• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Практическая Гомилетика. Том 3. Недели по Троице 1-17 — прот. Иоанн Толмачев Пособия по гомилетике

Практическая Гомилетика. Том 3. Недели по Троице 1-17 — прот. Иоанн Толмачев

 
Рейтинг публикации:
(1 голос: 1 из 5)

В настоящий выпуск вошел том, содержащий в себе толкования на евангельские и апостольские чтения недель 1-17 по Троице.

Оглавление

 

1-я Неделя по Троице. Неделя Всех Святых

I. Евангельское чтение. Евангелие от Матфея (10:32–42)

32 Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным;

33 а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным.

34 Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч,

35 ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее.

36 И враги человеку — домашние его.

37 Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня;

38 и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня.

39 Сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее.

40 Кто принимает вас, принимает Меня, а кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня;

41 кто принимает пророка, во имя пророка, получит награду пророка; и кто принимает праведника, во имя праведника, получит награду праведника.

42 И кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды, во имя ученика, истинно говорю вам, не потеряет награды своей.

Общий характер недели. Практический очерк содержания рядового чтения

В евангельском чтении первой недели, посвященной памяти всех святых, ветхозаветных и новозаветных, изображаются свойства истинного последователя Христова. Он должен:

а) с верой сердца соединять исповедание веры, как необходимое ее выражение (ст.32–33);

б) иметь любовь к Господу, аки смерть крепку, чтобы ни родство и дружба, ни радости и удовольствия не могли охладить этой любви(ст. 37);

в) нести крест свой с терпением ради Господа и по Его примеру (ст.38);

г) утешать себя надеждой на Бога, Который сторицей может вознаградить всякие для Него пожертвования и лишения, как в настоящей, так и в будущей жизни (Мф. 19:27–29 [1]); но при этом

д) не превозноситься своими подвигами и совершенствами, помня, что «многие же будут первые последними, и последние первыми» (Мф. 19:30).

Анализируя каждый стих дневного Евангелия, в частности, проповедник может извлечь следующие темы для церковного собеседования:

Ст. 32. — О недостойных исповедниках Христовых. О недостатках мужественного исповедания веры, замечаемого между христианами.

Ст. 33. — Отвержение Христа не редкость между нынешними христианами.

Ст. 37. — Любовь к Богу должна быть выше всякой любви.

Ст. 48. — У каждого из нас есть свой крест. Гл. 19:27–29. О великой награде благочестия.

Ст. 30. — Не должно провозноситься своими добродетелями.

Укажем здесь несколько тем с более или менее развитыми планами для проповедей:

Что обнаруживает отвергающийся Иисуса Христа

«а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным» (ст.33).

Нет на земле ничего достойнее, как быть достойным слугой Христовым, и нет, напротив, ничего бесславнее, как стыдиться служить Иисусу Христу или «отрекаться от Него перед людьми.» Неудивительно, что есть лицемеры, которые, скрывая в себе порочную душу, надевают личину благочестия, ибо это для них выгодно и почетно; но удивительно, если есть люди, которые стыдятся быть явными последователями Христовыми, хвалятся тем, что они не верят в Евангелие и издеваются над теми, которые простосердечно верят евангельским истинам, — потому что во всем этом нет ни выгоды, ни почета, напротив, здесь обнаруживается недостойная трусость, жалкое и пагубное ослепление.

Что обнаруживает отвергающийся Иисуса Христа?

1. Недостойную трусость.

Отвергаются Иисуса Христа не те только, которые прямо восстают против Христа, но и те, которые не со Христом или не за Христа (Лук. 11:23 [2]); в том и другом случае обнаруживается недостойная трусость. Примеры:

а) Как бы вы смотрели на своего слугу, который бы стыдился служить вам или страшился бы раскрыть уста свои, чтобы сказать о вас доброе, когда другие говорят о вас дурное? Что подумали бы вы о сыне, который стыдился бы своего отца, матери и считал бы за бесчестие называться вашим сыном? Как смотрели бы вы на вашего друга, если бы он не осмелился признаться, что он вам друг; если бы он позволил себе молчать, когда другие, в его присутствии, чернят ваше доброе имя и честь? Понятно еще, если человек, из ничтожества достигший почестей, стыдится своих бедных и незнатных родителей; но как понять, что вы стыдитесь быть Божьими чадами и истинными слугами Христовыми? Что вы нашли в таком Отце и в таком Господине, за что можно было бы их стыдиться? Не есть ли это самая недостойная трусость?!..

б) Слуга великого господина славится своей услужливостью; он считает за честь носить свою одежду; он везде превозносит знатность или богатство своего господина; он только и говорит о своем господине. A вы, слуги Христовы, вы, которые запечатлены печатью даров Святого Духа, для которых Иисус Христос предал Свою жизнь, которых Он называет Своими друзьями и чадами — вы стыдитесь открыто принадлежать Ему, не осмеливаетесь поднять вашей главы в защиту Того, Кто составляет вашу славу! Не низкая ли это трусость?!..

в) Иисус Христос не стыдился поднять на Себя позорный крест из любви к вам — а вы стыдитесь коснуться подножия креста Его. Ради вас Он пролил Свою кровь — а вы, от одного страха из-за пустых насмешек, не осмеливаетесь раскрыть свой уста в Его защиту, когда осмеивают Его Евангелие, глумятся над Его учением, издеваются над Его таинствами!

Как назвать такую трусость?

г) Отказываетесь ли вы быть честными людьми, не хвастаетесь ли, напротив, своей честью и честностью? Почему же вы отказываетесь быть и являться во всем христианами? Благочестие есть ли преступление? Набожность есть ли бесславное и бесчестное пятно для людей?

2. Жалкое и пагубное ослепление.

Вы позволяете себе издеваться над человеком, который искренне верует в Евангелие, усердно исполняет церковные обряды и т. д.; — скажите: почему вы издеваетесь над таким человеком? Одно из двух: или вы смотрите на него, как на лицемера; или вы негодуете на него за то, что он поступает лучше вас.

а) Но судить о лицемерии человека можно было бы только тогда, когда вы могли бы проникнуть в его сердце и совершенно убедились бы, что вся его набожность есть один вид благочестия; иначе, если внешность добрая, то естественно думать, что и внутренность такова. Вы, напротив, глядя на добрые проявления, заключаете, что внутренние побуждения никуда не годятся. Разум старается извинять зло, если оно проистекает из доброго намерения; а вы, видя добро, судите, что намерение — злое. Вот, говорят, хороший плод, дерево, вырастившее его, должно быть доброе дерево; а вы, напротив, говорите: плод добр, но дерево худое.

Не ослепление ли это?

б) С другой стороны, вы не издеваетесь над благочестием в той мере, в какой вы сами его соблюдаете. Вы не смеетесь над человеком, если он молится, потому что и вы сами молитесь, — если он исповедуется и причащается, потому что и вы сами исповедуетесь и причащаетесь. Но вы смеетесь над ним, если он часто молится, часто исповедуется и причащается и т. д. Таким образом, вы смеетесь над ним потому, что он благочестивее и совершеннее вас. Издеваясь над его добродетелями, вы стараетесь заглушить ваш собственный стыд, происходящий от недостатка добродетелей. Его поступки — для вас укор. Как нередко случается, что извиняют в других пороки, которыми сами страдают, так же нередко, к несчастью, осуждают в других добродетели, которых сами не имеют. Не жалкое ли это ослепление?

в) Это ослепление не только жалкое, но и пагубное. «Ибо кто постыдится Меня и Моих слов, того Сын Человеческий постыдится» (Лук. 9:26); и «кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным» (ср. 2 Тим. 2:12 [3]). Здесь можно привести слова Тертуллиана: «мое спасение несомненно, если я не стыжусь моего Бога.»

О достойных Христовых последователях

«И кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (ст.38).

Путь крестный — путь узкий и тернистый, но единственный для спасения. Мало таких, обретают его (Мф.5:7-14 [4]), но только идя этим путем мы делаемся достойными последователями Христовыми.

О достойных Христовых последователях:

1. Достойные последователи Иисуса Христа приемлют свой крест.

а) Лжеименные христиане не возлагают на плечи свои креста: слово «крестное» кажется им «юродством» (1 Кор. 1:18 [5]), или по крайней мере «странными словами» (Иоан. 6:60 [6]), которого они «не могут разуметь» (1 Кор. 2:14 [7]).

а) Они не могут понять, чтобы человек приходил в мир для чего-либо другого, а не для того, чтобы наслаждаться только дарами Божьими; они думают, что все существует для их своекорыстия, радости и удовольствий, и этой мерой определяют ценность или негодность вещей. Они ищут на земле своего высочайшего блага и если, как часто случается, обманываются в своих рассчетах, то предаются ропоту или сомнению в Божьем Промысле.

б) Труды, скорби и страдания, неразлучные с человеческой жизнью, имеют для них только одну мрачную сторону и, когда они подвергаются этому общечеловеческому жребию, тогда их жизнь, по истине, не представляет никакой отрады. Тогда они охотно ищут утешения в вере и желали бы следовать крестным путем за Господом: но этот путь для них непривычен и тяжел.

в) Напротив, истинные христиане приемлют свой крест — когда они не принужденно, а добровольно, не с ропотом, а с охотой приеюмлют и переносят все, что Господь на них возлагает.

а) Путем крестным шли все, воспоминаемые ныне Церковью святые: ветхозаветные (Евр. 11:35–38 [8]) и новозаветные (Апок. 7:13–14 [9]). Времена мученичества прошли, но путь остался тот же для всех, желающих спасения.

б) Бог, разделив наш жребий и обязанности, сообразно с высшими целями, возложил на каждого из нас и свой крест, который хотя и различен по своему свойству, однако же для всех одинаков в том отношении, что нужно его нести.

в) Кто отказывается от своего креста или приемлет его с ропотом и негодованием, тот отвергается Христа и христианства, ибо достойные последователи Христовы приемлют крест свой: это — начало крестного пути!

2. И потом — грядут вслед Его: это — продолжение и окончание крестного пути!

Впереди идет сам Иисус Христос с победным знамением и взывает к своим последователям: «кто хочет идти за Мною, … и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Mар. 8:34).

а) За Иисусом Христом грядут все те, которые в мудрости мирской не находят никакого утешения, и в земных благах — никакого удовлетворения, но с сердцем сокрушенным и смиренным ищут высшей мудрости, небесных сокровищ. Голос доброго Пастыря слышат заблудшие овцы, которые тщетно искали в пустыне мира источников воды живой и тучных пажитей, и теперь, утомленные от жажды и долгого блуждания, обращаются к истинному Вождю своему, чтобы более не уклоняться от Его пути.

а) Возникают ли какие-либо сомнения мудрых мира сего касательно высших вопросов веры? Они следуют за Христом, Который есть «свет мира.»

б) Появляются ли какие-либо бедствия и сокрушают надежду многих?

Они следуют за Христом, Который «дал им мир,» какого мир не дает.

в) Смущает ли их мрачная мысль о загробной жизни? Они не перестают следовать за Христом, Который есть «воскресение и жизнь» и т. д.

6) Так достойные последователи Христовы «грядут» за своим Господом, и никто из них не спрашивает: куда Он идет или куда ведет; ибо они — уверены, что с ними идет Он Сам и непременно приведет их к блаженной цели, хотя бы они шли посреди сени смертной. Посему:

а) Они охотно оставляют обыкновенные пути, которыми обыкновенный человек стремится только к обыкновенным выгодам, к чувственным удовольствиям и суетности.

б) Они охотнее следуют за Христом путем крестным, потому что этот путь, хотя узок и тернист, однако же приводит к жизни и славе (Рим. 8:17 [10]).

Путь христиан есть путь к небу

«Будьте святы»

(1 Петр. 1:16).

Сегодня Церковью совершается празднество в честь всех святых. Мы должны не только удивляться святым и почитать их, но и подражать им. Мы должны идти их путем, а этот путь есть путь к небу.

Путь христиан есть путь к небу. [11]

1. Великая цель на этом пути.

Неба достигают только святые, следовательно, совершенно чистые, или очищенные покаянием, или такие, которые имеют в себе одно доброе и ничего злого. Кто поставил такое великое требование? Кто говорит об этом?

а) Бог в Священном Писании. К Аврааму: «ходи предо Мною и будь непорочен» (Быт. 17:1), к Моисею и Аарону: «будьте святы, потому что Я свят» (Лев. 11:45). Христос: «Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф.5:48). Апостол Петр: «по примеру призвавшего вас Святаго, и сами будьте святы во всех поступках» (1 Петр. 1:15). Апостол Иоанн: «не войдет в него ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи» (Апок. 21:27).

б) Церковь, которая с этою целью и установила праздник святых, чтобы мы, видя «имея вокруг себя такое облако свидетелей» сами «с терпением будем проходить предлежащее нам поприще» святости (Евр. 12:1).

в) Разум человеческий. Кто не победил, тот неможет удостоиться венца. Кто не чист, следовательно, не свят, тот не может зреть всечистейшего Бога. Кто не решил заданной ему задачи, тот не может участвовать в вечных радостях. Кто не отрешился от мира, тот не имеет в себе условия для восхождения к небу, тот не годен для неба.

Святость, как способность для неба, составляет, таким образом, нашу великую цель. Многие с ужасом убегают от нее!

2. Великие препятствия на этом пути.

Препятствия эти заключаются:

а) В гордости. Хотят часто по своему высокомерию идти собственным путем, пренебрегая путем, предназначенным Богом. Боятся поруганий, если захотят благочестно жить, а их самолюбие не хочет переносить поруганий. Не хотят каяться, потому что для этого нужно смирение.

б) В чувственных удовольствиях. Ссылаются на слабость. Плоть восстает со своими непреодолимыми требованиями. Другие люди искушают к чувственным похотям. Нецеломудренность, пьянство и т. п. оскверняют и закрывают вход на небо.

в) В корыстолюбии. Земные блага очевидны и близки, поэтому ищут их и пренебрегают невидимыми и вечными. Зависть, хищничество, обман, жестокосердие совершенно заключают небо. «Взалкахся, и не дасте Ми ясти» и т. д.

Задержанные такими препятствиями многие не достигают цели!

3. Великие поощрения на этом пути.

Сколько с одной стороны в достижении этой великой цели скрывается препятствий, столько с другой — заключается поощрений:

а) Посредством благодати Божией. «Просите, и дано будет вам» (Мф.7:7). «Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Фил. 4:13). «Довольно для тебя благодати Моей» (2 Кор. 12:9).

б) Посредством примера святых. Они были такие же люди и в одинаковых условиях, как мы, и достигли цели.

в) Посредством обещанной награды. Небо зовет и манит нас к себе: последуем этому зову. «Не видел того глаз, не слышало ухо» (1 Кор. 2:9) т. д. Как много человек делает ради земной награды: не тем ли более ради небесной?

Заключение. Будем стремиться к нашей цели, не смотря на препятствия. Более всего радует то, что с трудом достигается. И при этом — какие поощрения! Не должны ли они нас возвышать и укреплять! Цель — великая и славная!

Справедливо ли, что человек не в состоянии противиться влечению к греху?

«Будьте святы»

(1 Петр. 1:16).

Таково требование самого Бога! (ср. Мф. 5:48; [12] Ефес. 2:10 [13]).

Но что я слышу? Говорят, что человек не может не грешить, что он не в состоянии противиться греховным влечениям, что он должен грешить и т. д.

Справедливы ли такие изветы и извинения?

Нет, почему?

1. Человек очень часто сам создает себе это влечение.

Конечно, и после крещения остается еще наклонность ко греху, но она — не грех и может быть побеждена. Конечно, стремление грешить может превратиться в некоторого рода необходимость; но во то же время все могут и должны ей противиться, а это можно и должно делать уже теперь.

а) Почему ты сильно мучишься нечистыми пожеланиями?

Ты некогда находил в них удовольствие, а теперь, когда они опротивели тебе и когда ты против лучшей своей воли впадаешь в грех и проч., — они не оставляют тебя. Не сам ли ты виною этого? Нужно противиться вначале. «Иже Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми» (Гал. 5:24 [14]).

б) Почему пресыщаешься ты пищей и почему известные напитки имеют на тебя столь сильное влияние?

Ты сам из своего горла и желудка сделал хищного ворона. «У дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним» (Быт. 4:7).

в) Почему гнев и нетерпение причиняют тебе так много огорчения и беспокойства?

Ты уже в своей юности делал многое наперекор родителям, принуждал братьев, сестер и товарищей исполнять твои прихоти. Теперь страсть твоя уносит тебя, и из твоих уст слышатся проклятия, ругательства и проч. Однажды юноша сел на бешеную лошадь, которая понеслась с ним через камни и рвы. «Куда это?» — спросил другой. «Куда угодно лошади.» Твой гнев — твоя дикая лошадь: не садился ли ты когда-нибудь на нее? Слезь с нее, хотя это стоит тебе величайших усилий.

2. Погрешающий человек сам чувствует, что он грешит более по воле, чем по необходимости.

а) Откуда иначе раскаяние и угрызение совести?

Это чувствуют все те, которые говорят, что они не могут иначе поступать, что они должны, напр., лгать, предаваться любострастию, пьянству и проч. Чего будто бы невозможно избежать, то ни в ком не возбуждает раскаяния. Примеры.

б) Откуда иначе поиски извинения согрешений, напр., при исповеди?

Бедные люди не извиняются в том, что они не подают милостыни, так же как и больные, что не могут помогать другим в работе.

в) Откуда иначе, далее, страх будущего?

Есть, пить, дышать, спать мы должны. Без этих потребностей мы не могли бы жить. Противиться их удовлетворению, если это бывает нужно, мы едва в состоянии и только на короткое время. Но из-за удовлетворения этих насущных потребностей никто не страшится Божьего суда. Следовательно, только из-за греховных удовольствий!

3. Святые были такие же люди, а они могли противиться греху.

Представляют себе святых, как бы они от начала были какими-то особенными существами, отличными от нас. Но они были подобные нам люди. Их тело было не чувствительне, их обращение в мире не лучше нашего. Не под другим каким-либо солнцем они жили, — не другим каким-либо воздухом дышали; они исполняли одинаковые с нами занятия! Также и не одна благодать Божья подавляла в них влечение к греху; они сами должны были содействовать благодати — как они делали это?

а) Как те, которые хотят усовершенствоваться в ремесле или искусстве.

Они учатся у искусных мастеров: точно также и святые. Они замечают собственные недостатки и исправляют их: точно так и святые.

б) Как те, которые хотят обогатиться.

Для ищущих обогащения нет ничего незначительного — точно так и для святых. Они не страшатся никакого труда — точно так и святые. Избежание греха и стяжание добродетели есть самое лучшее богатство.

в) Как те, которые домогаются чести и почестей.

Эти люди не прощают себе никакой слабости: так и святые. Они показывают дружелюбие к ближним: так и святые, только в бескорыстном смысле. Они стараются превзойти своих противников и соперников; святые были в этом случае исключением и стояли выше обыкновенных людей.

4. Мысль, что человек не может противиться греху, противоречит святости, Божьему правосудию и благости.

а) Святости Божьей. Говорится: «веруй, не клянись, не кради, люби врага, будь кроток, чист сердцем, милосерд» и проч. Таким образом, если это невозможно, а по указанным заповедям должно, то Бог несвят и т. д.

б) Правосудию Божьему. Мы бываем уже в этой и несомненно будем в другой жизни наказаны Богом, если делаем зло и оставляем добро. Но мог ли бы правосудный Бог наказывать нас за это, если бы мы не могли поступать иначе?

Что сказали бы мы о человеческом судье, который стал бы нас наказывать за то, что мы не питаемся одним только воздухом, не удерживаем земли или солнца в их течении, не пожинаем ничего на каменистой почве?

Мы назвали бы его несправедливым, потому что это действительно невозможно.

в) Благости Божьей. Человек угнетаемый какой-либо страстью: гневом, ненавистью, завистью, корыстолюбием, сластолюбием и проч., есть несчастный человек. Мог ли теперь всеблагой Бог призвать в бытие лучших из Своих тварей для несчастья? И не даст ли Он нам по Своей благости обильную помощь благодати, если мы о ней просим, ей содействуем; не даст ли Он ее всегда более и более?

Христианин должен не только сердцем веровать в Иисуса Христа, но и исповедывать Его устами перед людьми

«Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным» (ст.32–33)

1. Как мы исповедуем Иисуса Христа перед людьми?

а) Посредством искреннего и открытого признания Его, как нашего Спасителя и Господа, в Котором в одном заключается наше спасение.

б) Посредством благочестивой и святой жизни по Его примеру (Мф. 5:16 [15]).

в) Посредством благодушного перенесения всех скорбей, постигающих нас ради Него.

2. Как мы отвергаемся Иисуса Христа перед людьми?

а) Если стыдимся Его и Его учения, дабы избежать ненависти или насмешек мира.

б) Если ходим в похотях плоти и таким образом вновь распинаем Его.

в) Если предаемся отчаянию в бедствиях и не утешаем себя надеждой на Него.

3. Почему мы должны исповедывать Иисуса Христа перед людьми?

а) Потому, что наша благодарность обязывает нас свидетельствовать о Нем, как нашем Искупителе.

б) Потому, что братская любовь побуждает нас привлекать к Нему тех, которые еще далеки от веры в Него.

в) Потому, что Господь тогда только хочет исповедать нас перед Отцом Своим небесным, когда мы сами исповедуем Его и словами и делами. [16]

Самое высокое достоинство состоит в том, чтобы быть достойным Христа

«Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня» (ст.37)

1. Как это достоинство приобретается?

а) Если мы веруем в Иисуса Христа и исповедуем его пред людьми (ст.32).

б) Если мы из любви к Нему жертвуем всеми предметами мира, родством и дружбой, радостями и удовольствиями, коль скоро они препятствуют нам любить Господа (ст.37).

в) Если мы несем крест свой и следуем за Ним до смерти (ст.38).

2. Такое достоинство составляет, по истине, высочайшее из всех земных достоинств, ибо:

а) оно освящает и облагораживает всякое другое достоинство, которое без него — ничто (Псал. 48:21 [17]);

б) человек через него удостаивается чести быть исповеданным перед Отцом Небесным (ср. Апок. 3:5 [18]) и

в) права носить «венец жизни

Крест христиан имеет с собой великое обетование

«Вот, мы оставили всё и последовали за Тобою; что же будет нам?» (Мф. 19:27)

1. В чем состоит этот крест?

а) Не в каждом страдании.

а. не в общих человеческих бедствиях, постигающих нас за грех, вследствие проклятия, тяготеющего над всей природой, каковы, напр., болезни, несчастья, смерть и проч.;

b. не в самоизмышленных лишениях или в ложном мученичестве, которому недостает истинного признака последования Христу.

6) Но во всяком страдании, поражающем нас или добровольно претерпеваемом нами ради Господа. Сюда относятся:

а. отвержение чести и земного имущества, если наше христианское звание того требует; (Мф. 19:29 [19]).

b. оставление самых дорогих для сердца привязанностей, если они препятствуют нашей всецелой преданности одному Иисусу Христу (Мф. 19:29).

2. Какое обетование имеет с собой такой крест?

Великое и языком человеческим невыразимое, которое —

а) будет состоять в живейшем и теснейшем общении с Христом, превосходящем всякую радость:

а. своей славой (ст.28): «когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых

b. своей нескончаемой блаженной вечностью: «наследует жизнь вечную» (Мф. 19:29)

б) Но все это дастся только тем, которые несут свой крест со всяким смирением и не превозносятся своими добродетелями (Мф. 19:30 [20]).

II. Апостольское чтение. Зачало (330): Евреям 11:33–40 и 12:1–2

33 которые верою побеждали царства, творили правду, получали обетования, заграждали уста львов,

34 угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи, были крепки на войне, прогоняли полки чужих;

35 жены получали умерших своих воскресшими; иные же замучены были, не приняв освобождения, дабы получить лучшее воскресение;

36 другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу,

37 были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления;

38 те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли.

39 И все сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного,

40 потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства.

1 Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще,

2 взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия.

Практический очерк содержания рядового чтения

В апостольском чтении этой недели, примером ветхозаветных праведников, Святая Церковь побуждает нас к приобретению той нравственной силы, при помощи которой каждый христианин может осуществить свое спасение, именно — силы веры.

а) Силой веры христианин в состоянии совершать величайшие подвиги благочестия вообще (ст.33);

б) побеждает силы природы (ст.34–35);

в) переносит преследования неверующих даже до смерти (ст.36–37);

г) сопротивляется всевозможным лишениям и озлоблениям (ст.37–38);

д) и все это делает он, «не получив еще обетования,» а только в надежде получить его. Тем не менее, он имеет такую уверенность, как бы желаемое и ожидаемое было для него уже настоящим (ст.39–40): » И все сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного, потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства.» — требуют объяснения. Все ветхозаветные святые, хотя и угодили Богу своей верой, однако же не получили еще «обетования,» не наслаждаются еще вполне божественной славой и блаженством: почему? Потому что Бог предуготовал для нас, потомков их, нечто «лучшее» и совершеннейшее, которое они получат вместе с нами, а не «без нас.» Но не обидно ли для праведников ожидать столько веков совершенного себе мздовоздаяния? «Бог сделал это так, отвечает святой Иоанн Златоуст, не для того, чтобы обидеть праведников, но чтобы нас почтить; они сами с радостью ожидают братий своих. Ибо ежели все мы составляем одно тело, то для тела всего гораздо более удовольствия, когда оно наслаждается им вдруг, во всех частях, а не в каждой порознь» (См. Тол. Никиф. in. h. l). [21]).

Извлечем отсюда несколько частных тем с планами для проповедей, которые, по воле проповедников, могут быть так или иначе изменяемы и раскрываемы:

О необходимых свойствах спасающей веры

«Верою побеждали царства, творили правду, получали обетования» (ст.33).

Bера — вот та нравственная сила, посредством которой вспоминаемые ныне Церковью святые, ветхозаветные и новозаветные, достигали своего спасения, содеяли правду, получили обетования!

Вера и для нас составляет необходимое условие спасения. Но не все однако веруют так, как следует; не все знают — о необходимых свойствах спасающей веры.

1. Вера должна быть всецелая.

Мы должны веровать во все богооткровенные истины вообще и в каждую в частности, не отвергая и не сомневаясь ни в одной.

а) Кто требует этого?

а. Сам Бог. «Учаще игь, сказано, блюсти вся, елика заиоведах вамъ» (Мф. 28:20), — «вся,» а не так, чтобы один народ учить одному, а другой — другому.

b. Святая Церковь. Она учит всему, преподает все вероучение, все Священное Писание. В проповедях касаются мало по малу всех истин веры.

с. Свойства дела. Если не веруют всему слову Божию, то не веруют наконец ничему, потому что отвергают подлинность всего Откровения, верность Апостолов, непогрешимость Церкви. Можно лишиться части имущества, не потеряв однако же всего имущества; но в деле веры не так: кто лишается части веры, тот не имеет более никакой веры. Если фундамент здания подгнил, то разрушается все здание. Точно также бывает с корнем и деревом. Не иначе бывает и с добродетелью.

б) Кто не требует этого?

а. Неправославные. Они веруют, но не всему, о чем говорит слово Божье, принимают Святые Таинства, но только некоторые и т. д.

b. Сомневающиеся, колеблемые всяким ветром учения. Сегодня они принимают одно, а завтра другое; то сомневаются, то отвергают и т. д.

с. Вольнодумствующие миролюбцы. Они принимают из христианского вероучения только то, что им нравится. Они верят, напр., во всемогущество и любовь Божьи, в бессмертие, в мздовоздаяние; но не верят в тайну Святой Троицы, в Божество Иисуса Христа, в богоучрежденность иерархии, в силу Святых Таинств, в вечные муки.

2. Вера должна быть твердая.

Ничто в мире не должно колебать нашей веры, даже в самом малейшем.

а) Кто требует этого?

а. Иисус Христос, «а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным» (Мф. 10:33). Требование сильное и справедливое! Тот не может назваться христианином, кто исповедует Иисуса Христа устами, в домашнем кругу, перед людьми благочестивыми, а публично отвергается Его перед миролюбцами, вероотступниками. Не многие ли из христиан поступают так?

b. Святые. Одни из них ради веры «были побиваемы камнями,» другие «перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча» и т. д. (ст.35–37).

Почему мученики всех времен и во всех странах жертвовали ради веры всем, что было для них дорого в жизни? Почему они не довольствовались одним устным исповеданием Иисуса Христа?

с. Честность. Каким именем называем мы тех, которые в своих частных занятиях, или в своей должности и т. д., боятся всякого труда и усилия, не приносят никакой жертвы?

б) Что может поколебать твердость нашей веры?

а. Новое учение в книге, или из уст учителя, быть может даровитого, но неправославномыслящего. В таких случаях легко колеблется наша вера, если мы забываем слова писания: «все испытывайте» и проч. (1 Фесс. 5:20–21 [22]).

b. Корыстолюбие. Ради веры мы должны отказываться от земных благ и выгод. Но какое должно быть для нас высшее благо?

с. Ложное честолюбие. Ради веры могуть подвергаться насмешкам и издевательствам, ненависти и презрению. Но кто единственно заслуживает чести и уважения?

3. Вера должна быть живая и деятельная.

Мы обязаны исповедывать нашу веру и словами и делами. Здоровый корень производит ствол, ветви, плоды и т. д.

а) Κто требует этого?

а. Иисус Христос и Апостолы. «Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным» (Мф. 10:32). «Не всякий, говорящий Мне: „Господи! Господи!“, войдет в Царство Небесное» (след., имеющий мертвую веру) и т. д. (Мф. 7:21). «Потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут» (Рим. 2:13). «Вера» должна быть «действующая любовью » (Гал. 5:6). «Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» (Иак. 2:26).

b. Честь и совесть. Какое безчестное и для совести мучительное противоречие, когда поступают не так, как веруют? Кто хочет нераскаянно пребывать во грехе, тот должен публично отречься веры и выйти из общения с Церковью.

с. Любовь к ближним. Если кто-либо называет себя православным, а живет вовсе не по-православному, то его подчиненные, слуги, дети и проч. будут соблазняться. Греховной жизнью язычника никто не соблазняется. Но если выражают свою веру в благочестивых поступках и речах, то назидают и исправляют многих!

б) Приложение, примеры.

а. Ты веруешь во Святую Троицу; поступай так, как веруешь. Твори на себе крестное знамение, молись Отцу небесному, соблюдай свято праздники, установленные в честь Его Сына, следуй внушениям Святого Духа и т. д.

b. Ты веруешь в Святые Таинства: ходи охотно к богослужению, к Святому причащению, к исповеди; приготовляй себя целомудренной и честной жизнью к таинству брака; не отказывайся на смертном одре от елеосвящения и т. д.

с. Ты веруешь в богоучрежденность иерархии: почитай священника, не оскорбляй и не уничижай его и т. д.

в) Ты веруешь в достоинство человека: не унижай самого себя, не презирай низших, не соблазняй немощных и проч.

Заключение. Такова должна быть наша вера, если и мы подобно празднуемым ныне святым, желаем достигнуть спасения, творить правду, получить обетования и т. д.

Христианская вера вселяет в своих проповедников геройский дух благочестия

«Были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча» и т. д. (ст.37).

Изумительны были подвиги этих праведников. Как они терпели, страдали, умирали!

Но что заставляло их так терпеть, страдать, умирать? Какая это была сила, которая вселяла в них это неустрашимое мужество, этот истинно геройский дух! Этой силой была — «вера» (ст.33).

Христианская вера вселяет в своих проповедников геройский дух благочестия.

1. Непоколебимо-твердое убеждение.

Геройский дух благочестия основывается на непоколебимо-твердом убеждении в истинах веры.

Никто не сражается с самоотвержением за дело, в сущности и достоинстве которого не уверен или сомневается.

Истинно и непреложно должно быть то, за что хотят жертвовать жизнью.

Так истинна, несомненна, непреложна вера христиан.

а) Истины, учения и обетования христианства основаны «не на мудрости человеческой, но в силе Божией» (1 Кор. 2:4–5 [23]), происходят не от разума человеческого, а от Бога, и основываются на божественном авторитете. Иисус Христос, Начальник и Совершитель Христианской веры, поступал с божественным полномочием; это Он Сам говорит (Иоан. 5:19–20; [24] 30–32; [25] 7:16–17 [26]) и Его апостолы (2 Кор. 5:19; [27] 1 Иоан. 1:1–2; [28] Евр. 1:2; [29] 2:4 [30]).

Кто, следовательно, принимает Христианскую религию, как божественную, того вера непоколебимо тверда, защищена от сомнений и колебаний.

Только на такой вере может основываться геройский дух благочестия.

б) Посему христианская вера во все времена одушевляла своих исповедников неустрашимым духом мужества и самоотвержения.

Проникнутые убеждением в божественности своей веры, одушевляемые мыслью о Боге и Иисусе Христе, они не щадили никаких трудов, не страшились никаких препятствий, переносили все с геройским самоотвержением (Деян. 5:41–42; [31] 2 Кор. 4:8-10; [32] 6:4 [33]).

И не только дух их укреплялся и одушевлялся мужеством, но и сердце; потому что христианская вера вселяет в своих исповедников —

2. Непобедимую любовь.

Любовь к Богу, обязанностям и добродетели.

Надежда на земную славу и честь может также воодушевлять людей неустрашимым духом мужества. Но эти блага — земные и преходящие, и дух, возбуждаемый ими, не есть дух благочестия.

Этот последний может быть только там, где любовь к Богу крепче всякой другой любви, могущественнее всякого другого желания.

Такова именно и есть любовь, насаждаемая и освящаемая христианской верой в сердце человеческом.

а) Она дает воле крепость и силу, которой ничто не может противиться; она служит источником неустрашимого мужества, которое остается неизменным при всех обстоятельствах, возрастает в опасностях, препобеждает самые трудные препятствия.

б) Для христианина, пламенеющего любовью к Богу, истина и долг, добродетель и спасение дороже всего на свете. Ради их он жертвует жизнью.

Но одушевляя своих исповедников к такой борьбе за истину, христианская вера вселяет в них также —

3. Неослабное упование на Бога, потому что она обещает им в этой борьбе Божью помощь и защиту. Кто мужественно сражается за земные интересы, тот стоит одиноко в мире, полагаясь только на свои силы без упования на Бога. Если даже другие люди и помогают ему, то их помощь слаба и бессильна.

Но кто подвизается за истину и добродетель, тот знает, что он не один, что с ним — Бог, сила Которого в немощи совершается. «А надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут — и не устанут, пойдут — и не утомятся» и т. д. (Ис. 40:31).

а) «И не бойтесь убивающих тело» воодушевлял Иисус Христос своих исповедников (Мф. 10:28 [34]). «Не бойся, малое стадо» (Лук. 12:32 [35]). «Волос с головы вашей не пропадет» (Лук. 21:17–19 [36]).

Апостолы точно также ободряли Христиан обещанием божественной защиты и помощи: «страждущие по воле Божией да предадут Ему, как верному Создателю, души свои, делая добро» (1 Пет. 4:14–19 [37]).

б) Это упование на Божью помощь воодушевляет христианина геройским духом благочестия. Он говорит: «все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Фил. 4:13). «Кто отлучит нас от любви Божией?… Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас» (Рим. 8:35–37 [38]).

Геройский дух подвижников благочестия еще более укрепляется тем, что Христианская вера обещает им —

4. Славную награду в будущей жизни.

Возвещая Своим ученикам печальную участь страдания и преследования, Иисус Христос обещает им за это великую награду.

а) «Блаженны вы, когда будут поносить» (Мф. 5:11). «Будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется» (Мф. 10:22). «Но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете» (1 Петр. 4:13; Иоан. 1:12; [39] Апок. 2:10 [40]).

б) Награда будущей жизни одушевляла всех ветхозаветных праведников, о которых говорится в дневном апостоле (ст.35), — всех христианских мучеников!

Как эти примеры посрамляют нас! Ради веры мы не подвергаемся ныне гонениям и смерти. Нам предстоит теперь брань с другими врагами: неверием, легкомыслием, чувственными удовольствиями и проч. Тут мы должны проявить геройский дух благочестия: но проявляем ли мы его?

Примеры святых — сильнейшее для нас побуждение быть твердыми в вере благочестии и уповании христианском

«Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, …с терпением будем проходить предлежащее нам поприще» (ст.1)

Апостол Павел, побуждая современных ему христиан к неослабному дерзновению в вере и добродетели, указывает им на пример ветхозаветных праведников.

С такой же целью и Святая Церковь совершает ныне память всех святых, не новозаветных только, но и ветхозаветных, и их примером побуждает нас к подвигам веры и благочестия.

1. В вере.

Недуг нашего времени — вольномыслие. Люди, так называемые, образованные считают себя великими мудрецами и хотят сами все испытать и постигнуть. Богооткровенные истины они подвергают своему суду и исследованию — все, что в них есть таинственного и чудесного, ими отвергается или перетолковывается по их узким понятиям.

Вследствие этого происходит охлаждение и сомнение в вере, или совершенная потеря всякой веры.

Чем Святые Отцы утверждают нас в вере?

а) Тем, что они всем сердцем и душей принимали то, чему учит слово Божье и Святая Церковь.

б) Тем, что многие из них даже мирской мудростью превосходили нынешних мудрецов, напр., Василий Великий, Иоанн Златоуст и др.

в) Тем, что запечатлели истину Христианской веры своей жизнью и кровью, каковы мученики, исповедники и проч.

Поэтому «имея вокруг себя такое облако свидетелей,» отложим «, свергнем с себя всякое бремя,» которая не хочет видеть истины; и «и запинающий нас грех,» который препятствует видеть истину.

2. В благочестии или любви.

Христианин должен не только веровать, но и вести жизнь свою «по вере, споспешествуемой любовию» (Гал. 5:6). Но здесь, как и в вере, есть для Христиан камень преткновения: одни охотно веруют в Евангелие, но неохотно поступают по Евангелию; другие говорят, что Евангелие требует невозможного, и потому беззаботно пребывают в грехе.

От чего это происходит? От той же «гордости и удобообстоятельного греха,» от которых страдает и вера. Ηо как сонм святых утверждает нас в благочестии?

а) Святые были подобные нам люди, с той же плотью и немощами.

б) Они испытывали такие же соблазны и препятствия, если еще не большие. (Рим. 7:23 [41]).

в) Мир, как теперь, так и тогда, одинаково — «во зле лежит.»

г) Между святыми, ублажаемыми ныне Святой Церковью, были не одни отшельники, но и миряне: мужи и жены, старцы и юноши, богатые и бедные, господа и слуги, воины и мирные поселяне.

Посему никто, ни в каком звании и состоянии, не может уклоняться от дел благочестия под каким бы то ни было предлогом: всесильная благодать и теперь не оскудела.

3. В уповании и терпении.

Труден путь подвижников веры и благочестия (Деян. 16:22; [42] 2 Тим. 3:12 [43]), но этим путем шел:

а) Сам Начальник веры и Совершитель нашего спасения Иисус (ст.2; ср. Фил. 2:6–8 [44]).

б) Все ветхозаветные праведники (ст.33–38) и все ублажаемые ныне святые (Апок. 7:13–14 [45]).

в) Их пример должен утверждать и нас в уповании и терпении.

«Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, …с терпением будем проходить предлежащее нам поприще…»

Обязанность быть святыми. [46]

«Будьте святы»

(1 Петр. 1:16).

Кому это сказано? Всем нам, без различия пола, званий и состояний (1 Петр. 1:15; [47] Ефес. 2:10; [48] Мф. 5: 48 [49]).

Чтобы сделаться святым, для сего требуется:

1. Пламенное желание святости (Прем. 2:17–20 [50]).

а) Тот опасно заблуждается, кто довольствуется своим духовным состоянием и не желает вящшего преуспевания в благочестии. «Если ты не идешь вперед, то непременно подвигаешься назад.» [51] Невозможно, чтобы человек оставался в том же нравственном состоянии (Иов. 14:2 [52]). Для достижения истинного венца нужно бежать, пока не достигнем того, к чему стремились: «бегите, чтобы получить» (1 Кор. 9:24 [53])! Кто перестает бежать, тот теряет свой труд и венец.

б) «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» (Мф. 5:6); только души, «алчущие» святости, Бог «исполнил благ» (Лук. 1:53 [54]). Заметим эти выражения: «алчущие и жаждущие:» для достижения святости требуется не простое, но сильное и пламенное желание, как бы голод и жажда. Кто чувствует в себе этот спасительный голод и эту святую жажду, тот не идет, а бежит по пути добродетели с быстротой пламени, охватившего сухой тростник (Премуд. 3:7 [55]). Итак, кто делается святым? Тот, кто хочет быть святым (Мф. 19:21 [56]).

в) Нетрудно, при помощи всесильной благодати, сделаться святым тому, кто пламенно желает святости (Премудр. 2:12–13; [57] Мф. 7:7-11 [58]). «Если я хочу быть другом Божиим, то довольно мне только захотеть теперь — и я делаюсь им.» [59]

2. Делать все из любви к Богу и для угождения Богу (1 Кор 10:31 [60]).

а) Наши слова, мысли, желания и действия должны быть постоянным выражением любви к Богу. Невеста Христова, по изображению Песни Песней, занималась ли охотой, была ли на войне, собирала ли виноград, — во всех этих различных состояниях была всегда любима, потому что она все делала из любви к своему Жениху. Так и каждый Христианин, в каком бы звании ни находился, какими бы делами ни занимался, должен все делать из любви к Богу и для угождения Ему. «Если око твое будет чисто, то всё тело твое будет светло» (Мат 6:22 [61]). Под оком некоторые из Святых Отцов разумеют намерения. «Добрые дела ценятся по намерению.» [62] Наше намерение чисто, когда оно имеет своим предметом или славу Божью, или назидание ближних, или собственное высшее благо. «Человек смотрит на лице, а Господь смотрит на сердце» (1 Цар. 16:7 [63]). «Дела без доброго намерения то же, что жертва без тука или тело без души; Бог их отвергает.» [64]

б) Но как редко мы делаем добро единственно из любви к Богу и для угождения Богу? Не большая ли часть из нас, если и делают добро, то или из личной славы, или для достижения земных целей?

Многие из христиан скажут в день суда: «Господи! не от Твоего ли имени… многие чудеса творили» (Мф. 7:22 [65])? И однако же Господь скажет им: «Я никогда не знал вас» (ст.23), потому что вы делали не для Меня, а для вашей славы и ваших интересов. «Что может быть безумнее, как искать своими делами похвалы от подкупных и бессильных людей, и презирать похвалою Того, Кто силен воздать за дела, угодные Ему» (Мф. 6:3 [66]). [67]

3. Нести крест свой с терпением ради Господа (Мф. 10:38 [68]).

а) Кто хочет достигнуть святости, тот должен все переносить с терпением ради Господа: и бедность, и скорби, и поношения, и болезнь (2 Кор. 6:4; [69] 2 Тим. 3:12; [70] Иоан. 15:20 [71]). «Посмотрите на кого угодно из святых, и вы увидите, что все они терпели скорби и страдания. Один Соломон, может быть, составляет исключение, но в этом скрывается также и причина, почему он пал.» [72]

«Безумно было бы думать, — что можно наслаждаться с миром и царствовать со Христом.» [73]

«Скорби — наша школа, где мы учимся.» [74]

Посему все, что ни случится с нами в жизни, мы должны переносить с терпением и покорностью воле Божией, подобно Иову (2:10; [75] 1:21 [76]).

б) Нам позволено обращаться с молитвой к Богу об облегчении нашего креста или об освобождении от несчастий, по примеру самого Иисуса Христа, Который также молился: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия;» но при этом мы всегда должны прибавлять: «впрочем не как Я хочу, но как Ты!» (Мф. 26:39).

Чего Бог нам желает, то и есть самое лучшее для нас.

Причины, почему мало святых между людьми

«Спаси меня, Господи, ибо не стало праведного, ибо нет верных между сынами человеческими»

(Псал. 11:2)

Давид жалуется, что в его время оскудели святые и уменьшилось число истинно-верующих между сынами человеческими, — и в этой жалобе обращается к Богу и молит Его о своем спасении, когда так трудно было спастись среди всеобщего оскудения веры и благочестия.

Но один ли Давид имел причину так жаловаться Богу? Не можем ли тем более принести такую жалобу мы, для которых возсиял уже свет «просвещения язычников» (Лук. 2:32) и которым даны могущественнейшие средства спасения?…

Причины, почему мало святых между людьми:

1. Есть много людей, считающих себя благочестивыми и святыми, каковы фарисеи и лицемеры, люди с ложной набожностью (Кол. 2:18 [77]); но истинно-святых — мало, это мы знаем:

а) Из слова Божьего (Псал. 11:2; [78] Мф. 7:14; [79] Лук. 12:24; [80] Мф. 22:14; [81] Гал. 3:3 [82]).

б) Из повседневного опыта.

в) Истинно святые есть и теперь, но их сравнительно мало.

2. Отчего же так?

Причин на это много, как общих, так и частных.

а) К общим причинам относятся:

а. Врожденная всем людям греховная порча (Быт. 8:21; [83] Рим. 7:23 [84]), которая особенно обнаруживается в упорном сопротивлении разума Божьему слову и в происходящей отсюда духовной слепоте, вследствие которой естественный человек считает дело святости ненужным, или понимает святость по своему.

b. Опасное развращение мира, проявляющееся в обольстительных речах и соблазнительных примерах.

с. Сила греха и греховных привычек (Прит. 18:3; [85] 10:23 [86]).

d. Требования закона Божьего, которые для плотского человека кажутся строгими и не исполнимыми, и потому оставляются без исполнения.

б) Между частными, наиболее действующими, причинами мы указываем:

а. На дух времени, по которому небрежение к благодати, распущенность нравов, привязанность к земному и чувственному, достигли страшных размеров.

b. Небрежность воспитания детей в духе благочестия.

с. Разнообразные ученые нелепости и заблуждения, которые охватывают нас вокруг и совращают многих с пути истины и благочестия.

О почитании святых

«Хвалите Бога во святыне Его»

(Псал. 150:1).

1. Почему нужно почитать святых?

а) Ради Господа, который хочет быть прославляем во святых (Зах. 2:8 [87]).

б) Ради их самих, их высоких совершенств и добродетелей.

в) Ради нас. Они молятся за нас. «Уверенные в своем вечном блаженстве, святые непрестанно молятся о нашем спасении.» [88]

«Святые поддерживают мир своими молитвами. Сила их молитв так могущественна, что отклоняет гнев Божий.» [89]

2. Как нужно почитать святых?

а) Сердцем. «Кто удивляется святым с благочестивой любовью и почитает их, тот должен также и любить их.» [90]

б) Устами, прославляя их подвиги.

в) Делами, или подражанием их добродетелям. «Почитание святого состоит в подражании ему.» [91]

Образцы церковной проповеди. Слово в неделю Всех Святых. [92]

«Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня«

(Мф.10:37).

По неисповедимым Божьим судьбам, видя себя вновь посреди сего града, в котором суждено было мне в первый раз увидеть свет, и от которого течением жизни увлечен я был так, что никогда уже видеть его не чаял, — сверх чаяния, вновь находясь посреди братий и ближних, в сообществе которых получил первые приятные ощущения жизни, — желал бы я совершенно предаться сильному влечению любви к отчизне, — любви, по которой, как изъясняется некто из Иерусалимлян — дети Иерусалима «возлюбили и камни его, и о прахе его жалеют» (Псал. 101:15), то есть, самые камни отечественного града им любезны, мил даже прах путей его. Сердце мое готово теперь воспевать этому граду песнь, которую они воспевали своему Иерусалиму: «Просите мира Иерусалиму: да благоденствуют любящие тебя! Да будет мир в стенах твоих, благоденствие — в чертогах твоих! Ради братьев моих и ближних моих говорю я: «мир тебе!»» (Псал. 121:6–8). Но что слышу? Эту сладкую песнь пресекает грозный глас заповеди Христовой, которая, как-будто по особенному намерению, ныне оглашает меня среди сего храма. «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня

Что же буду делать? Восприиму иную песнь песнопевца Израилева: «только в Боге успокаивается душа моя» (Псал. 61:2)? Покорю любовь к ближним и братиям, — покорю любви к Богу и Христу; «забуду люди моя, и дом отца моего,» и потружусь помнить только людей Господних и дом Отца небесного. В этом расположении духа и прерванную Иерусалимскую песнь продолжать мне позволено: «ради дома Господа, Бога нашего, желаю блага тебе» (Псал. 121:9). Боголюбезный граде! Ради святой Церкви, которая есть дом Божий, ради православных чад ее, которые суть присные Богу, желаю я тебе благ; и поскольку желаю для Бога, то и благ желаю Божественных, «мира Божия, превосходящего всяк ум, веры Божией,» которая есть «Божий дар любви Божией, изливающейся в сердца наши Духом Святым.»

Но не оскорбляю ли братий и ближних столь скорым отречением от любви отечественной?

Тотчас увидите, братия, что нет в этом несправедливости. Ибо и от вас не иного требую расположения, как того же, в которое себя поставить желаю. Если желаете быть достойны любви Бога и Христа: возлюбите Бога и Христа паче отца и матери, паче братий и сестер, паче всего, что вам любезно. «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня

Когда, последуя Евангелию, возвещаю вам священную обязанность любить Бога и Христа превыше всего: это не значит того, чтобы я опасался найти в ком-либо из слышащих это прямую вражду против Бога и Христа. Есть и такого расположения люди, о которых Апостол пишет — «со слезами говорю» (Фил. 3:18 [93]), о которых и я воспоминаю с ужасом, враги креста Христова,» которые не хотят покорить ни разума своего вере Его, ни сердца своего, и говорят с изображенными в притче мятежниками: «не хотим, чтобы он царствовал над нами» (Лук. 19:14 [94])! Но не сомневаюсь, что против таких каждый из правоверующих восприимет ревность Апостола, и не поколеблется, вместе с ним, отвергнуть их всей силой духа. «Аще кто не любит Господа Иисуса Христа: да будет проклят, маранафа » (1 Кор. 16:22 [95]).

Есть иной род людей, между самыми верующими во Христа, и признающими над собой власть закона Божьего, которые ужасаются мысли поставить себя врагами против Бога и Христа, но которые не довольно ясно познают, не довольно глубоко чувствуют свою обязанность любить Бога и Христа, и потому не достигают всего блаженства, в сей любви заключенного.

Они знают обязанность веровать, — с покорностью собственного разума принимать тайны, которые открывает Слово Божье, потому что разум человеческий, ограниченный и поврежденный, не может уразуметь Божьего ума, всесовершенного и бесконечного. Приемлют обязанность жить по закону Божию, — служить истинному Богу известным образом Богопочтения, не обижать ближних хищением, грабительством и подобными несправедливостями; чувствуют обязанность приносить покаяние, обличать себя перед Богом в грехах, в надежде прощения ради Того, Которого Бог, «сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом» (2 Кор. 5:21). Признают обязанностью молиться, — призывать имя Божье, чтобы низвести на себя благословение и спасительную Божью силу; поражаются страхом Божьего суда, когда видят себя нарушившими какую-нибудь из этих обязанностей, а когда думают, что исполняют их, тогда успокаивают себя надеждой царствия небесного, как заслуженного воздаяния. Не правда ли, что у некоторых и, может быть, y многих Христиан, в этом заключается весь образ их благочестия, так что им и на мысль не приходит, чтобы еще за этим оставалось. Нет, это не все еще, братия; много еще за этим остается, — так много, что без остающагося все прочее не приведет вас к истинной цели вашей, то есть, к вечному спасению вашему.

Сколь бы ни высоко восходила лествица ваших добродетелей, она не возведет вас на небо, и, сверх опасения, бедственно может обрушиться с вами, если вверху нее нет последней степени, которая одна крепко и непоколебимо прикасается к небу. Спросите ваше сердце, любит ли оно Того, Которого веру и закон приемлет, Которому приносит покаяние и молитву; чувствуете ли вы точно, что эта «что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Римл. 5:5), подобно как вы точно чувствуете льющуюся в сердце любовь детскую, родительскую, братскую, при виде родителей, детей и братьев? Если совесть и дух не свидетельствуют вам, что вы точно, и живо чувствуете внутреннее это Божественное излияние Божественной любви: то нужно вам прилежно учиться сей любви у единого Божественного Учителя, Иисуса Христа. «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Матф.10:37). Ты веруешь и надеешься спастися верой. Не оспариваю этой надежды. Вере спасение предоставляет в удел Сам Спасител. «Вера твоя спасла тебя» (Мф.9:22), часто говорил Он тем, над которыми совершал чудесные исцеления. И всем без исключения обещал: «кто будет веровать и креститься, спасен будет» (Марк. 16:16).

Но всякая ли вера одинакова? Нет ли различия между верой и верой? Какова, например, та вера, которую столь ужасной похвалой хвалит апостол, когда говорит: «ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут» (Иак. 2:19). Кто может быть доволен такой верой? Какая же та вера, которая могла бы спасти человека? «Вера, действующая любовью» (Гал. 5:6), определяет апостол. Если нет любви, то вера не имеет силы и успеха и не достигает спасения. Вера без любви есть образ без жизни: любовь, как дыхание Святого Духа, одушевляет веру и творит ее деятельной и спасительной. Если желаешь спасен быть верой: возлюби Того, в Кого веруешь.

Ты живешь по закону. В этом, кажется, есть уже и любовь: ибо Сам великий Наставник в любви Божественной сказал: «кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня» (Иоан. 14:21). Но вникай и разумей поистине то, что говорит Истина. Как любовь, собственно, есть чувствование сердца, и как испытующий сердце Наставник провидит, что некоторые слабые ученики помыслят, будто чувство это может быть сохранено и без помощи деятельности, соответствующей этому чувству, то, предупреждая это превращение истинной любви во мнимую, и поучая «любить … делом и истиною» (1 Иоан. 3:18), Он говорит, «что любящий Его есть тот, кто имеет заповеди Его, и соблюдает их.» A того совсем не мог сказать исполненный любви Наставник, будто для учеников Его довольно только внешне исполнять дела Его заповедей, и будто это вменится им вместо любви к Нему, хотя бы они ее и не чувствовали. Подобно как любящему детей родителю несвойственно сказать к своим детям, что он позволяет и не любить себя, только бы они делали, что он прикажет.

И что значит без любви соблюдение заповедей? Кто столь несведущ о самом себе, или столь неискренен, чтобы не признаться, что он иногда, в чем-нибудь, прегрешает против заповедей? Если же, таким образом, здание собственной правды, созидаемое на основании заповедей, имеет слабые места, то найдет гром законного проклятия и одним ударом разрушит все здание: «проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона» (Гал. 3:10). И еще сильнее: «кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем» (Иак. 2:10).

Где же теперь спасение в исполнении заповедей? Оно есть; но для тех, которые исполняют заповеди не по писаному, а по духу: дух же закона есть любовь. Хочешь ли избежать проклятия законного? Желаешь ли иметь краткий и верный способ исполнить весь закон? Сей краткий и верный способ есть любовь. «Любящий другого, говорит апостол, исполнил закон; любовь есть исполнение закона» (Рим. 13:8-10 [96]).

Не в том смысле это сказано, будто любовь позволяет оставить закон без исполнения; нет! Она есть исполнение закона потому, что она есть душа закона; а душа и все тело оживляет и движет: так любовь исполняющему закон дает силу и заповеди творит легкими к исполнению. Сын, который бежит увидеть возлюбленного родителя, чувствует ли усталость от пути? Так дети Божьи, любящие Бога люди, не утомляются никакими подвигами на пути жизни, стремясь к вечным обителям, где надеются воочию увидеть Отца, от Которого рождение дало им столь высокую область, — «быть чадами Божиими» (Иоан. 1:12), и Которого в них любовь сильнее всякой любви, земной и небесной.

Ты каешься. И в этом случае ты на добром пути; и эта стезя проложена ко спасению, по сказанному: «неизменное покаяние ко спасению» (2 Кор. 7:10). Но примечай и здесь глубокий разум слова Павлова: «неизменное покаяние,» говорит он, то есть, покаяние, после которого человек не изменяет воспринятых им лучших мыслей опять на худшие, не возвращается на прежние грехи, не ослабевает в ревности жить по воле Божьей, — такое покаяние, бывает «во спасение.»

Сейчас, братия, требую я для вас свидетельства от вас самих. Не примечаем ли мы за собой, что благие намерения, восприемлемые нами в покаянии, по времени колеблются иногда и падают, и мы, частью от беспечности, а частью и при некоторой заботе о своем исправлении, впадаем во грехи, в которых многократно каялись? Какая же в этом случае надежда спасения в покаянии, если нераскаянное только покаяние бывает во спасение? И что делать нам с нашими духовными болезнями, когда самое врачество, при частом их возобновлении часто употребляемое, как бы притупляется в своем действии?

И в помощь врачеству, и против возобновления болезни, — и в помощь покаянию, и против возобновления грехов, действительнейшее средство есть истинная любовь к Тому, «Который не хочет смерти грешника,» и Который даже умер за спасение грешника. Истинная, говорю ибо то не любовь, когда непотребный сын расточает имение родителя, в надежде на его снисхождение; но то любовь, когда нежный сын и тем, что позволено ему, осмотрительно пользуется, сохраняя благоволение возлюбленного родителя.

Евангельская история представляет нам разительный пример спасительной силы, которую истинная любовь дает покаянию. Жена, в целом городе известная, как грешница, приступает к Иисусу Христу, помазует миром ноги Его, омывает их слезами, отирает власами своими, словом, являет знамения покаяния, хотя не слышно из уст ее слов покаяния; и Тот, Которого Иудеи называли укорительно, а Христиане радостно называть должны «друг мытарям и грешникам» (Мф.11:19 [97]), разрешает ее от грехов, не смотря на множество их: «прощаются грехи её многие» (Лук.7:47). Но каким образом столь совершенно воздействовало покаяние, которое даже не разрешилось еще открытым исповеданием грехов? Оно воздействовало посредством совершенной любви к Решителю грехов: «прощаются,» говорит Он, «грехи её многие за то, что она возлюбила много» (Лук. 7:47).

Ты молишься. Кто не похвалит и этого духовного упражнения? Но и о нем вопрошаю: какой молитвой ты молишься? Ибо есть и суетная молитва, о которой сказано: «приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Мф.15:8–9). Что значит приближаться к Богу устами, а сердцем далеко отстоять от Него?

Произносить устами, или принимать слухом из уст других — молитвенные к Богу слова, но не соединять с ними сердечного внимания и духовной теплоты, короче, молиться без любви. Не трудно суетность такой молитвы обнаружить даже простым, естественным рассуждением и побуждением природы. Что делает дитя, только начинающее мыслить, чтобы получить желаемую вещь от отца или матери? Не соединяет ли оно для этого со своими прошениями всех, какие знает, выражений детской любви и нежности? Итак, не должны ли мы признать себя неразумными более самих детей, когда думаем нашими хладными, без внимания, без любви, без сердца произносимыми прошениями что-либо получить от Отца небесного, Который именно «смотрит на сердце,» в то время как «человек смотрит на лице» (1 Цар. 16:7 [98])?

Скажем ли, что небесный Отец благ более земных родителей, и потому даст вся благая просящим y Него? Правда; но Он и праведен более их, и потому не может дать недостойным. И даже, по самой благости, не может дать блага на зло просящим, дабы они не осквернили самого блага. На зло, конечно, просим мы, когда без любви просим у Всеблагого и Вселюбящего.

Но что еще говорит закон духовный? — Он показывает, что не только исполнение молитвы, но и сама молитва, истинная и чистая, без истинной и чистой любви невозможна. «О чем молиться» учит Апостол, «как должно, мы не знаем, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными Испытующий же сердца знает, какая мысль у Духа, потому что Он ходатайствует за святых.» (Рим.8:26–27). И чтобы кто-либо, слыша это, не остался в недоумении о том, как можно приобрести сие высокое ходатайство, Апостол немедленно присовокупляет: «притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу» (Рим. 8:28). Любовь к Богу все обращает в средства к нашему спасению и блаженству; без нее все средства не достигаюг сей цели. Не будет светить светильник без елея: и молитва не озарит духа без любви. Не будет без огня курение кадила: и молитва без любви не взойдет к Богу.

Что сказать о побуждениях к добродетели, которыми заменяют любовь не познавшие силы ее, — о страхе суда и надежде воздаяния? Это опоры, необходимые для созидающих дом душевный — но не на них лежит высота и красота здания духовного. Работающий из страха есть раб: трудящийся за воздаяние есть наемник. Раб, говорит Иисус Христос, «не пребывает в доме вечно,» — можно присовокупить — и наемник; — ибо только «сын пребывает вечно » (Иоан. 8:35). «В страхе есть мучение,» говорит возлюбленный ученик, «в любви нет страха,» зато «совершенная любовь изгоняет страх» (1 Иоан. 4:18). Другой Апостол Христианам, в противоположении с иудеями, говорит: «вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!»» (Рим. 8:15).

Итак, дух рабства, — но также и наемничества духовного, — есть удел иудеев: а жребий истинных Христиан есть дух сыновней любви к Богу и Спасителю. Можно даже, без прекословия Апостолу, сказать, что истинный дух и Ветхого Завета был дух любви, если бы не облекло его рабством жестокосердие иудеев. Подтверждаю это самыми заповедями закона Моисеева. «Милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои,» (Исх. 20:6) пишет он. Удивляюсь особенно этому указанию о любви, когда сравниваю его с заповедью о родителях: «почитай отца твоего и мать твою.» (Исх. 20:12)

Как? Отца «почитать,» а Бога «любить?» Мы обыкновенно любим то, что к нам ближе и нам подобнее; а что выше нас, то почитаем. Поэтому, кажется, свойственнее было бы требовать «любви к отцу,» и «почтения к Богу.» Нет, говорит Божественный закон: чти отца; возлюби Бога. Как бы так сказано: отца любить тебе свойственно и без заповеди, также и чтить Великого Бога; заповедь учит тебя тому, что трудно было бы тебе уразуметь без нее.

И так отца не только люби по естеству, но и чти по воле Отца небесного — Бога не только чти по внушению естества и совести, но дерзай приступить к Нему ближе, чего не дерзнул бы ты сделать без благодатной заповеди; возлюби Бога, как Отца; нареки Его: «Бог твердыня сердца моего и часть моя вовек» (Псал. 72:26). О возлюбленная заповедь любви! Как достойно сожаления, что так долго не разумели силы твоей, сокрушали зубы о жестокую кору писмени, и не умели вкусить сладкого зерна, в ней заключенного!

Так долго, что когда сама Любовь явилась на земле, Она обрела заповедь любви совсем забытой, и проповедала ее, как новую: «заповедь новую даю вам, да любите друг друга» (Иоан. 13:34); — «Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас; пребудьте в любви Моей» (Иоан. 15:9).

Христиане! Бог влечет нас в любовь Свою более, нежели одной заповедью, одним повелительным изъявлением Своей воли: Он лучше нас ведает, что любовь не приобретается одними повелениями. Он ищет любви нас, грешных и недостойных, Своей святой и высочайшей любовью. «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоан. 3:16). Надобно ли повелевать, или учить, чтобы мы любили Того, Кто умер для приобретения нам вечной жизни? Если чувствуем, что мы обидели бы отца, если бы больше, нежели его, возлюбили рабов: как не чувствовать, что мы оскорбляем Отца небесного, когда к человекам, которые все едва достойны назваться рабами Его, наше сердце удобнее открывается, и прилепляется теснее, нежели к Нему? Возревнуем быть достойными Его. Скажем сердцу нашему: мы не отнимаем тебя у родителей, друзей и близких; но и тебя, и их сердца вместе с тобою, отдаем Богу сердца на веки. Аминь.

Поучение а Неделю Всех Святых. [99]

Какой-то иудейский законник спросил однажды Иисуса Христа: Учитель, что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?

Вопрос, кажется, самый простой, но ответить на него, слушатели, нелегко. В самом деле, как спастись, как наследовать жизнь вечную? Что мы должны для этого делать, как мы должны для этого вести себя? Примеры святых, конечно, всего лучше могли бы нам помочь в этом случае; но эти примеры так бесчисленны и разнообразны, что не знаешь, которому последовать: один жил так, другой иначе; один делал то, другой совсем другое. Один спасался в пустыне, другой среди городского шума; один в храме, другой на поле брани; один проводил дни и ночи в посте, другой пил и ел; один принимал всех к себе, а другой никого не пускал. Словом сказать, жизнь святых и разнообразна, и часто одна другой противоположна.

Итак, слушатели, что же мы должны делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Иисус Христос разрешил этот вопрос таким образом. Он сказал законнику: люби Бога более всего, а ближнего, как самого себя. Так поступай, и будешь жить, т. е. спасешься.

Но как можем мы исполнить этот закон? Как можем доказать нашу любовь к Богу и ближним?

Разрешим, слушатели, этот вопрос. Не с тем впрочем, чтобы только узнать и забыть; но чтобы поступать так, как разрешим. Разрешим же его в коротких словах, чтобы было памятнее и понятнее.

Живите так, как велит совесть и закон Божий. Что совесть запрещает и закон Божий не видит, — того никогда не надобно делать; напротив, что совесть одобряет и закон Божий повелевает, — то непременно надобно делать. Слушайтесь своей совести и закона Божия.

Кто слушается закона Божьего и своей совести, тот непременно спасается, где бы он ни был и как бы он ни жил. Ты в мире живешь, живи; только живи так, как тебе велит закон и совесть, и ты спасешь свою душу; ты отказался от мира, хорошо, — живи по совести и закону: иначе и в пустыне не спасешься; ты пьешь и ешь: пей и ешь; только пей и ешь, что одобряет совесть и закон; ты постишься, постись; только ничего не делай против совести и закона: иначе и пост тебя не спасет; ты занимаешься торговлей, торгуй; только торгуй так, как велит совесть и закон Божий, и ты не погубишь своей души. Ты служишь и работаешь; знай свое дело, работай и служи так, как велит совесть и закон, и ты спасешься. Вообще, делайте и поступайте по вашему званию и состоянию; но делайте, как велит совесть.

Оттого и происходит, слушатели, что жизнь святых так разнообразна, так, по-видимому, одна другой противоположна; они находились в различных обстоятельствах, занимали различные должности, были различных званий, жили в различных местах, — потому то и делали различное, поступали неодинаково; но поступали всегда и делали все по своей совести и по закону Божьему. Оттого все и наследовали жизнь вечную.

Итак, слушатели, чтобы вы ни делали, как бы вы ни жили, где бы ни находились, — поступайте только по своей совести и по закону Божьему, — и вы спасетесь. Что совесть и закон одобряет, то всегда свято. Аминь.

Святые Светила Духовного Неба

Дух Святой, сойдя на апостолов и членов первенствующей церкви, не только возродил их духовно, преобразив робких рыбаков и поселян в мужественных проповедников креста, но и оживотворил всю Церковь Христову, наполнив ее теми животворными дарами благодати, которые с тех пор сделались источником всякой истинной жизни на земле. И в древности животворящий Дух не оставлял человечество, которое без Него неминуемо подверглось бы всепоглощающей смерти. Проявления Его мы видим не только в истории избранного народа Божьего, где Он явственно действовал, проявляясь особенно в устах боговдохновенных пророков, но из истории языческих народов, которые также могли познавать веяния животворящего Божьего Духа в писаниях своих лучших мыслителей и поэтов, хотя последние были и далеко не столь чистыми и хорошими проводниками для истины.

Теперь же, когда иго древнего проклятия было свергнуто с выи некогда павшего человечества и жало смерти сломано искупительным подвигом Христа, Святой Животворящий Дух опять, как и некогда в саду Эдемском, мог свободно разливать свои животворные дары благодати по земле, и плодом Его благодатных даров явилось новое человечество, уже не состоящее в рабстве греху и смерти, а человечество духовно свободное, человечество «святое.» Начинаясь от малого сонма апостолов, как зерна горчичного, оно постоянно возрастало все более и более, так что образовалось новое царство святых людей. Вот почему Святая Православная Церковь, совершив празднование Святому Духу, затем следующую неделю посвящает памяти всех святых, как именно всеобщему царству нового, облагодатствованного Святым Духом человечества.

По идее христианства, как царства Божьего на земле, все члены его должны быть святыми, каковыми они и в действительности были в первенствующее время. Вследствие этого христиане неоднократно называются в Священном Писании просто «святыми» (Деян. 9:13 [100] и др.). Но греховная природа, даже и по искуплении ее, не могла во всех людях достигнуть полноты возраста Христова, и потому с распространением христианства в мире стало зримо заметно противодействие врагов Божьих, и как следствие, заметно стал понижаться общий уровень нравственного достоинства, и святость, как духовное совершенство, сделалась достоянием лишь избранных, которые и прославлялись Церковью. Таковыми в первенствующее время, кроме самих апостолов, как родоначальников нового человечества, были те мужественные исповедники, которые полагали живот свой за веру Христову.

В течение первых трех веков христианской истории, когда язычество, возбуждаемое темными силами ада, яростно гнало первенствующую церковь, исповедники являлись целыми тысячами и быстро наполняли сонм прославленных, имена которых и сохранялись Церковью на память последующим поколениям. Но рядом с исповедниками было много и других носителей Божьей благодати. Дары Духа Святого бесконечно разнообразны, а поэтому и сонм святых заключает в себе бесконечное разнообразие не только примеров отдельных добродетелей, но и степеней совершенства. Но как в мире земном все подчиняется известной закономерности и правильности, так что во всем царствует порядок постепенности, так и в мире небесном тот же порядок получает еще большее значение, потому что царство высшей святости есть вместе с тем царство высшей справедливости, воздающей каждому по делам или заслугам его. Поэтому Святая Церковь прославляет сонм святых как именно царство, в котором члены его разделены на чины, определяемые как внутренним их достоинством, так и особенностями их значения и деятельности.

Такими чинами, по воззрению Церкви, являются прежде всего высочайшие и святые умы или духи, т. е. ангелы, а затем праотцы и патриархи, пророки и апостолы, мученики, святители, преподобные и праведные, а также и святые жены, прославившиеся на всех ступенях христианского совершенства, и во главе всех их стоит Пресвятая, превосходящая все чины ангельские, Владычица наша Богородица, Приснодева Мария. Святые этих чинов обнимают всю полноту христианского духовного совершенства и на духовном небе они сияют своими добродетелями ярче тех звезд, что мириадами покрывают полуночное небо и своим мерцанием поведают о славе Божией. Потому-то Святая Церковь в своем богослужении воспевает их как «звезды многосветлые, церковное небо озаряющие различными дарованиями и разнообразными красотами.»

Как звезды видимого неба в своем чудесном движении обходят в течение года весь круг мироздания, так и святые звезды духовного мира величественной процессией проходят через круг годичного богослужения Церкви, посвящающей памяти каждого святого особый день в году. Но как даже из среды видимых звезд многие неизвестны астрономам и о существовании их могут быть только предположительные гадания на основании общих законов бытия, так еще более это и приложимо к звездам духовным, которые не установлены в своем числе раз навсегда от начала мироздания, а постепенно восходят на небо, по мере прославления их на земле, и притом часто в силу таких заслуг, которые незримы для людей, но тем ярче сияют перед Богом. Поэтому, кроме величественного сонма известных святых, Церковь считает своим долгом воздать честь и этим неведомым святым, и установление особой недели в честь «всех святых» и имеет своей целью, между прочим, прославление и тех из них, имена и деяния которых ведомы одному только Богу всевидящему.

И вот, подобно тому, как вещественный мир состоит из двух главных половин — неба и земли, и мир духовный также состоит из двух половин — человечества земного и человечества небесного. Это два царства, которые находятся между собой в органической связи. В царстве земном люди, поставленные в условия обыденной жизни, должны вести неустанную борьбу со множеством препятствий к достижению цели своего бытия, — того высшего блага, которое есть духовное совершенство, и многие из них изнемогают в этой борьбе и не достигают своей цели. В царстве небесном, напротив, обитают уже те, кто победоносно одолели все земные препятствия, успешно прошли жизненный путь, достигли назначенной им степени совершенства и как особые Божьи избранники удостоились неувядаемого венца славы.

Но если в отношениях нашей земной жизни считается, и совершенно справедливо, не высоким достоинством для человека, когда он, пройдя тяжелый путь низшей жизни и достигнув высокого положения, отрешается от всех своих прежних связей, забывает о тех своих друзьях и знакомых, которые когда-то вместе с ним делили горькую долю бедности и тяжкого труда, и на высоком посту единственно заботится о самодовольном пользовании достигнутыми результатами, то тем менее это возможно в мире духовном, в приложении к тем святым мужам, которые достигли венца славы на небе. Такое предположение было бы противоречием и здравому смыслу и законам нравственной жизни. Святость как духовное совершенство по самой сущности исключает подобную аномалию, и нравственное чувство правды требует того предположения, что святые, сами подвиг добрый совершив на земле, закончив жизненный путь и перейдя в царство славы, не могут порвать связи со своими земными братьями, вынужденными еще только вести ту исполинскую борьбу, которая победоносно окончена ими. И святая православная Церковь, опираясь на ясные свидетельства Священного Писания (Откр. 6:10–11; [101] 1 Кор. 12:25–26; [102] Иак. 5:15 [103] и др.), вполне признает это взаимодействие между миром земным и миром небесным, и выражением его служит догмат о почитании и призывании святых, как ходатаев и молитвенников за своих земных, грешных собратий.

Но отсюда сама собой обнаруживается жалкая несостоятельность того лжеучения, которое видит в почитании святых посягательство на честь единого Ходатая — Христа. Как будто солнце может терять часть своей славы вследствие того, что люди воспевают и прославляют красоту луны и других планет, услаждающих взор своим заимствованным от него светом! Как планеты, услаждая нас своим заимствованным светом, тем самым лишь больше возбуждают в нас благоговейного изумления к озаряющей силе центрального светила, так и святые, возбуждая в нас благоговение своими духовными доблестями, тем самым возводят нашу мысль к этому всеобъемлющему и всеозаряющему Солнцу правды, Которому и сами святые обязаны своим прославлением. Только низменный эгоизм может понимать эти отношения иначе, и если указанное заблуждение нашло себе выражение в целой вероисповедной системе протестантизма, то это лишь новое свидетельство о том, что вся эта система покоится на основе далеко невысокого нравственного и духовного миросозерцания.

Да, поистине печально то заблуждение, которое кладет непроходимую пропасть между миром земным и миром небесным! Это значит навсегда заграждать от себя те возвышенные примеры добродетели, которыми сияют Божьи святые. По протестантскому учению, святой человек только тогда и живет в органической связи с другими людьми, когда он находится еще на земле, совершает вместе с ними жизненный путь, борется с неблагоприятными условиями бытия, преодолевает искушения; одним словом, когда еще только стремится к достижению высшей степени совершенства и когда еще возможны для него, как и для всякого другого человека, тяжкие падения с высоты своего нравственного идеала. Ведь только кончина может служить завершающим моментом земного нравственного развития и только, следовательно, после нее вполне определяется степень достигнутого личностью нравственного совершенства, согласно с которым ей назначается тот или другой чин святости.

A между тем, по протестантскому учению, кончина есть тот момент, который сразу порывает все отношения личности с земным миром, гробовая доска закрывает от людей, с которыми она жила и для нравственного блага которых подвизалась, не только ее тело, но и ее дух, отходящий совершенно в особый мир, отделенный от земного мира непереходимой пропастью. Таким образом, представители высшего нравственного достоинства, с того самого момента, когда они достигают высшей цели своего нравственного подвига и когда, освободившись от всех земных уз, могли бы беспрепятственно и с полной свободой, свойственной сынам Божиим, послужить на пользу нравственного возвышения борющегося со страстями и похотями человечества, с этого самого момента становятся чуждыми всему человечеству, и как не пользуются почитанием от него самого, так и сами не принимают ни малейшего участия в его судьбах! Очевидное противоречие и здравому смыслу и нравственному чувству. Только печальное недомыслие могло привести к подобному вопиющему заблуждению, которое однако укоренилось и тяготеет над целыми народами!

Но нелепость такого учения настолько очевидна и против нее настолько вопиет здравый смысл, что даже среди самих протестантов наиболее серьезные мыслители пришли к сознанию такого заблуждения, и, например, такие известные богословы, как Мартенсен, Лянге, Пипер и другие положительно отвергают его и открыто признают связь между живым, грешным человечеством и царством святых. [104] Да иначе и быть не может, потому что такое учение может держаться только на полном недомыслии в области высшей логики и нравственности, и оно есть не только оскорбление для святых Божиих, насильственно отрываемых от земли, как поприща их великих нравственных подвигов, но и попрание здравого смысла.

Но если даже среди самих протестантов наиболее серьезные богословы, способные глубже проникать в тайны благочестия, сознают несостоятельность такого учения, то тем более в жалком свете выступают те лжеучители, которые, сами не разумея силы и духа Писания и руководясь только ходячими положениями сектантского суемудрия, переносят это заблуждение и на почву православной России, смущают им простодушных православных людей, отрывают их от здравого учения Церкви и повергают в бездну темного сектантского брожения! A ведь так именно и действуют те слепые вожди слепых, которые распространяют штундизм или пашковщину, отвергающие почитание святых, а следовательно отрицающие и связь между Церковью земной и небесной. Проповедуя это заблуждение, для поддержания которого им оказалось необходимым исказить самое Евангелие и подчеркнуть в нем только отрывочные слова и фразы, они воображают, что защищают честь и славу Христа, а в действительности наносят оскорбление Ему, как Главе царства святых, отнимают честь, должную самим святым, и попирают требования здравого смысла и нравственного долга.

Нет, — напрасны все извивы сектантской мысли в ее стремлении ниспровергнуть учение Святой Православной Церкви! Сектанты обыкновенно укоряют Церковь в том, что она в своем учении держится предания, а не дает свободы для разума, перед светом которого де ее учение не выдерживает критики. В действительности же достаточно подвергнуть положения сектантской мысли даже простому логическому обсуждению, и сразу обнаруживается вся их плачевная логическая несостоятельность, и истина даже с точки зрения разума оказывается на стороне Святой Церкви. Да иначе и быть не может, потому что Церковь в своем учении и предании хранит не то, что измыслил заблуждающийся ум человеческий, а то, что внушил сам Дух Святой, т. е. Разум Божественный и, следовательно, непогрешимый. Пусть же эти слепцы сознают свое заблуждение, как уже сознали его даровитейшие из протестантских богословов, и, смыв свое заблуждение слезами покаяния, пусть возвратятся в лоно единоспасающей Церкви, и она откроет перед ними закрытый теперь для них мир святых Божиих, призовет их молитвы и благословения на них, которыми и спасет их благой Человеколюбец.

Библиографический указатель слов, бесед и поучений на Неделю Всех Святых

Филарет, арх. Черниговский. Слова и беседы. Черн. 1863 г. Ч. II, стр. 56.

Виссарион, еп. Костромской. Поучения. М. 1897 г., стр. 82 (Исповедничество).

Исидор, митр. Санкт-Петербургский. Слова и речи. Санкт-Петербург… 1876, стр. 89.

Николай, еп. Тамбовский. Слова и речи. Тамб. 1872, стр. 117.

Григорий, еп. Казанский. Проповеди.

Макарий, архиеп. Нижегородский. Слова и речи. М. 1883 г. Вып. IV, стр. 100, 495; вып. V, стр. 143.

Белоцветов, прот. Круг поучений, стр. 59.

Сергиев, И., прот. (Кронштадтский). Собр. сочинений. Санкт-Петербург… 1894 г. Т. II, стр. 273, 276, 281, 286.

Князев, В., прот. Слова, поучения и речи. Вып. I, стр. 75; II-59; III-31.

Путятин, P., прот. Собрание поучений, стр. 94.

Абрюцкий, прот. Слова и речи. Санкт-Петербург. 1859 г., стр. 24.

Виноградов, И.Сборник для поучит. чтения. М. 1888 г., стр. 164.

Анурьев, И., свящ. Слова и речи. Вол. 1883, стр. 55.

2-я Неделя по Троице

I. Евангельское чтение. Зачало (9): от Матфея 4:18–23

18 Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы,

19 и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков.

20 И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним.

21 Оттуда, идя далее, увидел Он других двух братьев, Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, в лодке с Зеведеем, отцом их, починивающих сети свои, и призвал их.

22 И они тотчас, оставив лодку и отца своего, последовали за Ним.

23 И ходил Иисус по всей Галилее, уча в синагогах их и проповедуя Евангелие Царствия, и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях.

Общий характер недели. Практический очерк содержания рядового чтения

Из призвания рыбарей к апостольскому служению, о котором говорится в евангельском чтении этой недели, мы усматриваем как Господь избирает себе учеников.

1. Каких людей Он ищет, наиболее способных быть Его ученикам?

а) людей простых, чуждых суетности и неиспорченных тлетворных духом времени (рыбарей ст. 18).

б) Двух братьев (Симона и Андрея, Иакова и Иоанна), которые трудятся вместе, след., людей, доступных для общей братской любви (ст.18, 21).

2. Где Он находит их?

а) При море Галилейском, а не среди шумной толпы Иерусалима, не на торжищах мира.

б) При их занятиях, «закидывающих сети,» т. е. усердно трудящихся в своем звании; «починивающих сети свои,» т. е. использующих с пользой дорогое для них время.

3. Как они принимают Его призвание?

а) с готовностью, ибо «последовали за Ним» (ст.20, 22);

б) с радостью, ибо «оставив сети,» что было для них средством добывания пропитания в жизни (ст.20, 22).

Частные истины, предлагаемые проповеднику дневным зачалом, могут быть следующие:

О взаимной родственной любви между родными

«Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы» (ст.18)

Два брата трудятся вместе помогают друг другу в своих занятиях. Tо же самое мы видим и на других друх братьях, Иакове и Иоанне, которые вместе с отцом своим сидят на корабле и починяют сети (ст.21). Какой прекрасный пример братского согласия и любви!

Между нами не всегда бывает так. Иной брат охотнее обращается с другими, чем с родными братьями. Иная сестра охотнее помогает всем прочим, только не своим кровным сестрам и родственникам. Иной оставляет родину, чтобы только жить вдали от семьи родных и т. д.

Но часто, благодарение Богу, встречается и истинно родственное отношение между родными: вместе трудятся, вместе плачут и радуются, помогают друг другу взаимно. Так должно быть везде…

О взаимной родственной любви между родными.

1. Она необходима.

Где нет родственной любви между родными, там жизнь мрачная и тяжелая, нравственность низкая. Посмотрим ближе.

а) Часто имеют нужду в помощи, поддержке, совете и утешении. К кому тогда обратиться? Иной, конечно, охотнее исходил бы весь мир, чем обратился бы к своим родственникам; но это — несправедливо и неестественно. Сострадание и участие ближе всего к сердцу родных. Они не только наши ближние, но и самые ближайшие. Этому ясно поучает нас слово Божие: «Если брат твой обеднеет и продаст от владения своего, то придет близкий его родственник и выкупит проданное братом его» (Лев. 25:25). «Друг и приятель сходятся по временам, но жена с мужем — всегда. Братья и покровители — во время скорби» (Сир. 40:23–24).. «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5:8).

б) Часто нуждаются в увещании и предостережении, потому что все мы грешим. Кто лучше и прежде может предостеречь и наставить нас, как не брат, отец, родственник?

Нередко вступают в спор и тяжбу не по праву, а думают, что правы и т. д. Родственник может вразумить.

«Обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак. 5:20).

в) Очень часто грешат дети, — и родители ничего о том не знают. Так сыновья и дочери, без ведома отца и матери, завели непозволительные знакомства. Тут они своевольничают, в другом месте вредят себе и своему доброму имени и т. д. Скажут ли об этом чужие? При чрезмерной запальчивости людей и при излишней любви большей части родителей к своим детям, вмешательство сторонних подало бы только повод к огорчениям и вражде; а этого сторонние люди боятся. Такой долг любви обязаны принять на себя родственники. Они знают лучше, как уладить дело, — и, при взаимных постоянных сношениях, всякое огорчение скоро удаляется.

2. Она достойна почтения.

Если со своими родными и родственниками находятся в добрых отношениях, то и сами вообще добры, а это служит к чести. Через избежание многих мелочей, могуших подать повод к нарушению родственной любви, обнаруживают доброжелательный характер. Укажем случаи, где родственная любовь заслуживает полного уважения и почтения.

а) Родные имели некогда общее имущество, когда оно находилось в руках их отца или деда. При разделе имущества часто возникает вражда, переходящая на детей и потомков. Малая частица земли для иного дороже любви всех родных.

Как поэтому достойно уважения, если ценят семейное согласие и любовь выше имущества и денег, если следуют словам Апостола: «Никто не ищи своего, но каждый пользы другого» (1 Кор. 10:24).

б) Родные знают друг друга наилучшим образом. Если теперь твои близкие родные прерывают всякое сношение с тобой, то они тем показывают, что ты не добрый человек, а это не служит к твоей чести. Но если ты находишься в добрых отношениях с родной семьей, то у тебя доброе сердце, и ты можешь тогда жить в мире и согласии со всеми другими людьми. Твое благородное сердце — твоя честь и слава.

в) Безумная зависть взирает только на ближних и никогда на дальних. Братья и родственники имеют обыкновение, по большей части, завидовать братьям и родственникам. Если теперь, несмотря на их неравное счастье, они находятся в согласии с этими родными, то значит, что они свободны от самого обыкновенного греха: недоброжелательства и мелкой зависти, а это делает им честь перед Богом и людьми.

г) Наконец, достойно почтения, когда сохраняют и увеличивают то, что даровал нам Бог и природа. Но Бог дал нам в семейных родных первых, ближайших и самых естественных друзей. Следовательно, хранить их, как друзей, и увеличивать их взаимную любовь достойно почтения и уважения.

3. Она полезна.

Говоря о пользе взаимной любви между родными, мы разумеем здесь не временную пользу, но душевную. Временная польза очевидна сама собой; она состоит во взаимном утешении, совете, помощи, сострадании, участии и проч. Мы обратим здесь внимание на пользу, какую родственная любовь доставляет для спасения души.

а) Небо, по учению Иисуса Христа, достигается преимущественно посредством любви и добрых дел, если они происходят от веры. Но где имеют более случаев к оказанию любви, как не среди своих родных? Как часто отношения наших присных по плоти требуют нашей христианской любви?

Конечно, мы обязаны любить всех людей, но сотням и тысячам других людей мы никогда не имеем случая оказать нашу любовь. Следовательно!

б) Для неба необходим мир, потому что на небе царствует только мир, небо есть страна мира. Там нужно будет иметь мир со всеми людьми, которых мы прежде не знали, с которыми у нас не было никаких общих интересов: не с соседями только, товарищами, родными. Там все близки друг к другу, все знают друг друга, все имеют общие интересы. Поэтому мир с ними имеет высокое достоинство для достижения неба; он ведет к небу. Если Апостол заповедует иметь мир со всеми людьми, то это особенно относится к миру с родными.

в) Свобода от греха ведет к небу. Если любят родных, то из любви к ним остерегаются многих грехах. «Что скажут мои братья и сестры; как будет печалиться вся моя семья; что должны будут подумать все мои родные, если я сделаю то или это?» Такие вопросы устраняют многих от греха, и многие из этих вопросов были бы ступенью на лестнице к небу.

Заключение. Кровь исходит от сердца, идет обратно к сердцу, принадлежит сердцу. Если мы соединены с нашими родными союзом крови, то должны быть также соединены с ними и союзом сердца!

Для достижения нашего назначения мы не должны щадить никаких жертв и трудов

«И говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним» (ст.19–20).

Как только рыбари услышали о своем назначении к апостольскому служению, тотчас оставляют мрежи, корабль, отца (ст.22), — оставляют все, что несовместно было теперь с их новым призванием и назначением.

И каждый из нас, как человек, имеет определенное Творцом назначение. Слово Божье говорит нам, что человек создан по образу Божьему и должен быть совершенным, как совершенен Отец Небесный.

Но не многие из христиан достигают своего назначения и призвания, потому что страшатся труда и жертвы, борьбы и самоотвержения, без которых невозможно достигнуть нашего спасения.

Для достижения нашего назначения мы не должны щадить никаких жертв и трудов.

Потому что:

1. Это назначение — великое и высокое.

Человек состоит из тела и души.

а) Тело служит жилищем и орудием для души, пока она живет на земле. Видимое, земное, преходящее удовлетворяет потребностям телесным. Нам дозволено искать этого удовлетворения. Мы можем в известной степени удовлетворять чувственные наклонности и пожелания, в рамках необходимо требуемого устройством нашей природы.

Но чувственное благосостояние, земное счастье, обладание внешними преимуществами не может составлять нашего назначения; все это зависит не от нас, непостоянно, как тело, которое изменяется с годами и превращается, наконец, в прах.

б) Душа составляет благороднейшую часть человека. Ее силы и способности возвышают нас над всеми тварями земными и дают нам надежду на вечную, нетленную жизнь.

Непрестанное усовершенствование души, непреодолимое стремление к истине и добродетели, к побеждению чувственности, к уподоблению Богу — вот что составляет наше назначение. Но как оно велико и высоко! Будем ли мы страшиться труда и жертв, если желаем его достигнуть? Будем ли опускать время, пренебрегать случаями и средствами к преуспеванию в духовном совершенстве?

Нет, для достижения нашего назначения мы не должны щадить труда и жертв, потому что

2. Наши силы слабы.

а) Бог, конечно, дал нам силы и средства для достижения нашего назначения.

Разум учит нас различать истину от лжи, добро от зла.

Совесть предостерегает от греха, поощряет к добру, награждает за добрые, наказывает за худые поступки.

Нам дан закон, что нужно делать и чего избегать. Эти силы души укрепляются, вызвышаются христианской верой.

б) Но как слабы эти силы у многих людей, к христианскому воспитанию которых было пренебрежительное отношение в лета детства и юности!

Даже и y тех, которые получили доброе христианское воспитание, разум часто помрачается заблуждениями, воля ослабляется суетными положениями, совесть притупляется и погрешает.

в) При такой немощи, свойственной каждому человеку, мы никогда не достигли бы нашего назначения, если бы не употребляли труда и усилия к укреплению себя в добре с помощью благодати. В борьбе укрепляется всякая сила (2 Тим. 2:3–5 [105]) утверждается вера и убеждение, возрастает мужество и упование на Бога.

В необходимости труда и борьбы для достижения нашего назначения мы не можем сомневаться, если подумаем, что —

3) Препятствия и опасности — многоразличны и велики.

Многие люди не достигают своего назначения, потому что не думают о препятствиях, искушениях и опасностях, какие они должны преодолеть. Требуется много предусмотрительности и внимания, чтобы отдалить или преодолеть все, что угрожает опасностью нашей добродетели и благочестию.

а) С одной сторовы угрожают нам предрассудки и заблуждения, которые препятствуют познанию истины и добра, делают нас нерешительными и колеблющимися в выборе того, что нужно делать или что оставить.

С другой стороны плоть восстает против духа, чувственные наклонности и пожелания — против внушений разума и совести, чтобы мы не делали того, что хотим.

Tо честь, богатство, удовольствия мира отвлекают нас от пути добродетели.

дурные примеры соблазняют нас.

тяжкие страдания, трудные обстоятельства жизни ослабляют нашу веру, поражают наш дух и надежду.

Кто перечислит все опасности и искушения, с которыми должен бороться человек благочестивый!

б) Но если препятствия велики и многообразны, то наша ревность должна быть еще больше, наша бдительность и усилие еще сильнее и постояннее.

Если мы знаем, что тесные врата и узкий путь ведут к вечной жизни, то мы должны вооружаться для борьбы, укреплять наши силы, оживлять надежду на Бога и упование на Его всесильную помощь. «Так бегите, чтобы получить» (1 Кор. 9:24).

4. Жизнь наша — коротка.

Цель нашей жизни состоит не в ином чем, как в том, чтобы достигать назначения, указанного Творцом. Поэтому жизнь имеет величайшую важность.

а) Но как скоро проходит жизнь! Как быстро исчезают дни и годы! Как часто без нашей вины теряется много времени, которое мы могли бы употребить для нашего назначения, если бы это время было в нашей власти!

Наконец, смерть может застигнуть нас внезапно и представить на суд!

б) Поэтому мы должны употреблять все усилия, не щадить никаких трудов и жертв для достижения нашего назначения.

Каждый день, каждый час дан нам Богом для нашего усовершенствования в добродетели.

Наша цель — вечность, и никто не может сказать, чтобы он довольно уже научился, потрудился, достиг цели.

Будем, поэтому, делать добро неослабно, пока еще день; прийдет ночь, — тогда никто не может делать!

Три класса учеников Иисуса Христа

«И они тотчас, оставив лодку и отца своего, последовали за Ним» (ст.22).

Таковы были те, которые хотели быть учениками Иисуса Христа!

Если от этих первых учеников Христовых обратимся к нынешним христианам, то мы найдем между ними три класса учеников Иисуса Христа.

Исследуем, к какому из этих классов принадлежим мы?

1. К первому классу относятся те, которые хотят только называться учениками Иисуса Христа.

а) Объяснение. Сюда принадлежат все те христиане, которые убеждены в истине веры, в правах и господстве Бога над человеком, во всеобщем греховном растлении, в необходимости спасения и проч. Они, по их словам, желают спастись, покаяться, но на этом желании и останавливаются. Они оставляют в стороне все необходимые средства обращения и спасения. Эти христиане подобны тем больным, которые желают выздоровления, но не хотят пользоваться никакими лекарствами.

б) Приложение.

а. Испытайте свою совесть: не находитесь ли вы в таком духовном состоянии? Вы желаете обратиться ко Христу и спастись, но обращение и спасение требуют труда, жертв, победы над самим собой, укрощения страстей и греховных привычек, — а хотите ли вы всего этого?

b. Если ваше духовное состояние таково, то посмотрите, как оно опасно. Поступать так не значит ли злоупотреблять благодатью и всеми божественными силами, данными нам к жизни и благочестию? Сознавать обязанность следовать за Христом, чувствовать во глубине души желание предаться Ему, находить вокруг себя все средства к обращению и спасению, и, между тем, довольствоваться только одним бесплодным и мертвым желанием спасения, — это такое состояние, о котором сказал Иисус Христос: «если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем» (Иоан. 15:22).

2. Второй класс составляют те, которые хотят служить Иисусу Христу известными делами.

а) Объяснение. К этому классу принадлежат те христиане, которые хотят исправиться, обратиться, спастись; но не хотят пользоваться более верными или всеми средствами обращения, спасения и освящения. Они подобны тем больным, которые желают выздоровления, но принимают только известные лекарства и отвергают другие, вернейшие для восстановления здоровья.

6) Приложение.

а. Обратитесь к самим себе. Не требует ли Иисус Христос от своих учеников известных жертв, как необходимого условия спасения, — и, между тем, всегда ли вы готовы на такие жертвы? Не скрывается ли в вашем сердце какая-либо господствующая страсть, которая служит основанием всех прочих и причиной всех ваших падений, — и, между тем, заботитесь ли вы об ее совершенном искоренении, при помощи благодати Божией? Ваше преуспевание в добродетели может ли обойтись без подвигов христианского самоотвержения, а, между тем, не отказываетесь ли вы от них? Легко делать кое-какое добро, но для истинного ученика Христова этого мало; здесь требуются борьба и жертва.

b. Оставаться в таком духовном состоянии значит:

— не признавать достоинства добродетели и благ, с ней соединенных;

— подвергаться потере вечного спасения, ибо Бог не оставляет без наказания тех, которые противятся Его зову, лишая их Своей обильной благодати, которой Он вознаграждает жертвы благочестивых душ;

— увеличивать трудность спасения, вместо того, чтобы ее облегчить, ибо чем более мы хотим сберечь в себе какую-либо страсть, тем с каждым днем становится для нас тяжелее расстаться с ней.

3. Третий класс составляют те, которые всецело предаются Иисусу Христу.

а) Объяснение. К этому классу принадлежат исключительно души, пламенно жаждущие своего спасения и достигающие его, чего бы оно ни стоило и каких бы жертв ни требовало. Эти души подобны тем больным, которые для поправления, своего здоровья жертвуют всеми средствами и совершенно предают себя в распоряжение опытного врача.

б) Приложение. Обдумайте побуждения, заставляющие вас оставаться неизменно в этом последнем классе.

а. Пример миролюбцев: они безраздельно приносят себя в жертву миру, и какому еще миру? Не сделаете ли вы для Бога того, что они делают для людей?

b. Пример диавола: есть ли хоть одно средство, которым бы он пренебрегал, хоть какая-либо трудность, перед которой бы он отступал, когда он ищет погибели только одной души? Будем же по крайней мере иметь такую ревность к нашему спасению, какую он имеет к нашей погибели.

с. Блага, соединенные с благочестием: приумножение благодати, внутренний мир, услаждающий все жертвы, обетование жизни настоящей и будущей. Поэтому решимся следовать за Иисусом Христом в этом третьем классе его учеников!

Глас Божий для большей части людей остается гласом в пустыне

«И говорит им: идите за Мною» (ст.19)

Так говорил Господь, ходя при море Галилейском и приглашая следовать за собой простых рыбарей, — и Его голос не остался голосом в пустыне: рыбари тотчас оставляют все и следуют за Иисусом Христом.

Глас Господа, призывающего ко спасению, не умолк и до ныне; Иисус Христос и теперь ходит везде и взывает ко всем: идите за Мною! Но все ли мы легко и охотно внимаем этому зову? К сожалению, мы должны признаться, что — глас Божий для большей части людей остается гласом в пустыне.

1. Глас Божий многократно и многоразлично призывает нас ко спасению.

а) Он вещает в природе к нашему уму (Рим. 1:19–20 [106]). Когда встречаются поразительные явления природы, или возникают общественные треволнения, или другие тяжкие бедствия, поражающие страны и народы: тогда человек, внимающий течению мира и судьбам Божьим, не может не заметить во всем этом Божьего голоса, призывающего к покаянию (Псал. 2:5-10 [107]).

б) Он вещает в совести к нашему сердцу, действуя на нас помыслами обвиняющими, или оправдывающими (Рим. 2:14–15 [108]).

в) Но особеннно голос Божий вещает нам в слове Божьем. Когда человек читает слово Божье, тогда сам Бог говорит его сердцу и призывает ко спасению (2 Тим. 3:15 [109]). Когда слово Божье проповедуется в церкви, тогда ты слышишь голос Божий, побуждающий тебя к добродетели и отвращающий от порока. Так раздается голос Господа: «идите за Мною!»

2. Но этот голос Божий для большей части людей остается голосом в пустыне.

Не всегда и не везде, ибо многие внимают ему и приходят к познанию истины и к обращению на путь спасения. Но однако для большинства людей этот голос Божий, особенно в наше время, более чем когда-либо, остается голосом в пустыне.

а) Многие слышат этот голос, но однако же по-прежнему остаются в своей беспечности, в неизменной привязанности к миру, в плотском огрубении (Деян. 28:26–27 [110]).

б) Другие слышат голос Божий и внимают к нему, но на этом и останавливлются (Лук. 8:6 [111]).

в) Иные слышат голос Божий и обращаются на путь истины, но потом идут назад, впадают в прежние грехи и теряют благодать (2 Петр. 2:20–22 [112]).

г) Некоторые слышат голос Божий, но после внимают голосу духа льстивого и впадают в ложную духовность (Гал. 5:7 [113]).

д) Не мало есть и таких, которые, которые, слыша голос Божий, ожесточаются и дерзко спрашивают: «кто такой Господь, чтоб я послушался голоса Его? я не знаю Господа… » (Исх. 5:2).

Так голос Божий для большей части людей остается голосом в пустыне! (Лук. 8:18; [114] Иак. 1:22–24 [115]).

Средства к уловлению душ для царствия Божьего

«И говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков» (ст.19)

Мы знаем из истории, как простые рыбари исполнили это свое назначение, возложенное на них Господом. Уловленные сами мрежей Христовой, они действительно сделались ловцами человеков, и привлекли ко Христу всю вселенную.

Долг уловления душ для Христа не возложен ли, в некоторой мере, и на каждого последователя Христова, особенно на родителей и учителей, домовладык и воспитателей (Зах. 8:20; [116] Иезек. 3:18 [117])?!

Средства к уловлению душ для царствия Божьего:

1. Иметь добрые мрежи и добрые удицы, т. е. запастись надлежащими познаниями в вере Христовой и уметь благоразумно прилагать их к делу.

2. Употреблять при уловлении добрую приманку, т. е. проповедывать истинное, чистое и увлекательное учение Христово, и подкреплять его своим собственным примером.

3. Избирать для уловления благоприятное время, т. е. пользоваться наиболее удобными случаями для действия на ум и сердце человека.

4. Ожидать с терпением успеха улова, по примеру рыбарей.

5. Закидывать мрежи во имя Господа.

Как изменяется вся наша жизнь вследствие решимости следовать за Господом?

«И они тотчас, оставив лодку и отца своего, последовали за Ним» (ст.22)

Из примера рыбарей мы видим: как изменяется вся наша жизнь вследствие решимости следовать за Господом.

1. Наши земные дела и занятия.

а) Иисус Христос не запрещает нам заниматься житейскими делами, сообразно с нашим званием; напротив, Он одобряет добросовестное их исполнение (ст.18–21).

б) Он требует только посвящать их в служение Богу и охотно подчинять каждое земное занятие высшему долгу (ст.20).

в) Когда мы таким образом исполняем наши земные дела, тогда Он обещает нам такой успех, какой превосходит всякие человеческие силы и надежды (ст.19): «сделаю вас ловцами человеков

2. Наши отношения к людям.

Христиане любят друг друга во Христе, в Котором для них все общее; вследствие этого происходит то,

а) Что всякий уже состоявшийся союз любви делается еще теснее и крепче. Братья по плоти связываются двойным братством, сделавшись истинными последователями Христовыми.

б) Что даже и те, которые были прежде разъединены, теперь соединяются. Два брата: Симон и Андрей соединяются с чуждыми им прежде двумя братьями: Иаковом и Иоанном.

в) Что каждое препятствие на пути спасения препобеждается, так что даже кровный союз не в состоянии удержать того, кто твердо решился следовать за Господом: «оставив лодку и отца своего» (ст.22).

II. Апостольское чтение. Зачало (81): к Римлянам 2:10-16

10 Напротив, слава и честь и мир всякому, делающему доброе, во— первых, Иудею, потом и Еллину!

11 Ибо нет лицеприятия у Бога.

12 Те, которые, не имея закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся

13 (потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут,

14 ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон:

15 они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую)

16 в день, когда, по благовествованию моему, Бог будет судить тайные дела человеков через Иисуса Христа.

Практический очерк содержания рядового чтения

Главная истина, внушаемая дневным чтением из апостола, заключается в том, что все люди, без благодати во Христе, находятся от природы под грехом и подлежат осуждению Божьей правдой.

1. На основании закона письменного (ст.12, 13), или Слова Божьего.

а) Все мы получили Слово Божье, в котором ясно начертана для нас Божья воля то в особенных заповедях и запрещениях, то в увещаниях и предостережениях, то в примере Иисуса Христа.

б) Все мы многократно нарушали эту божественную волю; самое поверхностное самоиспытание и самое легкое сравнение нашей жизни с требованиями закона Божьего убедит нас в этом несомненно; ибо закон не удовлетворяется тем, когда только знают его, но тем, когда исполняют его (ст.12. 13).

в) Посему Слово Божье произносит над всеми нами Божий суд, если мы не исполняем божественной воли.

2. На основании закона внутреннего или совести ст. (14–16).

а) Весь род человеческий, независимо от письменного закона, получил от Бога иной, живой закон, написанный в совести каждого человека. Совесть внушает даже язычникам их виновность и ответственность перед Богом (ст.14–15); ибо она руководит их к познанию истины и добра, и наказывает их за грех угрызением и беспокойством.

б) Еще сильнее действует совесть в тех, которые имеют и знают письменный закон.

в) Таким образом, в великий день суда не будеть пощады никому из грешников: ни тем, которые жили и еще живут с одним внутренним законом, каковы язычники; ни тем, которые имели и имеют письменный закон, каковы иудеи и христиане. Как те, так и другие непременно погибнут, если не прибегнут с покаянием и верой к Божьей благодати во Христе и не сделаются творцами закона, а не слышателями только (ст.13. 16).

Разбирая общую мысль апостольского чтения по частям, проповедник может извлечь следующие темы для церковного собеседования:

К чему побуждает нас истина, что Бог есть нелицеприятный Судья всех людей?

«Слава и честь и мир всякому, делающему доброе… Ибо нет лицеприятия у Бога« (ст.10–11).

Чтобы уничтожить самообольщение Иудеев, которые гордились своей правдой от закона и считали себя лучше и совершеннее язычников, апостол учит, что у Бога нет лицеприятия, что Он будет беспристрастно судить всех людей, награждать добрых и наказывать злых. Какая высокая истина! Сколько в ней заключается побуждений и поощрений!

К чему побуждает нас истина, что Бог есть нелицеприятный Судья всех людей?

1. К благоговению и послушанию Богу.

а) К благоговению. Если мы думаем о Бог, как о нелицеприятном Судье, то мы имеем самое высокое понятие о Нем, потому что Он, как Судья всех людей, должен быть всеведущим, знать все мысли, намерения и действия всех людей, проникать все обстоятельства, причины и побуждения человеческих поступков, — должен иметь высочайшее нравственное совершенство и быть источником всякой нравственности и добродетели.

Но так как Он дал людям нравственный закон, то отсюда следует также, что Он между нравственностью и счастьем людей устанавливает надлежащее полное согласие: с делами добра соединяет славу и честь и мир, как говорится в тексте. Поэтому Он должен обладать, наконец, высочайшим могуществом, чтобы это согласие привести в исполнение. Какое благоговение вселяет в нас такое представление о Боге, как нелицеприятном Судье всех людей!

б) К послушанию. Перед Богом мы не можем утаить ни одной худой мысли, слова и дела; никогда и нигде не скроемся мы от Его всеиспытующего взора. Участь, которую мы заслужили, не преминет постигнуть нас. Такое понятие о Боге не должно ли побуждать нас к послушанию Его закону, к избежанию всякого греха и неправды?

Коль скоро настигает нас искушение, мысль о нелицеприятном Судье должна укреплять нас в борьбе со грехом и поощрять к Богоугождению.

2. К снисхождению, при нашем суждении о других людях.

Люди обыкновенно строго и жестоко судят о погрешностях других людей, между тем, как сами себя считают безгрешными или оправдывают свои грехи всевозможными извинениями.

а) Какая дерзость судить о поступках других и извинять свои собственные перед всеведущим, нелицеприятным Богом! «Неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя» (Рим. 2:1). Каждый человек обязан повиноваться закону добродетели, данному Богом, а Бог судит каждого по этому закону; «ибо нет лицеприятия у Бога» (Рим. 2:11).

Если мы все некогда будем стоять перед одним Судьей и судиться по одному закону, то как ты осмеливаешься осуждать и обвинять ближнего, не осуждая самого себя? Если ты даже не имеешь таких проступков, какие порицаешь в ближнем, то ты имеешь другие, быть может, тягчайшие.

Или ты думаешь, что Бог благ и долготерпелив только к тебе, а не и к братьям твоим? Но Он есть Отец всех людей, а все они — Его дети, и y Него «нет лицеприятия

б) Будем, следовательно, снисходительно судить о наших ближних и никогда не забывать, что мы имеем одного нелицеприятного Судью. Если мы умоляем Его о терпении и пощаде, уповаем на Его милосердие и долготерпение, то должны и со своей стороны быть милосердны и долготерпеливы к погрешностям других.

Мы легко можем ошибиться в своем суждении, но Бог, всеведущий и нелицеприятный, никогда не ошибается.

3. К бдительности к самим себе.

а) Бог богат благостью и долготерпением, говорится у апостола (Рим. 2:4 [118]), и Его благость должна побуждать нас к покаянию. При сознании наших грехов, мы должны уповать на Его благость, но не оставаться беспечными в деле нашего исправления и спасения. Иначе ты «сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога» (ст.5). Но есть люди которые прилагают грехи ко грехам, и при этом с неизвинительным легкомыслием полагаются на благость Божью.

Они воображают, что у них довольно еще времени для исправления и отлагают его до конца своей жизни. Благоразумно ли это? Знают ли они, какого труда и борьбы стоит спасение? Не увеличивают ли они своего наказания, продолжая коснеть нераскаянно во грехе?

б) Если мы живо представляем себе, что Бог есть нелицеприятный Судья всех людей: то мы должны оставить беспечность и быть:

— бдительными к самим себе, ко всем нашим мыслям, намерениям и действиям,

— бдительными, чтобы не явиться неприготовленными перед судилищем,

— чтобы не осталось в нас незамеченным ни одного греха, ни одного дурного навыка: ибо Бог есть нелицеприятный Судья всех людей.

4. К ревности к добру.

Не довольно избегать только зла, надобно также преуспевать в добре и обогащаться преимущественно делами христианской любви и благочестием. К этому побуждает нас истина, что Бог есть нелицеприятный Судья всех людей.

а) Не напрасно, следовательно, исполняем мы наши обязанности с бескорыстием и самоотвержением.

Не потеряны минуты, в которые мы боролись со грехом и укреплялись в добродетели.

Не тщетны наши усилия, с которыми мы подвизались для достижения совершенства.

Не останутся без награды те благодеяния, какими мы старались смягчать горе ближних, и т. д. Потому что Бог «воздаст каждому по делам его» (ст.6); y Него «нет лицеприятия

б) Такая истина должна побуждать всех нас к ревности в добрых делах, укреплять наши силы в борьбе с трудностями и препятствиями, оживлять наше упование на Бога. Если награда добродетели здесь, на земле, мала; если благочестивый труженик должен много терпеть оскорблений ради своей правды и благочестия: то « в день, когда … Бог будет судить тайные дела человеков,» (ст.16) каждый благой деятель непременно получит «славу и честь и мир всякому, делающему доброе; ибо нет лицеприятия у Бога» (ст.10–11).

Быть благочестивым можно во всяком звании и состоянии

«Славу и честь и мир всякому, делающему доброе» (ст.10).

Кто бы ты ни был, христианин, к какому бы незнатному званию ни принадлежал, — апостол обещает тебе славу и честь и мир, если ты делаешь благое. Ибо «нет лицеприятия у Бога» (ст.11), перед Ним все равны; Он всех награждает или осуждает, венчает славой и честью, или посылает скорбь и тесноту — по делам (ст.6. 9); а делать добро могут все и всегда.

1. В чем состоит христианское благочестие?

а) Не в том, чтобы делать много или чтобы совершать великие и славные подвиги.

Много было благочестивых людей, которые не совершали ничего великого и блистательного, по понятиям мира; не жили в пустыне и не проводили отшельнической жизни. Но они удостоились перед Богом великой святости: хотя жили в мире и занимались скромными делами своего звания.

б) Не в том также, чтобы совершать только подвиги необыкновенные, напр., мученичества, исповедничества и т. п. Такие подвиги, по своей особенности, редки и случаи к ним представляются не часто.

в) Христианское благочестие состоит в благочестивом исполнении обязанностей того звания, какое возложено на нас Церковью и обществом; ибо каждый человек поставлен в своем звании не случайно, а по воле Божией; следовательно, если Бог призывает нас к известному служению, то без сомнения для того, чтобы мы прежде всего исполняли обязанности, налагаемые этим служением.

Как бы ни было высоко или низко наше звание, но не оно само делает нас благочестивыми или нечестивыми, а то, как мы его исполняем.

2. Как мы должны исполнять обязанности своего звания, чтобы быть благочестивыми и заслужить от Бога славу и честь и мир?

Мы должны быть делателями, делающими благое, т. е. исполнять обязанности своего звания:

а) Добросовестно или по совести: не опускать ни одной из обязанностей, но выполнять каждую в свое время и надлежащим образом, как рабы Божии, к которым взывал Апостол — «имейте добрую совесть» (1 Петр. 3:16 [119]).

б) С усердием и любовью: не пренебрегать делами своего звания, как малозначущими, но трудиться с усердием и охотой, как над делом, возложенным на нас самим Богом, в пренебрежении которого мы должны дать отчет (Рим. 12:11 [120]).

в) С постоянством и терпением: не бросать дела потому ли, что мы любим заниматься им только в известное время, или потому, что оно кажется нам трудным; но трудиться терпеливо до конца, препобеждая все препятствия и не отчаяваясь в добром успехе. Пример такого постоянства представляют апостолы, когда они, потрудившись всю ночь над рыболовством, ничего не поймали; но несмотря на это снова начали чинить сети и готовится к своему ремеслу (Лук. 5:2–5 [121]).

г) Во славуБожью (1 Кор. 10:31 [122]), а не из видов корысти или тщеславия.

I. Нет лицеприятия у Бога — что эта истина, рассматриваемая сама в себе, содержит?

«Нет лицеприятия у Бога» (ст.11).

1. Никто не имеет перед Богом бóльшего почтения потому, что пользуется бóльшим почтением между людьми.

а) Почтение от людей человек может приобретать вследствие своего звания, происхождения, богатства, природных дарований, а иногда даже вследствие особенных благодатных дарований, которые, по своей особенности, не могут не обратить на себя известного внимания.

б) Но имеет ли человек какое-либо особенное почтение перед Богом потому только, что он почтен между другими людьми? Нет:

а. преимущества, какими обладает он, даны ему от Бога (1 Кор. 4:7 [123]);

b. чем выше эти преимущества, тем больше и ответственность за их употребление (Лук. 12:48 [124]).

2. Никто не имеет перед Богом меньшего почтения потому, что не почтен между людьми.

а) Не почтен между людьми обыкновенно тот, кто ни по званию, ни по происхождению, ни по земному благосостоянию, ни по замечательным талантам, не может приобрести себе какого-либо почета между своими ближними.

Такой человек обыкновенно презирается теми, которые пользуются у людей внешней славой и земными преимуществами; даже иной раз и немощные христиане смотрят на него так, как пишет Апостол Иаков (2:1–5 [125]).

б) Не имеет ли такой человек, ради своего непочтения между людьми, меньшее почтение и перед Богом? Нет: как никакая внешняя высота нашего положения не делает нас высокими перед Богом, так никакая внешняя его низость не делает нас низкими перед Богом.

3. Только посредством веры в Ходатая, Сына Божьего, человек приобретает почтение перед Богом и самую высшую из всех почестей — наименование чадом Божьим по благодати (Иоан. 1:12 [126]).

а) Быть Божьим чадом значит несравненно больше, чем быть сыном могущественнейшего и знаменитейшего монарха в мире.

а. Для такого всыновления человек сотворен изначально, потому что он сотворен по образу Божьему (Быт. 1:26–27 [127]).

b. Это всыновление потеряно через грех, но для его возвращения Единородный Сын Божий принял человеческое естество (Гал. 4:4–5 [128]).

с. Оно возвращено всем, но удерживается только теми, которые веруют в Сына Божьего и приобщаются Его крестных заслуг (Иоан. 1:12).

б) Когда человек имеет это всыновление, тогда он почтен перед Богом, хотя бы перед другими людьми он был и презренным Лазарем; в противном же случае он перед Богом — мерзкий и отвратительный грешник, хотя бы между людьми был славен, по своему могуществу и богатству, как Артаксеркс (Эсфир. 1:1 [129]).

II. Какое в этой истине заключается предостережение и утешение?

1. Предостережение — для знатных мира сего, чтобы они не превозносились.

а) Что обыкновеннее гордости и тщеславия, которые возрастают у людей в той мере, как они приобретают почести и славу между людьми?

б) Но ах! — вы, которые стяжали славу от людей, не превозноситесь вашими человеческими почестями и не думайте, что вы через это приобрели уже честь и перед Богом.

в) Напротив, если вы обретёте славу всыновления, которое даруется только благодатию во Христе, то вы должны тем глубже чувствовать ваше смирение, чем выше ваше достоинство и почтение между людьми.

2. Утешение — для ничтожных мира сего, дабы они, ради своей ничтожности в глазах людей, не страшились за свое ничтожество и y Бога.

а) Конечно, высокомерие может скрываться и под рубищем, как и под пурпуром и шелками; но, по обыкновенному порядку, непочтенный перед людьми может с меньшей трудностью достигать почтения перед Богом, чем именитый и славный между людьми.

б) A какое утешение для вас, которые между людьми ничтожны и презренны, которые сознаете ваше ничтожество, как грешников, — какое утешение для вас, что ваше внешнее ничтожество нисколько не делает вас ничтожными перед Богом и не препятствует вам стяжать у Бога высшую почесть быть чадами Его?!

в) Напротив, ваша внешняя нищета и убожество побуждает вас гораздо легче и искреннее желать и достигать той славы, какую Бог дарует по Своей благодати всем истинно верующим в Него, желающим искупить свои тяжелые прегрешения (Мф. 25:34 [130]).

О ложных направлениях совести

«Они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их» и т. д. (ст.15).

В сердце человека скрывается сила или способность, побуждающая к добру и предостерегающая от зла; она обнаруживается, то в обвинениях или порицаниях за худые, то в оправданиях или одобрениях за добрые поступки и дела. Эта сила называется совестью. «Совесть — истинное домашнее судилище. Преступник может избежать иногда суда человеческого, но он никогда не избежит суда своей совести.» [131] Но этот голос Божий в человеке может заблуждаться и принимать ложные направления.

Есть совесть сожженная или ослепленная, которая зло называет добром, какова, напр., была у иудеев, думавших избиением Божьих служителей угодить Богу (Иоан. 16:2 [132]) Есть совесть притупленная, которая не считает зла злом, и немощная, которая зло считает слишком великим злом и безразличное называет грехом.

1. Совесть ослепленная: — «зло есть добро!» — Если ум заблуждается, если примешиваются к нему ложные религиозные и нравственные понятия, то совесть ослепляется, считает злое добрым и требует исполнения этого мнимого добра, и проч.

а) Примеры. Иудеям было сказано: «око за око,» и они считали ненависть к врагам чем-то добрым. Преследуя христиан, они полагали, что поступают из богоугодной ревности к вере отцов.

Языческие императоры и судьи думали, что делают нечто доброе, предавая на мучение христиан, презиравших языческие божества.

Христиане в прежние времена сжигали еретиков из слепой ревности ко Христу и Его Церкви.

Между дикими и языческими племенами еще и до сих пор выбрасывают слабых детей, сжигают вдов, умерщвляют старых родителей из сострадания и т. д. Тут действует ослепленная совесть и действует часто ужасно и варварски.

б) Не бывает ли этого и y нас?

Нередко! Скажи дитяти, чтобы оно хулило, передразнивало и пересмеивало соседей и проч.; оно, конечно, это сделает и будет считать свой поступок справедливым.

Скажи ему, пусть оно ворует, приносит в дом чужое добро, и похвали его за это, — и оно думает, что сделало хорошее дело.

Говори ему часто, что власти для того только и существуют, чтобы мучить людей, и оно в продолжение всей жизни будет питать ненависть к начальству.

в) Как можно избежать этого?

Посредством христианского воспитания. Дитя должно рано узнать и всегда помнить, что действительно хорошо только то, чего хочет Бог: любовь, милосердие, сострадание, прощение, справедливость, честность и т. д. Тогда совесть понуждает к этому и предостерегает от противного и т. д. Тогда счастье добродетели прочно. Кто поступает с ослепленной совестью и думает, что делает добро, тот истинно несчастлив. Он испытывает иногда лишь злорадное удовольствие.

2. Совесть притупленная: — «зло не есть зло!» — Совесть есть сила, но она может быть ослаблена; это — меч, который может притупиться. Посредством влияния злой воли, посредством многократно повторяющихся злых поступков чувство совести притупляется точно так же, как посредством добрых поступков усиливается.

а) Примеры. Высокомерный оскорбляет других, заносчив с другими, принимает свысока каждое слово, не прощает. Совесть пробуждается, но злая воля не хочет исправиться, — и совесть ослабляется, понижает свой тон, говоря: «так и должно быть; не следует быть слабым; не должно дозволять себе ничего оскорбительного; должно отплачивать за себя.»

При сластолюбии также восстает совесть против плотоугодия, невоздержания и ленности. Но тут она опять усыпляется словами: «Нужно жить и наслаждаться, не следует изнурять тело и насиловать самого себя» и т. д.!

Корыстолюбец приобретает неправдой имущество, не обращает внимания на обиженных им ближних, — совесть сильно восстает вначале. Но потом ее убаюкивают, говоря, что нужно заботиться о себе, что деньги и имение — высочайшие блага, что только святые были справедливы и бескорыстны, — и совесть молчит.

Злой муж жесток к жене; совесть вначале упрекала его за это. Но потом он думает, что он господин в доме, что он не должен терпеть никаких советов и замечаний, — и заглушает свою совесть в сообществе с чужими женами, в пьянстве и распутстве.

б) Что это за человек? Он похож на животное; он заглушает в себе благороднейшие чувства; он не имеет более никакой истинной радости!

в) Остается ли она всегда такой? Совесть может быть заглушена, но не совершенно подавлена и убита. Она пробуждается в тюрьме, при бурях и невзгодах, в несчастьи и нужде, и на смертном одре. Но несомненно — по ту сторону гроба. A это — ужасное пробуждение. Тогда настанет страшное отмщение совести!

3. Совесть немощная: — «Зло есть слишком великое зло, и любое деяние — грех.» Такая совесть бывает реже у людей, чем совесть ослепленная и притупленная, но бывает.

а) Что делает такая совесть? На простительные грехи, она смотрит, как на тяжкие, и на безразличные поступки, как на грех, не верит никакому отпущению грехов, вопреки божественному обетованию и сомневается во всесильной Божьей благодати.

Ей недостает веры. Такое состояние совести составляет ужасное мучение для самих несчастных, для родных и для духовного отца.

б) Откуда происходит немощность совести? Большей частью от телесной, глубоко лежащей болезни, от расстройства телесных отправлений. Часто она бывает следствием какой-либо испытанной жестокой несправедливости, совершенного истинно тяжкого греха. Часто она бывает наказанием Божьим, потому что во время не было принесено искреннее раскаяние.

в) Как можно помочь ей? Духовные наставления, увещания и опровержения редко тут помогают. Даже принятие Святого Причастия иногда оставляется. Тут много может сделать телесный врач, излечив болезнь.

г) Увещания. Если мы имеем только простительные грехи, то у нас довольно есть случаев к их изглажению. Но если угнетают нас тяжкие грехи, то мы имеем спасительное средство в таинстве покаяния, уповая на заслуги Иисуса Христа и на Божье милосердие.

Счастлив тот, кто имеет благонастроенную и чувствительную совесть. Но может быть счастлив также и грешник, если он свою пробудившуюся совесть успокаивает покаянием.

Как поступает христианин, если он исполнитель закона?

«Не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут» (ст.13).

В великий день суда, «когда … Бог будет судить тайные дела человеков» (ст.16), не слушатели закона оправдаются перед Богом, а исполнители закона (Мф. 7:21 [133]). По сему «бывайте творцы слова, а не точию слышателие, прельщающе себе самех» (Иак. 1:22–26 [134]).

1. Как он поступает в жизни вообще?

а) Он не изменяет ничего в содержании закона, по своему произволу; не делит заповедей закона на большие и меньшие, на существенные и несущественные, ибо он есть только исполнитель закона, а не судья и господин (Иак. 2:10; [135] Сир. 15:20 [136]).

Все, что Бог говорит ему в своем слове и в своей Церкви, он принимает беспрекословно (Иоан. 6:60; [137] Исх. 5:2; [138] Рим. 15:4 [139]).

б) Он любит своих ближних, как самого себя, и заботится об их нуждах, как о своих собственных (Рим. 12:15; [140] Фил. 2:4 [141]), зная, что любовь есть исполнение закона, и что «любяй друга закон исполни» (Рим. 13:8-10 [142]).

в) Он в своих правилах и деятельности не сообразуется с духом, мнениями и обычаями мира; его наставник — Слово Божье, его руководитель в жизни — Святая Церковь.

г) Он не пренебрегает своим званием, в котором призван, по слову Апостола — «в усердии не ослабевайте; духом пламенейте; Господу служите» (Рим. 12:11), исполняет с усердием и любовью свое ремесло, не нуждаясь в каких-либо внешних побуждениях или понуждениях, ибо он знает, что «слава и честь и мир» принадлежит «всякому, делающему доброе,» кто бы он ни был по званию, и что «нет лицеприятия у Бога» (ст. 10, 11).

д) Иногда не хватает ему в жизни духовной радости и утешения; скорбные мысли наполняют его сердце: но он не предается отчаянию, а уповает на Бога и крепко держится Его обетований.

2. Как он поступает, как исполнитель закона, в жизни домашней?

а) Если он супруг, то смотрит на супружеский союз, как на таинственный союз Христа с Церковью (Ефес. 5:32 [143]).

б) Если он отец или мать, то воспитывает детей своих в наказании и учении Господнем (Ефес. 6:4 [144]).

в) Если он домовладыка, то печется о своих слугах, как о детях, не нарушая отношений, определяемых с одной стороны господством, а с другой — зависимостью (Ефес. 6:5–9; [145] Кол. 4:1 [146]).

г) Если он сын, то почитает отца и мать или тех, которые заступают их место; повинуется им, любит их и помогает им (Кол. 3:20 [147]).

д) Если он слуга, то исполняет свои обязанности с верностью и усердием, не только в отношении к благим и кротким господам, но и к строптивым, не только в их присутствии, но и в отсутствии (Ефес. 6:5–8; 1 Петр. 2:18 [148]).

3. Быть исполнителем закона не так легко, как многим, быть может, кажется.

а) Одного намерения, одной собственной воли и сил человеческих для этого недостаточно; здесь требуется всесильная помощь благодати Божией, постоянная бдительность, молитва и внимательность к требованиям закона Божия.

б) Исполнитель закона должен выдержать многие испытания: то он терпит иногда материальные нужды; то его точность подвергается часто пересудам людским, как излишество; то в нем самом нередко возникает медлительность, рассеянность в молитве, дурные мысли, или ему недостает благодушия, и проч.

в) Однако же исполнитель закона утешает себя благодатным Божьим содействием, примером других, более опытных исполнителей закона, живой надеждой на лучшую будущность, которая настанет в другой жизни (Иак. 1:25 [149]).

Образцы церковной проповеди. Слово во 2-ю Неделю по Троице. [150]

«И они (Петр и Андрей) тотчас, оставив сети, последовали за Ним (т. е. за Христом)»

(Мф. 4:20).

В читанном ныне Евангелии от Матфея повествуется о призвании в апостольский сан четырех рыбарей простых и неученых, именно: двух братьев Петра и Андрея, сынов Ионы, — и Иакова и Иоанна, сынов Зеведея рыбаря, — о немедленном и решительном последовании их за Спасителем на великое дело спасения человеков; о проповедании Иисусом Христом по всей Галилее Евангелия царствия Божьего и исцелении Им всяких болезней и немощей в людях.

Постараемся через благочестивое размышление и беседу извлечь для себя пользу из читанного ныне Евангелия. Что поучительно для нас в этом Евангелии? Весьма поучителен для нас прекрасный поступок простых рыбарей по отношению к Иисусу Христу, их твердая, беспрекословная, бесповоротная решимость немедленно следовать за Христом во всем и повсюду; их послушание, совершенное, без всякого колебания, их бескорыстие и беспристрастие к земным, так называемым, благам, столь дорогим для всех, — а именно: к дому, к родителям, к женам, к прочим родным, к промыслу столь веселому и честному, каков промысел рыболовный и другие. Но вы скажете: мы не можем подражать апостолам, не можем оставить все и следовать за Христом, Который, при всем том, теперь не ходит, видимо, по земле.

Tо правда, что подражать святым апостолам во всем мы не можем, потому что тогдашнее их положение и служение было особенное, исключительное, чрезвычайное, — но во многом и мы подражать им можем и должны. Можем ли и должны ли и мы ныне следовать за Христом, разумеется, не ходить с Ним и за Ним видимо, — ибо Он теперь на небесах с обóженным человечеством, а на земле с нами пребывает невидимо? И можем и должны следовать за Христом, т. е. жить и поступать по Его небесному учению и заповедям, подражать Ему: Его правде, святости, Его любви, милосердию, кротости, смирению, миротворности, незлобию, нестяжанию, Его пощению, молитве, богомыслию, покорности, послушанию, преданности совершенной воле Отца небесного, Его трудам непрестанным в учении и просвещении людей, благотворении людям; Его терпению и долготерпению.

A если мы должны, как христиане, следовать учению и житию Христову, то можем и должны подражать и примеру Его учеников, или Его первых последователей. Они оставили для Него все и пошли за Ним. Нам всем не повелевает Господь оставить все, чтобы следовать за Ним; Он предоставляет нам пользоваться и домами и благоприобретенным имением; оставляет нас жить вместе с нашими близкими и родными, — но Он повелевает нам не иметь пристрастия к земным благам, потому что они отчуждают нас от Бога, омрачают душу нашу, запинают духовные стопы наши на пути к Богу и ко спасению; извращают жизнь нашу, ставят все, так сказать, вверх дном. Невозможно служить двум господам: Богу и богатству (ср. Мф. 6:24; [151] Лук. 16:13 [152]), Богу и чрезмерному угождению страстям плоти: ибо мятежная, грешная плоть требует наибольшей частью того, что противно Богу, например, требует частых наслаждений, удовольствий, словом, всякого угождения себе; стремится к обогащению себя и не внимает нуждам ближних, напротив, еще готова их обижать, отнимать у них и то, что им принадлежит; склонна к гневу, гордости, зависти, скупости, пресыщению, невоздержанию и пьянству, праздности и ленности. Вот все эти страсти и похоти, или грехи христианин должен оставить и следовать за Христом, т. е. жить по Его учению в кротости, смиренномудрии и во всякой добродетели, в воздержании, нестяжательности, в искреннем ко всякому человеку доброжелательстве, благотворении, в чистоте и целомудрии, в содеянии своего и ближних душевного спасения, во всякой правде и истине. Да, многое, многое нам надо оставить, чтобы следовать учению Христову и быть достойными учениками и последователями Христа Бога нашего; надобно оставить, умертвить в себе все грехи, страсти, дурные привычки и наклонности, — все греховное терние с корнями вырвать из души и посеять в ней только одни семена добродетелей и возрастить их слезами покаяния и молитвами, непрестанным бдением над собой, скорбями и усердными трудами, беспрекословным послушанием и благодушным терпением.

Оставим же, с Божьей помощью, каждый грехи свои, страсти и похоти свои, как то: свое самолюбие, свою злобу, гордыню, лукавство, зависть, недоброжелательство, осуждение, жестокосердие, скупость, корыстность, неправду и лживость, сладострастие, невоздержанность, ленность, особенно, к молитве, — ибо молитва необходима для христианина так же, как воздух для тела, — и тогда, тогда только можем мы последовать за нашим небесным учителем и Спасителем. Так и последуем. A иначе век за Ним не пойдем и — погибнем во грехах: ибо «оброки греха — смерть» (ср. Рим. 6:23 [153]). Аминь.

«Ловцы человеков»

Святая православная церковь в своей богослужебной жизни в точности следует за движением величественного плана Божьего домостроительства ко спасению человечества. Закончив богослужебный круг Цветной Триоди, обнимающий величайшие и радостнейшие события, которые следовали непрерывной чередой, начиная от Пасхи и кончая неделей всех святых, она переходит, так сказать, к обычному кругу своей жизни. Законченный круг был периодом восторженной радости о победе Христа над смертью и даровании Святого Животворящего Духа; но непрерывную радость для человека, как ограниченного существа, также невозможно переносить, как и непрерывную скорбь, и потому этот переход к обыденной жизни составляет не только историческую, но и психологическую необходимость. В отличие от периода светлой радости этот период обыденной жизни есть период, так сказать, воспитания человека в сознании его нравственного долга, как члена царства Божьего на земле, и потому Святая Церковь, как истинная мать-воспитательница, кроме обычного круга церковных песнопений, направленных к религиозно-нравственному воспитанию своих чад, представляет ряд еженедельно чередующихся евангельских чтений, которые направлены именно к тому, чтобы повествованием о важнейших событиях из земной жизни Христа Спасителя, а также и о важнейших Его наставлениях, напоминать нам о лежащих на нас высоких христианских обязанностях и вести нас по пути к высшей цели предназначенного нам духовного совершенства. Для этой цели она пользуется систематическим чтением первых трех евангелистов, среди которых и распределяет все недели от Троицы до Рождества Христова. Первые десять недель по Троице она посвящает исключительно чтению Евангелия от Святого Матфея, и в этих чтениях представляет нам источник неиссякаемого назидания в религиозно-нравственной жизни.

В воскресенье второй недели по Троице за литургией Святая Церковь предлагает нам чтение из евангелия Святого Матфея о призвании первых апостолов. Это было в Галилее, y берега моря Галилейского, этого «ока святой земли.» Первое призвание этих апостолов состоялось уже раньше, вскоре после явления Христа из пустыни и выступления Его на общественное служение (Иоан. 1:35–43); но то призвание заложило в них лишь основу для их апостольства, зажгло ту духовную искру в их сердце, которая должна была со временем разгореться в пламень, способный очистить и возродить все их существо. Получив первоначальное призвание и насладившись первыми беседами новоявленного Мессии, они удалились с берегов Иордана, где были призваны, опять в свою родную Галилею, к берегам своего кормильца-озера, где и занялись своим прежним промыслом — рыболовством.

Каждое из земных занятий, кроме своей обыденной, так сказать, черновой стороны, имеет еще и другую — возвышенную, нравственную сторону. И если первая сторона вся обращена к удовлетворению потребностей низшей природы, то другая является тем проводником, который приводит человека в соприкосновение с высшими тайнами бытия и ставит под влияние Божьей благодати. Нет такого низменного на человеческий взгляд занятия, которое лишено было бы этой последней стороны, и напротив, часто то занятие, которое по человеческому рассуждению должно бы скорее приводить к совершенству духовной жизни, оказывается менее пригодным к тому, чем самое низкое, и какой-нибудь уличный музыкант или дровосек (как показывают примеры из житий Святых) иногда достигает более высокой степени нравственного достоинства, чем отрекшийся от мира пустынник. Поэтому в сущности для нравственного совершенствования могут быть пригодны все роды честных занятий, и благородная душа найдет себе здоровую духовную пищу во всех условиях, в какие может быть поставлен человек в своей обыденной жизни. Потому-то Христос призывал к своему апостольству лиц разного занятия и положения, и среди них были не только рыбаки, но и мытарь, колесницегонитель, зилот и другие. В этом отношении вполне обнаруживается сила духовной самобытности человеческой личности, которая отнюдь не есть раба окружающих условий, как учат детерминисты, а госпожа их и способна вносить нравственный дух во все условия обыденной жизни.

Вот и Симон с Андреем, занимаясь своим честным промыслом, отнюдь не поглощались этими земными заботами настолько, чтобы забыть обо всем остальном и потерять всякую способность отзываться на движения духовной жизни. При первой возможности они сбрасывали с себя иго житейской суеты и устремлялись к источнику духовной жизни. Когда на берегах Иордана раздался мужественный призыв народа к покаянию со стороны новоявленного пророка, то они не замедлили отозваться на этот призыв и отправились к месту проповеди в иорданскую пустыню, где и крестились. И эта готовность служить духу была награждена тем, что они там же удостоились первого призвания к своему апостольству. Возвратясь на берега своего родного озера и занимаясь своим прежним промыслом, они теперь конечно еще более жили духовной жизнью, и каждая подробность или мелочь в их занятии могла давать им богатейшую пищу для их души. Вот они закидывают сети, которые могут захватить много рыбы, а могугь возвратиться и пустыми.

Так и в духовной жизни — сколько выступало великих пророков и учителей, которые закидывали свои духовные сети в глубины взбаламученного житейского моря и — увы — сколько раз эти сети возвращались пустыми, потому что рыбы житейского моря лукавы и умеют избегать духовных сетей, а нередко восставали на самих ловцов, рвали им сети, и самих избивали. В другой раз в сети попадает много рыбы, но среди нее не вся оказывается пригодной для пищи. Бывает масса и таких пород, которые только обременяют труд рыболова, так что и вытащив их на берег или в лодку, он должен опять выбрасывать их назад, теряя время и портя свои сети. Так и в духовной жизни бывали случаи, когда слово пророков увлекало массы народа, с жадностью стремившегося послушать слово истины; но среди этих масс оказывалось много таких, которые привлекались не искренней потребностью своей душевной жизни, а любопытством, новизной дела или даже просто злобным коварством, которое искало случая поразнообразиться или даже найти предмет для своего издевательства и богохульства. Такие личности совершенно подобны тем негодным рыбам, которые рыбаку приходится нередко выбрасывать из своих сетей опять в море.

Такими или подобными размышлениями могли заниматься братья-рыболовы, когда их увидел за своим занятием Спаситель Христос. Он и Сам только что выступал на общественное служение и подобно рыбаку стал закидывать сеть Своего Божественного учения в житейское море греховного мира, чтобы уловить кишащих в волнах страстей людей к жизни вечной. Но Ему необходимы были помощники, которые, сами проникшись Его учением, могли бы распространять его в человечестве и в тех странах, которые далеко лежат за пределами земли обетованной, — апостолы или посланники, которых можно бы послать с благовестием о спасении во все концы мира. Такими посланниками и могут быть вот эти рыбаки, закидывающие сети. Сердцеведец провидел чистоту их сердец и благочестивый тон их мыслей, и благоволил окончательно призвать их на апостольство. «Идите за Мною, сказал Он им, и Я сделаю вас ловцами человеков.» Такой призыв и притом данный в такой форме, которая как раз соответствовала настроению их дум, глубоко поразил их простодушные сердца.

Если Нафанаил был поражен тем, что новоявленный Учитель проник в его затаенные думы, которым он предавался под смоковницей, что и побудило его немедленно уверовать во Христа как Мессию, то и братья рыболовы, пораженные совпадением призыва с самым тоном настроения их благочестивых сердец, не медлили больше и, как говорит евангелист, «тотчас, оставив сети, последовали за Ним.»

История знает немало примеров того, как отдельные личности, почувствовав в себе призвание к возвышенной деятельности или получив это призвание свыше, оставляли все, что было им дорого, бросали богатство и почести, порывали все самые дорогие им семейные и общественные связи и всецело отдавались на служение великому делу. Поэтому подвиг братьев-рыболовов может показатъся не заключающим в себе ничего особенно поразительного. Но при суждении об этом надо принимать во внимание не одни только внешние блага жизни, а весь склад ее. Ведь для рыбаков, выросших на берегах своего родного озера, которое в детстве было местом их невинных игр, а после сделалось источником существования, оставить этот свой промысл, а вместе с ним порвать и все разнообразные отношения с семьей и знакомыми, значило совершить поистине геройский подвиг, тем более, что они не могли рассчитывать ни на какие земные блага или преимущества а, напротив, лишь повергали себя полной неизвестности с ее испытаниями и страданиями. Ведь новый Учитель отнюдь не выступал в качестве того грозного, величественного Мессии — завоевателя, который, по учению раввинов, должен был покорить всю землю, собрать со всех концов ее богатейшие сокровища и распределить их между иудеями; нет, Он с самаго начала выступал лишь проповедником покаяния, Агнцем, бравшим на себя грехи мира, а вместе с ними и все страдания его; такую же долю должны были нести конечно и Его последователи, и если братья-рыболовы с такой готовностью отозвались на обращенный к ним призыв, то это показывает, что они имели в себе достаточно самоотвержения, чтобы во имя своей веры в явившегося Учителя порвать все земные связи и последовать за Ним. И последующая история вполне оправдала все благородство натуры этих рыбаков. Они всю жизнь свою отдали на служение новому благовестию, раскинули сети его по всему миру и произвели такой улов человеков, который сделал их имя достопоклоняемым и славным в роды родов.

Проходя по берегу далее, уже в сопровождении Своих первозванных апостолов, Христос «увидал других двух братьев, Иакова Зеведеева и Иоанна брата его, в лодке с Зеведеем, отец их, починивающих сети свои.» Как по своему происхождению из одной и той же Вифсаиды, так и по самому промыслу, по необходимости сближающему рыбаков одного и того же озера, сыновья Зеведея конечно знакомы были с сыновьями Ионы, и когда Христос призвал и их, то они, видя следующих за Ним своих знакомых рыбаков, уже с большей легкостью могли последовать этому призыву. Но y них было другое препятствие, затруднявшее для них решимость последовать новоявленному Учителю. Хотя и сыновья рыбака, они видимо жили в довольстве и, так сказать, богатстве, так что отец их имел, как видно из Евангелия от Святого Апостола Марка, наемных рабочих (1:20 [154]) и был следовательно состоятельный хозяин, располагавший достаточными средствами для расширения своего промысла при помощи наемных рук.

Материальная достаточность развивает честолюбие, и его не чуждо было это семейство, как впоследствии и обнаружилось в известном домогательстве матери их Саломонии. Но молодые братья еще пылали энтузиазмом юности, и когда услышали призыв Учителя, с Которым уже успели познакомиться раньше, на берегах Иордана, где они провели в возвышенной беседе с Ним несколько счастливых часов, то сердце их неудержимо повлекло их к Учителю, и они также «тотчас, оставив лодку и отца своего, последовали за Ним.» И их вера, подвинувшая их на подобный подвиг самоотвержения, вскоре была награждена полным, самоличным удостоверением в том, что их Учитель воистину обетованный Мессия, потому что, ходя вместе с ними по Галилее и уча в синагогах, Он проповедывал Евангелие о наступлении нового царства и в качестве божественного Врача душ и телес, «исцелял всякую болезнь и всякую немощь в людях,» так что «слух о Нем прошел по всей Сирии,» т. е. той обширной области, в которую входили, кроме собственной Палестины, еще страны приморские и области заиорданские, составлявшие некогда владение избранного народа в период его процветания при царях Давиде и Соломоне, этих предках и исторических прообразах Мессии — царя. Они, как истинные израильтяне, могли думать, что и слава сына Давидова ограничится только этими пределами, за которыми начинался недоступный их мысли необъятный мир «странных языков.» Но вскоре они могли убедиться, что царство Сына Давидова далеко превзойдет пределы монархии Его славного предка, и сила Его власти распространится до последних пределов земли, и будет распространяться все более и более, пока не обнимет собой весь мир — видимый и невидимый. И в этом распространении царства Мессии им именно, братьям-рыболовам, особенно пришлось потрудиться много, и сеть спасительного благовестия была уже лично закинута ими на громадном пространстве от берегов Евфрата до царственного Рима и от жгучих песков и скал Аравии до глубины холодной Скифии. Слово Христа воистину исполнилось над ними, и они из простодушных рыбаков озера Галилейского действительно сделались величайшими «ловцами человеков» на всем пространстве известного тогда мира.

Закидывая сети Евангелия в бушующее страстями и похотьми житейское море, апостолы производили уловление человеков на приманку, как выражается Климент Александрийский, вечной блаженной жизни. Но есть и другие ловцы, которые уловляют людей совсем на другую приманку. Это, прежде всего, те суемудры, которые недовольны открытой Христом истиной и воображают, что они сами в состоянии открыть нечто еще более великое и глубокое. Этому суемудрию обязан своим происхождением тот длинный ряд лжеумствований, и ересей, который тянется от первых дней Церкви до нашего времени. История бесчисленное множество раз доказывала тщетность этого суемудрия, так как плоды его являлись и исчезали, а истина Христа и Его Церкви оставалась неизменной.

Ведь сколько в самом деле появлялось в течение христианской истории всевозможных систем и воззрений, имевших своей целью на основании собственного разума создать всеобъемлющее миросозерцание на других началах, чем какие возвещены Христом и хранятся Его Церковью, и эти системы падали одна за другой, потому что хотели конечным разумом обнять бесконечное. Тем не менее эта неудача нисколько не образумила суемудров, которые и до сих пор продолжают ту же бесполезную и безнадежную работу, создавая все новые и новые системы и улавливая в них простодушных людей. Таковы в настоящее время разные пропагандисты, которые с усердием, достойным лучшего дела, закидывают в народные массы сети своего жалкого суемудрия и многих увлекают ими. Некоторые из них прямо выступают противниками Христа и проповедуют учение или совершенно безбожное, как материалисты, или даже и религиозное, но коренящееся на опровергнутой историей системе вроде модного теософизма или буддизма; другие, по общей видимости, стараются проповедывать самое учение Христово и притом будто бы очищенное от наслоений человеческих; но этот предлог нисколько не скрываег их суемудрия, которое в действительности стремится освободиться от подчинения разуму божественному, чтобы руководиться исключительно своим собственным ограниченным разумом и жить по указаниям его.

Сюда относятся всевозможные ересеучители и расколоводители. Они, по-видимому, ревнуют о чистоте религиозной истины и этим обольщают многих. В действительности же это ловцы людей в сети лжи и обмана. На первых порах они даже, по-видимому, отличаются искренней ревностью к истине и блистают добродетельною жизнью, чем особенно и обольщают многих. Но история неоднократно изобличала этот обман. Ревность их обыкновенно поддерживается до тех пор, пока не удовлетворено их честолюбие, а кажущаяся благочестивая жизнь есть обманчивый призрак, рассеивающийся при ближайшем исследовании ее. Да иначе и не может быть, потому что если по их мудрованию для истинно-добродетельной жизни не достаточно правил и указаний Святой Церкви, прямо вытекающих из божественного учения Христа, то каким образом могут быть достаточными для нее самоизмышленные правила, которые настолько же слабее первых, насколько ограниченный разум отдельного человека слабее разума коллективного или церковного.

Итак, в житейское море разные ловцы закидывают свои сети; но если рыба не в состоянии различать, кому принадлежат те или другие сети и с какой целью улавливают ее, то мы, как разумные существа, должны различать не только ловцов, но и самый дух их. Об этом предостерегал уже в первые дни христианства один из тех четырех апостолов, которые именно впервые были призваны от рыболовства на ловитву людей. «Возлюбленные, писал апостол Иоанн в конце своей многоиспытанной жизни; не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире » (1 Иоан. 4:1). Основным критерием для различения духов он затем выставляет центральный догмат христианства — явление Христа во плоти, как догмат, на котором основывается Церковь и который хранится ей во всей чистоте и глубине его содержания. Так как этот догмат по самой своей сущности непостижим для человеческого разума и может быть понимаем только при помощи разума церковного, то отсюда очевидно, что различение духов возможно только именно при помощи Церкви, как хранительницы и истолковательницы тайн благочестия. Следовательно, y нас имеется ясный критерий для различения и ловцов, закидывающих свои сети для уловления людей: кто закидывает их с корабля Церкви, тот закидывает для уловления людей к жизни вечной; а кто закидывает их с лодки собственного суемудрия, вопреки Церкви, тот очевидно хочет уловить людей для своих собственных целей. Таких ловцов должно избегать всем истинным последователям Христа, потому что как сами они ловцы непризванные, а самозванно выступившие на духовное уловление людей, так и сети их увлекают не к жизни вечной, а к вечной погибели.

Библиографический указатель слов, бесед и поучений на 2-ю Неделю по Троице

Тихон, святитель Задонский. Поучения, стр. 245.

Виссарион, еп. Костромской. Поучения (О совести), стр.92.

Макарий, архиеп. Нижегородский. Слова и речи. Вып. III, стр. 198; IV, 105,V, 146.

Филарет, арх. Черниговский. Слова и беседы. Ч. II, стр. 60.

Димитрий, архиеп. Херсонский. Сочинения, т. III, стр. 118.

П. С. Поучения и беседы из святоотеческих творений, стр. 57.

Соколов, свящ. Простонародные поучения, стр. 54, 55.

Белоцветов, прот. Круг поучений, стр. 62.

Князев, В., прот. Слова и поучения, т. I, стр. 78; II, 62.

Халколиванов, прот. Слова и поучения, стр. 116.

Кременецкий, Ал., свящ. Глас пастыря, стр. 21.

Красовский, свящ. Поучения, вып. II, стр. 110.

Сборникпоучений, изд. ред. журн. «Руковод. для Сельских Пастырей» 1877 г. — стр. 106; 91 г. — 496; 92 г. -287, 292.

[1] Тогда Петр, отвечая, сказал Ему: вот, мы оставили всё и последовали за Тобою; что же будет нам? Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, — в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых. И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную.

[2] Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает.

[3] если терпим, то с Ним и царствовать будем; если отречемся, и Он отречется от нас;

[4] Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас. Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям. Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы.

[5] Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, — сила Божия.

[6] Многие из учеников Его, слыша то, говорили: какие странные слова! кто может это слушать?

[7] Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно.

[8] жены получали умерших своих воскресшими; иные же замучены были, не приняв освобождения, дабы получить лучшее воскресение; другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления; те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли.

[9] И, начав речь, один из старцев спросил меня: сии облеченные в белые одежды кто, и откуда пришли? Я сказал ему: ты знаешь, господин. И он сказал мне: это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца.

[10] А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться.

[11] Следующие два плана проповеди составлены на свободно-избранные тексты, применительно к празднованию всех святых.

[12] Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный.

[13] Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять.

[14] Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями.

[15] Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного.

[16] Каждое из этих трех отделений может быть предметом особой проповеди. От воли проповедника зависит, — соединить ли все эти мысли в одной проповеди, или разделить их на три проповеди.

[17] Человек, который в чести и неразумен, подобен животным, которые погибают.

[18] Побеждающий облечется в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедаю имя его пред Отцем Моим и пред Ангелами Его.

[19] И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную.

[20] Многие же будут первые последними, и последние первыми.

[21] Ст. 39–40: « И все сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного, потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства.» — требуют объяснения. Все ветхозаветные святые, хотя и угодили Богу своей верой, однако же не получили еще «обетования,» не наслаждаются еще вполне божественной славой и блаженством: почему? Потому что Бог предуготовал для нас, потомков их, нечто «лучшее» и совершеннейшее, которое они получат вместе с нами, а не «без нас.» Но не обидно ли для праведников ожидать столько веков совершенного себе мздовоздаяния? «Бог сделал это так, отвечает святой Иоанн Златоуст, не для того, чтобы обидеть праведников, но чтобы нас почтить; они сами с радостью ожидают братий своих. Ибо ежели все мы составляем одно тело, то для тела всего гораздо более удовольствия, когда оно наслаждается им вдруг, во всех частях, а не в каждой порознь» (См. Тол. Никиф. in. h. l).

[22] Пророчества не уничижайте. Все испытывайте, хорошего держитесь.

[23] И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы, чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией.

[24] На это Иисус сказал: истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также. Ибо Отец любит Сына и показывает Ему все, что творит Сам; и покажет Ему дела больше сих, так что вы удивитесь.

[25] Я ничего не могу творить Сам от Себя. Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен; ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца. Если Я свидетельствую Сам о Себе, то свидетельство Мое не есть истинно. Есть другой, свидетельствующий о Мне; и Я знаю, что истинно то свидетельство, которым он свидетельствует о Мне.

[26] исус, отвечая им, сказал: Мое учение — не Мое, но Пославшего Меня; кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю.

[27] потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения.

[28] О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, — ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам.

[29] в последние дни сии говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего, чрез Которого и веки сотворил.

[30] при засвидетельствовании от Бога знамениями и чудесами, и различными силами, и раздаянием Духа Святаго по Его воле?

[31] Они же пошли из синедриона, радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие. И всякий день в храме и по домам не переставали учить и благовествовать об Иисусе Христе.

[32] Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся; 9 мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем.

[33] но во всем являем себя, как служители Божии, в великом терпении, в бедствиях, в нуждах, в тесных обстоятельствах.

[34] И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне.

[35] Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство.

[36] и будете ненавидимы всеми за имя Мое, но и волос с головы вашей не пропадет, — терпением вашим спасайте души ваши.

[37] Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны, ибо Дух Славы, Дух Божий почивает на вас. Теми Он хулится, а вами прославляется. Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое; а если как Христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь. Ибо время начаться суду с дома Божия; если же прежде с нас начнется, то какой конец непокоряющимся Евангелию Божию? И если праведник едва спасается, то нечестивый и грешный где явится? Итак страждущие по воле Божией да предадут Ему, как верному Создателю, души свои, делая добро.

[38] Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание. Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас.

[39] А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими.

[40] Знаю твои дела, и скорбь, и нищету (впрочем ты богат), и злословие от тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, но сборище сатанинское.

[41] но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих.

[42] Народ также восстал на них, а воеводы, сорвав с них одежды, велели бить их палками.

[43] Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы.

[44] Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной.

[45] И, начав речь, один из старцев спросил меня: сии облеченные в белые одежды кто, и откуда пришли? Я сказал ему: ты знаешь, господин. И он сказал мне: это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца.

[46] Следующие три плана составлены на свободно-избранные тексты, применительно к празднику «Всех Святых.»

[47] но, по примеру призвавшего вас Святаго, и сами будьте святы во всех поступках.

[48] Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять.

[49] Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный.

[50] Увидим, истинны ли слова его, и испытаем, какой будет исход его; ибо если этот праведник есть сын Божий, то Бог защитит его и избавит его от руки врагов. Испытаем его оскорблением и мучением, дабы узнать смирение его и видеть незлобие его; осудим его на бесчестную смерть, ибо, по словам его, о нем попечение будет».

[51] Блаженный Августин. Eрist. 143.

[52] как цветок, он выходит и опадает; убегает, как тень, и не останавливается.

[53] Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить.

[54] алчущих исполнил благ, и богатящихся отпустил ни с чем;

[55] Во время воздаяния им они воссияют как искры, бегущие по стеблю.

[56] Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною.

[57] Устроим ковы праведнику, ибо он в тягость нам и противится делам нашим, укоряет нас в грехах против закона и поносит нас за грехи нашего воспитания; объявляет себя имеющим познание о Боге и называет себя сыном Господа;

[58] Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят. Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень? и когда попросит рыбы, подал бы ему змею? Итак если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него. Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки. Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими.

[59] Блаженный Августин lib. 8 соnf. с. 7.

[60] Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию.

[61] Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то всё тело твое будет светло;

[62] Святой Амвросий Lib. Idе vitа bеаt. Tо же самое говорит и блаженный Августин: bоnum орus intеntiо fасit.

[63] Но Господь сказал Самуилу: не смотри на вид его и на высоту роста его; Я отринул его; Я смотрю не так, как смотрит человек; ибо человек смотрит на лице, а Господь смотрит на сердце.

[64] Блаженный Августин толк. на Псал. 65:15.

[65] Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?

[66] тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая.

[67] Святой Иоанн Златоуст бес. 12 на 1 Кор.

[68] и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня.

[69] потому что Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа.

[70] Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы.

[71] Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше.

[72] Блаженный Иероним dе сustоd. virg. ер. 22.

[73] Блаженный Иероним in rеg. mоn. сар. 19.

[74] Святой Иоанн Златоуст tоm. LXII аd рор.

[75] Но он сказал ей: ты говоришь как одна из безумных: неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать? Во всем этом не согрешил Иов устами своими.

[76] и сказал: наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял; [как угодно было Господу, так и сделалось;] да будет имя Господне благословенно!

[77] это есть тень будущего, а тело — во Христе.

[78] Спаси [меня], Господи, ибо не стало праведного, ибо нет верных между сынами человеческими.

[79] потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их.

[80] Посмотрите на воронов: они не сеют, не жнут; нет у них ни хранилищ, ни житниц, и Бог питает их; сколько же вы лучше птиц?

[81] ибо много званых, а мало избранных.

[82] Так ли вы несмысленны, что, начав духом, теперь оканчиваете плотью?

[83] И обонял Господь приятное благоухание, и сказал Господь [Бог] в сердце Своем: не буду больше проклинать землю за человека, потому что помышление сердца человеческого — зло от юности его; и не буду больше поражать всего живущего, как Я сделал:

[84] но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих.

[85] С приходом нечестивого приходит и презрение, а с бесславием — поношение.

[86] Для глупого преступное деяние как бы забава, а человеку разумному свойственна мудрость.

[87] Ибо так говорит Господь Саваоф: для славы Он послал Меня к народам, грабившим вас, ибо касающийся вас касается зеницы ока Его.

[88] Святой Киприан ерist. 10 аd соnfеssоrеs.

[89] Блаженный Иероним in Esесh. с. 13: irа Dеi рrесibus sаnсtоrum frаngitur.

[90] Святой Иоанн Златоуст sеrm. dе соnfеss.

[91] Святой Иоанн Златоуст sеrm. 1; fеr. 59.

[92] Филарета, митр. Московского, т. II, стр. 102 (при посещении города Коломны).

[93] Ибо многие, о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю, поступают как враги креста Христова.

[94] Но граждане ненавидели его и отправили вслед за ним посольство, сказав: не хотим, чтобы он царствовал над нами.

[95] Кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема, маран-афа.

[96] Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон. Ибо заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не пожелай чужого и все другие заключаются в сем слове: люби ближнего твоего, как самого себя. Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона.

[97] Пришел Сын Человеческий, ест и пьет; и говорят: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам. И оправдана премудрость чадами ее.

[98] Но Господь сказал Самуилу: не смотри на вид его и на высоту роста его; Я отринул его; Я смотрю не так, как смотрит человек; ибо человек смотрит на лице, а Господь смотрит на сердце.

[99] Путятина, P., прот. Полн. собр. поучений, стр. 94.

[100] Анания отвечал: Господи! я слышал от многих о сем человеке, сколько зла сделал он святым Твоим в Иерусалиме.

[101] И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу? И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число.

[102] дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены.

[103] И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему.

[104] Например, Лянге говорит: «Священное Писание требует признания того, что общины торжествующих духов на небе, верующих на земле и страждущих благочестивых людей находятся в тесной связи между собой, и что благословения небесной общины приносят пользу земной.» Сhristl. Dоgm. II, 1258. — Мартенсен: «Между загробным и царством земным нужно предполагать взаимоотношение.» Сhrist. Dоgm. 426. — Еще яснее выражается известный берлинский ученый, проф. Пипер, который в своем рассуждении о святых положительно становится на точку зрения православной церкви, делая лишь искусственные ограничения в попьзу протестантизма. См. Zеugеn dеr Wаhrhеit. 1874. I, 346 и сл.

[105] Итак переноси страдания, как добрый воин Иисуса Христа. Никакой воин не связывает себя делами житейскими, чтобы угодить военачальнику. Если же кто и подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться.

[106] Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им. Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны.

[107] Тогда скажет им во гневе Своем и яростью Своею приведет их в смятение: «Я помазал Царя Моего над Сионом, святою горою Моею; возвещу определение: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя; проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли во владение Тебе; Ты поразишь их жезлом железным; сокрушишь их, как сосуд горшечника». Итак вразумитесь, цари; научитесь, судьи земли!

[108] ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую.

[109] Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса.

[110] пойди к народу сему и скажи: слухом услышите, и не уразумеете, и очами смотреть будете, и не увидите. Ибо огрубело сердце людей сих, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их.

[111] а иное упало на камень и, взойдя, засохло, потому что не имело влаги.

[112] Ибо если, избегнув скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого. Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться назад от преданной им святой заповеди. Но с ними случается по верной пословице: пес возвращается на свою блевотину, и: вымытая свинья идет валяться в грязи.

[113] Вы шли хорошо: кто остановил вас, чтобы вы не покорялись истине?

[114] Итак, наблюдайте, как вы слушаете: ибо, кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что он думает иметь.

[115] Будьте же исполнители слова, а не слышатели только, обманывающие самих себя. Ибо, кто слушает слово и не исполняет, тот подобен человеку, рассматривающему природные черты лица своего в зеркале: он посмотрел на себя, отошел и тотчас забыл, каков он.

[116] Так говорит Господь Саваоф: еще будут приходить народы и жители многих городов;

[117] Когда Я скажу беззаконнику: «смертью умрешь!», а ты не будешь вразумлять его и говорить, чтобы остеречь беззаконника от беззаконного пути его, чтобы он жив был, то беззаконник тот умрет в беззаконии своем, и Я взыщу кровь его от рук твоих.

[118] Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию?

[119] Имейте добрую совесть, дабы тем, за что злословят вас, как злодеев, были постыжены порицающие ваше доброе житие во Христе.

[120] в усердии не ослабевайте; духом пламенейте; Господу служите;

[121] увидел Он две лодки, стоящие на озере; а рыболовы, выйдя из них, вымывали сети. Войдя в одну лодку, которая была Симонова, Он просил его отплыть несколько от берега и, сев, учил народ из лодки. Когда же перестал учить, сказал Симону: отплыви на глубину и закиньте сети свои для лова. Симон сказал Ему в ответ: Наставник! мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину сеть.

[122] Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию.

[123] Ибо кто отличает тебя? Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил?

[124] а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут.

[125] Братия мои! имейте веру в Иисуса Христа нашего Господа славы, не взирая на лица. Ибо, если в собрание ваше войдет человек с золотым перстнем, в богатой одежде, войдет же и бедный в скудной одежде, и вы, смотря на одетого в богатую одежду, скажете ему: тебе хорошо сесть здесь, а бедному скажете: ты стань там, или садись здесь, у ног моих, — то не пересуживаете ли вы в себе и не становитесь ли судьями с худыми мыслями? Послушайте, братия мои возлюбленные: не бедных ли мира избрал Бог быть богатыми верою и наследниками Царствия, которое Он обещал любящим Его?

[126] А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими.

[127] И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями,] и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.

[128] но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего [Единородного], Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление.

[129] И было [после сего] во дни Артаксеркса, — этот Артаксеркс царствовал над ста двадцатью семью областями от Индии и до Ефиопии.

[130] Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира.

[131] Святой Григорий Назианзен, Eрist. 5.

[132] Изгонят вас из синагог; даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу.

[133] Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного.

[134] Будьте же исполнители слова, а не слышатели только, обманывающие самих себя. Ибо, кто слушает слово и не исполняет, тот подобен человеку, рассматривающему природные черты лица своего в зеркале: он посмотрел на себя, отошел и тотчас забыл, каков он. Но кто вникнет в закон совершенный, закон свободы, и пребудет в нем, тот, будучи не слушателем забывчивым, но исполнителем дела, блажен будет в своем действии. Если кто из вас думает, что он благочестив, и не обуздывает своего языка, но обольщает свое сердце, у того пустое благочестие.

[135] Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем.

[136] Никому не заповедал Он поступать нечестиво и никому не дал позволения грешить.

[137] Многие из учеников Его, слыша то, говорили: какие странные слова! кто может это слушать?

[138] Но фараон сказал: кто такой Господь, чтоб я послушался голоса Его и отпустил [сынов] Израиля? я не знаю Господа и Израиля не отпущу.

[139] А все, что писано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду.

[140] Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими.

[141] Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас.

[142] Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви; ибо любящий другого исполнил закон. Ибо заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не пожелай чужого и все другие заключаются в сем слове: люби ближнего твоего, как самого себя. Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона.

[143] Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви.

[144] И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем.

[145] Рабы, повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом, в простоте сердца вашего, как Христу, не с видимою только услужливостью, как человекоугодники, но как рабы Христовы, исполняя волю Божию от души, служа с усердием, как Господу, а не как человекам, зная, что каждый получит от Господа по мере добра, которое он сделал, раб ли, или свободный. И вы, господа, поступайте с ними так же, умеряя строгость, зная, что и над вами самими и над ними есть на небесах Господь, у Которого нет лицеприятия.

[146] Господа, оказывайте рабам должное и справедливое, зная, что и вы имеете Господа на небесах.

[147] Дети, будьте послушны родителям вашим во всем, ибо это благоугодно Господу.

[148] Слуги, со всяким страхом повинуйтесь господам, не только добрым и кротким, но и суровым.

[149] Но кто вникнет в закон совершенный, закон свободы, и пребудет в нем, тот, будучи не слушателем забывчивым, но исполнителем дела, блажен будет в своем действии.

[150] Сергиева И., прот. (Кронштадтского) Полн. собр. сочин. т. II, стр. 297.

[151] Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне.

[152] Никакой слуга не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне.

[153] Ибо возмездие за грех — смерть, а дар Божий — жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем.

[154] и тотчас призвал их. И они, оставив отца своего Зеведея в лодке с работниками, последовали за Ним.

Метки 0 1 901
Нет комментариев для этой записи.

Хотите быть первым?

Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email Адрес: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разделы
Виньетка
nohome norefs Благовещение Пресвятой Богородицы Введение во храм Пресвятой Богородицы Великий пост Воздвижение Креста Господня Вознесение Господне Вход Господень в Иерусалим День Святого Духа Зачатие Пресвятой Богородицы Изнесение честных древ Креста Господня Крещение Господне Мариино стояние Начало индикта Новый год Обрезание Господне Пасха Покров Пресвятой Богородицы Положение честного пояса Пресвятой Богородицы Пособия по гомилетике Преображение Господне Пятидесятница Радоница Рождественский пост Рождество Иоанна Предтечи Рождество Пресвятой Богородицы Рождество Св. Иоанна Предтечи Рождество Христово Святые Славных и всехвальных первоверховных Апостолов Петра и Павла Собор новомучеников и исповедников Российских Сретение Господне Страстная седмица Усекновение главы Иоанна Предтечи Успение Божией Матери Успенский пост
Самое популярное (читателей)