архиепископ Фессалоникийский Григорий, великий сотаинник молитвенного подвига, познавший глубину молитвы и оставивший нам драгоценное наследие в своих отеческих поучениях и соборных решениях. Да будет воля Божия! Да будет усердной наша молитва за всех и за себя, и да услышит Господь нашу молитву убедительным предстательством угодников Божиих. Аминь.

26 марта 2000 года

<59>

XVI. Слово о богатом юноше – проповедь на рядовое евангельское чтение в день памяти преподобных Киево-печерских и преподобного Иова Почаевского (во время поездки на Украину).

Тот, кто не опоздал, тот слышал сегодня евангельское чтение о некоем благочестивом юноше и его беседе с Господом Иисусом Христом. Для тех же, кто проспал, я напомню, что читалось сегодня в Евангелии. Некий богобоязненный, благочестивый юноша подошел к Господу Иисусу Христу и спросил: «Учитель! Что мне делать? Как мне жить, чтобы наследовать жизнь вечную?» Господь напомнил ему те простые заповеди, которые Бог дал древнему народу чрез Моисея: возлюби Бога, и отца, и мать. Он говорит: «Это все я исполнил с детства. А что я еще не закончил, не усовершил?» Тогда Господь сказал ему: «Если хочешь быть совершенным, то продай все, что ты имеешь и иди вслед за Мной. И тогда будешь иметь сокровище на небесах». И юноша отошел огорченный, скорбя, потому что он был богат. И Господь сказал тогда: «Трудно богатому войти в Царство Небесное». Ученики подумали тогда: «Но кто же это может сделать?» И Господь утешил их словами: «Невозможное для людей возможно для Бога» (См.: Мф. 5, 21; 10, 38; Мк. 10, 17; Лк. 14, 27; 18, 20).

Эта притча – о нас с вами, братья и сестры. Правда, мы с детства получили – многие – уроки святости. Другие пришли сейчас – тоже в поисках правды, истины. Но все знают, что нужно любить ближнего, не делать другим плохого. И каждому, конечно, хочется в Царство Небесное. И вот для нас Господь говорит слова – те, которые Он сказал юноше. Но мы можем ответить словами: «Простите, но мы не богаты! То, что мы имеем – настолько ничтожно, что только обеспечивает нам, и то не полностью, день жизни. Что же нам еще терять?» – скажете вы. Не нужно терять, братья и сестры, нужно приобретать! Для юноши это было важно, потому что ему надо было найти в себе решимость пожертвовать своим земным богатством. Не у каждого из нас есть то большое богатство, <60> которым стоит жертвовать. Но пожертвовать собой, своим самолюбием, – это обязанность каждого.

Есть замечательные слова молитвы, которые читает священник перед совершением богослужения – молитвы святого Амвросия Медиоланского «Пресвитерам, готовящимся совершать божественную литургию», – где есть такие слова: «Дай мне ощутить сладость, чтобы никогда не хотеть мне иной красоты» (это я говорю в парафразе).

Наше русское православное самосознание, братья и сестры, ставит Дом, Родину и Веру в один ряд. Мы молимся за тех, кто отдал жизнь свою за веру и Отечество. Этого мы никогда не отдадим, от этого никогда не отречемся. Но – есть преимущества, или, как говорят, «приоритеты». Недавно прошедший Собор Русской Православной Церкви причислил к лику святых более тысячи людей, которые исповедовали веру, одни – в тюремных застенках, другие – в личном подвиге жизни, но все ценили выше всего веру и славу Божию, хотя и стояли за Отечество – кто на фронте, кто в тылах, кто в своем сознании. И это богатство Господь у нас не отнимает. Напротив, мы должны дорожить им, ибо любовь к Богу покрывает и все остальное.

Потому, вспоминая сегодня эту беседу с богатым юношей, мы прилагаем ее к себе. Ибо наш крест – проявить свою любовь к Богу и Церкви, чтобы иная всякая «красота» имела для нас лишь второстепенное значение, – в том числе наши собственные, личные интересы. И тогда мы зададим вместе с учениками этот страшный вопрос: «Но ведь это же невозможно?» И Господь отвечает: «Возможно! Невозможное для человека возможно для Бога». Может быть, потому Господь так и смиряет сейчас Россию и к нищете приводит нас, чтобы мы научились ценить свое причастие, присоединение, прикосновение к благой воле Божией. Чтобы и мы могли сказать: «Да кроме Тебе никоеяже пожелаю красоты». Вот тогда, может быть, и любовь наша к Отечеству, и служение ближнему, и вера наша будет чище и глубже. Потому вспомним сейчас тех преподобных киево-печерских, которые нетленно почивают в Киеве, матери городов русских, вспомним Иова, <61> пустынника Почаевского, который, оставив все, ушел и затворился в пещере, куда потом пришло множество народу и воссияла великая западная Лавра. Бог ждет. Он даст нам все необходимое для поддержания телесных наших сил. Но Он говорит: «Я благодарю вас за ваше. Но Мне нужно не вашего, а вас. (См.: 2 Кор. 12, 14). Сын, дай мне твое сердце!» (Притч. 23, 26)

И вот, братья и сестры, приходя в церковь, прежде всего, мы должны приобретать духовную силу той высокой нравственной чистоты и любви к Богу, которая делает для нас все остальное, хотя по-прежнему очень важное, очень нужное, – второстепенным, а жизнь нашу – радостной. Аминь.

10 сентября 2000 года. Львов.

XVII. Слово на престольный праздник Воскресения словущего

Поздравляю вас всех, православные, с престольным праздником нашего храма. Удивительный это праздник, и особенно важный для нас, братья и сестры! Праздник этот в честь построения государственного храма царем Константином и матерью его, благочестивой Еленой, на месте страдания, смерти и воскресения Господа Иисуса Христа. Иерусалим – священный град. Там был воздвигнут величественный храм истинного Бога царем Соломоном, обновленный после двукратного разрушения и уничтоженный римской властью до основания. И самый град Иерусалим был превращен в пустыню. И вот, когда царь Константин, победив всех сопротивляющихся проповеди Евангелия, провозгласил православную веру государственной верой, и царица-мать, благочестивая Елена, преодолевая все трудности, отправилась искать среди обломков камней в разрушенном граде – даже само имя Иерусалима было уничтожено, это место называлось Элия Капитолина, – вот там, среди обломков Голгофы, где найти Гроб Господень? Но были там люди преданные, тайно скрывавшиеся и от римских властей, и от своих соплеменников, отвергавших Христа. И вот один из них, по имени Кирик, <62> указал место. Царице Елене построили маленький домик, и через окно она наблюдала за производством работ. И вот, обнаружили место, где сброшены были кресты, на которых распяты были казненные римской властью. Который из них Крест Господень? И тут проходила мимо процессия погребальная, хоронили кого-то из иудеев местных. Поднесли его к этому месту, и царица Елена сказала: «Пусть Господь даст знамение». Приложили к одному кресту, к другому – и вдруг мертвый ожил. Так был обнаружен Животворящий Крест Господень. И вот, в честь этого события был установлен праздник Воздвижения, когда патриарх Иерусалимский, поднимая крест высоко над толпой, призывал людей к молитве, и народ многократно возглашал: «Господи помилуй!» – что и повторяем мы многократно в канун праздника Воздвижения Креста Господня.

Но продолжаю дальше. И вот, царица Елена на государственные, – точнее, на царские – деньги стала строить величественный храм, – где уже многие из наших прихожан побывали, – храм, который покрывает одним общим кровом и стенами и место страданий, Голгофу, и место погребения и славного Воскресения, и престол, где совершается литургия, – все это величественный храм Воскресения. Вот во имя этого события и утвержден этот праздник, который называется Воскресение «так называемое», «присвоенное» название, «словущее», – ибо мы празднуем Пасху, Воскресение Христово, а ныне мы празднуем праздник построения храма на месте страданий и Воскресения Господа Иисуса Христа.

Господь привел меня на прошлой неделе быть в Италии на месте упокоения этого блаженного Кирика. Он был тайным христианином, тут уже вошел в христианскую общину, но, спасаясь от гнева своих соплеменников, уехал в Италию, там был избран епископом. Тянуло его на место своего первого обращения, вернулся… Там его и убили. Потом его честные останки опять перевезли в Италию. И вот в одном из древнейших городов, Анконе, на восточном берегу, у Адриатического моря, он сейчас почивает своими останками. Так что все это совершалось на глазах прошлых поколений, все <63> это можно увидеть, потрогать руками и пережить в глубине сердца.

Откуда же взялся наш храм, братья и сестры? Но ведь храм наш тоже посвящен строительству великого Храма Российского! Было Смутное время, разрушена Россия. Иноплеменники бесчинствовали везде. Русское воинство под предводительством князя Пожарского и нижегородского купца Минина изгнало этих нечестивцев из нашего города. Москва была пепелищем, и только отдельные каменные здания уцелели, да еще стоял закопченный, обгоревший Кремль. На переговоры с Речью Посполитой была направлена дипломатическая миссия во главе с митрополитом Филаретом, отцом вновь избранного в 1613 году малолетнего отрока Михаила. Царь Михаил, венчанный на царство, сидел в опаленном, обожженном Кремле, а отец его, митрополит Филарет, томился в Кракове, в польском плену.

Уже кончилась война, кончилось Смутное время. Шли годы, а он все еще сидел в заключении. Мы сейчас говорим о дипломатической неприкосновенности кого угодно – и депутатов, и еще всяких лиц, – а здесь митрополит Московский, представитель великой державы Российской, томился в Кракове в замке, в заключении! И вот, наконец, после долгих переговоров, в 1619 году его выпустили. Начались дорожные странствия: по бездорожью, по ухабам, в возке прибыл по Смоленской дороге, которая потом стала называться Волоколамской, потом Большой Никитской, потом Герцена, потом опять Большой Никитской – вот сюда он и прибыл. Дом, который стоит напротив консерватории, где сейчас Всероссийское музыкальное общество, а был это пороховой дворец Ивана Грозного, куда царь Иван уходил из Кремля, боясь заговора, подземным ходом.

Переоделся он здесь из дорожных запыленных одежд в одежды, приличествующие его митрополичьему сану, и пошел по нынешнему Брюсову переулку, по краю Успенского вражка – потому что другой дороги через Неглинку, где сейчас Манеж, не было, – топь и грязь. Вот поверху, по оврагу пошел он, чтобы спуститься по Тверской к Кремлю, а навстречу <64> из Никольских ворот вышло и боярство, и духовенство, и уже возмужавший сын его, царь Михаил. И вот встретились они на этом месте, где обгоревший стоял маленький монастырь святого пророка Божия Елисея. Много перемен было в Москве, много было разрушений и пожаров. Горела она и от Бонапарта, разрушалась и впоследствии, а Елисеевский переулок сохранился до наших дней.

Вот тогда-то в честь этого памятного события, на месте Елисеевского погоревшего монастыря и воздвигли свидетели этого радостного события храм во имя не просто Воскресения, а построения Храма Воскресения. И полюбили москвичи этот праздник, и теперь у нас в Москве много храмов в честь Воскресения словущего – и у Данилова монастыря, и в Филипповском переулке, и в других местах есть престолы в честь Воскресения словущего – «слывущего» Воскресения, то есть «так называемого» Воскресения. Есть храм Воскресения Христова в Сокольниках, а наш храм и все остальные – это память строительству храма.

И мы, братья и сестры, сейчас переживаем бурное строительство храмов. Вспомним – десять лет назад по всей Руси было всего девятнадцать монастырей, сейчас их более пяти с половиной сотен. Во всем нашем Советском Союзе с республиками было менее пяти тысяч храмов, большая часть была закрыта. А сейчас у нас двадцать тысяч храмов. Строится Россия. Восстают храмы – одни из руин, другие заново. В воинских частях строятся храмы, заключенные в тюрьмах строят храмы, теплоход с храмом на борту путешествует по сибирским рекам, железнодорожные вагоны-храмы скоро выходят в путь. Строятся храмы. Вот поэтому сегодня это не только наш праздник, братья и сестры, но праздник всероссийский. Можно сказать, сегодня «профессиональный праздник» строителей храмов.

Но мы, братья и сестры, должны помнить слова апостола Павла: «Разве вы забыли, что вы – храм Божий и дух Божий живет в вас?» (См.: 1 Кор. 3, 16–17). Мы – живые храмы. Мы – православные. Камни, из которых строятся великие храмы Бога в Царстве Небесном .(См.: 1 Пет. 2, 5). Будем об <65> этом помнить, чтобы не было в нас ничего нечистого, порочного, чтобы то великое Царство Божие, которое здесь созидается сейчас на земле, из вас, из всех нас, и предшествующих, и будущих поколений, было безупречным в своем чистом строительстве. И да поможет нам Господь быть подлинными строителями своей души и великого храма Божия в Царстве Небесном. Аминь.

26 сентября 2000 года

XVIII. Проповедь после чтения акафиста иконе Божией Матери «Взыскание погибших»

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Кто был сегодня утром за Божественной Литургией, слышал чтение Евангельской притчи, которую Господь произнес пред множеством людей, о том, что есть Царство Небесное. И привел пример посеянного семени, говоря о том, что Царство Божие возрастает в человеке. Заканчивается объяснение этой притчи, где Господь сравнивает человека, слышащего слово Божие, и с каменистой почвой, и с сухой, засоренной бурьяном и всякими сорняками, и придорожной землей, где птицы клюют все, что там попадается. И заканчивает словами: «Тот же, кто слышит слово Божие, и принимает его сердцем добрым и благим, и плод творит в терпении» (См.: Мф. 13, 1–8; Мк. 4, 3–20, Лк. 8, 5–15). И вот, братья и сестры, эти наши вечерние службы, когда стихают заботы дня и шум как будто бы становится менее слышен, когда в душе наступает, может быть, уже даже утомление некоторое, но и большая тишина, – вот это и есть время возделывания той самой почвы, на которую падает семя слова Божия. Мы пели сегодня в акафисте очень много призываний Царице Небесной, называя Ее всеми именами, какие только может изречь человеческий язык, в которых выражали и Ее любовь к роду человеческому, и наше почитание Ее, и силу Божию, которая дана Ей, и множество чудес, которые Она постоянно являет.

И заканчиваем – я обращаю внимание и на тринадцатый кондак, и на молитву, где мы просим: «Помоги нам!» – и в <66> том, и в другом, и в третьем. Но обратимся чуть раньше, к икосу десятому, где сказано: «Молимся, помоги всем погибающим и беспомощным». Вот тут-то и кроется секрет нашей молитвы, братья и сестры! Еще Иоанн Златоуст, скончавшийся в начале V века, в 407 году – это более полутора тысяч лет тому назад, – оставивший нам богатое наследие в своих проповедях и творениях, сказал очень важную и простую вещь: «Когда Господь хочет помиловать человека, – а Он хочет помиловать весь мир! – Он внушает молитву об этом другому человеку». Почему? Разве не может сам человек о себе просить? – Может. Но молитва за другого всегда бывает, может быть, более трудной, но более успешной. Ибо самой природой определено, что мы просим себе: даждь нам днесь и хлеб насущный, и оставь нам долги наша, – все это так естественно, так понятно. Но когда человек в некоем духовном самозабвении считает себя достойным всякой кары Божией и просит о другом – это сильнее в очах Божиих. Ибо Господь и Себя истощил ради спасения человека. Пришел к Своим – Господь Иисус Христос! – и Свои Его не приняли. А тем. Кто принял, дал власть быть чадами Божиими (См.: Ин. 1, 11–12).

Вот так, братья и сестры, в этом молитвенном усердии надлежит помнить нам, что наряду с нашими неизбывными, постоянными нуждами, которые и жгут, и печалят, и угнетают, и побуждают усердно молиться, вспомнить надлежит и о тех, кто беспомощен. А сколько их! Которые пока еще не знают ни силы Божией, ни слово Божие для них не звучит. Сколько сейчас тех, кто в изнеможении отдает душу свою Богу в болезнях и страданиях! Сколько несчастий доносит до нас всякое слово письменное, устное и образное. И вот Господь призывает нас в этот вечерний час для того, чтобы мы сейчас, в этой вечерней тишине, когда не отвлекает никакой посторонний шум, через свое сердце пропустили стопы тех, кто, изнемогая, идет к Богу, или пока еще не нашел к нему дороги.

И вот тут-то и нужна нам помощь Царицы Небесной, Которая видит нужды каждого и помогает по мере надобности в <67> той именно форме, которая потребна, и в тот именно час, когда, казалось бы, теряется всякая надежда на помощь извне.

Вот это-то и разрыхляет сердечную нашу почву, вот в эту-то добрую почву, добрую и благую, которая возделывается терпением, и бросает Господь то семя Царства Божия, которое прорастает из малого семени, – как опять-таки говорит Господь: семя Царства Божия, казалось бы, меньше всех семян – потому что мир пренебрегает этим семенем. Но потом оно вырастает в могучее дерево, так что и птицы, и звери в тени его находят себе прибежище и покой (См.: Мк. 4, 26–32).

Так пусть же Матерь Божия будет благой Ходатаицей о том, чтобы и наше сердце, доброе и благое, вместило в себя всю боль мира и принесло этот плод в терпении, – и велика награда на небесах всем, кто слышит это слово и взращивает его в своем сердце. В этом и умножаем мы плоды Царства Божия, которые так обильно посеяны в нашей Русской земле. Аминь.

2000 год

XIX. Слово на новый, 2001 год

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Еще совсем немного времени, и вступим мы в новый год, и как всегда на рубеже этих двух времен одолевает душу много чувств: и благодарности за прожитый год, и ожидания нового, и всякий раз возлагаем мы надежду на Бога, что не оставит Он и впредь, и многие милости еще предстоит получить нам. Посмотрим назад и увидим много бедствий: много крови, боли, лишений, смертей. Все это будет и впредь. Но есть у нас иная, светлая полоса: воздвигаются величественные храмы, оживают руины, идут и идут к Богу, к престолу Господню, здесь на земле и в Царстве Небесном все новые и новые души, просветленные святой православной верой. Идет возрождение Церкви. Идет возрождение наших душ.

Что же можем мы увидеть и к чему приложить свои силы в наступающее лето? Прежде всего, братья и сестры, Господь сказал Своим ученикам: «Вот Я посылаю вас, и Я с вами до <68> скончания века, идите и научите все народы, крестя и уча их соблюдать то, что Я заповедал» (См.: Мф. 28, 19–20). И вот тут-то, братья и сестры, ложится на наши плечи, души, сердца, помыслы – великая ответственность: не только веровать и блюсти свою православную веру, но словом и примером учить, зная, что с нами Господь, что покрывает Своим покровом Царица Небесная. Можно было бы ничего не говорить, прослушав акафистное пение, которое сегодня мы только что завершили, где каждая строка говорит о наших обязанностях, о нашем долге, о нашем уповании и о той силе, которую дает Бог в совершении этого долга. Так вот, братья и сестры, в будущий год пусть каждый возьмет на себя еще одно обещание – и выполнит его: неустанно заботиться о чистоте своей души и совести.

Ничто не войдет скверное в Царство Небесное (См.: Откр. 21, 27). Вся та сквернота, которая была в прошлом, и – увы! – очевидно, будет тянуться и в будущее, останется здесь на земле, истлеет, и забудут о ней. Но то, что приобретается силой веры и чистым духом, то идет в вечность. Позаботимся, братья и сестры, чтобы это сокровище собирали мы здесь, на земле, а не где-то, в каких-то других областях, именно здесь: дома, на улице, на рабочем месте, в общении одного с другим – здесь собираем мы «сокровище на небесах»! (См.: Лк. 12, 33–34). Позаботимся о покаянии, о чистоте души и о постоянной, беспрерывной молитве Богу.

Много учит нас Святая Церковь и говорит: непрестанно молитесь и за все благодарите(1 Фесс. 5, 17–18). Время благоприятно! Посмотрите, сколько прекрасных книг лежит повсюду. Кто из нас с усердием читает то, над чем трудились люди? Позаботимся о том, чтобы через книгу, через доброе слово в душе нашей воцарился тот обетованный Богом благодатный мир, который и есть преддверие будущей жизни вечной. Да поможет нам Господь и Царица Небесная на этом спасительном пути, и чтобы этот год стал годом духовного просвещения каждого, кто переступает этот порог времени. Аминь.

31 декабря 2000 года

<69>

XX. Проповедь после акафиста иконе Божией Матери «Взыскание погибших»

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня, братья и сестры, впервые в наступившем году собрались мы на акафистное пение, и время говорить нам о духовном нашем пути. Кто был на предновогоднем молебне, может быть, обратил внимание – может быть, нет, – я говорил о том, что мы благодарим Господа Бога за благодеяния, бывшие на нас в мимошедшем лете благости Его. Благодеяния великие и знаменательные. Ширится пространство Православия по всему миру и в нашей земле, умножаются храмы, умножается паства, вновь в центре Москвы воздвигнут величественный храм. И весь мир, не только мы, православные люди, но и во многих странах, где мне приходилось слышать и видеть самому (не позже, чем вчера вечером говорил я с людьми издалека), надежда мира – на Православие, и именно на Русскую Православную Церковь. И потому в своем новогоднем слове после благодарения Богу говорил я вам, что нынешний год – год, в котором мы должны показать Господу плоды духовного возрастания.

По существу, я должен был бы говорить это тем, которых нет сегодня в храме, потому что вы пришли – те, которые хотите этого, – но и вам суждено быть апостолами, нести слово веры в мир, в окружающее нас людское собрание. И именно так все устрояет Господь, что именно сегодня мы вступаем в подготовку к Великому и светлому предпасхальному посту. Сегодня читалось Евангелие, в котором евангелист Лука со слов иных апостолов – а может быть, и сам был свидетелем того, потому что он приходил из Малой Азии в Иерусалим на праздник Пасхи, а это произошло в предпразднество Пасхи иудейской, – повествует о том, как начальник налоговой службы города Иерихона, большого по тем временам торгового города, лежащего на пути, торговом пути, соединяющем Малую Азию, Сирию с Египтом, – он, этот человек, желая увидеть Господа, не постеснялся того, что он взрослый и, может быть, даже уже пожилой, потому что он был уже начальник, <70> не постеснялся того, что на нем длинные одежды (в те времена носили только длинную рубаху до ступней ног, хитон, и ткань, обернутую вокруг плеча) – вот в этой неудобной одежде вместе с мальчишками он полез на дерево, чтобы оттуда увидеть Господа Иисуса Христа. И что произошло далее, – те, кто был сегодня утром в храме за литургией, вы помните, для тех, кто не был, я возьму труд прочитать:

«Во время оно прииде Иисус во Иерихон, и се муж, нарицаемый Закхей, и сей бе старей мытарем, и той бе богат, и искаше видети Иисуса, кто есть, и не можаше от народа, яко возрастом мал бе. И предитек возлезе на ягодичину, да видит, яко хотяше мимо ея проити. И яко прииде на место, воззрев Иисус виде его, и рече ему: Закхее, потщався слези: днесь бо в дому твоем подобает Мне быти. И потщався слезе, и прият его, радуяся. И видевше вси роптаху, глаголюще, яко ко грешну мужу вниде витати. Став же Закхей рече ко Господу: се пол имения моего, Господи, дам нищим, и аще кого чим обидех, возвращу четверицею. Рече же к нему Иисус: яко днесь спасение дому сему бысть, зане и сей сын Авраамль есть. Прииде бо Сын Человечь взыскати и спасти погибшего» (Лк. 19, 1–10).

Я прочитал умышленно на том церковнославянском языке, на котором читают в Церкви и на котором слышали это все, кто был за литургией. Но слышу я повсеместно, что труден и непонятен язык, и с этой целью прочитаю то же в русском переводе, и прошу вас обратить внимание на те, я бы сказал, более слабые, не совсем передающие смысл и силу Евангельского повествования, слова, которые звучат в нашем современном языке.

«Потом Иисус вошел в Иерихон и проходил через него. И вот некто именем Закхей, начальник мытарей и человек богатый, искал видеть, кто Он, но не мог из-за народа, потому что мал был ростом. И забежав вперед, влез на смоковницу, чтобы увидеть Его, потому что Ему надлежало проходить мимо нее. Иисус, когда пришел на это место, взглянув, увидел его и сказал: «Закхей! Сойди скорее, ибо сегодня надобно мне быть у тебя в доме». И он поспешно сошел, и принял Его с радостью. <71> И все, видя это, начали роптать, и говорили, что Он зашел к грешному человеку. Закхей же, встав, сказал: «Господи! Половину имения моего я отдам нищим, и если кого чем обидел, воздам вчетверо». Иисус сказал ему: «Ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Аврамов. Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшего».

Обращу, прежде всего, внимание ваше на то, что два выражения в нашем русском тексте не удовлетворяют меня и, думаю, также и вас. По-славянски говорится: «Закхее, потщався слези». Мы знаем в нашем русском языке слово «тщание». Это очень сильное слово. «Во время оно, восставши Мариам иде в горняя со тщанием… и вниде в дом Захариин и целова Елисавет» (Лк. 1, 39–40). Матерь Божия, получившая благовестие Архангела, со тщанием пошла по горным тропинкам из Назарета в Иерусалим. Вот это слово «тщание» имеет значение не только быстроты, но также и усердия. И как в греческом, так и в русском, несет положительное содержание. Когда мы говорим: выполнить работу тщательно, – это значит не кое-как, а с усердием, внимательно, но быстро.

Второе выражение: «Днесь в дому твоем подобает Мне быти». В русском языке это опять-таки может быть сказано более простым словом: «надлежит». И еще хуже то, что переведено: «Закхей! Сойди скорее, ибо сегодня надобно мне быть у тебя в доме». Совсем обычное, уличное выражение. Якобы так, проходя, походя – между тем как в славянском: «потщався слези: ибо в дому твоем подобает Мне быти», – а не просто: «Скорей, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя». Будто бы Господу Богу уж очень «надобно»!

В чем же дело? На что я хочу обратить ваше внимание? Итак, первое: «тщательно», «потщався», «с усердием», «быстрее» и «во имя лучшего исполнения дела», – Господь сказал, – сойди с этого сука, и скорее поспеши домой, ибо «подобает Мне быти». «Подобно»! Когда люди возмутились и сказали: «Как это праведник может быть в доме грешника?» Но Господь, – и это передано нашим церковным языком, как греческим, так и славянским, – сказал: «Подобает» – то есть <72> это какое-то особое подчеркнутое значение слова. Мы говорим «подобает», когда хотим сказать что-то чрезвычайно важное. Господь Вседержитель считает, что ему «надлежит», ибо дом «достоин», чтобы Он посетил его. И когда народ возроптал, Он ответил: «Да! Я это сделал сознательно. И Я подчеркиваю, что это дом достоин посещения». Потому что он служит великой цели – спасению грешного человека». И что это спасение совершится, и совершилось уже в сознании, мы видим в словах Закхея: «тем, кого я обидел, отдам вчетверо. То, что я накопил неправедным путем – половину отдам нищим». Вот вам «эффект», вот вам результат одного только желания.

Но этого мало! Далее идет повествование в Евангелии еще более важное, потому что сказано, что народ ждал, он встречал Его. Почему такая масса была встречающих людей, почему через несколько дней встречали Его с ветвями, восклицая: «Осанна Сыну Давидову!» (Мф. 21, 9; Мк. 11, 10). А потому что – вот дальше Евангелист Лука в следующем абзаце говорит: «Когда же они слушали это, – вот те, возмутившиеся люди, – присовокупил притчу Иисус, ибо Он был близ Иерусалима» (Лк. 19. 11). И они думали, что скоро должно открыться Царствие Божие. Мессия – Победитель, Освободитель! – идет в Иерусалим.

«И так сказал: некоторый человек высокого рода отправлялся в дальнюю страну, чтобы получить себе царство и возвратиться. Призвал он десять рабов своих и дал им десять мин (это десять фунтов, мина – это фунт серебра, четыреста грамм, довольно большая монета). И сказал им: «Употребляйте их в оборот, пока я возвращусь». Но граждане ненавидели его и отправили вслед за ним посольство, сказав: не хотим, чтобы он царствовал над нами. И когда возвратился, получив царство, велел призвать к себе рабов – тех, которым дал серебро, – чтобы узнать, кто что приобрел. Пришел первый, говоря: «Господин! Мина твоя принесла десять мин». И сказал ему: «Хорошо! Добрый раб! За то, что ты в малом был верен, возьми в управление десять городов». Пришел второй и сказал: «Господин! Мина твоя принесла пять мин». Сказал <73> и этому: «И ты будь над пятью городами». Пришел третий и сказал: «Господин! Вот твоя мина, которую я хранил, завернув в платок. Ибо я боялся тебя, потому что ты человек жестокий, берешь, чего не клал и жнешь, чего не сеял». Господин сказал: «Твоими устами буду судить тебя, лукавый раб! Ты знал, что я человек жестокий, беру, чего не клал, и жну, чего не сеял. Для чего же ты не отдал серебра моего в оборот, чтобы я получил его с прибылью?» И сказал предстоящим: «Возьмите его мину и отдайте имеющему десять мин». И сказали ему: «Господин, у него уже есть десять мин». – «Не сказано ли вам, что всякому имеющему дано будет, а у не имеющего отнимется и то, что он имеет? Врагов же моих, тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною». Сказав это, Он пошел далее, восходя в Иерусалим» (Лк. 19, 12–28).

Вот в этом повествовании столько, братья мои и сестры, смысла, что всего за один раз, может быть, даже и не перескажешь. Ну, прежде всего, какова внутренняя, так скажем, «политическая» обстановка была в этом приточном царстве? Этого владыку не любили. Требовательный был, жесткий, может быть, даже жестокий человек. И когда он ушел, устроили «внутренний переворот» и сказали: «Пусть не возвращается!» Но, конечно, каждый был себе на уме, и каждый был хозяином своего дела. И поэтому, когда увидели, что он возвращается, оказалось, что они не теряли времени даром во время его отсутствия. Тот, который получил десять фунтов серебра, приобрел еще и таким образом увеличил свое богатство. Который получил пять фунтов серебра, также получил еще. И видя такой оборот дела, они принесли свое серебро этому жестокому господину. А третий сказал: «Так как я не хотел, чтобы ты возвращался, я ничего и не делал – ни тебе, ни себе. Вот, получи свое, в тряпочку завернутое…» Что было дальше, мы слышали, повторять не буду. Обычно в народе есть такое суждение, что: ну вот, кому дано, тому и будет, потому люди и богаты, потому они и возвышаются, потому им и счастье в руки идет.

<74> Но вот отцы святые говорят о том, что здесь под видом притчи о внешнем богатстве, говорится, прежде всего, о дарах духовных. Тот, кто пуст, тот, кто не трудился, – тому и не даст Господь приращения его духовного богатства. Частично эта притча, конечно, к нам не относится, потому что мы не ненавидим Господа, – мы любим Его, мы поклоняемся, мы верим, мы почитаем, и чаще всего просим для себя тех или иных от Него благ и благословений. Поэтому эта часть к нам, братья мои и сестры, при всей нашей слабости и греховности, не относится.

Но что же делать? Господь послал нас в мир и каждому дал таланты. Одному – слово, другому – дела, одному – ясность мысли, другим – подвиг жизни. Многие жалуются, что теперь вот они терпят скудость. Но ведь это терпение! Это тоже стяжание внутреннего духовного богатства! Может быть, потому Господь и ведет таким трудным путем Россию, чтоб мы поняли, что наше-то богатство, как говорил Апостол: наша жизнь – на небесах! (Флп. 3, 20) Царство Божие внутри (Лк. 17, 21), не во внешнем блеске, а в том духовном озарении, духовном благодатном мире, который поселяется в душе человека вследствие его веры, молитвы и труда. И потому, если мы думаем, что Господь нам чужд, то действительно, мы и не обращаем внимания на тот дар, который Он дал нам при рождении. Но если мы знаем, что Господь ждет нас, и подобно тому, как Он вошел к грешному Закхею, зайдет и к каждому – а ведь мы помним, чем заканчивается последняя книга Священного Писания Нового Завета: «Вот Я стою у дверей твоего сердца, и стучу, и тот, кто откроет Мне, к тому Я вхожу, и разделю с ним трапезу» (Откр. 3, 20). Вот это, братья и сестры, и есть наша прямая и очень высокая, ответственная задача на предстоящий, начавшийся уже, и последующие годы нашей жизни.

Что делать? Практически каждый задает этот вопрос. Сейчас такое благодатное время, братья и сестры! Вспомним, много ли у нас было Библий дома десять лет тому назад? Сейчас Библия продается в каждой маленькой и большой церковной лавочке, и даже в гражданских магазинах. Как люди <75> старались, рискуя благополучием и жизнью, провезти Библию через границу! Как боялись взять там, читая за рубежом, – чтобы только никто не увидел, и просили, чтобы кто-то перевез им через границу Библию. Сейчас Библия повсюду. Поэтому первое, что мы должны читать – Новый Завет, и читать подобно тому, как я сейчас прочитал вам. Это не урок, это не какие-нибудь филологические исследования, – это простая для всех нас методика чтения. Кто знает языки, тому особенно интересно читать Евангелие.

Вспомним Святейшего Патриарха Сергия. Какую тяжелую жизнь он прожил! Какие страшные годы он прошел! Но он каждый день, поднимаясь в пять утра, читал Евангелие на древнееврейском, церковном греческом и церковнославянском. Его спрашивали: «”Дедушка” [6], что Вы делаете, зачем?» Он говорил: «Чтобы не терять квалификацию». То есть он тот дар, который получил еще на школьной скамье, возвращал, хотя никакой надобности ему не было ни в греческом, ни в еврейском. Но он, взяв на себя однажды этот урок, исполнял его, возвращая этот талант.

Поэтому, когда жалуются – и совсем недавно с ответственными людьми у меня был разговор о переводе на русский язык, – я говорю: «Да не может передать русский язык всего того, что сказано в нашем церковнославянском». Прекрасный язык! Язык нашей классики, язык, который выражает такое изобилие и богатство чувств – и все же, если вдумаемся, чтó сильнее: «потщався слези» или «слезай поскорей», «слезай быстрей»? Думаю, что здесь никаких пояснений не нужно.

Поэтому, первое, что мы должны, братья и сестры – это читать Новый Завет, внимая каждому слову.

Второе: мы приходим в церковь. И благодарю вас, и Матерь Божия радуется, и Господь посылает благословение, что вы пришли сегодня, пожертвовали вечерний воскресный час для того, чтобы провести его здесь. Зачем пришли? – Пришли, чтобы попросить, чтобы получить. Кое-кто – и поблагодарить. <76> Но больше всего – зная, что Господь нам Прибежище и Сила (Пс. 45, 2), пришли за этой силой. А ведь не только в храме – возвышаться духом нужно круглый год, каждый день, в молитвенном подвиге, в молитвенном созерцании своего состояния, в молитве постоянной.

Сколько правил духовных нам дано! Преподобного Серафима правило, которое так просто и так нелегко исполнить: трижды в день повторять трижды – «Богородицу», трижды – «Отче наш» и – «Верую». На это уходит несколько минут – все зависит от скорости, с какой кто читает. Но найти утром, днем и вечером эти три минуты, чтобы прочитать это – не всякий находит. А ведь за это – Преподобный Серафим сказал – великое благословение от Царицы Небесной! А молитва Иисусова, которая возвышенно поднимает подвижника в те пределы, которые неописуемы человеческим языком, – пределы духовной жизни, беспредельные сферы духовной жизни! Нам это не дано в постоянной суете. Но постоянное памятование имени Господа Иисуса Христа, когда оно всегда на памяти, столько приносит благословения, столько внутреннего мира и радости! Поэтому и говорят наши наставники: не смущайтесь, что мы не несем подвига высокой духовной жизни. Но повторяя слова молитвы: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешного» – с раскаянием, с желанием просить, чтобы Господь действительно не дал нам того, другого, третьего, а помиловал прежде всего! И это путь, которым должен идти каждый человек.

И множество других путей. А скольким, братья, требуется сочувствие! Сколько людей ждут сочувствия! Те, которые приходят и просят – это счастливые люди. А те, которые не придут и не знают, которые находятся в отчаянии! Поэтому молиться за них, за тех, кто «терпит зиму» при шестидесятиградусном морозе без отопления, за тех, кто находится в постоянной опасности, за тех, кто по немощи не может дойти до храма – это наш долг, братья и сестры!

И да будем мы преумножать данные нам таланты, чтобы не услышать нам в свой адрес горького упрека из уст Господних, но чтобы за тщание наше сказал Господь каждому из <77> нас: «Днесь в дому твоем подобает Мне быти. Днесь спасение дому сему бысть». Аминь.

28 января 2001 года

XXI. Слово на попразднество Сретения Господня, произнесенное после акафиста иконе Божией Матери «Взыскание погибших»

С праздником, православные!

Мы прочитали сегодня повествование из Евангелия от Луки о празднике Сретения. И две причины для этого были. Первая, прежде всего, что мы сейчас еще находимся во времени празднования, в периоде праздника, или, как по-церковному говорят, в попразднестве праздника Сретения. Действительно, праздник продолжается. И вторая причина, почему я прочитал для вас: тем, кто был за литургией в праздник Сретения – чтобы напомнить, тем же, кому невозможно было быть – чтобы прочитать это, особенно важное для нас, повествование апостола Луки.

Я уже неоднократно говорил вам о том, что храм Божий, и устав церковный, и служба наша – это школа нашей православной веры. И каждый раз, когда мы входим в храм, мы выносим для себя отсюда что-то новое и полезное, как бы задание на дом, для продолжения нашей церковной, православной, русской христианской жизни. Мы говорили также о том, что сейчас мы вступили на путь к Пасхе Христовой, светлому Христову Воскресению. Путь долгий, пройдет он быстро, но сколько на нем еще мы встретим примеров, которые – одни будут обличать нас, другие утешать, и все будут помогать нам на этом спасительном пути. Вспомним, в конце января, в последнее воскресенье, мы читали о Закхее, который когда услышал, что Христос идет в Иерихон, забрался с мальчишками на дерево, чтобы хотя бы увидеть этого «особенного» Учителя, – мы же знаем: Господа Бога и Спасителя нашего. Далее мы вспоминали примеры, из которых одним надо было подражать, от других – отвернуться, и вот сейчас мы входим в седмицу, которая приближает нас к напоминанию о том, что <78> всем нам придется дать ответ на Страшном Суде Христовом, и дать его дважды: первый – когда мы простимся с земной жизнью и будет суд Божий о нас, второй – когда Господь судить будет всю вселенную и вновь вспомнит путь, который прошли мы на земле, и вспомнит, как молилась о тех, кто ушел из жизни раньше, Святая Церковь.

И вот поэтому, братья и сестры, сейчас, в этот особенный день, когда мы совершаем молебен пред Царицей Небесной, и после этого будут постные дни без акафиста, потом – акафист Воскресению Христову. И только в июне мы вновь соберемся, чтобы петь акафист Царице Небесной. Что же мы унесем с собой после этой нашей службы? И вот тут-то я и хочу напомнить вам то событие, которое евангелист Лука записал, и Церковь установила праздник Сретения Господня (Лк. 2, 22–40).

Да, все произошло так, как было. Младенца Иисуса принесли в храм для того, чтобы исполнить то, что требовалось по закону: наречь Ему имя и с этим начать Его жизненный путь. Но там произошла встреча, первая встреча с Богомладенцем людей, которые ждали этой встречи. Когда первыми к яслям в ночь Рождества пришли пастухи, для них это было неожиданностью (Лк. 2, 8–20). Когда пришли волхвы с Востока, они недоумевали (Мф. 2, 11). Когда об этом узнал Ирод, он пришел в смущение и разразился крайней злобой избиения младенцев (Мф. 2, 16). А вот эти два человека ждали долгую-долгую жизнь.

Первым был Симеон, который сподобился принять на руки младенца Иисуса. Он был человек большой учености. Ему, в числе других сотрудников, семидесяти двух человек, было доверено перевести Библию с древнего еврейского на греческий язык, и таким образом Библия пошла по всему миру. И мы являемся как бы преемниками и наследниками этого первого переводчика Библии: с греческого на славянский, со славянского на русский, и то, что мы читаем сейчас, мы этим обязаны праведному Симеону. И ему было сказано в момент смущения: «Ты не умрешь, а сколько будешь жить – ведомо одному Богу. Но ты увидишь исполнение древних пророчеств». И Симеон дождался.

<79> И была там Анна, названная Пророчицей, которая от четырнадцатилетнего возраста, когда выдали ее замуж, семь лет прожила со своим мужем, и до восьмидесяти четырех хранила чистое вдовство, живя при храме, служа храму день и ночь. И она ждала, ждала какого-то знамения Божия за тот никем не вынужденный, ею самою избранный путь жизни и служения Богу. По закону еврейскому она могла выйти замуж за ближайшего родственника и продолжать жить в семье, но она избрала храм и ему посвятила шесть десятилетий своей жизни.

И вот, братья и сестры, мы собрались в храм. Разными путями пришли мы в храм: одни с младенчества, другие – в другие сроки жизни. Но ведь каждый из нас ждет от Господа Бога знаков Его любви, милосердия, помощи! Весь акафист Царице Небесной наполнен прошениями и уверенностью, в том, что Она и скорби утоляет, и недуги исцеляет, и заблудших находит, и само название Ее «Взыскание погибших» значит на нашем современном языке: «Та, Которая находит потерянных». И мы видим, что в Церковь идут некогда потерянные. Долгий, долгий путь прошла Россия от того времени, когда мы начали терять свою веру и своих людей. Не один семнадцатый год минувшего столетия в этом виноват. Мы еще знаем немецкое засилье, когда державный Петр наводнил Россию чуждыми обычаями, и много крови пролили те, кто хотел сохранить русский уклад жизни. Раскололось наше общество на тех, кто хранил древние русские обряды, и тех, кто с обрядами новыми, но спасительными, продолжал жизнь христианскую. А сколько ушло людей в дальние страны с оружием в руках защищать веру православную – на Балканы, в западные страны славянские! А сколько было вынуждено уйти из нашего Отечества, унося с собой православную веру!..

И вот сейчас вновь собирает своих чад Русская Церковь. Как некогда сказал Господь о детях Иерусалима, что Бог, как птица под крылья, собирал детей своих, но они не захотели (Мф. 23, 37; Лк. 13, 34). А русские люди идут и идут в Церковь: и старые, и молодые, и крестят младенцев, и принимают крещение уже на седом пороге жизни, порой на девятом <80> десятке лет! Вот так идет бесконечный путь человека к Богу. И Сретение милости Божией происходит каждый день, только нужно быть внимательным, потому что мы не знаем, какое знамение даст нам Господь Бог – сегодня, завтра, сейчас – которое напомнит нам, что мы обязаны всей своей жизнью, совестью и верой исполнять названный Им и данный нам Закон – любви к ближнему и к Богу.

И вот сейчас, когда мы говорили о том, что отправляемся в этот путь постного приготовления к празднику Пасхи, хотелось бы мне, чтобы, придя домой, каждый из нас подумал, с чего, с какой черты он начинает этот спасительный путь, и чего он хочет достичь к празднику Пасхи. И написать эти несколько слов, и положить в свой молитвенник или в Евангелие, и когда пройдет сорокадневный пост, когда мы будем размышлять о спасительных страданиях Христовых, открыть и посмотреть: а выполнили мы это желание? И желали ли мы этого? И тогда, в последние уже дни пред Пасхой, принеся чистое покаяние и приняв в Великий Четверг Тайны Христовы, встретить Пасху с чистой душой и чистой совестью. И порукой будет нам Царица Небесная, Которая от младенчества тоже посвятила Себя храму, как и Анна Пророчица, тоже не знала иных желаний, как только служить Богу. Говорит предание, что когда читала Она в пророческой книге о Мессии, Она говорила: «Хотела бы Я быть малой служанкой у Девы, Которая будет Матерью Спасителя мира». И Она дождалась. Да будет же помощь Ее над нами, чтобы и каждый из нас пред Ее пречистым образом получил ту силу уверенного ожидания, которое дает нам Святая Православная Церковь. Аминь.

18 февраля 2001 года. Празднование в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших».

<81>

XXII. Слово на Святую Пасху, произнесенное в Храме Христа Спасителя

С Праздником Святой Пасхи, братья и сестры!

Благословением и любовью Святейшего Отца нашего Алексия, Патриарха Московского и всея Руси, мы соборно совершили здесь божественную службу. Ее предварило путешествие в святой град Иерусалим, где по благословению Святейшего Патриарха наша общественность православная, русская, и мы, клирики Святой Русской Православной Церкви, участвовали в том событии, которое таинственным образом совершается в канун Пасхи Христовой, когда по неведомым нам путям Небесный Огонь сходит на камень, где лежало Живоносное Тело Христово.

В пятницу более ста человек, представителей и администрации, и московского правительства, и других общественных организаций, и мое смирение – мы вылетели из Москвы, провели предпасхальную службу, вынос плащаницы и погребение Спасителя в Троицком соборе Духовной миссии Русской Православной Церкви. Множество паломников прибыло с разных концов России, Молдовы, Украины, Белоруссии, Чечни, – с самых дальних уголков, и все мы молились в нашем русском православном храме на Святой Земле. А наутро, рано, совершив субботнюю службу, литургию, пропев: «Воскресни Боже, Судяй земли!» – мы отправились на то бдение, когда в тишине и безмолвии совершается ожидание блаженного дара Божия, Святого Огня. Это было очень трудно, братья, потому что страсти человеческие получить Святыню, видеть и участвовать в ней, были настолько сильны, что никакой кордон полиции, никакие армейские силы не могли сдержать ту силу жаждущих людей, которые преодолевали все возможные преграды.

И вот, в половине второго дня в этот переполненный собор вошел Блаженнейший Патриарх, сняли печати с заранее запечатанной Кувуклии, места упокоения Животворящего Тела Господня, затем Блаженнейший Патриарх Иерусалимский вошел туда в ожидании божественного знамения, в тишине молитвы, и вот наконец показалось голубое свечение на <82> камне, где, как я уже сказал, было положено запеленутое Тело Господа Иисуса Христа. Ежегодно с разной силой совершается это знамение милости Божией. И когда Блаженнейший Патриарх вышел с горящим факелом свечей, зажженных от этого Небесного Огня, шуму и ликованию людей не было предела, и все старались зажечь пук свечей – или одну тоненькую свечку, – у кого что было – от этого небесного дара.

И мы привезли его с собой, и здесь перед началом божественной службы, после полунощницы мы видели, я показал вам тот священный огонек, который преодолел расстояния и время и был доставлен вам. Ныне в храмах города Москвы и некоторых других областей уже зажегся этот огонь, потому что с Урала, из Сибири, с севера, юга, прилетели люди, разными рейсами: одни во Внуково, другие в Домодедово, третьи в Шереметево, и оттуда, из аэропорта, получив этот малый огонек, они понесли его по лицу России и сопредельных стран, и поэтому нынешняя Пасха есть воистину Пасха света, радости и ликования Православия.

Да будет милость Божия и радость неотъемлема в каждом сердце, в каждом доме. Христос воскресе!

Святейшему Патриарху нашему пожелаем радости и мира и воскликнем все:

Ваше Святейшество! Христос воскресе!

27 апреля 2003 года

От составителей

Проповеди митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима (Нечаева), относящиеся к 1994-2003 годам, публикуются почти без редакторской правки, непосредственно так, как они были произнесены, по возможности с сохранением стилистических особенностей, свойственных устной речи. Напомним, что ни к проповедям, ни к выступлениям Владыка никогда не готовился заранее, всегда говорил «экспромтом» – тем более поразительна чистота его речи.

Отсылки к тексту Библии даются нами во многих случаях приблизительно. Священное Писание было для Владыки не <83> источником цитирования, а образом мысли, основой мировоззрения, а потому цитаты и образы часто переплетаются, контаминируются, повторяя и развивая близкие темы. Нередко он сознательно избегал точных цитат, даже читая по книге, вносил некоторые изменения, благодаря чему цитата звучала почти как живой рассказ очевидца событий.

Расположены проповеди в хронологическом порядке. Нетрудно заметить, что некоторые повторяют одну и ту же тему, в то время как другие темы не представлены вообще. Это связано с тем, что в московском храме Воскресения словущего на Успенском вражке, где было записано большинство проповедей, Владыка из года в год служил в одни и те же праздники, другие праздничные дни он служил в Иосифо-Волоцком монастыре или на приходах Волоколамского благочиния.

До 1994 г. отдельные проповеди митрополита Питирима публиковались в «Журнале Московской Патриархии». К первой годовщине его кончины несколько проповедей были изданы отдельной брошюрой «Золотая нить Православия» (М., 2004), с предисловием и послесловием составителей, весьма резко, в несвойственном Владыке немирном духе, выразивших свою церковно-политическую позицию, но не осмелившихся назвать при этом свои имена.

Проповеди 2001 – начала 2002 годов имеются в любительской видеозаписи, но просмотреть их в настоящее время невозможно ввиду отсутствия 8-миллиметровой камеры, а оцифровка видеокассет требует значительных средств.

Последние года полтора в храме Воскресения словущего Владыка почти не проповедовал.

Составление и подготовка текста Т. Л. Александровой, Т. В. Суздальцевой. — М., 2006.

Примечания

[1] На Архиерейском соборе 1994 г., в частности, было принято решение о преобразовании Издательского отдела Московского Патриархата в Издательский Совет и об отстранении митрополита Питирима от руководства этой структурой, которую он возглавлял более 30 лет. – Прим. ред.

[2] Речь идет о священномученике протоиерее Иоанне Кочурове. – Прим. ред.

[3] 12 июля 1994 года, на память святых Первоверховных апостолов Петра и Павла, в возрасте 54 лет скоропостижно скончался архимандрит Иннокентий (Просвирнин), на протяжении долгих лет – ближайший сотрудник и помощник митрополита Питирима. – Прим. ред.

[4] Владыка говорил, что последнее время словом «выдержка» он старается заменять слово «терпение», от которого все уже немного устали и которое ассоциируется с пассивной покорностью судьбе. – Прим. ред.

[5] Митрополит Трифон (Туркестанов) – 1861–1934. – Прим. ред.

[6] «Дедушкой» называл Патриарха Сергия (Страгородского) церковный народ. – Прим. ред.

Метки 0 2 968
Нет комментариев для этой записи.

Хотите быть первым?

Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email Адрес: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Разделы
Виньетка
nohome norefs Благовещение Пресвятой Богородицы Введение во храм Пресвятой Богородицы Великий пост Воздвижение Креста Господня Вознесение Господне Вход Господень в Иерусалим День Святого Духа Зачатие Пресвятой Богородицы Изнесение честных древ Креста Господня Крещение Господне Мариино стояние Начало индикта Новый год Обрезание Господне Пасха Покров Пресвятой Богородицы Положение честного пояса Пресвятой Богородицы Пособия по гомилетике Преображение Господне Пятидесятница Радоница Рождественский пост Рождество Иоанна Предтечи Рождество Пресвятой Богородицы Рождество Св. Иоанна Предтечи Рождество Христово Святые Славных и всехвальных первоверховных Апостолов Петра и Павла Собор новомучеников и исповедников Российских Сретение Господне Страстная седмица Усекновение главы Иоанна Предтечи Успение Божией Матери Успенский пост
Самое популярное (читателей)