Библиотеке требуются волонтёры

Ошибки постящихся

про­то­и­е­рей Дио­ни­сий Свеч­ни­ков

Оглав­ле­ние

 

Ничто другое из прак­тики цер­ков­ной жизни, пожа­луй, не вызы­вает столько раз­го­во­ров и обсуж­де­ний, как пост. Стоит только при­бли­зиться вре­мени мно­го­днев­ного поста, так начи­на­ются раз­го­воры о пост­ной пище, пере­дача друг другу «вкус­ных» рецеп­тов, раз­мыш­ле­ния о сугу­бой молитве и необ­хо­ди­мо­сти более частого посе­ще­ния храм для испо­веди и при­ча­стия. С годами у людей выра­ба­ты­ва­ется некая фор­мула поста, согласно кото­рой они совер­шают свое пост­ное дела­ние. В этом, конечно, нет ничего уди­ви­тель­ного, ведь Цер­ковь имеет четко про­пи­сан­ный пост­ный устав, кото­рый пуб­ли­ку­ется в цер­ков­ных кален­да­рях, о кото­ром всегда гово­рят свя­щен­ники с амвона перед нача­лом каж­дого мно­го­днев­ного поста. Однако несмотря на всю види­мую про­стоту, пред­по­ла­га­е­мую бук­валь­ным испол­не­нием пост­ного устава, у многих людей, как воцер­ко­в­лён­ных, так и у нео­фи­тов, воз­ни­кают опре­де­лен­ные про­блемы и ошибки. В данной пуб­ли­ка­ции поста­ра­емся рас­крыть суть этих про­блем и наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ных ошибок. 

1. Непо­ни­ма­ние целей и задач поста

Многие скажут – ну что же тут слож­ного, насту­пил пост и нельзя вку­шать ско­ром­ную пищу в тече­ние опре­де­лен­ного коли­че­ства дней, доста­точно све­рить с кален­да­рем и испол­нить. Внешне это дей­стви­тельно может выгля­деть так. Но не все так просто. Иначе и не воз­ни­кало бы про­блем и вопро­сов. Чтобы разо­браться, необ­хо­димо дать опре­де­ле­ние посту. Суще­ствует много бого­слов­ских раз­мыш­ле­ний и емких трудов, кото­рые в полной мере рас­кры­вают суть поста. Мне хочется дать доста­точно про­стое и в то же время удоб­ное для осмыс­ле­ния опре­де­ле­ние. Пост – это воз­мож­ность учиться воз­дер­жа­нию. Чело­век учится, идет малень­кими шагами к совер­шен­ству. Пост – это опре­де­лен­ная работа над собой, духов­ная и телес­ная, резуль­тат кото­рой – очи­ще­ние души и тела, что, в свою оче­редь, дает воз­мож­ность трезво оце­нить свою жизнь и выстро­ить ее согласно Еван­ге­лию. Испол­нять волю Божию во многом мешают стра­сти, а воз­дер­жа­ние – это одно из самых эффек­тив­ных средств про­тив­ле­ния стра­стям. Таким обра­зом, пост – это не само­цель, а лишь сред­ство, кото­рое помо­гает чело­веку стать лучше и ближе к Богу, и задача постя­ще­гося чело­века – за время поста сде­лать хотя бы один шаг вперед на пути в Цар­ство Небес­ное. Чрез­вы­чайно важно осо­зна­вать, что пост имеет две состав­ля­ю­щие – физи­че­скую и духов­ную. Физи­че­ская – это телес­ное воз­дер­жа­ние в пище, борьба со стра­стями. А духов­ная – воз­дер­жа­ние в уме, словах и делах. «Поле­зен нам пост телес­ный, ибо умерщ­вляет стра­сти. Но пост душев­ный непре­менно нужен, так что и телес­ный пост без него — ничто. Многие постятся телом, но не постятся душой. Многие соблю­дают пост в пище и питии, но не постятся от злых помыс­лов, дел и слов. Какая им от этого польза?» (свт. Тихон Задон­ский). Про­дол­жая мысль свя­ти­теля, логично пред­по­ло­жить, что пользы от такого поло­вин­ча­того поста мало. Поэтому нельзя вос­при­ни­мать пост только как сле­до­ва­ние кален­дарю пост­ного устава. Так легко можно ска­титься в фор­ма­лизм и бес­ко­неч­ный поиск путей раз­но­об­ра­зить пищу ради услаж­де­ния вку­сами.

2. Объ­еде­ние пост­ными про­дук­тами и неуме­рен­ное слад­ко­яде­ние

Это, пожа­луй, одна из рас­про­стра­нен­ных про­блем в посту. И этому есть вполне логич­ное объ­яс­не­ние. Жела­ние раз­но­об­ра­зить довольно скуч­ный пост­ный стол – обыч­ное дело. Кар­тошка с соле­ной капу­стой и мака­роны с под­ли­вой при­еда­ются еще на первой неделе поста. Хорошо, если пост корот­кий, напри­мер, Успен­ский, кото­рый идет всего две недели. Но если речь о Вели­ком посте, самом стро­гом и про­дол­жи­тель­ном, то очень быстро воз­ни­кает вопрос – что есть? Не есть чело­век не может, а устав не пред­по­ла­гает широ­кого раз­но­об­ра­зия пищи – всю неделю, кроме суб­боты и вос­кре­се­нья, пища без масла, а в среду и пят­ницу и вовсе сухо­яде­ние. К тому же пост­ная пища быстро пере­ва­ри­ва­ется и очень скоро насту­пает чув­ство голода. Осо­бенно, если рабо­чая дея­тель­ность чело­века сопря­жена с физи­че­скими нагруз­ками. Поэтому приемы пищи ста­но­вятся воз­мож­но­стью плот­ней забить желу­док, чтобы чув­ство голода насту­пало позже. Либо про­ме­жутки между при­е­мами пищи чело­век ста­ра­ется забить лег­кими пере­ку­сами или чае­пи­ти­ями, кото­рые редко обхо­дятся без чего-нибудь слад­кого, что тоже дает воз­мож­ность как-то раз­но­об­ра­зить пост­ное пита­ние. То и другое при­во­дит в итоге к пере­еда­нию, то есть объ­еде­нию или бес­ко­неч­ному слад­ко­яде­нию между основ­ными при­е­мами пищи. Что же делать? И есть хочется и от слад­кого отка­заться сложно. Давайте обра­тимся к науке, чтобы понять, как рабо­тает наш орга­низм при приеме той или иной пищи.

Любой прием пищи, не только слад­кой, сопря­жен с повы­ше­нием уровня глю­козы в крови. В тече­ние дня уро­вень глю­козы колеб­лется на опре­де­лен­ном уровне. Глю­коза нам необ­хо­дима, это «топ­ливо» для орга­низма, основ­ной источ­ник энер­гии. Любые угле­воды, попа­дая в орга­низм, пре­вра­ща­ются в глю­козу. При упо­треб­ле­нии в пищу так назы­ва­е­мых быст­рых угле­во­дов (кон­ди­тер­ские изде­лия, выпечка, в том числе белый хлеб, мака­роны из мягких сортов пше­ницы, овощи со слад­ко­ва­тым при­вку­сом, фрукты, сухо­фрукты, варе­нье, мед и т.д.) уро­вень глю­козы быстро, в тече­ние 20–30 минут резко под­ни­ма­ется. Это не опасно для здо­ро­вого чело­века, поскольку это али­мен­тар­ная, т.е. свя­зан­ная с при­е­мом пищи, гиперг­ли­ке­мия. Если у чело­века здо­ро­вые печень и под­же­лу­доч­ная железа, то через неко­то­рое время уро­вень глю­козы при­хо­дит в норму. Но вслед за быст­рым повы­ше­нием уровня глю­козы в крови про­ис­хо­дит резкий выброс инсу­лина – гор­мона под­же­лу­доч­ной железы, кото­рый достав­ляет глю­козу в клетки мышц, печени и жиро­вой ткани. Инсу­лин быстро пере­но­сит сахар из крови и сразу же опять появ­ля­ется чув­ство голода (так как глю­козы в крови, доступ­ной для полу­че­ния энер­гии для теку­щего потреб­ле­ния, не оста­ётся). Начи­на­ются пере­кусы, чае­пи­тия с чем-нибудь сла­день­ким. В итоге сахар скачет весь день, что при­во­дит к чере­до­ва­нию бод­ро­сти и упадка сил, а также отло­же­нию под­кож­ного жира. Если дать орга­низму мощную дозу сахара (напри­мер, пере­ку­сить куском торта или пиалой варе­нья с чаем), то уро­вень глю­козы повы­ша­ется момен­тально, в первые пол­часа будет казаться, что сил при­ба­ви­лось, но потом начнет активно выра­ба­ты­ваться инсу­лин, он быстро раз­не­сет глю­козу, и уро­вень ее станет ниже, чем до еды. Итог – быстро насту­пив­шее чув­ство голода и уста­ло­сти. К тому же резкие пере­пады уровня глю­козы – это стресс, про­во­ци­ру­ю­щий тре­вож­ность и раз­дра­жи­тель­ность. На слад­кое можно и под­сесть, и многие ученые видят в этом зави­си­мость, схожую с нар­ко­ти­че­ской. Все дело в том, что при раз­дра­же­нии рецеп­то­ров языка с после­ду­ю­щим скач­ком глю­козы в крови, повы­ша­ется уро­вень дофа­мина – гор­мона, кото­рый влияет на центр удо­воль­ствия в мозге. Вот почему после слад­кого воз­ни­кает такое при­ят­ное чув­ство. Про­ти­во­по­лож­ный эффект быст­рым (про­стым) угле­во­дам дают мед­лен­ные (слож­ные) угле­воды. К ним отно­сят овощи, необ­ра­бо­тан­ные крупы (напри­мер, столь люби­мая в России гречка), цель­но­зер­но­вой хлеб, мака­роны из твер­дых сортов пше­ницы, овощи, про­дукты, содер­жа­щие рас­ти­тель­ную клет­чатку и т.д. Они мед­ленно повы­шают уро­вень сахара в крови, не про­во­ци­руют рез­кого выброса инсу­лина, что обес­пе­чи­вает сытость дольше. Если срав­нить равные порции мака­рон и гречки, то после мака­рон чув­ство голода насту­пит позже, чем от гречки.

Я наме­ренно не каса­юсь белков и жиров, кото­рые также необ­хо­димы нашему орга­низму, чтобы сильно не рас­тя­ги­вать статью. Обра­ще­ние к науке было необ­хо­димо, чтобы про­яс­нить с пози­ции физио­ло­гии чело­века, почему в посту люди часто ста­но­вятся раз­дра­жи­тель­ными, и при довольно боль­шом коли­че­стве пищи посто­янно оста­ются голод­ными. Обжор­ство и слад­ко­яде­ние – это резуль­тат непра­вильно сба­лан­си­ро­ван­ного пост­ного раци­она. Бороться с этим только духов­ными силами довольно сложно, поскольку мы не можем отка­заться от своей физио­ло­гии. Для неко­то­рых людей такое поло­же­ние вещей, когда в пост посто­янно дума­ешь только о еде, ста­но­вится камнем пре­ткно­ве­ния, а порой даже отча­я­ния. Чело­век искренне хочет поститься телесно и духовно, но посто­ян­ное чув­ство голода заглу­шает самые искрен­ние душев­ные порывы. Полу­ча­ется, что пост – то самое время, когда наука может прийти на помощь чело­веку в его духов­ной жизни. Необ­хо­димо изу­чить вопрос пра­виль­ного пита­ния в посту, сба­лан­си­ро­вать коли­че­ство быст­рых и мед­лен­ных угле­во­дов, потреб­лять доста­точ­ное коли­че­ство рас­ти­тель­ной клет­чатки, белков и жиров. Каждый должен сде­лать это, соиз­ме­ря­ясь с осо­бен­но­стями своего орга­низма и ритма жизни. Ника­кого еди­ного рецепта тут быть не может. Можно ска­зать, что Цер­ковь в пост­ном уставе пока­зы­вает нам идеал, а каждый член Церкви, соиз­ме­ря­ясь с этим уста­вом, должен сам регу­ли­ро­вать свое пост­ное меню. Это поз­во­лит избе­жать и обжор­ства и чрез­мер­ного слад­ко­яде­ния.

3. Очень стро­гий, неподъ­ём­ный для чело­века пост, потом срыв

Мирян условно можно раз­де­лить на две кате­го­рии – нео­фи­тов, то есть тех, кто только начи­нает свою цер­ков­ную жизнь, и воцер­ко­в­лен­ных – тех, кто в Церкви уже давно и имеет опре­де­лен­ный духов­ный опыт. И у одних, и у других слу­ча­ются ошибки в посту, одна из самых рас­про­стра­нен­ных – пост не по силам. Для чело­века, недавно попав­шего в Цер­ковь, все в новинку – службы, молитвы, пост. Как малень­кий ребе­нок, позна­ю­щий мир, неофит «тащит в рот» все, что ему попа­дется, пыта­ется попро­бо­вать все, что видит и слышит. Неуди­ви­тельно, что когда он слышит, как свя­щен­ник рас­ска­зы­вает с амвона о пост­ном уставе, читает о нем в лите­ра­туре, или, на худой конец, поку­пает пра­во­слав­ный кален­дарь и видит там обо­зна­че­ния того, что можно или чего нельзя есть в те или иные дни поста, то ста­ра­ется испол­нять все как поло­жено, по всей стро­го­сти. Неофит рас­суж­дает – вот, я попал в Цер­ковь, тут все по пра­ви­лам, и мне теперь нужно мак­си­мально четко испол­нять их. Руко­вод­ству­ясь бла­гими наме­ре­ни­ями, но не имея духов­ного опыта, чело­век может не потя­нуть всей нагрузки стро­гого пост­ного устава. Особо часто такое слу­ча­ется в Вели­ком посту, поскольку он самый дли­тель­ный и стро­гий, а первая неделя, с ее особой стро­го­стью, может быть очень слож­ной для чело­века без прак­тики поста. Но не только с нео­фи­тами слу­ча­ется такое. Даже люди воцер­ко­в­лен­ные иногда решают, что им пора начать поститься, как древним стар­цам в пустыне, и начи­нают доволь­ство­ваться двумя фини­ками в день. В итоге и у тех, и у других быстро исто­ща­ются физи­че­ские силы, и насту­пает серьез­ное иску­ше­ние для духа. И тогда полу­ча­ется срыв, кото­рый может про­яв­ляться по-раз­ному. Неофит обычно просто пре­кра­щает поститься, так как не нахо­дит в себе духов­ных и телес­ных сил для этого. А воцер­ко­в­лен­ный впа­дает в более серьез­ные иску­ше­ния, причем у каж­дого свои, завя­зан­ные на стра­стях.

И что же делать? В первую оче­редь обра­тимся к опыту святых отцов. «Сколько вредно невоз­дер­жа­ние, столько вреден, или еще более, неуме­рен­ный пост. Сла­бость тела, про­ис­хо­дя­щая от мало­яде­ния, не поз­во­ляет совер­шать молитв в долж­ном коли­че­стве и с долж­ною силою», – пишет свт. Игна­тий Брян­ча­ни­нов. Тут свя­ти­тель ясно дает понять, насколько важно сохра­нять духовно-телес­ный баланс, ука­зы­вая, что чрез­мер­ное, непо­силь­ное изну­ре­ние тела не даст воз­мож­но­сти усердно молиться. А вот что рас­ска­зы­вает прп. Сера­фим Саров­ский: «К стро­гому посту святые люди при­сту­пали не вдруг, дела­ясь посте­пенно и мало-помалу спо­собны доволь­ство­ваться самой скуд­ной пищей. Пре­по­доб­ный Доро­фей, при­учая уче­ника своего Доси­фея к посту, посте­пенно отни­мал от стола его по малой части, так что от четы­рех фунтов меру его еже­днев­ной пищи низвел нако­нец до восьми лотов хлеба. При всем том святые пост­ники, к удив­ле­нию других, не знали рас­слаб­ле­ния, но всегда были бодры, сильны и готовы к делу. Болезни между ними были редки, и жизнь их текла чрез­вы­чайно про­дол­жи­тельно». Тут видим, как святой, при­водя в пример древ­них отцов-пост­ни­ков, ука­зы­вает на плоды пра­виль­ного под­хода к пост­ному дела­нию. И нако­нец, услы­шим от прп. Фео­фана Затвор­ника: «Лучше не свя­зы­вать себя <в посте>… неиз­мен­ным поста­нов­ле­нием, как бы узами; а когда так, когда иначе, только без льгот и само­жа­ле­ния; но и без жесто­ко­сти, дово­дя­щей до изне­мо­же­ния». Одним словом – всего должно быть в меру. Поскольку пост­ный устав один, а телес­ные и духов­ные силы у всех разные, то меру эту помо­жет опре­де­лить духов­ник.

4. Сам себе устав­щик

Рас­смот­рим такую ситу­а­цию. Чело­век решил, что ему лучше в мно­го­днев­ный пост поститься в неделю три дня, но при этом совсем ничего не есть. Месяц было всё чудесно, а потом нача­лись силь­ные боли в желудке, и пост при­шлось совсем пре­кра­тить. Ничего уди­ви­тель­ного, поскольку чело­век, мало того, что поиз­де­вался над своим орга­низ­мом, он еще и не при­слу­шался к мно­го­ве­ко­вому опыту Церкви и решил сотво­рить свой устав. Такой подход, когда чело­век бро­са­ется из край­но­сти в край­ность, не имея духов­ного опыта, усер­дия в молитве и сми­ре­ния, может быть опасен для него. Всегда стоит для начала обра­титься к опыту Церкви, иначе легко впасть в гор­дыню и навре­дить себе духовно и телесно. Очень важно обсуж­дать с духов­ни­ком свое молит­вен­ное и пост­ное дела­ние, если оно, в силу каких-то причин, ста­но­вится отлич­ным от при­выч­ного и при­ня­того в Церкви. Духов­ник сможет вовремя заме­тить про­блему и поста­ра­ется предо­сте­речь от совер­ше­ния ошибок.

5. Полное остав­ле­ние теку­щего поста после еди­нич­ного случая его нару­ше­ния, с надеж­дой в сле­ду­ю­щий раз поститься без срывов

Веро­ятно, чело­веку хочется быть сразу хоро­шим пост­ни­ком, ничего не нару­шая и посту­пая пра­вильно. Хоро­шее жела­ние. Но иде­аль­ных людей не бывает, и каждый чело­век согре­шает. Духов­ная жизнь состоит из взле­тов и паде­ний. Гос­подь, зная чело­ве­че­скую немощь, дал нам в помощь Таин­ство испо­веди. Испо­ве­ду­ясь, чело­век очи­ща­ется и при­об­ре­тает новые силы для исправ­ле­ния совер­шен­ного греха. Поэтому, нару­ше­ние поста – это повод для пока­я­ния на испо­веди, но никак не для уко­ре­не­ния в грехе. Что же каса­ется гипо­те­ти­че­ского сле­ду­ю­щего раза, то хочется воз­ра­зить – нет ника­кой гаран­тии, что и в сле­ду­ю­щий раз не будет нару­ше­ния. Сле­ду­ю­щего раза может не слу­читься вовсе, ведь никто не знает, когда окон­чится земная жизнь. Сле­до­ва­тельно, не стоит откла­ды­вать на завтра то, что можно сде­лать сего­дня.

6. Остав­ле­ние поста по при­чине того, что чело­век не видит духов­ной пользы от него (все мысли о еде и раз­дра­же­ние)

Выше была пока­зана зави­си­мость чувств и ощу­ще­ний во время поста от физио­ло­гии чело­века. Но не только в физио­ло­гии дело. «Где сокро­вище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф.6:21). Если чело­век не станет напол­нять сердце свое молит­вой и мыс­лями о том, как уго­дить Богу, то неми­ну­емо разум его напол­нится помыш­ле­ни­ями о еде, кото­рой он себя доб­ро­вольно лишил, и, не обре­тая ее в жела­е­мом каче­стве или коли­че­стве, начнет раз­дра­жаться и сры­ваться на близ­ких. К тому же и лука­вый при­ло­жит мак­си­мум сил, чтобы подо­греть стра­сти, помо­жет вспом­нить старые обиды и под­ки­нет дурные мысли. Вновь обра­тимся к свя­то­оте­че­ской муд­ро­сти. Свя­ти­тель Гри­го­рий Нис­ский утвер­ждает: «Молитва – страж цело­муд­рия, исце­ле­ние от раз­дра­жи­тель­но­сти, обуз­да­ние кич­ли­во­сти, очи­ще­ние от памя­то­зло­бия, истреб­ле­ние зави­сти, уни­что­же­ние неправды, исправ­ле­ние нече­стия». А вот, что пишет прп. Никон Оптин­ский: «Спра­вед­лива посло­вица: «Чем больше ешь, тем больше хочется есть». Если мы утолим только голод и жажду и зай­мемся делом или станем молиться, нас еда не будет отры­вать от нашего заня­тия. Это я сам на себе испы­тал. Тогда как-то чув­ству­ется, что сущ­ность жизни не в еде, не в чем-либо земном, а в высшем духов­ном мире чело­века, не в уто­ле­нии стра­стей, а в стрем­ле­нии познать истину – это есть первый при­знак духов­ной жизни чело­века. Без этого чело­век духовно уми­рает. Если же мы уго­ждаем плоти, то ее потреб­но­сти растут неимо­верно быстро, так что подав­ляют всякое духов­ное дви­же­ние души. Нас не инте­ре­суют тогда высшие духов­ные вопросы, весь наш инте­рес сосре­до­та­чи­ва­ется исклю­чи­тельно на земном удо­вле­тво­ре­нии стра­стей и похо­тей плоти. Жалок тогда чело­век, хотя очень часто не сознает этого. Напро­тив того, чело­век постя­щийся, так ска­зать, отрезв­ля­ется, совер­шен­ству­ется нрав­ственно. Конечно, пост, если не сопро­вож­да­ется молит­вой и духов­ной забо­той, не имеет почти ника­кой цены. Пост есть не цель, а сред­ство, посо­бие, облег­ча­ю­щее нам молитву и духов­ное совер­шен­ство­ва­ние». Таким обра­зом, чтобы видеть духов­ную пользу от поста, нужно не только воз­дер­жи­ваться телесно, но и молиться усердно.

7. Отсут­ствие баланса между молит­вой и постом

Крайне важно пони­мать, что чем усерд­ней мы ста­ра­емся воз­дер­жи­ваться телесно, тем силь­ней иску­ше­ния. Бороться с иску­ше­ни­ями нужно столь же усерд­ной молит­вой. Совсем не лишним будет частое посе­ще­ние храма для испо­веди и при­ча­стия. Пре­по­доб­ный Мака­рий Вели­кий вопро­шает: «Воз­дер­жи­ва­ю­щийся без молитвы как устоит без ее помощи?». Если взять на себя стро­гий телес­ный пост и при этом не молиться или молиться мало, то стра­сти погло­тят, и ника­кого толка от такого поста не будет. Также и сытый пост­ник – плохой молит­вен­ник. Поэтому необ­хо­димо в посту сохра­нять баланс между телом и духом, не брать на себя более, чем может поне­сти тело, и не нала­гать на себя боль­шого молит­вен­ного пра­вила, не очищая при этом тело стро­гим постом.

8. Неуме­ние соблю­дать пост в гостях

Порой слу­ча­ется, что во время поста при­гла­шают в гости. Если хозя­ева – люди воцер­ко­в­лен­ные, то про­блем с пост­ным столом не воз­ни­кает. Даже если по какой-то при­чине кто-то в семье не постится, то ради ува­же­ния к гостю и для осталь­ных членов семьи при­го­то­вят пост­ное. Но бывает, что хозя­ева не воцер­ко­в­лен­ные, ино­верцы или вовсе неве­ру­ю­щие. Они могут даже и не знать, что идет пост, но гото­виться к при­ходу гостя обя­за­тельно будут и при­го­то­вят вкус­ные, но, скорее всего, ско­ром­ные блюда. И вот перед гостем стоит дилемма – есть или не есть, ува­жить хозяев или демон­стра­тивно отка­заться? Обычно, когда хотят отве­тить на этот вопрос, при­во­дят слова апо­стола Павла: «Если кто из невер­ных позо­вет вас, и вы захо­тите пойти, то все, пред­ла­га­е­мое вам, ешьте без вся­кого иссле­до­ва­ния, для спо­кой­ствия сове­сти» (1Кор.10:27). Напи­саны эти слова об идо­ло­жерт­вен­ной пище, и раз­го­вор тут идет непо­сред­ственно о посе­ще­нии домов языч­ни­ков, где апо­стол вполне мог бы отве­дать идо­ло­жерт­вен­ное. Но для чего апо­стол ходил по домам языч­ни­ков, где мог вку­сить идо­ло­жерт­вен­ную пищу? Ответ прост – он делал это ради про­по­веди, под­ра­жая Христу, Кото­рый без малей­шего сомне­ния входил в дома греш­ни­ков и фари­сеев ради того, чтобы обра­тить их на истин­ный путь. О чем он пишет в сле­ду­ю­щих стро­ках: «Итак, едите ли, пьете ли, или иное что дела­ете, все делайте в славу Божию. Не пода­вайте соблазна ни Иудеям, ни Елли­нам, ни церкви Божией, так, как и я уго­ждаю всем во всем, ища не своей пользы, но пользы многих, чтобы они спас­лись». Поэтому, чтобы понять, как пра­вильно посту­пить, надо честно отве­тить самому себе на вопрос – для чего я иду в гости? Скорее всего, боль­шин­ство отве­тит – не для про­по­веди. Для одних поход в гости – это воз­мож­ность обще­ния с дру­зьями, для других это дело­вой ужин, для тре­тьих – какой-либо иной повод. В таких слу­чаях слова апо­стола «все, пред­ла­га­е­мое вам, ешьте без вся­кого иссле­до­ва­ния» не могут быть руко­вод­ством к дей­ствию.

Часто люди готовы вку­шать ско­ром­ное в гостях ради того, чтобы не оби­деть хозяев. Ситу­а­ции могут быть очень раз­ными и еди­ного рецепта на все случаи жизни быть не может. Но оче­видно, что если пост нару­шен не из мало­ду­шия и жела­ния уго­дить, а по любви, то оправ­да­ния этого доста­точно, ибо нет ничего пре­выше любви. Так посту­пали святые. Святой пра­вед­ный Алек­сий Мечёв рас­ска­зы­вал: «Когда быва­ешь в чужом доме и подают ско­ром­ное, не сле­дует отка­зы­ваться и тем осуж­дать других. У меня отец был близок к мит­ро­по­литу Фила­рету и вот было так: мит­ро­по­лит Фила­рет часто бывал у одного там… Раз при­хо­дит как-то, застал обед, а пост был. Хозяин скон­фу­зился, не знает, как быть – пост, а у него курица, что ли, там… А мит­ро­по­лит Фила­рет подо­шел к столу и сам попро­бо­вал всё. Не надо осуж­дать других; в чужом доме, если пода­дут что ско­ром­ное в пост­ный день, не надо пре­не­бре­гать и отка­зы­ваться. А дома можно вос­пол­нить этот пробел уси­ле­нием либо телес­ного поста, а глав­ное, духов­ного: т. е. не раз­дра­жаться, не осуж­дать и прочее». Дей­стви­тельно, «не то, что входит в уста, осквер­няет чело­века, но то, что выхо­дит из уст, осквер­няет чело­века» (Мф.15:11). Ведь частенько за столом, осо­бенно после пары бока­лов вина или чего покрепче, начи­на­ются пере­суды, пусто­сло­вие и прочие грехи языка. Все это, конечно, слу­ча­ется и не только в посту, но пост – это особое время воз­дер­жа­ния и не нужно забы­вать об этом. Если не хочется нару­шать, то лучше и вовсе не идти в гости. Но если пришли, то «кушайте же во славу Божию все пред­ла­га­е­мое вам без сомне­ния. А вместо этого поло­жите вы хра­не­ние устам своим от празд­но­сло­вия, сме­хо­сло­вия и осуж­де­ния. Это будет выше вашего поста» (прп. Анто­ний Оптин­ский).

9. Непра­виль­ный выход из поста (раз­го­ве­ние), мно­го­яде­ние

Вкус­ная тра­пеза и духов­ная радость – это непре­мен­ные атри­буты празд­ника, сле­ду­ю­щего за мно­го­днев­ным постом. Однако в порыве радо­сти можно очень неуме­ренно раз­го­веться. Осо­бенно это акту­ально на Пас­халь­ной неделе и на Свят­ках, когда нет поста в среду и пят­ницу, и празд­нич­ные дни насы­щены обиль­ными тра­пе­зами. Не буду рас­ска­зы­вать, чем чре­вато для орга­низма пере­еда­ние, пола­гаю, каждый знает это на себе. Если раз­гов­ляться неосто­рожно, то духов­ная радость поти­хоньку сме­ня­ется духов­ным рас­слаб­ле­нием, и вновь начи­нают раз­го­раться стра­сти, с кото­рыми шла борьба весь пост. В итоге можно свести на нет духов­ную работу всего поста, а к новому посту подойти с солид­ным бага­жом старых грехов. Чтобы этого не про­ис­хо­дило, нужно про­яв­лять уме­рен­ность в еде и не давать волю стра­стям.

10. Оправ­да­ние отказа от постов или их нару­ше­ния цита­тами из Библии

Хотя данный вопрос не явля­ется ошиб­кой или про­бле­мой в самом посту, все же хочется рас­смот­реть его в рамках данной статьи. Для этого стоит при­ве­сти несколько цитат.

«Всякий посту­пай по удо­сто­ве­ре­нию своего ума. Кто раз­ли­чает дни – для Гос­пода раз­ли­чает; и кто не раз­ли­чает дней – для Гос­пода не раз­ли­чает. Кто ест – для Гос­пода ест, ибо бла­го­да­рит Бога; и кто не ест – для Гос­пода не ест, и бла­го­да­рит Бога» (Рим.14:5-6). На первый взгляд, цитата пред­по­ла­гает самому раз­мыс­лить, стоит поститься или нет, поскольку «пища не при­бли­жает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не при­об­ре­таем; не едим ли, ничего не теряем» (1Кор.8:8). Однако, обе цитаты вырваны из кон­тек­ста. В обоих слу­чаях апо­стол гово­рит о насущ­ной для первых хри­стиан про­блеме – идо­ло­жерт­вен­ной пище, кото­рая сво­бодно про­да­ва­лась на базаре и не было воз­мож­но­сти понять, была ли она посвя­щена язы­че­ским богам или нет. Поэтому апо­стол гово­рит: «Все, что про­да­ется на торгу, ешьте без вся­кого иссле­до­ва­ния, для спо­кой­ствия сове­сти» (1Кор.10:25), этим пока­зы­вая, что «идол в мире ничто, и что нет иного Бога, кроме Еди­ного» (1Кор.8:4).
Апо­стол Павел гово­рит о сво­боде хри­стиан от всего язы­че­ского, однако предо­сте­ре­гает: «Бере­ги­тесь, однако же, чтобы эта сво­бода ваша не послу­жила соблаз­ном для немощ­ных» (1Кор.8:9), ука­зы­вая на то, что немощ­ные в вере братья могут иску­ситься видом идо­ло­жер­вен­ного на столе у собра­тьев или тому, что собра­тья вку­шают пищу вместе с языч­ни­ками. Поэтому, про­яв­ляя заботу о них, пишет: «нет ничего в себе самом нечи­стого; только почи­та­ю­щему что-либо нечи­стым, тому нечи­сто. Если же за пищу огор­ча­ется брат твой, то ты уже не по любви посту­па­ешь. Не губи твоею пищею того, за кого Хри­стос умер. … Ради пищи не раз­ру­шай дела Божия. Все чисто, но худо чело­веку, кото­рый ест на соблазн» (Рим.14:14-15, 20), сам же готов и вовсе отка­заться от такой пищи: «если пища соблаз­няет брата моего, не буду есть мяса вовек, чтобы не соблаз­нить брата моего» (1Кор.8:13).

Апо­стол при­зы­вает не осуж­дать друг друга за пищу, а при­ни­мать друг друга такими, какие есть – одних немощ­ными, других силь­ными, но вни­ма­тель­ными друг к другу: «Немощ­ного в вере при­ни­майте без споров о мне­ниях. Ибо иной уверен, что можно есть все, а немощ­ный ест овощи. Кто ест, не уни­чи­жай того, кто не ест; и кто не ест, не осуж­дай того, кто ест, потому что Бог принял его. Кто ты, осуж­да­ю­щий чужого раба? Перед своим Гос­по­дом стоит он или падает. И будет вос­став­лен, ибо силён Бог вос­ста­вить его. … Не станем же более судить друг друга, а лучше судите о том, как бы не пода­вать брату случая к пре­ткно­ве­нию или соблазну» (Рим.14:1-4, 13). Все при­ве­ден­ные цитаты ясно дают понять, что духов­ное апо­стол Хри­стов ставит выше пищи, прежде всего же ценит добрые отно­ше­ния между хри­сти­а­нами: «Ибо Цар­ствие Божие не пища и питие, но пра­вед­ность и мир, и радость во Святом Духе. Кто сим служит Христу, тот угоден Богу и достоин одоб­ре­ния от людей. Итак, будем искать того, что служит к миру и ко вза­им­ному нази­да­нию» (Рим.14:17-19). Кстати, послед­нюю цитату («Ибо Цар­ствие Божие не пища и питие, но пра­вед­ность и мир, и радость во Святом Духе») также при­во­дят как осно­ва­ние для отказа от поста, но из кон­тек­ста 14 главы посла­ния к Рим­ля­нам ясно сле­дует, что речь там совсем не о посте. Свя­щен­ное Писа­ние до́лжно читать пол­но­стью, а не цита­тами или корот­кими выдерж­ками из него. 

11. Что можно и что нельзя в пост?

Часто задают вопросы о том, что можно и чего нельзя в пост. Когда речь о пище, то все более или менее понятно – постимся как можем, соиз­ме­ряя свою меру воз­дер­жа­ния с уста­вом. В уставе Цер­ковь пока­зы­вает идеал, но люди далеко не иде­альны, поэтому каж­дому стоит поститься по силам, посо­ве­то­вав­шись с духов­ни­ком. Но вот когда задают вопросы: «Можно ли в пост пойти на кон­церт?», «Можно ли пойти на день рож­де­ния?», «Можно ли поехать в путе­ше­ствие?», то тут не может быть одно­знач­ного ответа.

Крайне важно пони­мать, что Пра­во­сла­вие – это не список запре­тов и доз­во­ле­ний, испол­нив кото­рые, непре­менно попа­дешь в рай. Гос­подь неод­но­кратно обли­чал фари­сеев за то, что они как раз имели такие «списки доз­во­лен­ного и запре­щен­ного» и не взирая ни на что сле­до­вали им. Хри­стос гово­рил, что не чело­век для суб­боты, а суб­бота для чело­века. Пере­фра­зи­руя, полу­чим – не чело­век для устава, а устав для чело­века. Если мы начнем состав­лять себе списки доз­во­лен­ного и запре­щен­ного, оста­вив в сто­роне даро­ван­ную нам Богом сво­боду, то непре­менно станем фари­се­ями. У каж­дого чело­века есть своя голова на плечах, есть и советь – голос Бога в нашей душе. Если совесть и разум под­ска­зы­вают, что идти на кон­церт не стоит, то и не надо. Глав­ное пом­нить, что пост, хоть и явля­ется вре­ме­нем сугу­бого воз­дер­жа­ния, но это не время траура или печали (печали разве что о своих грехах). Радо­ваться жизни и просто жить Цер­ковь не вос­пре­щает, и устав подоб­ного не пред­пи­сы­вает.

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки