Array ( [rmcookie] => S:WfDqGqw3K-Lj75mPxmM85K3Y_juWI-61fE-JTKmOlGoJoyuyLmmPKkNW9ROUDjTeKjctmcYtoob6sfeTctbWS5HfLpeLVjHlHi7HsIZ1Pl1_LA71Z6E1xck4pRtGXyb8PxNCtHX_fnX4Uiq0hZrpFYca22oKIueYIdYmXc2dDi6ZDGAMjW_Xf8gNY6tijZlLeDS6X97oS6B-tgBhzlsvIjjP-hQbaJ-RiI_MaTG9_ENpnORCz-YenNa_tqs7Pa7j6F1RWX_h4xVHI8Tp_pfaZs2mVZwRfL_6hVigyGFrUc2oZFzgYMyqGTel_xlbHByJQ_kxm_DthNmSbB47XctKcoTnIDo7wGOB6mFLwUgm_AXzkb8he3uH4AaaoWim9A_ko1zSZyCAYWC5HQwzkesSQEppJffGxRRGCOglxkrvTVHFPNFKOPE7i4II_y3D57g4DVwq_XXYP-wGa2QwYZin_ag8gnFDfARDzsog7w7qT1bTGPI8-IVOEzLMtuHpIZP17HXVy2cIjPmCbq6l_urBThTfGEewjmkNjLc-ZxDbS1-9WqFISFM3mFhQk1UZy4rInpZgMAwkte9wU9Z3dyppNn__xX4OQVlbccH1tzVEG_wf8bEUEVNzfc77PY0n60HroQ== [otrid] => S:NiIVi-WUhM4pBr0Qzg_T0ERIyJezg4UkHK0BwFyo_wLog1BhCl3P7IJTtDDe8bwDEKU1Te6RBiSx3WcfvGLuvJfz5q5y1Mb-bPe64FTkLt5WuFj236VtJHH6ol8fCISVc2WO2cfLJ60loh5-irg7yPXmreUDRB-ypAk6Yzwe0_9KESR5iulFT9zD2nb-h7ur_vHLyvP1OVQvU9gzS_EaQPlE0q41lVnm1hk= )

Жертвоприношение Каина и Авеля

Жертвоприношение Каина и Авеля
  • Дата создания: 1510 г.
  • Техника: масло
  • Материал: дерево
  • Размер: 21.6 × 35.4 cм.
  • В Библии: Быт. 4:3–4

Сюжет

Сюжет воспроизводит известную историю о Каине и Авеле, изложенную в Священном Писании, в Книге Бытия. Суть этой истории такова. У Адама и Евы были дети. Младший сын Авель, был скотоводом (пастырем овец), а старший — Каин – земледельцем. Однажды оба они принесли жертву Богу – один со всей искренностью и чистотой сердца, другой – с пренебрежением. «Спустя несколько времени, Каин принес от плодов земли дар Господу и Авель также принес от первородных стада своего и от тука их. И призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его не призрел» (Быт.4:3–4). Воспылав злобой к Авелю, завистливый Каин становится братоубийцей, а его младший брат – первым мучеником на земле.

Описание

В центре композиции – Авель, в молитвенном предстоянии опустившийся на колени перед жертвенником,  на котором уготовано приношение Богу. Его взор обращен к небу. От его жертвенника с дровами и возложенными дарами поднимается ровный столб дыма, который вертикально восходит в небеса, сливаясь с облаками. Здесь же, на противоположном конце жертвенника мы видим Каина изо всех сил дующего на тлеющие угли.  Он словно украдкой с завистью взирает на брата и его жертву. Эта часть жертвенника покрыта клубами густого дыма. Образ Каина являются полной противоположностью образу умиротворенного Авеля. Авель замер в спокойном благоговейном состоянии, а Каин прилагает колоссальные усилия. Он изо всех сил дует на огонь, а в ответ чёрный дым поглощает его лицо. Чем труднее усилие, тем больше сажи и гари залепляет глаза.

Каин — плотский, приземленный человек; его раздражает Авель – человек духовный. Непринятие и непонимание иной, отличной от своей, системы ценностей жизни, обличает, не дает спокойствия злому и завистливому сердцу Каина. Рядом с жертвенником мы видим плащ и брошенную на него дубину, свидетельствующую о злом умысле Каина, решившего убить своего брата.

Примечательно, что художник изображает два облака, разделенные дымом сжигаемой жертвы. Одно на стороне Каина, другое на стороне его брата. И пока Каин старается разжечь огонь, облако над ним рассеивается, зато из облака над Авелем исходит луч, и мы понимаем, чья жертва принята.

Критика

Мариотто Альбертинелли был, по словам Джорджо Вазари, «человеком весьма беспокойного нрава, покорствующим своей плоти в делах любовных, и очень весёлым в повседневной жизни».

Коллеги упрекали его в легкомыслии, и, словно в подтверждение их слов, Мариотто Альбертинелли бросил заниматься живописью. Решив заняться делом более низким, но зато менее утомительным и более весёлым и, открыв превосходнейшую харчевню за воротами Сан-Галло, а у Понте-Веккьо таверну и харчевню, занимался этим делом много месяцев, говоря, что он выбрал искусство, в котором нет ни анатомии, ни ракурсов, ни перспективы и, что самое главное, за которое никто не оскорбляет, а что в том искусстве, которое он бросил, все как раз наоборот, потому что то изображало мясо и кровь, а это наливало кровью и наращивало мясо; и здесь каждый день слышишь, что тебя за доброе вино хвалят, а там только и слышишь, как тебя ругают.

Однако надоело ему и это и, устыдившись занятия столь недостойного, он снова вернулся к живописи и во Флоренции писал картины и расписывал дома граждан.

Рекомендуемая литература

Комментировать