Слова и поучения протоиерея Мефодия Авдашкевича

Слова и поучения протоиерея Мефодия Авдашкевича


Что за радост­ный празд­ник Свет­лое Хри­стово Вос­кре­се­ние! Неопи­су­е­мое чув­ство духов­ного вос­торга объ­ем­лет вся­кую душу хри­сти­ан­скую в этот поис­тине свя­щен­ный день. И нет, кажется, ни одной зем­ной скорби, кото­рая могла бы пре­по­бе­дить эти свя­тые чув­ства небес­ной радости.

 

 

«Пасха — Господня Пасха»

Что за радост­ный празд­ник Свет­лое Хри­стово Вос­кре­се­ние! Неопи­су­е­мое чув­ство духов­ного вос­торга объ­ем­лет вся­кую душу хри­сти­ан­скую в этот поис­тине свя­щен­ный день. И нет, кажется, ни одной зем­ной скорби, кото­рая могла бы пре­по­бе­дить эти свя­тые чув­ства небес­ной радо­сти. «Смерти празд­нуем умерщ­вле­ние, адово раз­ру­ше­ние, иного жития веч­ного начало» (Троп. 7‑й песн. пасх. кан.). Вот объ­яс­не­ние хри­сти­ан­ского пас­халь­ного торжества.
«Совер­ши­шася!» Так из уми­ра­ю­щих уст Хри­ста Бого­че­ло­века изре­чено пред­по­след­нее иску­пи­тель­ное слово, как завер­ше­ние Его крест­ных стра­да­ний. Да, совер­ши­лось страш­ное дело. Само вопло­щен­ное Боже­ство, по Своей бес­пре­дель­ной любви явив­ше­еся на земле для искуп­ле­ния чело­ве­че­ства, от людей же под­верг­нуто без­мер­ному пору­га­нию. Зло, пови­ди­мому, вос­тор­же­ство­вало над абсо­лют­ным бла­гом. Бес­по­щад­ная смерть как будто погло­тила Началь­ника и Пода­теля жизни. Дрог­нула земля. Померкло солнце. Тре­пе­том объ­яты души пра­вед­ных. От могиль­ного сна про­бу­ди­лись и тела свя­тых, ожи­дав­ших уви­деть день Мес­сии Хри­ста… Напрасно однако зло­рад­ство сил ада! «Где твоя, аде, победа?» (1Кор.15:55). Хри­стос Жиз­но­да­вец «пло­тию уснул, яко мертв», чтобы реши­тельно пора­зить цар­ство тьмы и смерти, чтобы вос­крес­нуть во славе.

«Хотя, как мерт­вого, Тебя,
«Гос­подь, во гробе положили,
«Но, как уснув­шего Царя,
«Тебя там воины хранили.
«Враги в безум­ной суете
«С бояз­нью тай­ной и суровой
«Твой гроб — источ­ник жизни новой —
«Запе­чат­лели в слепоте.
«Но Ты вос­крес, как Всемогущий,
«Вос­крес, как Сам им предсказал,
«И в жизни веч­но­стью цветущей,
«Ты нам бес­смер­тье даровал!»

(«Тр. цвет.» № 4, М. 1889. II).

Лишь только мино­вал срок суб­бот­него покоя, св. уче­ницы Гос­пода Спа­си­теля устрем­ля­ются ко гробу, «носяще при­го­тов­лен­ные аро­маты» (Лк.24:1). Но, о, ужас! В свя­щен­ном тре­пете оне падают на землю. Ангел вещает им: «не бой­тесь! Знаю, вы ищете Иисуса Рас­пя­того. Его нет здесь. Он вос­крес, как ска­зал. Посмот­рите место, где лежал Гос­подь» (Мф.28:5–6).

«Воста­нем рано, с Божьим днем,
«Соста­вим радост­ные лики
«И вме­сто мира принесем
«Мы песнь сер­деч­ную Владыке…
«С огнем све­чей пой­демте все
«Встре­чать Хри­стово появленье,
«Его из гроба исхожденье,
«Как Жениха, во всей красе.
«Пред Ним тор­же­ственно и стройно
«В весе­лье празд­но­вать начнем.
«И пасху Божию достойно,
«Как всех спа­се­нье, воспоем!»

(«Тр. цвет.» VIII, IX).

Свя­тая Цер­ковь радостно поет: «Хри­стос вос­кресе»! И тор­же­ству­ю­щая песнь эта бес­ко­неч­ными отго­лос­ками раз­ли­ва­ется по лицу земли. Из мил­ли­о­нов веру­ю­щих уст гро­мо­нос­ными рас­ка­тами раз­да­ется лику­ю­щий ответ: «воис­тину вос­кресе Христос!»

«Хри­стос, Спа­си­тель наш, воскрес!
«Воис­тину вос­крес из мертвых!
«И сколько в тайне крест­ной жертвы
«Сияет радост­ных чудес:
«Своею смер­тью в муках крестных
«Он смерть раз­ру­шил и попрал
«И жизнь в оби­те­лях небесных
«Во гробе сущим даровал!»

(«Тр. цвет.» XV).

В этих про­стых, всем зна­ко­мых сло­вах заклю­чена необъ­ят­ная глу­бина смысла, сокрыта неис­чер­па­е­мая живо­тво­ря­щая сила. Заслы­шав все­ра­дост­ный пас­халь­ный при­вет, весь мир пре­об­ра­жа­ется и ликует. А про­сто­душ­ная вера народ­ная, что в свя­тый день Пасхи самое солнце при вос­ходе своем играет осо­бенно чудес­ным и необыч­ным блес­ком, есть глу­бо­коз­на­ме­на­тель­ное отра­же­ние хри­сти­ан­ской уве­рен­но­сти в миро­вой все­объ­ем­ле­мо­сти пас­халь­ной радости.

«Настал день свет­лый воскресенья!
«В его сия­нии святом
«Очи­стим наши помышленья,
«Да тор­же­ствуем со Христом,
«Рас­кроем ближ­нему объятья
«И всем от всей души простим,
«И нена­вист­ни­кам своим
«Со всей любо­вью ска­жем: братья!»

(«Тр. цвет.» XXX).

Прой­дут века и тыся­че­ле­тия. Истлеют в прах кощун­ствен­ные писа­ния неве­ров. Самые имена их бес­следно исчез­нут из памяти чело­ве­че­ства. Свя­тая же Цер­ковь Хри­стова неиз­менно до конца веков будет тор­же­ственно повто­рять свою пас­халь­ную песнь. Но мы

«Очи­стим верой помышленья
«И узрим див­ное умам —
«В небес­ном свете воскресенья
«Хри­ста, сия­ю­щего нам,
«И слово «радуй­теся!» ясно
«Услы­шим серд­цем от Него,
«И все отпразд­нуем согласно
«Побед­ной пес­нью торжество».

(«Тр. цвет.» XXXIV).

Из года в год повто­ря­ется вели­кий и свет­лый день пасхальный.
Вся­кий раз он при­но­сит с собою весну духов­ного обнов­ле­ния и воз­рож­де­ния. Да и что же такое была бы жизнь наша без этих празд­ни­ков Гос­под­них? Живая душа чело­ве­че­ская не может обхо­диться без радо­стей. Она жаж­дет этой радо­сти, как цве­ток жаж­дет лас­ка­ю­щих и ожив­ля­ю­щих его лучей солнца. Поэтому даже в обы­ден­ной жизни она ищет для себя радо­стей в при­роде, в обще­стве, в поэ­зии, в созер­ца­нии небес­ного свода. Но все подоб­ные источ­ники насла­жде­ния огра­ни­чены, быстро исто­ща­ются. А между тем запросы духа бес­ко­нечны. Ему потребна радость непре­хо­дя­щая, све­точ немер­ца­ю­щий. Такую свет­лую радость и при­но­сит нам собы­тие, воз­ро­див­шее мир, поправ­шее смерть, даро­вав­шее чело­ве­че­ству новую и веч­ную жизнь во свет­лый день воста­ния Христова.

«Вот день вели­кий, день святой,
«Вот день един­ствен­ный, преславный!
«Он выше всех суб­бот! Прямой
«Он их вла­дыка, царь державный!
«Он празд­ник празд­ни­ков земных!
«Он тор­же­ство тор­жеств святых!
«И будем, братья-человеки,
«Бла­го­слов­лять Хри­ста во веки!»

(«Тр. цвет.» XXXVI).

Во имя Вос­крес­шего объ­еди­нимся все свя­щен­ною любо­вию к нашему Спа­си­телю. Как дру­зья, как дети одного Отца Небес­ного, забу­дем рас­при, обиды, несо­гла­сия. Будем при­вет­ство­вать друг друга и в весе­лии вос­кли­цать: «Хри­стос воскресе!!!»

Поучение в неделю о самарянке

В цер­ковно-бого­слу­жеб­ных кни­гах нынеш­ний вос­крес­ный день назы­ва­ется неде­лею о сама­ря­ныне. По уставу св. Церкви, сего­дня во время совер­ша­е­мой литур­гии про­чи­ты­ва­ется еван­гель­ская беседа Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста с сама­рян­кою. Раз­мыс­лим хотя кратко о еван­гель­ском слове Хри­ста Спа­си­теля: «Дух есть Бог: и иже кла­ня­ется Ему, духом и исти­ною достоит кла­ня­тися»; дру­гими сло­вами — «Бог есть дух: и покло­ня­ю­щи­еся Ему должны покло­няться в духе и истине» (Ин.4:24).

Осно­вы­ва­ясь на этих сло­вах Боже­ствен­ного Учи­теля, мно­гие из хри­стиан и даже целые хри­сти­ан­ские обще­ства ложно дер­жатся того мне­ния, будто при слу­же­нии Богу, при бого­по­чи­та­нии не тре­бу­ется внеш­них зна­ков. Эти мни­мые хри­сти­ане раз­гла­голь­ствуют, будто не нужны ни крест­ные зна­ме­ния, ни коле­но­пре­кло­не­ния, ни опре­де­лен­ные молит­во­сло­вия, ни вообще та или иная бого­слу­жеб­ная обряд­ность. По их сует­ному суж­де­нию, доста­точно будто бы одного духовно-молит­вен­ного настро­е­нии и обра­ще­ния к Богу. Но мы из св. Еван­ге­лия знаем, что Сам Гос­подь Спа­си­тель пре­по­дал нам обра­зец молитвы, запо­ве­дав при этом: «егда моли­теся, гла­го­лите: Отче наш, Иже на небе­сех…» (Лк.11:2–4). Мы знаем, что Гос­подь наш Иисус Хри­стос, не имев­ший нужды учиться молитве у кого-либо, Сам молился сло­вами Псал­мо­певца даже в столь вели­кие и свя­щен­ные минуты, когда, напри­мер, стра­дал на кре­сте (Мф.27:46; Пс.21:2). Нам хорошо известно, что Хри­стос Спа­си­тель посе­щал иеру­са­лим­ский храм, назы­вая его «домом Отца Сво­его» (Ин.3:16) и «домом молитвы» (Марк.11:17), совер­шал пас­халь­ные и дру­гие обряды, пре­кло­нял колена и повер­гался лицом на землю, когда молился Отцу Небес­ному. Рав­ным обра­зом Гос­подь Спа­си­тель не осуж­дал и не отвер­гал тех, кото­рые Ему кла­ня­лись, падали к ногам Его, цело­вали их и обли­вали горя­чими сле­зами, прося у Него мило­сти и помощи; напро­тив, Гос­подь при­ни­мал все это с явным бла­го­во­ле­нием. Почему же так было и быть должно? Да потому, что душа и тело так тесно соеди­нены в при­роде чело­ве­че­ской, что силь­ные состо­я­ния души непре­менно выра­жа­ются в явле­ниях тела. Нужда выска­зы­ва­ется в покло­нах, скорби и болезни — в тяж­ких вздо­хах, чув­ство радо­сти и доволь­ства — в бла­го­дар­ных сло­вах и поступ­ках. Почти каж­дый знает все это по лич­ному опыту, знает, что «от избытка сердца невольно гово­рят уста». И вся­кий пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин знает, что внеш­нее бого­слу­же­ние состав­ляет есте­ствен­ное и необ­хо­ди­мое выра­же­ние бого­слу­же­ния внут­рен­него, духов­ного, что оно сред­ство нрав­ствен­ного укреп­ле­ния и освя­ще­ния. На этом осно­ва­нии вся­кий истинно-веру­ю­щий убеж­ден, что внеш­ность и обряд­ность цер­ков­ная должна суще­ство­вать пока суще­ствует еди­ная, свя­тая, собор­ная и апо­столь­ская Цер­ковь Хри­стова, пока про­цве­тает на земле бла­го­дат­ное цар­ство Христово.
Так чтó же после сего озна­чают слова Гос­пода Иисуса Хри­ста: «Дух есть Бог: и иже кла­ня­ется Ему, духом и исти­ною достоин кла­ня­тися»? Чтобы истинно и верно пони­мать это уче­ние Хри­стово, для этого нужно знать, кому, по какому поводу и с какою целью оно сказано.
Гос­подь Иисус Хри­стос, про­ходя одна­жды мимо сама­рян­ского города Сихема-Сихаря, оста­но­вился у коло­дезя Иако­влева. Уче­ники Хри­стовы пошли вь город купить съест­ных при­па­сов, а Гос­подь Учи­тель остался отдох­нуть у колодца. Спу­стя немного вре­мени, при­хо­дит сюда сама­рянка за водою. Гос­подь про­сит у нея напиться. Просьба Гос­пода удив­ляет сама­рянку, ибо иудеи избе­гали обще­ния с сама­ря­нами. Тогда Спа­си­тель разъ­яс­няет сама­рянке, что, если бы она знала, Кто гово­рит с нею, она не только напо­ила бы Его, но и сама попро­сила бы у Него той живой воды, кото­рая пью­щим ее сооб­щает жизнь веч­ную. Под этой живой водой Хри­стос Спа­си­тель разу­меет Свое еван­гель­ское уче­ние и бла­го­дат­ные дары Свя­того Духа, через Него пода­ва­е­мые и при­во­дя­щие людей к веч­ному спасению.
Из даль­ней­шей беседы Гос­пода сама­рянка убеж­да­ется, что гово­рит с нею Серд­це­ве­дец. Тогда сама­рянка обра­ща­ется к Нему с прось­бою раз­ре­шить дав­ниш­ний спор иудеев с сама­ря­нами: где сле­дует покло­няться Богу — в Иеру­са­лиме ли, как утвер­ждали иудеи, или на сама­рий­ской горе Гари­зим, как было жела­тельно сама­ря­нам. На этот вопрос Гос­подь Спа­си­тель и отве­чает сама­рянке, что до неко­то­рого вре­мени, до при­ше­ствия Мес­сии на землю, только покло­не­ние Богу в Иеру­са­лиме было истин­ным бого­по­чи­та­нием; но насту­пает и уже настала пора, когда веру­ю­щие будут молиться Богу и сла­вить Его не в Иеру­са­лиме только и не только на горе сама­рий­ской. Тут же Гос­подь Иисус Хри­стос и ска­зал сама­рянке: «Дух есть Бог: и иже кла­ня­ется Ему, духом и исти­ною достоит кланятися».
Еван­гель­ское уче­ние Хри­стово гла­сит, сле­до­ва­тельно, что покло­не­ние Богу, как бес­пре­дельно-совер­шен­ному Суще­ству духов­ному, не при­вя­зы­ва­ется к одному лишь месту, хотя бы и наи­бо­лее свя­щен­ному, и не заклю­ча­ется в одной лишь обряд­но­сти, хотя бы закон­ной и пра­виль­ной. Служа Богу в мно­го­раз­лич­ных местах, надо слу­жить Ему истинно; покла­ня­ясь Богу посред­ством уста­нов­ле­ний обря­до­вых, должно покла­няться Ему и духовно: «сия же подо­баше тво­рити и онех не остав­ляти» (Мф.23:23).
Конечно, покло­не­ние и слу­же­ние Богу должно заклю­чаться не в одном лишь меха­ни­че­ском выпол­не­нии внеш­них обря­дов. Но вник­ните в дело вы, мня­щие себя про­све­щен­ными хри­сти­а­нами, вер­нее же, лег­ко­мыс­лен­ные и зло­на­ме­ре­ные враги пра­во­слав­ной цер­ков­но­сти и рабы мод­ной житей­ской обряд­но­сти! Посмот­рите на хри­сти­а­нина-мла­денца по разу­ме­нию истин хри­сти­ан­ства. Он с искрен­ним усер­дием спе­шит к чест­ному кре­сту, к окроп­ле­нию освя­щен­ною водою. Он с горя­чею любо­вию целует св. иконы, нетлен­ные мощи свя­тых. В этих дей­ствиях его выра­жа­ется высоко-рели­ги­оз­ное чув­ство, уми­ля­ю­щее вся­кую чистую хри­сти­ан­скую душу. А ваша осу­е­тив­ша­яся душа небрежна и невни­ма­тельна к свя­тыне. Он взи­рает на рас­пя­тие Гос­пода, и слезы сокру­ше­ния о гре­хах и рас­ка­я­ния текут из его очей. А вы оста­е­тесь рав­но­душ­ными при виде крест­ной жертвы Спа­си­теля. Он при пении «Иже Херу­вимы…», «Тебе поем…», при чте­нии «Верую, Гос­поди, и испо­ве­дую…» истово молится, повто­ряет слова цер­ков­ных молитв, пре­кло­няет колена, кла­дет зем­ной поклон. А вы, кич­ливо меч­тая, что своим жал­ким умом постигли суще­ство истин веры, оста­е­тесь без вся­кого рели­ги­оз­ного выра­же­ния. И так далее про­ве­дите, если угодно, срав­не­ние между сво­ими и его пове­де­нием и отно­ше­нием к рели­ги­оз­ной свя­тыне, к таин­ствам св. Церкви, ко храму Божию. И вы уви­дите, что в его душе чистая вера и дет­ская любовь к Богу, а в вашей душе пусто и холодно. Скажи-те же по сове­сти, чтó более ценно пред Все­ви­дя­щим Богом — ваша ли фари­сей­ская холод­ность, или бес­хит­рост­ное чув­ство осуж­да­е­мого вами бого­мольца? И нам невольно при­по­ми­на­ется молит­вен­ный воз­глас Хри­ста Спа­си­теля: Славлю Тебя, Отче, Гос­поди неба и земли, что Ты утаил» тайны цар­ствия Сво­его «от муд­рых и разум­ных и открыл» их «мла­ден­цам» (Лк.10:21).
Итак, кто же молится Богу духом? — Кто, про­из­нося слова молитвы, про­из­но­сит их от всей души; кто, изоб­ра­жая на себе крест­ное зна­ме­ние, видит пред собою рас­пя­того Спа­си­теля мира; кто, пре­кло­няя голову и колена, пре­дает себя св. воле Божией; кто, пред­стоя телом пред св. ико­нами, пред­стоит и духом пред Гос­по­дом Спа­си­те­лем, Бого­ма­те­рью и свя­тыми; кто при совер­ше­нии бес­кров­ной евха­ри­сти­че­ской жертвы мыс­ленно созер­цает Гол­гоф­скую жертву Сына Божия: тот и молится Богу духом.
А кто покла­ня­ется Богу исти­ною? — Тот, у кого душа во время молитвы про­ник­нута тою верою и любо­вию, теми мыс­лями и чув­ствами, теми надеж­дами и жела­ни­ями, какими дышат молитвы, состав­лен­ные св. бого­нос­ными отцами Церкви; — тот, кто, по выра­же­нию цер­ков­ной песни, «стоя во храме» Божием, «на небеси сто­яти мнит»; — тот, кто, назы­вая Бога Отцом, любит Его, бла­го­го­веет пред Ним, пови­ну­ется Ему, испол­няет св. волю Его, как доб­рый покор­ный и послуш­ный сын Его св. Церкви православной.
Будем, по при­меру бла­го­че­сти­вых пред­ков наших, по настав­ле­нию свя­то­оте­че­скому и по запо­веди апо­столь­ской покла­няться Гос­поду и «про­слав­лять Бога в телах наших и в душах наших» (1Кор.6:20). Тогда только мы будем «истин­ными поклон­ни­ками» (Ин.4:23) Отцу Небес­ному, Ему же со Еди­но­род­ным Сыном Его и Духом Свя­тым подо­бает покло­не­ние, честь и слава во веки веков.

Слово в день Рождества Христова [1]

Хри­стос раж­да­ется, славите!

При­вет­ствую вас, бра­тие хри­сти­ане, с насту­па­ю­щими свя­тыми днями вели­каго празд­ника Рож­де­ства Хри­стова. «Бог мира и Отец щед­рот» при­вел нас к молит­вен­ному вос­по­ми­на­нию все­мирно-радост­ного собы­тия, див­ного для Анге­лов и спа­си­тель­ного для всех чело­ве­ков. Ста­нем же мыс­ленно на исто­ри­че­скую почву св. Еван­ге­лия и вник­нем в свя­щен­ную важ­ность и зна­че­ние празд­ну­е­мого торжества.
Была пол­ночь. Кро­меш­няя тьма покры­вала землю. Повсюду царила тишина. Города, селе­ния и все живу­щее в них погру­жено было в глу­бо­кий и гре­хов­ный сон. Только на полях Виф­ле­ема пас­тыри бодр­ство­вали на страже стада сво­его. И вот, среди полу­ноч­ного мрака видят и слы­шат они нечто необы­чай­ное. Вест­ник небес, све­то­нос­ный Ангел Божий вещает им: не бой­тесь, — я при­нес вам радост­ную весть, и радость эта дару­ется всем людям; пой­дите в Виф­леем, и там вы най­дете Хри­ста Гос­пода лежа­щим в яслях, там вы уви­дите Того, в Кото­рого веро­вали пра­отцы, Кото­рого желали видеть пат­ри­архи, о Кото­ром про­по­ве­ды­вали про­роки. «И вне­запно яви­лось мно­го­чис­лен­ное воин­ство небес­ное, сла­вя­щее Бога и взы­ва­ю­щее: слава в выш­них Богу и на земле мир, в чело­ве­ках бла­го­во­ле­ние» (Лк.2:13–14). Ангель­ский хор умолк. От века неслы­хан­ная песнь унес­лась к небе­сам. Сонм небо­жи­те­лей, воз­ве­стив­ших миру начало хри­сти­ан­ских вре­мен, сокрылся от очей устра­шен­ных пас­ты­рей. Тогда чистые серд­цем про­стецы спе­шат во град Дави­дов, нахо­дят там все то, «о чем воз­ве­стил им Гос­подь» (Лк.2:15), видят Богом­ла­денца Спа­си­теля и воз­вра­ща­ются восво­яси, «славя и хваля Бога» (Лк.2:20). На свя­щен­ном же Востоке чудесно появ­ля­ется, ярко горит и не мер­цая све­тит неви­дан­ная новая звезда. Видя «звезду Мес­сии», муд­рецы Востока совер­шают путе­ше­ствие в землю Изра­и­леву, обре­тают в ней «Свет во откро­ве­ние язы­ков» (Лк.2:32) и, «открыв сокро­вища свои», родив­ше­муся Царю, Богу и Хри­сту «при­но­сят золото, ладан и смирну». По осо­бому откро­ве­нию, остав­ляя лука­вого Ирода «пору­ган­ным», волхвы «иным путем отхо­дят во страну свою» (Мф.2:11–12).
Итак, в сре­до­то­чии древ­него мира, у колы­бели чело­ве­че­ства вос­сиял «тихий Свет свя­той славы Небес­ного Отца». Живо­твор­ные лучи этого Боже­ствен­ного «неза­хо­ди­мого Света», этого «Солнца правды», про­сти­ра­ясь на всю под­не­бес­ную, вот уже 19 веков про­све­щают и согре­вают, вдох­нов­ляют и вос­пла­ме­няют всю воин­ству­ю­щую и тор­же­ству­ю­щую Цер­ковь Божию, все без­чис­лен­ное мно­же­ство душ чело­ве­че­ских, алчу­щих и жаж­ду­щих правды Хри­сто­вой. Очами веры весь бого­про­све­щен­ный хри­сти­ан­ский мир все­гда обре­тал в Виф­ле­еме и нико­гда не пере­ста­нет видеть там прис­но­те­ку­щий и неис­чер­па­е­мый источ­ник света и жизни, весе­лия и радо­сти, спа­се­ния и веч­ного блаженства.
Хри­стос раж­да­ется — и, по слову апо­столь­скому, откры­ва­ется «вели­кая тайна бла­го­че­стия» (1Тим.3:16). Непо­сти­жи­мое, Само­су­щее, Еди­но­сущ­ное, «Собез­на­чаль­ное Отцу и Духови Слово», Еди­но­род­ный Сын Божий, снис­ходя к немо­щам пад­шего чело­ве­че­ства, вос­при­ни­мает чело­ве­че­ское есте­ство в ипо­стас­ное соеди­не­ние с Боже­ством Своим. Истин­ный Бог нашего ради спа­се­ния вопло­ща­ется, ста­но­вится истин­ным чело­ве­ком и, «да нас на небеса воз­ве­дет» [2], явля­ется на земле, оби­тает среди людей.
Хри­стос раж­да­ется — и, по уче­нию цер­ков­ному, совер­ша­ется вели­чай­шее чудо. Рож­де­ство Гос­пода Бога и Спаса нашего Иисуса Хри­ста есть вели­чай­шее чудо пра­во­су­дия Божия, кото­рое не могло оста­вить грех чело­ве­че­ский без нака­за­ния, но не вос­хо­тело отверг­нуть и рас­ка­я­ние людей. Вопло­ще­ние Слова Божия есть вели­чай­шее чудо пре­муд­ро­сти Божией, кото­рая обрела недо­мыс­ли­мое сред­ство при­ми­рить небо с зем­лей. Воче­ло­ве­че­ние Сына Божия есть вели­чай­ший и чудес­ный дар любви Божией, ибо «любовь Божия к нам откры­лась в том, что Бог послал в мир Еди­но­род­ного Сына Сво­его, чтобы мы полу­чили жизнь чрез Него» (1Ин.4:9). Воис­тину «велий Гос­подь наш и велия кре­пость Его, и разума Его несть числа» (Пс.146:5).
Хри­стос раж­да­ется — и, по выра­же­нию свя­то­оте­че­скому, созер­ца­ется «стран­ное и пре­слав­ное таин­ство» [3]: вер­теп соде­лы­ва­ется небом, Дева — пре­сто­лом Херу­вим­ским, ясли — вме­сти­ли­щем Невме­сти­мого. При все­об­щем ожи­да­нии Спа­си­теля весьма мно­гие, почти все пола­гали, что Он явится во внеш­нем блеске, в зем­ной пыш­но­сти и славе. Но Гос­подь славы вме­сто золо­тых чер­то­гов раж­да­ется в тес­ной и тем­ной, сырой и холод­ной гор­ной пещере. Вме­сто рос­кош­ной и бога­той колы­бели Он вме­ща­ется в самых обык­но­вен­ных яслях. Вме­сто доро­гих, мяг­ких и теп­лых тка­ней Вла­дыка твари оде­ва­ется в про­стые пелены. Так непо­сти­жимо — «странно» уни­чи­же­ние, обни­ща­ние, исто­ща­ние Мес­сии-Хри­ста; но и «пре­славно» вели­чие, богат­ство и могу­ще­ство Иску­пи­теля мира. И в самом деле, бра­тие! Воз­зрите на виф­ле­ем­ский вер­теп, окиньте взо­ром про­тек­шие века хри­сти­ан­ской исто­рии и рас­су­дите. Что в мире чело­ве­че­ском было меньше Мла­денца Спа­си­теля, юною Мате­рью рож­ден­ного в бед­ном пале­стин­ском городке и поло­жен­ного в яслях пас­ту­ше­ской хижины? И что в ту самую пору было знат­нее рим­ского кесаря Авгу­ста, вла­сте­лина все­свет­ной рим­ской импе­рии? И однако же менее, чем через 40 лет, Имя Боже­ствен­ного Мла­денца слы­шится в сте­нах импе­ра­тор­ских двор­цов Рима. Меньше, чем через 100 лет, рим­ская власть напря­гает все свои силы, чтобы сте­реть это Имя с лица земли. Менее, чем через 400 лет, этим Име­нем укра­шает себя слав­ней­ший из рим­ских цеза­рей, вели­кий Кон­стан­тин, а вслед за ним и все обшир­ное греко-рим­ское госу­дар­ство, а далее и вся все­лен­ная наре­ка­ется пре­чест­ным Име­нем Хри­ста. Обой­дите все­лен­ную, исчис­лите подвиги хри­сти­ан­ских тру­жен­ни­ков, взвесьте труды хри­сти­ан­ского гения, хри­сти­ан­ского твор­че­ства, хри­сти­ан­ской бла­го­тво­ри­тель­но­сти — и «ура­зу­мейте, яко с нами Бог» (Ис.8:9–10).
Хри­стос раж­да­ется — и по всей земле вос­пе­ва­ется слава Богу Отцу, послав­шему для нас Сво­его Еди­но­род­ного Сына, — слава Богу Сыну, «не возг­ну­шав­ше­муся» [4] Матери Девы, — слава Богу Духу Свя­тому, Своею бла­го­дат­ною силою осе­нив­шему «все­мир­ную славу, от чело­век про­зяб­шую и Вла­дыку род­шую» [5]. Сла­вят Рож­де­ство Хри­стово цари и рабы, бога­тые и убо­гие, муд­рецы и про­стецы, старцы и дети, матери и девы, ибо в лице При­ми­ри­теля и Спа­си­теля «милость и истина сре­то­стася, правда и мир обло­бы­за­стася» (Пс.84:11). Осо­бенно же мы, сыны рос­сий­ские, в этот все­ра­дост­ный день вос­пе­ваем вели­чие Бога и Спаса нашего, велег­ласно испо­ве­дуя: «кто Бог велий, яко Бог наш; Ты еси Бог, тво­ряй чудеса» (Пс.76:14–15). Было тяж­кое время. Страш­ная гроза раз­ра­зи­лась над оте­че­ством нашим. Воин­ствен­ный сын бес­при­мер­ной брани дви­нулся со всеми цар­ствами Европы, чтобы поко­рить, уни­зить, истре­бить и сокру­шить Рос­сию. Вели­кая армия «два­де­сяте язык» навод­нила землю нашу, про­никла в сердце Рос­сии. Каза­лось, насту­пил конец св. Руси пра­во­слав­ной. Но Дес­ни­цею Выш­него испо­лин воен­ной славы с позо­ром обра­щен вспять. Пол­чища его погибли в полях, сне­гах и водах Рос­сии. Гос­подь сил посра­мил и уни­что­жил «тяго­тев­ший над цар­ствами кумир». В оши­боч­ных рас­че­тах гор­дого вождя Гос­подь явно пока­зал нам, как ничтожна мысль чело­ве­че­ская пред муд­ро­стью Про­мыс­ли­теля, и в начале про­шлого века «явил нам спа­се­ние Свое» (Пс.90:16).
Нужно ли гово­рить, что и теперь, на заре нового века, пре­воз­но­сится новый кумир, только не ино­зем­ный, а наш домо­ро­щен­ный, только не с воин­ствен­ным мечом, а с злоб­ным пером и кощун­ствен­ным сло­вом рыка­ю­щий на весь чита­ю­щий мир, потря­са­ю­щий оте­че­ствен­ную св. Цер­ковь Хри­стову, силя­щийся погло­тить обу­ре­ва­е­мый корабль Иису­сов? И — увы — как затми­лась, как осла­бела и померкла исто­ри­че­ская память небла­го­дар­ных потом­ков — разо­ри­те­лей веры оте­че­ской! Но «даждь нам, Гос­поди, память слав­ного Тво­его посе­ще­ния тверду и непре­станну имети в себе» [6]. Мужай­тесь, людие Божии! Искренно веруем и твердо упо­ваем, что в Виф­ле­еме родив­шийся нашего ради спа­се­ния Хри­стос, истин­ный Бог наш, «яко все­си­лен, побе­дит враги», водво­рит «мир на земли и бла­го­во­ле­ние в чело­ве­цех» и подаст нам еди­ными устами и еди­ным серд­цем воз­но­сить Ему ангель­скую хвалу. Ему слава и дер­жава во веки веков. Аминь.

Слово в день св. равноапостольной Нины

Вели­кое и неоце­ни­мое бла­го­де­я­ние совер­шила св. рав­ноап­о­столь­ная Нина, память кото­рой мы ныне светло празд­нуем. Древ­ней Иве­рии она бла­го­ве­стила Новый Завет, в кото­ром «все в чудно-сжа­той кар­тине пред­став­лено Духом Свя­тым: и мир, суще­ству­ю­щий ныне, и Бог, управ­ля­ю­щий им, и сущего в мире зна­че­нье, при­чина и цель, и конец, и Веч­ного Сына рож­де­нье, и крест, и тер­но­вый венец». И в самом деле, чем была жизнь пред­ков наших, пока они пре­бы­вали в язы­че­ском неве­де­нии хри­сти­ан­ского уче­ния? Не зная Бога истин­ного и откро­ве­ния Божия, дан­ного людям сперва чрез вет­хо­за­вет­ных про­ро­ков и напо­сле­док чрез вопло­тив­ше­гося Сына Божия, Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста, предки наши не знали и о самих себе, чтó они за суще­ства, не знали, откуда они про­изо­шли, к чему направ­ля­ются и какими путями должны итти. Не знали они также и про­ис­хож­де­ния окру­жа­ю­щих нас, види­мых явле­ний и пред­ме­тов при­роды. Види­мый мир пред­став­лялся им непо­нят­ною, таин­ствен­ною загад­кою. Он при­во­дил их то в страх и тре­пет пред сво­ими гроз­ными и раз­ру­ши­тель­ными явле­ни­ями, то застав­лял их без­от­четно изум­ляться пред явле­ни­ями бла­го­твор­ными. Посему они и почи­тали при­роду за боже­ство, и воз­да­вали тво­ре­нию Божию боже­ские поче­сти. Не знали они, к кому при­бег­нуть и обра­титься в нуж­дах житей­ских. Идолы, как про­из­ве­де­ние рук чело­ве­че­ских, конечно, не могли ока­зать ожи­да­е­мой помощи. Жизнь насто­я­щая устра­шала их. Буду­щее покрыто было мрач­ною неиз­вест­но­стью. И вся жизнь идо­ло­по­клон­ни­ков про­те­кала в удо­вле­тво­ре­нии гру­бых стра­стей и прихотей.
Но с при­ня­тием хри­сти­ан­ской веры, про­по­вед­ни­цей кото­рой для Гру­зии была св. Нина, для пред­ков наших яви­лась заря истин­ного про­све­ще­ния. Хри­сти­ан­ская вера открыла им, что чело­век — тво­ре­ние Божие, создан­ное по образу и подо­бию Божию, что чело­век — суще­ство сво­бод­но­ра­зум­ное, состо­я­щее из смерт­ного тела и бес­смерт­ной души. О жизни зем­ной и вре­мен­ной хри­сти­ан­ская вера пове­дала им, что жизнь эта слу­жит только при­го­тов­ле­нием к жизни веч­ной и бла­жен­ной, кото­рая дости­га­ется путем еван­гель­ской доб­ро­де­тели. Кос­нев­ших в идо­ло­слу­же­нии хри­сти­ан­ская вера осво­бо­дила от лож­ного страха пред без­душ­ными исту­ка­нами, утвер­дила их в надежде на Гос­пода Все­дер­жи­теля, все­бла­гого Отца и Про­мыс­ли­теля, облег­чила их житей­ские горе­сти и печали, даро­вала им душев­ный мир и покой. При свете веры хри­сти­ан­ской язы­че­ство­вав­шие предки наши больше узнали создан­ную Богом и управ­ля­е­мую Им види­мую при­роду. Они пере­стали стра­шиться твари, бла­го­го­веть пред нею, зная, что ею, как и жиз­нию чело­ве­че­скою, рас­по­ря­жа­ется все­мо­гу­щий Тво­рец и Вла­дыка все­лен­ной. Из уче­ния еван­гель­ского предки наши узнали также, что кроме види­мого мира Божия есть и мир неви­ди­мый, небес­ный, духов­ный, где, среди сил небес­ных, среди бес­плот­ных анге­лов-небо­жи­те­лей наи­паче оби­тает Сам неви­ди­мый Гос­подь, что туда, как в свое истин­ное оте­че­ство, направ­ля­ется род чело­ве­че­ский чрез иску­пив­шего нас Еди­но­род­ного Сына Божия, Хри­ста Спа­си­теля. Еван­ге­лие воз­ве­стило пред­кам нашим, как и нам всем бла­го­вест­вует, о том пути хри­сти­ан­ской нрав­ствен­но­сти, кото­рый при­во­дит людей в пре­крас­ный чер­тог Небес­ного Жениха-Хри­ста, к еди­не­нию с Богом и спасению.

С при­бы­тием св. Нины в горы кав­каз­ские для ивер­ских пле­мен вос­сиял бла­го­дат­ный свет Хри­стов, для Гру­зии насту­пило или при­шло цар­ствие Божие, кото­рое, по слову св. ап. Павла, заклю­ча­ется в пра­вед­но­сти, мире и радо­сти во Свя­том Духе (Рим.14:17). По мило­сти Божией мы от самого рож­де­ния при­званы в это цар­ствие Божие, при­над­лежа к св. Церкви Хри­сто­вой. Как чада света Хри­стова, мы и обя­заны позна­вать, чтó есть воля Божия (Еф.5:8, 10, 17), чтó бла­го­угодно Богу. Мы должны обра­щать стро­гое вни­ма­ние на самих себя: истин­ные ли мы сыны цар­ствия Божия, хотя и име­ну­емся сынами церкви Хри­сто­вой? Посту­паем ли мы по вере нашей и ощу­щаем ли в себе тот мир и покой сове­сти, ту сынов­нюю бли­зость и любовь к Богу, кото­рыми отли­ча­ются истин­ные сыны и наслед­ники цар­ствия Божия? Про­из­рас­тают ли между нами пре­крас­ные плоды хри­сти­ан­ского духа, каковы, по уче­нию апо­столь­скому: любовь, радость, мир, дол­го­тер­пе­ние, бла­гость, мило­сер­дие, вера, кро­тость, воз­дер­жа­ние (Гал.5:22–23)? Оби­тает ли в сердце нашем то неудер­жи­мое жела­ние со Хри­стом быти (Флп.1:23), кото­рое состав­ляет выс­шее сча­стие и стрем­ле­ние истинно-хри­сти­ан­ской души? И если есть в нас эти зна­ме­ния сынов цар­ствия Божия, то радуй­тесь: цар­ствие Божие при­шло к нам и оби­тает в нас, ибо, по слову Самого Хри­ста Спа­си­теля, цар­ствие Божие внутрь вас есть (Лк.17:21). Если же нет в нас духов­ных пло­дов хри­сти­ан­ства, то ищите прежде всего цар­ствия Божия и правды его (Мф.6:33). Ищите света и разума в бла­го­ве­стии Еван­ге­лия Хри­стова. Ищите оправ­да­ния во Хри­сте, освя­ще­ния и обнов­ле­ния в св. таин­ствах цер­ков­ных. Ищите цар­ствия Божия в доб­ром хри­сти­ан­ском труде, послуш­ли­во­сти, вза­им­ной бла­го­же­ла­тель­но­сти, брат­ской и нели­це­мер­ной любви друг ко другу.
По молит­вам и бла­го­сло­ве­нию ангела св. храма сего, св. рав­ноап­о­столь­ной Нины, Про­све­ти­тель­ницы Иве­рии, Гос­подь да помо­жет всем нам быть теми муд­рыми еван­гель­скими девами, кото­рые с горя­щими све­тиль­ни­ками хри­сти­ан­ской веры и любви удо­сто­ены брач­ного тор­же­ства во цар­ствии Божием (Мф.25:1–13). Аминь.

Слово в день св. равноапостольной Нины

В жизни и тру­дах св. рав­ноап­о­столь­ной Нины оправ­да­лись слова св. ап. Павла: и немощ­ная мира избра Бог, да посра­мит креп­кая (1Кор.1:27). Сла­бая жен­щина в руках Божиих дела­ется ору­дием настолько силь­ным, что чрез нее про­све­ща­ется целая страна, древ­няя Иве­рия. Кто же дал ей такую силу, кто утвер­дил ее в свя­том наме­ре­нии и помог испол­нить его? Сама Матерь Божия яви­лась ей, вру­чила ей крест из вино­град­ных лоз и напра­вила ее в страну языч­ни­ков. На труд­ном пути явля­ется ей Сам Гос­подь и обод­ряет ее. И вот, воору­жен­ная силою Боже­ствен­ною, она идет в страну огне­по­клон­ни­ков. Нера­достна была пер­вая ее встреча. Она видит толпу народ­ную, стре­мив­шу­юся во Мцхет на тор­же­ство сво­его идола. Больно было видеть св. Нине, как цар­ствен­ные лица с наро­дом своим пре­кло­нили свои колена пред исту­ка­ном. Она стала молить Бога об истреб­ле­нии лож­ного идо­ло­по­клон­ства. И вне­запно, среди ясного дня, зашу­мела страш­ная буря с гро­мом, мол­нией и про­лив­ным дождем. Небес­ная стрела сокру­шила идо­лов. Язы­че­ское сон­мище в ужасе раз­бе­жа­лось. А св. Нина спо­койно бла­го­да­рила Бога за даро­ван­ное свыше зна­ме­ние. Посе­лив­шись во Мцхете, св. Нина своею свя­тою жиз­нью и даром чудес­ных исце­ле­ний стя­жала мно­гих почи­та­те­лей кре­ста Гос­подня. Вскоре Бог помог св. Нине чрез чудес­ное исце­ле­ние от неду­гов обра­тить царицу Нану и царя Мири­ана. Вера Хри­стова стала быстро рас­про­стра­няться и утвер­ди­лась в Гру­зии на все после­ду­ю­щие века.
Св. Цер­ковь вели­чает св. Нину рав­ноап­о­столь­ною про­све­ти­тель­ни­цею Иве­рии. Она воис­тину вывела на свет духов­ный, на свет Хри­стов всю Гру­зин­скую страну.
Но про­све­ти­тель­ни­цею дру­гих людей может быть и каж­дая жен­щина-хри­сти­анка, обла­да­ю­щая в душе своей све­том Хри­сто­вым, све­том веры. Вот, напри­мер, жен­щина — хри­сти­анка, хозяйка дома, жена мужу, мать семей­ства. Сколько средств предо­став­лено ей здесь для бла­го­твор­ного про­све­ще­ния дру­гих! Неза­метно для самой себя она на каж­дом шагу может быть настав­ни­цею всех своих домаш­них. Мужа она может сдер­жи­вать в его раз­дра­жи­тель­но­сти и гнев­ли­во­сти, скло­нять к воз­дер­жа­нию, рас­по­ла­гать к молитве и храму Божию. И сколько мужей, бла­го­даря их женам, испра­ви­лось от своей пороч­ной жизни, сколько их из тьмы неве­рия при­шло к вере, из язы­че­ства в хри­сти­ан­ство! А какою бла­го­де­тель­ни­цею может быть мать хри­сти­анка для детей! Сколько света веры, истины и вся­кого добра она может влить в дет­ские впе­чат­ли­тель­ные и склон­ные прежде всего к под­ра­жа­нию души! Кто и ближе к детям, как не мать? Доб­рая и разум­ная мать редко остав­ляет детей, только в силу необ­хо­ди­мо­сти раз­лу­ча­ется с ними. От нея больше всего дети и ждут и могут вос­при­нять все доб­рое, чистое и свя­тое. Насту­пает хри­сти­ан­ский празд­ник. Дети около матери; они весело и без­за­ботно рез­вятся пред ея гла­зами. Мать про­сто и безыс­кус­ственно рас­ска­зы­вает детям о празд­ну­е­мом хри­сти­ан­ском собы­тии. И поучи­тельна и уми­ли­тельна эта беседа матери — истин­ной хри­сти­анки. Дети долго-долго готовы слу­шать, не отры­вая свет­лых очей своих от люби­мой матери. Как все это бла­го­творно дей­ствует на чут­кую дет­скую душу! Прой­дут годы, десятки лет. А то, что гово­рила и чему учила мать, оста­нется неза­бвен­ным. Спро­сите любого бла­го­че­сти­вого юношу или девицу, почему они так воз­лю­били бла­го­че­стие, кто влил в них этот хри­сти­ан­ский дух? Бла­го­че­сти­вая мать — чаще всего полу­чится ответ, и в этом слу­чае мать бывает неза­ме­нима: вся­кое дерево доб­рое при­но­сит и плоды доб­рые (Мф.7:17), по слову Самого Хри­ста Спа­си­теля. Как не пожа­леть при этом, что иныя матери совсем не зани­ма­ются сво­ими детьми в мла­ден­че­ский период их жизни, совсем не сле­дят за духов­ным ростом своих детей, будто бы не имея для этого заня­тия досу­жего времени.
Или возь­мем хри­сти­ан­скую жен­щину — настав­ницу и учи­тель­ницу юно­ше­ства. Здесь такое широ­кое поле для про­све­ще­ния дру­гих, что и пере­ска­зать нельзя. Дети школь­ного воз­раста в руках опыт­ной и любя­щей свое дело хри­сти­ан­ской вос­пи­та­тель­ницы, как глыба мра­мора в руках скуль­птора, как необ­ра­бо­тан­ный металл или мяг­кий воск в руках искус­ного вая­теля. И если сама настав­ница-руко­во­ди­тель­ница школы любит веру и хри­сти­ан­ское бла­го­че­стие, если она про­ник­нута доб­рым хри­сти­ан­ским настро­е­нием, если она горит огнем Хри­сто­вой любви, тогда оста­ется ска­зать одно такой школе: счаст­ливы вы, дети, имея такую пре­крас­ную учи­тель­ницу! Слу­шайте свою настав­ницу, ста­рай­тесь не про­ро­нить ни одного ее слова, под­ра­жайте ее при­меру. Все, что вы узна­ете от нея, все послу­жит вам на пользу истин­ную, на пользу душев­ную. Любя­щая Хри­ста может ли не гово­рить о Хри­сте Спа­си­теле? Воз­лю­бив­шая Его свя­тый закон может ли не желать, чтобы и дру­гие любили его и сле­до­вали ему?
Подо­бает, дети и бра­тие, усердно молиться Гос­поду и св. рав­ноап­о­столь­ной Нине, чтобы больше было у нас жен­щин с истинно-хри­сти­ан­ским бла­го­че­стием. Тогда и вера хри­сти­ан­ская не будет оску­де­вать, и бла­го­че­стие будет про­цве­тать. Тогда все мы будем знать Бога истин­ного и в радо­сти духов­ной слу­жить Ему. Аминь.

Слово в Великий четверток [7]

Вечери Твоея тай­ныя днесь, Сыне Божий, при­част­ника мя приими.

В свя­тый и вели­кий чет­вер­ток Цер­ковь Хри­стова вос­по­ми­нает тай­ную вечерю Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста с Его св. апо­сто­лами. Вос­по­ми­на­е­мая вечеря Гос­подня име­ну­ется тай­ною. Она таин­ственно свя­зует вет­хий и новый завет Божий с людьми. Таин­ственна она в своих исто­ри­че­ских подроб­но­стях, как и в своих свя­щен­но­дей­ствиях. Она же таин­ственно и бла­го­датно при­во­дит нас к тес­ней­шему обще­нию с Гос­по­дом и Спа­си­те­лем нашим.
Вет­хо­за­вет­ная пас­халь­ная вечеря была уста­нов­лена в те вре­мена, когда вер­ный Своим обе­то­ва­ниям Бог при про­роке Мои­сее вывел народ изра­иль­ский из Египта. В ту ночь, когда Ангел Божий пора­зил еги­пет­ских пер­вен­цев и про­шел мимо домов изра­иль­ских, каж­дая изра­иль­ская семья, по ука­за­нию Гос­подню, за вечер­ней тра­пе­зой вку­шала агнца, кро­вью его окро­пив двери сво­его дома. Тогда нача­лось вет­хо­за­вет­ное пас­халь­ное празд­нен­ство. С той поры и пас­халь­ная вечеря, пред­ше­ство­вав­шая избав­ле­нию изра­иль­тян от работы еги­пет­ской, еже­годно совер­ша­лась с тем между про­чим раз­ли­чием, что агн­чая кровь воз­ли­ва­лась не на двери домов, а на жерт­вен­ный алтарь в вет­хо­за­вет­ном храме.
Во время зем­ной жизни Своей Гос­подь Спа­си­тель соблю­дал уста­нов­ле­ния вет­хо­за­вет­ного закона Божия. Об этом и в нагор­ной беседе Своей Он гово­рит: не думайте, что Я при­шел нару­шить закон или про­ро­ков; не нару­шить при­шел Я, но испол­нить (Мф.5:17). И св. еван­ге­ли­сты повест­вуют, что в обыч­ный для вку­ше­ния пасхи день пер­вого весен­него месяца, в наве­че­рие Своих крест­ных стра­да­ний Гос­подь Иисус Хри­стос празд­но­вал вет­хо­за­вет­ную пасху. В послед­ний раз Он собрал вокруг Себя Своих уче­ни­ков на вечерю, кото­рая вме­сте с вос­по­ми­на­нием пер­вой пас­халь­ной вечери заклю­чала в себе и обе­то­ва­ние Пасхи Христовой.
Время обе­то­ва­ний Божиих и томи­тель­ных ожи­да­ний вет­хо­за­вет­ного чело­ве­че­ства про­хо­дило. Насту­пало время, когда вет­хий завет дол­жен был усту­пить место совер­шен­ней­шему, выс­шему и новому завету, назна­чен­ному для всех вре­мен и наро­дов. При­спело время испол­не­ния мес­си­ан­ских про­ро­честв, время искуп­ле­ния и спа­се­ния мира. При­бли­зился и послед­ний день зем­ной жизни Богочеловека.
И вот утром в чет­верг, нака­нуне крест­ных стра­да­ний Хри­сто­вых ап. Петр и Иоанн, по воле Боже­ствен­ного Учи­теля, из Вифа­нии идут в Иеру­са­лим. Там, как неко­то­рые пола­гают, в доме Иосифа ари­ма­фей­ского они нахо­дят гото­вую и убран­ную боль­шую гор­ницу, где и при­го­тов­ляют все потреб­ное для празд­но­ва­ния пасхи. С наступ­ле­нием вечера при­хо­дит сюда и Сам Гос­подь с дру­гими апо­сто­лами. Прежде, чем воз­лечь за стол, подо­бало испол­нить восточ­ные обы­чай. Пре­по­да­вая нагляд­ный при­мер вели­чай­шего сми­ре­ния, Гос­подь Спа­си­тель сни­мает с Себя верх­нюю одежду и Сам умы­вает ноги Своих уче­ни­ков. Пла­мен­ная душа ап. Петра не может при­ми­риться с мыс­лью, что Хри­стос Сын Бога живаго будет вме­сто при­служ­ника умы­вать его ноги. Но заме­ча­ние Спа­си­теля — если не умою тебя, не име­ешь части со Мною — вну­шает апо­столу, что дело Хри­стово каса­ется не одного только телес­ного омо­ве­ния, что оно имеет смысл нрав­ственно-глу­бо­кий. Тогда из уст чисто­сер­деч­ного уче­ника выры­ва­ется вос­кли­ца­ние: «Гос­поди, если так, твори со мною, что хочешь, только не лишай меня Твоей любви, Тво­его обще­ния, не отвер­гай меня от Себя, умой не только ноги мои, но и руки и голову»! Омыв ноги всем уче­ни­кам, Гос­подь воз­ла­гает на Себя одежду Свою и, воз­легши за стол для вечери, объ­яс­няет уче­ни­кам зна­че­ние Сво­его дей­ствия, как знака любви и снис­хож­де­ния. Глу­бо­кая грусть изоб­ра­жа­ется на лице Бого­че­ло­века. Гос­подь Спа­си­тель воз­му­ща­ется духом. Неволь­ное сму­ще­ние овла­де­вает и серд­цами апо­столь­скими. Как вне­зап­ный рас­кат грома, вдруг «слав­нии уче­ницы» слы­шат слово Учи­теля Серд­це­ведца: истинно, истинно говорю вам, что один из вас пре­даст Меня. Тайну пре­да­тель­ства Гос­подь откры­вает Сво­ему воз­люб­лен­ному уче­нику и наперс­нику. «Зло­че­сти­вый» же пре­да­тель, объ­ятый стра­стью среб­ро­лю­бия, не вра­зум­ля­ется и послед­ним дру­же­ским обра­ще­нием к нему Спа­си­теля. Он остав­ляет св. общину, но не с тем, чтобы, как думают дру­гие уче­ники, испол­нить пору­че­ние Учи­теля, а выхо­дит на мрач­ное дело пре­да­тель­ства. Только Гос­подь знает сата­нин­ский замы­сел без­за­кон­ного уче­ника. Пред все­ви­дя­щим взо­ром Спа­си­теля уже ясно воз­вы­ша­ется крест, Его ожи­да­ю­щий. Он пред­ви­дит Свои крест­ныя стра­да­ния, но и знает, что Его крест­ная смерть явится веч­ным зна­ме­нием тор­же­ства, победы и славы Божией. И вот Хри­стос Спа­си­тель воз­ве­щает при­скорб­ным уче­ни­кам: ныне про­сла­вился Сын Чело­ве­че­ский и Бог про­сла­вился в Нем, и Бог вскоре про­сла­вит Его (Ин.13:31–32). Засим Гос­подь и Зижди­тель всех, как Агнец Божий, взем­лю­щий грехи мира, Сам Себя пред­ва­ри­тельно при­но­сит в жертву, говоря, ядите тело Мое и утвер­ждай­тесь верою. Души апо­столь­ские посте­пенно про­зре­вают близ­кий час раз­луки с Пас­ты­рем Доб­рым, таин­ствен­ную важ­ность спа­си­тель­ного кре­ста, иску­пи­тель­ной смерти и слав­ного вос­кре­се­ния Хри­стова. «Сою­зом любви свя­зу­е­мые апо­столы» готовы впасть в уны­ние. Тогда Гос­подь обра­щает к ним Свою про­щаль­ную беседу, укреп­ляет и уте­шает их обе­то­ва­нием послать иного Уте­ши­теля, Духа истины, от Отца исхо­дя­щего, Кото­рый вос­по­мя­нет им слы­шан­ное слово еван­гель­ское и наста­вит их на вся­кую истину. Вечеря закан­чи­ва­ется молит­вой и пре­по­да­нием Боже­ствен­ного мира. А затем с пением псал­мов Гос­подь с апо­сто­лами из сион­ской гор­ницы шествует в люби­мое место Свое на гору Еле­он­скую, в Гефсиманию.
Так Хри­стос Спа­си­тель, совер­шив послед­нюю пас­халь­ную вечерю вет­хо­за­вет­ную, совер­шил и первую пас­халь­ную вечерю нового завета. Древ­няя пас­халь­ная вечеря имела зна­че­ние лишь вре­мен­ное и про­ро­че­ское. Она и могла быть совер­ша­ема только в пас­халь­ный день. Вечеря же ново­за­вет­ная имеет зна­че­ние веч­ное и почти повсе­дневно совер­ша­ется все­лен­скою Цер­ко­вью Хри­сто­вою. Пас­халь­ною жерт­вою вет­хого завета был избран­ный из овчего стада пер­во­род­ный агнец. Пас­халь­ная жертва нового завета есть пред­веч­ный, непо­роч­ный и пре­чи­стый Агнец Божий (1Пет.1:19), Еди­но­род­ный Сын Бога Отца, испол­нен­ный бла­го­дати и истины (Ин.1:14). Вст­хо­за­вет­ная жертва слу­жила только про­об­ра­зом все­мир­ной жертвы Гол­гоф­ской. Жертва ново­за­вет­ная, при­не­сен­ная для искуп­ле­ния и спа­се­ния мира явля­ется испол­не­нием и завер­ше­нием всех вет­хо­за­вет­ных жертв.
Самым важ­ным собы­тием во время тай­ной вечери было уста­нов­ле­ние Хри­стом Спа­си­те­лем таин­ства св. евха­ри­стии, навсе­гда заме­нив­шего вет­хо­за­вет­ную пасху. Бла­го­вест­вуют об этом св. еван­ге­ли­сты Мат­фей (26:26–28), Марк (14:22–24), Лука (22:19–20) и ап. Павел (1Кор.11:23–25). Гос­подь Иисус в ту ночь, в кото­рую пре­дан был, взял хлеб (артос), бла­го­да­рил, бла­го­сло­вил, пре­ло­мил и дал уче­ни­кам Своим, говоря: при­и­мите, ядите: сие есть тело Мое, за вас ломи­мое. Также взял Он и чашу после вечери и, хвалу воз­дав, подал им и ска­зал: пейте от нея все: сия есть кровь Моя нового завета, за вас и за мно­гих изли­ва­е­мая, во остав­ле­ние гре­хов; сие тво­рите в Мое воспоминание.
Так Гос­подь Спа­си­тель поло­жил начало важ­ней­шему из таинств хри­сти­ан­ской веры и под видом хлеба и вина впер­вые при­ча­стил апо­сто­лов Своим телом и Своею кро­вью. В таин­стве при­ча­ще­ния Гос­подь соеди­нил все, что при­об­рел для нас Своим доб­ро­воль­ным ради нас уни­чи­же­нием, и пре­по­дал нам высо­чай­ший дар Своей неиз­ре­чен­ной и без­гра­нич­ной любви к нам — тело и кровь Свою. Так, по запо­веди Хри­ста Спа­си­теля, по при­меру апо­столь­скому, по чину свя­то­оте­че­скому, евха­ри­сти­че­ское таин­ство и доныне совер­ша­ется и, по слову Божию (1Кор.11:26), до конца мира будет совер­шаться истинно веру­ю­щими во Хри­ста. Когда свя­щен­но­слу­жи­тель боже­ствен­ной литур­гии воз­гла­шает слова Хри­стовы: При­и­мите, ядите… пийте от нея вси и далее, молит­венно при­звав Пре­свя­того Духа, бла­го­слов­ляет жерт­во­при­но­си­мые хлеб и вино, тогда бес­кров­ная жертва таин­ственно пре­су­ществ­ля­ется в самое пре­чи­стое тело Хри­стово и в самую все­чест­ную кровь Хри­стову, а затем св. евха­ри­сти­че­ские дары и пре­по­да­ются вер­ным во спа­се­ние. Вку­шая Тело и Кровь Гос­пода во время св. евха­ри­стии, хри­сти­а­нин бла­го­датно ста­но­вится при­част­ни­ком Жертвы Хри­сто­вой с ея бла­го­сло­вен­ными пло­дами. По досто­па­мят­ным же сло­вам иерарха-свя­ти­теля (мос­ков. мит­роп. Фила­рета), «ощу­ти­тель­ный плод вку­ше­ния тра­пезы Гос­под­ней явля­ется веру­ю­щим то неиз­ре­чен­ною радо­стью в сердце, то слад­кою тиши­ною в душе, то свет­ло­стью в уме, то ути­ше­нием обу­ре­ва­ю­щих иску­ше­ний, то пре­кра­ще­нием стра­да­ний душев­ных и телес­ных, а ино­гда и совер­шен­ным исце­ле­нием, то живей­шим ощу­ще­нием любви к Гос­поду и умно­же­нием рев­но­сти к духов­ным подви­гам и доб­ро­де­те­лям» (Слова и речи, т. IV, стр. 38).
При­и­дите же, вер­нии, воз­ве­ли­чим ради нашего спа­се­ния вопло­тив­ше­еся и в гор­ницу на вечерю вос­шед­шее Пред­веч­ное Слово. Воз­вы­шен­ными умами насла­димся госте­при­им­ной и бес­смерт­ной тра­пезы Вла­дыки-Хри­ста. При­те­кайте, бра­тие, на вечерю Гос­подню неле­ностно: аще бо не сне­сте плоти Сына чело­ве­че­ского, ни пиете крове Его, живота не имате в себе (Ин.6:53). При­сту­пайте ко св. при­ча­ще­нию с бла­го­го­вей­ным стра­хом Божиим: ядый бо и пияй недо­стойне суд себе яст и пиет (1Кор.11:29). При­и­мите св. Тайны с верою, что при­ни­ма­ю­щий плоть и кровь Хри­стову во Хри­сте пре­бы­вает и Хри­стос в нем пре­бы­вает (Ин.6:56). С любо­вью ко Хри­сту вку­сите св. Даров и те, кто достиг св. евха­ри­стии в часу еди­но­на­де­ся­том, яко благ и любо­че­стив Господь.
Сам же Хри­стос, истин­ный Бог наш, доб­рей­ший путь сми­ре­ния пока­зав­ший, да при­ем­лет нас при­част­ни­ками Своея тай­ныя вечери и да помя­нет нас во цар­ствии Своем ныне и присно и во веки веков, аминь.

Примечания

[1] Про­из­не­сено в кафед­раль­ном Сион­ском соборе.

[2] Ака­фист Сладч. Иисусу, 8 кондак.

[3] Ирм. 9 песн. кан. на Рожд. Христ.

[4] Задо­стойн. на Литург. св. Васи­лия Великого.

[5] Дог­ма­тик I гл.

[6] Молитва на молеб­ном пении в день Рож­де­ства Христова.

[7] Про­из­не­сено в церкви жен­ского учеб­ного заве­де­ния св. Нины.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки