Главная » Церковь – практика веры » Что такое чудо? » Туринская плащаница
Распечатать Система Orphus

Туринская плащаница

( Туринская плащаница 5 голосов: 4.2 из 5 )

 

Постановка вопроса

Туринская плащаница представляет собой очень древнее льняное полотно длинной более чем в четыре метра, на котором имеются золотистые нерукотворные отпечатки обнаженного, жестоко истерзанного Человека. Никто из ее исследователей вот уже сто лет не может сказать каким образом нерукотворные отпечатки появились на ткани, хотя в то же самое время вот уже около двух тысяч лет сердца верующих христиан ясно подсказывают Кто и при каких обстоятельствах оставил изображение на этой ткани. Но что же общего между всеми плащаницами как рукотворными так и нерукотворной?

Принося свои молитвы пред образом на плащанице, мы через этот образ поклоняемся самому Христу Спасителю и Богу нашему, а не той ткани на которой есть Его Изображение, независимо от того сделан этот образ человеческими руками или он нерукотворен. Когда мы молимся перед образом, мы сообщаемся с самим Богом, когда мы целуем ткань с образом — мы молитвенно прикасаемся к самому Христу. Имея глубокую веру в Воскресшего из мертвых, мы посредством образа сообщаемся с Ним – с Первообразом, встречаемся с Ним воочию лицом к лицу, мы сообщаемся с Ним, с Ним – живым и дарующим жизнь, с победителем смерти и ада, с нашим Спасителем!

В таком случае зачем вообще изучать Туринскую плащаницу? Может быть отдать ее на растерзание неверующих скептиков? Но вспомните как все вещи любимого человека нам дороги и памятны. Тем более все, что связано с Богочеловеком, с нашим Спасителем и Искупителем для нас близко и дорого. И если существуют обширные исследования по иконографии, по технике иконописи, храмовому зодчеству и многим другим наукам, то что же может мешать добросовестному исследованию Туринской плащаницы – этого полотна, которое содержит столько загадок. Льняная ткань плащаницы таит в себе слишком многое, чтобы даже сто лет исследований могли вплотную приблизить нас к ее разгадке.

С другой стороны можно ли вообще изучать святые реликвии? И может ли наука касаться столь священных предметов? Но когда мы молимся перед святыми иконами в храме или у себя дома, мы обращаемся не к краскам и дереву, а через образ на иконе возносим свои молитвы к Первообразу. Эти иконы имеют свою историю, происхождение, они сделаны из определенного материала с использованием той или иной технологии, таких-то красок, в таком-то веке. Есть люди, которые это исследуют, изучают и рассказывают нам об этом. Так и исследование Туринской плащаницы, этого поистине нерукотворного образа, не содержит в себе ничего кощунственного в том случае если мы честно подходим к делу, и не наносим в процессе работы ущерба этой удивительной ткани.

Есть еще один вопрос, который нельзя обойти вниманием. Туринская плащаница находится в Италии, в католическом костеле, и как предмет собственности принадлежит католической церкви. Можно спросить – какое нам православным дело до Туринской плащаницы? Но вспомним, что Храм Гроба Господня – величайшая святыня христианского мира, находится в Иерусалиме, в Израиле, а земля на которой он стоит принадлежит как собственность арабу, исповедующему ислам. Это обстоятельство не мешает христианам всей земли поклоняться Святому Гробу и приносить на этом месте горячие молитвы Тому, Кто там Воскрес. Следовательно наше отношение к плащанице не должно зависеть от места в котором она исторически оказалась, потому что Туринская плащаница, как и Гроб Господень, по своей сущности, принадлежат всем христианам, в том числе и Православным.

Но главным вопросом является все-таки следующий: является ли Туринская плащаница той самой подлинной Плащаницей, в которую Иосиф из Аримафеи положил снятое с креста пречистое тело Богочеловека, и в которой Он Воскрес? Попыткой ответить на этот вопрос и служат специальные научные исследования, проводимые в течении последних ста лет, краткий отчет о которых мы с любовью предлагаем нашему читателю. Для большей объективности изложения при рассказе о Туринской плащанице, мы будем излагать только фактический материал, по возможности наиболее просто объяснять методы исследования и полученные с их помощью результаты. Все выводы и комментарии мы предлагаем сделать беспристрастному и любезному нашему читателю.

Рассказ о изображении

К древнейшим и несомненно уникальным тканям относится Туринская плащаница, названная так по городу Турин в Италии, в котором она хранится с 1694 г. Однако у нас есть все основания утверждать, что ее древность простирается не на III, а на XX веков и, что это прекрасное льняное полотно имеет прямое отношение к событиям происшедшим в Палестине первой трети I века. То, что произошло в маленькой, высеченной в камне гробнице недалеко от городской стены Иерусалима, изменило весь существующий мир, и оживотворило человеческий род.

Из всех древних плащаниц, Туринская плащаница – золотисто-желтого цвета льняная ткань с очевидными отпечатками Человеческого тела – наиболее уникальна.

Для беспристрастного наблюдателя Туринская плащаница представляет собой кусок древнего полотна чуть больше четырех метров в длину и метра в ширину. На этой ткани имеются два образа обнаженного мужского тела во весь рост, расположенные симметрично друг к другу голова к голове. На одной половине плащаницы – образ мужского тела со сложенными впереди руками и ровно лежащими ногами; на другой половине — изображение этого же тела со спины.

Само по себе изображение на плащанице не яркое, но достаточно детальное, оно дано одним цветом: золотисто-желтым в разной степени насыщенности. Невооруженным взглядом можно различить черты лица, бороду, волосы, губы, пальцы. Специальные методы наблюдения показали, и об этом мы еще поговорим в дальнейшем, что изображение совершенно правильно передает особенности анатомии человеческого тела, чего не удается достичь в изображениях, сделанных рукою художника. На плащанице имеются следы крови, которые оставили многочисленные раны на теле, – следы кровоподтеков на голове от шипов тернового венца, следы от гвоздей в запястьях и в ступнях ног, следы от ударов бичей на груди, спине и ногах, большое кровавое пятно от раны в левом боку. Вся совокупность фактов, свидетельствует, что образ на ткани возник тогда, когда тело лежало в погребальной пещере на одной половине плащаницы, а другая половина, обернутая через голову, покрывала Его сверху. Перечитайте пожалуйста Евангелие и беспристрастно подумайте — к Кому могут относиться эти подробности?

Продолжим наше обозрение. Откроем серебрянную раку и вынем Туринскую плащаницу из красного бархата. С древних времен она хранилась в сложенном виде, но если ее достать и развернуть, тогда на желтоватом фоне ткани вдоль нее по центру мы увидим светло-коричневые пятна. Разложим плащаницу на ровной поверхности и отойдем от нее на несколько метров. Мы увидим по обе стороны от отпечатков, в небольшом отдалении от них, две резко выделяющиеся темные полосы по которым ткань обгорела при пожаре в 1532 г. Явственно видны следы воды, попавшей во время тушения пожара 1532 г. ; заплатки на прожженных местах, пришитые в 1534 г. ; и более древние отверстия в виде буквы «Г», прожженные в ткани еще до пожара 1532 г.

Вглядевшись в золотистые отпечатки, мы с удивлением заметим как пятна сольются в необычайное изображение. Перед нашим взором проявятся два отпечатка Человеческого тела во весь рост – отпечаток спереди и отпечаток сзади с расстоянием между ними в области темени приблизительно 15 см. Отпечатки расположены головой к голове так, что согласно реконструкции на основании этих отпечатков позиции тела при положении Его во гроб, полотно покрывало голову и тело Замученного, ниспадая спереди и сзади ниже Его ступней.

Подойдем поближе к разложенной плащанице и опять удивимся. Отпечатки на ткани воспринимаются вблизи как неуловимые и расплывчатые пятна золотисто-коричневого цвета без видимых границ. Издали эта неопределенность приобретает неожиданную гармонию и явственно вырисовываются очертания Тела и Лица прекрасного, золотисто коричневого оттенка, анатомические и физиологические подробности которых научно точны и детальны. Мы приходим к выводу, что одной из первых характерных особенностей нерукотворности изображения отпечатков Тела на Туринской плащанице является то, что при рассматривании с близкого расстояния отпечатки сливаются с фоном и исчезают. Только с расстояния 2 метра или более можно начать отчетливо различать изображение тела. В дальнейшем мы с Вами обратимся к более тонким способам исследования чем визуальный осмотр и обнаружим еще более потрясающие особенности, а сейчас используем изображение на Туринской плащанице, чтобы определить по отпечаткам приемлемую и вероятную причину смерти Того, Кто лежал в этой ткани.

Зачем это нужно? Верующее сердце уже давно подсказывает нам – Кто был положен и Кто воскрес лежа в этой ткани. Но мир полон упорных скептиков, которые доверяют только голосу разума и фактам. Ради этих людей подойдем к изучению отпечатков на плащанице с точки зрения непредвзятых аналитиков.

Образ на ткани

Первый шаг который предстоит сделать – точно описать особенности Жертвы, Которую после истязания и смерти положили в Туринскую плащаницу. Когда мы пристально вглядываемся в образ на ткани, тогда на льняном полотне предстает во всем своем ужасающем реализме жестоко истерзанное, обнаженное тело Человека с бородой, усами, и длинными волосами, ниспадающими к плечам. Тело проявляется на ткани в состоянии принятой им суровой и мучительной смерти, что подтверждается полным окоченением и специфическими изменениями в нижних конечностях.

С легким трепетом продолжая описание отпечатков мы можем утверждать, что Умерший является взрослым, хорошо физически развитым мужчиной, структура тела Которого анатомически совершенно естественна. Тело крепкого, совершенного телосложения, без каких-либо дефектов. Смерть произошла за несколько часов перед тем, как тело было положено на одну половину плащаницы и покрыто второй ее частью. Ткань была в контакте с телом не более 2-3 дней (не более 40 часов).

Подробно осматривая область Головы замечаем, что волосы лежат в беспорядке, имеется небольшая борода и усы. Говоря более точно – длинные волосы сплетенные в косичку и короткая борода, раздвоенная посредине. Правый глаз закрыт, левый слабо приоткрыт. Над левой бровью капля крови. Нос ориентальной (восточной) расы. Глаза близко стоят друг к другу. Подбородок ярко очерчен, особенно слева. Справа на нем пятно от крови или глубокой раны.

Изображение лица асимметрично. На лице находятся многочисленные повреждения, перечисляемые Willis следующим образом: раздувшиеся разбитые брови, порванное праве веко, большое вздутие находящееся ниже правого глаза, распухший нос, ушиб на правой щеке, вздутие на левой щеке и на левой стороне подбородка. На кончике носа имеется ссадина, а правая щека имеет отчетливую припухлость по сравнению с левой (вероятно следствие сильного удара). При ближайшем рассмотрении мы видим на правой шеке длинный кровоподтек. Этот удар, повидимому, был нанесен палкой толщиной примерно в 4,5 см человеком стоящим с правой стороны, что привело к повреждению щеки и носового хряща ниже кости. Оба глаза закрыты, но при ближайшем рассмотрении на их верхней части видны посторонние круглые объекты.

Carleton Coon описывает этническую принадлежность Запечатленного на плащанице, как «человека, принадлежащего к семитскому типу, который в настоящее время может быть найден среди родовитых евреев и благородных арабов». Да, действительно, облик с плащаницы соответствует семитскому типу лица.

Борода и волосы разделенные посредине, ниспадание длинных волос к плечам, маленькая косичка из волос – все это показывает, что Тот Кто запечатлен на плащанице не был греком или римлянином. Незавязанная косичка в волосах «является наиболее поразительной еврейской особенностью», и ее наличие было обязательно для мужчин еврейской национальности в эпоху античности.

Вглядимся пристальнее. Спереди в области лба мы видим кольцо проколов, переходящих на верхнюю часть головы. Всего на голове по крайней мере 30 потоков крови из-за проколов сделанных шипами. Несколько проколов имеют отличительные особенности венозной или артериальной крови в плотности, однородности, или модальности коагуляции. Один из этих проколов имеет конфигурацию цифры «3». Кровь истекала из этих проколов на волосы и на кожу лба и скапливалась в отдельных местах.

Вид со стороны затылочной части показывает, что эти проколы простираются на всю поверхность головы, и что потоки крови из них стекали по направлению вниз. В своем течении, кровь встречала препятствие в виде повязки вокруг лба, и ручейки ее задерживались. В верхней части головы глубоко в волосах, ручейки крови не имели препятствий, и истекали почти в виде горизонтального потока. Таким образом по отпечаткам видно, что терновый венец на голове Страдальца не был сделан в форме венка, а был сплетен в виде шапочки похожей на митру, покрывающей собой всю голову. От каждого удара по этой «терновой митре», шипы вонзались все глубже, образовывая глубокие раны: вся голова от лба до затылка покрыта ручейками запекшейся крови. Свидетельство плащаницы о наличии повязки, которой удерживалась на голове вся масса сплетенных в виде шапочки шипов, делает допустимым и тот тростниковый ободок, который почитается в Соборе Парижской Богоматери, о котором мы скажем в дальнейшем.

Проводя осмотр далее замечаем, что на теле много следов от ударов и увечий. Плечи приподняты. Грудь имеет такую форму, как у людей умирающих от удушья. Левая рука лежит на правой. На руке в области запястья большое пятно от раны. Ясно видны четыре пальца этой руки. Бедра видны отчетливо с ясным очертанием мускулов. Раны на ногах того же типа, что и на руках.

Сзади ясно отпечатались голова и спина, особенно область таза. Ноги видны почти до колен, затем – перерыв; видны икры и снова перерыв над сухожилием Ахиллеса. Ступни опущены и ярко очерчены пятки. Тело отпечаталось в пропорциях абсолютно верных и на плащанице полностью обнажено.

По оценкам медиков рост Того, Кто изображен на ткани составляет 175-180 см, вес примерно 75-85 кг, и ориентировочный возраст от 30 до 45 лет. Почему же даны столь приблизительные оценки? Дело в том, что пытаясь реконструировать положение в Гробнице, ученые пришли к выводу, что Усопший был положен на спину, ноги были согнуты в коленях так, что бедро составляло с горизонтом угол примерно в 30 градусов, а голова покоилась на высокой каменной подушке.

При таком положении тела не представляется возможным определить рост совершенно точно, а вес в свою очередь вычисляется на основании приблизительного объема тела. Что до возраста, то его определяют еше более приблизительным образом на основании закономерностей возрастных изменений в облике человека в течении жизни.

Теперь сравним полученные результаты с научными достижениями археологии античности. Мы уже говорили, что рост Отпечатавшегося на плащанице оценивается от 175 до 180 см. При раскопках близ Иерусалима кладбища I века средний рост погребенных взрослых мужчин оценивается по костям в 178 см. Следовательно судя по росту – Тот Кто был положен на плащаницу запечатлелся на ней в I веке н. э. Кроме того положение Тела на плащанице, о котором мы уже говорили выше, полностью соответствует положению костей в некоторых раскопанных погребениях секты Ессеев в Кумране, кладбище которых датируется 200 г. до н. э. – 70 г. н. э. Но при всем сходстве, мы должны обратить наше внимание на одно принципиальное различие. В Кумране мы имеем дело с костями первого века, и следовательно с мертвецами, а при изучении Туринской плащаницы мы имеем дело с уникальными явленными нерукотворными отпечатками! Загляните пожалуйста в Святое Евангелие и скажите, при каком Событии первого века, имеющем непреходящее значение для всего человечества, могли появиться эти отпечатки?

Бичевание, несение Креста и Распятие

Вернемся к нашему повествованию и осмотрим вместе со специалистами повреждения тела, видимые на загадочных отпечатках. Мы должны будем признать, что раны на теле, потоки и пятна крови анатомически безупречны.

Судебный эксперт Bucklin пишет, что «каждая рана была нанесена самым настоящим образом и соответствует тому типу орудия, которым ее наносили. Каждая рана кровоточила так, как это обычно бывает при таком ранении. Потоки крови истекали в полном соответствии с законами гравитации.» Пятна крови совершенно натуральные, с концентрацией красных частиц по краям сгустков свернувшейся крови и крошечной областью сукровицы (serum) внутри сгустков.

На рисунке слева – римская Претория.

На это страшно смотреть, но от плеч до ног по всему телу находятся многочисленные травматические повреждения, сделанные объектом типа кнута с тяжелыми гирьками или шариками на концах. В центре удара раны темнее, потому что там раны были глубже и крови было больше. По краям пятна светлее, – там была сукровица, которая текла долго, потому что раны раздражались одеждой и медленно сохли. Этими ранами усеяна вся спина, поясница и ниже.

Тело просто испещрено многочисленными следами ранений от жестокого бичевания, оцениваемого примерно от 60 до 120 ударов плетью с 2 или 3 хвостами, в конец каждой из которых был вплетен металлический гвоздь с большой шляпкой, гирька или шарик. Каждый ушиб с рваной раной имеет длину приблизительно 3,7 см. Расположены они с обоих сторон тела от плеч до икр ног. Всего на плащанице запечатлелось не менее 98 отпечатков следов ранений от этих ударов плетью. Удары были нанесены с большой силой по всему телу, от плеч до ног, за исключением области сердца, потому что удары в этой области могут быть смертельны.

Бичи, которыми пользовались для бичевания носят название «флагрум». Они делались из двух, трех или одного ремня затвердевшей кожи с металлическими гирями на концах. На плащанице видны следы 59 ударов бича с тремя концами, 18 – с двумя концами и 21 – с одним концом; из чего можно заключить, что палачи совершали избиение тремя типами бичей, а расположение ударов показывает, что их было двое. При ближайшем рассмотрении следы от ударов имеют вид «закрытых колокольчиков». Точно такие же кровоподтеки появились бы на теле истязуемого, если бы начали использовать для этой цели древнейшие бичи, найденные при раскопках Геркуланума. Эти бичи имеют на концах два свинцовых шарика, и кожа между ними получила бы точно такие контузии, какие мы находим в отпечатках на плащанице.

Раны на спине разделяются на две категории. Одни, более многочисленные, отметились наискось и сверху вниз, углом слева направо, будучи наносимы слева стоящим истязателем. Другие были наносимы в обратном направлении палачом, стоящим направо и позади осужденного. На предплечье раны особенно разительны, т.к. они лежат горизонтально на скрещенных спереди руках. Это именно то положение, в котором маленькие и тяжелые гирьки падали на высоко поднятые над головой руки, привязанные по римскому обыкновению к столбу. На этом основании мы утверждаем, что Осужденного избивали два палача, один из которых был более низкого роста, чем другой. Оба стояли сначала позади, потом впереди Жертвы и орудовали плетью окружным движением с плеча.

На рисунке слева изображен способ бичевания и плети «флагрум».

На изображении справа представлена миниатюра из рукописного Евангелия XVI века, на которой изображено бичевание Господа нашего Иисуса Христа.

«Тогда Пилат взял Иисуса и велел бить Его. И воины, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову, и одели Его в багряницу, и говорили: радуйся, Царь Иудейский! и били Его по ланитам. Пилат опять вышел и сказал им: вот, я вывожу Его к вам, чтобы вы знали, что я не нахожу в Нем никакой вины. Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: се, Человек!» (Ин. 19:1-5)

Поверх повреждений от телесного истязания добавлена широкая отметина от тяжелой перекладины несомой на правом плече к месту казни. Такое же дважды раненое место имеется на нижней части левой лопатки.

Слева – схематическое изображение несения перекладин крестов.

На обоих коленях имеются ушибы, а на левой коленной чашечке порез от повторных падений в то время когда истязуемого вели на казнь. Эти ранения связаны между собой. Когда Тот, Кто изнемогал под тяжелой балкой спотыкался и падал на колено, тогда перекладина неизбежно сильно травмировала нижнюю часть левой лопатки.

Ниже изображено падение под тяжестью креста, разбитое колено, ушибы, и травмирование ноги веревкой, которой связывали ведомых на казнь. Эти данные получены при изучении Туринской плащаницы.

«Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый. И сказал Пилат Иудеям: се, Царь ваш! Но они закричали: возьми, возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря. Тогда наконец он предал Его им на распятие. И взяли Иисуса и повели. И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа; там распяли Его и с Ним двух других, по ту и по другую сторону, а посреди Иисуса. Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский» (Ин. 19:14-19).

Слева – пригвождение Иисуса Христа к перекладине Креста.

Что же говорит о этом Туринская плащаница? На левой руке рана и большой сгусток крови (правой руки не видно, на ней лежала левая). Оба запястья темные, т.к. обильно орошены кровью от сквозных ран. Рана от гвоздя видна только на левой руке, покрывающей правую. Отпечаток раны квадратный, размер ее – 8 кв. мм, и он точно соответствует размерам гвоздя, хранящегося в церкви Св. Креста, который был подарен равноапостольной царицей Еленой после того, как в 326 г. ею был обретен Крест Господень. Кровь из ран от гвоздей стекала по рукам по направлению к локтям.

Гвоздь был вбит не посредине ладони, как принято изображать, но выше, в центре запястья, между костей. Раны на ногах видны обе. Очертания их очень четкие, т.к. кровь запеклась задолго до прикосновения полотна.

В одном месте края кровавого пятна зубчатые, т.е. жидкость разошлась по ниткам полотна обильнее; на этом месте пятно светлее. Это пятно от сукровицы (серум), которая вытекла из раны при снятии тела: обсохшая рана была потревожена освобождением от гвоздя.

Да, как это не удивительно но в потоках крови на запястьях и ступнях ног видны раны от гвоздей. И на плащанице руки пробиты не в ладонях, как это традиционно изображается, а в запястьях. Французский хирург Barbet, проводя опыты над только что ампутированными руками, убедительно показал, что гвоздь вбитый в области прохода Destot между костями запястья, позволяет длительное время удерживать на кресте вес тела соответствующий по анатомическим данным руке, а при пробивании ладони, гвоздь разрывает ее, и тело неминуемо падает. Кроме того, при пробивании запястья, гвоздь задевает серединный нерв руки и большой палец самопроизвольно подгибается под ладонь. Это мы наблюдаем на плащанице, ясно видя на скрещенных внизу руках только четыре пальца. Большой палец прижат к ладони, что является следствием повреждения центрального нерва, проходящего через запястье.

Кровь из ран от гвоздей течет от запястий вниз по предплечьям приблизительно под двумя углами 55° и 65° к оси руки, что позволяет восстановить страшную картину мучения. Отдельные потоки крови из левого запястья прерываются и поворачивают по длине руки на различных расстояниях от гвоздя, потому что Страдалец, чтобы дышать, подтягивался то на одной то на другой пробитой руке.

Предполагают, что правая ступня непосредственно опиралась на столб креста, левая нога была согнута в колене, а ее ступня повернута так, чтобы опираться на верхнюю часть правой стопы. Вверху правой, плотно прижатой к бревну стопы заколочен квадратный гвоздь с большой шляпкой. Второй гвоздь пронзает повернутую левую ступню, прижимая ее пальцы к правой.

Ясно видно различие между пятнами крови, вытекшей из ран еще живого Страдальца, например на лбу, где отпечаталось ее извилистое течение; и кровью из бока, вытекшей струей из тела, после Его кончины, а так же из ног при снятии с креста и выдергивании гвоздей. Кровь, вытекшая из-за вытаскивания гвоздей из ран в запястьях и ногах после смерти, истекла уже с выделением сукровицы (serum).

Чем дальше, тем более торжественным и страшным становится наше повествование. Между пятым и шестым ребрами с правой стороны на теле имеется овальный прокол приблизительно 4,4 X 1,1 см, причиненный острым колющим предметом. Кровь сначала текла вниз из этой раны, а затем в обратном направлении в тот момент, когда тело перемещали в горизонтальное положение. Все авторитетные ученые согласны с тем, что рана была нанесена уже после смерти, исходя из того, что вытекло небольшое количество вязкой свертывающейся крови, и произошло разделение сгустков крови и сукровицы (serum). Сгустки крови смешаны с потоком околосердечной воды из перикардия.

Как ни удивительно, но свидетельство плащаницы о стороне тела, в которую римские воины наносили обычно удар копьем совершенно верно. В Комментариях Юлия Цезаря слова «открытая сторона», всегда означает правую сторону тела, как сторону, не защищенную щитом. Легионеры специально тренировались наносить смертельные ранения в сердце именно с этой стороны, где сердце оставалось без прикрытия. Струя крови от ранения копьем, очень обильная, имеет идеально натуральное очертание, и дала ясный отпечаток на плащанице. Подробное исследование этой области показывает различие в интенсивности окраски пятна из-за присутствия двух типов жидкостей: крови и околосердечной воды. Кровь истекала вниз без разбрызгивания, как бы она истекала из артерии живого Человека, что говорит о том, что рана была произведена после смерти и кровь вместе с околосердечной водой истекали из тела уже Умершего.

Что еше наносит удар страдания в наше сердце? Грудь сильно раздута, живот плоский, правая и левая руки скрещены в области ниже живота. В центре правой ступни имеется прокол насквозь. Отпечаток левой ступни менее ясен. В области запястья характерный квадратного сечения прокол из которого по рукам стекали под различными углами ручейки крови. Анализ тех углов под которыми кровь стекала из ран в области запястья говорит нам о том, что руки должны были находиться поднятыми вверх и в стороны примерно под углом в 65 градусов относительно горизонтали.

Поверх повреждений от телесного истязания находится широкая отметина от давления на затылочную часть плоской поверхности пересечения перекладин. Кроме того в области плеч справа и слева имеются повреждения от трения поверхности кожи по балке, брусу или перекладине. В то время, когда Истязуемый, чтобы вздохнуть, вынужден был распрямлять согнутые ноги с опорой на гвозди, и подтягиваться то на одной то на другой руке, тогда же, и в результате этого, затылочная часть ударялась в пересечение перекладин креста.

Медицина утверждает, что положение чрезмерно расширенной грудной клетки, и положение мускулов бедра не противоречит медленной смерти через распятие, при которой Жертва должна опираться на пробитые ноги, и приподниматься, чтобы сделать каждый вздох. Выдвигались две теории смерти на кресте: удушье из-за судорог мышц и как следствие неспособность приподняться, чтобы вздохнуть Barbet, Hynek и Bucklin; или остановка сердца из-за резкого снижения кровяного давления Moedder и Willis .

Таким образом мы делаем вывод, что положение типа распятия на кресте было бы наиболее вероятно для объяснения совокупности всех этих результатов. Тот, Кто отпечатался на ткани плащаницы был приговорен к смерти, после вынесения приговора подвергнут жесточайшему бичеванию, и приговор был приведен в исполнение с помощью распятия на кресте. После смерти Распятого, в Его тело нанесли удар копьем, сняли с креста и погребли в той самой плащанице, которая подвергается ныне столь подробному изучению.

Место Распятия в Храме Воскресения Христова в Иерусалиме.

Этот способ умерщвления может быть классифицирован как судебное убийство. Напоминаем Вам, что это вывод беспристрастных ученых на основании изучения отпечатков на Туринской плащанице, который намного подробнее отчета префекта Иудеи Понтия Пилата императору Римской империи Тиберию по поводу вынесенного им приговора!

Многие исследования

В сокровищницах храмов хранится множество удивительных полотен древности. Они поражают нас своей стариной, художественным мастерством, неповторимостью. Однако чаще всего нам довольно хорошо известно когда и кто изготовил, нарисовал или вышил эти древнейшие ткани. Человеческие руки непосредственно участвовали в этом процессе. Туринская плащаница, несушая на себе загадочные нерукотворные отпечатки, является исключением. Хотя есть все основания считать ее сотканной в I в н. э., само появление отпечатков, относящихся к Евангельским событиям, не может быть делом рук человеческих. Естественно, что столь уникальная реликвия привлекла к себе такое пристальное внимание.

Научное исследование изображения на плащанице началось в Сорбонне в 1900 г. Профессор сравнительной анатомии Yves Delage с очевидностью доказал, что изображение является анатомически безупречным до мельчайших подробностей. Характерные особенности суровости смерти, истязаний плетью, ран, потоков крови показывали, что изображение является отражением какого-то неизвестного науке процесса, который запечатлел на ткани цветное, негативное, анатомически правильное изображение замученного на кресте, а затем погребенного в этой льняной ткани Человека.

Более поздние анатомические и медицинские исследования только с еще большей полнотой подтвердили мнение Delage. В сороковых годах нашего столетия Hynek в 1936 и Vignon в 1939; в пятидесятых Moedder в 1949; в шестидесятых и семидесятых Caselli в 1950, La Cava в 1953, Judica-Cordiglia в 1961, и в особенности Barbet в 1963 представили еще больше доказательств подлинности. Дальнейшие изыскания Bucklin в 1970, Willis, Wilson и Cameron в 1978, а так же труды Zugibe, описанные в работе Murphy в 1981 только укрепили ученых в правильности своих выводов.

Полотно показывает, что Страдавший и Погребенный был жестоко избит римским флагрумом, т.е. хлыстом-кошкой, что Он был увенчан шипами; что он жестоко истекал кровью, что Он нес на плече изранившую Его тяжелую балку.

Образцы из отпечатка в области ступни содержат арагонит с примесью железа и стронция. Такое вещество встречается редко, но его находят в выборках почвы из Иерусалима.

Слева – частички арагонита с плащаницы. Справа – волокна полотна плащаницы, загрязненные арагонитом.

При фотографировании в поляризованном свете пятен крови на плащанице, некоторые пятна оказались более темными, чем прочие. Дальнейшее исследование выявило, что на кончике носа, на колене, нижней части ног, и ступней кровь смешалась с пылью. Последующий анализ показал, что пыль на носе, колене и ногах одного и того же вида. На основании этих данных можно заключить, что Тот Кто отпечатался на плащанице, неоднократно падал под тяжестью поперечной балки креста, в то время когда Его вели на казнь.

Вглядимся пристальнее. Спереди, в области лба, мы видим кольцо проколов, переходящих на верхнюю часть головы. Это не рисунок, не метафора, не трогательное полотно – это жестокая реальность! Возложение тернового венца было совсем не благоговейным!

Он был бесчеловечно распят. Он обливался горячим потом, выделяемым так умученными. Он умер от жестокого удушья, постигающего распятых. После кончины Он был поражен копьем в сердце, и из раны вытекли потоки сгустившихся на полотне крови и околосердечной воды. Не забывайте – мы описываем не картину известного живописца, не древнюю икону – мы беспристрастно описываем отпечатки на плащанице, хотя сейчас наступает самое время немного поговорить о иконографии.

С древнейших времен Распятие изображалось на иконах с той непременной особенностью, что ноги Распятого были пригвождены каждая своим гвоздем. Вероятно эта традиция идет от времени обретения креста Господня Св. царицей Еленой в IV веке, когда крест из Иерусалима был перевезен в Константинополь, и иконописцы могли видеть отверстия от гвоздей. Изображения со скрещенными ступнями, пригвожденными одним гвоздем, впервые появляются на западе лишь во второй половине XIII века. В чем же дело?

Хирург Барбе (Barbet) пристально изучивший фотографии в натуральную величину отпечатков ступней с Туринской плащаницы утверждает, что отпечаток правой ступни полноценен, а левая ступня отпечаталась в основном в области пяточной части. Левая ступня частично положена на правую. В середине ступни четырехугольный сгусток – след раны от гвоздя. По следам крови на ступнях видно, что при распятии она сочилась из ран вниз по пальцам. Когда оба гвоздя выдернули, а тело положили в плащаницу, то более вязкая кровь Погребаемого потекла вниз и залила пяточную часть ступней. Таким образом плашаница свидетельствует – Распятого прибивали двумя гвоздями. Судя по особенностям отпечатков ступней, Барбе весьма обоснованно полагает, что Распятый привык ходить лишь босиком или в сандалиях: большой палец, с широким длинным овалом, поднимается высоко над другими, и пальцы свободно отстают друг от друга.

Что же можно сказать по поводу фресок и картин, на которых Распятый изображается со скрещенными ступнями, пригвожденными одним гвоздем которые, впервые появляются в католической церкви во второй половине XIII века? Можно сделать предположение, что вероятной причиной такого типа изображений послужили видимые отпечатки на Туринской плащанице, где при погребении левая ступня частично была положена на правую. Визуально кажется, что ступни ног сложены одна на одну, и средневековые живописцы вполне могли предположить, что их пробивали одним гвоздем. Таким образом Православная церковь, сохранила более древнюю и подлинную традицию изображения Распятия, что подтверждают отпечатки ран в области ступней на плащанице.

Самое поразительное, что выводы сделанные исследователями плащаницы по реконструкции казни через распятие на кресте, нашли полное подтверждение у археологов. Древнейшие останки человека, казненного через распятие были обнаружены в 1968 г., когда бульдозер разворотил оссуарий (древний тип гробницы) с 35 погребенными в 50-70 гг. н. э. людьми. Место где было обнаружено это захоронение называется Giv’at ha-Mivtar и находится вблизи Иерусалима.

В могиле человека с именем Johanan были найдены кости с характерными следами. Пяточная кость Johanan была пробита гвоздем со следами древесины, что свидетельствует – этого молодого человека распяли на кресте. У него были перебиты голени, а это делалось как раз для того, чтобы ускорить смерть распятого. На конце предплечья в области запястья на боковой поверхности кости была обнаружена глубоко истертая ямка. Это место так сильно изношено, что Haas определил повреждение, как полученное в результате трения и износа поверхности кости о гвоздь в процессе мучений распятого на кресте. Вот оно – мрачное подтверждение «движения качелей» реконструируемое Barbet на основании исследования отпечатков с Туринской плащаницы. Теперь мы к своему ужасу можем документально охарактеризовать заключительную агонию человека распятого на кресте.

Примечательно что гвоздь, найденный в пяточной кости распятого Jeohannan имел длину 11 см, а не 17 см. Следовательно им нельзя пробить сразу две ступни так, чтобы конец мог быть забит на достаточную глубину в вертикальный столб креста.

Так на основании работы Zias по исследованию древнейшего захоронения I века н. э. в Giv’at ha-Mivtar распятого на кресте человека, было достоверно установлено – ноги пробивали двумя разными гвоздями, то есть таким образом как принято изображать на православных распятиях, а не одним, как принято на католических. И археологи и исследователи Туринской плащаницы независимо друг от друга приходят к одним и тем же выводам. Это ли не удивительно!

Обстоятельства расправы указывают на Палестину. Обычно тела казненных через распятие оставляли прибитыми на кресте для того, чтобы их клевали и пожирали хищные птицы. Только в Палестине распятый, и уже умерший человек должен был быть снят с креста до наступления заката, и тело его должно было быть погребено в гробницу. Свидетельства археологов, исследователей Туринской плащаницы и свидетельство Священного Писания совпадают! Случайности тут быть не может.

Волнение и трепет охватывают нас все сильнее. Как нам хочется сказать – Кто был положен и Кто тридневно восстал из гроба, оставив Свои отпечатки на льняной ткани! Но постараемся сдержать наши чувства и продолжить повествование о Туринской плащанице.

Снятие со креста.

После смерти глаза и рот Почившего закрыли, руки и ноги уложили в правильную позицию, а затем, через некоторое время, поместили в особый, большого размера погребальный покров – тахрихим, льняную небеленую ткань, и положили на ровную поверхность.

На основании анализа отпечатков установлена приблизительная картина погребения. Установлено, что после снятия с креста, тело было на некоторое время положено в горизонтальное положение. На спине имеется след струйки крови из раны на боку, а она истекала тогда, когда тело находилось в горизонтальном положении. Если бы тело после снятия с креста немедленно положили в плащаницу, то ткань была бы насквозь пропитана кровью. Малое количество крови на поверхности показывает нам, что ее главный поток стек прежде, чем тело пришло в контакт с тканью.

Голова Распятого была помещена примерно в середине плащаницы, а от ступней ног до края длинного конца осталось еше около 30 см. Свободный конец полотна был перекинут через голову и свободно положен сверху на тело. Отпечатки ступней показывают, что та половина плащаницы на которой Он лежал, была перекинута вдоль ступней, а затем назад через пальцы ног. Верхняя покрывавшая Его половина была также перекинута через пальцы ног, так, что кровь отпечаталась как на верхней, так и на нижней половинах плащаницы в районе ступней. Он был погребен в этой плащанице и восстал из нее до истечения 40 часов, не порвав ни единого сгустка крови, не повредив ни единого запекшегося пятна сукровицы или телесной воды. Для медицины это большая проблема, т.к. каждый медик знает, как кровавые полотна присыхают к ранам. Все это установила судебно-следственная медицина и описано в работах многочисленных исследователей.

Кто же ходил босиком или в сандалиях по Палестине в I веке, Кого осудивши на поносную смерть подвергли бичеванию и пригвоздили ко кресту, Кого пронзили копьем, Кто жестоко страдал и был погребен в этой плащанице, Кто восстал из нее по прошествии малого времени не потревожив никаких следов? Напрашивается только один вывод!

Изучение ткани Туринской плащаницы

Кратко расскажем о процессе производства льняных тканей. Этот способ вот уже несколько тысяч лет применяется с глубокой древности практически без изменений. Лен (Linum) – однолетнее или многолетнее травянистое растение. В субтропических и умеренных областях всего мира насчитывают около 300 его видов. Культурный лен (Linum usitatissimum) возделывают как прядильное (лен-долгунец) и масличное растение (лен-кудряш).

Растения культурного льна – одностебельные или кустящиеся у основания. Волокно льна состоит из сильно удлиненных веретенообразных волокнистых клеток – элементарных волокон, расположенных пучками в коровой части стебля. После уборки, для разрушения связи между волокном и древесиной в льняной соломке, применяют мочку. Связанные в снопы стебли погружают в воду прудов, речек, озер или специальных мочил. В соломе приисходит бактериальный процесс, в результате которого разрушаются вещества, склеивающие волокнистые пучки с древесиной и корой, а также ослабляется связь между отдельными волокнистыми пучками. Полученную после мочки солому (тресту) сушат, а затем мнут и треплют. Для изготовления льняных нитей производят чесание длинного трепанного льна, этот очес слабо скручивается, образуя так называемую ровницу, а уж из нее путем вытягивания и скручивания вырабатывается льняная пряжа. Из этих нитей полотняным переплетением вырабатывают льняную ткань, наиболее ценными свойствами которой являются высокая прочность, добротность и стойкость против гниения. Видите как просто! Таким способом изготавливали льняные ткани с незапамятных времен.

Итак материал прекрасного полотна Туринской плащаницы представляет собой отрез льняной ткани длиной 4,36 м и шириной 1,1 м. Размеры эти отнюдь не случайны. Они соответствуют 8 на 2 локтей (cubits), то есть древнейшим мерам длины применяемым в античном мире. В том числе их использовали в Израиле. Но единицы измерения – понятия весьма относительные.

Сейчас мы привыкли к метрам и сантиметрам, наши предки предпочитали аршин и вершок, но во все века удобнее нарезать ткань размером кратным той единице измерения, которая принята в данную эпоху. Размер ткани плащаницы имеет подобную кратность только тогда, когда измеряется в «локтях», стандартных единицах измерения во время земной жизни Христа Спасителя – уже одно это говорит о многом.

Продолжив описание, заметим что полотно бледно – желтого цвета, сотканное в елочку и принадлежит к тому же типу материй, которые найдены при археологических раскопках древнейших городов относящихся к самому началу нашей эры.

Еще в 1976 г. ткань была подробно изучена Raes, который определил ее как старинное льняное полотно, сотканное зигзагом 3 на 1.

Таким образом в первых столетиях н. э ткали шелка и льняное полотно. Образцы льняных тканей первого века сотканных зигзагом были найдены при раскопках в Передней Азии. Установлено, что нить для полотна была спрядена вручную, а ткань получена на ручном ткацком станке. Это говорит о глубокой древности, потому что в Европе после 1200 г. повсеместно использовалась колесная прялка.

В льняной ткани плащаницы были обнаружены незначительные следы хлопковых волокон, что показывает: ткань плащаницы пряли на том же самом ткацком станке, на котором пряли хлопковые ткани. В древнем Израиле ритуальные предписания разрешали использовать одно и то же ткацкое оборудование для изготовления льняных и хлопковых тканей, но в то же время, ввиду категорического запрета, лен и шерсть обрабатывали на разных станках, чтобы избежать «смешивания видов».

Анализ найденного в плащанице хлопка показал его азиатское происхождение (вид хлопка – Gossypium Herbaceum, который является характерным для произрастания в областях Сирии). Это показывает, что ткань была изготовлена на Ближнем Востоке.

На снимке справа волокна хлопка из плащаницы.

Известно, что хлопок начали ткать в Испании только с VIII века, а в Голландии только с XII века – значит ткань не европейского происхождения! Кроме того под увеличительным стеклом в нитях полотна можно видеть следы порошкообразного алоэ!

Как увлекательно! Осмотрим это удивительное полотно более подробно. В 1978 г. под микроскопом были рассмотрены отдельные волокна ткани по всей поверхности плащаницы. В тех областях, где находится изображение на плащанице и почти по всей прочей поверхности ткани, волокна имеют тип Z – образного скручивания. В области боковой полосы, пришитой сбоку, волокна имеют тип S – образного скручивания. В первом веке тип Z – образного скручивания характерен для Сиро-Палестинской области, а S – образного – для Египта. По поводу ткани боковой полосы плащаницы не умолкают споры о том, была ли она пришита в то время, когда на плащанице не было отпечатков, или после того как они появились, но совешенно очевидно – это другая ткань. Alan D. Adler на симпозиуме в 1996 г. показал, что даже химический состав этих областей плащаницы существенно отличается, но об этом чуть позже.

Тип Z -образной закрутки волокон плащаницы в области изображения.

При наблюдениях под микроскопом отмечено, что видимое изображение золотистых отпечатков тела всецело обусловлено потемнением ворсинок ткани в результате вызванной неизвестным фактором дегидратации (то есть обезвоживания) целлюлозы в ворсинках. Причем не имеется никакого различия в изменении интенсивности цвета в тех волокнах которые находятся о областях с более четко видимым изображением и тех волокнах, которые находятся в областях с менее четко видимым изображением. Все имеют тот же самый цвет, тот же самый оттенок, и ту же самую интенсивность цвета. Если смотреть сечение волокна, то наибольшая интенсивность цвета находится на вершине, резко уменьшаясь к боковым краям, а с нижней стороны волокно обычного белого цвета. Увеличение нитей в 50.000 раз с использованием электронного микроскопа дало изображение состоящее из прекрасных желто-красных гранул.

Мы, таким образом, достоверно установили следующее: льняная ткань Туринской плащаницы имеет примесь хлопка с Ближнего востока, по своему типу принадлежит к тем же тканям, которые найдены археологами и относятся к самому началу нашей эры, спрядена вручную и соткана на ручном ткацком станке по всем правилам Иудейских предписаний, а ее размеры кратны стандартным мерам длины, применяемым в античности. Никаких противоречий с Евангельским повествованием не обнаруживается!

Более того в 1993 г. Rebecca Jackson выдвигает предположение о том, что ткань плащаницы могла быть первоначально использована как скатерть, которой покрывали стол во время Тайной Вечери. Она обращает наше внимание на то, что ортодоксальные Иудеи используют только новую скатерть для празднования Иудейской пасхи, для того чтобы гарантировать чистоту и непорочность принятия ритуальной пищи. По ее мнению высоко вероятно то, что Иосиф Аримафейский был членом Chevrah Kidusha – официального еврейского похоронного общества. Таким образом он формально мог требовать тело Иисуса Христа у Пилата, но, вероятно, не имел достаточно времени, чтобы до наступления заката солнца достать новую, официально узаконенную ткань для похорон, и использовал для погребения ту самую скатерть, которая во время Тайной Вечери только один раз покрывала стол. Ткань Туринской плащаницы отвечает всем требованиям, которые применимы к еврейскому погребальному покрову (Tachrichim) и имеет правильные размеры, для того чтобы служить скатертью для пасхального стола на 13 человек.

Исследование мельчайших частичек

Вот уже много лет в нашем распоряжении имеется уникальная группа материалов по Туринской плащанице, связанная с исследованиями Max Frei , который кроме прочих достоинств был выдающийся эксперт в области микроботаники района Средиземноморья.

На фото справа – Макс Фрай снимает микрочастицы и зернышки пыльцы на липкую ленту.

По роду своей профессиональной деятельности в криминалистическом отделе г. Цюриха, где он работал течении 25 лет, Frei разработал уникальную методику для анализа под микроскопом мельчайших частиц, собираемых с изучаемого предмета при помощи липкой ленты. И тут наступает самое интересное. Когда на время краткого показа плащаницы в 1973 г. его пригласили в Турин, он снял с ее поверхности 12 выборок пыльцы. При просмотре липкой ленты под микроскопом, Max Frei увидел большое количество зернышек пыльцы, но не смог идентифицировать большую часть из них , потому что такие растения не произрастают в Европе. Это его озадачило и он сделал 7 поездок на Ближний восток, чтобы получить экземпляры цветов и пыльцу растений, которые растут в тех местах. В конечном счете он смог идентифицировать 58 видов пыльцы растений, из которых большинство произрастают на Ближнем востоке.

Воодушевившись результатом, доктор Frei на следующей выставке в 1978 г. установил, что на плащанице имеются 49 различных видов пыльцы растений (58 минус 9 общесредиземноморских видов). Из оставшихся: 13 видов произрастают только в районе пустыни Негев и в области Мертвого моря, 20 видов кроме того – в степных районах юго-западной Турции и северной Сирии, а также в районе Стамбула, 16 видов относятся к растениям произрастающим в различных местах, в том числе – Европе. Таким образом доктор Frei научно установил, что Туринская плащаница находилась в прямом контакте с окружающей средой в древней Палестине, на территории древней Эдессы (ныне город Урфа в Турции), в Константинополе (ныне – Стамбул), и в Европе. Этот вывод точно соответствует как имеющимся в нашем распоряжении историческим фактам, так и древним преданиям о перемещениях Туринской плащаницы.

В наибольшем количестве на полотне обнаружена пыльца типично палестинских видов.

Поговорим подробнее о этих результатах. Мы уже сообщали, что опубликованы списки и фотографии пыльцы, и что она принадлежит 49 видам растений. Наибольший интерес представляют 13 солелюбивых и пустынных растений, произрастающих только в Южной Палестине и бассейне Мертвого моря, близ Иерусалима. Эта пыльца могла попасть на ткань, исключительно тогда, когда она находилась или в окрестностях, или в самом Иерусалиме. В совокупности с предыдущим нашим повествованием – очень убедительный факт подлинности плащаницы. Со следующими видами растений дело обстоит сложнее. В районах Иерусалима, Южной Турции (Эдесса, Стамбул или Константинополь) встречаются 20 видов, причем исключительно Турецких – 2 вида. Следовательно, пыльца растений могла попасть на ткань в каждом из этих мест тогда, когда ее в течении многих столетий хранили и выставляли на обозрение. Но судя по количественному соотношению видов (2 к 18) – она была в Византии (ныне Турции) внутри храма, а в Иерусалиме – на свежем воздухе, где на нее более обильно садилась переносимая ветром пыльца. Из числа 16 последних видов пыльцы – 1 вид распространен как в южной Европе (Франция, Италия) так и Палестине, встречающихся в Палестине, Турции, и Европе – 7 видов, Турции и Европе – 3 вида, собственно Европейских – 5 видов.

Займемся небольшими подсчетами. Итак, Иерусалимские и Палестинские виды составляют – 13 солелюбивых, растущих только вблизи Иерусалима, 18 – принадлежащих как Палестине, так и Византии, 1 – относящийся как к Палестине, так и к Европе, 7 – произрастающих в Палестине, Турции и Европе – всего 39 видов. Это составляет почти 80 процентов от всех 49 описанных видов!

Можно утверждать – Туринская плащаница имеет ближневосточное происхождение, вероятнее всего – окрестность близ Иерусалима.

Но, учтите, перед нами далеко не полное изучение всех образцов пыльцы, которые собрал Макс Фрей. Когда в 1978 г. Frei был приглашен на выставку Туринской плащаницы, в процессе научных исследований он сделал выборку мелких частиц и пыльцы из заранее определенных областей ткани. После этого в распоряжении ученого оказались 27 липких лент с исключительно ценным материалом, который он обработал лишь частично. Желая добиться большего, Frei получил разрешение французского правительства, а затем снял на липкие ленты частички и пыльцу с двух древних реликвий: одежды без шва (Tunic Argenteuil) (предполагают, что эта одежда является тем «нешвенным хитоном» который был на Господе нашем Иисусе Христе перед распятием), и тернового венца в виде клубка терниев, который сохраняется в Париже в Соборе Парижской Богоматери (Notre Dame). Может показаться невероятным, но в Соборе Парижской Богоматери хранится реликвия, которую по преданию считают терновым венцом Спасителя: это кольцо, сплетенное из пучков тростника, с внутренним диаметром 210 мм и толщиной в разрезе 15 мм. Пучки связаны из стеблей по 15 или 16 вместе. Ветви терновника с шипами, изломанные и согнутые по направлению к середине, чтобы придать вид шапочки, прикреплены своими концами частью к внутренней, частью к наружной стороне тростникового кольца. Ветви пропустили сквозь прутья тростника сверху вниз и снизу вверх.

Сравнение и анализ пыльцы древнейших реликвий с пыльцой плащаницы еще ожидает своего часа. Будучи в преклонных годах, Frei не смог полностью завершить работу по анализу пыльцы – в январе 1983 г. он скончался. С тех пор по ряду причин 27 липких лент с пыльцой и мелкими частицами с плащаницы, материалы по хитону и терновому венцу оставались без внимания. Такое положение дел продолжалось до 1993 г., когда вдова Max Frei – Gertrud Frei-Sulzer передала все имеющиеся в ее распоряжении материалы покойного мужа для дальнейшего изучения.

И теперь нас ждут новые открытия! В настоящее время разработан и изготовлен специальный микроскоп следующего поколения с особой системой передачи изображения. Он позволяет производить микро-фотографирование, выдачу этих микрофотографий в цифровом виде и имеет систему сравнивания между собой изображений на предмет их идентификации. Следующим шагом будет полное микроскопическое исследование, в том числе создание подробного каталога мельчайших объектов и пыльцы с каждой из 27 липких лент, которые находятся по прежнему в полностью неповрежденном состоянии. Это очень большая работа, потому что общая длина лент составляет примерно 3 метра. Но даже то, что еще при жизни успел сделать Макс Фрей вновь и вновь обращает наш взор в сторону Иерусалима, устремляет наше сердце ко Гробу Господню, к I веку.

Пятна крови

Следующая сфера исследований дотрагивается до очень деликатной, но на редкость важной области – мы прикасаемся к кровавым следам, облик которых способен привести в благоговейный трепет. Обращая взор на ткань мы видим, что все тело покрыто ранами от глубоких ссадин при бичевании, запекшаяся кровь в которых имеет кармино-красный цвет. Крупные пятна крови такого же цвета покрывают места по которым она текла из пронзенных рук и ног, с большим благоговением мы созерцаем поток крови от прободения копьем в области груди, ручейки запекшейся крови на голове от проколов шипами. По сути дела вся плащаница залита кровью!

Как это может быть, говорит наш пораженный разум? Быть может перед нами совсем и не кровь? Но исследования под микроскопом нитей извлеченных в 1978 г. как из области изображения, так и из области кровяного пятна показали, что на нитках ткани нет ни малейших признаков пигментов или красителей с помощью которых можно было бы окрасить плащаницу, чтобы получить изображение. Естественным образом кровь пропитывает верхнюю часть волокна, а в просветах между нитями и на самой ткани нет постороннего красящего материала.

Более подробные исследования под микроскопом областей с кровью показали, что пятна состоят из красно-оранжевой аморфной корки, запекшейся на поверхности волокон и в просветах между нитей. В отличии от самих отпечатков тела, кровь проникает в капилляры волокон, а сгустки крови образуют на поверхности ткани мениск свойственный вязким жидкостям.

Кроме того в 1980 г. Morris, Schwalbe, и London показали наличие значительной концентрации железа только в тех областях где находятся пятна крови. Лучи Рентгена высветили в спектре четкую линию железа, которое иногда присутствует в красной краске, но и гемоглобин крови содержит этот металл. Так все же из чего состоят пятна на изображении? Ученые обнаружили, что железо в них окружено так называемыми «пиральными кольцами», которые есть только в крови. В краске их нет, и не может быть. Окончательно Heller и Adler в результате спектроскопических исследований 1980 г. обнаружили в следах крови гемоглобин (hemoglobin), а в 1981 г. – билирубин и альбумин (bilirubin, albumin).

Ими было проведено 12 специальных тестов, которые подтвердили, что на плащанице находится действительно настоящая кровь. Наконец Bollone, Jorio, и Massaro еще в далеком 1981 г. убедительно показали, что перед нами именно человеческая кровь. Кровь принадлежит к IV группе (AB).

Для тех читателей, которые не имеют медицинского образования мы дадим некоторые пояснения. Кровь состоит из жидкой части — плазмы, и взвешенных в ней элементов троякого рода: красных кровяных телец или эритроцитов; белых кровяных телец или лейкоцитов, и кровяных пластинок – тромбоцитов.

Плазма крови – это коллоидный раствор множества белков, одним из которых является альбумин. А наибольшее значение среди белков крови имеет дыхательный кровяной пигмент красного цвета – гемоглобин, заключенный в безядерные клетки – эритроциты. Если кровь засохла, то 85% сухого остатка составляет именно гемоглобин.

Так все же как ученые определили, что на плащанице кровь человеческая? Ведь пошло столько лет с тех пор как она присохла к ткани! Гемоглобин – это сложный белок, состоящий из белкового носителя — глобина, и небелковой группы – гема, в состав которой входит металл — железо. За счет окисления этого железа, гемоглобин крови обеспечивает процесс переноса кислорода. Гемоглобины разных животных и человека хотя достаточно близки между собой, но принципиально отличаются по форме кристаллов и спектральным свойствам. Эти различия обусловлены различиями в природе белкового носителя — глобина. После специального спектрального анализа и было установлено — да, на плащанице человеческая кровь.

Кроме того в крови всегда находятся вещества, подлежащие удалению из организма. К таким веществам относится билирубин – желчный пигмент, который образуется в тканях в результате распада гемоглобина. Продолжим далее наш экскурс.

Кровяные пластинки – тромбоциты, представляют собой небольшие образования круглой или овальной формы, которые играют важнейшую роль в процессе свертывания крови. Белые кровяные тельца – лейкоциты, образуют несколько групп. Примерно 60-70% лейкоцитов составляют клетки сегментоядерных нейтрофилов, с плотным, разделенным на сегменты ядром и окрашенной в розовый цвет протоплазмой; 20-25% лейкоцитов составляют лимфоциты – клетки с плотным круглым ядром и протоплазмой. Лейкоциты принимают участие в иммунобиологических процессах организма, захватывая из плазмы крови микробов, клетки и их обломки. Но для дальнейшего повествования наиболее важно то, что лейкоциты содержат ядра, в которых, как и во всех клетках тела, содержится полный набор хромосом.

Теперь будем говорить об очень деликатном предмете. Сначала мы известим изумленного читателя, что в 1995 г. Victor Tryon — профессор микробиологии и директор Техасского университета по технологии генной инженерии (University of Texas Center for Advanced DNA Technologies) определил сигналы от трех различных, человеческих, принадлежащих мужчине генов используя методы цепных реакций полимераза (polymerase). Образцы для этого анализа были взяты из красных кровяных шариков с пятен крови на Туринской плащанице. Что это – научное достижение, или начало чудовищного эксперимента? Мы находимся на той зыбкой грани за которую науке лучше не переходить, и вот почему.

Расскажем по порядку. Начнем с истории того, как попали в Техас образцы крови с плащаницы. Итак вернемся в 1988 г., когда профессора Giovanni Riggi и Luigi Gonella из Турина лично отрезают от плащаницы выборки для радиоуглеродного анализа.

Ученые начали в 5 часов утра 21 апреля 1988 г. удалять полоску полотна длиной восемь сантиметров и шириной в полтора сантиметра. Она была разрезана пополам, и одна половина отдана кардиналу Ballestrero, который в то время являлся официальным хранителем плащаницы. Другая половина была разделена на три равных части, и передана представителям лабораторий в Цюрих, Оксфорд и Аризону (Tucson), для проведения радиоуглеродного анализа.

Работа по удалении полоски ткани для радиоуглеродного анализа была закончена уже в 13 часов дня, однако в тот день до половины девятого вечера плащаницу не положили в серебрянную раку. Что же делали с ней в течении семи с половиной часов?

За это продолжительное время профессор Riggi изъял образцы крови, желая впоследствии выяснить их генетические характеристики. Сама операция не была секретной, потому что все действия записывались на пленку для официального отчета, и проводились под наблюдением двадцати техников и духовенства. Чтобы взять выборки из области потеков крови на голове причиненных шипами, Riggi использовал два крошечных скальпеля, а чтобы нанести наименьший ущерб изображению, он скоблил с той стороны плащаницы, на которой отпечатались спинная часть и задняя часть головы. Затем эти образцы крови и часть полоски полотна, не используемая для радиоуглеродного анализа, были лично отданы ему кардиналом Ballestrero, а Riggi положил их для большей сохранности в сейф хранилища банка.

Через четыре с половиной года профессор Garza-Valdes сделал научное открытие о том, что некоторые бактерии при определенных условиях производят в процессе своей жизнедеятельности полимерные покрытия (bioplastic) на поверхности древних экспонатов. Он показал, что слои этих покрытий могут вызывать серьезные ошибки при радиоуглеродном датировании. Это заставило Garza-Valdes задаться вопросом, а не может ли Туринская плащаница быть покрытой подобными микроорганизмами?

Преемник кардинала Ballestrero, хранитель плащаницы кардинал Saldarini к которому он обратился за разрешением исследовать плащаницу, направил Valdes к профессору Giovanni Riggi, который принес выборки 1988 г. из хранилища банка. При исследовании полоски под переносным микроскопом Valdes действительно увидел, что полимерное покрытие покрывает ткань в совершенно достаточном количестве для того, чтобы серьезно воздействовать на точность радиоуглеродного датирования. После этого он предложил Riggi услуги университета Сан Антонио в Штате Техас (University of Texas’s Health Science Center at San Antonio), для дальнейшего изучения выборок из области потеков крови на голове.

Когда итальянский профессор пересек Атлантику, то в Сан Антонио к исследованиям подключились профессор микробиологии университета Stephen J.Mattingly, и профессор Victor V.Tryon, руководитель университетского центра технологий ДНК.

И вот мы опять возвращаемся к тому, с чего начали свое повествование о генетическом анализе образцов крови с плащаницы. Профессор Tryon при изучении липкой ленты, несущей на себе 1,5 мм крови с плащаницы без колебаний подтвердил, что в образце находится человеческая кровь, содержащая X и Y хромосомы, а это указывает на мужской пол. Второй фрагмент показал идентичный результат.

Сложнейшая морально-этическая и духовная проблема стоит перед нами прежде, чем могут быть проведены дальнейшие тесты. Да, генетический анализ может установить этническую группу крови Человека с плащаницы, и таким образом определить могут ли его пары ДНК быть найденными в людях еврейского происхождения. Кроме того, если ДНК будет определена как взятая только от матери, без ДНК от отца – значение этого факта очевидно. Однако мы имеем дело не просто с образцами крови, но с Кровью, излиянной за спасение мира. Поэтому прежде чем проводить дальнейшие анализы, Stephen J.Mattingly, и его помощник – профессор Victor V.Tryon, запросили специальное разрешение на проведение этих работ. И хотя им было категорически отказано, они внесли образцы ДНК с плащаницы в хранилище образцов крови своего университета.

После этого хранитель плащаницы Кардинал Saldarini издал твердое предписание формально запрашивающее возврат всех выборок с плащаницы, рассеянных по миру, и особенно запретил выполнение на них любых дальнейших тестов. Хотя Valdez, Mattingly и Tryon выразили готовность вернуть выборки, они имеют образцы ДНК в хранилище крови, и могут их умножать в необходимом количестве. Но, скажете Вы, 1,5 мм крови с плащаницы – это же очень мало!? Ничуть! Ведь 1 кубический миллиметр крови содержит в себе примерно 4,5-5 миллионов эритроцитов, 6-8 тысяч лейкоцитов, и 150-400 тысяч тромбоцитов. Несложный расчет показывает, что с 1,5 мм липкой ленты к анализу может быть представлено до 12 тысяч ядер клеток крови!

Мы пришли к неутешительным выводам. Три американских ученых задерживают в своей лаборатории генетический код из крови с плащаницы! Они могут открывать его подробности и использовать, к прискорбию, по своему усмотрению. Но при этом встает не только этическая сторона вопроса о дозволительности опытов с кровью и ДНК. Последние достижения в области генной инженерии, о которых мы кратко расскажем далее, дают основания полагать, что любое использование этого генетического кода может привести к чудовищным последствиям.

Немного о генетике

Начиная рассказ о генной инженерии необходимо хотя бы кратко ввести читателя в курс дела. Как известно, в каждой клетке человека, а точнее в ее ядре, находятся 23 пары хромосом, которые в своей совокупности определяют все телесные функции и особенности организма.

 Накануне деления клетки, хромосомы разделяются и затем удваиваются, после чего в клетке образуются два ядра, и она делится на две. Этот процесс обеспечивает жизнедеятельность организма, а когда клетки стареют и уже не могут делиться, они погибают.

Каждая хромосома состоит из дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК) и присоедененных к ней белков. ДНК существуют только парами, которые разделяются лишь перед делением клетки. Сама по себе ДНК состоит из огромной длины (в развернутом виде до 10 мм!) полимера рибозы (говоря примитивно – углеводорода подобного сахарам), к которому присоеденены пуриновые и пиримидиновые основания. Каждая пара хромосом по всей своей колоссальной длине соединяются между собой этими основаниями, которые в свою очередь существуют тоже только парами, и если со стороны первой хромосомы находится одно из этих оснований, то со стороны второй – обязательно будет его пара. Таких пар всего две – А-Ц, то есть аденин-цитозин, и Т-Г, то есть тиамин-гуанин. Последовательность в которой попеременно, но строго в определенно заданном порядке, расположены по длине ДНК то одна, то другая пара этих оснований и образует генетический код, аналогичный математическому, который в свою очередь определяет все телесные функции человеческого организма от цвета волос, до наследственных заболеваний. Кроме того все мы знаем, что человеческое тело главным образом состоит из белков. Когда в рибосоме клетки из сочетаний 20 различных аминокислот образуется какой либо белок, то последовательность расположения в нем аминокислот, которая определяет все его свойства и назначение, задается определенным участком ДНК, который называется геном. Грубо говоря один ген кодирует один тип белка. Гены отвечаюшие за определенные свойства, например цвет волос, рост, и так далее могут находится в одной паре хромосом, а длина носа и склонность к полноте, например, в другой паре. Но так как передаваться по наследству они могут только целой хромосомой, то за счет этого можно определить наследственные и родовые признаки. Однако во всей полноте генетичекий код каждого человека строго индивидуален и неповторим.

До всего любопытному человеку очень хочется расшифровать свой генетический код. Вот уже более 10 лет существует проект «Геном человека» начало которому было положено еще в 70 годах нашего века. Эта работа ведется очень интенсивно, хотя «из 3 млрд. пар нуклеотидов (в виде сплошных непрерывных пассажей) прочтено пока около 10 млн. знаков». Однако с течением времени, появлением новой техники и применением современных вычислительных машин скорость распознавания «ДНК-текстов» возрастает – возникают новые методы прочтения. Так директор Медико-генетического Центра Российской Академии Медицинских Наук считает, что «весь геном будет прочитан примерно к 2020 году». Не исключена возможность, что это смогут сделать еше раньше, так в прошлом 2000 г. ученые заявили, что геном прочитан «вчерную» почти на 99 процентов. Такой запас сведений позволит, зная закономерности, достраивать к ДНК недостающие гены, если, положим, не все хромосомы дошли до нас в неповрежденном виде.

запретный плод биотехнологий, клонирование в настоящее время стало уже, увы, свершившимся фактом. Да, некоторые ученые в 70-е годы были настолько уверены в невозможности клонирования, что считали даже ненужным обсуждать его этические аспекты. А в то же время другие исследователи продолжали исследования, все приближаясь к заветной цели и нимало не смущаясь какими бы то ни было моральными или этическими принципами. Так еще в 1993 году эмбриологи из Университета Джорджа Вашингтона сумели клонировать человеческие эмбрионы. Они взяли клеточный материал 17 человеческих эмбрионов размером от двух до восьми клеток, разделили их на отдельные клетки, каждую вырастили с пробирке и получили несколько 32-клеточных эмбрионов. В этой стадии развития эмбрион уже можно имплантировать женщине, хотя до этого дело еще пока не дошло. Но ужас! К великому прискорбию их совершенно не интересовал тот факт, что они для своих «научных» целей погубили 17 человеческих жизней!

Сейчас же всех больше всего интересует вопрос: как скоро ученые научатся клонировать людей с использованием любых клеток организма? В описанном ранее безчеловечном опыте исходными были клетки на ранней стадии деления, и полученные за счет оплодотворения, в котором, хоть в пробирке, но участвовали половые клетки мужчины. Теперь же исследователи не исключают, что клонирование человека из взрослой, неполовой клетки может стать реальностью в ближайшие десять лет.

Ученые всего мира отчаянно ищут веские препятствия на пути клонирования человека. Многие обоснованно сомневаются в принципиальной возможности такого предприятия, но в одном и скептики, и оптимисты единодушны. Клон человека будет в мельчайших внешних деталях подобен своему биологическому родителю, но он будет принципиально отличаться от него тем, что составляет суть личности: характером, умом, способностями. Не забывайте, что человек имеет не только тело, но и бессмертную душу!

Теперь поговорим о том, что ранее составляло принципиальную трудность при клонировании. Известно, что каждая клетка в организме, будь то клетка печени, мышц, или крови содержит в себе полный генетический код, на основании которого может полностью развиться человек. Однако реально, как после определенной стадии развития эмбриона так и у взрослого человека, в клетках, например, почек при делении и образовании новой клетки используются те отрезки кода ДНК, которые относятся лишь к этому органу – и из клеток почек получаются только клетки почек, и ничто другое. К другим отрезкам кода ДНК, на которых записаны инструкции для развития организма в целом, естественный «исполнитель» не обращается.

Но это принципиальное препятствие преодолено. В конце февраля 1997 года весь мир узнал о овечке Долли, родившейся в июле 1996 года, первом млекопитающем, клонированном из взрослой клетки. И кто бы мог подумать, что вокруг рождения и самого существования Долли развернется ожесточенная полемика как в научных, так и политических кругах. А итогом этой полемики стало подписание в Париже протокола к Европейской конвенции по правам человека и био-медицине, запрещающего клонирование.

Суть открытия ученых из Шотландии заключается в том, что они сумели заставить взрослую (не половую!) клетку развить весь свой генетический потенциал. Сначала исследователи взяли клетки из вымени шестилетней беременной овцы, и вырастили их в пробирках, погрузив в питательный раствор. Затем они уменьшили количество питательных веществ до одной двадцатой того, что требуется для развития клетки. Через пять дней клетки прекратили развиваться («заснули») и остались на той стадии своего жизненного цикла, когда все гены доступны тому, что ученые называют «перепрограммирование генетического потенциала».

Самое главное – заставить клетку «задремать», стать неактивной. Ученые из шотландии обнаружил, что в таком состоянии могут быть активизированы все гены в ядре клетки. Не лишне будет сказать, что яйцеклетка овцы содержит белки, которые могут «вводить в работу» гены один за другим. Иными словами тогда все гены ДНК способны получать сигналы от белков мембраны яйцеклетки о том, что они должны приступить к созданию эмбриона ягненка. Так и сделали. Ядро из «заснувшей» клетки вымени овцы-донора пересадили в яйцеклетку из другой овцы, которая предварительно была лишена своего собственного ядра, и поместили в пробирку с питательным раствором. Клетка начала делиться, а полученный в результате деления клеток эмбрион, имплантировали суррогатной матери. В результате родилась овечка – клон овцы-донора, или ее генетический дубликат. Обратите внимание, что баран не принимал никакого участия, использовались только женские особи. Кроме того из 277 взрослых клеток, слитых с яйцом, получилось только 13 беременностей, и лишь одна Долли родилась живой.

Столь массовое в интересах науки уничтожение овец факт весьма удручающий, но насколько ужасными будут последствия таких опытов над людьми, можно только догадываться. Однако, спустя всего год после публикаций о овцах, чикагский физик Ричард Сид заявил о намерении приступить к первому эксперименту по клонированию человека «в интересах борьбы с бесплодием».

Конечно, бесплодие супругов очень тяжелое состояние, но мы знаем, как часто ученые начинают «за здравие», а заканчивают «за упокой». Всем известно куда выстлана дорога «благими намерениями»! «Безответственными и неэтичными» назвал планы Ричарда Сида пресс-секретарь Белого дома Майкл Маккэрри, а советник президента США по вопросам биологической этики призвал в законодательном порядке запретить подобные опыты на время дебатов об их нравственной приемлемости.

Последствия клонирования человека могут дать непредсказуемый по своим последствиям результат. Если вспомнить об атомном оружии, то пять ядерных держав более или менее контролируют его распространение, причем отчасти благодаря тому, что на примере Хиросимы и Нагасаки Соединенные Штаты продемонстрировали чудовищные последствия его применения. Запрет на биологическое и химическое оружие пока тоже никто не нарушал. Но ведь всем известно о последствиях знаменитых газовых атак времен первой мировой войны. Не потребуются ли сопоставимые по масштабу и последствиям события, связанные с клонированием человека, чтобы последовал запрет на такие исследования? И учтите – технологии, которые требуют значительных инвестиций и создания соответствующей инфраструктуры (как при производстве ядерного оружия), намного легче контролировать, чем то, что может осуществить несколько не слишком морально устойчивых ученых в университетской лаборатории.

Опасность того, что кто-то из ученых рано или поздно проявит «желание облагодетельствовать человечество» возникла сразу же после обнародования результатов эксперимента с Долли. Ричард Сид и его команда, по его словам, намерены помочь четырем бесплодным супружеским парам завести детей. Для этого ученые намерены клонировать сначала мужа, а затем жену. Не беспокоит господина Сида и общественное мнение. Об этике таких экспериментов речи вообще не идет: по словам Сида, «клонирование человека – следующий шаг после клонирования животного». Впрочем, это еще и способ наживать деньги: Ричард Сид не скрывает своего намерения открыть платную клинику по производству клонов, где «создание» младенца может потянуть на несколько сотен тысяч долларов.

Но, скажет наш читатель, как все это может быть связано с Туринской плащаницей? Не уклонились ли мы слишком в сторону? Потерпите! Для того чтобы внести полную ясность в вопрос надо рассказать еще об одном открытии нашего века, а потом мы покажем, как все это связано с изучением плащаницы.

Итак, в Техасском университете «забил фонтан юности». Нужно сразу внести ясность: сами авторы открытия всячески избегали громких слов и не стремились придать сенсационный характер своему открытию.

Попробуем разобраться, что же произошло, над чем работали биологи и чего реально добились. В центре их внимания находилась молекулярная структура, «теломераз», которая обволакивает все 46 хромосом внутри ядра человеческой клетки наподобие узелков на концах веревочек, которые не позволяют концам хромосом «распушиться». Каждый раз, когда клетка делится, колличество «теломераза» становиться меньше. В молодых клетках этот фермент быстро восстанавливается, но в клетках стареющего организма этот фермент отсутствует, «наконечники на концах хромосом» уменьшаются до такой степени, что хромосомы перепутывается между собой и клетка, перестав делиться, умирает.

Теоретически ученые давно вывели, что старение клеток можно остановить, если заставить их возобновить выделение «теломераза», а в августе 1997 года научные сотрудники нашли практический способ клонирования гена «теломераза». После этого к эксперименту подключились техасцы, перед которыми стояла задача изучить воздействие клонированного гена на человеческую клетку в лабораторных условиях. И когда фермент «теломераза» испытали на деле, оказалось, что клетки продолжают делиться долгое время после того, как их биологические часы остановились, а некоторые продолжают это делать и по сей день. Под микроскопом и при молекулярном анализе такие клетки выглядели биохимически «молодыми».

Но в этом же Техасском университете, в хранилище образцов, находится немного крови с Туринской плащаницы содержащей ДНК! Мы уже рассказывали о том, что американские ученые этого университета удерживают у себя генетический код крови с плащаницы, и теперь, на основании всех вышеизложенных фактов, попробуем поразмышлять.

Предположим, что некие, пусть даже не техасские, но нечистоплотные в морально-этическом отношении ученые, используя открытие «теломераза», сделают древние ядра клеток крови с плащаницы способными к вживлению в клетку человеческого тела из которой вынуто ее собственное ядро. Размножив эти клетки в питательной среде, они, пользуясь технологией «заснувшей» клетки и «работами» Ричарда Сида, создадут эмбрион, который затем имплантируют «суррогатной матери». Вопрос – кто в результате этого родится? Это конечно только гипотеза, предположение, но если человечество по-прежнему такими же темпами будет терять всякое понятие о морали и нравственности, оно создаст себе апокалипсического зверя, которому будет поклоняться, как Христу!

Жуть какая-то! Люди своими технологическими стараниями могут сотворить себе антихристов! Но что же еще тут можно получить? Ведь Христос Воскрес! Учтите, что даже клонированная овца, стала обнаруживать страшные признаки не свойственные своей породе!

Недавно была выпущена одна уникальная книга. Впервые, ее издали на русском языке в перводе с греческой рукописи только к 1912 г., но она сразу же стала библиографической редкостью. Что побудило читателей к столь быстрой покупке тиража? Эта книга описывает ряд чудесных явлений Преподобного отца нашего Нила Мироточивого Афонского иноку Феофану, и содержит пророчества о последних временах. Примечательно, что удивительные события на Святой Афонской Горе происходили с 1813 по 1819 гг., хотя сам святой старец жил и подвизался в XVI веке. Поэтому книга называется: «Посмертныя вещания преподобнаго Нила Мироточиваго Афонского».(Репринтное издание, Санкт-Петербург, 1996)

На странице 81 написаны пророческие слова преподобного Нила о том, что антихрист « зачнется от тайного противуестественнаго блуда…» А на следующей странице и того горше! «Тогда воплотится дух антихристов, ныне действующий в миру, то-есть народится человек, который будет преосквернен и сделается совершеннейшим сосудом диавольским еше во утробе матери своей: родится он от девы зла и в деве блуда, т. е. от злой блудницы, хотя по наружным признакам и девственницы. Ей, воплотится зло (т. е. родится антихрист) безо всякого мужняго семени. Ей, с семенем родится, но не с сеянием человеческим…» Но особенно важно, написанное несколько выше… «Находясь в погибели, люди будут думать, что он есть Христос Спаситель и что он содеет их спасение. Тогда Евангелие Церковное будет в пренебрежении.»

Как «люди будут думать», что это орудие диавола «есть Христос Спаситель», как он «зачнется от тайного противуестественнаго блуда», и родится «от злой блудницы, хотя по наружным признакам и девственницы», с одной стороны без всякого мужского семени, с другой «не с сеянием человеческим»?

Если предположить, что чудовищное кощунственное клонирование из ядер клеток крови с плащаницы может дать подобный результат, тогда «нечистое это рождение будет производить знамения и чудеса… мир будет воображать, что сей антихрист кроток и смирен сердцем, а на самом деле он будет по сердцу – лисицей, по душе – волком…» (с. 81) Почему так, а не иначе? Клонирование копирует только телесную оболочку, но не может дать плоти душу и дух, и тем более воплотить второе лицо Пресвятой Троицы. «Тогда воплотится дух антихристов, ныне действующий в миру». (с. 81) «Ибо чувственно антихрист еще должен прийти, а мысленно он уже в миру; с тех пор, как он низринулся в мир со своим проклятым троном, с тех пор и пребывает он в миру, производя в мире всякое зло».(с. 79)

Вот почему недопустимы никакие генетические опыты со следами крови на Туринской плащанице! Задумайтесь! В конце XIX века изучение радиоактивности казалось только интересной забавой ученых, в конце XX века – ядерное оружие угрожает существованию жизни на Земле. В конце прошлого столетия впервые клонировали теплокровное животное, а если в наступившем XXI веке… Страшно сказать!

Радиоуглеродный анализ

Сколько же все-таки лет ткани Туринской плащаницы? Есть ли достоверные способы определения возраста? Ранее говорилось, что для этой цели в 1988 г. провели радиоуглеродные исследования, которые выполнили 21 эксперт в лабораториях университетов Аризоны, Оксфорда, и Цюриха. Надо признать, что подобный анализ стоит больших денег. Исследования обошлись в 1 миллион фунтов стерлингов, и были оплачены 45 богатыми бизнесменами.

Чтобы уменьшить ущерб наносимый плащанице, для анализа использовалась узкая полоска ткани 15 X 80 мм, вырезанная из левого угла боковой полосы нижней части плащаницы.

Как и при каких обстоятельствах ее вырезали – об этом мы уже говорили выше, но примечательна одна особенность – участвовать в исследованиях хотели девять ведущих лабораторий по радиоуглеродному датированию, но отобраны из них были только три. У ученых не допущенных к работе зародилось подозрение, что исследования будут необъективными, и мы далее увидим насколько их сомнения оправдались!

Итак, возвращаясь в 1988 г., приведем сухую сводку аналитиков. Датирование по радиоуглероду проведенное в лабораториях Оксфордского Университета (Oxford University), Университета в штате Аризона (University of Arizona), и Швейцарского института Технологии (Swiss Fed’l Institute of Technology) трех образцов ткани боковой полосы Туринской плащаницы дало с вероятностью 95% радиоуглеродный возраст 1260-1390 г. н. э. Неужели скептпки правы?

Отнюдь нет! В дальнейшем, мы постараемся доступно объяснить принципиальную разницу между радиоуглеродным возрастом предмета и его историческим, то есть истинным возрастом, а сейчас приведем один из первых аргументов, который поставил под сомнение датировку по радиоуглероду. В Венгрии находится манускрипт, который точно датируется 1190 г. На нем есть миниатюры изображающие положение во гроб Господа нашего Иисуса Христа, и Воскресение Христово.

Рисунок содержит такие подробности, которые живописец мог видеть только в том случае, если он имел перед глазами Туринскую плащаницу. На первой миниатюре руки Спасителя скрещенны не как обычно – в области груди, а таким образом как на плащанице, то есть в области паха.

И наиболее убедительным является тот факт, что на миниатюре Воскресения находится уникальное изображение плащаницы с точно такими же четырьмя прожогами виде буквы «Г», какие были на Туринской плащанице до пожара в 1532 г.

Известно, что плащаница за свою огромную историю неоднократно попадала в пожары. Наиболее страшным и разрушительным был пожар 1532 г., в результате которого дополнительно появились две широкие полосы прожогов на линиях сгибов по бокам изображения. В то же время, в Бельгийском городе Lierre хранится полотно с нарисованной на нем Туринской плащаницей. Эта картина точно датируется 1516 г., то есть была написана задолго до пожара 1532 г. На этой картине видны те же четыре прожога виде буквы «Г», какие мы видим на миниатюре с венгерского манускрипта! Следовательно, художник писавший миниатюры к манускрипту 1190 г. действительно имел возможность видеть полотно Туринской плащаницы, что противоречит наиболее ранней радиоуглеродной дате. Проще говоря – цифры не совпадают более чем на 70 лет! Это означает, что радиоуглеродный возраст, который был рассчитан на основании радиоуглеродного анализа кусочка ткани боковой полосы плащаницы, не соответствует ее действительному, то есть календарному возрасту.

Вторым аргументом, который ставит под сомнение достоверность датировки 1988 г. является следующий. Полоску для анализа вырезали из так называемой боковой полосы, а не из той части ткани, на которой имеются загадочные отпечатки. Возникли сомнения – ткань боковой полосы, пришитая к основной ткани, и сама основная неопровержимая ткань изготовлены в одном веке, или нет? Мы уже говорили о том, что даже сам тип скручивания волокон в этих тканях различен. Кроме того Alan D. Adler в 1996 г. сделал интересное сообщение относительно волокон ткани плащаницы. Он сравнивал химический состав волокон того кусочка ткани из боковой полосы, часть которого в 1988 г. подвергалась радиоуглеродному анализу, с химическим составом волокон неопровержимой области ткани плащаницы, то есть той на которой есть изображение. Разница оказалась столь внушительной, что большинство аналитиков согласились — датирование по радиоуглероду не является окончательным, и необходимо вновь датировать ткань по кусочку из неопровержимой области.

У нас есть и третий аргумент – сударь из испанского города Oviedo, о котором мы подробно поговорим в дальнейшем. Но вместе с тем обратим внимание на известные, дополнительные, и весьма убедительные сведения, которые окончательно губят датировку 1988 г.

Еще в 1939 г. Vignon заметил в изображении лица с Туринской плащаницы и древней византийской иконографии 20 общих особенностей: поперечная полоса поперек лба, V образная форма переносицы, ветвление в бороде и т. д. Он высказал предположение, что древнейшая иконография Христа имеет своим источником отпечаток на плащанице. А в 1982 г. Whanger использовал для сравнения образов методику наложения изображений в поляризованном свете.

Он обнаружил 46 совпадений между чертами лица с Туринской плащаницы и ликом Христа на древнейшей мозаике VI века в монастыре св. Екатерины, которая находится в Египте на горе Синай. Используя ту же методику, он нашел 63 совпадения между отпечатками лица на ткани плащаницы и образом Христа на золотой монете, чеканившейся в VII веке в Византии (солид императора Юстиниана II датируемый 692-695 гг. н. э.).

Вернемся снова в монастырь св. Екатерины. Обратим внимание на иконографическое изображение Абгара V, который получает плат с изображением Спаса нерукотворного. Эта икона отражает предание православной церкви и относится к середине X века. Так вот что интересно – анализируя пропорции изображения на иконе, Whanger показал, что плат, изображенный на иконе изначально имел ширину в 46 дюймов (1 м 17 см), а высоту в свернутом виде – 20 дюймов (51 см). Эти размеры соответствуют размерам Туринской плащаницы, которую свернули в 8 раз.

Взвесим соотношение сторон. Посмотрим на приведенные нами сведения со всех позиций. С одной стороны одиноко стоящая, нелепая цифра, с другой – история, археология, иконография, физические методы анализа? Так где же истина?

Когда человеку, который никогда не занимался датировкой предметов радиоуглеродным методом, говорят, что возраст образца определенный настоящим способом такой-то, он легко соглашается с этим. А зря! Даже среди ученых имеются неправильные представления относительно датирования предметов и образцов радиоуглеродным методом. Но среди специалистов в области радиоуглеродного анализа и тех, кто часто использует данный метод в своей работе, он не считается совершенно точным способом определения возраста, а скорее первым приближением. Причина в том, что используя этот метод исследователи должны быть совершенно уверены – да мы имеем дело с образцом, изотопное соотношение между С-12 и С-14 в котором полностью соответствует веку, к которому он принадлежит, и образец не засорен разными примесями с более молодым соотношением в изотопах. Загрязнение – реальная опасность для любого C-14 материала. Изотопное соотношение, загрязнение – что-то не очень понятно, скажете Вы!

Для того чтобы прояснить смысл слов, сказанных выше, придется нашему любезному читателю немного утрудить себя и кратко почитать о самом методе радиоуглеродного датирования. Сначала нам следует узнать, откуда вообще берется радиоактивный изотоп углерода. Говоря кратко, радиоуглерод C-14 рождается в атмосфере за счет сложных физических процессов под воздействием космического излучения. Источником образования C-14 в атмосфере являются нейтроны, образующиеся при расщеплении ядер атмосферных газов космическим излучением. Так вот, захват нейтронов космического излучения азотом и приводит к образованию в атмосфере радиоуглерода C-14. В ходе фотосинтеза C-14 наряду с другими изотопами углерода попадает в растения, причем содержание C-14 в углероде различных природных объектов составляет 1,02-1,13% от суммы нерадиоактивных изотопов C-12 и C-13. Когда организм погибает, он перестает извлекать из внешней среды новые порции углерода. Вследствие радиоактивного распада соотношение C-14 с другими изотопами углерода меняется. Поскольку скорость распада – величина постоянная, то, измеряя содержание этого изотопа в общем количестве углерода, можно определить возраст образца. Но особенно надо заметить – возраст образца есть величина расчетная, полученная на основании определенных допущений. И обратите пристальное внимание, что метод радиоуглеродного анализа определяет лишь колличество радиоактивного изотопа углерода в образце, что само по себе, согласитесь, возрастом не является.

Итак, мы теперь знаем, что современная археологическая химия обладает ограниченным набором средств, с помощью которых можно определять возраст текстиля, и одним из из них считается метод радиоуглеродного анализа. Для справки сообщим, что льняная ткань более чем на 90 процентов состоит из целлюлозы волокон, а целлюлоза – это полимер, содержаший значительное колличество углерода. Поэтому для датировки ткани достаточно узнать, сколько в ней углерода-13 и углерода – 14, а потом по специальным формулам ученые определят, какому возрасту соответствует данное содержание. Но выше сказанное годится только для идеальных условий.

Да, для большинства археологических находок долгое время захороненных в укромных местах и не подвергавшихся с момента погребения серьезным внешним воздействиям, мы можем принять, что они не загрязнены более молодым радиоуглеродом. Следовательно, радиоуглеродное датирование даст приемлемую точность при определении возраста. Но при датировании ткани плащаницы мы имеем дело с тем случаем, когда по меньшей мере в течении более чем 600 лет «бесспорной» или зарегистрированной хронологии, она побывала в различной окружающей среде и подвергалась многообразной, не всегда точно известной обработке. У нас все больше оснований утверждать, что эта ткань относится к первому веку, а следовательно дополнительно еще 1300 лет она могла быть в контакте природными или созданными человеческими руками веществами, способными существенно исказить результаты радиоуглеродного датирования.

Обратите внимание еще на одно соображение. Ни один историк не указал бы на дату радиоуглеродного датирования (или даже на целый ряд дат C-14), как на окончательное доказательство. Никакой историк не стал бы утверждать, что этот тип данных обеспечивает абсолютную надежность. Такое ограниченное использование результатов C-14 – банальность в археологии и геологии. Много «дат» были в свое время отклонены как аномальные, как находящиеся в конфликте с другими данными по C-14 или с более надежными сведениями.

И это вместе с тем, что значительные достижения в радиоуглеродных исследованиях и технологии привели в последнее время к усовершенствованию средств измерения и калибровки результатов. Но все же расхождение данных радиоуглеродного датирования с историческими данными дает нам возможно единственный метод оценки величины загрязнения. Так в Югославии выборки древесины XIII века дали радиоуглеродный возраст XV и XVIII века. Кроме того следует учесть, что загрязнение молодым углеродом не всегда может быть удалено даже при предварительной специальной обработке. Например анализ остатков деревянных стен ископаемой стоянки древних людей на Аляске дал возраст 1800-1600 лет до н. э., а анализ золы из очагов внутри этих же помещений дал возраст 1000-800 лет до н. э., хотя совершенно очевидно для археологов, что и стены и зола принадлежат к одному и тому же историческому периоду.

И если такие типовые материалы как древесные остатки при наличии загрязнений дают столь значительные расхождения в возрасте, то тем более необходимо быть предельно осторожными при интерпретации результатов радиоуглеродного датирования льняной ткани Туринской плащаницы.

Во первых, настоятельно необходимо делать выборки образцов не только с ткани боковой полосы, как это было сделано в 1988 г., но и со всех прочих доступных мест, чтобы обеспечить представительность (репрезентативность) образцов с различной степенью их загрязненности. Три образца из одного места, как было в 1988 г. – слишком мало.

Во вторых необходима сложная программа предварительных исследований и отсева вырезанных образцов, прежде чем проводить над ними радиоуглеродное датирование.

В третьих результат радиоуглеродного датирования должен быть представлен широкому кругу исследователей с учетом степени загрязнения и других неопределенностей свойственных радиоуглеродному методу.

И, наконец, главное – мы должны отказаться от мысли, что радиоуглеродный возраст любой величины со временем уладит вопрос о подлинности плащаницы.

Безусловно, попадание результата исследований в 20 или 1320 год н. э. даст сильную поддержку сторонникам или противникам подлинности плащаницы, но результат в 300, 700 или в 1000 лет создаст громадное количество противоречий, в особенности если учесть, что ошибка в определении может достигать +300 лет и более. Поскольку лен растет чрезвычайно быстро, а колебания в атмосфере С-14 могут требовать неопределенности +120 лет , или даже +150 лет , то эту неопределенность следует прибавить еще к нормальной статистической ошибке (+80 лет) на хорошей выборке. Следовательно, если установить степень достоверности результата в 95%, неопределенность в радиоуглеродном возрасте льняной ткани плащаницы может достичь 500-600 лет.

Теперь, когда наш читатель в некоторой степени проникся тем насколько нелегко произвести датирование по радиоуглероду, мы, на основании известных нам данных, попытаемся оценить реальный возраст ткани плащаницы.

Опровержение датировки 1988 г.

Вместе со знатоками своего дела углубимся в основные факторы, которые могут сильно влиять на радиоуглеродное датирование Туринской плащаницы. Первый – это среда обитания, в которой вырос тот лен, который впоследствии использовался для изготовления полотна. Если, предположим, это была область с постоянными вулканическими извержениями (типа Везувия в Италии), то радиоуглеродное датирование теряет всякий смысл!

Второй фактор – место расстилки и мочки льна, на котором происходит активный ионный обмен. Мы уже говорили о том, что традиционная технология производства льняной пряжи включает в себя замачивание в течении нескольких дней высушенных, а затем измочаленных стеблей льна. В течении замачивания, целлюлоза волокон впитывает в себя из воды ионы кальция, стронция, железа и другие. Это относится и к нашему случаю, потому что как показывают исследования, эти элементы равномерно распределены по объему полотна Туринской плащаницы. Но в течении замачивания возможна адсорбция (впитывание) растворенных весьма древних органических карбонатов из воды, что несомненно привело бы к более древнему возрасту, чем истинный возраст льна.

Первые два случая в истории с плащаницей весьма маловероятны. И очевидно, что одна из основных возможность загрязнения ткани – это впитывание органических примесей пористой структурой целлюлозы волокон льна уже после того, как ткань была изготовлена.

Источником таких примесей могут быть плесенный грибок, ложномучнистая роса (то есть особая плесень,бывающая на коже или бумаге) и другие типы грибковых налетов, которые образуются на полотне при повышенной влажности.

Нужно учесть, что впитывание молодых органических карбонатов из влаги, находящейся в порах волокон целлюлозы может постепенно заменить часть карбонатов, которые содержались в ткани с момента ее изготовления. Тем более, что этот процесс весьма ускоряется за счет частой обработки, натяжения, складывания и прочих процедур, которые проводили с Туринской плащаницей в течении многих веков. Таким образом мы видим – впитывание молодых органических карбонатов шло значительно интенсивнее, чем это бывает с захороненными тканями, которые подвергаются только обычной естественной порче.

Постарайтесь не забыть, что за прошедшие века плащаница подвергалась прямому воздействию человеческих рук. Ее варили в масле, подвергали воздействию воска, мыла, дыма от пожаров. Возможно, что ткань плащаницы находилась несколько столетий замурованной в городской стене вместе с масляной лампой. Но абсолютно точно – ее прикрепляли к деревянной раме, и в течении столетий ткань впитывала молодой углерод из целлюлозы древесины!

Подобно древесному углю, открытая структура целлюлозы льняного полотна, а в особенности древнего полотна, является высоко пористой, с большой поверхностью впитывания. Она активно впитывает органические вещества, содержащие более молодой радиоуглерод, который смещает возраст полотна в сторону омоложения.

Кроме этого мы не можем отрицать, что за огромное время существования Туринской плащаницы она подвергалась многочисленным посторонним воздействиям, пагубно влияющим на волокна целлюлозы. Еще в 1978 г. Marano наблюдал на волокнах целлюлозы льняной ткани плащаницы изобильные отложения инородных загрязняющих веществ тесно связанных с волокнами полотна. При подготовке к радиоуглеродному датированию большие частицы типа пыльцы и остатков насекомых могут быть удалены с помощью сверхзвуковой очистки (мойки), но все равно неопознанные «наросты» на волокнах целлюлозы требуют дальнейшего изучения.

Прибавьте к этому, что нужно старательно удалить с поверхности волокон целлюлозы попавшие туда за многие века многочисленные навязчивые остатки посторонних волокон. Для нас будет не вредно знать, что радиоуглеродные лаборатории решительно протестуют против того, чтобы образцы для датирования, пока их доставят с археологических раскопок в лабораторию, даже несколько недель находились в бумажных конвертах. Контакт молодой целлюлозы с древней недопустим! Мы теряем достоверность! А к Туринской плащанице пришита в течении 450 лет ткань поддержки, и плащаница усеяна огромным количеством микроскопических обрывков мелких посторонних волокон!

Теперь, после обзора первичных факторов, подойдем к самому весомому. Мы будем говорить о обстоятельстве, которое наиболее существенно повлияло на смещение изотопного соотношения. Обратимся к пожару 1532 г., когда частично расплавилась нагретая (вероятно до 850-900 градусов из-за сплавов) шкатулка из литого серебра, а раскаленная струя прожгла ткань и уничтожила часть поверхности ткани по линии сгибов.

Очевидно, что Туринская плащаница сохранялась в сложенном виде. Она была положена в мешочек из шелка, кроме того сама серебренная шкатулка имела внутри бархатную крышку. Это нам известно из описи 1483 г.: «Святая плащаница, обернутая в красный шелк, покрытая темно-красным бархатом и находящаяся в шкатулке…»

Таким образом, первое что производит мощное загрязнение на ткани – копоть. Говоря научным языком – передача продуктов пиролиза (разложение под действием высокой температуры) целлюлозы посторонних средневековых предметов на полотно плащаницы произошла, как прямым взаимодействием, так и через воздух – «окуривание». В результате чего, в условиях насыщенной атмосферы внутри шкатулки, коллоидный углерод и продукты сгорания проникли в поры целлюлозы плащаницы. Вклад от действия пиролиза был произведен быстрым нагревом органических материалов до температуры выше 700-800 градусов, вследствие чего содержащийся в них углерод был преобразован в более плотную, менее легко-окисляемую, но более легко перемещающуюся форму. Таким образом появление вне прожженных областей рассеянных по поверхности ткани пестрых пятен легко объясняется неравномерным распределением продуктов пиролиза по поверхности плащаницы.

Надо сказать, что молодой углерод мог впитаться в ткань не только через через окуривание и коллоидальные включения. Он легко мог попасть в поры целлюлозы плащаницы через расщепление (от воздействия высокой температуры) гидрокарбонатов, находившихся в посторонних веществах, которые к моменту пожара присутствовали внутри ткани плащаницы. В течении столетий на поверхности ткани плащаницы накапливались жиры, протеины, или остатки углеводородов. Кроме того, в хронике есть упоминание о том, что в 1503 г. ее, чтобы проверить на подлинность, проваривали в масле. Вещества от этой масляной обработки должны были еще присутствовать в 1532 г., когда случился пожар. Таким образом молодой углерод от этих расщепленных гидрокарбонатов, ранее находившихся в посторонних веществах, с тех пор находится на волокнах ткани в виде микроскопических сажа-подобных частиц, или в виде микроскопических коллоидальных включений углерода между микро-волокнами целлюлозы.

Теперь мы переходим к самому большому вкладу в смещение датирования по радиоуглероду. Это – изотопный обмен. Еще в 1968 году Raaen утверждал, что реакции замены древнего углерода ткани на более молодой могут происходить с некоторыми веществами при температуре в 300-400 градусов. Обмен изотопами углерода в этом случае представляет главную трудность при радиоуглеродном датировании, потому что происходит процесс химической реакции, и мы не можем с достоверностью утверждать, сколько в ткани древних изотопов углерода, а сколько из них поменялись на более молодые изотопы.

Мы уже говорили, что из девяти лабораторий, желавших проводить радиоуглеродный анализ полоски ткани вырезанной из Туринской плащаницы, допущены были только три. Это наводит на определенные размышления. Очень странно, что такие крупные специалисты не учли в своих работах известных факторов, которые могли вызвать эффект «омоложения» ткани плащаницы.

Поэтому маститый Джон Джексон предложил руководителю Седовской лаборатории в Москве Дмитрию Кузнецову — известному специалисту в области биополимерной химии текстиля провести модельные опыты. Необходимо было определить – возможно ли в результате мощного пожара, когда плащаница долго подвергалась термическому и газовому влиянию столь сильное изменение изотопного состава льняной ткани?

Кратко поясним физико-химические основы процесса. В замкнутом пространстве храма при высокой температуре пожара в воздухе нарастала концнтрация углекислого и угарного газов в присутствии катионов серебра. А этот благородный метал, кроме прочего, является прекрасным катализатором! Поэтому в раке возникли идеальные условия для реакции карбоксилирования целлюлозы, то есть присоединения к ней дополнительного углерода.

Целлюлоза состоит из длинных цепей глюкозы – колец из шести атомов углерода и, когда такие кольца соединяются в полимер, у каждого них остаются незанятыми три химические связи – так называемые гидроксильные группы. Они могут активно вступать в реакции с кислотными остатками. В горячем дыму возникает нестойкое соединение – угольная кислота. При ее распаде образуются углеродные остатки и они свободно присоеденяются химическими связями к незанятым гидроксильным группам. После этой реакции никаким мылом или другим растворителем нельзя удалить добавочный углерод из целлюлозы. Таким образом к древнему полотну во время пожара присоединился более современный углерод.

Обстоятельства сложились так, что для модельных экспериментов в Седовской лаборатории имелись все исходные данные. Как известно, пожар 1532 г. в монастырском храме города Шамбери подробно описан в летописи. Нам известно, что пламя бушевало около шести часов, и третью часть этого времени благочестивые монахи пытались спасти плащаницу, обливая водой сильно раскалившуюся в огне серебреную раку. Достоверно известно, как была сложена плащаница и какую форму имела рака, до какой температуры она раскалилась. Плащаница была весьма существенно обожжена расплавившимся серебром. Причем это серебро участвовало и в химических реакциях, потому что во время исследований 1978 г. профессор Алан Адлер из США, определяя химический состав ткани, обнаружил в ней избыточное количество серебра.

Когда с помощью Высшей инженерной пожарно-технической школы в Москве и аналогичной организации города Лиона во Франции определили главные параметры пожара, то есть какой концентрации достигли в помещении углекислый и угарный газы, пары воды и катионы серебра, химики заказали на заводе газовую смесь заданного состава. Во время экспериментов смесь подавали в термостат, где висел кусок льняной ткани. Концентрацию газов и их температуру во времени регулировал компьютер.

Ученые обработали различные образцы текстильных изделий: музей этнографии в Бухаре предоставил для опытов кусок льняной ткани, достоверно датированной VI веком нашей эры, а из Италии доставили образец, которому почти две тысячи лет. Он особенно ценен тем, что ткань найдена в Израиле при раскопках. Для сравнения с древними образцами ученые обработали современную ткань, сотканную в Краснодаре. Всего специалисты собрали около шестидесяти кусочков льняного полотна, датированных разными методами, в том числе радиоуглеродным. Их возраст – от XX до V веков нашей эры.

И вот результат превзошедший все ожидания! В образцах древних тканей под действием модельного «пожара» намного увеличилось содержание углерода-13 и углерода-14, а изменение изотопного состава было тем больше, чем древнее лен. При изучении химического состава образцов исследователи увидели очень интересную вещь: в отличие от современного древний текстиль состоит из видоизмененной целлюлозы. В ней длинные цепи из молекул глюкозы обильно увешаны кусочками посторонних веществ. Из чего состоят эти довески и где они присоединились к целлюлозе, зависит от двух факторов: возраста текстиля и места, в котором он был найден. Если взять образцы тканей из одного географического района, то в них степень изменения целлюлозы будет прямо пропорциональна возрасту текстиля. Чем он древнее, тем больше к цепям из глюкозы присоединено карбоксильных групп, содержащих углерод. А это до сих пор не учитывалось при датировании тканей радиоуглеродным методом. Как показали эксперименты, количество радиоактивного углерода-14 увеличилось в плащанице на 25 процентов, а углерода-13 – и еще больше! Последний изотоп нерадиоактивен, но его содержание очищается стандартом, который входит в любую формулу радиоуглеродного датирования. Поэтому на расчеты возраста плащаницы сильно повлияли сдвиги по обоим изотопам. В 1988 г. ученые полагали, что накопление изотопов C-13 и C-14 в целлюлозе прекратилось, когда из льна сделали ткань, и что с этого времени начался распад радиоактивного углерода, по содержанию которого в ткани можно судить о ее возрасте. А на самом деле, при пожаре плащаница значительно обогатилась этим изотопом, что вызвало эффект ее «омоложения» во время датирования. Кроме того в 1988 году исследователи вырезали кусок ткани из плащаницы как раз на границе с обожженным участком. Следует учесть, что это место было особенно сильно обогащено молодым углеродом под действием серебряного катализатора!

А недавно исследователи из Седовской лаборотории получили протоколы расчетов, которые провели эксперты из трех лабораторий при радиоуглеродном анализе 1988 г., и пересчитали их заново с учетом факторов, вызвавших эффект «омоложения» полотна. Получился возраст очень близкий к двум тысячелетиям!

Теперь для повторного приблизительного датирования возраста Туринской плащаницы, пока, к сожалению, только с точностью до двух столетий, исследователям из Седовской лаборатории достаточно получить всего лишь нескольких волокон из полотна плащаницы. А если в их распоряжении будут не 60 как сейчас, а 200 образцов древних льняных кусочков ткани, они смогут значительно уточнить свои расчеты и довести разрешающую способность метода до нескольких десятилетий.

Таким образом Дмитрий Кузнецов из Седовской лаборатории в Москве показал, что процессы, происходящие в льняной ткани под действием нагрева при пожаре за счет обмена изотопов углерода ткани и изотопов углерода находящегося в горячем дыму, очень существенно влияют на радиоуглеродное датирование. Используя модельные опыты, он обосновано заявляет, что если сделать необходимые поправки на смещение процентного соотношения изотопов углерода при пожаре в 1532 г., то плащаница имеет возраст до 2000 лет, но сам пожар не может совершить всего полного смещения по изотопам.

В силу высокой ценности Туринской плащаницы ученые имели возможность лишь один раз провести исследование по определению ее абсолютного возраста. Как мы уже говорили, в 1988 году от плащаницы был отрезан кусочек около 7 см 2 . Образец был разделен на три части, которые были переданы вместе с образцами для сравнения в лаборатории радиоуглеродного анализа. Ученые лабораторий провели исследования и определили возраст плащаницы. Полученные при этом результаты представлены так: Аризона 1304 ± 31; Оксфорд 1200 ± 30; Цюрих 1274 ± 24.

Но почему в лаборатории Оксфорда получены данные о несколько более позднем возрасте Плащаницы, чем в лабораториях Аризонского университета и Цюрихского института (последние в пределах ошибки совпадают) при очень хорошем совпадении данных по контрольным образцам? Почему к определению возраста Плащаницы, имеющую сложную и запутанную историю и подвергавшуюся многочисленным воздействиям, подошли так, как к образцам, история которых очевидна?

Как считают ученые из России – д.т.н., профессор Фесенко А.В., директор Российского Центра Туринской плащаницы Беляков А.В., к.х.н. Тишкунова Ю.Н., , и к.х.н. Москвина Т.П., одним из самых сильных воздействий на плащаницу был пожар в храме города Шамбери (Франция) в 1532 году, в результате которого ткань подверглась воздействию высокой температуры и немного обуглилась. После пожара плащаница подверглась реставрации: ее очистили и зашили выжженные углы ткани (поставив заплаты). И на конференции в Москве в 2000 г. была предложена еще одна возможная разгадка значительного смещения изотопного состава в ткани… Старинная реставрация Туринской плащаницы после пожара в XVI веке (заплатки в прогоревших сгибах ткани), очистка от грязи и копоти могла быть осуществлена только теми средствами, которыми владели люди средневековья. Методика простая! Она до настоящего времени сохранилась в мастерских художников. С помощью ветоши холст чистят (протирают) горячим маслом (или смесью масел), а затем влажной тканью, и делают так многократно. Можно предположить, что в ходе реставрации после 1532 года полотно подвергли обработке маслом, и его неизбежно пропитал углерод XVI века!

Как показывают расчеты, для того, чтобы получить радиоуглеродный возраст плащаницы в 1300 лет (по анализу Цюрихской лаборатории и Аризонского университета) ткань в 1532 году должна «пропитаться» 14% средневекового углерода. Это вполне возможно! Льняное полотно высокого качества состоит из 80% целлюлозы и 20% лигнина, а растительные масла представляют собой смеси, содержащие в различных пропорциях триглицериды жирных кислот. Загрязнение всего 7-ю % средневекового растительного масла смещает изотопное соотношение, и омолаживает ткань на целых тринадцать столетий!

Вот и решение поставленного ранее вопроса, почему по данным Оксфордского университета ткань плащаницы, условно говоря, на 100 лет старше, чем по результатам физиков Аризоны и Цюриха! Методика предварительного удаления загрязнений с образцов в Оксфорде отличается от способов Аризоны и Цюриха в одном пункте – английские ученые провели очистку образцов петролейным эфиром, что не делали другие! Правомерно допустить – из кусочка ткани в раствор перешло около 0,5% той субстанции, в которую со временем превратилось масло реставраторов XVI века. Результаты исследований говорят, что столь малого количества удаленного «масла» как раз достаточно, чтобы датирование сдвинулась назад приблизительно на сотню лет! Обратите внимание! Методики подготовки образцов использованные при радиоуглеродном датировании 1988 г. не обеспечивают полного удаления высохшего льняного масла. Внесение его в количестве 5 – 7 % по отношению к массе исходной ткани достаточно для «омоложения» с I-го на XIV век!

Мы получили результат очень близкий к первому веку нашей эры. Его необходимо утвердить. И независимо от радиоуглеродного датирования очень важна оценка календарного возраста плащаницы с помощью других методов, о чем мы с Вами побеседуем несколько позже. Да, для получения достоверных результатов все сведения нужно подтверждать. Кроме того, само существование неопределенности в радиоуглеродном датировании показывает нам – не один научный метод не свободен от ошибок. Но несомненно однако, что использование этого метода для проверки подлинности ткани гораздо лучше, чем проваривание ее в кипящем масле!

Особенное естественное покрытие

Поговорим вначале о одном загадочном обстоятельстве. В манчестерском музее находится древняя египетская мумия за номером 1770. Эксперты долгое время не могли объяснить, почему датирование полотна, которым в древности была обернута мумия, дает радиоуглеродный возраст на 1000 лет моложе, чем радиоуглеродный возраст костей из этой мумии. Как может быть, чтобы ткань и забальзамированное тело, принадлежавшие с очевидностью к одной эпохе, давали столь огромное расхождение по изотопам? Совсем недавно это несогласие нашло свое объяснение.

Профессор Leoncio A. Garza-Valdes долгое время работал над изучением древних экспонатов. Он обнаружил, что их поверхность облеплена естественным полимерным покрытием, которое образуется за счет жизнедеятельности определенного рода бактерий. Некоторые бактерии при определенных условиях производят в процессе своей жизнедеятельности полимерные покрытия на поверхности древних предметов. Эти полимеры получили наименование polyhydroxyalkanoates (PHA). К этому типу полимерных покрытий относятся polyhydroxybutyrate (PHB) и polyhydroxyvalerate (PHV), которые известны под общим названием – биополимеры. Кроме того ему было известно, что при работах 1978 г. на Туринской плащанице с использованием электронного микроскопа, увеличение нитей в 50.000 раз дало загадочное изображение состоящее из прекрасных желто-красных гранул.

А исследователь Marano наблюдал на волокнах целлюлозы льняной ткани плащаницы изобильные неопознанные «наросты» тесно связанные с волокнами полотна. Профессор предположил, что эти загадочные «наросты» и «гранулы» на ткани плащаницы образованы именно биополимерами. И вот, 18 мая 1993 г. Leoncio A. Garza-Valdes вырезал нить из образца, одного из трех, которые удалили с плащаницы 21 апреля 1988 г.

Дальнейший анализ убедительно показал – да, волокна ткани Туринской плащаницы покрыты естественными полимерами, которые были произведены бактериями типа Leobacillus rubrus.

Внесем ясность. Эти бактерии для своей жизнедеятельности употребляют углекислый газ содержащийся в воздухе. Поэтому образуемые ими полимерные покрытия содержат в себе гораздо более молодой углерод, чем та ткань, на поверхности которой они живут. Естественные полимерные покрытия, которые производят бактерии Leobacillus rubrus являются цепочками полимера Polyhydroxyalkanoate (mcl-PHA). Цепочки этого полимера, образующего покрытия значительной толщины, находят на многих древних предметах, которые после раскопок долго находятся в музеях, и, естественно, контактируют со свежим воздухом.

Вот разгадка несоответствия по возрасту! Leoncio A. Garza-Valdes обоснованно утверждает, что истинный возраст полотна Туринской плащаницы намного более древний.

Анализ ткани плащаницы показал наличие на ее поверхности внешнего налета розоватого цвета. Он образовался в результате жизнедеятельности грибков сферической формы диаметром в 5 микрон (lichenothelia), выделяющих гель.

Эти грибки обитают на поверхностях древних предметов, и образуют на них микро-колонии размером от 150 до 200 микрон. Так вот, выделения этого микроскопического грибка в союзе с аэробными граммо-положительными бактериями rhodococcus в течении столетий и образуют на поверхностях древних предметов плотную глазурь розоватого цвета. Эта глазурь состоит из карбоната кальция, продуктов жизнедеятельности бактерий rhodococcus, органических остатков погибших грибков lichenothelia, кремнезема, и сложных химических соединений марганца и железа.

Ученые, которые в 1988 г. выполняли датирование по радиоуглероду образцов из боковой полосы Туринской плащаницы, не знали о присутствии на поверхности ткани естественного биополимерного покрытия. Но стараниями профессора Garza-Valdes, на поверхности плащаницы в большом количестве были обнаружены живые колонии грибков lic henothelia, и культура бактерий rhodococcus, которые все еще продолжают свою жизнедеятельность! Кроме того на волокнах ткани обнаружено весьма толстое, относительно толщины самих волокон, покрытие упоминаемой выше плотной глазури розового цвета. Биополимеры, накапливаясь за сотни лет работы колоний грибков и бактерий, дали примесь более молодого углерода, что значительно сместило радиоуглеродное датирование в сторону омоложения ткани.

При подробном исследовании волокна из ткани плащаницы выяснилось, что оно более чем на 60 % состоит из биопластика. Причем очевидно, что это покрытие весьма невосприимчиво к большинству растворителей, и его очень трудно отделить от льняных волокон ткани. Профессор Garza-Valdes полагает, что в случае затруднений с разложением биопластика на составляющие для его удаления из волокон образца перед новым радиоуглеродным датированием, можно произвести гидролиз целлюлозы льняных волокон до глюкозы. Другими словами, если покрытие не может быть удалено, то материал внутри покрытия может быть извлечен с помощью гидролиза. Но в любом случае для подготовки образцов потребуется несколько месяцев, прежде чем можно будет начать уточненное датирование по радиоуглероду.

Проводя в 1995 г. дальнейшую работу, S. Mattingly и L.Garza-Valdes подвергли исследованию в инфракрасных лучах и масс-спектрометрии вторые половинки выборок из ткани плащаницы, которые остались от радиоуглеродного исследования 1988 г. Они подтвердили, что все эти выборки покрыты значительным слоем биопластика, который гораздо более молод по возрасту чем сама ткань. Таким образом Туринской плащанице чуть меньше двух тысяч лет! Этот поразительный вывод вместе со всем предыдущим повествованием не наводит ли Вас, любезный читатель, на мысль, что отнюдь не случайно эта уникальная ткань сохранилась до наших дней?

Сударь, лежащий в испанском городе

Да и не только Туринская плащаница в целости дошла до нашего скептичного века.

Сударь из испанского города Oviedo еще одна загадка. Этот сударь – отрез льняной ткани размером 84 x 53 см, который с седьмого столетия находится в Испании. На ткани нет никакого изображения, но ее поверхность впитала в себя обширные кровяные пятна смешанные с сукровицей (serum).

Известная нам хронология ткани описана в двенадцатом веке епископом Pelayo (Pelagius). Согласно летописи, сударь хранился в Иерусалиме до завоевания в 614 г. этого города персидским шахом Хосроем. Сударь спасли от завоевателей, и отправили в Александрию. Впоследствии, при постоянном отступлении от персов, его постоянно перевозили вдоль всего северного африканского побережья. Затем, для большей сохранности, сударь был доставлен в Испанию, и передан в Севилью под покровительство епископа города Toledo. В конце концов сударь поместили в драгоценную раку собора города Oviedo, где он и сохраняется до наших дней.

Прежде всего сообшим следующее. Мы уже говорили о работах Макса Фрея по изучению пыльцы с Туринской плащаницы. Так вот, им было документально подтверждено продолжительное путешествие тканного сударя в Испанию – от Иерусалима по северу Африки. Швейцарский ботаник и криминалист обнаружил на нем пыльцу из всех тех областей, по которым производилась перевозка и где он хранился.

Но, скажете Вы, при чем здесь пыльца? Не ее же ради все это повествование? Что настолько ценно для нас в этой полоске ткани, что мы тратим на нее столько времени? А драгоценно то, что проявляют на ней пятна крови – этот сударь использовался, для того чтобы покрыть лицо Умершего, и был обернут вокруг Его головы, хотя и не посередине.

Достоверно доказано, что кровь с уменьшающейся интенсивностью, но естественным образом впитывалась в ткань с внутренней стороны к наружной. И – самое важное для нас! Удивительно, но пятна крови на сударе точно совпадают с формой соответствующих пятен и формой лица Отобразившегося на Туринской плащанице. На обоих тканях длина носа – ровно 8 см! А точность совпадения формы подбородка и бороды – так и просто замечательна!

Загадочную ткань подробно изучала специальная группа ученых из Испанского центра исследователей плащаницы (Centro Espanol de Sindonologia). Они установили, что сударь был в контакте с лицом мертвого человека в течении весьма ограниченного периода времени. Это следует из того, что только новая, свежая кровь, а не коагулированная или свернувшаяся, образует пятна на ткани. Специалисты констатировали, что некоторые пятна крови добавлены, и что отсутствует инвертированное пятно крови имеющее форму цифры 3, поскольку эта кровь уже свернулась на плащанице и не могла пропитать сударь.

Alan Whanger, применяя специальную аппаратуру для анализа объемных изображений, пришел к выводу – согласно расположению и форме пятен крови – обе ткани несомненно и безошибочно покрывали одно и то же лицо. Еще в 1984 семья Whangers сообщила – имеется приблизительно 130 совпадений в форме и расположении пятен крови на сударе из Овидео и Туринской плащаницей. Такой результат указывает – оба предмета, несомненно, были в касании с одним и тем же телом. На основании своего исследования Alan Whanger предположил – когда лицо оборачивали сударем – клубок шипов был все еще на своем месте.

Есть еще одно обстоятельство в пользу того, что плащаница и сударь покрывали одно и то же Тело. Сейчас общепринято, что удушье является причиной смерти распятых на кресте. Когда это происходит, тогда сукровица (serum) собирается в легких замученного человека. Так вот, сукровица (serum) присутствует на сударе в пятнах крови принадлежащих к носовой области. Это обстоятельство убедительно доказывает, что причина смерти Того кого обертывали сударем была той же, как и Того, кто отпечатался на плащанице.

Впоследствии, в 1990 г. Baima Bollone сделал еще раз сравнение между следами крови на этих тканях, и подтвердил, что следы крови находятся в местах точно соответствующих друг другу. Не ограничившись этим, Bollone проанализировал кровь из выборок, взятых с поверхности сударя и с поверхности Туринской плащаницы. Его исследования только укрепили нашу уверенность – кровь принадлежит одной и той же группе, а именно – AB (IV группа).

Изыскания Villalain из университета в Валенсии показали, что ткань была прижата к лицу Погребаемого в носовой области. В этом месте обнаружены четкие следы отпечатков пальца, которым там кто-то проводил. Достоверно доказано, что кровь и сукровица (serum) вытекли через нос из-за различных движений при поднятии тела, и переноски его к гробнице. А при вычислении времени между наложением новых пятен крови на старые, доктор Villalain заключил, что Тело, между снятием Его с креста и перенесением к гробнице, лежало какое-то время без движения. Это могло быть время, потраченное на ожидание от Пилата разрешения на погребение. Предполагают, что сударь был сброшен с головы при входе в пещеру гробницы, когда вокруг тела обернули плащаницу. Это поясняет и то обстоятельство, почему сударь лежал в стороне, то есть отдельно, особняком.

Заметим кстати, что покров, закрывающий лицо усопшего, находится в полном согласии с еврейскими традициями похорон.

Единственный возможный вывод из всего исследования — это то, что две ткани были в контакте с одним и тем же Лицом.

Вспомните, что выше мы много говорили о радиоуглеродном датировании Туринской плащаницы в 1988 г., и о корректировке его результатов. Сейчас, для целей нашего повествования особое значение имеет документально засвидетельствованная дата – 14-е марта 1075, когда рака в испанском городе Oviedo была открыта в присутствии Короля Alfonso VI, и сударь был занесен в число реликвий хранящихся в городском соборе. Перед Вами еще одно свидетельство, что Туринская плащаница существовала по меньшей мере на два столетия раньше, чем указывает мнимая радиоуглеродная дата 1988 г. Если теперь продолжить датировку Туринской плащаницы по сударю из Oviedo, мы легко подходим к седьмому веку. А если учесть все связанные с ним предания – к первому столетию! Вот то обстоятельство, о котором мы говорили с Вами ранее – оценка календарного возраста плащаницы с помощью другого метода.

Теперь мысленно соберите воедино все сведения, которые мы уже получили, занимаясь изучением Туринской плащаницы… Не правда ли — захватывает дух! Почти две тысячи лет назад в Иудее происходит, истязание, бичевание, распятие, погребение… Стираются грани времен. Мы подходим к главному Событию, которое по сей день оживотворяет и исцеляет человеческий род. Откройте Священное Писание! То, что тогда совершилось – удивительно точно, но в то же время, исключительно просто, написано в Евангелии. Мы же своим бледным языком не сможем раскрыть всей Его полноты, мы только совсем немного прикоснемся к Нему…

Загадка за загадкой

Хотя есть все основания считать Туринскую плащаницу отрезанной от рулона вытканного мастером I в н. э., появление отпечатков, совпадающих с Евангельскими событиями, не может быть делом человеческих рук! Мир, развращенный безверием, содрогнулся – уникальная реликвия приковала к себе пристальное внимание.

Рассказывая в предыдущей главе о загадочном сударе из испанского города Oviedo, мы вскользь упомянули о научных работах семьи Whanger. Вспомните наше краткое повествование о сопоставлении ими образа на плащанице с иконой VI века и с чеканкой на золотой монете. А совсем недавно, в связи с сударем из Oviedo – о сравнении формы и положения на тканях кровавых отпечатков. Но обширные труды супругов Whanger простираются гораздо глубже, и стоят того, чтобы говорить о них подробнее. Поэтому сообщаем – Алан Whanger – профессор американского университета штата Северная Каролина (Duke University Medical Center, North Carolina) и его супруга Mary – получили очень интересные данные о предметах, изобразившихся на поверхности Туринской плащаницы.

Начнем с 1981 г., когда они в первый раз исследовали изображение по всей площади плащаницы. В распоряжении ученых были копии негативов 30 блестяще выполненных в 1931 г. снимков Enrie. Рассматривая сильно увеличенные фотографии этих высококачественных негативов, супруги Whanger потратили множество часов на выявление тех мест, где вместо характерных отпечатков ткацкой основы проявлялись отпечатки изображений различных предметов. Но надо показать, что из себя представляют эти предметы? Доказать – перед нами действительно изображения, или обман зрения за счет искажения ткацкой основы?

Попробуем пояснить нашему любезному читателю, каким образом это делалось. Чтобы сравнить между собой на предмет тождества два изображения, супруги Whanger разработали специальную оверлейную методику сравнения изображений в поляризованном свете. Указанный метод позволял провести детальное сравнение всего отображенного на поверхности Туринской плащаницы с известными предметами древности и коллекциями ботаников. Оставалось только начать!

Результат исследований семьи Whangers убедительно показал – изображение на Туринской плащанице появилось непременно в Израиле, и что наиболее важно – обязательно весной. Из чего очевидно это обстоятельство? На основании каких данных мы делаем такой потрясающий вывод? А на том основании что, на поверхности ткани отчетливо видно большое количество цветов, наваленных в кучу вокруг Тела. Профессор Whanger нашел на плащанице отпечатки цветов 28 разновидностей!

После такого открытия, которое имеет далеко идущие последствия, Alan D. Whanger с 1985 по 1989 гг. сравнивал изображения цветов, которые отпечатались на плащанице рядом с Телом, и рисунки в натуральную величину цветов, произрастающих в Израиле. Как мы уже говорили, он обнаружил 28 разновидностей цветов, изображение которых есть на ткани плащаницы, и идентифицировал их с теми цветами, которые растут на Ближнем востоке. Для нас особо знаменательно то обстоятельство, что 20 из них растут в Иерусалиме, а другие 8 – в окрестностях всего 12 миль вокруг Иерусалима. Распускаются в этих краях такие цветы только весной – в марте-апреле. Это время иудейской пасхи.

Обратим внимание на еще одно очень важное обстоятельство. Пыльца 25 видов настоящих цветов была независимо от Whanger идентифицирована швейцарским криминалистом и ботаником Max Frei, изучавшим выборки пыльцы с липких лент длинной в 3 метра, снятых им с плащаницы в 1973 и 1978 годах.

Мы уже сообщали, что Max Frei показал – пыльца с поверхности принадлежит 49 видам растений. Из них 25 цветов из 28 разновидностей имеют на Туринской плащанице как свое отображение, так и пыльцу.

Подобное утверждение требует подтверждения от специалистов. Поэтому Whanger в 1995 г. посетил Avinoam Danin – профессора ботаники в Еврейском университете Иерусалима, и показал ему фотографии некоторых изображений цветов с плащаницы. Признанный авторитет в области ботаники осмотрел фотографии и сразу подтвердил – эти цветы произрастают в области Иерусалима. Затем Whanger указал профессору Danin на данные исключительно высокой степени совпадения изображения цветков, с пыльцой на поверхности плащаницы.

Профессор Danin проявил к проблеме неподдельный интерес. Крайне заинтересовавшись вопросом, он подготовил фотографии приблизительно 120 видов цветов, и нанес на липкую ленту образцы их пыльцы. Наибольшую точность исследованиям придавал тот факт, что Avinoam Danin в течении многих лет собирал обширные данные, относительно мест точного произрастания сотен разновидностей цветов на территории Израиля. В 1997 г., используя компьютерный анализ изображений, он подтвердил, что 27 из 28 разновидностей цветов, которые отпечатались на плащанице, произрастают в окрестности нескольких миль от Иерусалима. И вот вывод к которому пришел профессор Avinoam Danin – единственное место где может быть найдена такая совокупность цветов – Иерусалим. Следовательно и Туринская плащаница имеет местом своего происхождения – Иерусалим.

Окрыленный успехом, Alan Whanger продолжил исследования, начатые в 1981 г. Тогда он обнаружил, что на ткани плащаницы находится много интригующих, но слабо видимых отпечатков, которые можно уточнить только после дополнительных исследований с большой степенью разрешения. И вот в 1994 г. профессор Alan Whanger, использовал сверхчувствительные многочастотные методы для анализа изображения, полученного в поляризованном свете при отражении поляризованного света от поверхности Туринской плащаницы.

В результате он имеет убедительные доказательства еле видимых отпечатков на ткани. Только одно перечисление этих отпечатков способно убедить любого скептика. Какие же это отпечатки? Это отображения гвоздя, применяемого для распятия на кресте, еврейского светильника на груди, римского копья, губки на тростниковой палке, клубка из шипов, «titulus» – то есть таблички, которую римские власти использовали для надписи на кресте, двух плетей, большого молотка, пары плоскогубцев, и двух оскверненных иудейских молитвенных ящичков – мезузы, в которых хранили свитки ветхого завета, и которые носили на лбу и на правой руке.

Римское копье – скажете Вы! Но, какой же еше может быть предмет, отпечаток которого имеет такую форму. Древко примерно 45 мм в диаметре и длиной 180 см, на конце которого находися подобный лезвию объект, имеющий в основании ширину около 50 мм и длиной в 230 мм, сужающийся кверху. Римские легионеры применяли два типа копий. Гастаты (копейщики) – молодые воины, были вооружены двумя метательными копьями. Триарии (воины-ветераны) вместо метательных копий дрались пилумами – тяжелыми короткими копьями. Отпечаток на плащанице соответствует размерам римского копья вспомогательных войск!

А когда на поверхности плащаницы Whanger обнаружил и сфотографировал отпечаток «трости» с губкой на конце, он представил этот снимок на суд специалистов-ботаников. Анализируя эту фотографию, профессор Avinoam Danin с уверенностью идентифицировал эту «трость» с тростником вида «Arundo donax», бамбуко-подобным растением, которое произрастает в Израиле.

Но в 1994 г. семья Whanger сделала еще одно замечательное открытие. На некоторых частях изображения Тела они обнаружили, что сквозь Него в отпечатках просвечивают изображения скелетной структуры! Следовательно, неизвестное воздействие опалившее плащаницу и вызвавшее появление отпечатков Тела, происходило в широком спектре излучения, в том числе и рентгеновском!

Вопросы связанные с воздействием, вызвавшим такие сложные отпечатки на ткани мы обсудим в дальнейшем. А сейчас, мы достоверно знаем, что отпечатки на Туринской плащанице появились в Израиле во время иудейской пасхи, в пору цветения – весной. Далее – все вышеперечисленные дополнительные объекты в виде еле видимых отпечатков, не находятся в противоречии с предметами I-го столетия н. э, с тем способом, каким в то время римляне распинали на кресте, и с действиями евреев I века при похоронах. Но для нас остается загадкой – как вообще могли эти цветы и предметы отпечататься на ткани плащаницы? Этот вопрос занимает умы многих исследователей. Удовлетворительного ответа на него пока не получено, хотя сердце верующего человека сразу подсказывает ему наиболее вероятный отклик.

Как Тело отделилось от поверхности полотна?

Есть еще одно обстоятельство, которое представляет собой изрядную головоломку для медиков в течении последних пятидесяти лет. Невозможно объяснить – как Тело отъединилось от ткани плащаницы. Мы знаем, что Тело отделилось от полотна необычным, исключительно своеобразным, единственным в своем роде способом при котором сгустки свернувшейся крови полностью в неповрежденном виде остались на поверхности ткани, в то время когда, обычно, часть присохших сгустков крови при отделенни остается на коже.

Справа – предполагаемое положение в гробнице завернутого в плащаницу Тела.

Слева – вид из древней погребальной пещеры.

Причем Туринская плащаница свидетельствует, что она соприкасалась с Телом не меньше 30 часов, но и не больше сорока. Почему именно так? Потому что в теле усопшего в первые 30 – 40 часов после кончины проходят через кожу определенные выделения. На плащанице такие выделения отложились и были констатированы медиками. Эти выделения во многих местах растворили прежде образовавшиеся отпечатки крови, и просочились сквозь них, что дает нам еще одно доказательство – кровь перешла от ран на полотно гораздо раньше. Например, в сгустках на затылке просочилось огромное количество капелек. И при ближайшем рассмотрении видна начальная, жемчужно-образная капля, вокруг которой ореолами произошло растворение окружающей крови. В результате получается, что капля окружена ореолами сукровицы и крови.

Самое же поразительное для медиков то, что менее чем через 40 часов эти выделения внезапно полностью прекратились. Это абсолютно достоверный факт, потому что в противном случае, к сороковому часу соприкосновения, все отпечатки крови стушевались бы до неузнаваемости.

Настоящее вызывает глубокое удивление, но на Туринской плащанице следы крови остались нетронутыми. Один из наиболее убедительных тому примеров – это подтек на лбу, причиной которого, несомненно, стал шип. Подтек крови имеет форму перевернутой цифры «3», и он остался нетронут самым необъяснимым образом, хотя находился в контакте с тканью более 30 часов.

Медики задают вопросы, на которые не находится ответа. Как стало возможно, что в течении значительного времени два крошечных подтека на тыльной стороне левой руки, два пятна на кистях, большая прядь волос, кровавые пятнышки на бровях, волосах остались нетронутми, не подверглись и малейшей деформации?

Как объяснить, что отпечатки Тела со спины изображения, не сплющены? О этом нам свидетельствуют пятна в затылочной части головы, кровь вокруг зоны солнечного сплетени – два подтека, которые пересекаются на спине в зоне пояса и многое другое. Принимая во внимание посмертное окоченение, которое зафиксировали мышцы, положенное на спину Тело, должно давить своим весом на постеленное под ним покрывало. Следовательно, мы должны обнаружить отличие отпечатка со спины по сравнению с отпечатком лицевой стороны. Однако, различные спинные мускулы в отображении на ткани не оказываются сплющенными, причем рельефное отображение спинной и лицевой части единообразно. Как понять это единообразие отпечатков как в верхней, так и в нижней части ткани? Как объяснить, что следы крови предстают нетронутыми?

А может быть… в момент отделения от полотна Тело вовсе не имело веса?!

О фотографировании плащаницы

Более ста лет назад археологу, адвокату и фотографу-любителю Секондо Пиа в 1898 г. впервые разрешили сделать фотографии Туринской плащаницы.

Только фотографии, скажете Вы? Что особенного может быть в фотографии? Но вернемся в те далекие годы, и попробуем разобраться — что подвигло исследователей на глубокую, не прекращающуюся и по сей день научную работу. Расскажем обо всем по порядку.

Вечером 28 мая 1898 г. Секондо Пиа сделал два снимка с Туринской плащаницы, из которых, к сожалению, один оказался испорченным. Оставшуюся большую пластинку размером 50 x 60 см он в затемненном помещении опустил в проявитель… И вот тут началось самое интересное! В воспоминаниях о этом событии Секондо Пиа писал, что во мраке фотолаборатории на фотопластинке стал проявляться позитивный образ, и он увидел рельефный портрет Божественной красоты. Его волнению не было предела. Он всю ночь проверял и перепроверял сделанное открытие – на Туринской плащанице запечатлено негативное изображение, а позитивное изображение образа можно получить, сделав негатив с Туринской плащаницы.

Обретшая человеческий рост фотография выявила картину чудовищных страданий, но вместе с ними при этом, проявился Лик предельной величественности и царственности. С тех пор мы взираем на Лик, который выражает невыразимую стойкость и силу, а вместе с тем – безграничное прощение и милосердие. Перед нами – Лик с царственным выражением непобедимого терпения и величия перед лицом ужасающего истязания, Лик – на котором лежит печать Вечности.

Открытие Секондо Пиа повергло ученых в трепет – ведь принято считать, что открытие фотографии как таковой датируется 1839 г. Если быть совершенно точными – немного ранее. Наиболее ранний срок – 20-е годы XIX века, когда Ньепс (Niepce) нашел способ, называемый – термографией, для закрепления изображения, получаемого в камере-обскуре, используя в качестве светочуствительного вещества асфальтовый лак. Используя опыты Ньепса, французский художник и изобретатель Дагер (Daguerre) в 1839 г. разработал первый пригодный для практического применения способ фотографии — дагеротипию, при которой светочувствительным веществом служил уже иодид серебра. И только в 1841 англичанин У. Г. Ф. Тальбот изобрел калотипию, где впервые был реализован двуступенчатый негативно-позитивный процесс дающий возможность размножать фотографии. Калотипия и является прообразом современной фотографии.

Но получается, что образ на Туринской плащанице — самая древняя «нерукотворная фотография», появившаяся на 19 веков ранее, чем кто либо из людей смог догадаться о возможности получения «рукотворных фотографий»?! Секондо Пиа как фотограф прекрасно осознал, что в первом приближении изображение на плащанице является фотографическим негативом, существовавшим задолго до того как человечество вообще узнало что это такое.

Слева – первая фотография Лика с полотна, сделанная Секондо Пиа в мае 1898 г.

Справа – первая репродукция Туринской плащаницы, напечатанная после выставки 1898 г.

Хронологически достоверную историю Туринской плащаницы без всякого перерыва можно проследить начиная с середины XIV столетия. Ввиду того, что изображение на ней обладает всеми свойствами фотографического негатива, эта дата имеет огромное значение! Простое сопоставление говорит нам – мы имеем на ткани эквивалент фотографического негатива, который доказуемо существовал более чем за 450 лет до того, как человечество узнало, что такое фотографический негатив и как им пользоваться. Перед нами осязаемое научное доказательство – изображение не было сделано людьми! Отпечатки на плащанице не являются творением человеческих рук! А такое известие ни могло не привлечь к плащанице внимания множества экспертов и специалистов.

Достоверно доказано – отпечатки на плащанице обладают всеми свойствами фотографического негатива. И как это бывает со всяким негативом, превращение его в позитив переставляет половины тела на свои правильные места. При этом происходит переставление света и тени. Обратите внимание, что на любом негативе, в том числе и на ткани плащаницы, лоб и нос кажутся темными, а тени лица – белыми. Кроме того Лицо кажется суровым, с направленным вправо как будто острым и недовольным взглядом, и с широко, как кажется, открытыми глазами. Очевидно, что до изобретения фотографии эти характерные признаки негатива были непонятны иконописцам, поэтому многие иконописные изображения так или иначе воспроизводят эти особенности.

>Итак, черно-белая фотография отпечатков на плащанице, сделанная во время выставки 1898 г. во первых показала, что изображение — негатив. Во вторых, за счет значительного повышения контрастности изображения, представила миру такие подробности, которые не легко различить, если рассматривать ее как таковую. Мы уже говорили, что фотографический негатив плащаницы с правильным распределением света и тени показал множество уникальных подробностей на Теле и лице. В дальнейшем, для определения свойств изображения в течении 100 лет проводились более 1000 специальных тестов и было отснято более чем 32000 фотографий.

Слева – фотография Лика сделанная Джузеппе Энри в 1931 г.

Справа – фотография Лика сделанная в ультрафиолетовых лучах Джованни Батиста Джудика Кордиглия в 1969 г.

 

Слева – фотография Лика сделанная В. Миллером в 1978 г.

Справа – фотография Лика сделанная Барри Шворц в 1978 г.

 

Слева – фотография Лика сделанная Барри Шворц в 1978 г.

Справа – фотография Лика с особо повышенной четкостью сделанная Джинкарло Дуранте в 1997 г.

Но все же перед нами не просто самое древнейшее «нерукотворное фотографическое изображение». Какое воздействие опалило края волосков на ткани – этого мы не знаем! И главное. Последующие исследования плащаницы только прибавляют вопросов, на которые ученым затруднительно дать ответы, но труды их настолько интересны, что мы никак не можем о них умолчать.

Работы Джона Джексона

Создание специальных приборов и достижения в компьютерной графике, дали новый импульс к анализу отпечатков на плащанице. В 1977 г. Джон Джексон (John Jackson) отсканировал изображение на плащанице используя microdensitometer – прибор, который замеряет степень потемнения изображения на микроскопической площади поверхности.

Джексон и Джампер в своей лаборатории в 1977 г.

Желая глубже проникнуть в тайны Туринской плащаницы, Джексон применил при ее исследовании компьютерные программы, разработанные для обработки аэрофотоснимков. Обычно эти программы применяли для восстановления трехмерных форм объектов, запечатленных на фотографиях, снятых с воздуха или из космоса.

Поначалу он стремился записать мельчайшие изменения интенсивности изображения. Затем он полагал найти функциональную связь между этими мельчайшими изменениями интенсивности, которые в свою очередь, образуют сложнейший облик на полотне, и предполагаемым расстоянием между тканью и Телом. В своей работе Джон Джексон исходил из предположения – ткань плащаницы свободно провисала над Усопшим в то время, когда началось воздействие, приведшее к образованию отпечатков.

Затем, используя специальный Анализатор Изображений (VP-8), Jackson преобразовал оттенки интенсивности изображения в вертикальный рельеф. Это дало возможность получить с помощью компьютера полномасштабное объемное изображение. Смотря на него приходишь в неописуемый трепет! Перед нами открытие, важность которого трудно переоценить! Согласно исследованиям Jackson изображение на плащанице само в себе содержит трехмерную информацию! Есть и еще одна характерная особенность. В отличии от обычных фотографий или рисунков – объемное изображение получили без искажений. Следует отметить, что когда подобным способом обрабатывали фотографии или картины, то восстановленное по точкам изображение давало чудовищные искажения облика.

На основании этого феномена было высказано предположение – неизвестный науке процесс, вызвавший появление отпечатков на плащанице, происходил одинаковым образом как через пространство между Телом и верхней частью ткани, так и через пространство между Телом и нижней частью ткани, и не зависел от контакта между полотном и телом в каждой точке соприкосновения.

Поговорим подробнее о этих уникальных работах. Расскажем о самых важных деталях проведенных исследований. Желая глубже проникнуть в тайны Туринской плащаницы, Джексон применил при ее исследовании компьютерные программы, разработанные для обработки аэрофотоснимков. Обычно эти программы применяли для восстановления трехмерных форм объектов, запечатленных на фотографиях, снятых с воздуха или из космоса.

Следуя данной методике, фотографию плащаницы в натуральную величину разложили на миллионы, около микрона в диаметре, маленьких точек. Каждая микроскопическая точка получила три координаты: первые две указывали положение данной точки в общем отображении на плащанице, а третья соответствовала световой интенсивности, измеренной в этой точке.

Но для восстановления объемного изображения только этих данных явно недостаточно. Необходимо было узнать изменение в пространстве расстояния между Телом и тканью в то время, когда последняя покрывала первое в гробнице. Сразу непосредственно из отпечатков получить такие сведения исследователи не могли. Поэтому они провели обширные модельные опыты и восстановили форму погребения, о которой нам свидетельствует плащаница.

Человека, размерами, ростом и весом соответствующего отпечаткам, покрыли льняной тканью, каковая по величине соответствовала Туринской плащанице. В особенности следили за тем, чтобы все характеристики и черты отображения с плащаницы приходились на соответствующую часть тела добровольца. Когда это было сделано, то по всей поверхности замерили расстояние от тела добровольца до льняной ткани.

Очевидно – если полотно свободно лежит на поверхности человека, оно в некоторых местах образует складки. Поэтому при модельных работах исследовали отображение на плащанице с учетом морщин, которые определяют самые высокие области соприкосновения Тела с тканью.

Полученную информацию заложили в вычислительную машину, и она по точкам восстановила полное объемное изображение на Туринской плащанице. Чтобы повысить точность, в расчетах учли помехи, вызванные ткацкой основой при изначальном фотографировании отпечатков, и изолировали ее, от отображения Тела.

Мы подходим к самому интересному. В результате исследований Джон Джексон обнаружил, что интенсивность потемнения участков облика на плащанице находится в простой функциональной зависимости от расстояния между ней и поверхностью Тела.

Он доказал, что на Туринской плащанице языком интенсивности потемнения передано расстояние между Телом и тканью. Зная эту зависимость, Джексону удалось по образу на Плащанице восстановить предполагаемую трехмерную форму Тела.

И он вместе с Александром Беляковым сделал совершенно неожиданные открытия. Обратимся к одному из них. В православной иконографии существуют свои каноны – правила по которым производится писание икон. Надо сказать, что эти каноны сильно отличаются от обычных правил живописи. В частности иконография имеет правило под названием «обратная перспектива». Поясним, что это такое. Для обычной живописи объект, нарисованный ближе к зрителю всегда больше, чем объект нарисованный в глубине изображения, и в живописной картине линии перспективы пересекаются в глубине рисунка на горизонте. В иконописи, наоборот, предмет находящийся ближе к зрителю меньше, чем предмет в глубине изображения, а линии перспективы пересекаются перед изображенным.

Попытка компьютерного восстановления «живого» Лика с полотна Туринской плащаницы с использованием специальных методов, применяемых в новейшей криминалистике.

Как вопросы перспективы могут быть связаны с загадочной тканью? Прольем свет на этот вопрос, обратившись к исследованиям. Отпечатки на плащанице появились в тот момент, когда ткань еще окружала Тело. Само положение развернутой и облегающей по Телу плащаницы в момент появления отображения, должно его обязательно исказить в соответствии с законом обратной перспективы. И действительно, этот тип «деформации изображения» был отмечен Джоном Джексоном. Таким образом не исключается возможность, что правило «обратной перспективы» в православной иконографии берет свое начало от изображения на Туринской плащанице.

Есть еще одна, наиболее удивительная особенность в изображении на ткани. Отпечатки Тела не имеет боковых поверхностей: например видна только передняя часть головы, а некоторые части Тела имеют неестественные пропорции: пальцы удлиненные, а руки – укороченные. Какая причина может вызвать именно такие искажения?

Джон Джексон сделал поразительный вывод, что отпечатки на плащанице – это проекция Человеческого Тела на поверхность ткани. Он полагает – изображение появилось под действием частиц, которые двигались в одном направлении – перпендикулярно поверхности Земли! Для того, чтобы на полотне получилась проекция Человека, для этого Тело должно «пройти» сквозь полотно, оставив на нем свои следы. Причем пройти вертикально!

Только таким образом можно объяснить многие особенности в отпечатках с плащаницы. Например, подогнутый большой палец просвечивает сквозь ладонь, и как бы проходит через нее. Все понятно! Сначала через ткань прошла ладонь, а потом – подогнутый палец.

После этого сообщения, восстановленное рельефное объемное изображение предстает перед нами исключительно ясным и как бы ожившим.

На объемном изображении отчетливо заметно, что в области подбородка борода и волосы сильно прижаты к Телу. Можно предположить, что стягивание бороды и волос было произведено во время погребения повязкой, обмотанной вокруг головы, для того чтобы избежать раскрытие рта. На глазах находятся плоские, подобные кнопкам объекты, которых идентифицируют с монетами.

Присутствие повязки вокруг головы, проходящей под подбородком, наличие монет на глазах, неомытое тело – могут говорить о том, что погребение проводилось накануне субботы, в спешном порядке. Но вероятно так же и то, что могли существовать древние запреты, подобные средневековым запретам раввината, запрещавших мытье, острижку бороды, волос и ногтей у тех кто был приговорен к высшей мере наказания, или к насильственной смерти.

Посмотрите! Отделение от полотна без повреждения прилипших сгустков крови, возможность отсутствия веса в этот момент, высокая степень вероятности прохождения непосредственно сквозь ткань, оставление нерукотворных, в виде негативного изображения отпечатков, содержащих в себе полную объемную информацию о проекции Тела… Это не плод воображения – это вполне доказуемые факты!

О следах монет на глазах

Обратимся к некоторым важным деталям. Мы уже говорили о том, что на Туринской плащанице в области закрытых глаз найдены отпечатки плоских, подобных кнопкам предметов. А из истории античного мира ученым давно известно, что кроме прочих погребальных обычаев, определенно есть два, которые древние евреи соблюдали всегда: они клали на веки усопшего монеты и перевязывали голову повязкой. Делалось это с сугубо практическим расчетом. Голову обвязывали узким полотном для того, чтобы не открывался рот. Монеты клали на глаза с подобной целью – чтобы веки самопроизвольно не полуоткрылись. И вполне естественно – эти монеты доставали из кошелька, а не искали еще в каком-либо другом месте. Нам, таким образом очевидно, что если мы сможем отождествить кнопко-подобные отпечатки на глазах с монетами чеканки определенного века и года, мы сможем достоверно установить дату погребения.

Земля древнего Израиля в первом веке входила в состав Римской империи. В то время основной платежной единицей считалась греческая серебренная монета – драхма, которая по стоимости равнялась римской серебренной монете – динарию (denarius). Монеты имели вес в зависимости от места чеканки: так аттическая драхма весила 4,37 г., а эгинская драхма – 6,3 г. В свою очередь динарий разделялся на десять, а позже, на шестнадцать ассариев или асов. Эти монеты уже чеканили из меди, и в одном ассарии было четыре кодранта (quadrans). В свою очередь половину кодранта составляла минута (minutum) или лепта – самая мелкая медная ходячая монета.

Итак, отождествление отпечатков подобных кнопкам предметов с плащаницы и подлинных монет этого периода, которые находятся в коллекциях древностей, проводилось с помощью фотографирования в поляризованном свете отпечатков с плащаницы и монет из собраний нумизматов. Полученные фотографические изображения в поляризованном свете проецировали друг на друга и сравнивали. Надо сказать, что эта методика с успехом применяется в судебной практике для идентификации отпечатков пальцев.

Но еще в 1980 г., работая с фотографиями Туринской плащаницы 1931 г., Francis Filas обнаружил на подобных кнопкам предметах в области глаз буквы «UCAI». Независимые исследования Kenneth Weaver, выполненные на самой плащанице в том же 1980 г., подтвердили наличие этих букв «UC» и «AI», но расположенных несколько искоса.

Наконец, через два года Alan Whanger находит полное соответствие между кнопко-подобными объектами с буквами на плащанице и медными монетами Палестины времен Римской империи. Он доказал, что на ткани находится отпечаток так называемой «лепты Пилата», которая датируется 29 г. н. э.

Итак мы имеем достоверные сведения, что Туринская плащаница на веке левого глаза содержит в себе изображение монеты, которое точно соответствует мелкой медной монете под названием «лепта Пилата». Монеты подобного типа чеканились во время правления префектов Иудеи Gratus (15-26 гг. н. э.) и Pilate (26-36 гг. н. э.).

Однако имеется одна особенность. Надпись на монетах «Тиберий император» на греческом языке – «TIBERIOY KAICAROC», на отпечатках тех же монет с плащаницы должна полностью читаться как «TIBERIOU CAICAROC». Из чего это следует? Такой вывод делается на основании того, что на всех изображениях с плащаницы отчетливо видны буквы «UCAI», которые являются окончанием первого и началом второго слова в надписи. Предположение о том, что буквы в отпечатке монеты с плащаницы – «UCAI» являются грамматическими ошибками надписи монет на греческом языке «TIBERIOY KAICAROC» (то есть «Тиберий император» или по латыни «Tiberius Caesar», который правил с 14 по 37 гг. н. э.), полностью подтвердилось в 1981 г. В коллекциях древних монет ученые обнаружили подлинную монету того периода с грамматическими ошибками, и четко читаемыми буквами «IOUCAI». Хотя изображение букв на плащанице слегка искажается формой волокон ткани, они расположены в той же правильной позиции, что и буквы на древней медной монете.

Более того, сравнение форм монеты и букв на отпечатке в плащанице, с аналогичными монетами находящимися в коллекциях, показали 74 признака совпадения! Тождество доказано! А ведь монеты с орфографической ошибкой в надписи датируются 16 годом правления императора Тиберия или 29 г. н. э. Подобная датировка просто ошеломляет! И учтите, что такие монеты сохранились до наших дней далеко не в единичном экземпляре. К настоящему времени в разных коллекциях насчитывается, по крайней мере, 6 штук с подобной ошибкой в надписи. Профессор Filas идентифицировал их в более широком спектре как монеты, которые чеканил префект Иудеи Понтий Пилат в 29/30 или 30/31 годах н. э. Характерно, что этот тезис одобрил Kindler – известный нумизмат, директор музея Haaretz в Тель-Авиве.

Мы уже говорили о том, что по гречески имя императора Тиберий – «TIBEPIOY» пишется с конечной буквой « Y «, а не « U «, и что титул император – «KAICAPOC» пишется с первой буквой « K «, а не « C «. Но учитите, что серебренная монета – «динарий», имевшая хождение по всей империи, в том числе Палестине и Иудее, чеканилась на римских монетных дворах, тогда как медная валюта была смесью римских и греко-римских монет. К этому надо прибавить, что на римских монетах титул императора писался латинскими буквами как «CAESAR», и многие медные монеты, чеканившиеся в провинциях, имели довольно низкое качество. Вот и причина всех ошибок! Из-за смешения языков, при изготовления литейных форм для чеканки монеты, греческая буква « K « была заменена на латинскую « C «. В дальнейшем, при исследовании монет выяснилось, что греческая буква Upsilon, то есть та самая « Y « на конце слова «Тиберий», очень сильно напоминает букву « U « с маленьким хвостиком снизу. Объяснение орфографических ошибок найдено!

Что характерно – чтение символов «UCAI» на ткани плащаницы не зависит от типа фотографии или от типа компьютерной обработки изображения. Эти символы видны даже на фотографии в натуральную величину, отснятой Enrie еще в 1931 г., и на столетней фотопластинке Pia, отснятой в 1898 г. Буквы на фотографиях с плащаницы были дополнительно определены Michael Marx – нумизматом и исследователем монет классической Греции.

Наконец, как показал в 1983 г. профессор Robert Haralick, подробно изучавший изображение в области глаз, символы на ткани плащаницы не могут быть просто искажением в форме переплетения нитей ткани плащаницы. Он привел ясные доказательства присутствия в отпечатках монет на ткани букв «OUCAIC». Эти символы он наблюдал как на оригинальном образе, так и на обработанном компьютером изображении в цифровом виде, при котором удалялось отображение основы ткани и оставлялось лишь изображение монет.

Как же ученые определяли год изготовления монет, спросите Вы? Это делали по особенностям в форме букв, которая весьма характерна для каждого определенного исторического периода. Сравнение начертания греческих букв на монетах с достоверно датированными текстами показало, что монеты чеканились в 16 году правления императора Тиберия или в 29 г. н. э.

А что говорит нам археология? Подтверждает ли эта почтенная наука наши далеко идущие выводы? Да, мы получаем все новые доказательства своей правоты. В захоронении, раскопанном еще в 1956 г., и которое использовалось довольно долго, нашли множество медных монет. Пять из них были эпохи Хасмонеев, две – периода правления Ирода, и тридцать шесть монет – периода прокураторов. Из этих монет 7 – монеты, называемые «лепта Пилата», относящиеся к 29 г. н. э. Замрите и внимайте! Изображение подобной монеты имеется на левом веке отпечатка с плащаницы. Как интересно!

Затем археологи нашли среди денег периода прокураторов 21 монету того же типа как «лепта Пилата», но относящиеся к 30 г. н. э., причем позже, изображение такой монеты обнаружили на правом веке отпечатка с плащаницы. А это еще более поразительно!

И в дальнейшем, раскопки 1979 г. недалеко от города Jericho еврейских захоронений I века н. э. только подтвердили нам, что древние евреи действительно клали усопшим монеты на глаза. В одном черепе были найдены две монеты 41-44 гг. н. э., несомненно попавшие туда, когда они провалились сквозь глазницы. В дальнейшем, археологи нашли монеты того же достоинства, что и «лепта Пилата» внутри черепа женщины одного из Оссуариев, относящиеся к 42-43 гг. н. э.

Итак, мы можем утверждать, что на глазах в области изображения с плащаницы находятся отпечатки двух медных монет типа «лепта Пилата» или «лепта вдовицы». Эти монеты отчеканены при префекте Иудеи Понтии Пилате во время правления римского императора Тиберия приблизительно в 29-30 гг. н. э. Таким образом мы получили на редкость точную датировку появления отпечатков на плащанице! Кроме того мы получили дополнительное подтверждение, что они образовались на ткани в древнем Израиле или в Палестине, то есть в том месте, где ходили в то время денежные знаки подобного вида и достоинства.

Но как могли остаться на ткани отпечатки медных денег? Ведь при обычных условиях они не должны отпечататься! Можно предположить, что изображение монет на ткани появилось за счет коронарного разряда исходящего из поверхности монеты. А это означает, что изображение получено за счет обтекания монет некой мощной энергией!

Как показал ряд экспериментов на пленке и на ткани, за счет коронарного разряда (свечения) можно получить высоко точные изображения монет, цветов, и других материалов. Причем эти изображения, в отличии от нарисованных, очень напоминают отпечатки находящиеся на плащанице. Возможно этим можно попытаться объяснить наличие в отображении на Туринской плащанице множества дополнительных предметов, о которых мы уже подробно говорили выше.

Какое Воздействие с такой силой, и вместе с тем так бережно опалило поверхность плащаницы, что на ней остались как следы медных монет так и живых цветов? Какое Событие произошло в Иудее в 30 г. н. э.? Вспомните наше предыдущее повествование, сложите воедино все уже известные Вам факты, и сделайте очевидный вывод!

Предположения и гипотезы

Вернемся в 1978 г., когда ученые проводили обширные исследования Туринской плащаницы. Были проведены интересные работы, которые дали миру множество новых подробностей. Светлые умы исследовали участок за участком, и сами поражались полученным результатам. Но оставалось одно из главных затруднений. Никто не мог убедительно объяснить – каким образом загадочные отпечатки появились на ткани.

Как ни удивительно, но и к настоящему времени никто не смог предложить достаточно понятный механизм формирования такого сложного отображения. Проще говоря никто не может сказать, каким образом оно получено! Причем ни один из известных к настоящему времени способов формирования изображений, не может объяснить даже такую загадку: исключительно высокую степень разрешающей способности отображения деталей в отпечатках, наблюдаемых на плащанице. Иными словами на ткани находятся отпечатки столь высокой четкости, что при каждом большем их увеличении, появляются все новые и новые подробности! Что же говорить о других загадочных особенностях!?

Например доказано, что поверхность льняных нитей имеет соломенно-желтый цвет только с той стороны, которая несет на себе эти отпечатки. Там же, где эти нити пересекаются между собой, образуя основу ткани, и с обратной стороны полотна – нет никакого изображения.

Что же тут странного, скажете Вы? Что так необычно в этом неведомом способе нанесения изображения? Чтобы удовлетворить любопытство читателя, придется нам пуститься в более подробное повествование. Мы уже говорили, что нити льна переплетены между собой в ткань на ручном ткацком станке. Эти нити получены ручным прядением, то есть скручиванием волоконцев льна на ручной прялке.

При сильном увеличении под микроскопом мы увидим нити, скрученные из волоконцев, часть которых торчит во все стороны из плотного пучка, образующего волокно нити. Эти волоконца примерно 15 микрон в диаметре (0,015 мм).

Так вот, отпечатки, которые образуют сложнейшее изображение на ткани, сформированы соломенно-желтым потемнением верхней поверхности тех мелких волоконцев. Если для удобства рассказа считать сечение волоконца кругом, то изменение в цвете произошло только в верхней части этого круга. Если же двигаться от верха по окружности к нижней части, мы очень быстро утратим это соломенно-желтое потемнение, и волоконце, в нижней и боковых частях, примет обычный белый цвет.

Обратите внимание – изображение затрагивает только волоконца находящиеся в области верхней части нитей. Перемещаясь вокруг поверхности нитей к местам их соприкосновения друг с другом при переплетении в полотно, мы увидим по всей боковой поверхности точно такие волоконца как сверху, но у них не обнаружим никакого потемнения!

Продолжим далее. Изменение цвета никогда не бывает более чем в одном или двух волоконцах по глубине сплетенных из волокон ниток. Погружаясь в сердцевину нити мы увидим, что, ниже тончайшего окрашенного слоя, составляющие ее волоконца – обычного белого цвета. Особо интересно то, что между разными волоконцами нет различий в соломенно-желтом оттенке, просто в более темных областях изображения потемнело большее количество практически одинаковых по цвету волокон. Таким образом интенсивность изображения определяет суммарное количество потемевших волосков на поверхности конкретной микроскопической области ткани. Отображение на полотне исключительно четкое. В затронутых изображением областях волоконцев видны хорошо определяемые края!

Другое наблюдение значительной важности – кровь находящаяся на волоконцах, защитила их от воздействия, которое вызвало появление отпечатков. Вот еще одно подтверждение известному нам факту, что кровь попала на плащаницу заведомо раньше, чем появилось изображение. Итак мы отмечаем, что неизвестное нам воздействие на полотно было очень кратким по времени, опалило тончайший слой волоконцев, и произвело изображение исключительной сложности.

Но почему в такой необычный цвет окрасились области с изображением? Что определило цветовую палитру отпечатков? Ответ поражает своей простотой. Когда Adler и Heller выполнили специальные химические анализы, они определили, что соломенно-желтый цвет волоконцев получается в результате дегидратации целлюлозы льна. Это достаточно интересное утверждение! Но исследователи встали в тупик. Они не смогли сказать, какой конкретно процесс произвел эту дегидратацию, и как были получены отпечатки на ткани. Попробуем разобраться. Если взять лист бумаги и положить его на стол, то под воздействием солнечного света он пожелтеет. Точно так же выгорают обои. Бумага как и лен содержит целлюлозу, и мы привели для читателя наиболее простые примеры дегидратации этого полимера. Если бы химическая реакция дегидратации имела только одну причину, в результате которой она протекает — нам было бы существенно легче. Но этот процесс происходит таким же образом при нагреве, излучении от радиации, и при участии некоторых химических соединений. Так какое же воздействие вызвало соломенно-желтый цвет волоконцев? Как раз этого мы и не знаем, потому вопрос образования отпечатков на плащанице остается открытым.

Вернемся несколько назад. Мы уже подробно говорили, что Джон Джексон в результате своих исследований показал – интенсивность в оттенках соломенно-желтого изображения на ткани (т. е. непрозрачность, затененность) находится в простой функциональной зависимости от расстояния между поверхностью плащаницы и поверхностью Тела. Таким образом, утверждение, что на плащанице находится изображение подобное фотографическому негативу — есть только первое приближение к действительности. Более строго, изображение — запись расстояния между Телом и плащаницей, которое отражено на ткани соломенно-желтым потемнением определенного количества волоконцев льна. Перечитайте и вдумайтесь в сказанные слова!

Мы надеемся, теперь нашему читателю понятно, что головоломка, загаданная уникальными особенностями отпечатков на Туринской плащанице, еще долго не будет разгадана! И кто сказал, что ее вообще можно разгадать?

Но ум человеческий пытлив. Люди часто пытаются постичь непостижимое. За сто лет многие ученые пытались раскрыть тайну Туринской плащаницы, и предлагали различные гипотезы образования изображения на ткани. Обратите внимание – каждое предположение соответствует той степени развития науки, которая была при выдвижении гипотезы, но ни одна из них не может доподлинно объяснить всех особенностей, найденных в отпечатках. Остановим свое внимание на четырех догадках:

— Изображение просто нарисовано на ткани;

— Изображение есть результат прямого контакта с Телом и образовалось вследствии процессов диффузии;

— Изображение получилось в результате излучения от радиации;

— Гипотеза «огненного Тела».

Основные доводы первых двух предположений достаточно хорошо известны. Наш любезный читатель многократно сталкивался с ними в многочисленных статьях о плащанице, поэтому мы ограничимся лишь кратким пояснением причин их несостоятельности. Но не подумайте, что те, кто в свое время их выдвигали, были глупее нас! Просто тогда не знали многих особенностей в изображении на Туринской плащанице, которые на сегодняшний день окончательно перечеркивают их труды.

Так вот, если обратиться к первой гипотезе, выдвинутой еще в средние века, и до последнего времени поддерживаемой скептиками, то окажется – да, рука живописца может воспроизводить мельчайшие подробности изображения на ткани.

Известны многочисленные произведения исскуства первого века нашей эры, написанные с величайшим мастерством.

Слева портрет римлянина. Вторая половина первого века. Энкаустика.

Но, помилуйте, никто из людей не способен нарисовать изображение так, чтобы обеспечить строгую функциональную зависимость между непрозрачностью на ткани и расстоянием между плащаницей и телом! Данные полученные Джоном Джексоном окончательно сводят к нулю вероятность первой гиппотезы.

Кроме того на плащанице имеется особая деталь в пропорциях тела. Она дополнительно свидетельствует, что отпечатки не наносились каким-либо искусственным путем. Обычное, принятое в живописи соотношение пропорции головы к росту человека составляет – 1/8. На плащанице же это соотношение составляет – 1/9! Но и этого мало…

Исскуствоведы авторитетно заявляют – на плащанице нет следов того, что кто-нибудь воспользовался красками для получения изображения. При исследовании фотографий сильно увеличенных нитей полотна, специалисты не находят следов какого-либо пигмента. Мы имеем убедительный довод. Совершенно невозможно удалить каждую частичку краски с переплетенных нитей ткани так, чтобы эксперты не обнаружили ее следов. И даже если краска была полностью удалена, то оставшиеся от нее пятна, в принципе не могут уподобиться пятнам на плащанице. И вот почему…

Исследователи получили данные, которые окончательно подтвердили нерукотворность образа на ткани. Компьютерный анализ отпечатков проведенный Tamburelli показал, что изображение Тела на плащанице образовалось в результате неизвестного нам, но ненаправленного воздействия, а следы от бичевания по Телу нанесены «направленным воздействием». Следы бичевания представляют собой вещественное доказательство – их «направленно» наносили из двух позиций – слева и справа от тела, причем наносящий удары слева был выше ростом, чем наносящий удары справа. О чем это говорит? Мы получили научное доказательство – вначале в плащаницу завернули истерзанное и окровавленное Тело, а потом произошло Нечто, что не имеет аналогов в современном мире, и на ткани остался предельно точный двухсторонний отпечаток. Tamburelli доказал, что следы бичевания действительно находились на Теле, а не могли быть просто нарисованы гениальным художником непосредственно на плащанице. Никакому человеку такое не под силу – это невозможно в принципе!

Но, может быть, нерукотворные отпечатки появились вследствии обычных, известных нам естественных процессов? И может быть, ничего загадочного здесь нет? Так появилась вторая гипотеза. Но предположение о том, что образ на ткани появился в результате прямого контакта ткани с Телом, и образовался вследствии процессов диффузии, проверено весьма давно.

Еще в сороковых годах нашего столетия Vignon, Delage , Judica Cordiglia , а впоследствии Romanese попытались получить отпечатки, подобные отпечаткам на плащанице путем моделирования. Исходя из предположения, что образ возник естественным путем за счет химического воздействия дериватов алоя – алоина и алоетина в присутствии мирры и человеческого пота, они покрывали льняным полотном гипсовые статуи и даже покойников, которых осыпали или помазывали вышеупомянутыми веществами. Затем обернутые тела помещали примерно на 30 часов в сырую прохладную атмосферу, подобную той, которая бывает в склепе или гробнице.

Продолжительные старания дали результат. Ученые получили на ткани довольно грубые отпечатки бледно-коричневого цвета. Это окрашивание было сильнейшей дегидратацией целлюлозы, но проникло во всю глубину нитей использованных в опытах сырых, небеленных домотканных полотен.

Отпечатки обладали свойствами фотографического негатива, а когда с них в свою очередь сняли фотографии, то получили позитивы. Но на этом все сходство полностью заканчивалось.

Изображение на ткани, полученное таким способом, было искажено до неузнаваемости! Как в опытах со статуями, так и в опытах с покойниками получались не портреты, а безобразные карикатуры оригиналов! Дело в том, что тело и лицо человека имеет рельефную форму, и покрывающая их ткань принимает отпечатки в трех измерениях. Когда же мы снимаем ткань и расправляем складки, то изображение раздается во все стороны, как в кривом зеркале, а результат получается грубый и искаженный.

Не забывайте, что на Туринской плащанице мы видим образ с абсолютно правильными пропорциями, и беупречной перспективой. Кроме того, окрашивание за счет дегидратации целлюлозы на ткани плащаницы присходит в тончайшем слое и только с одной поверхности волоконца, тогда как при упомянутом моделировании, окрашивание проникает в сердцевину нитей.

Стало ясно – качество изображения в модельных оттисках и глубина их проникновения в нити показали – способ прямого контакта ткани с Телом, и процессов диффузии, не пригоден для объяснения причины появления отпечатков на Туринской плащанице!

Мы можем говорить о следующем. Отпечатки на плащанице не нарисованы. Простые химические процессы, даже с участием мирры и алоя, не могут дать нерукотворный образ, хоть в чем либо подобный отображенному на полотне из Турина. Это подвигло ученых на выдвижение новых гипотез.

На сегодняшний день мы совершенно определенно можем говорить, что освещение для формирования изображения исходило непосредственно из самого Тела, лежащего в ткани. Воздействие во всей полноте, включая освещение ткани, в свою очередь, имело ограниченный радиус действия и было ненаправленным. Чем ближе была поверхность ткани к поверхности Тела, тем более ясным и определенным стало на ней Его изображение. При расстоянии между ними более чем 3,5 – 4 см, на ткани нет никаких отпечатков, а это диапазон пробега в воздухе альфа частиц, мюзонов (mesons) и других продуктов ядерного распада. Так возникла гипотеза о том, что источником освещения для формирования изображения на плащанице был ядерный распад.

А началось все с очень простой вещи. Профессора Kitty Little – физика-ядерщика из Великобритании заинтересовала соломенно-желтая окраска поверхности волоконцев на Туринской плащанице. Почему именно так, а не иначе? Для объяснения причин появления соломенно-желтого цвета в краях волоконцев, она предположила, что льняная ткань подверглась воздействию ионизирующей радиации.

На чем же зиждется такое предположение? В 1950 г., еще ничего не зная о существовании Туринской плащаницы, Kitty Little проводила исследования по воздействию ионизирующей радиации на различные полимерные материалы. Кроме прочих материалов, на исследовательском реакторе в городе Harwel, облучению подверглись несколько типов волокон из целлюлозы.

Реактор имел мощность 3,0-3,5 Мват (MW), и, таким образом, температура в зоне воздействия на образец не превышала 40-70 С. Вот в чем особенность этих испытаний! Kitty Little исследовала воздействие ионизирующей радиации на волокна целлюлозы без существенного влияния теплового воздействия. Значительный нагрев вызывает дегидратацию целлюлозы и искажает непосредственное влияние ионизирующей радиации.

В зависимости от дозы облучения, образцы приобрели изменение оттенков от соломенного, желтого и желто-коричневого, до коричневого и темно-коричневого. Чтобы получить очень насыщенную коричневую окраску, образцы держали в зоне облучения до 6 недель! А что самое важное для нас, при этих опытах получили образцы с соломенно-желтым цветом, подобным тому оттенку, который мы видим на волоконцах ткани Туринской плащаницы.

Поговорим терперь о следующем. Основными продуктами ядерных реакций являются – частицы с маленьким радиусом действия но с высокой энергией; потоки нейтронов; гамма лучей и значительное выделение тепла. Так почему же, если следовать этой гипотезе, плащаница не сгорела?

А вот почему. Вспышка тепла, выделяемого ядерным взрывом в Хиросиме при взрыве бомб 1945 г., была огромной, но имела очень малую продолжительность по времени. Обычной ткани белого цвета было достаточно, чтобы защитить кожу от ожогов. У тех женщин, которые имели платья с цветами на белом фоне, кожа под белыми областями осталась невредимой, тогда как под областями с цветами имелись обширные ожоги. Известно из физики, что более темные поверхности поглощают теплоту в большей степени, чем светлые. Поэтому вспышка теплоты при мгновенном действии за доли секунды, не успела нагреть светлую льняную ткань до температуры возгорания.

Если допустить, что отпечатки на плащанице возникли в результате ядерного синтеза атомов Тела – получается очень интересная картина. Тогда можно предположить, что само изображение появилось от воздействия на тонкий поверхностный слой ткани продуктов ядерного синтеза с коротким радиусом действия, а некоторые изменения, которые произошли в основном объеме полотна, были следствием нейтронного и гамма излучения.

Откуда такое утверждени? Какие данные дают нам косвенное подтверждение этой гипотезы? При описании ткани плащаницы на ощупь, исследователи констатировали, что оно было податливым, гибким, мягким, прочным, крепким, и напоминало им новую дорогую скатерть. Как же так? Эта льняная ткань очень древняя!

Попробуем разобраться. Нейтроны и гамма лучи имеют сравнительно большой радиус действия, и могут проникнуть сквозь всю толщину полотна плащаницы. При бомбардировке нейтронами, некоторые связанные атомы водорода неизбежно должны превратиться в атомы трития (tritium). Этот элемент радиоактивен, имеет период полураспада в 12,26 лет, и испускает маломощное бетта излучение. Подобное воздействие на составляющие целлюлозы волокон ткани, резко снижает окислительные и другие химические процессы, что в свою очередь уменьшает процессы старения. Потому ткань с возрастом в 2000 лет все еще сохраняет многие первоначальные свойства. Снижение восприимчивости к химическим процессам объясняет и такой факт, что хотя ткань покрыта спорами плесени, нет признаков повреждения от воздействия плесени, а ткань плащаницы цела и невредима.

Сравнив потемнение образцов, которых подвергли ионизирующему излучению, с потемнением ткани плащаницы в области изображения, Kitty Little в рамках своей гипотезы, оценила поглощенную дозу ионизирующего излучения. Величина оказалась очень высокая – от 120.000 Мрад до 680.000 Мрад (Mrad), но верхняя оценка предпочтительнее.

Почему так? Ответ весьма любопытен… При попытке определить предположительную дозу ионизирующей радиации, которая воздействовала на Туринскую плащаницу, мы должны считаться с историческими фактами. А ни для кого не секрет, что в древности художники и иконописцы использовали плащаницу как образец для своих произведений. Следовательно в то время они должны были видеть более насыщенное изображение, и оттенки цвета были более глубокими, чем к настоящему времени. Вероятно, осветление изображения было следствием пожара 1532 г., потому что нагрев усилил процессы окисления целлюлозы за счет уменьшения числа двойных связей.

Итак, гипотеза ядерного синтеза атомов Тела внутри гробницы, подразумевает термоядерную реакцию. Поразмыслим об этом спокойно. В человеческом теле главными составляющими веществами являются – углерод, водород, кислород и азот. Значительно меньше – кальция, фосфора и серы, а остальных химических элементов – совсем мало. Отсюда очевидно, что все главные составляющие тела имеют низкий молекулярный вес, и как следствие — низкую величину внутренней энергии. Поэтому энергия, высвобождаемая при ядерном синтезе атомов тела, должна быть гораздо ниже той, которая выделяется при радиоактивном распаде тяжелых атомов урана и плутония. Но этой энергии было бы вполне достаточно, чтобы переместить камень прочь от гробницы, совершить приличное землетрясение, и ионизацию воздуха. Ткань плащаницы с молниеносно нанесенными отпечатками, могла быть развернута ударной волной и не повреждена ею, потому что свободно лежала на Теле, а исключительно краткое по времени воздействие теплоты вспышки, как мы уже говорили ранее, не могло сжечь само полотно.

Но, пожалуйста, не обольщайтесь! Гипотеза появления отпечатков на Туринской плащанице за счет излучения от радиации одна из многих, но отнюдь не окончательная! Да, с ее помощью связаны воедино соломенно-желтый цвет в изображении, величина максимального расстояния между Телом и тканью при котором еще появляется какое-либо отображение, сам источник освещения для формирования изображения и прекрасная сохранность полотна по прошествии двух тысячелетий. Но эта гипотеза никак не объясняет, каким образом мог быть осуществлен мгновенный ядерный синтез некоторых атомов Тела!

Вещества из которых состоит человеческое тело находятся в исключительно стабильном состоянии, и ни один ученый не сможет предложить нам способ, который одновременно и мгновенно понудит некоторые химические элементы к превращению их ядер в потоки частиц и излучение! Хотя, с другой стороны, это теоретически возможно – но как практически, то нам неведомо!

По мнению Ринолдо – исследователя в области физики атома, межъядерные взаимодействия произошли исключительно в пространстве между Телом и полотном. Догадка ученого базируется на следующем… За счет неизвестного науке воздействия, вызванного чудесным явлением, связанным с Воскресением, из преобразующегося Тела в мгновение ока распространилась могучая энергия. От мощного излучения, весь наличествующий в воздухе тяжелый водород, или дейтерий, разделился на протоны и нейтроны… Потоки частиц с высокой энергией обрушились на полотно… Направленный поток протонов «нарисовал» сложнейшие отпечатки на ткани, а ядерные реакции нейтронов с азотом, обогатили плащаницу радиоактивным изотопом углерода, что существенно омолодило материал… Расчеты показывают – для того, чтобы освещать примерно 5 квадратных метров ткани требуемым для формирования образа потоком 9X10 в 12 степени частиц на квадратный сантиметр, необходимо всего лишь несколько миллионных долей от одного грамма дейтерия. Разделение такого незначительного количества тяжелого водорода на протоны и нейтроны даст энергию, соответствующую примерно 125 граммам тротилового эквивалента. Этой энергии вполне достаточно, чтобы вызвать заметную «вспышку». Больших противоречий, кажется, нет, и все же трудно отделаться от впечатления, что мы смотрим на бесконечно прекрасный свет через сильно закопченное стекло!

Редкую по красоте теорию отстаивает немецкий профессор Эберхард Линднер. Он полагает, что неведомое воздействие, порожденное чудесным явлением, соединенным с Воскресением, привело к полной аннигиляции атомов Тела! Это Событие сопровождалось излучением нейтронов и электронов… Когда поток нейтронов «проливался» на ткань, то за счет ядерных реакций с азотом и углеродом образовался избыток радиоактивного углерода. В тот же миг молниеносное испускание электронов «писало» загадочное изображение на полотне… Тадеуш Тренн – магистр физики из университета Торонто, уточняет, что для дематериализации Тела следует преодолеть сильное внутриатомное взаимодействие… Другими словами надо обеспечить «внешний» приток энергии в размере 1 процента от массы Тела! Тогда протоны и нейтроны переходят в возбужденное состояние, связь между ними пропадает, а естество, за очень маленький промежуток времени – десять в минус двадцатой степени секунды, разделяется на нуклоны, испуская рентгеновское излучение… Затем нуклон переходит из возбужденного состояния в нормальное с испусканием кванта ядерного поля – мезона. Обратите внимание – явление, описываемое нами, теоретически требует преодоления гигантских внутриядерных сил, которые связывают между собой нуклоны в ядрах атомов. Как результат, выделяются так называемые «тяжелые электроны» – мезоны, которые могут дать на полотне «мозаичную картину» за счет дискретного воздействия… Следствием такого хода событий должно быть аномально высокое содержание изотопов в камнях гробницы, что необходимо проверить. Если геологи найдут тяжелые ядра специфических элементов, например повышенное содержание тяжелого кремния, это может быть следствием только мощного потока нейтронов.

Какой мощи и Неведомой силы должно быть то внутреннее, в каждой клеточке, в каждом атоме воздействие, произведшее в Теле такие перемены, что дало аналог вспышки, но не позволило Ему распасться на составляющие, а сохранило в целости! Смотрите на гробные пелены! Изображенный сохранил свой Лик, но полностью преобразился и Ожил! Он Ожил Новой Вечной Жизнью, и даровал Ее нам!

Потрудимся еще немного. Да, излучение от радиации, с учетом поглощения в воздухе, может создать образ, который несет в себе информацию о плавно изменяющемся расстоянии между Телом и тканью. Но излучение само по себе, не может обеспечить необходимую степень разрешающей способности, то есть довольно высокую точность в воспроизведении деталей, которые мы находим в изображении на Туринской плащанице.

Попробуем разобраться в деталях. В трех довольно значительных исследованиях Джона Джексона, посвященных этому вопросу, не учтен один существенный фактор, которые мог бы объяснить столь высокую степень разрешения возникшего образа. О чем здесь идет речь?

С момента открытия «объемности» в отпечатках на Туринской плащанице, не прекращаются попытки найти способ, который мог бы обеспечить нечто подобное. Джон Джексон провел модельные эксперименты на скульптурах, обмазанных фосфором. Фосфорные соединения обладают способностью испускать в темноте свет, поглощенный в освещенном помещении. После такой «световой зарядки», обмазанные статуи помещали в полупрозрачную среду, которая частично поглощала излученный свет. Затем Джексон мог сравнивать зависимость между расстоянием от Тела до ткани и степенью ее потемнения, полученную при изучении отпечатков с плащаницы, с аналогичной зависимостью в модельном опыте. Так возникла гипотеза «излучающего тела». Главной особенностью этой модели было то, что испускание энергии вовне определялось лишь излучением непосредственно с поверхности.

Потолкуем об этом подробнее, стараясь не слишком обильно загружать читателя техническими терминами. Итак, в гипотезе «излучающего тела» вид математической зависимости потемнения от расстояния между плащаницей и Телом, определятся спектральным составом излучения. Что-то не слишком понятно, скажете Вы. Растолкуем подробнее. Спектр излучения какого-либо источника состоит из энергий с различной длиной волны. Мягкое излучение, то есть испускание энергии с большой длинной волны, сильнее поглощается в воздухе и не распространяется на значительное расстояние. Более жесткое излучение, называемое коротковолновым, напротив, поглощается слабее и воздействует на ткань издалека. А так как Джон Джексон знал связь между расстоянием и потемнением, он попытался охарактеризовать это излучение в цифрах.

По его данным, модели «излучающего тела» соответствовало излучение, поглощаемое в воздухе при характерной длине поглощения равной 0,7 см. Такой длине поглощения в воздухе соответствует излучение в рентгеновском спектре с энергией около 2 keV. Величина энергии 2 keV соответствует 2000 eV (электроно-вольт). Причем 1 eV = 1,602 X 10 в -19 степени джоулей. Таким образом, зависимость потемнения от расстояния, при принятии модели «излучающего тела», объясняется наличием спектра излучения поверхностью тела разной энергии в рентгеновском диапазоне. Но наиболее существенно в данной модели то, что излучение с энергией 2 keV обеспечивает создание тонкой структуры образа на расстоянии около 1 см от поверхности тела. Что любопытно – такие энергии не вызывают ядерных изменений.

Но при всей своей заманчивости, гипотеза «излучающего тела» имеет «ахилессову пяту»! При этом предположении считается, что излучение с поверхности Тела к плащанице было изотропным, то есть, проще говоря, одинаковым во всех направлениях. А если предположить, что неведомое нам воздействие исходило из всего Тела, а не только с Его поверхности!? Ведь намного более вероятно, что воздействие было не поверхностным, а объемным! Тогда на поверхности тела излучение станет анизотропным за счет поглощения части его внутри тела! Анизотропным – следовательно, неодинаковым по всем направлениям… А это перечеркивает предыдущую гипотезу!

Поэтому, для объяснения высокой степени разрешения образа на Туринской плащанице, Александр Беляков и Сергей Степанов предложили с помощью математического моделирования исследовать анизотропное излучение от тела, которое дает более четкий образ, чем тот, который образуется вследствие изотропного.

Они предположили, что Тело, завернутое в плащаницу, в определенный момент было окружено некой световидной энергией, форма которой повторяла форму Тела, а интенсивность – спадала по мере удаления от Него. Так появилась гипотеза «огненного тела».

Согласно этой версии, соприкосновение «огненного тела» с плащаницей, вызвало химические изменения в полотне и потемнение, подобное тому, которое происходит от действия сильного излучения. С физической точки зрения, принципиальное отличие данной гипотезы в том, что излучение не распространяется по законам движения физического света, но имеет форму тела, интенсивность, или энергетическая плотность которого уменьшается по мере удаления от кожи.

О характере изменения интенсивности этого «огненного тела» мы можем судить по степени потемнения плащаницы. Ведь мы уже знаем, что плащаница потемнела сильнее в тех местах, которые были ближе к поверхности Тела. Наибольшее потемнение возникло в точках прямого соприкосновения.

Теперь мы кратко поясним, что явилось краеугольным камнем для построения математической модели «огненного тела». Судя по найденной Джексоном зависимости потемнения на плащанице от расстояния между ней и Телом, излучение вне Тела в воздухе заметно поглощалось на расстоянии примерно одного сантиметра. Плотность человеческого тела на три порядка больше плотности воздуха. Тогда, согласно расчетам, внутри тела излучение заметно поглощается на дистанции 0,01 мм. Исходя из этих данных внешнее излучение определялось излучением тонкого поверхностного слоя. Но налицо анизотропия, потому, что хотя интенсивность излучения на поверхности модели в каждой точке поверхности будет одинаковой, за счет объемной формы тела излучение в разных направлениях не будет одинаковым.

Величина излучения с поверхности полагалась точно такой, какая принималась Джексоном в гипотезе «излучающего тела». Ранее мы говорили об этом, называли величину излучения, и объясняли, почему она принята именно такой. Но было принято к рассмотрению такое предположение, которое никак не вяжется с положениями современной физики. Хотя излучение в модели «огненного тела» распространялось по обычным законам физики, объемный источник этого излучения в форме человеческого тела и в рентгеновском диапазоне энергий трудно объяснить, оставаясь в рамках известных науке законов. Но это непривычное положение и составляет суть гипотезы «огненного тела».

Образ для математического моделирования был выбран достаточно простой, но самоочевидный. На плоскости бок о бок лежат два полуцилиндра. Исследовалось анизотропное излучение как с самих цилиндров, так и с плоскости вне их. Предполагалось, что анизотропное излучение частично поглощалось внешней средой. Воздух, как известно, задерживает излучение. Определялось, при каких параметрах этих цилиндров, на поверхности «полотна» отстоящей от них на 1,1 см будут получаться раздельные отпечатки их поверхности.

Здесь уместны некоторые пояснения. Такая геометрическая форма была выбрана как наиболее близкая к таким частям тела, как губы и пальцы. Но почему такое странное расстояние между цилиндрами и поверхностью «полотна»?

Потому что по оценкам Джексона, полученным на основании изучения отпечатков на Туринской плащанице, механизм появления изображения должен удовлетворять следующему требованию. На расстоянии в 1,1 см от поверхности тела должен создаваться образ, на котором различались бы столь мелкие детали, как очертания губ.

После математического анализа на компьютере стало очевидно, что модель «излучающего тела» не удовлетворяет этому требованию. Изображения полуцилиндров не сливаются друг с другом с расстояния 1,1 см, только если их радиус больше 0,8 см. Такой размер нас вовсе не устраивает. На Туринской плащанице четко видны мельчайшие подробности, а не только столь гигантские!

Продолжая моделирование, ученые, в рамках второй модели, достигли необходимй степени разрешения. При исходных данных модели «огненного тела», о которых мы говорили выше, вполне различаются два полуцилиндра радиусом 0,4 см на расстояния 1,1 см от их поверхности. А это соответствует геометрической форме губ. Таким образом, модель «огненного тела» можно принять как гипотезу для объяснения механизма возникновения отпечатков на плащанице.

Разрешение при моделировании достигает той степени разрешающей способности, которая необходима, чтобы частично объяснить возникновение изображения на Плащанице.

При использовании модели «излучающего тела», по форме зависимости потемнения ткани от расстояния до тела, мы судим о спектре излучаемой энергии, и высказываем определенные предположения.

В гипотезе «огненного тела» зависимости от мягкого или жесткого спектра излучения нет. Воздействие, которое влияет на ткань плащаницы, остается для нас неизвестным! Поэтому можно предположить, что «огненное тело» изменяло и ядерный состав ткани.

Этому есть косвенное подтверждение. В 1988 году была измерена концентрация радиоактивного изотопа C14 в ткани Плащаницы, и оказалась, что содержание С14 черезчур высоко для ткани I века. Об этом мы подробно говорили выше. Но что особенно интересно – концентрация С14 в маленьком образце ткани оказалась неоднородной! Обнаруженная неоднородность очень мала по величине – на грани точности измерения, но и образец для анализа был взят у края, вдали от отпечатков на плащанице.

Александр Беляков высказал неожиданное предположение, что на Туринской плащанице может находиться другой образ, выполненный не химическим изменением молекул целлюлозы, а ядерным изменением атомов углерода. Он полагает, что для обнаружения неоднородности в изотопном составе полотна плащаницы не надо вырезать из нее новые образцы. Достаточно обнаружить неравномерность распределения радиоактивного изотопа С14 с помощью фотопленки, что, возможно, даст отпечаток и этого «другого образа».

Да, теперь мы убеждаемся – множество предположений выдвигалось и еще будет выдвигаться. Гипотезы о том, что изображение на Туринской плащанице получилось в результате излучения от радиации, и гипотеза «огненного тела» имеют определенные точки соприкосновения с особенностями реального Образа на ткани, но они не объясняют всех Его загадок, и до конца не раскрывают Его тайну. Таким образом, мы опять приходим к выводу, ранее сделанному Джоном Джексоном – Образ на плащанице обладает характеристиками, которые в совокупности не могут быть одновременно объяснены ни одной из предлагавшихся гипотез.

Но сложим воедино то, что мы уже знаем. Тело, вероятно не имевшее в тот миг веса, бережно отделилось от ткани, не затронув присохших сгустков крови. Пройдя непосредственно сквозь ткань, световидной энергией, форма которой повторяла форму Тела, оставило нерукотворные, в виде негативного отображения отпечатки, содержащие в себе полную объемную информацию не только о Себе, но и о многих лежащих внутри ткани предметах и цветах. А теперь подумайте, какое Событие, произошедшее в марте-апреле 30 г. н. э. настолько изменило наш мир, что он с тех пор стал совершенно другим!? Ответ у Вас на устах!

Продолжение научных исследований

Печальные новости разносятся быстро – радостные медлительно. Предположения о средневековом происхождении Туринской плащаницы публиковались с завидными упорством и постоянством, тогда как весьма шаткие основания для этой гипотезы обсуждались только в узком кругу. Наверное мало кому известно, что результаты радиоуглеродного датирования, выполненные в 1988 г. и опубликованные на следующий год P.E. Damon, были аннулированы уже в 1990 г. Мы достаточно подробно говорили, что при анализе десятилетней давности не учли смещение процентного соотношения изотопов углерода от пожара 1532 г., и присутствие на ткани продолжающих жизнедеятельность микроскопических грибов и колоний бактерий. На сегодняшний день пересчитанный радиоуглеродный возраст Туринской плащаницы вплотную приблизился к первому веку нашей эры.

Та ли это плащаница, или нет? Та самая, подлинная ткань в которую две тысячи лет назад завернули пречистое Тело Богочеловека, или нечто иное? Вопрос подлинности по-прежнему волнует ученый мир не давая покоя многим.

Работы последних лет Emanuela Marinelli , Gino Moretto , а так же достижения прошлого десятилетия неутомимых Eric Jumper , Alan Adler , John Jackson и других в попытках раскрыть и расшифровать скрытые особенности изображения на плащанице доказали – вероятность гипотетической попытки какого либо мастера изготовить изображение искусственным путем стремится к нулю. Но как тогда объяснить нерукотворность отпечатков?

Загадка древнего полотна притягательна. Спустя сто лет после того как Secondo Pia сделал первую черно-белую фотографию с плащаницы, исследователи заново сняли первое цветное, с очень высокой степенью разрешения, изображение всей поверхности ткани в цифровом виде. Зачем такое дорогостоящее дело, спросите Вы? Осталось слишком много вопросов на которые не найден ответ.

Точная копия цветного изображения с Туринской плащаницы, полученная специальной цифровой видеокамерой с очень высокой степенью разрешения, даст нам обширную базу данных для будущего подробного анализа механизма формирования изображения на ткани. Ранее круг лиц, которые имели доступ к плащанице был очень ограничен. Теперь все ученые, желающие проводить анализ изображения, могут это сделать не прикасаясь к уникальному древнейшему полотну. С помощью компьютерной техники можно детально анализировать каждый миллиметр отпечатков. Кроме того цветное, с очень высокой степенью разрешения, изображение всей поверхности ткани в цифровом виде, позволит провести в каждом пикселе изображения количественный анализ величины того неизвестного науке воздействия, которое вызвало появление этих отпечатков на ткани.

Мы уже говорили, что Jackson и Jumper показали — только поверхность волосков на волокнах ткани изменяет цвет, что собственно говоря и образует изображение. Они вычисляли время, необходимое для того, чтобы, к примеру, электромагнитный источник мог вызвать подобное воздействие. Но по их расчетам это примерно несколько сотых долей секунды, то есть время, которое представляет непреодолимые технические трудности для гипотетического мастера, пробующего сфабриковать отображение на плащанице.

Перед нами самый сильный довод в пользу подлинности Туринской плащаницы. Ведь Джексон и Беляков предполагают возможность наличия лучевого источника внутри самого Тела и на Его поверхности. Несколько ранее мы обсуждали гипотезы, связанные с таким предположением. Но перед нами пока только догадки. Более подробно лучевые характеристики этого неизвестного воздействия могут быть проанализированы за счет математической обработки цветовых оттенков изображения, снятого в цифровом виде. Количественный анализ даст большое количество сведений относительно лучевых характеристик этого воздействия, например, соотношение между величиной испускаемой лучевой энергии и массой человеческого тела в соответствующих по анатомии областях.

Загадка неизвестного воздействия, вызвавшего появление необыкновенно подробных отпечатков на ткани, продолжает волновать умы ученых. Мы видим глазами свет в очень узком диапазоне, и множество деталей, отпечатавшихся на плащанице в более широком спектре, остаются пока неизведанными. Поэтому новые исследования в цвете с высокой разрешающей способностью проведены не только в области видимого спектра, но и в областях инфракрасного и ультрафиолетового излучения. Что нам это даст? Очень многое! В наиболее простом, случае анализ свечения ткани в инфракрасном свете позволит произвести более точное датирование возраста полотна. Свечение пятен крови и сукровицы (serum) в ультрафиолетовом спектре поможет детальному изучению их неизведанных свойств. А если повезет, то перед изумленными взорами мужей науки могут предстать такие дополнительные детали, которые нельзя увидеть при обычном освещении, но которые раскроют перед нами все новые и новые удивительные тайны.

Среди загадок Туринской плащаницы наибольшее внимание привлекает объемность изображения в отпечатках на ней. Хотя Джон Джексон сделал очень много, он использовал для своего анализа гигантские черно-белые снимки, на которых смена интенсивности окраски золотисто-желтого изображения на плащанице передавалась оттенками серого цвета. А это, согласитесь, не одно и то же. Почему же он так действовал? Просто к 1977 г. в распоряжении ученого не было такой аппаратуры, которая есть сейчас. В настоящее время, вооружившись новыми инструментами, энтузиасты своего дела продолжают работы по более полному воссозданию объемного изображения с плащаницы. Для этого в 1998 г. со всей поверхности ткани снято не одно, а несколько цветных изображений в цифровом виде, и каждый раз с большей степенью разрешающей способности. Максимальная величина разрешающей способности отснятого изображения составляет 3000 x 2000 пикселей (точек) на дюйм при 36 битной цветной разрешающей способности.

Эти данные позволят ученым попытаться получить более строгую функциональную зависимость интенсивности потемнения от расстояния между плащаницей и Телом, чем та, которую получил Джексон. Не подумайте, что на этом пути нет скрытых подводных камней! Есть, и еще какие! Мы можем достоверно точно и в мельчайших подробностях определить интенсивность золотисто-желтого потемнения плащаницы в каждом квадратике изображения размером 0,0085 X 0,0127 мм. Но при определении точного расстояния от плащаницы до Тела мы вполне можем впасть в две ошибки. Во первых, мы не знаем истинного первоначального положения плащаницы на Теле, а следуем в своих выводах тому расположению, которое получено при моделировании на теле человека с подобными пропорциями. Во вторых, мы не знаем точно самой формы Тела, положенного в плащаницу. Появляется некая неопределенность, и ученые хотят определить ее величину. Для этого нам следует выделить те точки на плащанице, для которых расстояние до Тела при любом положении ткани плащаницы является строго определенным. А для других точек следует измерить величину неопределенности расстояния между тканью плащаницы и Телом. После проведения этих работ, мы получим более строгую функциональную зависимость интенсивности потемнения от расстояния между Плащаницей и телом с учетом всех неопределенностей.

А тогда путем математического моделирования, исследователи из России под руководством Александра Белякова, попытаются получить гипотетический образ от всего Тела. При исследованиях прошлых лет интенсивность потемнения ткани плащаницы замеряли непосредственно с полотна. В ближайшее время степень потемнения в каждой точке образа на плащанице рассчитают по полученной выше формуле более строгой функциональной зависимости. Но будет одна особенность. Ткань, положенная на тело принимает сложную кривую поверхность. Исследователи из России предполагают, что Тело прошло сквозь ткань не только вертикально вверх, но и во все стороны. Поэтому за расстояние от плащаницы до Тела примут не вертикальную проекцию от точки на Теле к точке на плащанице, а ближайшее расстояние от точки на Теле к точке на плащанице. При этом не будет делаться предположение, как это делает Джон Джексон, что вертикальное направление выделено особо. Результат этой работы может быть потрясающим. Полученный в результате математической реконструкции гипотетический образ, должен в пределах ошибок совпадать с образом на Плащанице. Эта задача, по своей сути, является обратной задаче по восстановлению объемного образа Тела, исходя из данных о отпечатках на Туринской Плащанице, которую выполнил в свое время Джексон. Напомним, что Джон Джексон по изображению на плащанице восстановил предполагаемый объемный портрет, Того, Кто запечатлелся на ткани. Если намеченные работы пройдут успешно, то Александр Беляков на основании математической реконструкции предполагаемого объемного облика получит вероятные плоские отпечатки на ткани. Сравнивая полученные с помощью компьютера отпечатки, с реально существующими на Туринской плащанице, можно методом последовательных приближений получить в высшей степени точный объемный облик Того, Кто оставил отпечатки на полотне.

Рассказывая о гипотезе «огненного тела» мы подробно говорили, что вид функциональной зависимости потемнения от расстояния между плащаницей и Телом определятся спектральным составом излучения. Вы уже, наверное, помните, что спектр излучения какого-либо источника состоит из множества энергий с различной длиной волны. Мягкое излучение с большой длиной волны, сильнее поглощается в воздухе и далеко не распространяется. Жесткое излучение, с короткой длиной волны, напротив, поглощается слабее и воздействует на ткань на большом расстоянии. Таким образом, по точной функциональной зависимости потемнения от расстояния, мы можем судить о полном спектре энергии излучения и замерять его.

Впрочем есть одна принципиальная трудность. Читатель должен ясно отдавать себе отчет – само воздействие, опалившее ткань плащаницы, для нас остается неизвестным. Но можно попытаться выяснить величину энергии этого воздействия и его спектр, по химическим и ядерным изменениям, которые произошли в полотне. Для этого ученые продолжат исследования воздействия широкого спектра излучения на ткань в большом диапазоне энергий, от жесткого ультрафиолета до рентгена и гамма излучения.

Мы уже говорили, что целлюлоза волокон полотна плащаницы имеет довольно сложную структуру, которая зависит не только от места, где вырос лен, но и от возраста самой ткани. Облучая льняную ткань в модельных опытах, можно попробовать исследовать изменение структуры целлюлозы по сечению ткани в зависимости от расстояния источника излучения до поверхности ткани. Результатом таких исследований станут тесты, с помощью которых ученые смогут по структуре целлюлозы в ткани определять величину и спектр энергии, которой облучали ткань. Эти тесты необходимо разработать таким образом, чтобы их можно было применить для исследования Туринской плащаницы.

Для специалистов потребуются месяцы кропотливого труда, чтобы определить различие в структуре целлюлозы по всей площади поверхности плащаницы. Но когда этот процесс будет завершен, тогда на основании предложенных выше опытов, мы сможем вплотную подойти к тому загадочному спектру излучения, которое произвело отпечатки на Туринской плащанице.

Мы уже останавливались на работах Kitty Little — физика-ядерщика из Великобритании, которую заинтересовала соломенно-желтая окраска поверхности волоконцев на Туринской плащанице. Обсуждению ее гипотезы появления отпечатков на плащанице был посвящен целый раздел. Но к настояшему времени есть настойчивая потребность изучить оптический отклик ткани не только при излучении от ядерного распада. Перед нами стоит задача исследований в гораздо более широком и мощном спектре излучений. Проще говоря – надо найти связь между оттенками соломенно-желтой окраски волокон и видом широкого спектра электо-магнитных и ядерных излучений.

Для вопроса датирования полотна плащаницы по радиоуглероду чрезвычайно важным является следующее обстоятельство. В результате воздействия излучения на ткань, последняя, в разных местах поверхности может иметь существенно отличную химическую активность. То есть, упоминаемый нами ранее процесс присоединения, замещения углерода и углеродных групп как с течением времени так и в условиях пожара 1532 г., в различных местах полотна происходил неодинаково. Но образцы для анализа можно вырезать только в строго определенном месте! Поэтому для точного определения возраста Туринской плащаницы, необходимо подробно исследовать химическую активность по всей поверхности таким образом измененной ткани.

В 1997 году доктор Август Асетта, основатель и руководитель Центра по изучению Туринской плащаницы в Южной Калифорнии, собрал под свои знамена группу исследователей – физика-ядерщика по проблеме элементарных частиц, судебного медэксперта, и инженера-аналитика изображений. Он собрался искать связь между ядерной медициной, и «радиоизотопными изображениями» на плащанице… Доктор Асетта исходил из следующего – если Тело Само явило изображение на плащанице, то естественным, а в данном случае необычным источником энергии для его формирования могла служить межмолекулярная или межатомная энергия связи, выпущенная Им при «молниеносном преображении»! Самый близкий к этому современный инструмент исследования – ядерная медицина… Начало положено! Участники даллаской конференции 1998 г. потрясены сообщением… В материале, озаглавленном «Эксперименты с радиацией, как с возможным механизмом получения Изображения» Августа Асетта описал героический опыт! Он ввел себе вещество с радиоактивным метиленом, а затем, при помощи гамма камеры, изучал исходящую радиацию! Пойдя на смелый опыт, Август повторил несколько свойств имеющихся на Туринском полотне – контурное оттенение плотности обрисовки, смягчение ткани, выравнивание изображения по вертикали с обеих сторон, и получение образа неконтактным способом… Но полноты всей уникальности отпечатков на плащанице он не обрел, и не мог обрести! Речь не шла о восстании из мертвых! Никто не силился претворить естество!

Остановимся! Только перечень работ, намечаемых для продолжения исследований Туринской плащаницы поражает объемностью и сложностью поставленных задач. Но это и немудрено. Перед нами не просто древний отрез льняной ткани – перед нами полотно, которое хранит в себе Великую тайну.

Некоторые итоги

Последующие времена дадут много новых и потрясающих открытий. К настоящему времени уже совершенно ясно, что Туринская плащаница – не просто древнейшее полотно. Не забывайте – перед нами льняная ткань, второй которой нет и не может быть в этом мире. Но жизнь течет, и все материальные объекты со временем разрушаются. Это неизбежно. Поэтому нам важно наилучшим образом сохранить льняное полотно плащаницы. Задача эта очень не простая, потому что необходимо сохранить от неблагоприятных внешних воздействий как саму основу ткани так и изображение на ней.

Наиболее трудным вопросом при сохранении Туринской плащаницы является – невозможнсть точно указать все параметры того, что конкретно требуется сохранить. Пока мы точно знаем, что изображение на плащанице появилось в результате удивительного процесса, который вызвал дегидратацию целлюлозы ворсинок на поверхности льняной ткани, и что пятна крови действительно перешли с окровавленного Тела, Которое покрывала эта плащаница. Но все таки, что нам известно совершенно достоверно? Попробуем вкратце перечислить.

Отпечатки на ткани, в первом приближении, являются подобием фотографического негатива.

Воздействие, опалившее плащаницу исходило в строго определенном направлении.

Изображение на ткани находится только в тех местах, где расстояние от Тела до повехности полотна не превышает 3,5 – 4 см.

Степень интенсивности потемнения поверхности ткани (соломенно – желтый оттенок) обратно пропорциональна расстоянию между полотном и поверхностью Тела. В результате такой особенности, было восстановлено трехмерное объемное изображение Тела с плащаницы.

Неизвестное воздействие, исходившее от Тела, в спектре своего излучения имело и рентгеновский диапазон, поскольку в изображении видна скелетная структура рук, лица и некоторые другие отпечатки.

При сильном увеличении видно, что изображение составлено из множества микроскопических областей потемнения волоконцев льна с резко очерченными границами. В областях с большей интенсивностью цвета (более темных) просто потемнело большее колличество практически одинаковых по цвету волосков. Изображение подобно мозаике, составленной из участков потемнения волосков по четким границам размером 15-20 микрон шириной и 50-500 микрон длиной.

Но открытых вопросов гораздо больше.

В настоящее время Туринскую плащаницу поместили в постоянный контейнер, сделанный из камня и стекла, который имеет собственное внутреннее освещение. Подобная конструкция даст возможность сохранять плащаницу в плоском, развернутом состоянии, а при необходимости освещать ее для целей наблюдения. Чтобы исключить возможность повреждений, ее больше никогда не будут свертывать. Контейнер включает в себя все системы безопасности, в том числе и против любой формы микробиологических заражений. В случае опасности (в том числе и при пожаре) сработает специальная автоматическая система, и можно будет легко и просто удалить ткань. Стоимость этого специального контейнера оценивается в 1 миллиард лир. Но разве дело в деньгах? Туринская плащаница – бесценна.

Мы подходим к окончанию повествования. Путь был долгим, и требовал много внимания и усердия. По завершении нашего продолжительного и нелегкого труда следовало бы, по правилам, сделать пространные выводы. Но зачем повторятся! Мы достаточно долго пробирались сквозь сложнейшие вопросы, связанные с изучением Туринской плащаницы, чтобы снова, еше раз делать только естественно-научные выводы. Сейчас время сказать о следующем.

Весьма ограниченная в своих возможностях наука прикоснулась к тому предмету, который она может частично изучить, немного описать, но никогда не сможет до конца понять и выразить. Для этого у нее нет соответствующих средств, потому что то, что связано с Туринской плащаницей, имеет не только материальную сторону, о которой мы все это время говорили, но и глубоко духовную. Эта духовная сторона – Воскресение Христово!

Христос Воскрес!

Говорить о Воскресении можно бесконечно долго, но пусть за нас скажут духоносные слова апостола Павла, и пусть эти сокровища Божественной премудрости, эти Боговдохновенные строки вдохнут новую жизнь в наши ослабевшие души:

«Напоминаю вам, братия, Евангелие, которое я благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором и утвердились, которым и спасаетесь, если преподанное удерживаете так, как я благовествовал вам, если только не тщетно уверовали.

Ибо я первоначально преподал вам, что и сам принял, то есть, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию, и что явился Кифе, потом двенадцати; потом явился более нежели пятистам братий в одно время, из которых большая часть доныне в живых, а некоторые и почили; потом явился Иакову, также всем Апостолам; а после всех явился и мне, как некоему извергу.

Ибо я наименьший из Апостолов, и недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию. Но благодатию Божиею есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною.

Итак я ли, они ли, мы так проповедуем, и вы так уверовали. Если же о Христе проповедуется, что Он воскрес из мертвых, то как некоторые из вас говорят, что нет воскресения мертвых? Если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес; а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша.

Притом мы оказались бы и лжесвидетелями о Боге, потому что свидетельствовали бы о Боге, что Он воскресил Христа, Которого Он не воскрешал, если, то есть, мертвые не воскресают; ибо если мертвые не воскресают, то и Христос не воскрес. А если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших. Поэтому и умершие во Христе погибли. И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков.

Но Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших. Ибо, как смерть через человека, так через человека и воскресение мертвых. Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут, каждый в своем порядке: первенец Христос, потом Христовы, в пришествие Его. А затем конец, когда Он предаст Царство Богу и Отцу, когда упразднит всякое начальство и всякую власть и силу. Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои. Последний же враг истребится – смерть, потому что все покорил под ноги Его. Когда же сказано, что Ему все покорено, то ясно, что кроме Того, Который покорил Ему все. Когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем.

Иначе, что делают крестящиеся для мертвых? Если мертвые совсем не воскресают, то для чего и крестятся для мертвых? Для чего и мы ежечасно подвергаемся бедствиям? Я каждый день умираю: свидетельствуюсь в том похвалою вашею, братия, которую я имею во Христе Иисусе, Господе нашем.

По рассуждению человеческому, когда я боролся со зверями в Ефесе, какая мне польза, если мертвые не воскресают? Станем есть и пить, ибо завтра умрем!

Не обманывайтесь: худые сообщества развращают добрые нравы.

Отрезвитесь, как должно, и не грешите; ибо, к стыду вашему скажу, некоторые из вас не знают Бога.

Но скажет кто-нибудь: как воскреснут мертвые? и в каком теле придут? Безрассудный! то, что ты сеешь, не оживет, если не умрет. И когда ты сеешь, то сеешь не тело будущее, а голое зерно, какое случится, пшеничное или другое какое; но Бог дает ему тело, как хочет, и каждому семени свое тело. Не всякая плоть такая же плоть; но иная плоть у человеков, иная плоть у скотов, иная у рыб, иная у птиц. Есть тела небесные и тела земные; но иная слава небесных, иная земных. Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе.

Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное. Есть тело душевное, есть тело и духовное.

Так и написано: первый человек Адам стал душею живущею; а последний Адам есть дух животворящий. Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное. Первый человек – из земли, перстный; второй человек – Господь с неба. Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные.

И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного.

Но то скажу вам, братия, что плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления. Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся.

Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие. Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: поглощена смерть победою.

Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?

Жало же смерти – грех; а сила греха – закон. Благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом!

Итак, братия мои возлюбленные, будьте тверды, непоколебимы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен пред Господом.» (1Кор. 15)

О новых изданиях

По благословению Святейшего Патриарха Алексия в юбилейном 2000 г. издана книга «Туринская плащаница на заре новой эры». Издатель – Сретенский монастырь, автор – священник Вячеслав Синельников.

Много веков в Туринском соборе хранится драгоценный плат – древняя льняная ткань с золотистыми следами. Ее называют — Туринская плащаница и тщательно оберегают, как полотно неизмеримой ценности. Сердца христиан ясно подсказывают – Кто и при каких обстоятельствах оставил на ней Свой неповторимый Образ. Научным исследованиям уникальной плащаницы более сотни лет. За это время изменились методы изучения, открыты подробности, немыслимые на закате девятнадцатого века, но главным, по-прежнему, остается следующее: является ли Туринская плащаница той истинной Плащаницей, которой Иосиф из Аримафеи обвил снятое с Креста пречистое Тело Богочеловека, и в которой Он Воскрес? Стремлением ответить на этот вопрос, стали многолетние исследования, рассказ о которых, Вы можете прочитать в книге «Туринская плащаница на заре новой эры».

С благословения Святейшего Патриарха Алексия в юбилейном 2000 г. (вторым дополненным изданием) издана книга «Тайна Библии». Издатель – Сретенский монастырь, автор – священник Вячеслав Синельников.

Эта работа посвящена откровению о великой тайне Боговоплощения, обнимающему собою два Завета – Ветхий и Новый. Таинственные седмины пророка Даниила и предсказания пророка Исаии о страдании Спасителя, древнейшие письменные свидетельства II – IV веков по Рождестве Христовом и современные научные исследования, памятники Святой Земли и церковное предание – все это свидетельства о пришествии в мир Спасителя, Его жизни, учения, крестной смерти и Воскресении. Помочь тем, кто ищет правду, кто хочет знать истину, – цель этой книги.

Послесловие

22 декабря 2011 года.

В комиссии Ватикана подтверждают подлинность Туринской плащаницы

Москва. 22 декабря. ИНТЕРФАКС – Итальянские ученые после многолетних исследований пришли к заключению о подлинности Туринской плащаницы.
«Установлено, что ткань плащаницы датируется первым веком после Рождества Христова – это лен, и доказано, что она не средневековая. Мы доказали полное отсутствие пигмента, то есть можно говорить, что она имеет нерукотворное происхождение. Все фрагменты, которые были обнаружены, органического происхождения», – заявила искусствовед, член исследовательской комиссии Ватикана Екатерина Синицына-Сантони.
По ее словам, в Библии написано, что Христос находился в плащанице 40 часов, сообщает в четверг радио «Голос России».
«Исследования доказали, что тело, которое находилось в ткани, действительно находилось там 40 часов. Можно сказать на 95 процентов, что плащаница подлинная», – отметила специалист.
Результаты экспертизы подтвердили и описанный в Библии факт чудесного Воскресения, продолжает она.
«У евреев была такая традиция – они омывали тело семь раз. Как известно, Иисуса Христа не омыли ни одного раза, Его обработали маслом. Вот представьте: 36-40 часов если бы тело находилось в ткани – кровь плюс масло, – естественно, ткань прилипла бы. Соответственно, если бы ее снимали механическим путем, то оказалось бы огромное количество следов, что ее сдирали. Ни одного такого следа мы не обнаружили», – рассказала Е.Синицына-Сантони.
«То есть результат – что тело как будто бы из нее испарилось. В пользу этого говорит и контур, который виден на ткани. Ведь когда белая ткань долго находится под солнцем, она желтеет. А вот контур на плащанице – лик, руки, тело – это результат свечения. Какая сильная энергетика должна была исходить из этого тела, что образовался этот контур», – добавила она.
Ранее приходилось неоднократно слышать противоположные мнения ученых из разных стран относительно подлинности плащаницы. Так, в частности, два года назад группа ученых из итальянского университета Павии объявила ее средневековой подделкой.
В ответ на это глава службы коммуникации синодального Отдела внешних церковных связей священник Георгий Завершинский заявлял «Интерфакс-Религия», что Церковь в своем отношении к научным открытиям и достижениям всегда учитывает, что «с течением времени все может поменяться, исследования будут продолжаться, и теперешние выводы могут быть опровергнуты».
Поэтому, отмечал отец Георгий, отношение Русской церкви к данной святыне «не изменилось, равно как и к предыдущим исследованиям, доказывавшим, что Туринская плащаница не является подлинной».

Список литературы на русском языке

Список иностранной литературы

Список научных статей

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru