Белое духовенство

Поня­тие «бе́лое духове́нство» (частич­ный сино­ним — «при­ход­ское духо­вен­ство») исполь­зу­ется для обо­зна­че­ния немо­на­ше­ству­ю­щих свя­щен­но­слу­жи­те­лей (диа­ко­нов и пре­сви­те­ров) и (иногда) цер­ков­но­слу­жи­те­лей (чтецов и ипо­ди­а­ко­нов). В узком смысле, в обы­ден­ном сло­во­упо­треб­ле­нии под «белым духо­вен­ством» чаще всего пони­мают при­ход­ское свя­щен­ство –  диа­ко­нов и пре­сви­те­ров.

Исто­рия и гра­ница поня­тия

Для пони­ма­ния раз­де­ле­ния пра­во­слав­ного духо­вен­ства на черное и белое необ­хо­димо рас­смот­реть исто­рию ста­нов­ле­ния инсти­ту­тов хри­сти­ан­ского пра­во­слав­ного свя­щен­но­слу­же­ния и цер­ков­но­слу­же­ния в прин­ципе, а также исто­рию появ­ле­ния и ста­нов­ле­ния инсти­тута мона­ше­ства.

Свя­щен­ство (шире духо­вен­ство), как особый разряд людей, спе­ци­ально выде­лен­ных для совер­ше­ния бого­слу­же­ний, известно с вет­хо­за­вет­ных времен. Совре­мен­ное пра­во­слав­ное свя­щен­ство многое уна­сле­до­вало от  вет­хо­за­вет­ного инсти­тута: в част­но­сти, деле­ние лиц, слу­жа­щих при скинии (храме) на леви­тов и свя­щен­ни­ков, во главе кото­рых стоял пер­во­свя­щен­ник, про­об­ра­зо­вало деле­ние духо­вен­ства (в рас­ши­рен­ном пони­ма­нии этого слова) на цер­ков­но­слу­жи­те­лей, диа­ко­нов, свя­щен­ни­ков, епи­ско­пов (и епи­ско­пов, зани­ма­ю­щих высшее адми­ни­стра­тив­ное поло­же­ние). Уже в Древ­ней Хри­сти­ан­ской Церкви можно уви­деть раз­де­ле­ние свя­щен­ства на три сте­пени: епи­скоп, пре­сви­тер, диакон, хотя не все иссле­до­ва­тели согласны с тем, когда именно такое раз­де­ле­ние было оформ­лено окон­ча­тельно. Также весь новый избран­ный народ Божий — хри­сти­ане раз­де­ля­лись на кли­ри­ков и мирян. При этом, начи­ная с IV в. стал фор­ми­ро­ваться инсти­тут мона­ше­ства. Бла­го­даря этому парал­лельно фор­ми­ро­ва­лось два спо­соба раз­ли­че­ния цер­ков­ного народа: по отно­ше­нию к слу­же­нию: κληρικός (клирик)  и λαϊκός (миря­нин), и по отно­ше­нию к образу жизни: μοναχός (монах) и κοσμικός (немо­нах). При этом под поня­тием «клирик» пони­ма­лись не только свя­щен­но­слу­жи­тели (епи­скопы, пре­сви­теры и диа­коны), но и цер­ков­но­слу­жи­тели, то есть лица, помо­гав­шие свя­щен­но­слу­жи­те­лям в совер­ше­нии бого­слу­же­ний (чтецы, певцы, ипо­ди­а­коны и диа­ко­ниссы, послед­ние, впро­чем, исчезли в сред­не­ве­ко­вый период, хотя сейчас пред­при­ни­ма­ются попытки воз­ро­дить это слу­же­ние). Таким обра­зом, с тече­нием вре­мени сфор­ми­ро­ва­лись разные спо­собы осу­ществ­ле­ния жизни во Христе, тра­ди­ция деле­ния веру­ю­щих на кате­го­рии, среди кото­рых можно выде­лить четыре: миряне – лица, не при­но­сив­шие мона­ше­ских обетов и не име­ю­щие посвя­ще­ния в сте­пень цер­ков­но­слу­же­ния или свя­щен­ства, «про­стые» монахи – лица, при­нес­шие Богу особые обеты отно­си­тельно своего образа жизни (цело­муд­рие, послу­ша­ние, нес­тя­жа­тель­ство) и соблю­да­ю­щие их, при этом также не име­ю­щие посвя­ще­ния в сте­пень цер­ков­но­слу­же­ния или свя­щен­ства, белое духо­вен­ство – лица, име­ю­щие посвя­ще­ние в сан или сте­пень цер­ков­но­слу­же­ния, но не всту­пав­шие в мона­ше­ство, и черное духо­вен­ство – лица, име­ю­щие посвя­ще­ние в сан или сте­пень цер­ков­но­слу­же­ния из числа мона­хов.

Одним из наи­бо­лее оче­вид­ных отли­чий белого духо­вен­ства от чер­ного (в Пра­во­сла­вии) явля­ется воз­мож­ность для белых кли­ри­ков брач­ной семей­ной жизни. Однако на семей­ную жизнь свя­щен­но­слу­жи­те­лей и цер­ков­но­слу­жи­те­лей нало­жены опре­де­лен­ные кано­ни­че­ские огра­ни­че­ния.

Во-первых, вступ­ле­ние в брак для кли­рика воз­можно только до посвя­ще­ния в сте­пень ипо­ди­а­кона (см.: 26 Апо­столь­ское пра­вило). Хиро­тес­сия в этот чин фик­си­рует брач­ный или без­брач­ный статус кли­рика. Вступ­ле­ние в брак для лица, посвя­щен­ного в ипо­ди­а­кон­скую сте­пень без­брач­ным, в насто­я­щее время счи­та­ется в пра­во­слав­ной тра­ди­ции недо­пу­сти­мым.

