Что такое пост и как правильно поститься

Аудио-версия статьи

Эта бро­шюра помо­жет нам достойно про­ве­сти очи­сти­тель­ные дни Вели­кого Поста. Она состав­лена на основе широко извест­ного труда Нико­лая Евгра­фо­вича Пестова «Совре­мен­ная прак­тика пра­во­слав­ного бла­го­че­стия». Подай нам, Гос­поди, Поста бла­го­при­ят­ного!

Оглав­ле­ние


Сущ­ность и зна­че­ние поста

Сей же род изго­ня­ется только молит­вою и постом.
(Мф.17:21)
Когда вы пости­лись… Для Меня ли пости­лись?
(Зах.7:5)

Ука­за­ния хри­сти­а­нину о посте могут сильно раз­ниться в зави­си­мо­сти от состо­я­ния здо­ро­вья тела хри­сти­а­нина. Оно может быть в полном здо­ро­вье у моло­дого чело­века, не совсем здо­рово у пожи­лого или при серьез­ной болезни. Отсюда и ука­за­ния церкви о соблю­де­нии постов (по средам и пят­ни­цам) или в пери­оды мно­го­днев­ных постов (Рож­де­ствен­ского, Вели­кого, Пет­рова и Успен­ского) могут сильно раз­ниться в зави­си­мо­сти от воз­раста и физи­че­ского состо­я­ния здо­ро­вья чело­века. Все ука­за­ния в полной мере отно­сятся лишь к физи­че­ски здо­ро­вому чело­веку. При физи­че­ских болез­нях или для пре­ста­ре­лых к ука­за­ниям сле­дует отне­стись вни­ма­тельно и рас­су­ди­тельно.

Как часто и у тех, кто счи­тает себя хри­сти­а­нами, можно встре­тить пре­не­бре­же­ние к посту, непо­ни­ма­ние его зна­че­ния и сущ­но­сти.

Пост рас­смат­ри­ва­ется ими как дело, обя­за­тель­ное только для мона­хов, опас­ное или вред­ное для здо­ро­вья, как пере­жи­ток из старой обряд­но­сти – мерт­вая буква устава, с кото­рым пора покон­чить, или, во всяком случае, как нечто непри­ят­ное и обре­ме­ни­тель­ное.

Сле­дует заме­тить всем дума­ю­щим так, что они не пони­мают ни цели поста, ни цели хри­сти­ан­ской жизни. Может быть, напрасно они име­нуют себя хри­сти­а­нами, так как живут своим серд­цем вместе с без­бож­ным миром, име­ю­щим куль­том свое тело и само­уго­дие.

Хри­сти­а­нин же в первую оче­редь должен думать не о теле, а о своей душе и бес­по­ко­иться о ее здо­ро­вье. И если бы он дей­стви­тельно стал думать о ней, то он радо­вался бы посту, в кото­ром вся обста­новка направ­лена на исце­ле­ние души, как в сана­то­рии – на исце­ле­ние тела.

Время поста – это время осо­бенно важное для духов­ной жизни, это «время бла­го­при­ят­ное, это день спа­се­ния» (2Кор.6:2).

Если душа хри­сти­а­нина тос­кует по чистоте, ищет душев­ного здо­ро­вья, то она должна поста­раться как можно лучше исполь­зо­вать это полез­ное для души время.

Вот почему среди истин­ных бого­люб­цев при­нято вза­им­ное поздрав­ле­ние с наступ­ле­нием поста.

Но что такое пост по суще­ству? И не бывает ли само­об­мана среди тех, кто счи­тает нужным испол­нять это лишь по букве, но не любит его и тяго­тится им в сердце своем? И можно ли назвать постом только соблю­де­ние одних правил о нев­ку­ше­нии ско­ром­ного в пост­ные дни?

Будет ли пост постом, если, кроме неко­то­рого изме­не­ния в составе пищи, мы не будем думать ни о пока­я­нии, ни о воз­дер­жа­нии, ни об очи­ще­нии сердца через уси­лен­ную молитву?

Нужно пола­гать, что это не будет постом, хотя все пра­вила и обычаи поста будут соблю­дены. Прп. Вар­со­но­фий Вели­кий гово­рит: «Пост телес­ный ничего не значит без духов­ного поста внут­рен­него чело­века, кото­рый состоит из предо­хра­не­ния себя от стра­стей.

Сей пост внут­рен­него чело­века при­я­тен Богу и воз­на­гра­дит для тебя недо­ста­ток телес­ного поста» (если ты не можешь соблю­дать послед­ний, как бы хотел).

О том же гово­рит и св. Иоанн Зла­то­уст: «Кто огра­ни­чи­вает пост одним воз­дер­жа­нием от пищи, тот весьма бес­че­стит его. Не одни уста должны поститься, – нет, пусть постятся и око, и слух, и руки, и ноги, и все наше тело».

Как пишет о. Алек­сандр Ель­ча­ни­нов: «В обще­жи­тиях суще­ствует корен­ное непо­ни­ма­ние поста. Важней не сам по себе пост, как неяде­ние того-то и того-то или как лише­ние себя чего-то в виде нака­за­ния – пост есть лишь испы­тан­ный способ достиг­нуть нужных резуль­та­тов – через исто­ще­ние тела дойти до утон­че­ния духов­ных мисти­че­ских спо­соб­но­стей, затем­нен­ных плотию, и тем облег­чить свое при­бли­же­ние к Богу…

Пост не есть голод. Голо­дает и диа­бе­тик, и факир, и йог, и заклю­чен­ный в тюрьме, и просто нищий. Нигде в служ­бах Вели­кого Поста не гово­рится о посте только в нашем обыч­ном смысле, т.е. как о неяде­нии мяса и проч. Всюду один призыв: «постимся, братие, телесно, постимся и духовно». Сле­до­ва­тельно, пост только тогда имеет рели­ги­оз­ный смысл, когда он соеди­нен с духов­ными упраж­не­ни­ями. Пост равен утон­че­нию. Нор­маль­ный, био­ло­ги­че­ски бла­го­по­луч­ный чело­век недо­сту­пен вли­я­ниям высших сил. Пост рас­ша­ты­вает это физи­че­ское бла­го­по­лу­чие чело­века, и тогда он дела­ется доступ­нее воз­дей­ствиям иного мира, идет духов­ное его напол­не­ние».

Как гово­ри­лось ранее, душа чело­века тяжело больна. Цер­ковь отво­дит в году опре­де­лен­ные дни и пери­оды вре­мени, когда вни­ма­ние чело­века должно быть осо­бенно устрем­лено на исце­ле­ние от душев­ной болезни. Это пост и пост­ные дни.

По словам еп. Гер­мана: «Пост есть сугу­бое воз­дер­жа­ние, чтобы вос­ста­но­вить утра­чен­ное рав­но­ве­сие между телом и духом, чтобы вер­нуть нашему духу его гла­вен­ство над телом и его стра­стями».

У поста есть, конечно, и другие цели (о них будет гово­риться ниже), но основ­ная из них – изгна­ние из души своей лука­вого духа – древ­него змия. «Сей же род изго­ня­ется только молит­вою и постом», — сказал Гос­подь Своим уче­ни­кам.

Гос­подь пока­зал нам Сам пример поста, постив­шись 40 дней в пустыне, откуда «воз­вра­тился в силе Духа» (Лк. 4:14).

Как гово­рит св. Исаак Сири­я­нин: «Пост есть оружие, уго­то­ван­ное Богом… Если постился Сам Зако­но­по­лож­ник, то как не поститься кому-либо из обя­зан­ных соблю­дать закон?..

До поста род чело­ве­че­ский не знал победы и диавол нико­гда не испы­ты­вал пора­же­ний… Гос­подь наш был вождем и пер­вен­цем этой победы…

И как скоро диавол видит это оружие на ком-нибудь из людей, этот про­тив­ник и мучи­тель тотчас при­хо­дит в страх, помыш­ляя и вспо­ми­ная о пора­же­нии своем в пустыне Спа­си­те­лем, и сила его сокру­ша­ется… Кто пре­бы­вает в посте, у того ум непо­ко­ле­бим» (Слово 30).

Совер­шенно оче­видно, что подвиг пока­я­ния и молитвы в посте должен сопро­вож­даться мыс­лями о своей гре­хов­но­сти и, конечно, воз­дер­жа­нием от всяких раз­вле­че­ний – хож­де­ния в театры, кино и гости, лег­кого чтения, весе­лой музыки, смот­ре­ния теле­ви­зора для раз­вле­че­ния и т.п. Если все это еще влечет сердце хри­сти­а­нина, то пусть он сде­лает усилие, чтобы ото­рвать от этого свое сердце, хотя бы в дни поста.

Здесь нужно вспом­нить, что по пят­ни­цам прп. Сера­фим не только постился, но и пре­бы­вал в этот день в стро­гом мол­ча­нии. Как пишет о. Алек­сандр Ель­ча­ни­нов: «Пост – период духов­ного усилия. Если мы не можем отдать Богу всю свою жизнь, то посвя­тим Ему без­раз­дельно хотя бы пери­оды постов – усилим молитву, умно­жим мило­сер­дие, укро­тим стра­сти, при­ми­римся с вра­гами».

Здесь при­ло­жимы слова пре­муд­рого Соло­мона: «Всему свое время и время всякой вещи под небом. …время пла­кать и время сме­яться; время сето­вать и время пля­сать… время мол­чать и время гово­рить» и т.д, (Еккл.3:1-7).

Для физи­че­ски здо­ро­вых людей осно­вой поста счи­та­ется воз­дер­жа­ние в пище. Здесь можно раз­ли­чать 5 сте­пе­ней физи­че­ского поста:

  1. Отказ от мяса.
  2. Отказ от молоч­ного.
  3. Отказ от рыбы.
  4. Отказ от масла.
  5. Лише­ние себя пищи вообще на какие-то сроки.

Есте­ственно, что на послед­ние сте­пени поста могут идти лишь здо­ро­вые люди. Для боль­ных и пре­ста­ре­лых более соот­вет­ствует пра­ви­лам первая сте­пень поста.

Сила и дей­ствен­ность поста может оце­ни­ваться по силе лише­ния и жертвы. И есте­ственно, что не только фор­маль­ная замена ско­ром­ного стола на пост­ный стол состав­ляет истин­ный пост: можно при­го­тов­лять изыс­кан­ные блюда и из пост­ной пищи и таким обра­зом в какой-то мере удо­вле­тво­рять и свое сла­сто­лю­бие и свою алч­ность к ней.

Надо пом­нить, что каю­ще­муся и скор­бя­щему о своих грехах непри­лично есть постом сладко и обильно, хотя бы и (фор­мально) пост­ные блюда. Можно ска­зать, что поста не будет, если чело­век будет вста­вать из-за стола с вкус­ными пост­ными блю­дами и чув­ством пре­обре­ме­не­ния желудка.

Здесь мало будет жертв и лише­ний, а без них не будет и истин­ного поста.

«Почему мы постимся, а Ты не видишь?”- взы­вает пророк Исайя, обли­чая иудеев, лице­мерно соблю­дав­ших обряды, но серд­цем дале­ких от Бога и Его запо­ве­дей (Ис.58:3).

В неко­то­рых слу­чаях боль­ные хри­сти­ане заме­няют себе (сами или по совету духов­ни­ков) воз­дер­жа­ние в пище постом «духов­ным». Под послед­ним часто пони­мают более стро­гое вни­ма­ние к себе: удер­жа­ние себя от раз­дра­жи­тель­но­сти, осуж­де­ния, ссор. Все это, конечно, хорошо, но разве в обыч­ное время хри­сти­а­нин может поз­во­лять себе гре­шить, или раз­дра­жаться, или осуж­дать? Совер­шенно оче­видно, что хри­сти­а­нин должен всегда «трез­виться» и быть вни­ма­тель­ным, предо­хра­няя себя от греха и всего того, что может оскорб­лять Духа Свя­того. Если же он не в силах удер­жать себя, то, веро­ятно, это будет иметь место в равной сте­пени как в обыч­ные дни, так и в посту. Отсюда замена поста в пище на подоб­ный «духов­ный» пост – это чаще всего само­об­ман.

Поэтому в тех слу­чаях, когда по болезни или по боль­шому недо­статку в про­дук­тах пита­ния, хри­сти­а­нин не может соблю­дать обыч­ные нормы поста, то пусть сде­лает в этом отно­ше­нии все, что сможет, напри­мер: отка­жется от всяких раз­вле­че­ний, от сла­стей и лако­мых блюд, будет поститься хотя бы в среду и пят­ницу, будет ста­раться, чтобы наи­бо­лее вкус­ная пища пода­ва­лась лишь по празд­нич­ным дням. Если же хри­сти­а­нин по стар­че­ской немощи или по нездо­ро­вью не сможет отка­заться от ско­ром­ной пищи, то сле­дует хотя бы несколько огра­ни­чить ее в пост­ные дни, напри­мер, не есть мяс­ного – словом, в той или иной мере все же при­об­щиться к посту.

Неко­то­рые отка­зы­ва­ются от поста из-за боязни осла­бить свое здо­ро­вье, про­яв­ляя при этом болез­нен­ную мни­тель­ность и мало­ве­рие, и стре­мятся всегда обильно питать себя ско­ром­ной пищей для дости­же­ния хоро­шего здо­ро­вья и для под­дер­жа­ния «упи­тан­но­сти» тела. И как часто они-то и стра­дают вся­кими забо­ле­ва­ни­ями желудка, кишеч­ника, почек, зубов…

Кроме про­яв­ле­ния своего чув­ства пока­я­ния и нена­ви­сти ко греху, пост имеет и другие сто­роны. Время поста – не слу­чай­ные дни.

Среда – это пре­да­ние Спа­си­теля – наи­выс­ший из момен­тов паде­ния и позора чело­ве­че­ской души, идущей в лице Иуды пре­да­вать за 30 среб­рен­ни­ков Сына Божия.

Пят­ница – это тер­пе­ние изде­ва­тельств, мучи­тель­ные стра­да­ния и крест­ная смерть Иску­пи­теля чело­ве­че­ства. Вспо­ми­ная о них, как может хри­сти­а­нин не огра­ни­чить себя путем воз­дер­жа­ния?

Вели­кий пост – это путь Бого­че­ло­века к Гол­гоф­ской жертве.

Чело­ве­че­ская душа не имеет права, не смеет, если только она хри­сти­анка, про­хо­дить рав­но­душно мимо этих вели­че­ствен­ных дней – зна­ме­на­тель­ных вех во вре­мени.

Как она дерз­нет потом – на Страш­ном суде стать одес­ную Гос­пода, если она будет рав­но­душна к Его скорби, крови и стра­да­ниям в те дни, когда Все­лен­ская Цер­ковь – Земная и Небес­ная – вспо­ми­нает их.

В чем должен состо­ять пост? Здесь нельзя дать общей меры. Она будет зави­сеть и от состо­я­ния здо­ро­вья, от воз­раста и усло­вий жизни. Но здесь надо непре­менно задеть за живое свое пло­то­уго­дие и сла­сто­лю­бие.

В насто­я­щее время – время ослаб­ле­ния и паде­ния веры – нам кажутся недо­сти­жи­мыми те уставы о посте, кото­рые в ста­рину строго выпол­ня­лись бла­го­че­сти­выми рус­скими семьями.

Вот, напри­мер, из чего состоит Вели­кий пост по цер­ков­ному уставу, обя­за­тель­ность кото­рого рас­про­стра­ня­лась в равной мере как на инока, так и на миря­нина.

По этому уставу в Вели­кий пост пола­га­ется: полное неяде­ние в тече­ние целого дня поне­дель­ника и втор­ника первой сед­мицы и пят­ницы Страст­ной сед­мицы.

Лишь для более слабых воз­можно вку­ше­ние пищи во втор­ник вече­ром первой сед­мицы. Во все осталь­ные дни Вели­кого поста, кроме суббот и вос­кре­се­ний, пола­га­ется только сухо­яде­ние и лишь одна­жды в день – хлеб, овощи, горох – без масла и воды.

Варе­ная пища с пост­ным маслом пола­га­ется лишь в суб­боты и вос­кре­се­нья. Вино раз­ре­ша­ется только в дни цер­ков­ных вос­по­ми­на­ний и при длин­ных служ­бах (напри­мер, в чет­верг на пятой сед­мице). Рыба – лишь в Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бого­ро­дицы и Верб­ное вос­кре­се­нье.

Хотя такая мера нам и кажется чрез­мерно суро­вой, она, однако, дости­жима для здо­ро­вого орга­низма.

В быту старой рус­ской пра­во­слав­ной семьи можно видеть стро­гое выпол­не­ние пост­ных дней и постов. Даже князья и цари пости­лись так, как теперь не постятся, может быть, и многие из мона­хов.

Так, царь Алек­сей Михай­ло­вич Вели­ким постом обедал лишь три раза в неделю – в чет­верг, суб­боту и вос­кре­се­нье, а в осталь­ные дни съедал только по кусочку чер­ного хлеба с солью, по соле­ному грибу или огурцу, запи­вая квасом.

Неко­то­рые еги­пет­ские иноки в древ­но­сти прак­ти­ко­вали в Вели­кий пост полное соро­ка­днев­ное воз­дер­жа­ние от пищи, следуя в этом отно­ше­нии при­меру Моисея и Самого Гос­пода.

Соро­ка­днев­ные посты про­во­дил два раза один из бра­тьев Опти­ной пустыни – схи­мо­нах Вас­сиан, живший там в сере­дине XIX сто­ле­тия. Этот схим­ник, между прочим, так же как и прп. Сера­фим, в зна­чи­тель­ной мере питался травою «снытью». Он прожил до 90 лет.

37 дней не вку­шала ни пищи, ни питья (кроме одного при­ча­стия) ино­киня Любовь Марфо-Мари­ин­ской оби­тели. Сле­дует отме­тить, что во время этого поста она не чув­ство­вала ника­кого ослаб­ле­ния сил и, как про нее гово­рили, «голос ее гремел в хору как будто бы еще силь­нее преж­него».

Этот пост она совер­шила перед Рож­де­ством; он кон­чился в конце Рож­де­ствен­ской литур­гии, когда она вне­запно почув­ство­вала непре­одо­ли­мое жела­ние поесть. Не в силах более вла­деть собою, она тотчас же пошла в кухню для при­ня­тия пищи.

Необ­хо­димо заме­тить, однако, что опи­сан­ная выше и реко­мен­до­ван­ная цер­ко­вью норма для Вели­кого поста не счи­та­ется теперь всеми так строго обя­за­тель­ной для всех. Цер­ковь реко­мен­дует, как извест­ный мини­мум, лишь пере­ход постом на пост­ную пищу в согла­сии с ее ука­за­ни­ями для каж­дого из постов и пост­ных дней.

Выпол­не­ние этой нормы для вполне здо­ро­вых людей счи­та­ется обя­за­тель­ным. Все же боль­шее она предо­став­ляет рев­но­сти и усер­дию каж­дого хри­сти­а­нина: «Мило­сти хочу, а не жертвы», — гово­рит Гос­подь (Мф.9:13). Вместе с тем надо нам пом­нить, что пост необ­хо­дим не Гос­поду, а нам самим для спа­се­ния нашей души. «Когда вы пости­лись… для Меня ли вы пости­лись?”- гово­рит Гос­подь устами про­рока Заха­рии (7, 5).

Есть и еще одна сто­рона у поста. Вот кон­чи­лось его время.. Цер­ковь тор­же­ственно справ­ляет празд­ник, завер­ша­ю­щий пост.

Может ли достойно встре­тить и пере­жить серд­цем этот празд­ник тот, кто в какой-то мере не при­об­щился этому посту? Нет, он почув­ствует себя так, как тот дерз­кий в Гос­под­ней притче, что осме­лился на пир прийти «не в брач­ной одежде», т.е. не в духов­ной одежде, очи­щен­ной пока­я­нием и постом.

Хотя бы чело­век по при­вычке и пошел на празд­нич­ное бого­слу­же­ние и сел бы за празд­нич­ный стол, он при этом ощутит лишь бес­по­кой­ство сове­сти и холод на сердце. А его внут­рен­ний слух услы­шит гроз­ные слова Гос­пода, обра­щен­ные к нему: «Друг, как ты вошел сюда не в брач­ной одежде?» И душа его будет «бро­шена во тьму внеш­нюю», т.е. оста­нется во власти уныния и печали, в атмо­сфере духов­ного голода – «плача и скре­жета зубов».

Пожа­лейте же сами себя те, кто пре­не­бре­гает, чуж­да­ется и бегает от поста.

Пост есть вос­пи­та­ние спо­соб­но­сти духа чело­ве­че­ского бороться против своих пора­бо­ти­те­лей – сатаны и раз­не­жен­ного и изба­ло­ван­ного тела. Послед­нее должно быть послушно духу, но на деле чаще всего явля­ется гос­по­ди­ном души.

Как пишет пас­тырь о.Иоанн С. (св. прав. Иоанн Крон­штадт­ский. – прим. ред.): «Кто отвер­гает посты, тот отни­мает и у себя и у других оружие против мно­го­страст­ной плоти своей и против диа­вола, силь­ных против нас осо­бенно через наше невоз­дер­жа­ние, от кото­рого про­ис­хо­дит всякий грех».

Истин­ный пост есть борьба; это в полном смысле слова «узкий и тесный путь», о спа­си­тель­но­сти кото­рого гово­рил Гос­подь.

Гос­подь велит скры­вать свой пост от окру­жа­ю­щих (Мф.6:18). Но от ближ­них хри­сти­а­нину, может быть, не удастся утаить свой пост. Тогда может слу­читься, что близ­кие и родные воору­жатся на постя­ще­гося: «пожа­лей себя, не мучь себя, не убивай себя» и т.п.

Мягкие вна­чале, уго­воры родных затем могут перейти в раз­дра­же­ние и упреки. Дух тьмы вос­ста­нет против постя­ще­гося через близ­ких, при­во­дит против поста доводы и посы­лает соблазны, как неко­гда про­бо­вал это сде­лать с постя­щимся в пустыне Гос­по­дом.

Пусть зара­нее пред­ви­дит все это хри­сти­а­нин. Пусть не ждет он также, что при­сту­пив к посту, он сразу будет полу­чать какие-либо бла­го­дат­ные уте­ше­ния, теп­лоту в сердце, слезы пока­я­ния и сосре­до­то­чен­ность в молитве.

Это при­хо­дит не сразу, это надо еще зара­бо­тать борь­бой, подви­гом и жерт­вами: «служи мне, и потом ешь и пей сам»,- гово­рится в притче рабу (Лк.17:8). Те, кто про­хо­дил пути суро­вого поста, сви­де­тель­ствуют даже об ослаб­ле­нии иногда в начале поста молитвы и при­туп­ле­нии инте­реса к духов­ному чтению.

Пост – это лече­ние, а послед­нее бывает часто нелегко. И лишь в конце его курса можно ждать выздо­ров­ле­ния, а от поста ждать плодов Духа Свя­того – мира, радо­сти и любви.

По суще­ству своему пост есть подвиг и связан с верою и дерз­но­ве­нием. Пост угоден и при­я­тен Гос­поду как порыв души, тяну­щейся к чистоте, стре­мя­щейся сбро­сить цепи греха и осво­бо­дить дух от раб­ства телу.

Цер­ковь счи­тает его и одним из дей­ствен­ных средств, посред­ством кото­рых можно пере­ло­жить гнев Божий на милость или пре­кло­нить волю Гос­подню к испол­не­нию молит­вен­ного про­ше­ния.

Так, в Дея­ниях Апо­сто­лов опи­сы­ва­ется, как антио­хий­ские хри­сти­ане, перед отправ­ле­нием на про­по­ведь свв. апп. Павла и Вар­навы «совер­шили пост и молитву» (Деян.13:3).

Поэтому пост прак­ти­ку­ется в церкви как сред­ство под­го­товки себя к какому-либо начи­на­нию. Имея нужду в чем-либо, отдель­ные хри­сти­ане, иноки, мона­стыри или церкви накла­ды­вали на себя пост с уси­лен­ной молит­вой.

У поста есть, кроме того, и еще одна поло­жи­тель­ная сто­рона, на кото­рую обра­тил вни­ма­ние Ангел в виде­нии Ерму (см. книгу «Пас­тырь Ерма»).

Заме­няя ско­ром­ную пищу более про­стой и деше­вой, или умень­шая ее коли­че­ство, хри­сти­а­нин может сокра­тить издержки на себя. А это даст ему воз­мож­ность больше средств обра­тить на дела мило­сер­дия.

Ангел дал такое ука­за­ние Ерму: «В тот день, в кото­рый постишься, ничего не вкушай, кроме хлеба и воды, и исчис­ливши издержки, кото­рые ты сделал бы в этот день на пищу по при­меру про­шлых дней, остав­ши­еся от этого дня отложи и отдай вдове, сироте или бед­ному; таким обра­зом ты сми­ришь свою душу, а полу­чив­ший от тебя насы­тится и будет за тебя молиться Богу».

Ангел указал также Ерму и на то, что пост не есть само­цель, а лишь под­соб­ное сред­ство к очи­ще­нию сердца. И пост того, кто стре­мится к этой цели и не испол­няет запо­ве­дей Божиих – не может быть угод­ным Богу и явля­ется бес­плод­ным.

По суще­ству отно­ше­ние к посту явля­ется проб­ным камнем для души хри­сти­а­нина в его отно­ше­нии к Церкви Хри­сто­вой, а через послед­нюю – ко Христу.

Как пишет о. Алек­сандр Ель­ча­ни­нов: «…В посте чело­век про­яв­ляет себя: у одних про­яв­ля­ются высшие спо­соб­но­сти духа, другие же дела­ются только раз­дра­жи­тельны и злы – пост откры­вает истин­ную сущ­ность чело­века».

Душа, живу­щая живой верой во Христа, не может пре­не­бре­гать постом. Иначе она объ­еди­нит себя с теми, кто рав­но­ду­шен ко Христу и рели­гии, с теми, кто, по словам прот. Вален­тина Свен­циц­кого:

«Едят все – и в Вели­кий Чет­верг, когда совер­ша­ется Тайная Вечеря и пре­да­ется Сын Чело­ве­че­ский; и в Вели­кую Пят­ницу, когда слышим мы плач Бого­ма­тери у гроба Рас­пя­того Сына в день Его погре­бе­ния.

Для таких не суще­ствует ни Христа, ни Бого­ма­тери, ни Тайной Вечери, ни Гол­гофы. Какой же у них может быть пост?»

Обра­ща­ясь к хри­сти­а­нам, о. Вален­тин пишет: «Держи и соблю­дай пост, как вели­кую цер­ков­ную свя­тыню. Каждый раз, когда ты воз­дер­жи­ва­ешься от запре­щен­ного в дни поста, – ты со всею Цер­ко­вью. Ты дела­ешь в полном еди­но­мыс­лии и еди­но­чув­ствии то, что делала вся Цер­ковь и все святые угод­ники Божии с самых первых дней бытия Церкви. И это будет давать тебе силу и твер­дость в твоей духов­ной жизни».

Зна­че­ние и цель поста в жизни хри­сти­а­нина можно резю­ми­ро­вать сле­ду­ю­щими сло­вами прп. Исаака Сири­я­нина:

«Пост – ограж­де­ние всякой доб­ро­де­тели, начало борьбы, венец воз­дер­жан­ных, кра­сота дев­ства, источ­ник цело­муд­рия и бла­го­ра­зу­мия, учи­тель без­мол­вия, пред­ше­ствен­ник всех добрых дел…

От поста и воз­дер­жа­ния рож­да­ется в душе плод – веде­ние тайн Божиих».

Рас­су­ди­тель­ность в посте

Мило­сти хочу, а не жертвы.
(Мф.9:13)
Пока­жите… в доб­ро­де­тели рас­су­ди­тель­ность.
(2Пет.1:5)
Все доброе в нас имеет некую черту,
перейдя кото­рую неза­метно обра­ща­ется во зло.
(прот. Вален­тин Свен­циц­кий)

Все выше­из­ло­жен­ное о посте отно­сится, однако, повто­ряем, лишь к здо­ро­вым людям. Как и для всякой доб­ро­де­тели, и для поста также нужна рас­су­ди­тель­ность.

Как пишет прп. Кас­сиан Рим­ля­нин: «Край­но­сти, как гово­рят святые отцы, с той и другой сто­роны равно вредны – и изли­ше­ство поста и пре­сы­ще­ние чрева. Знаем мы неко­то­рых, кото­рые, не быв побеж­дены чре­во­уго­дием, низ­ло­жены были без­мер­ным постом, и впали в ту же страсть чре­во­уго­дия, по при­чине сла­бо­сти, про­ис­шед­шей от чрез­мер­ного поста.

Притом неуме­рен­ное воз­дер­жа­ние вред­нее пре­сы­ще­ния, потому что от послед­него, в силу рас­ка­я­ния, можно перейти к пра­виль­ному дей­ство­ва­нию, а от пер­вого нельзя.

Общее пра­вило уме­рен­но­сти воз­дер­жа­ния состоит в том, что каждый сооб­разно с силами, состо­я­нием тела и воз­рас­том столько пищи вкушал, сколько нужно для под­дер­жа­ния здо­ро­вья тела, а не сколько тре­бует жела­ние насы­ще­ния.

Монах так разумно должен вести дело поще­ния, как бы имел про­быть в теле сто лет; и так обуз­ды­вать душев­ные дви­же­ния – забы­вать обиды, отре­зать печаль, ни во что ста­вить скорби – как могу­щий уме­реть каждый день».

Сле­дует вспом­нить о том, как ап. Павел пре­ду­пре­ждал тех, кто нера­зумно (само­вольно и само­чинно) постился – «это имеет только вид муд­ро­сти в само­воль­ном слу­же­нии, сми­рен­но­муд­рии и изну­ре­нии тела, в неко­то­ром небре­же­нии о насы­ще­нии плоти» (Кол.2:23).

Вместе с тем пост – не обряд, а тайна души чело­ве­че­ской, кото­рую Гос­подь велит скры­вать от других.

Гос­подь гово­рит: «Когда пости­тесь, не будьте унылы, как лице­меры, ибо они при­ни­мают на себя мрач­ные лица, чтобы пока­заться людям постя­щи­мися. Истинно говорю вам, что они уже полу­чают награду свою.

А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лицо твое, чтобы явиться постя­щимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Кото­рый втайне, и Отец твой, видя­щий тайное, воз­даст тебе явно» (Мф.6:16-18).

А поэтому хри­сти­а­нину надо скры­вать как свое пока­я­ние – молитву и внут­рен­ние слезы, так и свой пост и свое воз­дер­жа­ние в пище.

Здесь надо бояться вся­кого выяв­ле­ния своего отли­чия от окру­жа­ю­щих и уметь скры­вать от них свой подвиг и свои лише­ния.

Вот несколько при­ме­ров к тому из жизни святых и подвиж­ни­ков.

Прп. Мака­рий Вели­кий нико­гда не пил вина. Однако, когда он бывал в гостях у других иноков, он не отка­зы­вался от вина, скры­вая свое воз­дер­жа­ние.

Но уче­ники его ста­ра­лись пре­ду­пре­дить хозяев, говоря им: «Если он будет пить у вас вино, то знайте – вер­нув­шись домой, он будет лишать себя даже воды».

Оптин­скому старцу Лео­ниду при­шлось одна­жды про­жить несколько дней у епар­хи­аль­ного архи­ерея. Стол послед­него был обилен рыбою и раз­ными вкус­ными яст­вами, резко отли­ча­ясь от скром­ной скит­ской тра­пезы Оптин­ской пустыни.

Старец не отка­зы­вался от вкус­ных блюд, но когда вер­нулся в Оптину, то на несколько дней лишил себя пищи, как бы навер­сты­вая упу­щен­ное в гостях воз­дер­жа­ние.

Во всех тех слу­чаях, когда пост­ник должен при­ни­мать пищу вместе с дру­гими, более немощ­ными бра­тьями, он не должен, по ука­за­нию святых отцов, своим воз­дер­жа­нием делать им укор.

Так святой Авва Исайя пишет: «Если ты хочешь непре­менно воз­дер­жаться более других, то уеди­нись в отдель­ную келью и не огорчи немощ­ного брата твоего».

Не только ради сохра­не­ния себя от тще­сла­вия надо стре­миться не выстав­лять на вид своего поста.

Если пост будет почему-либо сму­щать окру­жа­ю­щих, вызы­вать их упреки, или, может быть, насмешки, обви­не­ние в хан­же­стве и т.п. – и в этих слу­чаях надо ста­раться хра­нить тайну поста, сохра­няя его по духу, но отсту­пая от него фор­мально. Здесь имеет при­ло­же­ние пове­ле­ние Гос­пода: «не мечите бисера вашего перед сви­ньями» (Мф.7:6).

Пост будет нера­зу­мен и тогда, когда он будет ста­вить пре­грады госте­при­им­ству уго­ща­ю­щих вас; мы этим будем уко­рять окру­жа­ю­щих в пре­не­бре­же­нии постом.

Про Мос­ков­ского мит­ро­по­лита Фила­рета рас­ска­зы­вают такой случай: как-то он пришел к своим духов­ным детям как раз к обеду. По долгу госте­при­им­ства, его надо было при­гла­сить к обеду. За столом пода­вали ско­ром­ное, а день был пост­ный.

Виду не подал мит­ро­по­лит и, не смущая хозяев, вкусил ско­ром­ного. Так снис­хож­де­ние к немощи духов­ных своих ближ­них и любовь он ставил выше, чем соблю­де­ние поста.

К цер­ков­ным уста­нов­ле­ниям вообще нельзя отно­ситься фор­мально, и, следя за точным испол­не­нием правил, не делать из послед­них ника­ких исклю­че­ний. Надо пом­нить и слова Гос­пода, что «суб­бота для чело­века, а не чело­век для суб­боты» (Мк.2:27).

Как пишет мит­ро­по­лит Инно­кен­тий Мос­ков­ский: «Были при­меры, что даже монахи, как, напри­мер, святой Иоанн Лествич­ник, упо­треб­лял во всякое время всякую пищу и даже мясо.

Но сколько? Столько, чтобы быть только живу, и это не мешало ему достойно при­ча­щаться Святых Тайн и, нако­нец, не вос­пре­пят­ство­вало сде­латься святым…

Конечно, не бла­го­ра­зумно без нужды нару­шать пост упо­треб­ле­нием ско­ром­ной пищи. Тот, кто может соблю­сти пост раз­бо­ром пищи, тот соблю­дай; но, глав­ное, соблю­дай и не нару­шай поста душев­ного, и тогда пост твой будет при­я­тен Богу.

Но кто не имеет воз­мож­но­сти раз­би­рать пищу, тот упо­треб­ляй все, что Бог даст, но без изли­ше­ства; но зато непре­менно строго постись душой, умом и мыс­лями, и тогда пост твой так же будет при­я­тен Богу, как пост самого стро­гого пустын­ника.

Цель поста – облег­чить и усми­рить тело, обуз­ды­вать поже­ла­ния и обез­ору­жи­вать стра­сти.

Потому цер­ковь, спра­ши­вая тебя о пище, не столько спра­ши­вает о том – какую упо­треб­ля­ешь ты пищу? – сколько о том, для чего ты упо­треб­ля­ешь ее?

Гос­подь Сам одоб­рил посту­пок царя Давида, когда тот по нужде должен был нару­шить пра­вило и есть «хлебы пред­ло­же­ния, кото­рые не должно было есть ни ему, ни бывшим с ним» (Мф.12:4).

Поэтому, учи­ты­вая необ­хо­ди­мость, можно и при боль­ном и слабом теле и пре­клон­ном воз­расте делать послаб­ле­ния и исклю­че­ния во время поста.

Св. ап. Павел так пишет своему уче­нику Тимо­фею: «Впредь пей не одну воду, но упо­треб­ляй немного вина, ради желудка твоего и частых твоих неду­гов» (1Тим.5:23).

Прп. Вар­со­но­фий Вели­кий и Иоанн гово­рят: «Что такое пост, как не нака­за­ние тела для того, чтобы усми­рить тело здо­ро­вое и сде­лать его немощ­ным для стра­стей по слову апо­стола: «когда я немо­щен, тогда силен» (2Кор.12:10).

А болезнь более сего нака­за­ния и вме­ня­ется вместо поста – ценится даже более его. Кто пере­но­сит ее с тер­пе­нием, бла­го­даря Бога, тот через тер­пе­ние полу­чает плод спа­се­ния своего.

Вместо того, чтобы осла­бить силу тела постом, оно бывает уже ослаб­лено болез­нью.

Бла­го­дари же Бога, что ты осво­бо­дился от труда поститься. Если и десять раз в день будешь есть, не печалься: ты не будешь осуж­ден за то, так как посту­па­ешь так не в поблажку себе».

О пра­виль­но­сти нормы поста прп. Вар­со­но­фий и Иоанн дают и такое ука­за­ние: «Каса­тельно поста скажу: осяжи сердце твое, не окра­дено ли оно тще­сла­вием, и если не окра­дено, осяжи вто­рично, не делает ли тебя пост сей немощ­ным и в испол­не­нии дел, ибо немощи этой не должно быть, и если и в этом не вредит тебе, пост твой пра­виль­ный».

Как гово­рил пустын­ник Ники­фор в книге В. Свен­циц­кого «Граж­дане неба»: «Гос­подь тре­бует не голода, а подвига. Подвиг – это то, что может чело­век сде­лать самого боль­шого по своим силам, а осталь­ное – по бла­го­дати. Силы наши теперь слабые, и подви­гов боль­ших Гос­подь с нас не тре­бует.

Я про­бо­вал сильно поститься, и вижу, что не могу. Исто­ща­юсь – нет сил молиться, как надо. Одна­жды так ослаб от поста, встать пра­вило про­честь не могу».

Здесь пример непра­виль­ного поста.

Еп. Герман пишет: «Изне­мо­же­ние есть при­знак непра­виль­но­сти поста; оно так же вредно, как и пре­сы­ще­ние. И вели­кие старцы вку­шали суп с маслом на первой сед­мице Вели­кого поста. Боль­ную плоть нечего рас­пи­нать, а надо под­дер­жи­вать».

Итак, всякое ослаб­ле­ние здо­ро­вья и тру­до­спо­соб­но­сти при посте гово­рит уже о его непра­виль­но­сти и пре­вы­ше­нии его нормы.

«Мне более нра­вится, чтобы изну­ря­лись более от работы, чем от поста», – гово­рил один пас­тырь своим духов­ным детям.

Лучше всего, когда постя­щи­еся руко­вод­ству­ются ука­за­ни­ями опыт­ных духов­ных руко­во­ди­те­лей. Сле­дует вспом­нить сле­ду­ю­щий случай из жизни прп. Пахо­мия Вели­кого. В одном из его мона­сты­рей в боль­нице лежал монах, исто­щен­ный болез­нью. Он попро­сил при­слу­жи­ва­ю­щих дать ему мяса. Те отка­зали ему в этой просьбе, исходя из правил мона­стыр­ского устава. Боль­ной попро­сил отне­сти себя к прп. Пахо­мию. Пре­по­доб­ный был пора­жен край­ним исто­ще­нием инока, запла­кал, глядя на боль­ного, и стал уко­рять боль­нич­ных братий за их жесто­ко­сер­дие. Он велел немед­ленно испол­нить просьбу боль­ного, чтобы укре­пить его осла­бев­шее тело и обод­рить унылую душу.

Мудрая подвиж­ница бла­го­че­стия – игу­ме­ния Арсе­ния так писала пре­ста­ре­лому и боль­ному брату епи­скопа Игна­тия Брян­ча­ни­нова в дни Вели­кого поста: «Боюсь, что вы обре­ме­ня­ете себя тяже­лой пост­ной пищей и прошу вас забыть, что теперь пост, а кушать ско­ром­ную пищу, пита­тель­ную и легкую. Раз­ность дней дана нам цер­ко­вью, как узда здо­ро­вой плоти, а вам дана болезнь и немощь ста­ро­сти».

Однако, нару­ша­ю­щим пост по болезни или иной немощи, все же сле­дует пом­нить, что здесь может иметь место и какая-то доля мало­ве­рия и невоз­дер­жа­ния.

Поэтому, когда духов­ным детям старца о. Алек­сея Зоси­мов­ского при­хо­ди­лось по пред­пи­са­нию врача нару­шать пост, то старец велел в этих слу­чаях себя ока­явать и молиться так: «Гос­поди, прости меня, что я по пред­пи­са­нию врача, по своей немощи нару­шил святой пост», и не думать, что это как будто так и нужно.

Говоря о посте как о ску­до­сти и изме­не­нии состава пищи, сле­дует заме­тить, что этот подвиг ни во что вме­ня­ется Гос­по­дом, если хри­сти­а­нин не будет в то же время соблю­дать Гос­под­них запо­ве­дей о любви, мило­сер­дии, само­от­вер­жен­ного слу­же­ния ближ­ним, словом, всего того, что спро­сится с него в день Страш­ного суда (Мф.25:31-46).

Об этом с исчер­пы­ва­ю­щей ясно­стью гово­рится уже в книге про­рока Исайи. Иудеи взы­вают к Богу: «Почему мы постимся, а Ты не видишь? Сми­ряем души свои, а Ты не знаешь?» Гос­подь устами про­рока отве­чает им: «Вот в день поста вашего вы испол­ня­ете волю вашу и тре­бу­ете тяжких трудов от других. Вот вы пости­тесь для ссор и рас­прей и для того, чтобы дерз­кою рукою бить других: вы не пости­тесь в это время так, чтобы голос ваш был услы­шан на высоте. Таков ли тот пост, кото­рый Я избрал, день, в кото­рый томит чело­век душу свою, когда гнет голову свою, как трост­ник, и под­сти­лает под себя рубище и пепел? Это ли назо­вешь постом и днем, угод­ным Гос­поду? Вот пост, кото­рый Я избрал: раз­реши оковы неправды, раз­вяжи узы ярма, угне­тен­ных отпу­сти на сво­боду и рас­торгни всякое ярмо; раз­дели с голод­ными хлеб твой, и ски­та­ю­щихся бедных введи в дом; когда уви­дишь нагого – одень его и от еди­но­кров­ного твоего не укры­вайся. Тогда откро­ется, как заря, свет твой, и исце­ле­ние твое скоро воз­рас­тет, и правда твоя пойдет перед тобою, и слава Гос­пода будет сопро­вож­дать тебя. Тогда ты воз­зо­вешь, и Гос­подь услы­шит; возо­пи­ешь и Он скажет: «вот Я»» (Ис.58:3-9).

Это заме­ча­тель­ное место из книги про­рока Исайи обли­чает многих – как про­стых хри­стиан, так и пас­ты­рей стада Хри­стова. Обли­чает тех, кто думает спа­стись, лишь соблю­дая букву поста и забы­вая о запо­ве­дях мило­сер­дия, любви к ближ­нему и слу­же­ния им. Обли­чает тех пас­ты­рей, кото­рые «свя­зы­вают бре­мена тяже­лые и неудо­бо­но­си­мые и воз­ла­гают на плечи людям» (Мф.23:4). Это те пас­тыри, кото­рые тре­буют от своих духов­ных детей строго соблю­де­ния «пра­вила» поста, не учи­ты­вая их пре­клон­ного воз­раста, ни их болез­нен­ного состо­я­ния. Ведь Гос­подь гово­рил: «Мило­сти хочу, а не жертвы» (Мф.9:13).

САТИСЪ Санкт-Петер­бург, 2005

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки