Как мы можем бороться со стрессом

Иоан­нис Кор­на­ра­кис,
пре­по­да­ва­тель пас­тыр­ской пси­хо­ло­гии и испо­веди Афин­ского уни­вер­си­тета

Вне вся­кого сомне­ния, стресс явля­ется харак­тер­ной пси­хо­ло­ги­че­ской осо­бен­но­стью чело­века нашей эпохи. Фразы “стрес­со­вая реак­ция”, “стрес­со­вая ситу­а­ция”, “чело­век, склон­ный к стрессу”, и другие подоб­ные выска­зы­ва­ния, каса­ю­щи­еся поня­тия “стресс”, часто встре­ча­ются в нашей повсе­днев­ной жизни.

В раз­лич­ных пси­хо­ло­ги­че­ских тео­риях о бес­со­зна­тель­ном стресс харак­те­ри­зу­ется как тре­вож­ный для чело­ве­че­ского пове­де­ния симп­том, осо­бенно раз­вив­шийся во второй поло­вине XX века.

Но чело­ве­че­ская душа всегда была под­вер­жена стрессу как скры­той при­чине пред­сто­я­щего пси­хи­че­ского рас­строй­ства, и незна­чи­тель­ного, и серьез­ного. Просто во второй поло­вине XX века непре­кра­ща­ю­щи­еся вели­кие и подчас неожи­дан­ные изме­не­ния усло­вий чело­ве­че­ского суще­ство­ва­ния, свя­зан­ные с быст­рым раз­ви­тием науки и тех­ники, а также соче­та­ние раз­лич­ных соци­аль­ных, идео­ло­ги­че­ских и куль­тур­ных фак­то­ров при­вели к рез­кому воз­буж­де­нию чело­ве­че­ской пси­хики и, как след­ствие, появ­ле­нию пси­хо­ло­ги­че­ских про­блем и пси­хо­па­ти­че­ских симп­то­мов, самым харак­тер­ным из кото­рых явля­ется стресс.

Чело­ве­че­ская душа испы­тала стресс уже в Раю после впа­де­ния чело­века в грех. Нару­ше­ние Боже­ствен­ной воли, став­шее след­ствием роко­вого непо­слу­ша­ния Адама, уже в Раю про­яви­лось как стрес­со­вая реак­ция на резуль­таты этого непо­слу­ша­ния.

Первая стрес­со­вая реак­ция Адама и Евы свя­зана с их само­ощу­ще­нием после гре­хо­па­де­ния: “И откры­лись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смо­ков­ные листья, и сде­лали себе опо­я­са­ния” (Быт. 3:7).

Вни­ма­тель­ное изу­че­ние этих биб­лей­ских строк пока­зы­вает, что, едва вкусив запрет­ный плод, нару­ши­тели воли Бога уви­дели самих себя, и образы эти пред­ста­ви­лись столь омер­зи­тель­ными для их само­со­зна­ния, что они тотчас, без малей­шего про­мед­ле­ния, поспе­шили скрыть без­об­раз­ность столь непри­ем­ле­мого для них внеш­него облика.

Таким обра­зом, в этих стро­ках мы видим два факта жизни пре­сту­па­те­лей Боже­ствен­ной воли: недо­пу­сти­мое для них гре­хо­па­ден­че­ское само­со­зна­ние и попытка скрыть образ этого само­со­зна­ния. Эти два факта свя­заны так, что мы можем наблю­дать стрес­со­вый харак­тер той стре­ми­тель­но­сти, с кото­рой они поспе­шили осу­ще­ствить это сокры­тие своего осквер­нен­ного грехом образа.

Кроме того, второй стрес­со­вой реак­цией супру­гов на их оттал­ки­ва­ю­щий образ стало то, как быстро и поспешно они спря­та­лись за рас­ту­щими в раю дере­вьями, когда “услы­шали голос Гос­пода Бога, ходя­щего в раю во время про­хлады дня” (Быт. 3:8). Голос Божий заста­вил их в страхе убе­жать и скрыться. Так, “скрылся Адам и жена его от лица Гос­пода Бога между дере­вьями Рая”.

И когда Бог позвал Адама по имени, спра­ши­вая его: “Адам, где ты?”, он отве­тил, при­зна­вая и одно­вре­менно оправ­ды­вая тот факт, что он пря­чется за рай­скими дере­вьями: “Голос Твой я услы­шал в раю, и убо­ялся, потому что я наг, и скрылся” (Быт. 3:10). Осо­зна­ние “наготы” их обра­зов, лишен­ных Боже­ствен­ного дара “образа и подо­бия”, выра­зи­лось в бояз­ли­вой пря­моте и бег­стве от изоб­ли­ча­ю­щего при­сут­ствия лика Божьего. “Убо­ялся” и “скрылся”! Нару­ше­ние Божьей воли при­вело к страху и бег­ству.

Если бы мы хотели сопо­ста­вить эти две реак­ции пад­шего вет­хого чело­века – страх и бег­ство – с двумя основ­ными поня­ти­ями пси­хо­ло­гии бес­со­зна­тель­ного, мы бы вскоре убе­ди­лись в соот­вет­ствии ада­мов­ского страха стрессу, как его пони­мает совре­мен­ная пси­хо­ло­гия.

В соот­вет­ствии с этими сопо­став­ле­ни­ями мы можем заклю­чить, что гре­хо­па­де­ние суще­ственно омра­чило и нанесло серьез­ный удар по бла­го­дат­ному раз­ви­тию “образа и подо­бия”. Этот вели­кий дар Божий первым людям погру­зился во тьму новой духов­ной дей­стви­тель­но­сти, неиз­вест­ной и недо­ступ­ной омра­чен­ному чело­ве­че­скому разуму, кото­рую, говоря языком совре­мен­ной пси­хо­ло­гии, мы могли бы назвать бес­со­зна­тель­ной пси­хи­кой.

Таким обра­зом, впо­след­ствии пси­хи­че­ские реак­ции пад­шего чело­века имели бес­со­зна­тель­ный харак­тер, поскольку разум чело­века, погру­жен­ный в гре­хов­ную тьму, не может обо­зреть без­дон­ные глу­бины пора­бо­тив­шего его греха.

Сле­до­ва­тельно, не только стресс, но и уход в бес­со­зна­тель­ное явля­ется симп­то­мами став­шего резуль­та­том гре­хо­па­де­ния повре­жде­ния “образа и подо­бия”. Таким обра­зом, стресс и уход в бес­со­зна­тель­ное обла­дают внут­рен­ней гре­хов­ной связью, заклю­ча­ю­щейся в пере­жи­ва­нии своей вины из-за нару­ше­ния Боже­ствен­ной воли. Это озна­чает, что при­чи­ной стресса явля­ется чув­ство вины, кото­рое выра­зи­лось в страхе перед угро­жа­ю­щим и обли­чи­тель­ным при­сут­ствием Божьим.

И осо­бен­ного вни­ма­ния заслу­жи­вает тот факт, что совре­мен­ная пси­хо­ло­гия бес­со­зна­тель­ного также пони­мает стресс как бес­со­зна­тель­ное чув­ство вины, напол­ня­ю­щее собой чело­ве­че­ское бытие. Несо­мненно, речь идет о силь­ней­шем стра­да­нии чело­ве­че­ской души – пере­жи­ва­нии чув­ства вины, что, в свою оче­редь, явля­ется ядром нев­ро­ти­че­ских рас­стройств в целом.

С этой точки зрения, стресс пред­став­ляет собой неяс­ную и неопре­де­лен­ную тре­вогу перед некой угро­зой и опас­но­стью. Основа внут­рен­него напря­же­ния, кото­рое часто пере­хо­дит в про­яв­ле­ние стрес­со­вых реак­ций и агрес­сии, сви­де­тель­ствует о его пер­во­при­чине – чув­стве вины.

Но стресс, как болез­не­твор­ный фактор чело­ве­че­ской души, как стра­да­ние, в опре­де­лен­ной сте­пени можно исполь­зо­вать во благо духов­ному раз­ви­тию. Согласно свя­тому Мак­симу Испо­вед­нику, стра­да­ния, не иско­ре­нен­ные ранее из чело­ве­че­ской при­роды, полезны для духов­ного пре­успе­я­ния. Люди могут исполь­зо­вать опыт пере­жи­тых стра­да­ний для обре­те­ния небес­ных доб­ро­де­те­лей: страха для предот­вра­ще­ния буду­щего нака­за­ния и скорби как жела­ния испра­виться в час сожа­ле­ния о некоем зло­де­я­нии, соде­ян­ном в земной жизни.

Здесь речь идет о “пере­ра­ботке” какого-либо стра­да­ния в духов­ную доб­ро­де­тель. Эти методы пре­вра­ще­ния отри­ца­тель­ного духов­ного опыта в поло­жи­тель­ную и сози­да­тель­ную энер­гию духов­ной жизни святой Максим под­чер­ки­вает в своих тво­ре­ниях.

Таким обра­зом, “всякую страсть, непре­менно обра­зо­вы­ва­ю­щу­юся из соче­та­ния чего-либо чув­ствен­ного, чув­ства и есте­ствен­ной спо­соб­но­сти, то есть ярост­ного начала души, жела­тель­ного начала ее и разума, откло­нив­ше­гося от того, что свой­ственно ему по при­роде”, усерд­ный духов­ный борец в своем стрем­ле­нии к доб­ро­де­тели может изме­нить, обра­тить и пере­на­пра­вить эту есте­ствен­ную силу от стра­сти к доб­ро­де­тели.

Таким обра­зом, борю­щийся хри­сти­а­нин, склон­ный к стрессу, может попы­таться напра­вить внут­рен­нее напря­же­ние к высо­там духов­ной жизни, таким как трез­ве­ние, бдение, вни­ма­ние и другой подоб­ной духов­ной дея­тель­но­сти и опыту. В житиях святых и свя­то­оте­че­ских тво­ре­ниях мы нахо­дим поуче­ния, побуж­да­ю­щие нас к исполь­зо­ва­нию во благо стресса и страха. Вот неко­то­рые при­меры таких выска­зы­ва­ний:

  1. В Ветхом Завете: “Слу­жите Гос­поду со стра­хом и радуй­тесь [пред Ним] с тре­пе­том” (Пс. 2:11).
  2. В Новом Завете: “…бодр­ствуйте, потому что не знаете, в кото­рый час Гос­подь ваш при­и­дет” (Мф. 24:42). “…бодр­ствуйте, ибо не знаете, когда придет хозяин дома: вече­ром, или в пол­ночь, или в пение пету­хов, или поутру; чтобы, придя вне­запно, не нашел вас спя­щими” (Мк. 13:35). “…со стра­хом и тре­пе­том совер­шайте свое спа­се­ние” (Флп. 2:12). “Трез­ви­тесь, бодр­ствуйте, потому что про­тив­ник ваш диавол ходит, как рыка­ю­щий лев, ища, кого погло­тить” (1Петр. 5:8).
  3. Согласно свя­тому Мака­рию Еги­пет­скому, тот, кто дей­стви­тельно хочет отбла­го­да­рить Бога и при­нять бла­го­дать Свя­того Духа, должен понуж­дать себя испол­нять все запо­веди Божьи, равно как и тот, кто, стре­мясь научиться молитве, “при­нуж­дает себя и застав­ляет”. И тот, кто стре­мится жить по запо­ве­дям Божьим, “при­нуж­дает себя, застав­ляет и, в конце концов, при­вы­кает к бла­го­че­сти­вой жизни. Будем же и мы застав­лять себя и понуж­дать к стя­жа­нию доб­ро­де­те­лей”.

Сам святой сове­тует: “Всегда в созна­нии должно иметь заботу и страх, страх и боль, есте­ствен­ные и неиз­мен­ные, и сокру­ше­ние сер­деч­ное”.

Кроме того, согласно отцу Доро­фею, непре­станно моля­щийся чело­век, кото­рый удо­ста­и­ва­ется неко­его Боже­ствен­ного дара, знает, как он полу­чил его, и не может гор­диться этим даром и счи­тать, что обрел его своими уси­ли­ями. Напро­тив, он обязан этим даром Богу и посто­янно и с тре­пе­том просит Его о том, чтобы не сде­латься недо­стой­ным этого дара, не лишиться помощи Божьей и обна­ру­жить тем самым свою немощь и сла­бость.

Появ­ле­ние стресса по бес­со­зна­тель­ным, неиз­вест­ным и непо­сти­жи­мым для разума при­чи­нам, делают борьбу с ним крайне слож­ной, а порой и невоз­мож­ной. Это отно­сится и ко всем стра­стям, свой­ствен­ным чело­ве­че­ской лич­но­сти. Поэтому опыт святых отцов гово­рит о том, что духов­ный борец – это не тот, кто иско­ре­няет стра­сти, а тот, кто сопро­тив­ля­ется им. Таким обра­зом, метод пере­на­прав­ле­ния духов­ных сил от стра­стей к духов­ному пре­об­ра­же­нию дает надежду на некое бого­угод­ное упо­треб­ле­ние стресса: трез­вен­ную борьбу, стрем­ле­ние к про­све­ще­нию и само­по­зна­нию в духе непре­стан­ной памяти имени и при­сут­ствия Божьего в духов­ной жизни хри­сти­а­нина.

Если стресс пере­жи­ва­ется как неже­ла­тель­ное пси­хи­че­ское при­нуж­де­ние, дав­ле­ние, ока­зы­ва­е­мое на созна­ние чело­века, то един­ствен­ный способ сопро­тив­ляться ему – это отве­тить наси­лием на наси­лие этой стра­сти. Тут ока­зы­ва­ется поле­зен совет пре­по­доб­ного Нила Синай­ского, при­зы­ва­ю­щего силой бла­го­че­сти­вого усер­дия побеж­дать и раз­ре­шать силу стресса и «при­нуж­де­нием побеж­дать при­нуж­де­ние».

Выводы.

На вопрос: “Как духов­ный чело­век может отно­ситься к стрессу и исполь­зо­вать его для духов­ного совер­шен­ство­ва­ния?” – мы даем сле­ду­ю­щие крат­кие ответы:

  • Отдать стресс и чув­ство неза­щи­щен­но­сти, сопро­вож­да­ю­щие его, на милость и любовь Божью.
  • Попы­таться понять его и раз­гля­деть в его осо­бен­но­стях – страхе, неяс­ной тре­воге, необъ­яс­ни­мых поры­вах агрес­сии и, нако­нец, бояз­ли­вой чув­стви­тель­но­сти и чув­стве вины – фак­торы Боже­ствен­ного про­све­ще­ния.
  • Выявить в стрессе фактор чув­ства вины, кото­рый зача­стую явля­ется его глав­ным источ­ни­ком. Забы­тый гре­хов­ный опыт, неис­по­ве­дан­ные грехи влекут за собой бес­со­зна­тель­ную стрес­со­вую реак­цию.
  • Поста­раться понять духов­ное зна­че­ние стресса, побуж­да­ю­щего нас к само­по­зна­нию по объ­ек­тив­ным кри­те­риям.
  • Пре­об­ра­зить стрес­со­вое вол­не­ние в трез­вен­ность духов­ной жизни, согласно совету свя­того Мака­рия Еги­пет­ского: “И мы будем при­нуж­дать себя к сми­рен­но­муд­рию, любви и кро­то­сти, чтобы Бог напол­нил сердца наши Своим Духом“.

И дей­стви­тельно, про­ти­во­ве­сом стресса может стать сми­рен­но­муд­рие, любовь и кро­тость.

пере­вод с ново­гре­че­ского: редак­ция интер­нет-изда­ния “Пемп­ту­сия”.

http://www.pemptousia.ru

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки