Во время отпевания священник, помимо имени усопшего, говорил о неком “приснопоминаемом Геннадие”. Кто же такой приснопоминаемый, если такого человека мы не знаем?