<span class="bg_bpub_book_author">митрополит Никифор (Гликас)</span><br>Слово в Неделю Православия

митрополит Никифор (Гликас)
Слово в Неделю Православия


Отвеща Нафа­наил и гла­гола Ему: «Равви, Ты еси Сын Божий» (Ин.1:49).

Иисус Хри­стос есть Сын Божий: вот пер­вый дог­мат  хри­сти­ан­ской рели­гии и веры, вот  осно­ва­ние свя­той Хри­сто­вой церкви. На этом  бого­угод­ном  все­ве­де­нии, кото­рое сперва про­воз­гла­сит оза­рен­ный свыше прав­ди­вый и бес­хит­рост­ный изра­иль­тя­нин  Нафа­наил, а впо­след­ствии — от  имени всех  апо­сто­лов — бла­жен­ный Петр, в этом  испо­ве­да­нии, как  на непо­ко­ле­би­мом  в надеж­ною осно­ва­нии Бого­че­ло­век обе­то­вал создать и создал Свою цер­ковь, кото­рой врата адовы, т. е. ее веч­ные враги и недруги, не одо­леют: На сем камени сози­жду цер­ковь мою, и врата адова не одо­леют её.[1]

Всяк дух, гово­рит св. еван­ге­лист  Иоанн  в  своем  пер­вом  собор­ном  посла­нии (4:2), всяк  дух, иже испо­ве­дует Иисуса Хри­ста во плоти при­шедша, от  Бога есть. Но каковы козни диа­вола! Подобно тому как тво­ре­ние одного и того же Созда­теля, как дети одного и того же отца, Бога, отде­ли­лись из-за веро­лом­ства сво­его друг от друга и раз­дро­би­лись вна­чале же на раз­ные враж­деб­ные друг другу народы, таким же обра­зом и чада одной и той же матери, свя­той Хри­сто­вой церкви, воз­рож­ден­ные во Хри­сте, еди­но­род­ном Сыне Божием, еди­ною же в  Него верою, отде­ли­лись из-за упор­ства сво­его друг от друга и раз­дро­би­лись на раз­лич­ные враж­деб­ные между собою обще­ства; и, таким обра­зом, едина Хри­стова цер­ковь, кото­рой над­ле­жало обни­мать в себе, как  бра­тьев во Хри­сте, все пле­мена и народы зем­ные, раз­дро­би­лась, к стыду хри­сти­ан­ского имени, на мно­гие и раз­но­об­раз­ные секты, при­сва­и­ва­ю­щие себе каж­дая свя­щен­ное назва­ние церкви, но на столько же отсто­я­щие от истины, на сколько — друг, от друга.

Воз­бла­го­да­рим  Бога отец  наших, бра­тия, Кото­рый удо­стоил нас  родиться в лоне истин­ной церкви, сле­до­ва­тельно, удо­стоил нас быть и назы­ваться пра­во­слав­ными. Да, вправе мы сла­виться этим име­нем. Как почет­ное назва­ние «хри­сти­а­нин» отли­чает пра­вед­ных и вер­ных от вся­кого нече­сти­вого и невер­ного, так и слав­ное назва­ние «пра­во­слав­ный» отли­чает истин­ного хри­сти­а­нина от  каж­дого ере­тика и ино­слав­ного. Быть может, неко­то­рые из вво­дя­щих нов­ше­ства, защи­щая так назы­ва­е­мую рели­ги­оз­ную тер­пи­мость, пред­по­ла­гают, что не сле­дует  делать раз­ли­чия между ино­слав­ным и пра­во­слав­ным. Но нет! вера — едина, как едина и истина, и не допус­кает раз­но­стей и изме­не­ний. Едина вера, гово­рит апо­стол Павел, едина вера, едино кре­ще­ние, един  Гос­подь, един  Бог и Отец всех (Еф.4:5). Одна, таким же обра­зом, и Хри­стова цер­ковь, как мы веруем  и еже­дневно воз­гла­шаем во св. сим­воле веры: Во едину свя­тую, собор­ную и апо­столь­скую цер­ковь.

Итак, одна только истин­ная рели­гия и вера — вера наша, пра­во­слав­ная; одна только истин­ная и апо­столь­ская цер­ковь — пра­во­слав­ная восточ­ная, кото­рой мы закон­ные и вер­ные чада. Но что же озна­чает это назва­ние «пра­во­слав­ный», уста­но­вив­ше­еся давно уже, как отли­чи­тель­ный при­знак  истин­ных хри­стиан и истин­ной церкви? Какие основ­ные черты заклю­чает оно в  себе, кото­рых ника­кая дру­гая из так назы­ва­е­мых церк­вей оспа­ри­вать не может? дру­гими сло­вами, каковы дей­стви­тель­ные при­знаки пра­во­слав­ной церкви, отли­ча­ю­щие ее от вся­кого дру­гого хри­сти­ан­ского обще­ства? Об этом  вкратце и побе­се­дуем мы сего­дня, чтобы созна­тельно радо­ваться нашему пра­во­сла­вию, чтобы хра­нить тща­тель­нее это мно­го­цен­ное сокро­вище пред­ков, чтобы отно­ситься с боль­шим  бла­го­го­ве­нием нам, пра­во­слав­ным чадам, к нашей род­ной церкви, к сему вели­кому ков­чегу бла­го­дати, спас­шему нас от  все­мир­ного потопа заблуж­де­ний и ереси.

Пер­вый и самый глав­ный отли­чи­тель­ный при­знак пра­во­слав­ной церкви это — согла­сие её уче­нья со св. Писа­нием  и свя­щен­ным пре­да­нием. Но для того, чтобы мы могли оце­нить над­ле­жа­щим обра­зом этот при­знак, вот  что сле­дует  нам  иметь в  виду: хри­сти­ан­ская рели­гия — не фило­соф­ская система, при­ду­ман­ная каким-нибудь муд­ре­цом века сего и под­ле­жа­щая потому изме­не­ниям  и пере­ме­нам, как  это бывает  с  про­яв­ле­ни­ями чело­ве­че­ского ума; хри­сти­ан­ство — боже­ствен­ная рели­гия, пере­дан­ная чело­веку чрез откро­ве­ние Богом, и, сле­до­ва­тельно, то, чему она учит, должно быть рас­смат­ри­ва­емо всеми при­няв­шими ее, как  нечто свя­щен­ное и непри­кос­но­вен­ное. Хри­сти­ан­ская рели­гия может счи­таться, как и назы­ва­ется она, заве­том, кото­рый люб­ве­обиль­ный какой-нибудь отец остав­ляет своим воз­люб­лен­ным детям с запо­ве­дью хра­нить этот завет под­лин­ным и неиз­мен­ным, если они дей­стви­тельно любят сво­его отца и если желают быть и назы­ваться его детьми. Аще любите мя, запо­веди моя соблю­дите (Ин.14:15). Завет этот был дан Гос­по­дом нашим сперва устно, и св. апо­столы таким же обра­зом пере­дали его вна­чале веру­ю­щим во Хри­ста; потом, однако, по просьбе хри­стиан и из — за воз­ник­ших  ере­сей, пере­дали они самое важ­ное и самое суще­ствен­ное и пись­менно. И к  нашему сча­стью, и для тор­же­ства истины, завет этот в пер­во­на­чаль­ном своем виде сохра­нился без изме­не­ний и суще­ствует ныне в руках вех людей; так что для суж­де­ния о том, какая из так назы­ва­е­мых церк­вей — истин­ная цер­ковь, доста­точно срав­нить её уче­ние с  уче­нием  св. Писа­ния и свя­щен­ного апо­столь­ского пре­да­ния, сохра­нив­ше­гося, тоже по Божьей бла­го­дати, чрез  пре­ем­ство цер­ков­ной прак­тики, но боль­шею частью — бла­го­даря сочи­не­ниям древ­них отцов церкви.

Что же мы видим, срав­ни­вая уче­ние пра­во­слав­ной церкви с уче­нием  св. Писа­ния и свя­щен­ного пре­да­ния? Всюду пол­ное согла­сие: и отно­си­тельно дог­ма­тов, и отно­си­тельно таинств, и отно­си­тельно всего, что каса­ется бого­по­чте­ния в духе и истине. Дей­стви­тельно, пусть ска­жут нам ино­слав­ные, если они могут, что мы веруем в какой-либо дог­мат, что мы совер­шаем  какое – не будь таин­ство, о кото­ром, не упо­ми­на­ется в св. Писа­нии, кото­рое не под­твер­жда­ется свя­щен­ным  пре­да­нием; но они  не будут  в  состо­я­нии сде­лать нам такой упрек, потому что пра­во­слав­ная цер­ковь, имея все­гда в виду страш­ные слова апо­стола Павла, обра­щен­ные к галат­ским церк­вам про­тив ино­сла­вя­щих, а именно слова: И аще мы, или ангел с небесе бла­го­ве­стит вам паче, еже бла­го­ве­сти­хом вам, ана­фема да будет (Гал.1:8), пра­во­слав­ная цер­ковь обра­щала все­гда вели­чай­шее вни­ма­ние, чтобы не при­нять чего не будь такого, чего не полу­чила она по пря­мому пре­ем­ству от  апо­сто­лов, — чтобы не учить чему не будь такому, чему не учил Хри­стос и Его апо­столы. Как  же посту­пают после­до­ва­тели дру­гих  церк­вей? Не обра­щая ника­кого вни­ма­ния ни на это апо­столь­ское «ана­фема», ни на ужас­ное пре­ступ­ле­ние «дерз­нув­ших тако­вая», они осме­ли­лись при­нять мно­гое, о чем в св. Писа­нии — не упо­ми­на­ется, и отбро­сить тоже мно­гое такое, о чем ясно пере­да­ется в писа­ниях. В каков, напр., месте св. Писа­ния гово­рится, что Хри­стос или Его апо­столы учили об  исхож­де­нии Духа Свя­того и от Сына, как  дерз­нули при­ба­вить и иска­зить таким обра­зом все­лен­ский сим­вол  веры ино­слав­ные? Из какого места св. Писа­ния видно, что Хри­стос или Его апо­столы учили о чисти­лище? Где в св. Писа­нии гово­рится, что Хри­стос или Его апо­столы учили о все­мир­ной зем­ной цер­ков­ной вла­сти, кото­рую взду­мали водво­рить из-за мир­ских инте­ре­сов ино­слав­ные?… И наобо­рот, тогда как Хри­стос учил я сло­вом, и при­ме­ром, что аще кто не родится водою и Духом, не может внити во цаствие Божие, ино­слав­ные дерз­нули заме­нить свя­тое кре­ще­ние про­стым обли­ва­нием; тогда как  Иисус  Хри­стос ясно учил, что аще не сне­сте плоти Сына чело­ве­че­ского, ни пиете крове его, живота не имате в себе, ино­слав­ные осме­ли­лись лишить этого уте­ше­ния мла­ден­цев  и юно­шей, не достиг­ших извест­ного воз­раста; тогда как  Иисус Хри­стос ясно учил пийте от нея вси (говоря о св. чаше), ино­слав­ные дерз­нули лишить мирян живо­твор­ной крови Хри­сто­вой. И кто исчис­лит здесь все нов­ше­ства, какие, вопреки ясным сви­де­тель­ствам св. Писа­ния и апо­столь­ских пре­да­ний, ввели в свои церкви ино­слав­ные посто­ян­ными при­бав­ле­ни­ями и урез­ками, из-за кото­рых  церкви эти в  насто­я­щее время не узна­ва­емы, если срав­нить их с древ­нею, с истин­ною церковью.

При­знак пра­во­слав­ной церкви, о кото­ром мы до сих пор гово­рили, осо­бенно если срав­нить ее с ино­слав­ными, весьма наде­жен для вся­кого, кто искренне желает знать истину. Но так как ино­слав­ные, мудр­ствуя, про­из­вольно пере­тол­ко­вы­вают св. Писа­ние, а свя­щен­ных пре­да­ний при­дер­жи­ва­ются только на столько, чтобы оправ­дать свои заблуж­де­ния, пра­во­слав­ная цер­ковь пред­став­ляет и дру­гой еще отли­чи­тель­ный при­знак, бла­го­даря кото­рому совсем заграж­дает уста своим посрам­лен­ным про­тив­ни­кам. Верен  же Бог, писал к корин­фя­нам апо­стол Павел, яко слово наше еже к вам не бысть ей и ни, но в  Нем самом ей бысть (2Кор.1:18,19). То же самое смело может ска­зать всем пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам и пра­во­слав­ная цер­ковь, что слово её, её уче­ние не было нет и да, то есть она не настав­ляла сего­дня одному, а зав­тра дру­гому, но все­гда одному, все­гда тому же самому неиз­мен­ному и непре­лож­ному уче­нию. Чему она учила в пер­вые вре­мена древ­них хри­стиан, тому же учит  и теперь и нас после столь­ких сто­ле­тий: все­гда оста­ется одно и тоже её уче­ние, те же таин­ства, тот  же образ совер­ше­ния их и поль­зо­ва­ния ими. Пусть ни кто не гово­рит мне на это появ­ляв­шихся от  вре­мени до вре­мени собор­ных кано­нах и поста­нов­ле­ниях. Свя­тые все­лен­ские соборы не при­бав­ляли дог­ма­тов  и не умень­шали числа их. Св. соборы вообще, как и боже­ствен­ные отцы в част­но­сти, ничего глав­ным обра­зом дру­гого не делали, как только объ­яс­няли, уяс­няли, уза­ко­няли какой – не будь дог­мат, в кото­рый с самого начала веро­вала цер­ковь, но кото­рый отвер­гался совре­мен­ными собо­рам ере­ти­ками, желав­шими вве­сти новые, анти­е­ван­гель­ские док­трины; и в этом может убе­диться вся­кий, читая исто­рию церкви. Гово­рить сего­дня „нет“, а зав­тра „да“, т. е. изме­нять от поры до вре­мени уче­ние веры чрез при­бав­ле­ние новых  дог­ма­тов, или убав­ляя число их, это свой­ственно ере­ти­кам, каж­дый дог­мат кото­рых имеет  и свою хро­но­ло­гию. Умал­чи­вая уже о мно­гом и мно­гом, вспом­ним хотя только анти­е­ван­гель­ское уче­ние о непо­роч­ном зача­тии Пре­свя­той Бого­ро­дицы, только недавно еще при­ня­тое офи­ци­ально и воз­ве­ден­ное в  дог­мат запад­ною цер­ко­вью. Какое дерз­но­ве­ние, но какой и стыд для хри­сти­ан­ского имени, что изме­ня­ются от вре­мени до вре­мени дог­маты нашей веры!

Отчего же, мог бы спро­сить кто-нибудь из мало­вер­ных и мало­душ­ных, если пра­во­слав­ная цер­ковь — един­ствен­ная истин­ная цер­ковь, как это сле­дует и из только что ска­зан­ного, и из мно­гого дру­гого, отчего же она стра­дает и тер­пит столько, между тем как мно­гие дру­гие церкви, заве­домо впав­шие в  заблуж­де­ния, бла­го­ден­ствуют и креп­нут: это при­во­дят в оправ­да­ние свое ино­слав­ные? При­зна­вая свое бес­си­лие пред­ста­вить дей­стви­тель­ные отли­чи­тель­ные при­знаки истин­ной церкви и сла­бость в этом отно­ше­нии своих дока­за­тельств, они избе­гают всту­пать в пре­ния с пра­во­слав­ною цер­ко­вью, истину кото­рой в душе сознают, а при­бе­гают, как к послед­ней своей защите, к ука­за­нию на свое зем­ное бла­го­ден­ствие, пред­став­ляя его, якобы бес­спор­ным, дока­за­тель­ством правды своей. Но да не скор­бим мы нико­гда из-за этого, не будем зави­до­вать их сча­стью и пред­по­чи­тать его истине и бла­го­че­стию нашей церкви.

Дей­стви­тельно, бра­тия, пра­во­слав­ная цер­ковь не отри­цает, она при­знаёт, что вся её исто­рия с начала её обра­зо­ва­ния до насто­я­щего дня не пред­став­ляет, говоря вообще, ничего дру­гого, как исто­рию её стра­да­ний. Но, вме­сто того, чтобы этого бояться, чтобы сты­диться этого, она, напро­тив, более всего сла­вится такими стра­да­ни­ями, на кото­рые и смот­ришь, как  на слав­ней­шее дока­за­тель­ство истины своей, и с бла­жен­ным Пав­лом воз­гла­ша­ешь: Мне же да не будет хва­ли­тися токмо о кре­сте Гос­пода нашею Иисуса Хри­ста (Гал.6:14). Да, кре­сту Хри­стову, стра­да­ниям из-за него, вот чему раду­ется пра­во­слав­ная цер­ковь! Пусть хва­лятся ино­слав­ные, сты­дя­щи­еся Хри­ста и сло­вес Его, пре­хо­дя­щими бла­гами мира сего; мы же, пра­во­слав­ные, да не хва­лимся ничем, кроме сохра­не­ния бла­го­че­стия отцов наших и, кроме того, что мы из-за него тер­пели. И дей­стви­тельно, если началь­ник и совер­ши­тель нашего спа­се­ния и веры про­воз­гла­сил, что цар­ство Его не от мира сего, зачем нам обра­щать вни­ма­ние на одно только зем­ное и вре­мен­ное бла­го­ден­ствие? Когда Он Сам убла­жил гони­мых ради имени Его и ради правды, зачем нам печа­литься и не хва­литься именно поно­ше­нием  Хри­сто­вым? Стра­дать, не быть при­зна­ва­е­мой, а гони­мой — это для пра­во­слав­ной церкви, разве что она воин­ству­ю­щая цер­ковь и борется про­тив князя тьмы века сего, — не стыд, а слава, венец тор­же­ства: Мне же да не будет хва­ли­тися токмо о кре­сте Гос­пода нашего Иисуса Христа.

Вот, бла­го­че­сти­вые и пра­во­слав­ные слу­ша­тели, вот на какие осно­ва­ния опи­ра­ясь, пра­во­слав­ная цер­ковь все­гда ока­зы­ва­лась непо­ко­ле­би­мой, при вся­ких на нее напа­де­ниях про­тив­ни­ков, и недо­ступ­ной каким бы то ни было попыт­кам унии. Вот  дей­стви­тель­ные отли­чи­тель­ные при­знаки пра­во­слав­ной церкви, кото­рых не в состо­я­нии оспа­ри­вать ни одна из так назы­ва­е­мых церк­вей и кото­рыми спра­вед­ливо мы, пра­во­слав­ные, хва­лимся и славимся.

Но к ска­зан­ному (и каж­дый из бла­го­склон­ных моих слу­ша­те­лей сознает  это, я думаю) необ­хо­димо при­ба­вить и сле­ду­ю­щее заме­ча­ние: чтобы слава наша была во всех  отно­ше­ниях  спра­вед­ли­вою, не доста­точно нам быть созна­тельно убеж­ден­ными только в том, что дей­стви­тельно вера наша — самая пра­вая, но нужно быть уве­рен­ными и в том, что и дела наши тоже самые свя­тые, самые хри­сти­ан­ские. Как цер­ковь должна быть при­зна­ва­ема истин­ною на осно­ва­нии фак­тов, а не потому, какое имя она носит, таким же обра­зом и хри­сти­ане должны счи­таться пра­во­слав­ными не потому, что они назы­ва­ются пра­во­слав­ными. Каковы же осо­бен­ные при­знаки пра­во­слав­ных хри­стиан, кото­рыми нам сле­дует отли­чаться отно­си­тельно дел своих, как мы отли­ча­емся от всех про­чих людей своею верою и бла­го­че­стием? Это и рас­смот­рим, нако­нец, вкратце.

Когда Гос­поду нашему, о совер­ше­нии Им в этом мире боже­ствен­ного сво­его послан­ни­че­ства, над­ле­жало быть пре­дан­ным иудеям, испол­нить вели­кое дело нашего искуп­ле­ния, вот какие настав­ле­ния дал Он опе­ча­лен­ным своим уче­ни­кам в послед­ний вечер за своею про­щаль­ною с ним бесе­дою. Прежде всего, запо­ве­дал Он им  иметь любовь между собою: Запо­ведь новую даю вам, да любите друг друга, и для боль­шего их к тому побуж­де­нию при­ба­вил: О сем  разу­меют вси, яко мои уче­ницы есте, аще любовь имате между собою. Во-вто­рых, Хри­стос заве­щал соблю­дать запо­веди Его: Аще мя любите, запо­веди моя соблю­дите. В тре­тьих, нако­нец, — иметь муже­ство и тер­пе­ние в пред­сто­я­щих горе­стях и иску­ше­ниях: В мире скорбни будете, но мужай­теся, яко Аз  побе­дих  мир. Вот, воз­люб­лен­ные бра­тия, самые пер­вые и самые суще­ствен­ные отли­чи­тель­ные черты истин­ных пра­во­слав­ных уче­ни­ков Гос­под­них. Прежде всего, между вами должны все­гда царить любовь и еди­но­ду­шие: любовь между духо­вен­ством и миря­нами, между бед­ными и бога­тыми, между началь­ству­ю­щими и под­чи­нен­ными, между всеми пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами, как бра­тьями во Хри­сте и чадами одной Хри­сто­вой церкви. Итак, любовь должна быть отли­чи­тель­ною чер­тою истин­ных хри­стиан, но любовь искрен­няя, дей­стви­тель­ная, а не при­твор­ная и вооб­ра­жа­е­мая. Чадца, сове­тует нам воз­люб­лен­ный и бли­жай­ший уче­ник Иисуса Хри­ста, не любим сло­вом  ниже язы­ком, но делом и исти­ною; иже убо, при­бав­ляет он, имать богат­ство мира сего, и видит брата сво­его тре­бу­юща, и затво­рит утробу свою от него, како любы Божия пре­бы­вает в нем (1Ин.3:17–18).

Вто­рое, что отли­чает пра­во­слав­ных хри­стиан это — соблю­де­ние ими еван­гель­ских запо­ве­дей: Аще любите мя, запо­веди моя соблю­дите. Какая суще­ствует стро­гость отно­си­тельно дог­ма­тов  и веры, такая же должна суще­ство­вать стро­гость и чистота в жизни и в нра­вах. Подальше от веры нов­ше­ства, но подальше и от  нра­вов  ново­вве­де­ния; потому что, как вере вре­дят нов­ше­ства, так и бла­го­при­стой­но­сти и скром­но­сти нра­вов вре­дит новизна. Не доста­точно радо­ваться только из-за того, что наше досто­я­ние — хри­сти­ан­ская рели­гия и вера во всей их  пол­ноте; но сле­дует  и соблю­дать строго то, во что мы веруем, сле­дует испол­нять запо­веди Божии: Имеяй запо­веди моя и соблю­даяй их, той есть любяй мя. Благо, под­линно достойно тысячи похвал пре­бы­вать нам твер­дыми и непо­ко­ле­би­мыми в бла­го­че­стии отцов наших, храня его, как свя­щен­ный клад, чтобы пере­дать его непри­кос­но­вен­ным потом­кам своим, чтобы пере­дать его таким, каким мы при­няли его от бла­жен­ных отцов наших; но благо рав­ным обра­зом и необ­хо­димо для нашего спа­се­ния соблю­дать запо­веди Божии и церкви Его, сохра­нять древ­ние обы­чаи и нравы пред­ков наших, кото­рые все­гда отли­чали нас среди всех про­чих наро­дов, как народ Гос­пода избран­ный. Слу­чится ли нам постра­дать за свою настой­чи­вость в соблю­де­нии заве­щан­ного нам отцами нашими, пре­сле­дуют ли нас, пре­зи­рают ли, обя­зан­ность ваша быть твер­дыми, без­ро­потно тер­петь из-за Гос­пода, с убеж­де­нием в непре­лож­ность его обе­тов. В мире скорбни будете, но дер­зайте, яко аз  побе­дих  мир. И будете нена­ви­дими всеми имене моего ради, пре­тер­пе­вый же до конца, той спа­сен будет. На стра­да­ния за имя Хри­стово должно смот­реть, как на дар , посы­ла­е­мый веру­ю­щим в Него. Яко даро­вася нам, еже о Хри­сте, не токмо еже в него веро­вати, но и еже по нем стра­дати (Флп.1:29). И так, бла­женны мы, бра­тия, если любя друг друга, как  заве­щал нам Хри­стос, если строго и неиз­менно соблю­дая Его запо­веди, мы тер­пим дей­стви­тельно из-за Гос­пода, а не за наши грехи, не за наше нера­де­ние к небес­ному, не за холод­ность нашу в дели веры.

При­зо­вем, бра­тия, Бога отец наших! Помо­лимся Ему от всего сердца и от  всей души, чтобы, при­з­рев на сми­ре­ние нас греш­ных, нис­по­слал  боже­ствен­ную Свою помощь нам  и свя­той Своей церкви. Ей, Гос­поди Иисусе Хри­сте Боже наш , не пре­даждь нас  за грехи наша до конца имени Тво­его свя­таго ради, да не разо­риши завета Тво­его, ниже оти­меши мило­сти Твоея от нас и от еди­ныя свя­тыя Твоея Церкве, юже стя­жал  ecи кро­вию Твоею чест­ною. Аминь.

При­ме­ча­ние

[1] Слово в Неделю Пра­во­сла­вия Ники­фора, мит­ро­по­лита Мифимн­ского (Глика). Пере­вел  с  гре­че­ского свя­щен­ник Алек­сандр  Смирно́пуло.

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки