Главная » Христианство » Искажения христианства » Церковные суеверия в период воцерковления
Распечатать Система Orphus

Церковные суеверия в период воцерковления

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (6 голос: 4,67 из 5)

М.А. Быкодорова

 

Человек впервые переступает порог Церкви. От того, как его встретят в храме православные прихожане – зависит очень многое. Действительно, пойдет ли в храм снова девушка, которую, едва успела она войти, пристыдили отсутствием платка на голове, джинсами, крашеными ногтями, а то и попросту выгнали? Слава Богу, такие случаи встречаются всё реже. Но существует ещё немало препон на пути воцерковления, и среди них не последнее место занимают суеверия.

Что знает о Церкви новоначальный? Строго говоря, подавляющее большинство нынешних православных надо бы называть новоначальными. (Здесь и далее будем иметь в виду тех, кто совсем недавно, скажем, первый год начал посещать церковные службы, соблюдать посты, и т.п.) Новоначальный практически ничего не знает, или очень мало, а хочет знать всё. Знать, чтобы выполнять. Что важно в церковной жизни, что второстепенно, а что – вообще чистой воды суеверие – это понять ему пока трудно.

Современный человек, существующий вне Церкви, уже, как правило, насквозь пропитан всевозможными околоцерковными суевериями. С ними он переступает порог Церкви, а “внутри” его поджидают новые суеверия, уже внутрицерковные. Одно накладывается на другое – и ничего хорошего ожидать не приходится.

Я работаю в церковной лавке, и мне приходится общаться с разными людьми. Новоначальные многого не знают, но всё же они ищут истину. Они задают вопросы о вере, о Боге, прислушиваются к советам. К сожалению, существует определенная категория людей, которые не читают Священное Писание, не выполняют постановлений Церкви, т. е. фактически ничего не знают, и знать не хотят. Но считают себя очень знающими, и даже церковными православными людьми, ведут себя излишне самоуверенно. Почему-то часто от них можно услышать, что у них в роду были священники, или есть знакомый священник, от которого они узнали то-то и то-то. Часто именно они являются носителями и распространителями всяческих суеверий.

Многие новоначальные считают, что в Церкви непременно обретут рай, а священник должен быть непогрешим как Господь Бог. Сталкиваясь с различными негативными моментами они могут впасть уныние и даже уйти из Церкви.

Представьте себе новоначальную христианку, которая с умилением возжигает у иконы свечку, и, не успев отойти от подсвечника, наблюдает, как подскочившая дежурная с возмущением выдергивает её свечу, гасит, а то и сломает пополам, и бросает в огарки. В чём причина? Да в том, что свеча, оказывается, куплена не в этом храме. Священник сказал прихожанам на проповеди, что запрещает ставить свечи, купленные в других храмах. А если кто поставит таковую, то пользы от неё не получит. Только потолок зря коптить будет. (В некоторых храмах даже объявления такие висят).

Представьте, что может чувствовать в тот момент эта прихожанка? Может быть, дежурная озабочена тем, чтобы её родной приход получал некоторый доход с продажи свечей? Логично. Но для новоначальной прихожанки, которая, возможно, ещё не выбрала, в какой храм ей ходить на молитву, это посильная жертва Богу. Новоначальная верит, что пожертвовала на Церковь, когда купила свечу и заплатила за неё деньги. Верит, что эта свеча возжена ею, как видимый символ её молитвы, горения пред Богом. А то, что она купила там, где подешевле, так это потому, что цены “не по карману”, а хочется и Спасителю, и Богородице, и всем святым, и на канун – везде свечи поставить. В православной литературе обычно подчеркивается: то, что мы видим на “ценниках” в храмах – так это не цены, а размер рекомендуемого пожертвования, и что если у вас нет денег, скажем, на совершение какого-либо таинства или требы, то никто не откажет вам сделать это бесплатно. А свечи в некоторых монастырях лежат в ящике свободно: бери и ставь, сколько надо.

Неужели некоторые боятся, что прихожане, настоящие христиане, не пожертвуют на храм столько, сколько им по силам, и даже больше? И что храм потеряет некую часть дохода из-за непроданных свечей? В любом случае хорошо бы с любовью объяснять людям, а не запрещать голословно, так как порой такой запрет не увязывается с православной верой, получается нарушение заповеди любви.

Ещё одно возражение насчет “чужих” свечей: они могут быть неосвященные. А что подразумевает освящение свечи? Некоторые представляют совершение некоего чуть ли не колдовского ритуала, благодаря которому свеча получает силу для сжигания отрицательной энергии.

Рядом с моей лавкой – торговый комплекс. Приходят ко мне продавщицы, покупают церковные свечи. Утром, перед открытием магазина, чтобы были хорошие продажи, свечами “сжигают отрицательную энергию”. То же делают некоторые у себя дома, например, после визита неприятного человека. Даже термин такой обрисовался – “прожигать свечи” – это значит, использовать их для “сжигания отрицательной энергии”, чтобы “убрать негатив”. С такой же целью некоторые дома возжигают ладан, и при этом называют это действо освящением квартиры.

Есть такое суеверие, что если свеча сгорит полностью, то исполнится загаданное желание. Если не до конца догоревший огарок уберет дежурная – желание не исполнится. Можно увидеть такое, например, у часовни Ксении Блаженной.

Одно из самых диких суеверий – ставить свечи на канун за живых людей (“чтобы им пусто было”). Для этого свечу зажигают, а потом втыкают горящим концом вниз (может, какой заговор при этом нашёптывают – не знаю). Говорят, что поминаемый должен вскоре умереть или ему будет очень плохо.

Ещё одна тема, которая часто смущает прихожан (как правило, новоначальных) – это тема десятины. Однажды на православном радио прозвучал вопрос: “Должен ли отдавать десятую часть дохода инвалид первой группы по зрению (незрячий!), если его доход – одна пенсия (названа чудовищно мизерная сумма), и есть иждивенец”? Ответ был: “Должен отдавать десятину с любой величины дохода, и в том числе с пенсии. Сумма, потраченная на требы, в десятину не входит”.

Как тут не смутиться новоначальному? Наверняка, этот инвалид нуждается в серьёзной материальной поддержке, а вместо неё ему сообщают, что Церковь всегда готова его обобрать, снять последнюю шкуру. Это у иудеев было – десятая часть. А мы христиане. Кто-то имеет большой доход, и девять десятых отдаст в храм, а кому-то и помочь надо материально. А он может быть поддержит своей молитвой тех, кто помогает храму деньгами.

Самые частые вопросы, которые возникают у новоначальных, – это вопросы практические, связанные с обрядовой стороной церковной жизни. Именно они вызывают порой недоумения, ставят в тупик. Так сложилось, что в каждой епархии, да что там, почти в каждом отдельном храме формируются свои правила. Они могут исходить как от самих прихожан, так и от духовенства. Это вполне объяснимо. Но когда местным обычаям отводится роль канонического правила, начинаются недоразумения, вводящие в соблазн новоначальных. В некоторых приходах священники не разрешают прихожанам причащаться чаще, чем один раз в три недели. В других приходах никаких таких ограничений нет, и наоборот, говорят, что причащаться надо как можно чаще. Этот вопрос уже поднимался не однажды. Проще тому новоначальному, который ходит в один только храм, выбирает одного священника своим духовным наставником и согласен послушаться ему во всём. Полагается на его опыт и Божью Благодать. Но и у такового могут быть искушения, если он услышит, что в других храмах священники благословляют причащаться, например, на каждой литургии, или один раз в месяц. А прихожане этих храмов порой считают свои порядки – истиной, а порядки других приходов – ересью (иногда не без помощи самих священнослужителей).

Вот такой пример. На приходе умер батюшка, настоятель и единственный священник храма, единственного в городке. На его место прибыл другой, когда ещё гроб с покойным стоял посреди храма. Новый настоятель объявил прихожанам, что причащаться чаще, чем раз в три недели – это тяжкий грех. Но ведь ещё три дня назад в храме были другие правила! Старые прихожане будут смиряться или станут ездить в храм в соседний городок. А что может произойти в душе новоначального? Ему фактически сказали, что он тяжко согрешал “по благословению священника”. И если этот новоначальный уйдет навсегда из Храма, то кто за это ответит пред Богом? И ещё, мне было больно смотреть на старушек, которых отгоняли от Чаши по вышеназванной причине. А может, какая-нибудь из них не причастилась в последний раз? Придет она домой, и умрет с расстройства от сердечного приступа. Без Причастия.

Со временем, как правило, недоразумения сглаживаются. Мы настолько разные, и жизнь у каждого своя, и обстоятельства этой жизни меняются. Может быть, стоит перенять опыт первых христиан? Или не может быть для всех единого “рецепта”, как часто причащаться? И что делать тем, кто только приходит в храм? Они хотят знать, а у священников не всегда хватает времени и любви, чтобы всё объяснить.

Бывает, Господь ведёт человека Ему одному ведомыми путями. Человек пришёл в храм, и ему там было хорошо. Ходил чуть не каждый день, и всегда причащался, не имея понятия о том, что надо как-то там по-особому готовиться, читать много-много молитв и строго поститься. Через месяц-другой узнал про правила, и сказал, что если бы он знал заранее, что к причастию надо столь тщательно готовиться, никогда бы, наверное, причащаться не стал – сил на такой подвиг у него не было. Возможно, что и от Церкви это его оттолкнуло бы. А так Господь дал ему возможность укрепиться Благодатью, и дал силы на молитву, пост, и борьбу с искушениями от прихожанки, которая пришла в ужас от содеянного “греха”, и всё причитала: “Кайся, ты страшный грех совершил, надо каяться, каяться!”

Много недоразумений связано и с вопросами подготовки к причастию.

Преподаватель воскресной школы по благословению настоятеля храма рассказывает новоначальным, что утром перед причастием нельзя чистить зубы, так как можно сглотнуть каплю зубной пасты. И если вы пользуетесь гигиенической помадой и слизнули её – всё! Вы уже поели, и причащаться нельзя. А может быть, правильнее зубы почистить? Разве лучше, когда изо рта пахнет? Одни священники благословляют болящего человека выпить таблетку в день причастия (Если это боль, которую терпеть невмоготу), другие – запрещают причащаться, если после 12-ти ночи выпито лекарство. Одни разрешают тем же диабетикам перед причастием выпить стакан чаю, другие – запрещают молодой мамочке причаститься, если она кончиком языка “проверила” температуру теплоты, чтобы нечаянно не обжегся её младенец.

Кажется, какие могут быть вопросы у новоначального по поводу исповеди? Издано столько брошюр, книг, листовок. Вот священник рассказал новоначальному, как исповедоваться надо. Главное, четко понимать, какие заповеди нарушил. В этом и покаяться. Этот новоначальный готовился всю ночь, даже плакал. А утром попал на исповедь к другому священнику, который сказал: “Что ты мне говоришь, что согрешил блудом? Это не исповедь. Ты скажи, где, когда, с кем и сколько раз”. И не принял исповедь. В следующий раз этот человек пришёл в храм через пять лет, а мог бы и вообще не придти.

Однажды новоначальный может “узнать”, что существуют священники “ненастоящие”. Потому надо смотреть, кладет ли батюшка свою руку поверх епитрахили на голову исповедующегося или не кладет? Так можно узнать, прощены тебе твои грехи или нет, а священник “настоящий” или нет.

Для новоначальных может быть духовно опасно общение с некоторыми прихожанами Вот, например, женщина, которая давно ходит в храм, исповедуется и причащается, жалуется, что она боится людей. Если она причастится, то кто-нибудь подходит сзади и касается спины. Она уверяет, что прямо чувствует, как уходит от неё благодать. Спрашиваю: “Как же Господь может покинуть человека по воле другого человека?” Но она всё равно настаивает, что чувствует, как благодать уходит. А ещё говорят, что кошки “оттягивают” благодать. О собаках в доме и говорить нечего.

Говорят, что использование чёток из обсидиана, повышает оккультные способности молящегося, поэтому православным лучше использовать чётки деревянные.

Суеверием может стать благочестивый обычай, если его неправильно истолковать. В качестве примера – обычай завешивать зеркала в доме покойника. Был случай, когда на православной выставке в Епархии, на стенде, посвященном православному обряду погребения, рядом висели две статьи, и в одной – о том, что следует завешивать зеркала в доме, а в другой – о том, что это языческое суеверие, и делать этого не следует. Посетители выставки были в недоумении. А надо бы разъяснить, в чём заключается суеверие.

Понятно, что всё равно в церковной практике никогда не будет у всех одинаково всё происходить, и на это есть множество причин. В Молдавии (не знаю, насколько это распространено) после прочтения всех записок священники приподнимают стол с поминальными яствами – как бы в знак того, что эта трапеза для тех, кто уже на небе. У нас в Петербурге я такого не видела. Где-то употребляется какая-то чисточетверговая вода, где-то – четверговая соль. В других местах о них и не слышали.

Когда-то протоиерей Валентин Мордасов раздавал чай своим духовным чадам – как утешение. Многие приезжали издалека, не могли делать это достаточно часто. Гостинец от любимого батюшки согревал душу. Теперь паломникам, посещающим погост Камно, рекомендуется захватить с собой продукты “на обмен”. Пачка чая, полежавшая в алтаре, называется святыней. Её можно употреблять как лекарство от страстей. (Также растительное масло и кагор).

Для некоторых людей воцерковление начинается с крещения. А человек, желающий покреститься или окрестить своего ребенка, сначала покупает нательный крестик.

И тут новоначального поджидают настоящие “страшилки”: “Если изображён череп в основании креста, то ребенок, которому надели такой крест, будет всю жизнь несчастен. Если черепа нет – будет счастлив. “А батюшки знают об этом, но ничего нам не говорят специально. Потому что нельзя, чтобы все были счастливые” – говорят такие “православные”.

Некоторые уверены в том, что живым надо носить крестики без распятия, а в гроб кладут крест с распятием.

И ещё считают, что священники обладают какими-то тайными знаниями, которые от простых смертных тщательно скрывают.

Очень много всяких суеверий, связанных с потерей крестика. Иногда меня спрашивают: правда ли, что если человек найдёт чужой крестик и наденет его на себя, то он все грехи этого человека возьмёт на себя?

Приведу ещё несколько примеров околоцерковных суеверий, которые порой смущают новоначальных.

Бывает, что люди идут креститься повторно. Говорят, что если на человека наведена порча, или сглаз, то его надо заново окрестить в Церкви. Причём при крещении ему надо поменять имя, и чтобы это имя было в тайне, чтобы никто не смог больше навести порчу.

Для языческого сознания характерно соответственно языческое отношение к Таинству Крещения. Спроси такого человека: почему ты крестишь ребенка? Он скажет: чтобы не болел, чтобы не сглазили. То есть – как средство от сглаза.

Сегодня многие люди имеют обыкновение носить с собой маленькие “дорожные” иконы. Можно и будучи далеко от дома достать иконку и помолиться. Но если человек верит, что сама по себе иконка, как некий талисман, принесет ему удачу в делах, счастье в жизни, то кто он – этот человек, если не язычник?

Со святыми небесными покровителями связаны некоторые суеверия. Например, некоторые считают, что если твой небесный покровитель причислен к лику святых в сонме мучеников, то и ты будешь на земле мучиться. Когда спрашиваю, какой святой Марины вам нужна икона – мученицы или преподобной? Говорят, давайте преподобную, а то мученица – звучит как-то жутковато. И Андрея юродивого не хотят, так как это звучит некрасиво. (“Нам только юродивых в доме не хватало”). Поверьте, очень тяжело разговаривать с людьми о святынях, если в их сознании нет такого понятия.

Ещё один достаточно часто встречающийся вопрос – о силе икон. Говорят: “Эта икона сильная, её надо обязательно иметь в доме”. Или: “Эта икона сжигает отрицательную энергию”. “Надо обязательно повесить над входом “Семистрельную”, она защищает”. “Нерушимая стена оберегает дом от воров”. “Я купила у вас иконку, чтобы она мне помогла сдавать экзамены, а с ней ещё хуже стало”.

Говорят, будто икону Иисуса Христа в доме держать нельзя, а хорошо бы – Николая Угодника, и что нельзя держать иконы в помещении спальни.

“Благодаря” всевозможным журналам, печатающим гороскопы, людям внушили, что каждому знаку Зодиака соответствует определенная икона. “Я Козерог, значит, какая икона моя?” Ищут другой раз какую-нибудь икону, а сами и не представляют себе, что это за икона, кто на ней изображен. И нужна им эта икона не для молитвы, а просто положено иметь её в доме как некий талисман.

Бывают суеверия смешные: Летний Никола якобы изображается без головного убора, а Зимний Никола всегда “в шапке” (то есть, в митре).

Беспросветная дремучесть порой удручает. И почему-то о сугубо церковных вещах люди черпают знания где угодно, только не в Церкви, и авторитет какой-нибудь целительницы или астролога оказывается посильнее церковного.

Новоначальному нетрудно заблудиться, если колдуны, которым сегодня открыта зеленая улица, дают советы людям сходить в храм, поставить свечку у такой-то иконы, заказать молебен о здравии. Они умело “оперируют” церковными понятиями, говорят о грехе, о духовности, и т.д. Внушают людям, что делают с Церковью одно общее доброе дело, а кто это отрицает – тот, дескать, людям враг, не желает им добра. Ходит ко мне за лампадным маслом и свечами одна дама – экстрасенс-целительница, работающая в целительском Центре, где она, по её словам, “лечит людей по методу Джуны одними молитвами без единой таблетки”. Горделиво сообщает, что она уже восемь лет, как с Богом и святыми, считает себя православной, знает названия икон, кое-какие молитвы (ими же “лечит”). Свой Центр она называет также православным, говорит, что имеет православного духовника и благословение от него на целительскую деятельность. Допустим, меня она не обманет. А что, если некто новоначальный нуждается в помощи, а она её возьмёт да и предложит?

Есть такие, которые подлавливают людей в православном храме, активно используя их некомпетентность и проблемы (скорби и болезни). Как только увидят человека растерянного, грустного – подбегают к нему, узнают, что у него заболел ребенок, а врачи не могут помочь, и – действуют! Рекомендуют какую-нибудь целительницу-травницу, которую якобы благословил батюшка (ещё и на старца известного сошлются). Скажут, что сейчас пойдут брать благословение у священника (сделают вид, что подошли и благословились). Потом скажут, что батюшка благословил вас лечиться у этой целительницы, и адрес дают. Несчастному ничего не остается, как поверить. По незнанию он попадает в сети дьявола, и думает, что это его Церковь благословила.

Иногда в народе появляются сомнительные “святыни” типа закваски для пирога, которую якобы много лет тому назад привезли из самого Иерусалима, и вот она передается из дома в дом как святыня. К закваске прилагается “инструкция” – как именно надо замешивать тесто (целый ритуал с определенным числом вращений вправо или влево, делением на части и т.д.), прилагается определенный рецепт. Есть пирог надо тоже определенным образом – только своей семьей, без посторонних, при закрытых дверях и обязательно молча. Далее следует обещание, что если сделаете так, то будет вам благо, а если не сделаете, то будет худо. В общем, почти всё так, как и в так называемых “святых” письмах. Моя знакомая (между прочим, воцерковленная), получила такую закваску от соседки как раз в разгар Великого Поста. “Инструкция” предлагала замешивать тесто на молоке и с яйцами. Это её и смутило. А иначе поверила бы.

Сегодня, возможно, неактуально разбирать такое суеверие, как “Сон Богородицы”. Одно время ко мне обращались с вопросом: где бы его достать? Говорят, что если в доме есть листок с переписанным “Сном Богородицы”, то это сохранит семью от всяких напастей. Последнее время таких вопросов не наблюдалось, но никто не гарантирует, что не нагрянет новая волна почитания этого “святого письмеца”.

Всех суеверий, которые “ходят” в народе, и не перечислишь. Это самочинные “канонизации” и “прославления” сомнительных исторических персонажей, и создание и тиражирование неканонических икон, акафистов, и распространение расколоучительной литературы, и многое другое. Об этом на конференции уже было сказано.

Хочу заметить, что православной литературы на разные темы издается сегодня достаточно. При желании можно найти ответ на любой свой вопрос. Но вопросы, связанные с церковной практикой, являются для новоначальных наиболее трудными. Церковный опыт у каждого священника и мирянина – свой, и ответы на один и тот же практический вопрос могут быть в разных изданиях у разных авторов непохожими друг на друга. Если этот опыт не противоречит Священному Писанию и Преданию Церкви, то он имеет место быть. Но главное для нас – это любовь к Богу и ближнему. Если будем это выполнять, то нашим братьям и сестрам будет намного проще и радостнее воцерковляться и накапливать собственный церковный опыт.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru