Празднование:

История

Ико­на эта про­сла­ви­лась в XII ве­ке в Нов­го­ро­де, ко­гда вла­ди­ми­ро-суз­даль­ский князь Ан­дрей Бо­го­люб­ский всту­пил в со­юз с кня­зья­ми смо­лен­ским, по­лоц­ким, ря­зан­ским, му­ром­ским и дру­ги­ми и за­мыс­лил с их по­мо­щью по­ко­рить Ве­ли­кий Нов­го­род и для это­го по­слал сы­на сво­е­го Мсти­сла­ва. Со­ста­ви­лась гро­мад­ная рать, — по сло­вам ле­то­пис­ца «ма­ло не вся зем­ля рус­ская со­во­ку­пи­ся, еди­ных бо кня­зей то­гда бя­ше 72». Еще за­дол­го до Нов­го­ро­да лю­ди ста­ли гра­бить и жечь се­ла, из­би­вать муж­чин, а де­тей и жен­щин брать в плен, чтоб сде­лать из них сво­их ра­бов. Зи­мой 1170 го­да гро­мад­ное опол­че­ние это об­ло­жи­ло Нов­го­род, по­тре­бо­вав сда­чи. Не раз обе сто­ро­ны на­чи­на­ли пе­ре­го­во­ры, но не мог­ли прий­ти к со­гла­сию.

На­ча­лось сра­же­ние. Яс­но бы­ло, на чьей сто­роне прав­да, и нов­го­род­цы с чи­стым серд­цем мог­ли про­сить Бо­га о по­мо­щи и ждать небес­но­го за­ступ­ле­ния. Так они и по­сту­пи­ли. Хра­мы не за­тво­ря­лись ни днем ни но­чью, и пе­ние цер­ков­ное сме­ши­ва­лось с пла­чем на­ро­да. Ар­хи­епи­скоп Иоанн с тех пор, как под Нов­го­род под­сту­пи­ли вра­ги, три дня и три но­чи неустан­но мо­лил­ся в со­бо­ре св. Со­фии — Пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей о спа­се­нии го­ро­да. В тре­тью ночь, стоя пе­ред ико­ной Все­ми­ло­сти­во­го Спа­са, он вдруг по­чув­ство­вал свя­щен­ный тре­пет, и то­гда от ико­ны раз­дал­ся го­лос:

— Иди в цер­ковь Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, что на Ильин­ской ули­це, возь­ми там об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, воз­не­си его на го­род­ские сте­ны, и то­гда узришь спа­се­ние гра­да.

Чуд­ное успо­ко­е­ние про­ли­лось то­гда в ис­том­лен­ное серд­це свя­ти­те­ля. В го­ря­чей, уми­лен­ной мо­лит­ве без слов пал он ниц пе­ред ико­ной и про­вел в мо­лит­ве всю ночь. Утром со­брал он ду­хо­вен­ство и го­род­ских пред­ста­ви­те­лей и рас­ска­зал им о та­ин­ствен­ном го­ло­се. То­гда у скорб­ных нов­го­род­цев по­яви­лась на­деж­да. Ар­хи­епи­скоп Иоанн по­слал про­то­дья­ко­на и кли­ри­ков в цер­ковь Спа­са на Ильин­ской ули­це, чтоб при­не­сти от­ту­да ико­ну Бо­го­ма­те­ри, а сам стал петь со­борне мо­ле­бен. Но несмот­ря на все уси­лия по­слан­ных они ни­как не мог­ли сдви­нуть ико­ну с ее ме­ста, и с этим из­ве­сти­ем воз­вра­ти­лись к ар­хи­епи­ско­пу. То­гда сам свя­ти­тель Иоанн во гла­ве крест­но­го хо­да, со­про­вож­да­е­мый на­ро­дом и ду­хо­вен­ством, по­шел в цер­ковь Спа­са. Там упал он на ко­ле­ни пе­ред ико­ной Бо­го­ма­те­ри и со сле­за­ми взы­вал:

— О Пре­ми­ло­сти­вая Вла­ды­чи­ца Бо­го­ро­ди­ца, упо­ва­ние и за­ступ­ни­ца гра­ду на­ше­му, не пре­дай нас за гре­хи на­ши вра­гам на­шим. Но услышь плач наш и по­ща­ди лю­дей Тво­их.

Ста­ли слу­жить мо­ле­бен, и ко­гда за­пе­ли: «Пред­ста­тель­ство хри­сти­ан непо­стыд­ное, хо­да­тай­ство ко Твор­цу непре­лож­ное, не пре­зри греш­ных мо­ле­ний гла­сы», ико­на са­ма за­ко­ле­ба­лась, как бы дви­га­ясь к ар­хи­епи­ско­пу. Ви­дя это чу­до, на­род и клир ра­дост­но взы­ва­ли: «Гос­по­ди, по­ми­луй!».

Ар­хи­епи­скоп при­нял на ру­ки чу­до­твор­ный об­раз, при­ло­жил­ся к нему, и за­тем ико­ну с тор­же­ством по­нес­ли на го­род­скую сте­ну и по­ста­ви­ли ее ли­цом к на­па­дав­шим. Но во­и­ны Мсти­сла­ва не смяг­чи­лись и пу­сти­ли на это ме­сто сте­ны це­лые ту­чи стрел. И вот од­на из них ра­ни­ла свя­щен­ный лик. То­гда со­вер­ши­лось но­вое чу­до: ико­на об­ра­ти­лась са­ма ли­ком к го­ро­ду, и из очей ее по­тек­ли сле­зы. В то же вре­мя на на­па­дав­ших на­пал ужас. У них по­мра­чи­лось зре­ние, и они ста­ли по­ра­жать друг дру­га. Нов­го­род­цы, обод­рен­ные зна­ме­ни­ем, от­во­ри­ли во­ро­та, бро­си­лись на вра­гов, раз­би­ли их на­го­ло­ву и мно­гих уве­ли в плен. Те же, ко­то­рые спас­лись бег­ством, не мог­ли най­ти се­бе про­пи­та­ния там, где рань­ше са­ми про­из­ве­ли без­жа­лост­ное опу­сто­ше­ние. Они гиб­ли от го­ло­да и бо­лез­ней, и как с ужа­сом го­во­рит ле­то­пи­сец, в Ве­ли­кий пост пи­та­лись мя­сом сво­их ло­ша­дей.

Ар­хи­епи­скоп Иоанн то­гда же уста­но­вил празд­но­ва­ние в па­мять чу­дес­но­го за­ступ­ле­ния, ока­зан­но­го Бо­го­ма­те­рью Нов­го­ро­ду. Так как 25 фев­ра­ля — день, ко­гда со­вер­ши­лось это со­бы­тие — по­чти все­гда при­хо­дит­ся на мас­ле­ни­цу или Ве­ли­кий пост, то празд­ник пе­ре­но­сит­ся на 27 но­яб­ря.

По­чти два ве­ка чу­до­твор­ная ико­на «Зна­ме­ние» Бо­го­ма­те­ри сто­я­ла на Ильин­ской ули­це, в де­ре­вян­ной церк­ви Спа­са. В 1357 го­ду ее пе­ре­нес­ли во вновь по­стро­ен­ную на той же Ильин­ской ули­це ка­мен­ную цер­ковь во имя Зна­ме­ния.

В 1566 го­ду в Нов­го­ро­де вспых­нул силь­ный по­жар, охва­тив­ший мно­го улиц. Ни­ка­ки­ми уси­ли­я­ми нель­зя бы­ло оста­но­вить гроз­ную сти­хию. То­гда мит­ро­по­лит Ма­ка­рий по­шел с крест­ным хо­дом в цер­ковь Зна­ме­ния и там, пре­кло­нив ко­ле­ни пе­ред чу­до­твор­ной ико­ной, мо­лил­ся о пре­кра­ще­нии бед­ствия. За­тем, под­няв ико­ну, он по­нес ее крест­ным хо­дом по бе­ре­гу Вол­хо­ва. Ско­ро ве­тер по­дул в сто­ро­ну ре­ки, и по­жар от это­го стал ути­хать.

В 1611 го­ду Нов­го­ро­дом овла­де­ли шве­ды. Из­би­вая нов­го­род­цев, они гра­би­ли до­ма и их хра­мы. Ико­ны они под­вер­га­ли по­ру­га­нию, а свя­щен­ную по­су­ду и утварь уно­си­ли. Как-то несколь­ко шве­дов по­до­шли к церк­ви Зна­ме­ния, где в то вре­мя со­вер­ша­лась служ­ба, и две­ри по­это­му бы­ли от­кры­ты. Они ри­ну­лись в цер­ковь, чтобы огра­бить ее, но неви­ди­мая си­ла от­бро­си­ла их на­зад. Они сно­ва бро­си­лись к две­рям и сно­ва бы­ли от­бро­ше­ны. Это ста­ло из­вест­но всем шве­дам, и ни­кто из них уж боль­ше не пы­тал­ся вой­ти в Зна­мен­скую цер­ковь.

В 1636 г. за­ду­мал обо­красть эту цер­ковь се­реб­ря­ных дел мас­тер Лу­ка Пла­виль­щи­ков. По окон­ча­нии ве­чер­ней служ­бы на 27 но­яб­ря он при­та­ил­ся в церк­ви, а но­чью во­шел в ал­тарь, со­брал се­реб­ря­ные со­су­ды с жерт­вен­ни­ка, вы­сы­пал день­ги из кру­жек и, на­ко­нец, стал под­хо­дить к чу­до­твор­ной иконе, чтобы со­рвать с нее дра­го­цен­ные укра­ше­ния. Но ед­ва он кос­нул­ся ри­зы, как был от­бро­шен от ико­ны и без чувств упал на пол. Пе­ред утре­ней явив­ший­ся в цер­ковь по­но­марь вы­вел его, по­ла­гая, что Лу­ка в пья­ном ви­де остал­ся в церк­ви. Он не за­ме­тил при этом, что при Пла­виль­щи­ко­ве бы­ли цер­ков­ные со­су­ды. Кра­жа об­на­ру­жи­лась, ко­гда ста­ли слу­жить утре­ню, и все на­шлось в до­ме Лу­ки. Вор на вре­мя по­те­рял рас­су­док и толь­ко впо­след­ствии рас­ска­зал о быв­шем от ико­ны чу­де.

Чу­до­твор­ная ико­на «Зна­ме­ние» Бо­го­ро­ди­цы сто­ит в ико­но­ста­се Зна­мен­ско­го со­бо­ра, сле­ва от цар­ских врат. Она име­ет 13 1/2 верш­ков вы­ши­ны и 12 ши­ри­ны. Над ле­вым оком Бо­го­ма­те­ри остал­ся след от стре­лы. По сто­ро­нам ико­ны име­ют­ся изо­бра­же­ния ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия По­бе­до­нос­ца, му­че­ни­ка Иа­ко­ва Пер­си­я­ни­на и пре­по­доб­ных Пет­ра и Онуф­рия Афон­ских. В 1565 го­ду ико­на воз­об­нов­ле­на мит­ро­по­ли­том Ма­ка­ри­ем. На иконе зо­ло­тая ри­за ве­сом свы­ше 71/2 фун­тов с дра­го­цен­ны­ми ка­ме­нья­ми.

Ико­на «Зна­ме­ние» пред­став­ля­ет Бо­го­ма­терь с мо­лит­вен­но под­ня­ты­ми ру­ка­ми и яв­ля­е­мым на лоне ее Бо­же­ствен­ным Мла­ден­цем. Изо­бра­же­ние это по­ме­ща­лось на пе­ча­тях епи­ско­па Нов­го­род­ско­го. Оно весь­ма древ­не­го про­ис­хож­де­ния, так как в Ри­ме, в ка­та­ком­бах св. Аг­нии, есть изо­бра­же­ние IV в. Бо­го­ма­те­ри с мо­лит­вен­но рас­про­стер­ты­ми ру­ка­ми и с Пред­веч­ным Мла­ден­цем на ко­ле­нях. В Гре­ции та­ким изо­бра­же­ни­ем озна­ча­лось обык­но­вен­но Рож­де­ство Хри­сто­во, и толь­ко у нас, в Рос­сии, ико­ны по­лу­чи­ли на­име­но­ва­ние «Зна­ме­ния», т. е. зна­ка ми­ло­сти Бо­го­ма­те­ри. На неко­то­рых го­род­ских ико­нах в трех де­я­ни­ях изо­бра­жа­ет­ся са­мо чу­дес­ное со­бы­тие 1170 го­да: ввер­ху — пе­ре­не­се­ние ико­ны из церк­ви Спа­са на го­род­скую сте­ну; ни­же — пе­ре­го­во­ры меж­ду обе­и­ми сто­ро­на­ми, а вни­зу — са­ма бит­ва, где нов­го­род­цам по­мо­га­ют ан­ге­лы с длин­ны­ми пи­ка­ми.

Случайный тест