Распечатать

Шеол

AAA

Шео́л (ивр. ‏שְׁאוֹל‏‎) — в древней библейской традиции так называлась обитель мертвых. Библейские тексты Ветхого Завета описывают шеол как место обитания всех умерших независимо от того, были ли они грешниками или праведниками. Шеол, по сути, является антиподом жизни на земле, «страной» темноты и тления, в которой после смерти оказывается каждый человек.

Так, святой пророк Давид восклицает: «Кто из людей жил – и не видел смерти, избавил душу свою от руки преисподней [в оригинале – от шеола]?» (Пс.88:49). «Великое зло в том, что участь и праведников и грешников – одна. Те и другие одинаково умирают и отходят в шеол… Жизнь самого незначительного человека ценнее пребывания в шеоле великого человека, так как умершие не знают … ни воздаяния, ни любви, ни ненависти и, вообще, не имеют части ни в чем, что делается под солнцем», — пишет проф. А. П. Лопухин (Толковая Библия. Глава 9) в комментарии на Еккл.9:3-6.

Читая Священное Писание, мы видим, что шеол был местом упокоения таких ветхозаветных праведников, как патриарх Иаков («Сойду к сыну моему в преисподнюю [в оригинале – шеол]» (Быт.37:35), Иов («Преисподняя [в оригинале – шеол] – дом мой; во тьме постелю я постель мою» (Иов.17:13) и благочестивый царь Иудейский Езекия («В преполовение дней моих должен я идти во врата преисподней [в оригинале – шеол]» (Ис.38:10).

Наименования шеола различны: «преисподняя», «царство смерти», «земля забвения», «страна безмолвия», «царство мрака», «загробный мир», «неизведанная глубина». 

***

Кем создан шеол?

В отличие от рая, о котором сказано, что его «насадил» Бог «в Едеме на востоке» (Быт.2:8), о происхождении шеола в Божественном Откровении никаких сведений нет. Однако Богом созданы разумные существа (Ангелы и люди), свободная воля которых открывает для них возможность или жить в Боге, или отказаться от Него. Разумное существо, захотевшее остаться без Бога, само себя ставит в условия аномального существования. Поэтому шеол появился вследствие отпадения от Бога ангела Денницы. Шеол можно рассматривать как собственный мирок падшего ангела, отчужденный от Царства Добра греховный демонический «мир»: «Какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?» (2Кор.6:14).

Справедливо ли называть шеол местом, удаленным от Бога?

Недопустимо говорить о неприсутствии Божием в шеоле и где бы то ни было. Мировладыка – вездеприсутствующий и все проницающий Дух («Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо – Ты там; сойду ли в преисподнюю – и там Ты» (Пс.138:7-8)), и ни бесы, ни диавол, ни кто-либо еще, не в состоянии создавать лакуны (тайные углы), куда бы не распространялась Божественная власть. Выражаясь иначе, не существует творений (включая изобретателя зла), непричастных Создателю по бытию: (на это собственно, указывает и имя «Вседержитель» (ср.: прп. Иоанн Дамаскин: «Бог – … беспределен… Вседержитель, все назирающий, Промыслитель обо всем, имеющий власть [над всем]» [6, с. 48]): «В Его руке душа всего живущего» (Иов.12:10). С другой стороны, после падения ангелов между Богом и диаволом сохранились и межличностные взаимоотношения: «И был день, когда пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришел и сатана. И сказал Господь сатане: откуда ты пришел? И отвечал сатана Господу и сказал: я ходил по земле и обошел ее» (Иов.1:6-7); «И сказал Господь сатане: вот, все, что у него, в руке твоей; только на него не простирай руки твоей. И отошел сатана от лица Господня» (Иов.1:12).

Всегда ли в эпоху Ветхого Завета представления о шеоле были одинаковыми?

В Ветхом Завете нет одного четко выраженного учения о загробной участи человека и в разное время представления евреев могли несколько меняться. Так, в более поздние ветхозаветные времена, особенно в эпоху Второго Иерусалимского Храма, в связи с развитием у иудеев идеи справедливости и с усилением мессианских ожиданий, для одних шеол становится местом пребывания именно грешников, которые испытывают там бесконечные мучения. Они окованы «скорбью и железом» (Пс.106:10); их «цепи ада облегли» и «сети смерти опутали» (Пс.17:6). В преисподнюю, к «царю ужасов», нисходят теперь нечестивые, тираны (Иов.18:5-21); там же находится и «денница, сын зари», под которым «подстилается червь, и черви – покров» его (Ис.14:9-15). Праведники после своей кончины попадают в другое место, которое в новозаветные времена получит название «рая» (греч. παράδεισος – сад, парк). Это представление дает притча Иисуса Христа о богатом и Лазаре, в которой говорится, что нищий после своей кончины «отнесен был Ангелами на лоно Авраамово» (Лк.16:22). Богач, после смерти испытывающий муки в аду, «поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его» (Лк.16:22-23).

Чем отличаются шеол, ад и геенна?

В Священном Писании употребляются разные понятия: «ад» и «геенна». «Ад» – слово греческое (ᾅδης, «хадес»), использовалось в Септуагинте для передачи еврейского слова «шеол», означающего гроб или могилу. В эпоху Второго храма, когда представления о шеоле стали меняться, место, где грешники пребывают после смерти, получило название «геенна» (речь идет о приложении понятного еврею образа к аду). Это название носила расположенная к югу от Иерусалима долина Енном, в которой евреи, зараженные идолопоклонством, совершали языческие обряды и даже приносили в жертву своих детей (Иер.7:31). Впоследствии это место было превращено в свалку для мусора; там же сжигали трупы нечистых животных и преступников. Поэтому долина всегда издавала смрадный запах; в ней горел огонь и копошились черви. Это и побудило евреев назвать А. «геенной» и составить о нем соответствующие представления, которыми пользовался и Христос, изображавший «геенну огненную» как место, где «червь… не умирает и огонь не угасает» (Мк 9:47-48). Кроме наименования «геенна» новозаветные тексты используют для обозначения ада такие слова и определения, как «бездна» (Лк 8:31), «печь огненная», где «будет плач и скрежет зубов» (Мф. 13:50), «озеро огненное, горящее серою» (Откр 19:20) и др. В НЗ только однажды (2Петр. 2:4) встречается производный от τάρταρος глагол ταρταρόω (низвергать в А.).

Кто такие обитатели шеола рефаимы?

Среди обитателей шеола библейские тексты называют рефаимов (в синодальном издании в большинстве случаев переводится словом «мертвецы»). Относительно рефаимов среди толкователей нет общего мнения, так как этим словом в Библии обозначаются и мертвецы (что и отражено в синодальном переводе), и грешники (Притч.21:16: «Человек, сбившийся с пути разума, водворится в собрании мертвецов» (в церковнославянском – исполинов)), и один из древнейших народов, некогда обитавших в Палестине (Быт.14:5;  Втор.2:11; Нав.12:4 и др.).

Что стало с теми, кто находился в шеоле, когда туда пришел Христос?

На этот счет существуют различные богословские мнения. Согласно одним из них, Иисус Христос сошел в шеол, вывел из него души всех ветхозаветных праведников и открыл верующим доступ в Царствие Небесное, как место блаженного обитания для всех благочестивых. А тех, кто стал противиться Ему и в самых глубинах шеола, Ему пришлось там оставить, а еще точнее — они сами отказались выйти из ада и поставили себя вне Жизни. «Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти, но ожив духом, которым Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал, некогда непокорным ожидавшему их Божию долготерпению, во дни Ноя, во время строения ковчега, в котором немногие, то есть восемь душ, спаслись от воды», — говорит Апостол Петр (1Пет.3:18-20). «Ныне же, исхитив из глубин адских человечество, возвел его на небо и в прежнее высокое состояние нетления. Впрочем, нисшедши во ад, Он не всех восстановил, а только тех, которые восхотели уверовать в Него; души же святых, от века насильственно задержанные адом, Он освободил и всем им открыл восход на небеса», — говорится в Синаксари на Святую и Великую неделю Пасхи.

Согласно другому мнению, благодаря Своей проповеди (1Пет.3:19-20) и Своему всемогуществу Христос вывел из шеола не только ветхозаветных праведников, ожидавших пришествия Мессии, но и тех «непокорных», для кого пребывание в там стало периодом их очищения и духовного созревания для принятия обращенного к ним евангельского благовестия.