Митрополит Филипп: «Бога ради, живите любовно»

Мит­ро­по­лит Филипп, управ­ляв­ший Рус­ской цер­ко­вью на про­тя­же­нии все­го двух лет, по­чи­та­ет­ся ею, как один из глав­ных свя­тых. Он был ге­ни­аль­ным ор­га­ни­за­то­ром и мо­лит­вен­ни­ком, — в нем две тра­ди­ции рус­ской Церк­ви — нес­тя­жа­те­ля Ни­ла Сор­ско­го и Иоси­фа Во­лоц­ко­го — со­еди­ня­лись без кон­флик­та. Во вре­ме­на, ко­гда прав­да Бо­жия по­пи­ра­лась, тво­ри­лась ложь и Цер­ковь долж­на бы­ла ее об­ли­чать, он стал го­ло­сом Церк­ви и ее му­че­ни­ком.

Мит­ро­по­лит Филипп, управ­ляв­ший Рус­ской цер­ко­вью на про­тя­же­нии все­го двух лет, по­чи­та­ет­ся ею, как один из глав­ных свя­тых, про­си­яв­ших в на­шей зем­ле. Ма­ло в цер­ков­ной ис­то­рии ар­хи­ере­ев, про­яв­ляв­ших нрав­ствен­ную стой­кость и ве­ру столь же твер­дые, как во вре­ме­на го­не­ний на ран­них хри­сти­ан. Мит­ро­по­ли­ту Филип­пу уда­лось по­ка­зать по­доб­ный при­мер. Не толь­ко Цер­ковь, но и пра­во­слав­ный на­род Рос­сии хо­ро­шо зна­ет и чтит свя­то­го Филип­па. О нем вы­хо­дят кни­ги, об­раз его раз­ра­ба­ты­ва­ют ки­не­ма­то­гра­фи­сты, во имя него освя­ща­ют­ся но­вые хра­мы, а по Бе­ло­му мо­рю хо­дит ко­рабль «Свя­ти­тель Филипп»…

Бу­ду­щий ар­хи­ерей ро­дил­ся в 1507 го­ду, в се­мье ста­рин­ных мос­ков­ских бо­яр Ко­лы­че­вых. Ему да­ло бы­ло имя Фе­дор. Дет­ство и юность он про­вел в до­стат­ке, ведь Ко­лы­че­вы от­но­си­лись к чис­лу са­мых бо­га­тых и вли­я­тель­ных ро­дов Рос­сии. По всей ви­ди­мо­сти, еще в ми­ру бу­ду­щий мит­ро­по­лит стал че­ло­ве­ком «книж­ным», об­рел вкус к уче­но­сти.

Уви­дев, как в смут­ное вре­мя, ко­гда на пре­сто­ле ока­зал­ся мла­де­нец, слу­жи­лая ари­сто­кра­тия при­ня­лась «тол­кать­ся лок­тя­ми», же­сто­ко бо­рясь за чи­ны и до­хо­ды, он от­вра­тил­ся от при­двор­ной служ­бы. Уй­дя из до­ма ра­ди ино­че­ства, он пеш­ком от­пра­вил­ся на се­вер без де­нег и при­па­сов, а по до­ро­ге до­бы­вал про­пи­та­ние, на­няв­шись па­сти кре­стьян­ское ста­до. До­брав­шись до Со­лов­ков, Фе­дор Ко­лы­чев при­нял ино­че­ский по­стриг с име­нем Филип­па.

В крайне су­ро­вых усло­ви­ях се­вер­но­го ар­хи­пе­ла­га, мно­го и тя­же­ло тру­дясь на хо­зяй­ствен­ных по­слу­ша­ни­ях, он по­же­лал для се­бя боль­ших ис­пы­та­ний. Филипп на­дол­го уда­лял­ся в пу­стынь. Со­глас­но мо­на­стыр­ской тра­ди­ции, Филип­пу-пу­стын­но­жи­те­лю яв­лял­ся окро­вав­лен­ный, стра­да­ю­щий Хри­стос, буд­то пред­ре­ка­ю­щий сво­им ви­дом судь­бу ино­ка. Под­ви­зав­шись в Со­ло­вец­ком мо­на­сты­ре, Филипп при­знан был бра­ти­ей как че­ло­век боль­шо­го бла­го­че­стия. По­сле несколь­ких от­ка­зов с его сто­ро­ны, быв­ший ари­сто­крат в 1546 го­ду был при­нуж­ден стать игу­ме­ном оби­те­ли.

Два­дцать лет про­вел бу­ду­щий мит­ро­по­лит Филипп на игу­мен­стве. Чу­дес­ным об­ра­зом его тя­га к уеди­не­нию, мо­лит­вен­но­сти и пу­стын­но­жи­тель­ству со­че­та­лась с недю­жин­ны­ми адми­ни­стра­тив­ны­ми спо­соб­но­стя­ми. Он быст­ро уве­ли­чил зе­мель­ные вла­де­ния оби­те­ли, на­шел бо­га­тых жерт­во­ва­те­лей (в том чис­ле ца­ря и его се­мью), а на по­лу­чен­ные сред­ства на­чал мас­штаб­ное стро­и­тель­ство. При нем на Со­лов­ках под­нял­ся ка­мен­ный Успен­ский храм, тра­пез­ная па­ла­та, Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский со­бор, мно­же­ство хо­зяй­ствен­ных по­стро­ек, воз­ник­ла сеть ка­на­лов и по­яви­лась несколь­ко тех­ни­че­ских при­спо­соб­ле­ний, об­лег­чав­ших тяж­кий труд ино­ков. На Боль­шом За­яц­ком ост­ро­ве по­яви­лась пре­вос­ход­ная га­вань с го­сти­ни­цей. По­пол­ни­лись мо­на­стыр­ская биб­лио­те­ка и риз­ни­ца. Вме­сте с тем, стро­гий устав, раз­ра­бо­тан­ный Филип­пом, не по­ощ­рял стя­жа­тель­ства. Мо­лит­вен­ная жизнь оби­те­ли да­ва­ла доб­рый об­ра­зец дру­гим мо­на­сты­рям Бе­ло­мо­рья.

В 1566 го­ду он стал мит­ро­по­ли­том Мос­ков­ским и всея Ру­си. Вы­зван­ный в Моск­ву, Филипп воз­ра­жал про­тив вос­хож­де­ния сво­е­го на мит­ро­по­ли­чью ка­фед­ру, од­на­ко мо­нар­хом за­ста­вил его. Филип­пу при­шлось дать обе­ща­ние «не всту­пать­ся» в оприч­ни­ну. Мит­ро­по­лит, ви­ди­мо, да­вал его с лег­ким серд­цем, ведь пер­вые два го­да оприч­ни­ны в Рос­сии мас­со­вых каз­ней не бы­ло: ли­ши­лось жиз­ни несколь­ко ари­сто­кра­тов, но ни­ка­ко­го пе­ре­во­ро­та усто­ев это не про­из­ве­ло. До на­ча­ла оприч­ни­ны мит­ро­по­лит Ма­ка­рий, а за­тем и мит­ро­по­лит Афа­на­сий неод­но­крат­но «пе­ча­ло­ва­лись» о судь­бе опаль­ных вель­мож, осуж­ден­ных на казнь. По­том Иван IV ото­брал это пра­во у Церк­ви. Но ле­том 1566-го мит­ро­по­лит Филипп спас от мас­со­вой рас­пра­вы че­ло­бит­чи­ков про­тив оприч­ни­ны. К то­му же, царь вер­нул ему пра­во «пе­ча­ло­вать­ся» за осуж­ден­ных.

С углуб­ле­ни­ем оприч­ны­х по­ряд­ков мо­нарх все ре­же при­слу­ши­ва­ет­ся к го­ло­су Церк­ви. Он крайне от­ри­ца­тель­но от­но­сит­ся к по­пыт­кам ар­хи­ере­ев из­ба­вить «из­мен­ни­ков» от смер­ти. Поз­во­лив мит­ро­по­ли­ту всту­пать­ся за опаль­ных, царь впо­след­ствии на­ру­шил свое обе­ща­ние.

Дол­гое вре­мя от­ноше­ния гла­вы Церк­ви и гла­вы го­су­дар­ства бы­ли доб­ры­ми. Так, в од­ном из по­сла­ний к бра­тии Со­ло­вец­ко­го мо­на­сты­ря, мит­ро­по­лит, от­прав­ляя из Моск­вы ми­ло­сты­ню, про­сил мо­лить­ся за го­су­да­ря и его се­мью. По­сла­ние окан­чи­ва­лось сло­ва­ми, в ко­то­рых яс­но ви­ден ду­шев­ный стер­жень свя­ти­те­ля: «А яз вас бла­го­слов­ляю и мно­го че­лом бью… Бо­га ра­ди, жи­ви­те лю­бов­но».

В 1567 го­ду, рас­сле­дуя де­ло ко­ню­ше­го И.П.Фе­до­ро­ва, од­но­го из пер­вых лиц в го­су­дар­стве, царь при­ме­нил мас­со­вые каз­ни. Ре­прес­си­ям под­верг­лось мно­же­ство лю­дей невин­ных — на­сель­ни­ков во вла­де­ни­ях вель­мож, их слуг, чле­нов се­мей. Мос­ков­ская Русь та­кой кро­ви не зна­ла, это не вхо­ди­ло в ее по­ли­ти­че­ские тра­ди­ции, это ша­та­ло ее об­ще­ствен­ное устрой­ство.

Мит­ро­по­лит Филипп уго­ва­ри­вал ца­ря от­ка­зать­ся от оприч­ни­ны: «...на­ча мо­ли­ти, дабы го­су­дарь пре­стал от та­ко­го неугод­но­го на­чи­на­ния Бо­гу и все­му пра­во­слав­но­му хри­сти­ян­ству. И вос­по­мя­ну ему Еван­гель­ское сло­во: “Аще цар­ство на ся раз­де­лит­ся — за­пу­сте­ет”. И ина мно­га гла­го­ла со мно­ги­ми сле­за­ми...». Не до­бив­шись сво­е­го, позд­нее мит­ро­по­лит об­ли­чил во­ин­ство оприч­ни­ков при­люд­но: «Мы убо, ца­рю, при­но­сим жерт­ву Гос­по­де­ви чи­сту и бес­кров­ну в мир­ское спа­се­ние, а за ол­та­рем непо­вин­но кровь ли­ет­ся хри­сти­ян­ская и на­прас­но уми­ра­ют!» Он пуб­лич­но от­ка­зал ца­рю в бла­го­сло­ве­нии, при­зы­вая Иван Ва­си­лье­ви­ча преж­де про­стить «со­гре­ша­ю­щих» ему. Как «пас­тырь доб­рый» мит­ро­по­лит Филипп го­тов был «ду­шу свою по­ло­жить за овец».

Его про­тив­ле­ние нехри­сти­ан­ско­му же­сто­ко­сер­дию Ива­на IV вы­зы­ва­ло цар­ский гнев. Иван Ва­си­лье­вич на­сто­ял на свер­ше­нии су­да над мит­ро­по­ли­том. Ар­хи­ерей­ские одеж­ды бы­ли на­силь­но со­рва­ны с него пря­мо в хра­ме, во вре­мя бо­го­слу­же­ния, и за­ме­не­ны на рва­ную ря­су. Неко­то­рые му­же­ствен­ные иерар­хи про­ти­ви­лось су­ду, а ко­гда, под дав­ле­ни­ем ца­ря, пер­во­и­е­рар­ха Церк­ви на ос­но­ве кле­вет­ни­че­ских по­ка­за­ний все-та­ки при­зна­ли ви­нов­ным в «по­роч­ной жиз­ни», они не поз­во­ли­ли сжечь мит­ро­по­ли­та Филип­па. Смерт­ная казнь бы­ла за­ме­не­на ссыл­кой в твер­ской От­роч мо­на­стырь.

Оприч­ная по­ли­ти­ка нес­ла в се­бе мощ­ный ан­ти­цер­ков­ный эле­мент. Тра­ги­че­ская смерть мит­ро­по­ли­та Филип­па да­ет еще од­но под­твер­жде­ние это­му: его умерт­вил оприч­ник Ма­лю­та Ску­ра­тов-Бель­ский, не по­нес­ший ни­ка­ко­го на­ка­за­ния за по­губ­ле­ние ино­ка.

Свя­ти­тель Филипп ушел из зем­ной жиз­ни 23 де­каб­ря 1569 го­да. В 1590 го­ду его мо­щи бы­ли пе­ре­не­се­ны из Твер­ско­го От­ро­ча мо­на­сты­ря в Со­ло­вец­кий, а в 1652 го­ду, ра­де­ни­ем зна­ме­ни­то­го Ни­ко­на и с боль­ши­ми тор­же­ства­ми, — в Успен­ский со­бор Мос­ков­ско­го крем­ля. Там они ныне и при­бы­ва­ют в ра­ке у юж­но­го вхо­да в храм, пе­ред са­мым ико­но­ста­сом.

Дмит­рий Во­ло­ди­хин

По ма­те­ри­а­лам: http://www.nsad.ru

Случайный тест

(1 голос: 5 из 5)