<span class=bg_bpub_book_author>Клайв Стейплз Льюис</span><br>Просто христианство

Клайв Стейплз Льюис
Просто христианство

(208 голосов4.4 из 5)

Оглавление
След. глава

Предисловие

То, о чем гово­рится в этой книге, послу­жило мате­ри­а­лом для серии радио­пе­ре­дач, а впо­след­ствии было опуб­ли­ко­вано в трех отдель­ных частях под назва­нием “Радио­бе­седы” (1942), “Хри­сти­ан­ское пове­де­ние” (1943) и “За пре­де­лами лич­но­сти” (1944). В печат­ном вари­анте я сде­лал несколько допол­не­ний к тому, что ска­зал в мик­ро­фон, но в осталь­ном оста­вил текст без осо­бых изме­не­ний. Беседа по радио не должна, по-моему, зву­чать как лите­ра­тур­ный очерк, про­чи­тан­ный вслух, она должна быть именно бесе­дой, испол­нен­ной искрен­но­сти. Поэтому в моих бесе­дах я исполь­зо­вал все сокра­ще­ния и раз­го­вор­ные выра­же­ния, какие обычно упо­треб­ляю в беседе. В печат­ном вари­анте я вос­про­из­вел эти сокра­ще­ния и раз­го­вор­ные обо­роты. И все те места, где в беседе по радио я под­чер­ки­вал зна­чи­мость того или иного слова тоном голоса, в печат­ном вари­анте я выде­лил кур­си­вом. Сей­час я скло­нен счи­тать, что это было с моей сто­роны ошиб­кой – неже­ла­тель­ным гибри­дом искус­ства уст­ной речи с искус­ством письма. Рас­сказ­чик дол­жен исполь­зо­вать оттенки сво­его голоса для под­чер­ки­ва­ния и выде­ле­ния опре­де­лен­ных мест, потому, что сам жанр беседы этого тре­бует, но писа­тель не дол­жен исполь­зо­вать кур­сив в тех же целях. Он рас­по­ла­гает дру­гими, сво­ими соб­ствен­ными сред­ствами и дол­жен поль­зо­ваться этими сред­ствами, для того чтобы выде­лить клю­че­вые слова.

В этом изда­нии я устра­нил сокра­ще­ния и заме­нил все кур­сивы, пере­ра­бо­тав те пред­ло­же­ния, в кото­рых эти кур­сивы встре­ча­лись, не повре­див, наде­юсь, тому “зна­ко­мому” и про­стому тону, кото­рый был свой­ствен радио­бе­се­дам. Кое-где я внес добав­ле­ния или вычерк­нул отдель­ные места; при этом я исхо­дил из того, что пер­во­на­чаль­ный вари­ант, как я выяс­нил, был пре­вратно понят дру­гими, да и сам я, по-моему, стал лучше пони­мать пред­мет беседы теперь, чем пони­мал десять лет назад.

Хочу пре­ду­пре­дить чита­те­лей, что я не пред­ла­гаю ника­кой помощи тем, кто колеб­лется между двумя хри­сти­ан­скими “дено­ми­на­ци­ями”. Вы не полу­чите от меня совета, кем вы должны стать: при­вер­жен­цем ли англи­кан­ской церкви или мето­дист­ской, чле­ном пре­сви­те­ри­ан­ской или рим­ской като­ли­че­ской церкви. Этот вопрос я опу­стил умыш­ленно (даже при­ве­ден­ный выше спи­сок я дал про­сто в алфа­вит­ном порядке). Я не делаю тайны из моей соб­ствен­ной пози­ции. Я совер­шенно обыч­ный рядо­вой член церкви Англии, не слиш­ком “высо­кий”, не слиш­ком “низ­кий”, и вообще не слиш­ком что бы то ни было. Но в этой книге я не делаю попытки пере­ма­нить кого-либо на мою позицию.

С того самого момента, как я стал хри­сти­а­ни­ном, я все­гда счи­тал, что луч­шая и, воз­можно, един­ствен­ная услуга, какую я мог бы ока­зать моим неве­ру­ю­щим ближ­ним,– это объ­яс­нить и защи­тить веру, кото­рая была общей и еди­ной почти для всех хри­стиан на про­тя­же­нии всех вре­мен. У меня доста­точно при­чин для такой точки зрения.

Прежде всего, вопросы, кото­рые раз­де­ляют хри­стиан (на раз­лич­ные дено­ми­на­ции), часто каса­ются отдель­ных про­блем высо­кой тео­ло­гии или даже исто­рии церкви, и эти вопросы сле­дует оста­вить на рас­смот­ре­ние спе­ци­а­ли­стов, про­фес­си­о­на­лов. Я бы захлеб­нулся в таких глу­би­нах и ско­рее сам нуж­дался бы в помощи, чем был бы спо­со­бен ока­зать ее другим.

Во-вто­рых, я думаю, мы должны при­знать, что дис­кус­сии по этим спор­ным вопро­сам едва ли спо­собны при­влечь в хри­сти­ан­скую семью чело­века со сто­роны. Обсуж­дая их пись­менно и устно, мы ско­рее отпу­ги­ваем его от хри­сти­ан­ского сооб­ще­ства, чем при­вле­каем к себе. Наши рас­хож­де­ния во взгля­дах сле­дует обсуж­дать лишь в при­сут­ствии тех, кто уже при­шел к вере в то, что есть один Бог и что Иисус Хри­стос – Его един­ствен­ный Сын.

Нако­нец, у меня созда­лось впе­чат­ле­ние, что гораздо больше талант­ли­вых авто­ров было вовле­чено в обсуж­де­ние этих спор­ных вопро­сов, чем в защиту сущ­но­сти хри­сти­ан­ства, или “про­сто” хри­сти­ан­ства, как его назы­вает Бак­с­тер. Та область, в кото­рой, как я счи­тал, я мог бы послу­жить с наи­боль­шим успе­хом, более всего в подоб­ной службе и нуж­да­лась. Есте­ственно, именно туда я и направился.

Насколько я помню, лишь к этому и сво­ди­лись мои мотивы и побуж­де­ния, и я был бы очень рад, если бы люди не делали далеко иду­щих выво­дов из моего мол­ча­ния по неко­то­рым спор­ным вопросам.

К при­меру, такое мол­ча­ние вовсе не обя­за­тельно озна­чает, что я зани­маю выжи­да­тель­ную пози­цию. Хотя ино­гда это дей­стви­тельно так. У хри­стиан порой воз­ни­кают вопросы, отве­тов на кото­рые, я думаю, у нас нет. Встре­ча­ются и такие, на кото­рые я, ско­рее всего, нико­гда не получу ответа: даже если я задам их в луч­шем мире, то, воз­можно (насколько я знаю), получу такой ответ, какой уже полу­чил одна­жды дру­гой, гораздо более вели­кий вопро­ша­тель: “Что тебе до этого? Сле­дуй за Мной!” Однако суще­ствуют и дру­гие вопросы, по кото­рым я зани­маю совер­шенно опре­де­лен­ную пози­цию, но и по этим вопро­сам я храню мол­ча­ние. Потому что я пишу не с целью изло­жить нечто, что я мог бы назвать “моей рели­гией”, а для того, чтобы разъ­яс­нить сущ­ность хри­сти­ан­ства, кото­рое есть то, что оно есть, пре­бы­вало таким задолго до моего рож­де­ния и не зави­сит от того, нра­вится оно мне или нет.

Неко­то­рые люди делают необос­но­ван­ные заклю­че­ния из того факта, что я говорю о Бла­го­сло­вен­ной Деве Марии только то, что свя­зано с Непо­роч­ным зача­тием и рож­де­нием Хри­ста. Но при­чина этого оче­видна. Если бы я ска­зал немного больше, это сразу завело бы меня в сферу крайне спор­ных точек зре­ния. Между тем ни один дру­гой спор­ный вопрос, в хри­сти­ан­стве не нуж­да­ется в таком дели­кат­ном под­ходе, как этот. Рим­ская като­ли­че­ская цер­ковь защи­щает свои пред­став­ле­ния по этому вопросу не только с обыч­ным пылом, свой­ствен­ным всем искрен­ним рели­ги­оз­ным веро­ва­ниям, но (вполне есте­ственно) тем более горячо, что в этом про­яв­ля­ется рыцар­ская чув­стви­тель­ность, с какой защи­щает чело­век честь своей матери или воз­люб­лен­ной от гро­зя­щей ей опас­но­сти. Очень трудно разой­тись с ними в этих взгля­дах ровно настолько, чтобы не пока­заться им невеж­дой, а то и ере­ти­ком. И наобо­рот, про­ти­во­по­лож­ные веро­ва­ния про­те­стан­тов по этому вопросу вызы­ва­ются чув­ствами, кото­рые ухо­дят сво­ими кор­нями к самим осно­вам моно­те­изма. Ради­каль­ным про­те­стан­там кажется, что под угрозу ста­вится само раз­ли­чие между Твор­цом и тво­ре­нием (каким бы свя­тым оно ни было); что вновь, таким обра­зом, воз­рож­да­ется мно­го­бо­жие. Однако очень трудно и с ними разой­тись во мне­ниях ровно настолько, чтобы не ока­заться в их гла­зах чем-то похуже ере­тика, а именно языч­ни­ком. Если суще­ствует такая тема, кото­рая спо­собна погу­бить книгу о сущ­но­сти хри­сти­ан­ства, если какая-то тема может вылиться в абсо­лютно бес­по­лез­ное чте­ние для тех, кто еще не пове­рил в то, что Сын Девы есть Бог, то это именно дан­ная тема.

Воз­ни­кает стран­ная ситу­а­ция: из моего мол­ча­ния по этим вопро­сам вы даже не можете сде­лать заклю­че­ния, счи­таю я их важ­ными или нет. Дело в том, что самый вопрос об их зна­чи­мо­сти тоже отно­сится к спор­ным. Один из пунк­тов, по кото­рому хри­сти­ане рас­хо­дятся во мне­ниях, это – важны ли их раз­но­гла­сия. Когда два хри­сти­а­нина из раз­лич­ных дено­ми­на­ций начи­нают спо­рить, вскоре, как пра­вило, один из них спра­ши­вает, а так ли уж важен дан­ный вопрос; на что дру­гой отве­чает: “Важен ли? Ну конечно, он имеет самое суще­ствен­ное значение!”

Все это было ска­зано только для того, чтобы объ­яс­нить, какого рода книгу я попы­тался напи­сать, а вовсе не для того, чтобы скрыть свои веро­ва­ния или уйти от ответ­ствен­но­сти за них. Как я уже гово­рил, я не держу их в сек­рете. Выра­жа­ясь сло­вами дядюшки Тоби: “Они запи­саны в молитвеннике”.

Опас­ность заклю­ча­лась в том, что под видом хри­сти­ан­ства как тако­вого я мог изло­жить нечто при­су­щее лишь англи­кан­ской церкви или (что еще хуже) мне самому. Чтобы избе­жать этого, я послал пер­во­на­чаль­ный вари­ант того, что стало здесь кни­гой вто­рой, четы­рем раз­лич­ным свя­щен­но­слу­жи­те­лям (англи­кан­ской церкви, мето­дист­ской, пре­сви­те­ри­ан­ской и рим­ской като­ли­че­ской), прося их кри­ти­че­ских отзы­вов. Мето­дист решил, что я недо­ста­точно ска­зал о вере, а като­лик – что я зашел слиш­ком далеко в вопросе о срав­ни­тель­ной мало­важ­но­сти тео­рий, объ­яс­ня­ю­щих искуп­ле­ния. В осталь­ном мы пятеро согла­си­лись друг с дру­гом. Дру­гие книги я не стал под­вер­гать подоб­ной про­верке, потому что, если бы они и вызвали рас­хож­де­ния во мне­ниях среди хри­стиан, это были бы рас­хож­де­ния между отдель­ными инди­ви­ду­у­мами и шко­лами, а не между раз­лич­ными деноминациями.

Насколько я могу судить по этим кри­ти­че­ским обзо­рам или по мно­го­чис­лен­ным пись­мам, полу­чен­ным мною, эта книга, какой бы она ни была оши­боч­ной в дру­гих отно­ше­ниях, пре­успела, по край­ней мере, в одном – дать пред­став­ле­ние о хри­сти­ан­стве обще­при­ня­том. Таким обра­зом, эта книга, воз­можно, ока­жет опре­де­лен­ную помощь в пре­одо­ле­нии той точки зре­ния, что, если мы опу­стим все спор­ные вопросы, то нам оста­нется лишь неопре­де­лен­ная и бес­кров­ная Свя­тая Хри­сти­ан­ская Вера. На деле Свя­тая Хри­сти­ан­ская Вера ока­зы­ва­ется не только чем-то поло­жи­тель­ным, но и кате­го­ри­че­ским, отде­лен­ным от всех нехри­сти­ан­ских веро­ис­по­ве­да­ний про­па­стью, кото­рая не идет ни в какое срав­не­ние даже с самыми серьез­ными слу­ча­ями раз­де­ле­ния внутри хри­сти­ан­ства. Если я не помог делу вос­со­еди­не­ния прямо, то, наде­юсь, ясно пока­зал, почему мы должны объ­еди­ниться. Правда, я неча­сто встре­чался с про­яв­ле­ни­ями леген­дар­ной тео­ло­ги­че­ской нетер­пи­мо­сти со сто­роны убеж­ден­ных чле­нов общин, рас­хо­дя­щихся во мне­ниях с моей соб­ствен­ной. Враж­деб­ность исхо­дит в основ­ном от людей, при­над­ле­жа­щих к про­ме­жу­точ­ным груп­пам, в пре­де­лах как англи­кан­ской церкви, так и дру­гих дено­ми­на­ций, то есть от таких, кото­рые не очень-то счи­та­ются с мне­нием какой бы то ни было общины. И такое поло­же­ние вещей я нашел уте­ши­тель­ным. Потому что именно цен­тры каж­дой общины, где сосре­до­то­чены истин­ные дети ее, по-насто­я­щему близки друг другу – по духу, если не по док­трине. И это сви­де­тель­ствует, что в цен­тре каж­дой общины стоит что-то или Кто-то, Кто, вопреки всем рас­хож­де­ниям во мне­ниях, всем раз­ли­чиям в тем­пе­ра­менте, всем вос­по­ми­на­ниям о вза­им­ных пре­сле­до­ва­ниях, гово­рит одним и тем же голосом.

Это все, что каса­ется моих умол­ча­ний по поводу док­трины. В книге тре­тьей, в кото­рой речь идет о вопро­сах морали, я также обо­шел мол­ча­нием неко­то­рые моменты, но по иным при­чи­нам. Еще с той поры, когда я слу­жил рядо­вым во время пер­вой миро­вой войны, я про­никся анти­па­тией к людям, кото­рые, сидя в без­опас­но­сти шта­бов, изда­вали при­зывы и настав­ле­ния для тех, кто нахо­дился на линии фронта. В резуль­тате я не скло­нен много гово­рить об иску­ше­ниях, с кото­рыми мне самому не при­хо­ди­лось стал­ки­ваться. Я пола­гаю, что нет такого чело­века, кото­рый был бы иску­шаем всеми гре­хами. Уж так слу­чи­лось, что тот импульс, кото­рый делает из людей игро­ков, не был зало­жен в меня при моем сотво­ре­нии; и, вне сомне­ний, я рас­пла­чи­ва­юсь за это отсут­ствием во мне и дру­гих, полез­ных импуль­сов, кото­рые, будучи пре­уве­ли­чены или иска­жены, тол­кают чело­века на путь азарт­ной игры. Поэтому я не чув­ствую себя доста­точно све­ду­щим, чтобы давать советы отно­си­тельно того, какая азарт­ная игра поз­во­ли­тельна, а какая – нет: если и вообще суще­ствуют поз­во­ли­тель­ные азарт­ные игры, то мне об этом про­сто неиз­вестно. Я также обо­шел мол­ча­нием вопрос о про­ти­во­за­ча­точ­ных сред­ствах. Я не жен­щина, я даже не жена­тый чело­век и не свя­щен­ник. Поэтому я не счи­таю себя вправе зани­мать реши­тель­ную пози­цию в вопросе, свя­зан­ном с болью, опас­но­стью и издерж­ками, от кото­рых я сам избав­лен; кроме того, я не зани­маю пас­тор­ской долж­но­сти, кото­рая обя­зы­вала бы меня к этому.

Могут воз­ник­нуть и более глу­бо­кие воз­ра­же­ния – они и были выра­жены – по поводу моего пони­ма­ния слова хри­сти­а­нин, кото­рым я обо­зна­чаю чело­века, раз­де­ля­ю­щего обще­при­ня­тые док­трины хри­сти­ан­ства. Люди задают мне вопрос: “Кто вы такой, чтобы уста­нав­ли­вать, кто хри­сти­а­нин, а кто нет?” Или: “Не могут ли мно­гие люди, не спо­соб­ные пове­рить в эти док­трины, ока­заться гораздо более истин­ными хри­сти­а­нами, более близ­кими к духу Хри­ста, чем те, кто в эти док­трины верит?” Это воз­ра­же­ние в каком-то смысле очень вер­ное, очень мило­серд­ное, очень духов­ное, очень чут­кое. Но обла­дая всеми полез­ными свой­ствами, оно – бес­по­лезно. Мы про­сто не можем без­на­ка­занно поль­зо­ваться язы­ко­выми кате­го­ри­ями так, как того хотят от нас наши оппо­ненты. Я поста­ра­юсь разъ­яс­нить это на при­мере упо­треб­ле­ния дру­гого, гораздо менее важ­ного слова.

Слово “джентль­мен” пер­во­на­чально озна­чало нечто вполне опре­де­лен­ное – чело­века, имев­шего свой герб и земель­ную соб­ствен­ность. Когда вы назы­вали кого-нибудь джентль­ме­ном, вы не гово­рили ему ком­пли­мент, а про­сто кон­ста­ти­ро­вали факт. Если вы гово­рили про кого-то, что он не джентль­мен, это было не оскорб­ле­нием, а про­стой инфор­ма­цией. В те вре­мена ска­зать, что, к при­меру, Джон – лгун и джентль­мен, не было бы про­ти­во­ре­чием; по край­ней мере, это не зву­чало бы более про­ти­во­ре­чиво, чем если бы сего­дня мы ска­зали, что Джеймс – дурак и магистр наук. Но затем появи­лись люди, кото­рые ска­зали – ска­зали так верно, доб­ро­же­ла­тельно, с таким глу­бо­ким пони­ма­нием и чут­ко­стью (и тем не менее слова их не несли полез­ной инфор­ма­ции): “Но ведь для джентль­мена важны не герб его и земля, а то, как он себя ведет. Конечно же, истин­ный джентль­мен – тот, кто ведет себя, как подо­бает джентль­мену, не так ли? А зна­чит, Эдвард гораздо более джентль­мен, чем Джон”. Ска­зав­шие так имели бла­го­род­ные наме­ре­ния. Намного лучше быть чест­ным, и веж­ли­вым, и храб­рым, чем обла­дать соб­ствен­ным гер­бом. Но это не одно и то же. Хуже того, не каж­дый захо­чет с этим согла­ситься. Ибо слово “джентль­мен” в этом новом, обла­го­ро­жен­ном смысле пере­стает быть инфор­ма­цией о чело­веке, и про­сто пре­вра­ща­ется в похвалу ему: ска­зать, что такой-то чело­век не джентль­мен, – зна­чит нане­сти ему оскорб­ле­ние. Когда слово пере­стает быть сред­ством опи­са­ния, а ста­но­вится лишь сред­ством похвалы, оно не несет больше фак­ти­че­ской инфор­ма­ции: оно сви­де­тель­ствует только об отно­ше­нии гово­ря­щего. (“Хоро­шая” еда озна­чает лишь то, что она нра­вится гово­ря­щему.) Слово “джентль­мен”, будучи “оду­хо­тво­рено” и “очи­щено” от сво­его преж­него, чет­кого и объ­ек­тив­ного смысла, едва ли озна­чает теперь больше, нежели то, что гово­ря­щему нра­вится тот, о ком идет речь. В резуль­тате слово “джентль­мен” пре­вра­ти­лось в бес­по­лез­ное слово. У нас и так уже было мно­же­ство слов, выра­жа­ю­щих одоб­ре­ние, так что для этой цели мы в нем не нуж­да­лись: с дру­гой сто­роны, если кто-то (к при­меру, в исто­ри­че­ской работе) поже­лает исполь­зо­вать это слово в его ста­ром смысле, он не смо­жет этого сде­лать, не при­бег­нув к объ­яс­не­ниям, потому что слово это не годится больше для выра­же­ния сво­его пер­во­на­чаль­ного значения.

Так что, если одна­жды мы поз­во­лим людям воз­вы­шать и обла­го­ра­жи­вать или, по их сло­вам, наде­лять более глу­бо­ким смыс­лом слово “хри­сти­а­нин”, это слово тоже вскоре утра­тит свой смысл. Во-пер­вых, сами хри­сти­ане не смо­гут при­ме­нить его ни к одному чело­веку. Не нам решать, кто, в самом глу­бо­ком зна­че­нии этого слова, бли­зок или нет к духу Хри­ста. Мы не можем читать в чело­ве­че­ских серд­цах. Мы не можем судить, судить нам запре­щено. Было бы опас­ной само­на­де­ян­но­стью с нашей сто­роны утвер­ждать, что такой-то чело­век явля­ется или не явля­ется хри­сти­а­ни­ном в глу­бо­ком смысле этого слова. Но оче­видно, что слово, кото­рое мы не можем при­ме­нять, ста­но­вится бес­по­лез­ным. Что каса­ется неве­ру­ю­щих, то они, несо­мненно, с готов­но­стью ста­нут упо­треб­лять это слово в его “утон­чен­ном” смысле. В их устах оно сде­ла­ется про­сто выра­же­нием похвалы. Назы­вая кого-то хри­сти­а­ни­ном, они лишь будут иметь в виду, что это хоро­ший чело­век. Но такое упо­треб­ле­ние этого слова не обо­га­тит языка, ведь у нас уже есть слово “хоро­ший”. Между тем слово “хри­сти­а­нин” пере­ста­нет быть при­год­ным для выпол­не­ния той дей­стви­тельно полез­ной цели, кото­рой оно слу­жит сейчас.

Мы должны, таким обра­зом, при­дер­жи­ваться пер­во­на­чаль­ного, ясного зна­че­ния этого слова. Впер­вые хри­сти­а­нами стали назы­ваться “уче­ники” в Антио­хии, то есть те, кто при­нял уче­ние апо­сто­лов (Деян. 11:26). Несо­мненно, так назы­ва­лись лишь те, кото­рые извлекли для себя наи­боль­шую пользу из этого уче­ния. Без­условно, это имя рас­про­стра­ня­лось не на тех, кто коле­ба­лись, при­нять ли им уче­ние апо­сто­лов, а на тех, кто именно в воз­вы­шен­ном, духов­ном смысле ока­зался “гораздо ближе к духу Хри­ста”. Это не вопрос бого­сло­вия или морали. Это лишь вопрос упо­треб­ле­ния слов таким обра­зом, чтобы всем было ясно, о чем идет речь. Если чело­век, кото­рый при­нял док­трину хри­сти­ан­ства, ведет жизнь, недо­стой­ную ее, пра­виль­нее будет назвать его пло­хим хри­сти­а­ни­ном, чем ска­зать, что он не христианин.

Я наде­юсь, что ни одному чита­телю не при­дет в голову, будто “сущ­ность” хри­сти­ан­ства пред­ла­га­ется здесь в каче­стве какой-то аль­тер­на­тивы веро­ис­по­ве­да­ниям суще­ству­ю­щих хри­сти­ан­ских церк­вей – как если бы кто-то мог пред­по­честь ее уче­нию кон­гре­га­ци­о­на­лизма, или гре­че­ской пра­во­слав­ной церкви, или чему бы то ни было дру­гому. Ско­рее “сущ­ность” хри­сти­ан­ства можно срав­нить с залом, из кото­рого двери откры­ва­ются в несколько ком­нат. Если мне удастся при­ве­сти кого-нибудь в этот зал, моя цель будет достиг­нута. Но зажжен­ные камины, сту­лья и пища нахо­дятся в ком­на­тах, а не в зале. Этот зал – место ожи­да­ния, место, из кото­рого можно пройти в ту или иную дверь, а не место оби­та­ния. Даже наи­худ­шая из ком­нат (какая бы то ни было) больше под­хо­дит для жилья. Неко­то­рые люди, верно, почув­ствуют, что для них полез­нее остаться в этом зале подольше, тогда как дру­гие почти сразу же с уве­рен­но­стью выбе­рут для себя дверь, в кото­рую им надо посту­чаться. Я не знаю, от чего про­ис­хо­дит такая раз­ница, но я уве­рен в том, что Бог не задер­жит никого в зале ожи­да­ния дольше, чем того тре­буют инте­ресы дан­ного чело­века. Когда вы нако­нец вой­дете в вашу ком­нату, вы уви­дите, что дол­гое ожи­да­ние при­несло вам опре­де­лен­ную пользу, кото­рой иначе вы не полу­чили бы. Но вы должны смот­реть на этот пред­ва­ри­тель­ный этап как на ожи­да­ние, а не как на при­вал. Вы должны про­дол­жать молиться о свете; и конечно, даже пре­бы­вая в зале, вы должны начать попытки сле­до­вать пра­ви­лам, общим для всего дома. И кроме того, вы должны спра­ши­вать, какая дверь истинна, невзи­рая на то, какая из них нра­вится вам больше по своей обшивке или окраске. Выра­жа­ясь проще, вы не должны спра­ши­вать себя: “Нра­вится ли мне эта служба?”, но: “Пра­вильны ли эти док­трины? Здесь ли оби­тает свя­тость? Сюда ли ука­зы­вает мне путь моя совесть? Про­ис­хо­дит ли мое неже­ла­ние посту­чать в эту дверь от моей гор­до­сти, или про­сто от моего вкуса, или от моей лич­ной непри­язни к этому кон­крет­ному привратнику?”

Когда вы вой­дете в вашу ком­нату, будьте добры к тем, кто вошел в дру­гие двери, и к тем, кто еще ожи­дает в зале. Если они – ваши враги, то помните, что вам при­ка­зано молиться за них. Это одно из пра­вил, общих для всего дома

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

16 комментариев

  • Ста­ни­слав, 08.02.2022

    Кто-нибудь знает, кто автор дан­ного перевода?

    Ответить »
  • Ека­те­рина, 29.11.2021

    Пре­крас­ная книга! Хочется мол­чать, каяться, молиться, искать Хри­ста. Думаю буду пере­чи­ты­вать не раз.

    Ответить »
  • Вла­ди­мир, 06.08.2021

    Само назва­ние книги ” Про­сто хри­стан­ство” гово­рит о том , что Льюис будет гово­рить с пози­ции вне­кон­фес­си­о­наль­ной. Но эта пози­ция напо­ми­нает пози­цию эку­ме­низма, где кон­фес­си­о­наль­ные и цер­ков­ные раз­ли­чия ничего не зна­чат. О хри­сти­ан­стве же надо гово­рить не только как явле­нии в мир Бого­че­ло­века Иисуса Хри­ста, но и как об исто­ри­че­ской церкви, в кото­рой реа­ли­зу­ется Хри­стос и кото­рая содер­жит и апо­столь­ское пре­ем­ство и соот­вет­ству­ю­щее дог­ма­ти­че­ское уче­ние и еще дру­гие вещи о кото­рых можно говорить.

    Ответить »
  • Алек­сандр, 29.06.2020

    Слава Богу!

    Вот еще ста­тья с неко­то­рыми кри­ти­че­скими заме­ча­ни­ями об этой книге:
    https://pravoslavie.ru/64156.html

    Ответить »
  • Алек­сандр, 28.06.2020

    Слава Богу!
    Уди­ви­тельно, что в этой книге так много про­ти­во­ре­ча­щего хри­сти­ан­ству, и так мало людей это заме­чают. В том числе среди православных.

    Хри­сти­ан­ство, такое, каким его пере­дали нам апо­столы, в непо­вре­жден­ном виде содер­жится только в Пра­во­слав­ной Церкви. В это верит каж­дый пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин, кото­рый созна­тельно пре­бы­вает в Церкви и пони­мает зна­че­ние слов “Верую … во Едину Свя­тую, Собор­ную и Апо­столь­скую Церковь.”

    Зна­чит нужно про­сто срав­нить содер­жа­ние этой книги с Пре­да­нием Пра­во­слав­ной Церкви. 

    И в пер­вом же отрывке, на кото­рый я наткнулся — несоответствие.
    Льюис пишет: “Три вещи рас­про­стра­няют жизнь Хри­ста в нас: кре­ще­ние, вера и таин­ство, кото­рое раз­лич­ные хри­сти­ане назы­вают по-раз­ному – свя­тое при­ча­стие, месса, пре­лом­ле­ние хлеба.”

    То есть он под­ра­зу­ме­вает, что при­ча­ститься Тела и Крови можно у ере­ти­ков, и это будет спа­си­тельно. А вот что пишут об этом свя­тые отцы:

    «Кто укло­ня­ется от при­ча­стия по при­чине ереси, то это пра­вильно. Ибо при­ча­ще­ние от ере­тика или явно осуж­ден­ного за его жизнь отчуж­дает от Бога и пре­дает дья­волу» (свя­ти­тель Гри­го­рий Богослов)

    «Пусть для тебя вся­кий будет достой­ным, кроме того, кто учит ереси. Если же ока­жется ере­ти­ком, то поста­ра­емся не при­ни­мать от него ни уче­ния, ни при­ча­стия, и не только не будем при­ча­щаться у него, но будем осуж­дать его и всеми силами обли­чать, чтобы не ока­заться при­част­ными к его гибели» (пре­по­доб­ный Иосиф Волоцкий)

    Ответить »
    • Алек­сей, 11.12.2020

      Как раз то, что пере­дали нам апо­столы и разъ­яс­ня­ется в этой книге. А в непо­вре­ждён­ном виде оно пред­став­лено в Писа­нии, кото­рым надо срав­ни­вать и книгу, и всё осталь­ное, вклю­чая и свою жизнь. А где это непо­вре­ждён­ное пра­во­слав­ное христианство?Вы пишете:оно содер­жится. Воз­можно так, но почему содер­жи­мое не явлено? Про­сто верить-недо­ста­точно. Дерево позна­ётся не кор­нями, а пло­дами. И с чего вы сде­лали вывод, что он под­ра­зу­ме­вал то, как вы это поняли?
      Стоит ли уни­жать автора книги(много несоответствий?приведи хотя бы с деся­ток), делая себя неким судьёй,прикрываясь цита­тами отцов-бого­сло­вов? Да и их выска­зы­ва­ния к дру­гому контексту.

      Ответить »
  • Алек­сандр, 10.01.2019

    СПАСИБО.

    Для “логи­че­ски мыс­ля­щих” без­условно трудно что-либо ещё сде­лать, лучше чем сде­лал Льюис.

    Ответить »
  • Сер­гей, 08.08.2018

    Книга больше,чем шедевр.Доступно автор рассказывает,что такое христианство.Я настолько впечетлён,что буду ещё раз её читать и сде­лаю настоль­ной книгой.Всем сове­тую и хри­сти­а­нам и долё­ким от хри­сти­ан­ства людям.

     

    Ответить »
  • Алек­сей, 03.07.2018

    Впер­вые про­чи­тал эту книгу в 2005 году! Ощу­ще­ние после про­чи­тан­ного — радость, мир и покой! С тех пор,  при­бе­гаю к аргу­мен­там К.Льюиса, когда душу тре­во­жат сомне­ния в вере!

    Ответить »
  • Ната­лья, 23.03.2018

    Рада, что мне попа­лась эта книга. Автор  доступно и логично разъ­яс­нил мно­гие вопросы о хри­сти­ан­стве. Неко­то­рые мысли для меня были про­сто откры­тием. Хочу пере­чи­тать более вни­ма­тельно. И всем рекомендую.

     

    Ответить »
  • Алек­сандр, 29.08.2017

    Тре­тий раз читаю, пре­крас­ная книга это мало ска­зано!, Она стала руко­вод­ством моей жизни

    Ответить »
  • Галина, 18.11.2015

    СПАСИБО, ГОСПОДИ, ЗА ВСЁ…

    Ответить »
  • вален­тина, 21.03.2015

    Очень инте­рес­ный автор , совре­ме­нен и актуа­лен . Боль­шое спа­сибо , про­чи­тала с огром­ным позна­ва­тель­ным удовольствием.

    Ответить »
  • Ирина, 13.03.2015

    Как мне повезло на нее наткнуться! Спа­сибо автору за эту вещь.

    Ответить »
  • Илья, 17.08.2014

    Во мно­гом бла­го­даря этой книге я стал христианином.

    Ответить »
  • Кирилл, 01.02.2014

    Счи­таю это луч­шей кни­гой Льюиса.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки