Блаженная Ксения Петербургская: история любви

6 июня и 6 фев­ра­ля Цер­ковь чтит па­мять Ксе­нии Пе­тер­бург­ской. У бла­жен­ной Ксе­нии ча­ще все­го про­сят квар­ти­ру, ма­ши­ну и му­жа хо­ро­ше­го. Несмот­ря на обы­ден­ность просьб, она ни­ко­му не от­ка­зы­ва­ет в уте­ше­нии и по­мо­щи, хо­тя ко­гда-то Ксе­ния Гри­горь­ев­на Пет­ро­ва по­те­ря­ла все это за один день — и му­жа и дом и эки­па­жи. Ее ис­то­рия вполне под­хо­дит для на­сто­я­щей «лав сто­ри».

Смерть

Ни­кто не зна­ет, ко­гда она ро­ди­лась, но в ту по­ру, где-то в на­ча­ле XVIII ве­ка, Пе­тер­бург еще до­стра­и­вал­ся. Ули­ца, на ко­то­рой по­се­ли­лась мо­ло­дая пре­крас­ная, ре­спек­та­бель­ная се­мей­ная па­ра: во­ен­ный Ан­дрей Фе­до­ро­вич Пет­ров и его же­на Ксе­ния Гри­горь­ев­на Пет­ро­ва, вся со­сто­я­ла из де­ре­вян­ных до­ми­ков.

Счаст­ли­вые па­ры не так ин­те­рес­ны обы­ва­те­лям, как бро­дя­щие по око­лот­ку су­ма­сшед­шие. Вот и эта па­ра ни­чем осо­бен­ным не от­ли­чи­лась в па­мя­ти на­род­ной, раз­ве что муж был ин­те­рес­ный че­ло­век, бу­дучи во­ен­ным, по пре­да­нию в чине пол­ков­ни­ка, он пел в цер­ков­ном хо­ре. Все из­ме­ни­лось в день вне­зап­ной кон­чи­ны Ан­дрея Фе­до­ро­ви­ча во цве­те лет без хри­сти­ан­ско­го по­ка­я­ния. На по­хо­ро­нах Ксе­ния Гри­горь­ев­на бы­ла оде­та в кам­зол, каф­тан, шта­ны и кар­туз по­кой­но­го му­жа. Весь ко­стюм был тра­ди­ци­он­ных ар­мей­ских цве­тов – зе­ле­ный с крас­ным, а са­ма Ксе­ния, ко­то­рой то­гда ми­ну­ло толь­ко 26 лет, вы­гля­де­ла со­вер­шен­но су­ма­сшед­шей. Она всех уве­ря­ла, что Ан­дрей Фе­до­ро­вич жив и что это его же­на, Ксе­ния, скон­ча­лась. Ко­неч­но, со­се­ди жа­ле­ли несчаст­ную вдо­ву, не вы­дер­жав­шую уда­ра судь­бы, но са­ма вдо­ва не по­ни­ма­ла, по­че­му ее жа­ле­ют. Ксе­ния Гри­горь­ев­на Пет­ро­ва ста­ла ски­тать­ся по ули­цам и всем, знав­шим ее, пред­ла­га­ла при­знать в ней по­кой­но­го Ан­дрея Фе­до­ро­ви­ча. «Ксе­ньюш­ка моя скон­ча­лась и мир­но по­чи­ва­ет на клад­би­ще, — го­во­ри­ла она встреч­ным зна­ко­мым. — аз же греш­ный весь тут». Ви­ди­мо она ре­ши­лась про­жить жизнь за сво­е­го му­жа, чтобы та­ким об­ра­зом за­вер­шить де­ло его хри­сти­ан­ско­го спа­се­ния. Безу­мие?

Силь­нее смер­ти лю­бовь

В то вре­мя лю­ди луч­ше всмат­ри­ва­лись в жизнь друг дру­га. Со­се­ди за Ксе­ни­ей Гри­горь­ев­ной по­сле­жи­ва­ли. Что-то ни­как она в се­бя не при­хо­ди­ла. В во­ен­ной фор­ме хо­дить это од­но, а вот от­дать бед­ным свой дом и все иму­ще­ство – это уже со­всем дру­гое де­ло, да­же в XVIII ве­ке. Вре­ме­на ме­ня­ют­ся, но люд­ское рас­суж­де­ние в та­ких слу­ча­ях неиз­мен­но: «Вы по­ду­май­те! Бы­ла при­лич­ная жен­щи­на, ве­ла дом, сле­ди­ла за со­бой и на те­бе! Хо­дит в рва­нье по ули­цам, несет вся­кий бред, да еще и са­ма се­бе финан­со­вую яму ро­ет». Об­ще­ствен­ность ре­ши­ла, что по­ра при­ни­мать ме­ры. Ор­га­ни­зо­ва­ли встре­чу Ксе­нии Гри­горь­ев­ны с быв­шим на­чаль­ством по­кой­но­го му­жа. Мо­жет быть, они смо­гут вы­яс­нить, что слу­чи­лось с ее го­ло­вой, и по­ме­стить в ка­кое-ни­будь Бо­го­угод­ное за­ве­де­ние? Но при бе­се­де Ксе­ния ве­ла се­бя вполне ра­зум­но, и на­чаль­ство вы­нуж­де­но бы­ло при­знать, что с го­ло­вой у нее все в по­ряд­ке. При­шлось доб­ро­по­ря­доч­ным го­ро­жа­нам при­ми­рить­ся с этой стран­ной жен­щи­ной в сво­ем око­лот­ке. Так на­ча­лась ис­то­рия свя­той, для ко­то­рой лю­бовь ста­ла силь­нее смер­ти.

Как про­изо­шло так, что в бо­со­но­гой, гряз­ной Ксе­нии, в по­тре­пан­ном все­ми пе­тер­бурж­ски­ми вет­ра­ми муж­ни­ном кам­зо­ле, лю­ди ста­ли ви­деть бла­жен­ную, ска­зать труд­но. Про­сто по­сте­пен­но ста­ли за­ме­чать, что безум­ные ре­чи «Ан­дрея Фе­до­ро­ви­ча», как она про­си­ла се­бя на­зы­вать, име­ют свой скры­тый смысл. Они ста­ли по­ни­мать «шифр». «Возь­ми пя­так, — пред­ла­га­ла Ксе­ния мо­не­ту сво­ей зна­ко­мой. – тут царь на коне.(Ге­ор­гий По­бе­до­но­сец ред.) По­тухнет». Что по­тухнет? За­чем пя­так? Уже под­хо­дя к до­му, жен­щи­на ви­дит, что ее дом го­рит. По­ту­ши­ли по­жар очень быст­ро. Да­же мож­но ска­зать со ско­ро­стью чу­да.

Или од­на­жды за­шла Ксе­ния в к Па­рас­ке­ве Ан­то­но­вой, ко­то­рой ко­гда-то по­да­ри­ла свой дом, и го­во­рит: «Ты вот тут си­дишь, чул­ки што­па­ешь, а там, у Смо­лен­ско­го клад­би­ща те­бе Бог ре­бен­ка по­слал! Бе­ги ско­рее!». Па­рас­ке­ва бы­ла жен­щи­на оди­но­кая и стра­да­ла от это­го, так что при­зыв бла­жен­ной про­зву­чал для нее, как горн, и она по­бе­жа­ла. При при­бли­же­нии к во­ро­там Смо­лен­ско­го клад­би­ща, ныне это ули­ца Кам­ская, ее бег оста­но­ви­ли «непред­ви­ден­ные» об­сто­я­тель­ства. Из­воз­чик сбил бе­ре­мен­ную жен­щи­ну, та раз­ро­ди­лась, и сра­зу скон­ча­лась. Мла­де­нец ока­зал­ся на ру­ках у Па­рас­ке­вы. Но раз­ве не за ним она бе­жа­ла на клад­би­ще? От­ца и род­ных ис­ка­ли, да так и не на­шли. Так у Па­рас­ке­вы по­явил­ся сын.

Бла­жен­ная Ксе­ния до­жи­ла до се­ми­де­ся­ти двух лет, про­ве­дя на ули­це со­рок два го­да. Скон­ча­лась она не позд­нее 1806 го­да. По но­чам Ксе­ния сто­я­ла на мо­лит­ве в по­лях за го­ро­дом, по­мо­га­ла но­сить кир­пи­чи на стро­я­щу­ю­ся ко­ло­коль­ню Смо­лен­ской церк­ви, а днем раз­го­ва­ри­ва­ла с людь­ми сво­им эзо­по­вым язы­ком, мо­ли­лась о них с за­бо­той, по-ма­те­рин­ски. Ведь лю­ди во все вре­ме­на с оди­на­ко­вы­ми бе­да­ми.

Ча­сов­ня

На Смо­лен­ском клад­би­ще гу­ля­ют, как в пар­ке. Ма­ма­ши с детьми, мо­ло­дые влюб­лен­ные, ста­ри­ки под руч­ку. По этим же до­рож­кам ко­гда-то бро­ди­ла бо­со­но­гая Ксе­ния, при­выч­ный го­род­ской пер­со­наж, как ска­за­ли бы сей­час. Кто-то сме­ял­ся над ней, а кто-то с та­ин­ствен­ным ви­дом рас­ска­зы­вал: «Она не про­стая. Вче­ра мои из го­стей еха­ли позд­но, ее за го­ро­дом ви­де­ли. И зна­е­те, что она там де­ла­ла? Мо­ли­лась. Пред­став­ля­е­те? Но­чью». От ули­цы Лах­тин­ской на Пет­ро­град­ской сто­роне, где сна­ча­ла жи­ла, а по­том ски­та­лась Ксе­ния, до Смо­лен­ско­го клад­би­ща на Ва­си­льев­ском ост­ро­ве путь не близ­кий. Но там, на Смо­лен­ском клад­би­ще ле­жал дра­го­цен­ный че­ло­век, неза­бвен­ный муж, лю­бовь к ко­то­ро­му бы­ла у Ксе­нии так ве­ли­ка, что ее и те­перь хва­та­ет на мно­гих. Сей­час мо­ги­ла Ан­дрея Фе­до­ро­ви­ча, к со­жа­ле­нию, уте­ря­на. В го­ды го­не­ний це­лые ди­на­сти­че­ские скле­пы срав­ни­ва­ли с зем­лей. Но Ксе­ни­ну мо­ги­лу до 1902 го­да ре­гу­ляр­но срав­ни­ва­ли с зем­лей ве­ру­ю­щие, нескон­ча­е­мым по­то­ком при­хо­див­шие к ней и по­не­мно­гу брав­шие «зе­мель­ку» для ис­це­ле­ний. Так ее мо­ги­лу ни­как нель­зя бы­ло неза­мет­но уни­что­жить.

Ча­сов­ню над мо­ги­лой по­ста­ви­ли еще в 1830 го­ду. В 1902 бы­ло со­вер­ше­но освя­ще­ние ка­мен­ной ча­сов­ни над мо­ги­лой бла­жен­ной Ксе­нии. В из­го­ло­вье мра­мор­ной гроб­ни­цы был по­став­лен ико­но­стас. На сте­нах бы­ло мно­же­ство икон. По­сле ре­во­лю­ции и на­чав­ших­ся го­не­ний на цер­ковь, "два­дцат­ка" Смо­лен­ской церк­ви и свя­щен­ни­ки под­пи­са­ли с Ва­си­ле­ост­ров­ским Со­ве­том ра­бо­чих де­пу­та­тов до­го­вор об арен­де ча­сов­ни. Сре­ди имен под­пи­сав­ших­ся под этим до­ку­мен­том мы ви­дим имя на­сто­я­те­ля - про­то­и­рея Алек­сея За­па­да­ло­ва. Впо­след­ствии свя­щен­ник при­нял му­че­ни­че­скую кон­чи­ну в Сви­рь­ла­ге.

В 1940 го­ду ча­сов­ню за­кры­ли, но лю­ди не пе­ре­ста­ва­ли ид­ти к Ксе­нии. Во вре­мя вой­ны в ча­совне устро­и­ли склад го­рю­че-сма­зоч­ных ма­те­ри­а­лов, над­гро­бие разо­бра­ли, ико­ны со­жгли. По­сле вой­ны в 1946 го­ду, в тот же год ко­гда от­кры­ли Тро­иц­ко-Сер­ги­е­ву Лав­ру, бы­ло по­лу­че­но раз­ре­ше­ние и на от­кры­тие ча­сов­ни. От­сы­рев­шее, осквер­нен­ное зда­ние бы­ло от­ре­ста­ври­ро­ва­но, на­ча­ли слу­жить па­ни­хи­ды. С де­вя­ти утра до де­вя­ти ве­че­ра по­ток лю­дей не ис­ся­кал в те го­ды. В 1960 го­ду ча­сов­ню опять за­кры­ли, устро­и­ли в ней скульп­тур­ную ма­стер­скую.

Со­всем ско­ро, 6 июня, мы бу­дем празд­но­вать день про­слав­ле­ния бла­жен­ной Ксе­нии. Это слу­чи­лось в 1988 го­ду.

Жизнь как чу­до

Убор­щи­ца ча­сов­ни, про­ра­бо­тав­шая на этом по­слу­ша­нии де­ся­ток лет, го­во­рит о чу­де­сах на мо­гил­ке бла­жен­ной Ксе­нии так: «Ви­де­ла ли я чу­де­са? Ну, смот­ря, что вы под­ра­зу­ме­ва­е­те под этим сло­вом. Что во­шел че­ло­век без но­ги, а вы­шел на сво­их дво­их – нет, та­ко­го я не ви­де­ла. А вот как при­хо­дят бла­го­да­рить и пря­мо в ча­совне из ушей вот та­кие брил­ли­ан­ты вы­ни­ма­ют и от­да­ют на храм – это я ви­де­ла» Она де­ла­ет мно­го­зна­чи­тель­ное ли­цо и по­ка­зы­ва­ет на ру­ках, что брил­ли­ан­ты бы­ли до­ста­точ­ной ве­ли­чи­ны. «Я же не бу­ду спра­ши­вать «ка­кое с ва­ми та­кое чу­до про­изо­шло, что вы та­кие брил­ли­ан­ты от­да­е­те?» — То ли спра­ши­ва­ет она, то ли де­ла­ет за­клю­че­ние о су­ще­ство­ва­нии чу­дес во­об­ще.

Ча­ще все­го в ча­сов­ню к Ксе­нии при­хо­дят де­вуш­ки и жен­щи­ны. Ко­гда-то са­ма Ксе­ния устро­и­ла се­мей­ную жизнь од­ной сво­ей зна­ко­мой де­ви­цы. Прав­да есть мне­ние, что Ксе­ния это сде­ла­ла ско­рей из жа­ло­сти к несчаст­но­му вдов­цу. Де­ви­це бла­жен­ная ска­за­ла, что ей на­до ид­ти на Смо­лен­ское клад­би­ще, по­то­му что «там твой муж же­ну хо­ро­нит». Де­ви­ца по­шла, хо­тя в сло­вах Ксе­нии бы­ло мно­го непо­нят­но­го, и дей­стви­тель­но встре­ти­лась там с по­хо­рон­ной про­цес­си­ей. При­со­еди­нив­шись к ней, она по­зна­ко­ми­лась с са­мим вдов­цом, ко­то­рый впо­след­ствии же­нил­ся на ней и по­лу­чил уте­ше­ние в сво­ей скор­би. Так что, муж­чи­нам то­же сто­ит про­сить се­бе у Ксе­нии хо­ро­шую же­ну.

Рань­ше и сей­час

Смо­лен­ское клад­би­ще на­по­ми­на­ет ска­зоч­ный лес где-то на эк­ва­то­ре: ство­лы де­ре­вьев, слов­но из тем­но­го бар­ха­та, вы­со­кий па­по­рот­ник про­пус­ка­ет сквозь рез­ные ли­стья сол­неч­ные лу­чи, сте­ля­щи­е­ся рас­те­ния, оку­ты­ва­ют кам­ни над­гро­бий, по­кры­тые мхом. Но, про­ве­дя несколь­ко ча­сов око­ло ча­сов­ни бла­жен­ной Ксе­нии, по­об­щав­шись с людь­ми, пе­ре­ста­ешь по­ни­мать, в ка­ком ми­ре ты на­хо­дишь­ся. Мир жи­вых пе­ре­пле­та­ет­ся с ми­ром мерт­вых в бес­ко­неч­ных ис­то­ри­ях. Ис­то­рия че­ло­ве­ка на­чи­на­ет­ся с рож­де­ния, но на­сто­я­щую жизнь она по­лу­ча­ет по­сле его смер­ти, с то­го ча­са, ко­гда уже ни­че­го нель­зя из­ме­нить в этой ле­то­пи­си. На Смо­лен­ском клад­би­ще с лю­бо­вью рас­ска­зы­ва­ют как ис­то­рии свя­тых, так и ис­то­рии бан­ди­тов.

Га­ли­на адми­ни­стра­тор цир­ка. Она вы­рас­ти­ла три до­че­ри, муж у нее ге­не­рал-май­ор ми­ли­ции, участ­во­вал во мно­гих бо­е­вых опе­ра­ци­ях. На клад­би­ще она свой че­ло­век вот уже 12 лет. Ее ча­сто мож­но встре­тить у мо­ги­лы пра­вед­но­го Гри­го­рия, ко­то­ро­го она очень по­чи­та­ет. «Он мне все­гда по­мо­га­ет. Я спро­си­ла бла­го­сло­ве­ние у ба­тюш­ки уха­жи­вать за мо­гил­кой. Он дав­но жил, где-то в кон­це 18 ве­ка. Что-то у него в жиз­ни слу­чи­лось, и он стал все бед­ным раз­да­вать. Раз­да­вал и го­во­рил, ко­гда ва­ши де­ла по­пра­вят­ся, вы то­же часть бед­ным от­да­вай­те», — рас­ска­зы­ва­ет она на­род­ное пре­да­ние. Так Гри­го­рий со­здал что-то ти­па финан­со­вой пи­ра­ми­ды. По его мо­лит­вам мно­гие ста­ли жить хо­ро­шо и в свою оче­редь по­мо­га­ли дру­гим. Эта схе­ма дей­ству­ет и по сей день. Есть стран­ная тра­ди­ция за­ка­пы­вать в его мо­ги­лу мо­нет­ки. Га­ли­на все вре­мя пы­та­ет­ся по­са­дить в эту зем­лю цве­ты, по­это­му мо­нет­ки от­ка­пы­ва­ет, и несет в храм. Ино­гда лю­ди кла­дут и боль­шие ку­пю­ры. Так день­ги воз­вра­ща­ют­ся нуж­да­ю­щим­ся.

Еще две бла­жен­ные, Ири­на и Ан­на, по­чи­ва­ют неда­ле­ко от бла­жен­ной Ксе­нии. Бла­жен­ная Ан­на (Лаш­ки­на) скон­ча­лась в 1853 го­ду. Окон­чив один из пе­тер­бург­ских ин­сти­ту­тов, она го­то­ви­лась к за­му­же­ству, од­на­ко ее же­них пред­по­чел дру­гую. То­гда Ан­на по­ки­ну­ла Пе­тер­бург и ста­ла ски­тать­ся. Од­на­жды ее по­ме­сти­ли в бо­га­дель­ню при Боль­ше­ох­тин­ском клад­би­ще, но вско­ре Ан­на ушла и от­ту­да. Оде­тая в жал­кое ру­би­ще, с пал­кой и огром­ным меш­ком для по­да­я­ний за спи­ной, Ан­на бро­ди­ла по ули­цам го­ро­да, не имея по­сто­ян­но­го ме­ста жи­тель­ства. По­чти каж­дый день при­хо­ди­ла в Спа­со-Сен­нов­ский храм на Сен­ной пло­ща­ди. Оби­та­те­ли Сен­ной — тор­гов­цы, при­каз­чи­ки, чер­но­ра­бо­чие, из­воз­чи­ки - хо­ро­шо зна­ли ее, охот­но по­да­ва­ли ей ми­ло­сты­ню. Все по­лу­чен­ное по­да­я­ние Ан­на раз­да­ва­ла бед­ным.

Ря­дом с бла­жен­ны­ми на­хо­дит­ся об­щая мо­ги­ла «со­ро­ка му­че­ни­ков», со­ро­ка мо­на­хов, рас­стре­лян­ных на клад­би­ще в го­ды со­вет­ских го­не­ний.

Свя­той бла­жен­ной Ксе­нии при­ня­то пи­сать пись­ма. Рань­ше из каж­дой ще­ли ча­сов­ни над ее мо­ги­лой на Смо­лен­ском клад­би­ще вы­гля­ды­вал бе­лень­кий уго­лок за­пис­ки. Но те­перь по­ве­си­ли спе­ци­аль­ный ящик. Пи­шут пись­ма и в храм Смо­лен­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, что на клад­би­ще, к ко­то­ро­му при­пи­са­на ча­сов­ня, с прось­бой по­мо­лить­ся «у Ксе­ньюш­ки». Так обыч­но по­сту­па­ют те, кто по тем или иным при­чи­нам не име­ют воз­мож­но­сти до­е­хать до Санкт-Пе­тер­бур­га. Им обыч­но вы­сы­ла­ют в от­вет ле­пест­ки роз в кон­вер­те, смо­чен­ные в мас­ле из лам­пад­ки на мо­гил­ке бла­жен­ной. По­том мно­гие пи­шут пись­ма, бла­го­да­рят: «Я вам пи­са­ла в про­шлом го­ду о на­ших се­мей­ных про­бле­мах, про­си­ла по­мо­лить­ся за нас греш­ных. И по мо­лит­вам Ксе­ньюш­ки все раз­ре­ши­лось. Ма­ма успе­ла офор­мить до­сроч­ную пен­сию в 60 лет, а у сест­ры быв­ший су­пруг не ото­брал квар­ти­ру, оста­вил сы­ну». Все бла­го­дар­но­сти пуб­ли­ку­ют­ся в спе­ци­аль­ной га­зе­те «Смо­лен­ский храм»

Ко­неч­но, что та­кое квар­ти­ра или пен­сия, по срав­не­нию с ду­хов­ной жиз­нью!? Но ведь не все мо­гут жить ду­хов­ной жиз­нью на ули­це без де­нег, как де­ла­ла это бла­жен­ная Ксе­ния. Пе­тер­бурж­цы идут к ней как к са­мо­му близ­ко­му че­ло­ве­ку. И не важ­но, что они про­сят квар­ти­ру с ма­ши­ной или му­жа хо­ро­ше­го. За­гад­ка в том, что про­сят они у той, кто все это по­те­рял за один день – и му­жа и дом и эки­па­жи. И она ни­ко­му не от­ка­зы­ва­ет в уте­ше­нии и по­мо­щи.

Бо­же­ствен­ная ли­тур­гия в хра­ме во имя Смо­лен­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри со­вер­ша­ет­ся еже­днев­но в 10 ча­сов утра. В празд­нич­ные и вос­крес­ные дни со­вер­ша­ют­ся две ли­тур­гии - ран­няя в 7 ча­сов утра и позд­няя в 10 ча­сов. Каж­дый день по окон­ча­нии ли­тур­гии - Та­ин­ство Кре­ще­ния. Ве­чер­нее бо­го­слу­же­ние на­чи­на­ет­ся в 6 ча­сов ве­че­ра в лет­нее вре­мя и в 5 ча­сов ве­че­ра в зим­нее. Мо­леб­ны о здра­вии и па­ни­хи­ды по усоп­шим в ча­совне бла­жен­ной Ксе­нии слу­жат­ся еже­днев­но с 11 ча­сов утра в буд­ни и с 10 ча­сов утра - в празд­ни­ки. Ча­сов­ня от­кры­та для по­се­ще­ний до 5 ча­сов ве­че­ра. Адрес хра­ма Смо­лен­ской ико­ны Бо­жьей Ма­те­ри, по ко­то­ро­му вы мо­же­те от­прав­лять пись­ма и поч­то­вые пе­ре­во­ды с за­пис­ка­ми на мо­леб­ны и па­ни­хи­ды: 199048, СПБ, Ва­си­льев­ский ост­ров, Кам­ская ул. д. 24, на­сто­я­те­лю про­то­и­е­рею Вик­то­ру Мос­ков­ско­му.

Ири­на Се­чи­на

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru

Случайный тест