Во-вторых, как сам клирик, так и его супруга должны состо­ять в первом браке (см.: 17 и 18 Апо­столь­ские пра­вила). Вступ­ле­ние вдовых, или лишив­шихся супруги по иной при­чине кли­ри­ков в новый брак кано­ни­че­ски вос­пре­щено и влечет за собой извер­же­ние из клира. Также сле­дует отме­тить, что в тече­нии дол­гого вре­мени в России пред­по­ла­га­лось, что овдо­вев­ший клирик в обя­за­тель­ном порядке и под угро­зой лише­ния сана должен при­ни­мать мона­ше­ство.  Однако эту тра­ди­цию нельзя счи­тать кано­ни­че­ски оправ­дан­ной. Помимо этого сле­дует ука­зать, что к белому духо­вен­ству в совре­мен­ной Пра­во­слав­ной Церкви не могут отно­ситься епи­скопы, так как мона­ше­ский статус для них счи­та­ется обя­за­тель­ным, хотя в Древ­ней Церкви име­лись при­меры жена­тых епи­ско­пов (напр., отец свт. Гри­го­рия Бого­слова, т. н. Гри­го­рий Стар­ший вел семей­ную жизнь, уже будучи епи­ско­пом).

Опре­де­лен­ную пута­ницу в содер­жа­ние поня­тия «духо­вен­ство» внесло в нашей стране зако­но­да­тель­ство Рос­сий­ской импе­рии, согласно кото­рому к т. н. «духов­ному сосло­вию» отно­си­лись как монахи, не име­ю­щие свя­щен­ного сана или посвя­ще­ния в сте­пень цер­ков­но­слу­же­ния, так и кли­рики (свя­щен­но­слу­жи­тели и цер­ков­но­слу­жи­тели), неза­ви­симо от их отно­ше­ния к мона­ше­ству.

Отно­ся­щийся к белому духо­вен­ству клирик может пре­бы­вать в состо­я­нии без­бра­чия: цели­бата (от лат. caelibis — холо­стой). Цели­бат­ный клирик не при­но­сит мона­ше­ских обетов (а потому не отно­сится к чер­ному духо­вен­ству), но при этом хранит цело­муд­рие и  не всту­пает в брак.

В Римско-Като­ли­че­ской тра­ди­ции со времен папы Гри­го­рия VII (XI в.) все свя­щен­ники свя­заны обетом без­бра­чия, то есть явля­ются цели­бат­ными (семей­ная жизнь допус­ка­ется лишь для диа­ко­нов и для свя­щен­ни­ков Восточ­ного обряда, т. н. уни­а­тов). Между тем тра­ди­ция цели­бата свя­щен­ни­ков на Западе стала фор­ми­ро­ваться гораздо раньше.  Уже на Эль­вир­ском соборе в Испа­нии в 306 году было поста­нов­лено: «…пред­пи­сать епи­ско­пам, пре­сви­те­рам и диа­ко­нам и всем зани­ма­ю­щим цер­ков­ные долж­но­сти кли­ри­кам, – вовсе воз­дер­жи­ваться от своих жен». Однако обя­за­тель­ность соблю­де­ния цели­бата всеми кли­ри­ками в Пра­во­слав­ной тра­ди­ции отвер­га­ется кано­нами (см. 13‑е пра­вило Трулль­ского собора).

Совре­мен­ное состо­я­ние белого духо­вен­ства

В совре­мен­ной Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви диа­коны и свя­щен­ники, пред­став­ля­ю­щие белое духо­вен­ство, как пра­вило, женаты (за исклю­че­нием отдель­ных слу­чаев. Как ука­зы­ва­лось выше, епи­скопы при­над­ле­жат к чер­ному духо­вен­ству, явля­ясь мона­хами.

Как в обы­ден­ной речи, так и в пуб­ли­ци­стике суще­ствует тен­ден­ция сужать содер­жа­ние поня­тия «белое духо­вен­ство» до немо­на­ше­ству­ю­щих свя­щен­но­слу­жи­те­лей (свя­щен­ни­ков и диа­ко­нов) исклю­чая из него т. о. кли­ри­ков – цер­ков­но­слу­жи­те­лей (чтецов и ипо­ди­а­ко­нов).

Помимо основ­ных сте­пе­ней свя­щен­но­слу­же­ния (пре­сви­тер – иерей и диакон) в каче­стве награды за усерд­ное слу­же­ние клирик из числа белого духо­вен­ства может быть удо­стоен также воз­ве­де­ния в сан про­то­и­е­рея — для свя­щен­ника и про­то­ди­а­кона — для диа­кона (см. «Поло­же­ние о награ­дах Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви», при­ня­тое на Архи­ерей­ском соборе 2017 года). Ука­зан­ная награда тем не менее не явля­ется отли­чием хариз­ма­ти­че­ского плана (не воз­во­дит удо­сто­ен­ного этой награды кли­рика на иную сте­пень свя­щен­но­слу­же­ния), но, скажем, влияет на место, зани­ма­е­мое кли­ри­ком среди лиц одной с ним сте­пени при собор­ном совер­ше­нии бого­слу­же­ний.

В совре­мен­ной России прак­тика цели­бата для белого духо­вен­ства хотя и допус­ка­ется, но счи­та­ется исклю­чи­тель­ной и потому случаи цели­бата крайне немно­го­чис­ленны.

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки