Спор рождает не истину, а ссоры. Почему и как этого избежать?

Юлия Дани­лова

Дис­кус­сии на соци­аль­ные темы не исклю­че­ние — взять хоть споры о бэби-боксах или при­ем­ном роди­тель­стве. Иногда кажется, что цель спо­ря­щих – морально уни­что­жить про­тив­ника или хотя бы заста­вить замол­чать. Ведь нужно, чтобы истина вос­тор­же­ство­вала, а она у каждой сто­роны своя! Воз­можно ли вести прин­ци­пи­аль­ные споры мирно, и как это делать, обсуж­даем с епи­ско­пом Оре­хово-Зуев­ским Пан­те­ле­и­мо­ном, руко­во­ди­те­лем Отдела по бла­го­тво­ри­тель­но­сти Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

Мы не умеем спо­рить, не обижая друг друга. А уж если есть серьез­ное рас­хож­де­ние во взгля­дах – то просто клочья летят. Как научиться спо­рить пра­вильно?

Нужно напо­ми­нать себе, что оппо­нент тоже стре­мится к доброй цели

— Вла­дыка, я не раз видела, как вы моде­ри­ру­ете дис­кус­сии на острые соци­аль­ные темы, и на удив­ле­ние все шло «без кро­во­про­ли­тия». Поде­ли­тесь сек­ре­том: как сде­лать так, чтобы споры про­хо­дили мирно?

— Когда люди, с кото­рыми ты ведешь дис­кус­сию, тебе дороги, когда ты пони­ма­ешь, что с чело­ве­ком тебя объ­еди­няет гораздо больше, чем разъ­еди­няет, что в нем есть не только обес­по­ко­ен­ность про­бле­мой, но и такое же стрем­ле­ние к доброй цели, как и в тебе, ты будешь ста­раться найти ком­про­мисс­ное реше­ние, чтобы любая дис­кус­сия, про­яс­няя ваши рас­хож­де­ния, помо­гала лучше понять друг друга, обо­га­щала вас, а не при­во­дила к рас­паду ваших отно­ше­ний.

Каждый из нас сего­дня не такой, каким был вчера и каким будет завтра. Столк­нув­шись по какой-то про­блеме сего­дня, мы завтра можем уви­деть, что эта про­блема совер­шенно не важна или реша­ется каким-то другим обра­зом. Поэтому так важен мир.

Обя­за­тельно в споре надо самому себе напо­ми­нать, что оппо­нент тоже стре­мится к доброй цели. Это первое.

А самое глав­ное —  отста­и­вать свои взгляды, сохра­няя мир внутри себя, в своей душе. Это второе важнее пер­вого. В житии пре­по­доб­ного Мак­сима Испо­вед­ника рас­ска­зы­ва­ется о том, как он отста­и­вал истину перед тремя пат­ри­ар­хами, перед людьми, кото­рые потом – это исто­ри­че­ская наука иногда отри­цает, но в «Житии» об этом напи­сано – отру­били ему кисть правой руки, выре­зали ему язык. И он при этом гово­рит с ними сми­ренно, мирно, спо­койно, с любо­вью. Это уди­ви­тель­ный пример.

Третье: очень важно разо­браться, что на самом деле хотят ска­зать оппо­ненты. Нужно учи­ты­вать, что чело­век, кото­рый имеет про­ти­во­по­лож­ную точку зрения, видит то, о чем идет спор, совсем иначе. Он не враг, просто он видит пред­мет спора с другой сто­роны. Очень часто люди, упо­треб­ляя одни и те же слова, имеют в виду совер­шенно разные вещи. Надо выяс­нить, в каком зна­че­нии они упо­треб­ляют эти слова, что они хотят ска­зать.

У меня был такой случай. Я шел по улице, а рядом шла демон­стра­ция ком­му­ни­стов, кото­рые пели песни про Ленина. И я вдруг понял, что для них Ленин — какой-то совер­шенно другой чело­век. Этот не тот чело­век, кото­рого я знаю из книг Сол­же­ни­цына, из доку­мен­тов, кото­рые у нас есть, из его выступ­ле­ний против Церкви. У них совер­шенно другой Ленин. Он для них такой, про кото­рого мы в дет­стве песню пели: «всем наро­дам мира доро­гой и близ­кий… вели­кий чело­век». Они его как дети своим дедуш­кой счи­тают.

Поэтому спо­рить с ними о Ленине бес­смыс­ленно. Это значит пле­вать им в душу, оскорб­лять самое святое, что у них есть. Какой в этом смысл? Можно постро­ить с ними раз­го­вор по-дру­гому, если они дове­ряют сви­де­тель­ствам, доку­мен­там. Можно рас­ска­зать о фактах, спро­сить, что они об этом думают?

Выпу­стить пар, но не реа­ги­ро­вать на него

— Нужно пом­нить, что спор не должен стать войной, потому что, когда люди всту­пают в войну, начи­нают дей­ство­вать законы войны. В про­цессе спора появ­ля­ется образ врага. А с врагом все поз­во­лено.

Поэтому очень важно не видеть в спо­ря­щем врага и не подо­зре­вать дру­гого чело­века в этих вра­же­ских настро­е­ниях и чув­ствах.

Если хочешь, чтобы из спора что-то вышло, то полезно всех выслу­шать, сбить пену или, как это назы­ва­ется, выпу­стить пар. А уже потом спо­койно пого­во­рить. Не реа­ги­ро­вать на этот пар.

Я честно говоря, не пони­маю изре­че­ния «в споре рож­да­ется истина». У гре­че­ских муд­ре­цов, навер­ное, была какая-то дого­во­рен­ность друг с другом. Это было для них какое-то спор­тив­ное состя­за­ние, типа фут­бола. У них была тех­но­ло­гия, как вести спор. Они при веде­нии спора при­дер­жи­ва­лись правил, кото­рые все соблю­дали.

Я помню, в школе читал Пла­тона, и мне очень понра­ви­лось, как он дока­зы­вал истину. Я решил попро­бо­вать на своем одно­класс­нике. Но он стал под­сме­и­ваться надо мной, вести себя совсем не так, как оппо­ненты Сократа. И я ока­зался в дура­ках.

Необ­хо­димо учи­ты­вать, что сейчас у людей нет единой системы поня­тий. Мы все как будто живем на разных пла­не­тах. Один рус­ский святой гово­рил, что будет такое время, когда будет столько вер, сколько голов. В наше время у каж­дого своя соб­ствен­ная идея, свое соб­ствен­ное пред­став­ле­ние обо всем. Нет общей кон­цеп­ции.

Мир пере­на­сы­щен инфор­ма­цией, в боль­шин­стве своем ложной. Мы явля­емся ее потре­би­те­лями и созна­ние каж­дого в разной сте­пени зара­жено этой ложью, кото­рая льется на нас со всех сторон. Эта ложь очень раз­но­об­разна. Часто про­ти­во­бор­ству­ю­щие сто­роны ста­ра­ются получше и поис­кус­нее обма­нуть друг друга, а не дока­зать истину.

Как в споре дей­ствует дьявол

Очень часто сейчас и нет цели друг друга услы­шать. Есть жела­ние утвер­диться в своем мнении, люди ведут спор с этой целью. Они уже знают истину. Их цель – выска­заться и еще больше себя в своей истине убе­дить.

Причем иногда спо­ря­щие даже пони­мают, что дру­гого чело­века не убедят. У них даже не стоит такой задачи – убе­дить дру­гого чело­века в чем-то. Ведь если ты хочешь убе­дить, нужно дей­ство­вать по-дру­гому: поум­нее, поспо­кой­нее. Но часто задача – только выпу­стить на других этот пар страст­ной раз­дра­жен­но­сти, оби­жен­но­сти, гнева.

Конечно, в этой ситу­а­ции дей­ствует дьявол. В наше время люди не чув­ствуют при­сут­ствие дья­вола в себе и в мире. Но в таких спорах его при­сут­ствие совер­шенно оче­видно.

Какой-то святой, когда ему гово­рили, что России нужны умные люди, гово­рил: «Умных людей у нас хва­тает. Каждый умный и каждый знает, как и что делать. Не хва­тает дура­ков, кото­рые бы пони­мали свою огра­ни­чен­ность и сове­то­ва­лись бы с дру­гими».

Есть такое поня­тие как «сми­рен­но­муд­рие». Это муд­рость без гор­до­сти; муд­рость, кото­рая осо­знает свою недо­ста­точ­ность перед Богом; муд­рость, соеди­нен­ная с любо­вью к ближ­нему; муд­рость, кото­рая пре­кло­ня­ется перед опытом и зна­нием святых. Насто­я­щая муд­рость – сми­ренна.

Наше время – это время, когда каждый чело­век счи­тает, что пра­вильно только его мнение. Мало людей, кото­рые отно­сятся к себе кри­ти­че­ски. Много людей, у кото­рых, как у паци­ен­тов псих­боль­ницы, нет кри­тики по отно­ше­нию к самим себе, к своим мыслям и идеям.

Спо­рить ли о вере?

— Иногда не хочется спо­рить, потому что дума­ешь: сейчас опять все пере­ссо­рятся. И ухо­дишь от этих споров, в том числе по вопро­сам веры. Полу­ча­ется, что просто ради того, чтобы не напря­гать свои нервы, избе­га­ешь выска­зы­ваться. Разве это пра­вильно?

— Я думаю, что иногда нельзя мол­чать. Надо отста­и­вать истину и сви­де­тель­ство­вать о ней. Иногда то, что мы гово­рим, не вос­при­ни­ма­ется дру­гими людьми сразу, но может быть вос­при­нято потом. Иногда такие споры застав­ляют чело­века поду­мать, изме­нить свое миро­воз­зре­ние.

В тече­ние жизни мое миро­воз­зре­ние поме­ня­лось с крайне ате­и­сти­че­ского на рели­ги­оз­ное. Эта пере­мена про­изо­шла во мне не сразу. Я сна­чала спорил, не согла­шался, слы­шать не мог слово «Бог». Оно у меня ассо­ци­и­ро­ва­лось с анти­ре­ли­ги­оз­ным обра­зом, кото­рый мне был внушен в дет­стве. Потом я стал упо­треб­лять слово «Боже­ство», оно не вызы­вало плохих ассо­ци­а­ций. Теперь для меня слово, зву­ча­ние кото­рого я не пере­но­сил, стало близ­ким, родным и люби­мым. Не зря, навер­ное, спо­рили со мной мои друзья, застав­ляя меня снова и снова заду­мы­ваться о его смысле.

Я помню, как в быт­ность мою сту­ден­том семи­на­рии, меня сму­тила чрез­мер­ная стро­гость опи­са­ний подви­гов пока­я­ния у одного свя­того отца. Когда я поде­лился этими мыс­лями с очень извест­ным свя­щен­ни­ком, он меня под­дер­жал и сказал, что подоб­ный аске­тизм про­ти­во­ре­чит Еван­ге­лию. Я испо­ве­до­вался в Лавре у одного иеро­мо­наха и стал дока­зы­вать ему этот тезис. Он не согла­сился, но гово­рил со мной спо­койно, мирно, с любо­вью и был очень тер­пе­лив, выслу­ши­вая мои заме­ча­ния. Далеко не сразу я понял свою неправоту. Теперь, встре­ча­ясь с этим извест­ным духов­ни­ком, я всегда бла­го­дарю его и за его любовь, и за его стро­гость и вер­ность свя­то­оте­че­скому пре­да­нию.

— В соц­се­тях много дис­ку­ти­руют сейчас по вопро­сам веры. Обсуж­дают, нужны ли духов­ники, нужен ли пост, нужно ли послу­ша­ние. А свя­щен­ни­ков в этих спорах участ­вует мало. Как будто не слышно их голоса.

— Я тоже не люблю выска­зы­ваться, когда вижу, что чело­век, кото­рый сидит передо мной или с кото­рым я пере­пи­сы­ва­юсь, имеет свое усто­яв­ше­еся мнение и менять его не соби­ра­ется. Такого чело­века не пере­убе­дишь сло­вами. В таких слу­чаях лучше, конечно, помол­чать.

Если у чело­века есть какие-то сомне­ния, вопросы, если он хочет узнать твою точку зрения,  это одно. А если он хочет утвер­диться в своем мнении, конечно, не стоит с ним спо­рить.

Я отка­зался от задачи кого-то в чем-то пере­убе­дить. Я плохой спор­щик. При­ду­мы­вать аргу­менты, отве­чать на выпады, выдви­гать новые под­твер­жде­ния своей точки зрения – это надо уметь, как уметь фех­то­вать. Я могу что-то рас­ска­зать из своего опыта, но спо­рить мне сложно.

Но с другой сто­роны, гово­рить с людьми неве­ру­ю­щими я очень люблю. Мне это бывает очень инте­ресно. Почему так? Потому что чело­век очень часто верит в Бога, но сам этого не пони­мает. Напри­мер, агно­стики. Они в чем-то правы. Я агно­сти­кам всегда говорю: «Бог непо­зна­ваем в своем суще­стве. Вы абсо­лютно правы в глав­ном, что это до конца непо­зна­ва­емо». Или, когда чело­век утвер­ждает, что Бога нет, я ему говорю: «Я тоже не верю в того «бога», в кото­рого не верите вы». Потому что он отри­цает не того Бога, кото­рый есть, а ложное поня­тие о Боге, по тем или иным при­чи­нам сло­жив­ше­еся в его голове. Пройдя путь от неве­рия к вере, я очень сочув­ствую таким людям.

— В Еван­ге­лии гово­рится: бла­женны миро­творцы. Что такое – быть миро­твор­цем в обыч­ной жизни?

— Миро­творцы бывают разные. Бывает началь­ник, кото­рому надо объ­еди­нить свою команду. Чем он более широ­ких взгля­дов, тем он может при­влечь больше людей с раз­ными взгля­дами и объ­еди­нить их. Это такой талант, конечно. Бывают семьи, где братья дерутся чуть ли не до крови, но мать их при­ми­ряет, учит усту­пать друг другу.

Насто­я­щие миро­творцы – это люди сми­рен­ные. Пре­по­доб­ный Доро­фей гово­рит, что сми­рен­ные ни на кого не раз­дра­жа­ются и сами никого не раз­дра­жают. То есть там, где есть под­лин­ное сми­ре­ние, там нет не только раз­дра­же­ния на дру­гого, но само пове­де­ние сми­рен­ного чело­века никого не раз­дра­жает.

Миро­тво­рец — это чело­век, кото­рый умеет мол­чать, кото­рому не важны те мелкие рас­хож­де­ния, о кото­рых спорят. Не зря гово­рят, что слово – серебро, а мол­ча­ние – золото. Важнее что-то более высо­кое, более суще­ствен­ное. Такой чело­век объ­еди­няет людей на другом, высо­ком уровне, а мелкие спор­ные вопросы он может свести на нет, при­звав потер­петь, понять дру­гого.

С людьми, кото­рые пони­мают других, легче жить. Они не тре­буют того, чего тре­бует чело­век, не пони­ма­ю­щий дру­гого чело­века. Очень важно уметь пони­мать других людей. Не столько раз­би­раться в, может быть, мелком пред­мете спора, сколько просто чув­ство­вать и пони­мать других людей.

Милосердие.ru

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки