Патриарх и Папа


Пат­ри­арх Папа
Зна­че­ние титула

Пер­во­на­чаль­но бытие Хри­сто­вой Церк­ви стро­и­лось по прин­ци­пу «где епи­скоп — там и Цер­ковь». Епи­скоп был глав­ным и един­ствен­ным совер­ши­те­лем таинств. Лишь посте­пен­но неко­то­рые из них, а потом и боль­шин­ство ста­ли пере­по­ру­чать­ся так­же пре­сви­те­рам, свя­щен­ни­кам. И в самые пер­вые века хри­сти­ан­ства все­лен­ская струк­ту­ра Церк­ви пред­став­ля­ла собой собра­ния, в общем-то, авто­ном­ных, общин без како­го-либо адми­ни­стра­тив­но­го центра.
И Като­ли­че­ство и Пра­во­сла­вие зна­ют три сте­пе­ни свя­щен­ства – дья­ко­ны, свя­щен­ни­ки и епи­ско­пы (архи­ереи). Послед­ним, соб­ствен­но, и при­над­ле­жит пол­но­та свя­щен­ства в сво­ей Церк­ви (епар­хии). И като­ли­ки и пра­во­слав­ные схо­дят­ся в том, что епи­скоп – пре­ем­ник и пря­мой про­дол­жа­тель апо­сто­лов, он — гла­ва и блю­сти­тель Церк­ви, обла­да­ю­щий пол­но­той цер­ков­ной вла­сти в делах веро­уче­ния, бого­слу­же­ния и управ­ле­ния. Епи­скоп управ­ля­ет цер­ко­вью при собор­ном содей­ствии кли­ра и мирян. Свя­щен­ни­ки и дья­ко­ны – помощ­ни­ки епи­ско­па, имен­но от него они полу­ча­ют свой сан и толь­ко он может их запре­тить в слу­же­нии или лишить сана. Для нас важ­но, что и Папа Рим­ский и Пат­ри­арх по сути сво­ей – это епи­ско­пы. Обе Церк­ви не зна­ют тако­го поня­тия, как епи­скоп над епи­ско­па­ми, хотя на прак­ти­ке те или иные Папы, Пат­ри­ар­хи или даже Импе­ра­то­ры стре­ми­лись к такой позиции.

Цен­тра­ли­за­ция цер­ков­ной вла­сти в Визан­тии при­ве­ла к появ­ле­нию Пат­ри­ар­хов – епи­ско­пов сто­лиц или исто­ри­че­ски зна­чи­мых для хри­сти­ан­ства обла­стей (Кон­стан­ти­но­поль, Иеру­са­лим, Антио­хия, Алек­сан­дрия), кото­рые обла­да­ли пра­ва­ми, выхо­дя­щи­ми за пре­де­лы «пер­во­го сре­ди рав­ных». К при­ме­ру, пат­ри­ар­хи само­лич­но мог­ли под­чи­нять себе отдель­ные хра­мы или мона­сты­ри в несво­их епар­хи­ях. Неред­ко, поль­зу­ясь под­держ­кой Импе­ра­то­ра, они вме­ши­ва­лись в дела иных епар­хий и даже осу­ществ­ля­ли суд над епи­ско­па­ми. Но такая прак­ти­ка, хоть и рас­про­стра­нен­ная и уко­ре­нив­ша­я­ся в веках, не нашла глу­бо­ко­го отра­же­ния в пра­во­слав­ном цер­ков­ном зако­но­да­тель­стве и со вре­ме­ни исчез­но­ве­ния пра­во­слав­ных импе­рий пере­ста­ла быть зна­чи­мой и опре­де­ля­ю­щей. С этой точ­ки зре­ния, Папа Рим­ский вос­при­ни­ма­ет­ся не более, чем Рим­ский Патриарх.
Сего­дня Пат­ри­арх одной Помест­ной Церк­ви, к при­ме­ру, Кон­стан­ти­но­поль­ской, ничем не пре­вос­хо­дит Пат­ри­ар­ха дру­гой Церк­ви, ска­жем, Гру­зин­ской. Выс­шая власть в каж­дой из Пра­во­слав­ных Церк­вей во всех вопро­сах при­над­ле­жит и может при­над­ле­жать толь­ко Собо­ру епи­ско­пов. В меж­со­бор­ный пери­од Церк­вя­ми чаще все­го управ­ля­ют Сино­ды – малые собо­ры из наи­бо­лее авто­ри­тет­ных (а в рус­ской тра­ди­ции наи­бо­лее титу­ло­ван­ных) епи­ско­пов. Пат­ри­арх осу­ществ­ля­ет опе­ра­тив­ное управ­ле­ние Цер­ко­вью по теку­щим вопро­сам, но не вме­ши­ва­ет­ся во внут­рен­нюю жизнь епар­хий. При этом пра­во­слав­ная тра­ди­ция не при­зна­ет ни за Собо­ром, ни за Сино­дом, ни тем более за Пат­ри­ар­хом без­оши­боч­но­сти или непогрешимости.
Пат­ри­ар­ше­ство — по сути, адми­ни­стра­тив­ная долж­ность с неко­то­ры­ми осо­бы­ми пол­но­мо­чи­я­ми. Но, жизнь пра­во­слав­ных помест­ных церк­вей, пра­во­слав­ное цер­ков­ное зако­но­да­тель­ство и исто­рия гово­рят нам, что пат­ри­ар­ше­ство не явля­ет­ся обя­за­тель­ным атри­бу­том Церк­ви и тем более не явля­ет­ся гаран­том целост­но­сти Церк­ви, ее сохран­но­сти или ее про­цве­та­ния. К при­ме­ру, Эллад­ская (гре­че­ская) Цер­ковь управ­ля­ет­ся Сино­дом под пред­се­да­тель­ством архи­епи­ско­па. Рус­ская Цер­ковь со вре­мен Пет­ра I до 1918 года так же управ­ля­лась Сино­дом, состо­я­щим не толь­ко из архи­ере­ев, но и свет­ско­го чинов­ни­ка пред­ста­ви­те­ля импе­ра­то­ра, наде­лен­но­го огром­ной вла­стью. Мож­но одно­знач­но ска­зать, что любая Помест­ная Цер­ковь впра­ве само­опре­де­лить­ся в выбо­ре фор­мы и средств само­управ­ле­ния. Глав­ное – един­ство с ины­ми Помест­ны­ми Церквями.
Пат­ри­арх пер­вый сре­ди рав­ных, и при этом кафед­ра его может менять своё место. Вспом­ним о Рус­ской Церк­ви. Пер­вен­ству­ю­щая кафед­ра была Киев­ская, Вла­ди­мир­ская, Мос­ков­ская, потом фак­ти­че­ски Петер­бург­ская, теперь опять Мос­ков­ская, и это выгля­дит совер­шен­но есте­ствен­ным. Досто­ин­ства древ­них Пат­ри­ар­ха­тов Алек­сан­дрий­ско­го и Антио­хий­ско­го ныне в основ­ном в памя­ти об их преж­ней вели­кой исто­рии. Воз­ни­ка­ют новые помест­ные Церк­ви и новые Пат­ри­ар­ха­ты, и мы смот­рим на это как на иной раз тра­ги­че­ский, болез­нен­ный, но, тем не менее, понят­ный путь цер­ков­но-исто­ри­че­ско­го развития.

Пат­ри­арх — глав­ный архи­ерей (епи­скоп), пред­сто­я­тель Помест­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви. Пер­вый сре­ди рав­ных епи­ско­пов Пат­ри­арх име­ет пер­вен­ство чести сре­ди и под­от­че­тен Помест­но­му и Архи­ерей­ско­му Соборам.

Пат­ри­арх при­над­ле­жит к тре­тьей сте­пе­ни свя­щен­ной иерар­хии – епископату.
Сан Пат­ри­ар­ха явля­ет­ся пожизненным.
Осу­ществ­ляя свою кано­ни­че­скую власть, Патриарх:
а) несет ответ­ствен­ность за испол­не­ние реше­ний Собо­ров и Свя­щен­но­го Синода;
б) пред­став­ля­ет Собо­рам отче­ты о состо­я­нии Церк­ви за меж­со­бор­ный период;
в) под­дер­жи­ва­ет един­ство Церкви;
г) созы­ва­ет засе­да­ния Выс­ше­го Цер­ков­но­го Сове­та и пред­се­да­тель­ству­ет на них;
д) пред­став­ля­ет на утвер­жде­ние Свя­щен­но­го Сино­да кан­ди­да­ту­ры чле­нов Меж­со­бор­но­го Присутствия;
е) осу­ществ­ля­ет началь­ствен­ное наблю­де­ние за все­ми сино­даль­ны­ми учреждениями;
ж) обра­ща­ет­ся с пас­тыр­ски­ми посла­ни­я­ми ко всей пол­но­те Церкви;
з) под­пи­сы­ва­ет обще­цер­ков­ные доку­мен­ты после соот­вет­ству­ю­ще­го одоб­ре­ния Свя­щен­ным Синодом;
и) осу­ществ­ля­ет испол­ни­тель­но-рас­по­ря­ди­тель­ные пол­но­мо­чия по управ­ле­нию Мос­ков­ской Патриархией;
к) сно­сит­ся с Пред­сто­я­те­ля­ми Пра­во­слав­ных Церк­вей во испол­не­ние поста­нов­ле­ний Собо­ров или Свя­щен­но­го Сино­да, а рав­но и от сво­е­го имени;
л) пред­став­ля­ет Пра­во­слав­ную Цер­ковь в отно­ше­ни­ях с выс­ши­ми орга­на­ми госу­дар­ствен­ной вла­сти и управления;
м) име­ет долг хода­тай­ства и печа­ло­ва­ния перед орга­на­ми госу­дар­ствен­ной вла­сти, как на кано­ни­че­ской тер­ри­то­рии, так и за ее пределами;
н) утвер­жда­ет уста­вы Само­управ­ля­е­мых Церк­вей, Экзар­ха­тов, Мит­ро­по­ли­чьих окру­гов и епархий;
о) утвер­жда­ет жур­на­лы Сино­дов Экзар­ха­тов и Мит­ро­по­ли­чьих округов;
п) при­ни­ма­ет апел­ля­ции от епар­хи­аль­ных архи­ере­ев Само­управ­ля­е­мых Церквей;
р) утвер­жда­ет поста­нов­ле­ния выс­ше­го обще­цер­ков­но­го суда в слу­ча­ях, преду­смот­рен­ных Поло­же­ни­ем о цер­ков­ном суде;
с) изда­ет ука­зы об избра­нии и назна­че­нии епар­хи­аль­ных архи­ере­ев, руко­во­ди­те­лей сино­даль­ных учре­жде­ний, викар­ных архи­ере­ев, рек­то­ров духов­ных учеб­ных заве­де­ний, а так­же иных долж­ност­ных лиц, назна­ча­е­мых Свя­щен­ным Сино­дом, за исклю­че­ни­ем рек­то­ров духов­ных учеб­ных заве­де­ний, а так­же игу­ме­нов (игу­ме­ний) и намест­ни­ков мона­сты­рей епар­хи­аль­но­го подчинения;
т) име­ет попе­че­ние о свое­вре­мен­ном заме­ще­нии архи­ерей­ских кафедр;
у) пору­ча­ет архи­ере­ям вре­мен­ное управ­ле­ние епар­хи­я­ми в слу­чае дли­тель­ной болез­ни, кон­чи­ны или нахож­де­ния под цер­ков­ным судом епар­хи­аль­ных архиереев;
ф) наблю­да­ет за выпол­не­ни­ем архи­ере­я­ми их архи­пас­тыр­ско­го дол­га по окорм­ле­нию епархий;
х) име­ет пра­во посе­ще­ния в необ­хо­ди­мых слу­ча­ях всех епар­хий Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви (пра­ви­ло 34 свя­тых Апо­сто­лов, пра­ви­ло 9 Антио­хий­ско­го Собо­ра, пра­ви­ло 52 (63) Кар­фа­ген­ско­го Собора);
ц) утвер­жда­ет годо­вые отче­ты епар­хи­аль­ных архиереев;
ч) пре­по­да­ет архи­ере­ям брат­ские сове­ты как отно­си­тель­но их лич­ной жиз­ни, так и отно­си­тель­но испол­не­ния ими архи­пас­тыр­ско­го дол­га; в слу­чае невни­ма­ния к его сове­там пред­ла­га­ет Свя­щен­но­му Сино­ду выне­сти над­ле­жа­щее постановление;
ш) при­ни­ма­ет к рас­смот­ре­нию дела, свя­зан­ные с недо­ра­зу­ме­ни­я­ми меж­ду архи­ере­я­ми, доб­ро­воль­но обра­ща­ю­щи­ми­ся к его посред­ни­че­ству без фор­маль­но­го судо­про­из­вод­ства; реше­ния Пат­ри­ар­ха в таких слу­ча­ях для обе­их сто­рон обязательны;
щ) при­ни­ма­ет жало­бы на архи­ере­ев и дает им над­ле­жа­щий ход;
ы) раз­ре­ша­ет архи­ере­ям отпуск на срок более 14 дней;
э) награж­да­ет архи­ере­ев уста­нов­лен­ны­ми титу­ла­ми и выс­ши­ми цер­ков­ны­ми отличиями;
ю) награж­да­ет кли­ри­ков и мирян цер­ков­ны­ми наградами;
я) по пред­став­ле­нию Учеб­но­го коми­те­та утвер­жда­ет созда­ние новых кафедр в духов­ных учеб­ных заведениях;
я1) утвер­жда­ет при­суж­де­ние уче­ных сте­пе­ней и званий;
я2) име­ет попе­че­ние о свое­вре­мен­ном изго­тов­ле­нии и освя­ще­нии свя­то­го мира для обще­цер­ков­ных потребностей.

Васи­лий Васи­лье­ви­ча Боло­то­ва, пока­зы­вая раз­ли­чия меж­ду Пат­ри­ар­ха­том и Пап­ством, пишет сле­ду­ю­щее в сво­их лек­ци­ях по исто­рии древ­ней Церк­ви: «Пат­ри­ар­хат сви­де­тель­ству­ет о себе толь­ко то, что он есть. Пап­ство гово­рит о себе, что оно все­гда долж­но быть».

Дог­ма­ти­че­ские пред­по­сыл­ки рим­ско-като­ли­че­ско­го уче­ния о вла­сти папы.

Като­ли­че­ские бого­сло­вы стро­ят свое уче­ние о вла­сти папы на двух пред­по­сыл­ках, кото­рые они пыта­ют­ся обос­но­вать тол­ко­ва­ни­ем Свя­щен­но­го Писания. 
Эти пред­по­сыл­ки следующие: 
1) рим­ские папы явля­ют­ся пре­ем­ни­ка­ми апо­сто­ла Петра; 
2) пре­ем­ству­е­мую папа­ми власть апо­стол Петр полу­чил от Христа. 
Близ­ко при­мы­ка­ю­щим к ним явля­ет­ся вопрос об отно­ше­нии Пет­ра к дру­гим апостолам. 

Пози­ция Папы Рим­ско­го в отно­ше­нии епи­ско­пов дале­ка от того, что мож­но назвать «пер­вый сре­ди рав­ных». Рим­ский пер­во­свя­щен­ник име­ет власть не толь­ко над всей Цер­ко­вью, но и над каж­дой из епар­хий и помест­ных Церк­вей. В Рим­скую Цер­ковь вхо­дят несколь­ко сво­их пат­ри­ар­ха­тов, к при­ме­ру, Алек­сан­дрий­ский (копт­ско­го обря­да) и Антио­хий­ский (сирий­ско­го обря­да). Это те церк­ви, что сохра­нив свою куль­тур­ную иден­тич­ность и веро­учи­тель­ную тра­ди­цию, вошли в состав Като­ли­че­ской Церк­ви, при­знав сво­им гла­вой Папу Рим­ско­го. Каж­дый епи­скоп или пат­ри­арх испол­ня­ет свое слу­же­ние толь­ко в обще­нии с Рим­ским Пер­во­свя­щен­ни­ком. Толь­ко Папа обла­да­ет пра­вом постав­ле­ния епи­ско­пов, кото­рое и совер­ша­ет­ся, по сути, имен­но им, прав­да при уча­стии одно­го или несколь­ких архиереев.
Папа – Гла­ва Римо-като­ли­че­ской церк­ви, почи­та­е­мый как намест­ник Хри­ста на зем­ле. Като­ли­че­ская цер­ковь учит, что Хри­стос поста­вил гла­ву над собра­ни­ем апо­сто­лов, а имен­но Пет­ра, кото­рый и создал Рим­скую Цер­ковь (общи­ну). Поэто­му, Папа Рим­ский не про­сто епи­скоп Рима, но пре­ем­ник пер­во­вер­хов­но­го апо­сто­ла и Намест­ник Само­го Хри­ста. Папа, как Рим­ский Пер­во­свя­щен­ник, име­ет над Цер­ко­вью пол­ную, вер­хов­ную и все­лен­скую власть, кото­рую он впра­ве все­гда сво­бод­но осу­ществ­лять. Папа – явля­ет­ся гаран­том и осно­вой един­ства Като­ли­че­ской Церк­ви. Собор епи­ско­пов леги­ти­мен и обла­да­ет вла­стью не ина­че, как в еди­не­нии с Намест­ни­ком Хри­ста в каче­стве гла­вы. Собор, по сути, — не более чем сове­ща­тель­ный орган.
Сам титул Рим­ско­го папы — епи­скоп Рима, вика­рий Хри­ста (кста­ти, сло­во «вика­рий» в силь­ном, изна­чаль­ном зна­че­нии имен­но так и будет пере­ве­де­но в кате­хи­зи­се Като­ли­че­ской Церк­ви — «намест­ник Хри­ста»), пре­ем­ник кня­зя апо­сто­лов (то есть свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра; впро­чем, тра­ди­ци­он­но пере­во­ди­мое на рус­ский язык как «князь», латин­ское сло­во princeps бук­валь­но озна­ча­ет «пер­вен­ству­ю­щий», «сто­я­щий пер­вым в ряду»), вер­хов­ный пер­во­свя­щен­ник Все­лен­ской Церк­ви (в эту часть пап­ско­го титу­ла вошло наиме­но­ва­ние pontifex maxirnus — «вер­хов­ный пер­во­свя­щен­ник», кото­рое когда-то при­ла­га­лось к вер­хов­но­му жре­цу Юпи­те­ра; здесь неко­то­рый пара­докс, конеч­но, в усво­е­нии подоб­но­го титу­ла Рим­ско­му папе), пат­ри­арх Запа­да (отме­не­но толь­ко Вене­дик­том XVI), при­мас Ита­лии («примас» — это тер­мин като­ли­че­ско­го цер­ков­но­го пра­ва, озна­ча­ет пер­вен­ству­ю­ще­го епи­ско­па той или иной обла­сти, той или иной стра­ны), архи­епи­скоп и мит­ро­по­лит про­вин­ции Рома­нии (это область вокруг горо­да Рима, кото­рый и по латы­ни, и на ита­льян­ском язы­ке назы­ва­ет­ся Roma), суве­рен (то есть неза­ви­си­мый свет­ский пра­ви­тель) госу­дар­ства-гра­да Вати­ка­на (папы были свет­ски­ми пра­ви­те­ля­ми с VIII в. до 1870 г., потом был корот­кий исто­ри­че­ский про­ме­жу­ток, когда у них не было ника­кой свет­ской власти.) 
Рим­ско-като­ли­че­ская Цер­ковь в этом виде пред­ста­ет нам как монар­хия, при этом монар­хия абсо­лют­ная. Папа ока­зы­ва­ет­ся не толь­ко воз­гла­ви­те­лем иерар­хии, не толь­ко глав­ным орга­ни­за­то­ром и руко­во­ди­те­лем цер­ков­ной жиз­ни, не толь­ко гла­вой Церк­ви и не толь­ко фигу­рой, зна­ме­ну­ю­щей собой цер­ков­ное един­ство, он — носи­тель всей пол­но­ты вла­сти, нико­му не под­суд­ный, нико­му не обя­зан­ный отче­том самодержец.
С като­ли­че­ской точ­ки зре­ния вне Рим­ской кафед­ры нет пол­но­ты цер­ков­но­сти. Они сей­час не ска­жут, что вовсе нет цер­ков­но­сти, но нет пол­но­ты, окон­ча­тель­ной истин­но­сти церковности.
Апо­стол Пётр и его при­ем­ни­ки, рим­ские Папы, есть кра­е­уголь­ный камень Церк­ви и как носи­тель вла­сти, и как носи­тель непо­гре­ши­мо­го, без­оши­боч­но­го веро- и нра­во­учи­тель­но­го авто­ри­те­та. Соот­вет­ствен­но, Папа Рим­ский в Като­ли­че­ской Церк­ви никем не может быть судим. Нет ника­ко­го дей­ствия, кото­рое бы совер­шил Рим­ский Папа, за кото­рое какой-либо орган в Римо-Като­ли­че­ской Церк­ви мог офи­ци­аль­ным обра­зом под­верг­нуть это дей­ствие рас­смот­ре­нию и, допу­стим, выне­сти ему пори­ца­ние или осуж­де­ние. Нет ника­ко­го орга­на, кото­рый мог бы лишить Папу его пап­ской вла­сти, ска­жем, за недо­сто­ин­ство нрав­ствен­ной жиз­ни, что слу­ча­лось в сред­ние века и в новое вре­мя (мы пом­ним целый ряд пап эпо­хи Воз­рож­де­ния, напр. из семей­ства Бор­джиа). Более того, по като­ли­че­ско­му пони­ма­нию и Все­лен­ский Собор явля­ет­ся Все­лен­ским толь­ко в том слу­чае, если он Папой созван, и его реше­ния Папой утвер­жде­ны. По сути дела это не более чем сове­ща­тель­ный орган при Рим­ском епи­ско­пе, хотя и име­ю­щий весь вид пол­но­ты епи­скоп­ско­го представительства.

Пояс­не­ние.
Уче­ние о вер­хо­вен­стве рим­ско­го епи­ско­па над всю цер­ко­вью осно­вы­ва­ет­ся на невер­ном тол­ко­ва­нии Слов Спа­си­те­ля «Я гово­рю тебе: ты – Петр, и на сем камне Я создам Цер­ковь Мою, и вра­та ада не одо­ле­ют ее» (Мф.16:18) при­ме­ни­тель­но к тому, что ап. Петр пер­вым воз­гла­вил рим­скую кафед­ру. Като­ли­ки учат, что Хри­стос наде­лил Папу Рим­ско­го бла­го­дат­ным даром без­оши­боч­но­сти (непо­гре­ши­мо­сти) в вопро­сах веры и нрав­ствен­но­сти, кото­рым он обла­да­ет, как Вер­хов­ный Пас­тырь и Учи­тель всех веру­ю­щих. Веро­учи­тель­ные посла­ния, при­го­во­ры и декре­ты Рим­ско­го Пер­во­свя­щен­ни­ка обжа­ло­ва­нию и отмене не под­ле­жат, апел­ля­ции на них не пода­ют­ся. Без­оши­боч­но­стью обла­да­ет и собор епи­ско­пов, но при усло­вии един­ства с Пре­ем­ни­ком Пет­ра. Эта без­оши­боч­ность по сути тож­де­ствен­на с поня­ти­ем Боже­ствен­но­го откровения.
Като­ли­че­ство невоз­мож­но и немыс­ли­мо без сво­е­го Пер­во­свя­щен­ни­ка – Папы Рим­ско­го. Он – сво­е­го рода гарант суще­ство­ва­ния Като­ли­че­ской Церкви.

Гра­ни­цы власти

Пат­ри­арх управ­ля­ет Цер­ко­вью сов­мест­но со Свя­щен­ным Сино­дом, явля­ясь его пред­се­да­те­лем. Отно­ше­ния меж­ду Пат­ри­ар­хом Мос­ков­ским и всея Руси и Свя­щен­ным Сино­дом, в соот­вет­ствии с обще­пра­во­слав­ной тра­ди­ци­ей, опре­де­ля­ют­ся 34‑м пра­ви­лом свя­тых Апо­сто­лов и 9‑м пра­ви­лом Антио­хий­ско­го Собора.

1. Власть пред­сто­я­те­ля (Пат­ри­ар­ха, мит­ро­по­ли­та или архи­епи­ско­па) огра­ни­че­на пре­де­ла­ми воз­глав­ля­е­мой им Помест­ной Церк­ви. Никто из пра­во­слав­ных Пат­ри­ар­хов не впра­ве рас­про­стра­нять свою пат­ри­ар­шую власть на кано­ни­че­скую тер­ри­то­рию дру­гой Помест­ной Церкви.

2. Власть Пат­ри­ар­ха над про­чи­ми епи­ско­па­ми воз­глав­ля­е­мой им Помест­ной Церк­ви носит адми­ни­стра­тив­ный харак­тер. По сте­пе­ни свя­щен­ства Пат­ри­арх равен про­чим епископам.

3. Вли­я­ние Церк­ви на граж­дан­ское обще­ство и поли­ти­ку не сле­ду­ет вос­при­ни­мать как пре­тен­зии Церк­ви на граж­дан­скую и поли­ти­че­скую власть. Вли­ять на умы народ­ных масс и «элит» — не про­ти­во­ре­чит при­зва­нию Церк­ви. К вопро­су же о пре­тен­зи­ях на граж­дан­скую и поли­ти­че­скую власть Пра­во­слав­ная Цер­ковь выра­жа­ет свое отно­ше­ние исхо­дя из слов Гос­по­да Иису­са Хри­ста: «Цар­ство Мое не от мира сего» (Ин.18:36). Чрез­мер­ные при­тя­за­ния на власть со сто­ро­ны отдель­ных свя­щен­но­слу­жи­те­лей могут быть оце­не­ны как злоупотребления. 
Исто­ри­че­ски Пра­во­сла­вие шло иным путем. Будучи уни­вер­са­лист­ской рели­ги­ей по сути, тем не менее оно прин­ци­пи­аль­ным обра­зом суще­ству­ет как сооб­ще­ство помест­ных, то есть пре­иму­ще­ствен­но наци­о­наль­но-госу­дар­ствен­ных, Пра­во­слав­ных Церк­вей, каж­дая из кото­рых духов­но реа­ли­зу­ет­ся в исто­рии сво­е­го наро­да, сво­ей куль­ту­ры, сво­е­го госу­дар­ства — Румы­нии, Гре­ции, Гру­зии, Рос­сии, Бело­рус­сии, Кип­ра и дру­гих пра­во­слав­ных стран. Хотя, конеч­но, на опре­де­лен­ных эта­пах исто­ри­че­ско­го бытия в это сооб­ще­ство вхо­ди­ли и иные наро­ды, вклю­ча­лись иные тер­ри­то­рии, а иной раз и небес­кон­фликт­но, рож­да­лись новые Помест­ные Церк­ви. Таким обра­зом, гла­ва каж­дой Помест­ной Церк­ви, в том чис­ле и Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Руси, есть хра­ни­тель и выра­зи­тель этой исто­ри­ко-рели­ги­оз­ной, исто­ри­ко-куль­тур­ной тра­ди­ции Пра­во­сла­вия. Он явля­ет­ся, с одной сто­ро­ны, сим­во­лом ее един­ства и нераз­рыв­но­сти, а с дру­гой, вме­сте со все­ми пред­сто­я­те­ля­ми Пра­во­слав­ных Церк­вей, — сим­во­лом тако­го един­ства, какое было у апо­сто­лов, собран­ных вокруг Хри­ста. И ныне пред­сто­я­те­ли Помест­ных Церк­вей собра­ны вокруг неви­ди­мо­го Гла­вы нашей Церк­ви. Поэто­му таким зна­чи­мым и доро­гим для всех пра­во­слав­ных людей яви­лось сов­мест­ное слу­же­ние пра­во­слав­ных пат­ри­ар­хов и дру­гих Пред­сто­я­те­лей церк­вей во вре­мя Синак­си­са в Шам­бе­зи. Вот он, образ един­ства Пра­во­сла­вия, оли­це­тво­рен­ный не еди­ной пер­со­ной глав­но­го епи­ско­па, а семьей собран­ных вокруг Хри­ста наро­дов и их иерархов.
При­мер исклю­че­ния из обще­го пра­ви­ла: более 300 лет Чер­но­гор­ские мит­ро­по­ли­ты одно­вре­мен­но явля­лись и кня­зья­ми Черногории. 

Власть папы пре­вос­хо­дит власть про­чих епи­ско­пов като­ли­че­ской церк­ви не толь­ко в адми­ни­стра­тив­ном, но и в сакраль­ном отно­ше­нии. — это надо изло­жить подроб­нее: как и чем пре­вос­хо­дит (еди­но­лич­но при­ни­ма­ет любые реше­ния при необ­хо­ди­мо­сти, никем не свя­зан в них; непогрешимость)

Обще­ствен­ная роль рим­ских пер­во­свя­щен­ни­ков по край­ней мере послед­них полу­то­ра сто­ле­тий, начи­ная с 1870 года, с обра­зо­ва­ния неза­ви­си­мой ита­льян­ской госу­дар­ствен­но­сти, когда папы пере­ста­ли быть пра­ви­те­ля­ми тер­ри­то­рии, зани­мав­шей до это­го всю сере­ди­ну Аппе­нин­ско­го полу­ост­ро­ва, харак­те­ри­зу­ет­ся тем, что они пре­тен­ду­ют на некий уни­вер­са­лизм, на то, что­бы отра­жать инте­ре­сы всех като­ли­ков и во всех стра­нах, где испо­ве­ду­ет­ся католицизм.

1. Вла­сти папы под­чи­не­ны все наци­о­наль­ные като­ли­че­ские церк­ви мира.

2. Власть папы пре­вос­хо­дит власть про­чих епи­ско­пов като­ли­че­ской церк­ви не толь­ко в адми­ни­стра­тив­ном, но и в сакраль­ном отношении.

3. На про­тя­же­нии мно­гих сто­ле­тий папы пре­тен­до­ва­ли не толь­ко на высо­чай­шую духов­ную, но и на высо­чай­шую граж­дан­скую и поли­ти­че­скую власть. Сего­дня папа явля­ет­ся и гла­вой Като­ли­че­ской церк­ви, и гла­вой суве­рен­но­го горо­да-госу­дар­ства Вати­кан. Имен­но здесь нахо­дит­ся офи­ци­аль­ная рези­ден­ция папы, а так­же цен­траль­ные учре­жде­ния Като­ли­че­ской церкви. 
Рим­ско-като­ли­че­ское уче­ние, при­зна­ю­щее еди­но­лич­ную власть папы над Цер­ко­вью, ста­вит Цер­ковь в при­ни­жен­ное поло­же­ние, так как обре­ка­ет ее чле­нов на без­ого­во­роч­ное и сле­пое послу­ша­ние папе, совесть цер­ков­ную — на мол­ча­ние. Все это нахо­дит­ся в про­ти­во­ре­чии с духом хри­сти­ан­ской сво­бо­ды, с духом Ново­го Завета. 
В рим­ском като­ли­циз­ме вера в свя­тость Като­ли­че­ской (Собор­ной), то есть все­об­щей, Церк­ви под­ме­не­на верой в непо­гре­ши­мость папы. 

Рим­ский като­ли­цизм пони­ма­ет един­ство как без­ого­во­роч­ное под­чи­не­ние всех одно­му. Истин­ная Цер­ковь для като­ли­ка та, кото­рая во всем под­чи­ня­ет­ся папе. Дело выгля­дит почти так, как если бы в тех слу­ча­ях, когда тре­бу­ет­ся раз­ли­чать меж­ду доб­ром и злом, прав­дой и не прав­дой, в папе виде­ли сре­до­то­чие всей духо­нос­но­сти Церк­ви и един­ствен­но­го обла­да­те­ля истины. 

Римо-като­ли­кам Цер­ковь пред­став­ля­ет­ся не как вопло­ще­ние трой­че­ской жиз­ни в мире, а как монар­хи­че­ское госу­дар­ство, в кото­ром все под­дан­ные под­чи­не­ны одно­му обла­да­те­лю абсо­лют­ной власти. 
Перед нами, сле­до­ва­тель­но, тут два совер­шен­но раз­лич­ных обра­за Церк­ви и два раз­лич­ных пони­ма­ния ее единства. 

В поня­тии «рим­ский като­ли­цизм» цен­траль­ной явля­ет­ся идея осо­бых бла­го­дат­ных пре­иму­ществ Рим­ско­го пре­сто­ла, пони­ма­е­мых в абсо­лют­ном смыс­ле. Пре­стол этот пред­став­ля­ет­ся име­ю­щим столь исклю­чи­тель­ное зна­че­ние в жиз­ни Церк­ви, что в отры­ве от него, по мне­нию римо-като­ли­ков, Цер­ковь не может оста­вать­ся истин­ной Цер­ко­вью. Ина­че гово­ря, отрыв от Рим­ско­го пре­сто­ла во всех слу­ча­ях счи­та­ет­ся рав­но­знач­ным отры­ву от истин­ной Церк­ви. Рим­ская епи­скоп­ская кафед­ра при­зна­ет­ся един­ствен­ной кафед­рой, кото­рая не может быть при­част­на заблуж­де­нию. Цер­ковь не может ни воз­ра­жать Рим­ско­му папе, ни судить его. Она обя­за­на без­услов­ным пови­но­ве­ни­ем ему, по край­ней мере, во всех тех слу­ча­ях, когда сам папа объ­яв­ля­ет такое пови­но­ве­ние без­услов­но обя­за­тель­ным. Рас­про­стра­ня­ет­ся это тре­бо­ва­ние не толь­ко на орга­ни­за­ци­он­ную сфе­ру цер­ков­ной жиз­ни, но и на область цер­ков­но­го уче­ния. Послед­нее осо­бен­но важ­но и осо­бен­но харак­тер­но для рим­ско­го католицизма.

В XIV в. исклю­чи­тель­ным пра­вом папы ста­но­вит­ся постав­ле­ние епи­ско­пов в Рим­ско-като­ли­че­ской Церк­ви. По нынеш­не­му кано­ни­че­ско­му пра­ву епи­скоп­ская хиро­то­ния в Рим­ско-като­ли­че­ской Церк­ви так­же может быть совер­ше­на толь­ко по полу­че­нии на это пол­но­мо­чия от папы. Это неиз­вест­ное Древ­ней Церк­ви поло­же­ние при­ве­ло к тому, что сей­час все епи­ско­пы Рим­ско-като­ли­че­ской Церк­ви явля­ют­ся избран­ни­ка­ми папы; они — избран­ни­ки, но не Церк­ви, как это было в древ­но­сти. А это ведет к еще боль­ше­му укреп­ле­нию гос­под­ства папы над Церковью. 
В пер­вой поло­вине XV в. в Рим­ско-като­ли­че­ской Церк­ви была пред­при­ня­та попыт­ка огра­ни­че­ния абсо­лют­ной вла­сти папы. Три вели­ких Собо­ра — Пизан­ский (1409), Кон­станц­ский (1414–1418) и Базель­ский (1413–1443) – про­воз­гла­си­ли поло­же­ние о том, что Все­лен­ские Собо­ры выше папы и что папа может быть судим и низ­ло­жен Собором. 

Это были так назы­ва­е­мые рефор­ма­ци­он­ные Собо­ры, кото­рые сде­ла­ли попыт­ку при­знать за собой выс­ший над папа­ми авто­ри­тет. Одна­ко про­воз­гла­шен­ный ими прин­цип про­су­ще­ство­вал в Рим­ско-като­ли­че­ской Церк­ви недолго. 

Идея абсо­лют­ной вла­сти рим­ско­го монар­ха настой­чи­во про­во­ди­лась в жизнь като­ли­че­ски­ми иерар­ха­ми, все более при­об­ре­тая харак­тер тре­бо­ва­ния без­гра­нич­но­го, сле­по­го пови­но­ве­ния, дохо­дя­ще­го порой до абсур­да. Напри­мер, зна­ме­ни­тый като­ли­че­ский бого­слов XVI в. кар­ди­нал Бал­лар­мин писал: «Вер­хов­ный пер­во­свя­щен­ник в пря­мом и абсо­лют­ном смыс­ле сло­ва выше Все­лен­ской Церк­ви. Если даже папа впал в заблуж­де­ние, пред­пи­сы­вая поро­ки и запре­щая доб­ро­де­те­ли, Цер­ковь, если она не жела­ет погре­шить про­тив сове­сти, обя­за­на была бы верить, что поро­ки — доб­ро, а доб­ро­де­те­ли – зло… Она обя­за­на счи­тать за доб­ро то, что он при­ка­зы­ва­ет, за зло — то, что он запрещает». 

Дей­ствен­ность уче­ния о вла­сти папы Рим­ско-като­ли­че­ская Цер­ковь под­твер­жда­ет и исто­ри­че­ски вовсе недав­ни­ми доку­мен­та­ми. В сво­де кано­ни­че­ско­го пра­ва, опуб­ли­ко­ван­ном папой Бене­дик­том XV в 1917 г., гово­рит­ся: «Рим­ский пер­во­свя­щен­ник, пре­ем­ник в при­ма­те бла­жен­но­го Пет­ра, не толь­ко име­ет пер­вен­ство чести, но выс­шую и пол­ную власть юрис­дик­ции над всей Цер­ко­вью как в вопро­сах, каса­ю­щих­ся веры и нрав­ствен­но­сти, так и в тех, кото­рые каса­ют­ся дис­ци­пли­ны и управ­ле­ния Церк­ви, раз­ветв­лен­ной по все­му миру».

Под­суд­ность

Пред­сто­я­тель любой Помест­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви под­су­ден Собо­ру епи­ско­пов этой Церк­ви. Напри­мер, по уста­ву Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви пра­во суда над Пат­ри­ар­хом Мос­ков­ским и всея Руси при­над­ле­жит Архи­ерей­ско­му Собо­ру. Ни один Пат­ри­арх не может обла­дать абсо­лют­ной вла­стью не толь­ко во Все­лен­ской Церк­ви, но даже в пре­де­лах сво­ей соб­ствен­ной Помест­ной Церкви. 

Пра­во рас­смот­ре­ния вопро­са об ухо­де Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Руси на покой при­над­ле­жит Помест­но­му Собо­ру. Пра­во суда над Пат­ри­ар­хом Мос­ков­ским и всея Руси при­над­ле­жит Архи­ерей­ско­му Собо­ру, дей­ству­ю­ще­му в соста­ве Помест­но­го Собо­ра. Судеб­ное реше­ние Архи­ерей­ско­го Собо­ра всту­па­ет в силу после утвер­жде­ния 2/3 голо­сов чле­нов Помест­но­го Собора.
Пат­ри­ар­хи могут собрать­ся и в слу­чае нестро­е­ния на той или иной кафед­ре выне­сти суж­де­ние. Вспом­ним реак­цию на нестро­е­ния в Иеру­са­лим­ском Пат­ри­ар­ха­те, дело Пат­ри­ар­ха Нико­на, при том, что оно, может быть, было не слиш­ком пра­во­ре­ша­е­мо, но пока­за­тель­но. Ведь был при­ме­нен прин­цип Собор­но­го суда внут­ри помест­ной Церк­ви — устав Рус­ской Церк­ви под­ра­зу­ме­ва­ет воз­мож­ность отре­ше­ния от долж­но­сти даже и Пред­сто­я­те­ля при совер­ше­нии тех или иных, недо­пу­сти­мых с точ­ки зре­ния кано­нов и цер­ков­ных уста­вов действий.

Пол­но­мо­чия папы внут­ри като­ли­че­ской церк­ви выхо­дят дале­ко за рам­ки тех кано­ни­че­ских норм, кото­ры­ми огра­ни­чи­ва­лась власть Пат­ри­ар­хов в пери­од при­над­леж­но­сти Рим­ской Церк­ви Все­лен­ско­му Пра­во­сла­вию. В като­ли­че­ской церк­ви нет такой инстан­ции, кото­рая мог­ла бы судить закон­но­го, дей­ству­ю­ще­го папу. 
Папа в Рим­ско-като­ли­че­ской Церк­ви явля­ет­ся послед­ней реша­ю­щей инстан­ци­ей по всем вопро­сам, вклю­чая вопро­сы дог­ма­ти­че­ские и нрав­ствен­ные. Ника­кой цер­ков­ный орган не может судить папу или изме­нить его реше­ние. Древ­няя фра­за «prima sedes a nemine judicatur» («вер­хов­ная кафед­ра никем не может быть суди­ма») поныне явля­ет­ся одним из кано­нов цер­ков­но­го пра­ва Рим­ско-като­ли­че­ской Церк­ви. Сле­до­ва­тель­но, папа неза­ви­сим в сво­их дей­стви­ях ни от епи­ско­па­та, ни от Все­лен­ско­го Собо­ра, ни от Церк­ви в целом.

Будучи непо­гре­ши­мым учи­те­лем, папа, по смыс­лу вати­кан­ско­го дог­ма­та, не обя­зан под­твер­ждать уче­ни­ем Церк­ви свои опре­де­ле­ния даже дог­ма­ти­че­ско­го харак­те­ра, ибо он в сво­их дей­стви­ях и опре­де­ле­ни­ях неза­ви­сим от Церк­ви. А Цер­ковь, наобо­рот, вполне зави­си­ма от него. В изда­нии «Като­ли­че­ской бого­слов­ской энцик­ло­пе­дии» като­ли­че­ский бого­слов Год­ф­руа пишет: «Когда папа про­воз­гла­ша­ет что-либо экс кате­д­ра, Цер­ковь не может ни судить, ни про­ве­рять, ни под­твер­ждать, она долж­на лишь пови­но­вать­ся и верить». Таким обра­зом, по объ­е­му пол­но­мо­чий Цер­ковь в целом несрав­нен­но ниже папы. Понят­но, что эта без­от­рад­ная кар­ти­на не может не повер­гать в уны­ние вся­ко­го мыс­ля­ще­го христианина. 
Сей­час в Рим­ско-като­ли­че­ской церк­ви пре­об­ла­да­ет мне­ние, что папа вла­стен любой вопрос цер­ков­ной жиз­ни решать еди­но­лич­но, но что такой спо­соб реше­ния не все­гда поле­зен для цер­ков­но­го дела. Дух кол­ле­ги­аль­но­сти все силь­нее овла­де­ва­ет ума­ми римо-като­ли­ков, без­услов­но, жела­ю­щих сво­ей Церк­ви воз­мож­но боль­ше­го процветания.

Веро­учи­тель­ный авторитет

Ни за одним Пат­ри­ар­хом не при­зна­ёт­ся апри­о­ри свой­ства «непо­гре­ши­мо­сти» в выска­зы­ва­ни­ях отно­си­тель­но вопро­сов из обла­сти веро­уче­ния. На Пра­во­слав­ном Восто­ке хра­ни­те­лем веро­уче­ния все­гда счи­та­лась Все­лен­ская Цер­ковь (в её пол­но­те), а её выра­зи­те­лем, в част­но­сти, счи­та­лись Все­лен­ские Соборы. 
Пат­ри­арх блю­дет незыб­ле­мость дог­ма­ти­че­ских основ. Как ска­за­но в «Окруж­ном посла­нии восточ­ных пат­ри­ар­хов» (1848), исто­ри­че­ский путь Пра­во­слав­ной Церк­ви пока­зал, что «У нас ни пат­ри­ар­хи, ни Собо­ры не мог­ли вве­сти что-нибудь новое, пото­му что хра­ни­те­лем бла­го­че­стия у нас явля­ет­ся самое Тело Церк­ви, то есть самый народ». 

При­мер. Осуж­де­ние Несто­рия было осу­ществ­ле­но от лица Церк­ви отца­ми III Все­лен­ско­го Собора.

Поста­нов­ле­ние Вати­кан­ско­го Собо­ра гла­сит: «Твер­до дер­жась пре­да­ния, дошед­ше­го до нас от нача­ла хри­сти­ан­ской веры, мы во сла­ву Бога, Спа­си­те­ля наше­го, к воз­вы­ше­нию като­ли­че­ской рели­гии и ко бла­гу хри­сти­ан­ских наро­дов, с согла­сия Свя­щен­но­го Собо­ра, учим и опре­де­ля­ем как бого­от­кро­вен­ное уче­ние, что когда рим­ский пер­во­свя­щен­ник гово­рит со сво­ей кафед­ры (cum ex саthedra loquitur), то есть когда, испол­няя свое слу­же­ние как пас­тырь и учи­тель всех хри­сти­ан, он в силу сво­ей выс­шей апо­столь­ской вла­сти опре­де­ля­ет уче­ние о вере или нрав­ствен­но­сти, кото­рое долж­на содер­жать вся Цер­ковь, он через Боже­ствен­ную помощь, обе­ща­е­мую ему в лице бла­жен­но­го Пет­ра, обла­да­ет тою непо­гре­ши­мо­стью (infallibilitate), кото­рою Боже­ствен­ный Спа­си­тель бла­го­во­лил наде­лить Свою Цер­ковь, для опре­де­ле­ния уче­ния отно­си­тель­но веры и нрав­ствен­но­сти, и что поэто­му тако­го рода опре­де­ле­ния рим­ско­го пер­во­свя­щен­ни­ка сами по себе, а не с согла­сия Церк­ви, неиз­мен­ны (ex sese, non autem ex consensu ecclesiae irreformabiles). Если же бы кто дерз­нул про­ти­во­ре­чить это­му наше­му опре­де­ле­нию, от чего да хра­нит Гос­подь, то да будет анафема».

Завер­ше­ни­ем раз­ви­тия като­ли­че­ско­го уче­ния о вла­сти папы над Цер­ко­вью явил­ся про­воз­гла­шен­ный в 1870 г. папой Пием IX на I Вати­кан­ском Собо­ре дог­мат о пап­ской непо­гре­ши­мо­сти в делах веры, пере­но­ся­щий функ­ции Церк­ви на ее выс­ше­го иерарха. 
Таким обра­зом, римо-като­ли­ки пыта­ют­ся еще боль­ше укре­пить фун­да­мент всей дог­ма­ти­ки като­ли­че­ства – уче­ние о пап­ской вла­сти, о види­мом гла­ве Церк­ви, «заме­сти­те­ле и намест­ни­ке Хри­ста», под­час засло­ня­ю­щем неви­ди­мо­го Гла­ву – Хри­ста. Реше­ни­ем I Вати­кан­ско­го Собо­ра утвер­жда­ет­ся, что позна­ние исти­ны дает­ся папе само­сто­я­тель­но, лич­но, вне свя­зи с Церковью. 

Состо­яв­ший­ся уже в наше вре­мя II Вати­кан­ский Собор (1962–1965), несмот­ря на силь­ное рено­ва­тор­ское тече­ние в его лоне, не дерз­нул вно­сить каких-либо изме­не­ний в это дог­ма­ти­че­ское опре­де­ле­ние. В дог­ма­ти­че­ской кон­сти­ту­ции «О Церк­ви» он со всей кате­го­рич­но­стью под­твер­дил уче­ние о непо­гре­ши­мо­сти пап­ских опре­де­ле­ний ex cathedra. Соглас­но разъ­яс­не­нию II Вати­кан­ско­го Собо­ра, они «не нуж­да­ют­ся ни в чьем утвер­жде­нии и не допус­ка­ют ника­кой апел­ля­ции к чье­му бы то ни было суж­де­нию». Рим­ско­му пер­во­свя­щен­ни­ку, как вер­хов­но­му учи­те­лю Все­лен­ской Церк­ви, еди­но­лич­но (singulariter) при­су­ща хариз­ма непо­гре­ши­мо­сти самой Церкви. 
Более того, дог­ма­ти­че­ская кон­сти­ту­ция II Вати­кан­ско­го Собо­ра (1962–1965) рас­про­стра­ня­ет обя­зан­ность веру­ю­щих «рели­ги­оз­но под­чи­нять свою волю и ум» настав­ле­ни­ям Рим­ско­го пер­во­свя­щен­ни­ка и на те слу­чаи, когда он гово­рит не ex cathedra (etiam cum non ex cathedra loquitur). 

В отли­чие от этой дог­мы като­ли­циз­ма, не име­ю­щей кор­ней в древ­них веро­учи­тель­ных текстах, в Пра­во­слав­ной Церк­ви сло­ва, дей­ствия и поступ­ки любо­го епи­ско­па могут быть пред­ме­том рас­смот­ре­ния и кано­ни­че­ски закон­ный епи­скоп­ский суд может выне­сти при­го­вор любо­му из них. Из-под дей­ствия это­го прин­ци­па, само собой разу­ме­ет­ся, не изъ­ят в Пра­во­слав­ной Церк­ви и пер­вый из ее епи­ско­пов –Кон­стан­ти­но­поль­ский патриарх.

Не нахо­дит под­твер­жде­ния дог­мат о пап­ской непо­гре­ши­мо­сти и в уче­нии о Таин­ствах. По пра­во­слав­но­му уче­нию, епи­ско­пы ста­но­вят­ся пре­ем­ни­ка­ми апо­сто­лов через Таин­ство свя­щен­ства и в этом Таин­стве полу­ча­ют необ­хо­ди­мые для их слу­же­ния осо­бые дары. Бла­го­дать епи­скоп­ства пре­по­да­ет­ся в Рим­ско-като­ли­че­ской Церк­ви тоже через Таин­ства. Но таин­ства, в кото­ром Рим­ско­му епи­ско­пу, как пре­ем­ни­ку апо­сто­ла Пет­ра, пре­по­да­ва­лись бы исклю­чи­тель­ные дары, отли­ча­ю­щие его от дру­гих епи­ско­пов и дру­гих апо­сто­лов, Цер­ковь нико­гда не зна­ла, и в латин­ском обря­де тако­го таин­ства тоже нет. Так назы­ва­е­мая пап­ская коро­на­ция, по пони­ма­нию самих римо-като­ли­ков, это не таин­ство, а лишь тор­же­ствен­ная цере­мо­ния, кото­рая к пап­ской вла­сти (полу­ча­е­мой до это­го, во вре­мя избра­ния) ниче­го не при­бав­ля­ет и не сооб­ща­ет всту­пив­ше­му на пап­ский пре­стол ника­ких осо­бых бла­го­дат­ных даров. Таким обра­зом, чрез­вы­чай­ные пол­но­мо­чия, кото­ры­ми не обла­да­ет никто из епи­ско­пов, – неогра­ни­чен­ную власть над Цер­ко­вью и исклю­чи­тель­ный дар непо­гре­ши­мо­сти – чело­век полу­ча­ет без вся­ко­го свя­щен­но­дей­ствия. При­чи­на это­го толь­ко в том, что Цер­ковь нико­гда не зна­ла такой вла­сти и тако­го дара. 

С точ­ки зре­ния като­ли­циз­ма папа обла­да­ет непо­гре­ши­мо­стью в офи­ци­аль­ных выска­зы­ва­ни­ях (от лица церк­ви) по вопро­сам веры и мора­ли (то есть не может оши­бать­ся). Папа впра­ве про­воз­гла­шать и утвер­ждать новые дог­ма­ты (о кото­рых не зна­ла и кото­рые не про­по­ве­до­ва­ла ран­не­хри­сти­ан­ская Церковь).

При­мер. Дог­мат о непо­роч­ном зача­тии Девы Марии – утвер­жден бул­лою папы Пия IX в 1854 г.; уче­ние о непо­гре­ши­мо­сти папы воз­ве­де­но на сте­пень дог­ма­та  и кано­ни­зи­ро­ва­но Пием IX на Вати­кан­ском собо­ре в 1870 г.

Под­вер­жен­ность пуб­лич­ной кри­ти­ке отно­си­тель­но выска­зы­ва­ний по вопро­сам веры

В пра­во­вой вла­сти внут­ри­цер­ков­ных отно­ше­ний нет ни кано­ни­че­ских запре­тов, ни обще­цер­ков­ных тра­ди­ций, соглас­но кото­рым Пат­ри­арх апри­о­ри являл­ся бы лицом, недо­ступ­ным для пуб­лич­ной обли­чи­тель­ной критики.

При­мер. Во вре­ме­на рас­про­стра­не­ния моно­фе­лит­ской ере­си её под­дер­жи­вал не один, и не два Пат­ри­ар­ха. Одна­ко со сто­ро­ны пра­во­слав­ных подвиж­ни­ков бла­го­че­стия, вклю­чая подвиж­ни­ков, не обла­дав­ших епи­скоп­ским саном, эта ересь пря­мо обли­ча­лась как лже­уче­ние, а Пат­ри­ар­хи – как про­по­вед­ни­ки лжеучения.

В свя­зи с нали­чи­ем в веро­уче­нии Рим­ской церк­ви дог­ма­та о непо­гре­ши­мо­сти Рим­ско­го папы обли­че­ние выска­зы­ва­ний Рим­ско­го папы, сви­де­тель­ству­ю­ще­го офи­ци­аль­но, от лица церк­ви, может быть рас­це­не­но как поку­ше­ние на дог­ма­ти­че­ское уче­ние церкви. 

При­вя­зан­ность к месту рас­по­ло­же­ния кафедры

Пат­ри­арх – пер­вый сре­ди рав­ных; место рас­по­ло­же­ния его кафед­ры, в зави­си­мо­сти от усло­вий и обсто­я­тельств, может изме­нить­ся, и это не при­ве­дёт к деваль­ва­ции её достоинства.

Рим­ской кафед­ре воз­да­ёт­ся осо­бая честь. Рим­ские пред­сто­я­те­ли име­ют при­тя­за­ния на исклю­чи­тель­но высо­кое поло­же­ние во все­лен­ской Церкви.

Избра­ние

В Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви Пат­ри­арх выби­ра­ет­ся на Помест­ном собо­ре (на собо­ре могут при­сут­ство­вать и миряне).
См. Поло­же­ние об избра­нии.

Рим­ский пер­во­свя­щен­ник выби­ра­ет­ся на спе­ци­аль­ном собра­нии – кон­кла­ве. Сего­дня в состав кон­кла­ва вхо­дят исклю­чи­тель­но кардиналы.

Отно­ше­ние к Свя­щен­но­му Преданию

Все пра­во­слав­ные Пат­ри­ар­хи при­зна­ют высо­чай­ший авто­ри­тет и досто­ин­ство Свя­щен­но­го Предания

Папы при­зна­ют досто­ин­ство «свя­щен­но­го пре­да­ния», одна­ко отно­сят к нему «свя­щен­ное пре­да­ние» Рим­ской церк­ви. Это пре­да­ние, в отли­чие от Свя­щен­но­го Пре­да­ния Все­лен­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, напол­не­но не толь­ко истин­ным, но и лож­ным содержанием. 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки