Библиотеке требуются волонтёры

Соборование – семь помазаний

про­то­и­е­рей Илья Шапиро

Доста­точно давно уста­но­ви­лась цер­ков­ная тра­ди­ция при­сту­пать к таин­ству еле­освя­ще­ния (собо­ро­ва­ния) еже­годно — как пра­вило, Вели­ким постом. Поэтому наступ­ле­ние Святой Четы­ре­де­сят­ницы побуж­дает многих из нас не только к более частому посе­ще­нию бого­слу­же­ний, не только к актив­ной евха­ри­сти­че­ской жизни, но и к серьез­ной под­го­товке к собо­ро­ва­нию, дабы укре­пить посред­ством этого таин­ства душев­ные и телес­ные силы и, что самое важное,— обре­сти совер­шен­ное избав­ле­ние от грехов забы­тых и неосо­знан­ных, кото­рых, конечно, у нас — абсо­лют­ное боль­шин­ство.

И неуди­ви­тельно: по невни­ма­нию, рас­слаб­лен­но­сти нашей и просто по огра­ни­чен­но­сти чело­ве­че­ской при­роды так часто мы упус­каем из вида гре­хов­ный груз, лежа­щий тяже­стью на душе и как след­ствие — рас­стра­и­ва­ю­щий наши телес­ные силы. Помо­щью в под­го­товке к таин­ству нам могут послу­жить как буд­нич­ные вели­ко­пост­ные службы, так и более ответ­ствен­ное отно­ше­ние к домаш­ней молитве, с вклю­че­нием, напри­мер, в нее на время поста молитвы пре­по­доб­ного Ефрема Сирина. Мы при­зы­ва­емся «зреть свои пре­гре­ше­ния» и осво­бож­даться от них пока­я­нием по край­нему снис­хож­де­нию к нам Еди­ного Чело­ве­ко­любца. Конечно же, в наше время, когда при­ход­ские книж­ные лавки и биб­лио­теки изоби­луют пра­во­слав­ной лите­ра­ту­рой, совсем нетрудно будет, гото­вясь к собо­ро­ва­нию, зара­нее пере­чи­тать его чино­по­сле­до­ва­ние (оно есть прак­ти­че­ски во всех треб­ни­ках). Дей­стви­тельно, заду­ма­емся о смысле молитв и чтений из Свя­щен­ного Писа­ния, уста­нов­лен­ных к этому таин­ству.

До совер­ше­ния пер­вого пома­за­ния про­чи­ты­ва­ется весьма про­дол­жи­тель­ный под­го­то­ви­тель­ный чин, вклю­ча­ю­щий пока­ян­ные молитвы, канон и сти­хиры, рас­кры­ва­ю­щие суть совер­ша­е­мого. Затем бла­го­слов­ля­ется масло — веще­ство таин­ства, молит­венно при­зы­ва­ется Гос­подь, избав­ля­ю­щий «от неду­гов и горь­ких болез­ней», взы­ваем мы о помощи и к святым — «вели­ким побор­ни­кам в бедах» наших. Но на глав­ное место в чино­по­сле­до­ва­нии выво­дятся семь оди­на­ко­вых по струк­туре «блоков». Каждый из них состоит из апо­столь­ского чтения с про­ким­ном и алли­лу­а­рием, чтения еван­гель­ского, сугу­бой екте­нии о душев­ном и телес­ном исце­ле­нии при­сту­па­ю­щих к таин­ству, особой, уси­лен­ной молитвы о них и соб­ственно самого пома­за­ния, совер­ша­е­мого при чтении молитвы «Отче Святый, Врачу душ и телес…». В после­до­ва­тель­но­сти этих чтений и молитв слы­шится и объ­яс­не­ние самой сути про­ис­хо­дя­щего, звучат более чем силь­ные при­зывы к пока­я­нию, даются глу­бо­кие уроки сми­ре­ния, тер­пе­ния, любви. Сосре­до­то­чим вни­ма­ние наше на зако­но­мер­ном порядке того, что мы слышим от пома­за­ния к пома­за­нию.

Сна­чала обра­ща­ется к нам апо­стол Иаков, брат Гос­по­день. Именно на его слова о при­зы­ва­нии в болезни пре­сви­те­ров цер­ков­ных опи­ра­ется цер­ков­ная тра­ди­ция таин­ства еле­освя­ще­ния. Апо­стол рас­кры­вает нам саму суть того, что имеет над нами совер­шиться: над боля­щим «пре­сви­теры цер­ков­ныя… молитву сотво­рят… пома­завше его елеем во имя Гос­подне. И молитва веры спасет боля­щаго, и воз­двиг­нет его Гос­подь: и аще грехи сотво­рил есть, отпу­стятся ему» (Иак. 5:14-15). Далее, в еван­гель­ской притче о мило­серд­ном сама­ря­нине, рису­ется кар­тина про­ис­шед­шей с чело­ве­ком гре­хов­ной ката­строфы и чело­ве­ко­лю­би­вого снис­хож­де­ния Христа, елеем мило­сти и вином Боже­ствен­ной Крови исце­ля­ю­щего наши душев­ные и телес­ные язвы. Также и в молитве перед первым пома­за­нием дается объ­яс­не­ние име­ю­щего совер­шиться над нами таин­ства: свя­щен­ник просит Гос­пода о совер­шен­ном избав­ле­нии нас от греха, да насле­дуем Цар­ство Небес­ное. Надо ска­зать, что все семь про­дол­жи­тель­ных молитв перед пома­за­ни­ями во многом похожи одна на другую про­ше­ни­ями об исце­ле­нии души и тела «боля­щих люте». Мы же сейчас обра­тим вни­ма­ние на инто­на­ци­он­ное раз­ви­тие содер­жа­ния как этих молитв, так и ново­за­вет­ных чтений — так ска­зать, на дина­мику таин­ства.

Уже во втором апо­столь­ском чтении слышим о святом долге ока­зать любовь к страж­ду­щим, поне­сти «немощи немощ­ных», имея при­ме­ром Самого Христа. Таким обра­зом, обнов­ле­ние наше дей­ствием таин­ства должно явиться в сле­до­ва­нии Гос­поду, не Себе уго­ждав­шему, но «немощ­ным во благое к сози­да­нию» (Рим 15:1,2). Также и сле­ду­ю­щая затем еван­гель­ская исто­рия о Закхее дает пример истин­ного обнов­ле­ния Духа в сердце каю­ще­гося греш­ника, того, как истин­ное жела­ние изме­ниться воз­вра­ща­ется спа­се­нием по дару Христа (Лк 19:1-10). И далее в молитве сви­де­тель­ству­ется о верном ответе Гос­пода «Бла­го­пре­ме­ни­теля», и «блуд­ницы чест­неи… нозе сле­зами омо­чив­шия» не возг­ну­шав­ше­гося,— ответе на жела­ние чело­века пере­ме­ниться во образ Христа, даю­щего силы «прочее лето живота» ходить «во оправ­да­ниих» Его. Третьи по счету чтения и молитва обра­щают наше вни­ма­ние на то, какова она, Божия любовь, кото­рой имеем мы при­об­щиться. С особой силой звучит здесь зна­ме­ни­тый «гимн любви» свя­того апо­стола Павла, рису­ю­щего дей­ствия этой царицы доб­ро­де­те­лей, как на иконе — ярко, кон­кретно, во всех воз­мож­ных дета­лях (1Кор. 12:27-13. 8). И Еван­ге­лие о при­зва­нии апо­сто­лов гово­рит о дарах любви, вос­при­ня­тых ими: боля­щих исце­лять, про­ка­жен­ных (грехом) очи­щать, мерт­вых (поро­ками) вос­кре­шать (Мф. 10:1,5-8). Молитва «Врачу душ и телес…» вдох­нов­ляет надеж­дою на все­мо­гу­щую помощь Гос­пода, «наво­дя­щаго милость на елей сей», исце­ля­ю­щий болезни тела и души.

Посте­пенно, как видим, уроки, пре­по­да­ва­е­мые назван­ными чте­ни­ями, пере­хо­дят в сви­де­тель­ство о дей­ствии Божием, совер­ша­е­мом здесь и сейчас, — дей­ствии исце­ля­ю­щей любви. Все более высо­кие слова о своем хри­сти­ан­ском при­зва­нии, об ожи­да­е­мом Богом ответе нашем на Его бес­цен­ные дары нам пред­стоит услы­шать теперь. Чет­вер­тое апо­столь­ское чтение опре­де­ляет самый воз­вы­шен­ный смысл того, кто есть вообще чело­век. По замыслу Созда­теля, мы — «церкви Бога Жива», Он, наш Отец, хочет при­нять нас как сыны и дщери, «нечи­стоте не при­ка­са­ю­щи­яся» (2Кор. 6:16-17). Потому по при­зыву апо­стола: «Очи­стим себе от всякия скверны плоти и духа, тво­ряще свя­тыню во страсе Божии» (2Кор. 6:11-7. 1). И сле­ду­ю­щее затем еван­гель­ское повест­во­ва­ние сви­де­тель­ствует о скорби Хри­сто­вой, не име­ю­щего «где главы под­к­ло­нити», и при­зы­ва­ю­щего сле­до­вать за Ним (Мф. 8:14-23) (сравни у апо­стола: «все­люся в них и похо­жду»). Мы здесь в первый раз слышим о кон­крет­ном совер­шив­шемся исце­ле­нии и его плодах: теща Пет­рова «воста и слу­жаше Ему». Живым откли­ком чет­вер­той свя­щен­ни­че­ской молитвы на еван­гель­ское слово звучит надежда, что исце­ля­е­мый в таин­стве, вос­став, пора­бо­тает Христу.

Насту­пает время пятого чтения. Апо­стол повест­вует о край­ней скорби, «яко не наде­я­тися нам и жити», кото­рую он с состра­даль­цами принял как закон­ную, осудив себя на спра­вед­ли­вую смерть, оста­вив надежду на соб­ствен­ные силы, не теряя при этом упо­ва­ния «на Бога, воз­став­ля­ю­щаго мерт­выя» (2Кор. 1:8-11).Таким обра­зом, и при край­ней опас­но­сти для жизни, при­бли­зив­шейся смерти (а именно в таких слу­чаях зача­стую обра­ща­ются к дан­ному таин­ству) есть нам надежда на спа­се­ние (как во вре­мени, так и в веч­но­сти). Сви­де­тельств тому — «несть числа».

Тема бли­зо­сти суда Божия, при­зыва к духов­ному бодр­ство­ва­нию звучит и в еван­гель­ской притче о десяти девах, ибо не знаем «дне ни часа, в оньже Сын Чело­ве­че­ский при­и­дет» (Мф. 25:1-13). Пятая молитва испол­няет край­ним стра­хом чита­ю­щего и слу­ша­ю­щего, ставит пред лицом Гос­пода, судя­щего дела и помыш­ле­ния сер­деч­ные: «Боже… мене, сми­рен­наго и греш­наго, и недо­стой­наго раба Твоего… страстьми сла­стей валя­ю­ща­гося, при­зва­вый во святый и пре­ве­ли­чай­ший сте­пень свя­щен­ства…» И из этой глу­бины, ни во что ста­вя­щей свои «правды», как бы откли­ком на апо­столь­ские слова звучит и наша надежда на спа­се­ние от Гос­пода — «Надежду нена­де­ю­щихся и Упо­ко­е­ние труж­да­ю­щихся».

Совер­ша­ется пятое пома­за­ние, впе­реди — завер­ше­ние таин­ства. Время при­не­сти плоды пока­я­ния, плоды бла­го­дар­но­сти. Апо­стол гово­рит о духов­ных плодах — любви, радо­сти, мире, дол­го­тер­пе­нии, бла­го­сти, мило­сер­дии, вере, кро­то­сти, воз­дер­жа­нии (6‑е чтение — Гал. 5:22-6. 2). По завету его мы должны будем выйти в мир, «друг друга тяготы нося», и далее, по слову 7‑го чтения, «всегда раду­ясь, непре­станно молясь, за все бла­го­даря», чтобы «все­со­вер­шен наш дух и душа и тело непо­рочно в при­ше­ствие Гос­пода Иисуса Христа да сохра­ни­лись» (1Фес. 5:14-23).

Также и пред­по­след­нее еван­гель­ское чтение сви­де­тель­ствует о край­нем сми­ре­нии чело­ве­че­ском (хана­не­янка) и полу­ча­е­мом в ответ от Гос­пода край­нем даре (исце­ле­нии ее дочери от бес­но­ва­ния) (6‑й отры­вок, Мф. 15:21-28); 7‑е же чтение зовет вслед за апо­сто­лом Мат­феем после­до­вать Христу в бла­го­дар­но­сти и полном дове­рии и вер­но­сти (Мф. 9:9-13). «Бла­го­да­рим Тя, Гос­поди, Боже наш, благий Чело­ве­ко­любче…» — так начи­на­ется 6‑я молитва, когда пол­нота совер­ша­е­мого таин­ства уже совсем близко. И в этой же молитве дается образ того (сравни апо­столь­ское чтение), что в пол­ноте значит: «друг друга тяготы носить». Свя­щен­ник просит: «Якоже услы­шал еси Езекию… в час смерти его, такожде и мене… услыши в час сей». То есть молитва о боля­щем должна быть как бы молит­вой о себе — и в смерт­ный час. Далеко нам до такой молитвы — так что поис­тине сми­римся до земли.

Перед послед­ним пома­за­нием мы слышим, что все совер­шил мило­сти­вый Гос­подь, «вре­мен­ныя стра­сти увра­че­ва­вый» — в меру нашей веры и вер­но­сти. Всем же семи чте­ниям и молит­вам печать — молитва пома­за­ния «Отче Святый…». Будем вни­мать ей в бла­го­го­ве­нии, страхе и бла­го­дар­но­сти Гос­поду, «всякий недуг исце­ля­ю­щему и от смерти избав­ля­ю­щему».

По совер­ше­нии семи пома­за­ний на головы при­сту­пив­ших к таин­ству воз­ла­га­ется Святое Еван­ге­лие, кото­рым все мы будем испы­таны на нели­це­при­ят­ном Божием суде. При­ло­жимся бла­го­дарно, испо­ве­дуя свою вер­ность Христу, к Слову Его и Кресту Его. Выйдем в мир в мире души, в радо­сти духа, сви­де­тель­ствуя словом и жизнью своей о дивном нашем Боге, при­шед­шем в этот мир греш­ни­ков спасти. Аминь.

Вели­кий пост как путь к Страст­ной

Место Вели­кого поста в бого­слу­жеб­ном году опре­де­ля­ется как избран­ная деся­тина вре­мени, все­цело посвя­щен­ная Богу. Дей­стви­тельно, мы видим в дни Святой Четы­ре­де­сят­ницы больше моля­щихся в храме, больше испо­ве­ду­ю­щихся и при­ча­ща­ю­щихся. Те, кто посе­щал бого­слу­же­ния редко, все же Вели­ким постом нахо­дят для этого время. Те, кто и в обыч­ные дни ста­рался быть в храме на боль­шие и малые празд­ники, постом молятся и за рядо­выми служ­бами.

Но обра­тимся непо­сред­ственно к тому, что явля­ется лейт­мо­ти­вом вели­ко­пост­ной пока­ян­ной весны. Откроем глав­ную бого­слу­жеб­ную книгу этого пери­ода — Триодь Пост­ную — и еще в после­до­ва­нии вечерни сыр­ного втор­ника про­чтем: «Радостно при­и­мем, вернии, бого­дох­но­вен­ное заве­ща­ние поста… воз­дер­жа­нием уго­то­вимся к пре­се­ле­нию в Сион, Вла­дыч­няго свя­щен­но­дей­ства, сле­зами пре­до­чи­стимся в нем Боже­ствен­наго умо­ве­ния, помо­лимся видети образ­ныя зде Пасхи совер­ше­ние, и истин­ныя явле­ние. Уго­то­вимся на покло­не­ние креста и вос­кре­се­ния Христа Бога, вопи­юще к Нему: не посрами нас от чаяния нашего, Чело­ве­ко­любче». Вот где под­лин­ное содер­жа­ние и смысл поста — под­го­товка к Страст­ной, к тому вре­мени, кото­рое все­цело погло­ща­ется веч­но­стью, когда Цер­ковь пре­бы­вает со Хри­стом, при­об­ща­ясь «Вла­дыч­нему свя­щен­но­дей­ству» Тайной вечери в Сион­ской гор­нице и далее — всему «стран­ствию Вла­дычню», даже до Креста, гроба и Боже­ствен­ного вос­кре­се­ния.

Надо ска­зать, что осо­бенно этот акцент на про­хож­де­ние аске­ти­че­ского очи­сти­тель­ного пути до Стра­стей Хри­сто­вых ощу­ща­ется в буд­нич­ных служ­бах поста, многие из кото­рых уже давно стали осо­зна­ваться как обще­обя­за­тель­ные для всех. Сама струк­тура рядо­вых бого­слу­же­ний теперь резко меня­ется. Мы слышим много чтений из Псал­тири, что при­дает вели­ко­пост­ным служ­бам особый сосре­до­то­ченно-углуб­лен­ный настрой. Совер­ша­ются со стро­гой пери­о­дич­но­стью пока­ян­ные поклоны — и уже здесь, осо­бенно в тро­па­рях 6‑го и 9‑го часа, звучат темы Страст­ной («на кресте при­гвож­дей дерз­но­вен­ный Адамов грех… нас ради плотию смерть вку­си­вый» — так име­ну­ется Гос­подь, Кото­рого молим «разо­драть руко­пи­са­ние наших грехов… умерт­вить плоти нашея муд­ро­ва­ние»). На служ­бах этих же часов — часов рас­пя­тия и смерти Спа­си­теля — в конда­ках столь же сильно звучат ноты Страст­ной: «Спа­се­ние соде­лал еси посреде земли… на кресте… волею бла­го­во­лил еси плотию взыти на крест… видя раз­бой­ник Началь­ника жизни на кресте висяща… мерило пра­вед­ное обре­теся Крест…»

Уже поэтому можно опре­де­ленно ска­зать, что цель вели­ко­пост­ного пути — Страст­ную — Цер­ковь посто­янно держит в поле зрения чад своих. Но и в таком вос­по­ми­на­нии налицо свое раз­ви­тие, дина­мика. Это осо­бенно заметно в порядке вет­хо­за­вет­ных чтений (в основ­ном из книг Бытия и про­рока Исаии). Если на первых сед­ми­цах поста мы больше слышим при­ме­ров нрав­ствен­ного плана (пра­вед­но­сти, греха, пока­я­ния), то, напри­мер, к концу 3‑й и 5‑й седмиц звучат уже и про­ро­че­ские тексты о Ноевой голу­бице с мас­лич­ной веточ­кой в клюве (веточка — про­об­раз Креста Хри­стова, при­ми­ря­ю­щего Бога с чело­ве­ком) и о жерт­во­при­но­ше­нии Авра­амом Исаака (чтение, кстати ска­зать, Вели­кой Суб­боты).

Нельзя, конечно, обойти вни­ма­нием крест­ную тему и в Вели­ком пока­ян­ном каноне пре­по­доб­ного Андрея Крит­ского. Напо­ми­на­ния о страш­ной цене нашего спа­се­ния, избав­ле­ния от власти греха звучат и в начале канона, и в его сред­ней части: «Аще и в рове поживе иногда Иосиф, Вла­дыко Гос­поди, но во образ погре­бе­ния и воста­ния Твоего: аз же что Тебе когда сице­вое при­несу», «Яко удари Моисей раб Твой жезлом камень, образно живо­тво­ри­вая ребра Твоя про­об­ра­зо­ваше, из нихже вси питие жизни, Спасе, почер­паем». При­во­дится и пример пре­по­доб­ной Марии Еги­пет­ской, воз­же­лав­шей «Древу покло­ни­тися живот­ному», то есть Кресту, и «спо­до­бив­шейся жела­ния». Но с особой силой святой пас­тырь Крит­ский в конце канона про­ли­вает крест­ную мольбу и дает свя­щен­ное ново­за­вет­ное сви­де­тель­ство: «Раз­бой­ник огла­го­ло­ваше Тя, раз­бой­ник бого­сло­вяше Тя, оба бо на кресте сви­ся­ста: но, о Бла­го­у­тробне, яко вер­ному раз­бой­нику, познав­шему Тя Бога, и мне отверзи дверь слав­наго Цар­ствия Твоего», «Тварь содро­га­шеся рас­пи­на­ема Тя видящи, горы и каме­ния стра­хом рас­па­да­хуся, и земля сотря­са­шеся, и ад обна­жа­шеся, и соомра­ча­шеся свет во дни, зря Тебе, Иисусе, при­гвож­дена ко Кресту». Крест­ная тема выво­дится и в самую сере­дину поста — сед­мицу Кре­сто­по­клон­ную. Древо жизни и укреп­ляет верных на четы­ре­де­ся­то­днев­ном пути, и сви­де­тель­ствует о при­бли­же­нии самой цели пост­ного стран­ствия — покло­не­нии Стра­стям и Вос­кре­се­нию.

Надо отме­тить, что и вос­крес­ные еван­гель­ские чтения ближе к концу поста ясно напо­ми­нают о том, куда ведет Гос­подь Своих уче­ни­ков, како­выми и мы при­званы стать не по слову только, а по жизни. Если не оста­вим Христа гре­хами, нерас­ка­ян­но­стью нашей, если сохра­ним вер­ность Ему, то на Страст­ной взой­дем в Иеру­са­лим, «и Сын Чело­ве­че­ский предан будет пер­во­свя­щен­ни­кам и книж­ни­кам, и осудят Его на смерть, и пре­да­дут Его языч­ни­кам, и пору­га­ются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его; и в третий день вос­крес­нет» (Мк. 10:33-34).

Душе­по­лез­ную совер­шив Четы­ре­де­сят­ницу, да войдем и мы в Вели­кие дни, при­об­щив­шись спа­се­нию по дару Христа — рас­пя­того и вос­крес­шего. «Не лиши нас от чаяния нашего, Чело­ве­ко­любче!».

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки