Либерализм

***

Либерали́зм (от лат. liberalis — сво­бод­ный) — идео­ло­гия, про­воз­гла­ша­ю­щая права и сво­боды каж­дого чело­века высшей цен­но­стью.

Сле­дует раз­ли­чать либе­раль­ные цен­но­сти (инди­ви­ду­а­лизм, личная сво­бода, сво­бода слова, равен­ство перед зако­ном, мир между людьми, непри­кос­но­вен­ность част­ной соб­ствен­но­сти, сво­бода пред­при­ни­ма­тель­ства, рели­ги­оз­ный плю­ра­лизм и др.) и идео­ло­гию либе­ра­лизма.

Не сложно заме­тить, что разные либе­раль­ные цен­но­сти по-раз­ному соот­но­сятся с нор­мами хри­сти­ан­ской морали и этики. Поло­жим, либе­ра­лизм декла­ри­рует сво­боду лич­но­сти — хри­сти­ан­ство учит, что сво­бода, как есте­ствен­ная спо­соб­ность чело­века, даро­вана ему Богом, явля­ется чертой образа Божия в нём. Между тем, согласно хри­сти­ан­ству, под верным рас­по­ря­же­нием личной сво­бо­дой под­ра­зу­ме­ва­ется лишь такое, какое согласно с Боже­ствен­ной волей; исполь­зо­ва­ние же дара сво­боды вопреки Божьей воле арти­ку­ли­ру­ется как зло­упо­треб­ле­ние этим даром, как грех. В свою оче­редь либе­ра­лизм может под­дер­жи­вать, как норму, и тот вектор чело­ве­че­ской сво­боды, кото­рый направ­лен на бого­бор­че­ство. По-раз­ному интер­пре­ти­ру­ются хри­сти­ан­ством и либе­ра­лиз­мом такие, к при­меру, поня­тия как инди­ви­ду­а­лизм, рели­ги­оз­ный плю­ра­лизм (в том числе в форме эку­ме­низма).

С сере­дины 20-го века в эко­но­ми­че­ски раз­ви­тых стра­нах клас­си­че­ский либе­ра­лизм, под­ра­зу­ме­вав­ший опору на нрав­ствен­ность, стал вытес­няться идео­ло­гией нео­ли­бе­ра­лизма, во многом эго­и­сти­че­ской, осно­ван­ной на секу­ляр­ных цен­но­стях. Соот­вет­ственно этой идео­ло­гии, либе­рал постав­ля­ется на место Созда­теля, объ­яв­ля­ется твор­цом образ­цо­вой морали и этики, а в каче­стве ряда нрав­ствен­ных ори­ен­ти­ров, чело­веку, вместо Боже­ствен­ных запо­ве­дей, пред­ла­га­ются нормы, прямо про­ти­во­ре­ча­щие закону Божию, — нормы, осно­ван­ные на извра­щен­ном пони­ма­нии личной и обще­ствен­ной сво­боды, на ложном осмыс­ле­нии выс­шего при­зва­ния и пред­на­зна­че­ния чело­века. Поня­тия добра и зла, уста­нов­лен­ные Твор­цом, раз­мы­ва­ются. Кто от этого выиг­ры­вает? Про­из­во­ди­тели жела­ний – про­давцы това­ров и услуг.

Сле­дует отме­тить, что сво­бода явля­ется каче­ством, даро­ван­ным чело­веку Богом, это часть Его образа. Ошибка либе­ра­лизма состоит не в том, что он про­воз­гла­шает сво­боду важ­ней­шей цен­но­стью, а в том, что он:

  • лишает чело­ве­че­скую сво­боду высшей цели и смысла, про­воз­гла­шает само­до­ста­точ­ной цен­но­стью;
  • не раз­ли­чает истин­ную сво­боду, веду­щую к совер­шен­ству и сво­боду греш­ного чело­века в про­яв­ле­нии своих стра­стей.

Фило­со­фия либе­ра­лизма – утилитари́зм (от лат. utilis — полез­ный). В рамках этого направ­ле­ния мораль­ная цен­ность пове­де­ния или поступка опре­де­ля­ется его полез­но­стью. Глав­ный лозунг либе­ра­лизма – можно всё, что не мешает другим. Но это очень шаткое и небез­опас­ное пра­вило. Допу­стим, сейчас то-то и то-то лично мне не мешает. А как это ска­жется на других, а как это ска­жется на мне в буду­щем? К слову, боль­шин­ство из тех, чьи дети стали ЛГБТ­КИАП, ранее были рав­но­душны к этой про­блеме, их лично она не каса­лась… И вот резуль­тат!

Либе­ра­лизм ставит при­ем­ле­мые для либе­ра­лов законы кри­те­ри­ями пра­виль­но­сти поступ­ков чело­века и соци­аль­ных явле­ний, при этом под­ра­зу­ме­ва­ется, что законы могут меняться в угоду либе­ра­лизму. Про­яв­ле­ние рели­ги­оз­но­сти может запре­щаться, а про­па­ганда порока, наобо­рот, защи­щаться зако­ном. Ребёнка отправ­ляют на хими­че­скую кастра­цию по при­хоти матери в полном соот­вет­ствии с зако­ном. Разве это не нару­шает сво­боды ребенка? Нормы морали шире пра­во­вых норм, это знает любой юрист.

Плоды либе­раль­ной идео­ло­гии:

  • для госу­дар­ства – отказ от суве­ре­ни­тета, куль­тур­ного раз­но­об­ра­зия, семей­ных связей ради гло­баль­ного обще­ства потреб­ле­ния;
  • раз­ру­ше­ние тра­ди­ци­он­ного инсти­тута семьи; он мешает про­цве­та­нию либе­ра­лизма, ведь тра­ди­ци­он­ная семья явля­ется базой и школой нрав­ствен­ных, куль­тур­ных и духов­ных цен­но­стей, имеет основу не в эго­изме, а в жерт­вен­ной любви ради ближ­него;
  • изме­не­ние системы цен­но­стей чело­века; либе­ра­лизм видит иде­а­лом: чело­века-потре­би­теля, эго­и­ста, без пола и воз­раста, с запро­сами на уровне инстинк­тов (поло­вого и потреб­ле­ния), без семьи, нахо­дя­ще­гося под тоталь­ным кон­тро­лем госу­дар­ства.  Про­ис­хо­дит антро­по­ло­ги­че­ский кризис, когда чело­век все больше теряет опре­де­лен­ность – миро­воз­зрен­че­скую, рели­ги­оз­ную, поло­вую, наци­о­наль­ную, и т.д. 

    Обо всём этом про­ро­че­ствует Апо­ка­лип­сис: «И он сде­лает то, что всем, малым и вели­ким, бога­тым и нищим, сво­бод­ным и рабам, поло­жено будет начер­та­ние на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни поку­пать, ни про­да­вать, кроме того, кто имеет это начер­та­ние, или имя зверя, или число имени его» (Откр.13:16–17).

    Людям без семьи, госу­дар­ства, без куль­тур­ной иден­тич­но­сти, с при­ми­тив­ной шкалой цен­но­стей, проще про­да­вать товары и услуги, нако­нец, ими проще управ­лять.

Как либе­ра­лизм отвле­кает от выс­шего? Цель жизни чело­века – под­го­товка к веч­но­сти. Либе­ра­лизм же ставит высшим иде­а­лом: ком­форт и удо­воль­ствия здесь и сейчас. Если либе­ра­лам ком­фортно жить во грехе, то грех уже и не счи­та­ется грехом, а то и при­зна­ётся обще­ствен­ной нормой (даже с запре­том име­но­вать пороки своими име­нами).

Либе­ра­лизм — это идео­ло­гия со своими прин­ци­пами, кото­рая готова их не просто про­воз­гла­шать, а отста­и­вать; и не только убеж­де­нием, но и наси­лием над несо­глас­ными посред­ством зако­но­да­тель­ного огра­ни­че­ния их прав.

***

Либе­ра­лизм – это поли­ти­че­ская и эко­но­ми­че­ская идео­ло­гия, вопло­ща­ю­щие в себе:

  • антро­по­ло­ги­че­ский инди­ви­ду­а­лизм: пони­ма­ние чело­ве­че­ского инди­ви­ду­ума как меры вещей;
  • вера в про­гресс (мир дви­жется к луч­шему буду­щему, и про­шлое всегда хуже насто­я­щего);
  • убеж­ден­ность в свя­щен­ном харак­тере част­ной соб­ствен­но­сти;
  • демо­кра­тия – это власть мень­шин­ства (защи­ща­ю­щего себя от боль­шин­ства, кото­рое всегда склонно пере­рож­даться в духе тота­ли­та­ризма или «попу­лизма»);
  • утвер­жде­ние равен­ства воз­мож­но­стей как мораль­ного закона обще­ства;
  • уве­рен­ность в «дого­вор­ной» («кон­тракт­ной») основе всех соци­ально-поли­ти­че­ских инсти­ту­тов, вклю­чая госу­дар­ство;
  • упразд­не­ние любых госу­дар­ствен­ных, рели­ги­оз­ных и сослов­ных авто­ри­те­тов, кото­рые пре­тен­дуют на «обще­обя­за­тель­ную истину»;
  • раз­де­ле­ние вла­стей и созда­ние обще­ствен­ных систем кон­троля над любыми власт­ными инстан­ци­ями;
  • созда­ние «граж­дан­ского обще­ства» без сосло­вий, наций и рели­гий вместо тра­ди­ци­он­ных госу­дарств;
  • одно­по­люс­ный гло­ба­лизм (чело­ве­че­ские суще­ства при­зна­ются оди­на­ко­выми в своей сущ­но­сти, с одним лишь отли­чием, а именно – осо­бен­но­стями их инди­ви­ду­аль­ного харак­тера – мир должен быть объ­еди­нен, инте­гри­ро­ван на основе инди­ви­ду­ума и кос­мо­по­ли­тизма, иными сло­вами, на основе миро­вого граж­дан­ства).
  • гла­вен­ство рыноч­ных отно­ше­ний над всеми осталь­ными фор­мами поли­тики (тезис «эко­но­мика – это судьба»: сво­бод­ная рыноч­ная эко­но­мика явля­ется един­ствен­ной нор­ма­тив­ной эко­но­ми­че­ской систе­мой – все осталь­ные типы эко­но­мик должны быть либо рефор­ми­ро­вана, либо уни­что­жены);
  • убеж­ден­ность в том, что исто­ри­че­ски путь запад­ных наро­дов и стран (евро­по­цен­тризм) есть уни­вер­саль­ная модель раз­ви­тия и про­гресса всего мира, кото­рая должна быть в импе­ра­тив­ном порядке взята за эталон и обра­зец. Евро-аме­ри­кан­ские обще­ства при­ни­ма­ются в каче­стве кри­те­рия стан­дарта для осталь­ного чело­ве­че­ства.

В тече­ние два­дца­того века либе­ра­лизм побе­дил своих сопер­ни­ков, а с 1991 стал един­ствен­ной доми­ни­ру­ю­щей идео­ло­гией в мире.

Либе­ра­лизм борется против всех форм кол­лек­тив­ной иден­тич­но­сти, против всех видов цен­но­стей, про­ек­тов, стра­те­гий, целей, мето­дов, так или иначе явля­ю­щихся кол­лек­ти­вист­скими, или по край­ней мере не-инди­ви­ду­а­ли­сти­че­скими. Любая цель, любое зна­че­ние, любой смысл в либе­раль­ном или в откры­том обще­стве, должны бази­ро­ваться на инди­ви­ду­уме. Поэтому враги откры­того обще­ства, кото­рое явля­ется сино­ни­мом запад­ного обще­ства после 1991 года и стало нормой для всего осталь­ного мира, очень кон­кретны.

Либе­ра­лизм глу­боко ниги­ли­сти­чен по своей сути. Мно­же­ство цен­но­стей, защи­ща­е­мых либе­ра­лиз­мом, в своем осно­ва­нии свя­зано с его глав­ным тези­сом: при­ма­том сво­боды. Но сво­бода в либе­раль­ном пони­ма­нии явля­ется суще­ственно отри­ца­тель­ной кате­го­рией: либе­ра­лизм тре­бует «сво­боды от», но не «сво­боды для» (чего-то), пред­ла­гая даже исполь­зо­вать два разных англий­ских слова – liberty и freedom. Liberty – от чего и про­ис­хо­дит назва­ние «либе­ра­лизм» – это исклю­чи­тельно «сво­бода от». За нее-то и бьются либе­ралы, на ней-то они и наста­и­вают. А что каса­ется «сво­боды для», т. е. ее смысла и ее цели, то тут либе­ралы замол­кают, считая, что каждый кон­крет­ный инди­ви­дуум сам может найти при­ме­не­ние сво­боды – или вообще не искать для нее ника­кого при­ме­не­ния. Это вопрос част­ного выбора, кото­рый не обсуж­да­ется и не явля­ется поли­ти­че­ской или идео­ло­ги­че­ской цен­но­стью.

Напро­тив, «сво­бода от» опи­сана подробно и имеет дог­ма­ти­че­ский харак­тер. Осво­бо­диться либе­ралы пред­ла­гают от:

  • госу­дар­ства и его кон­троля над эко­но­ми­кой, поли­ти­кой, граж­дан­ским обще­ством;
  • церкви с ее дог­мами;
  • сослов­ных систем;
  • любых форм общин­ного веде­ния хозяй­ства;
  • любых попы­ток пере­рас­пре­де­лять теми или иными госу­дар­ствен­ными или обще­ствен­ными инстан­ци­ями резуль­таты мате­ри­аль­ного или нема­те­ри­аль­ного труда;
  • этни­че­ской при­над­леж­но­сти;
  • какой бы то ни было кол­лек­тив­ной иден­тич­но­сти.

Либе­ралы идут довольно далеко, отри­цая прак­ти­че­ски все тра­ди­ци­он­ные соци­ально-поли­ти­че­ские инсти­туты – вплоть до семьи или поло­вой при­над­леж­но­сти. В пре­дель­ных слу­чаях либе­ралы высту­пают не только за сво­боду абор­тов, но и за сво­боду от поло­вой при­над­леж­но­сти (под­дер­жи­вая права гомо­сек­су­а­ли­стов, транс­сек­су­а­лов и т.д.). Семья и иные формы соци­аль­но­сти счи­та­ются ими чисто дого­вор­ными явле­ни­ями, кото­рые, как и иные «пред­при­я­тия», обу­слав­ли­ва­ются юри­ди­че­скими согла­ше­ни­ями.

***

«Тогда сказал Иисус к уве­ро­вав­шим в Него Иудеям: если пре­бу­дете в слове Моем, то вы истинно Мои уче­ники, и позна­ете истину, и истина сде­лает вас сво­бод­ными. Ему отве­чали: мы семя Авра­амово и не были рабами никому нико­гда; как же Ты гово­ришь: сде­ла­е­тесь сво­бод­ными? Иисус отве­чал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, дела­ю­щий грех, есть раб греха. Но раб не пре­бы­вает в доме вечно; сын пре­бы­вает вечно. Итак, если Сын осво­бо­дит вас, то истинно сво­бодны будете» (Ин. 8:31–36).

***

«Дайте чело­веку необ­хо­ди­мое — и он захо­чет удобств. Обес­печьте его удоб­ствами — он будет стре­миться к рос­коши. Осыпьте его рос­ко­шью — он начнёт взды­хать по изыс­кан­ному. Поз­вольте ему полу­чать изыс­кан­ное — он воз­жаж­дет безумств. Ода­рите его всем, что он поже­лает, — он будет жало­ваться, что его обма­нули и что он полу­чил не то, что хотел». 
Эрнст Хэмин­гуэй

***

«Сла­бость инсти­тута прав чело­века, — гово­рится в «Осно­вах учения Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви о досто­ин­стве, сво­боде и правах чело­века», — в том, что он, защи­щая сво­боду выбора (αὐτεξουσίον), все менее и менее учи­ты­вает нрав­ствен­ное изме­ре­ние жизни и сво­боду от греха (ἐλευθερία). Обще­ствен­ное устрой­ство должно ори­ен­ти­ро­ваться на обе сво­боды, гар­мо­ни­зи­руя их реа­ли­за­цию в пуб­лич­ной сфере. Нельзя защи­щать одну сво­боду, забы­вая о другой. Сво­бод­ное сто­я­ние в добре и истине невоз­можно без сво­боды выбора. Равно и сво­бод­ный выбор теряет свою цен­ность и смысл, если обра­ща­ется ко злу».

***

Разу­ме­ется, ни один здра­во­мыс­ля­щий чело­век не станет отри­цать цен­но­сти свобод и прав. И в самом деле, права и сво­боды — это не только не плохо, а очень хорошо. Сама по себе эта идея неве­ро­ятно важна. Прежде всего, потому что она кор­ре­ли­рует с неко­то­рыми фун­да­мен­таль­ными осо­бен­но­стями при­роды чело­века. Ведь Бог нас создал сво­бод­ными по Своему образу, вложив частицу Своей сво­боды в чело­ве­че­скую при­роду. Но есть одно очень суще­ствен­ное обсто­я­тель­ство, кото­рое нужно знать и о кото­ром сле­дует пом­нить. Это то, что гово­рит апо­стол Павел о сво­боде: «К сво­боде при­званы вы, братия, только бы сво­бода ваша не была пово­дом к уго­жде­нию плоти, но любо­вью слу­жите друг другу» (Гал.5:13). Таков нрав­ствен­ный ори­ен­тир хри­сти­а­нина в рамках любой системы цен­но­стей. Сво­бодно совер­шая свой жиз­нен­ный выбор, мы при­званы избрать путь, веду­щий ко спа­се­нию, пре­одо­ле­вая нашу помра­чен­ную пер­во­род­ным грехом при­роду.
В чем состоит раз­ница между либе­раль­ным и пра­во­слав­ным под­хо­дами к этой про­блеме. Мы гово­рим: истин­ная сво­бода есть сво­бода от греха. А либе­раль­ный подход чужд этой пози­ции, ибо поня­тия греха в либе­ра­лизме не суще­ствует — там есть плю­ра­лизм мнений. Если, с пра­во­слав­ной точки зрения, про­па­ганда гомо­сек­су­аль­ных связей явля­ется грехом, то в рамках либе­раль­ных цен­но­стей речь может идти лишь о част­ном мнении, абсо­лютно само­до­ста­точ­ном, пра­во­мер­ном и равном в своей цен­но­сти про­ти­во­по­лож­ному мнению, и потому име­ю­щем точно такое же право на суще­ство­ва­ние. Но если поня­тие пагуб­но­сти греха отсут­ствует, то полу­ча­ется, что все права и сво­боды, кото­рыми рас­по­ла­гает чело­век, могут и будут постав­лены на службу греху. В итоге фор­ми­ру­ется стагни­ру­ю­щая циви­ли­за­ция, в кото­рой грех ста­но­вится прак­ти­кой обще­ствен­ных отно­ше­ний, зако­но­да­тельно утвер­жда­ется в жизни обще­ства.
мит­ро­по­лит Смо­лен­ский и Кали­нин­град­ский Кирилл, mospat.ru.

***

В каком-то смысле либе­ра­лизм вполне пра­во­мерно счи­тать оче­ред­ным иска­жен­ным изво­дом из хри­сти­ан­ства и хри­сти­ан­ских цен­но­стей (как и ком­му­низм, напри­мер), когда во главу угла берется лишь одна сто­рона хри­сти­ан­ского учения – сво­бода – в ущерб многим осталь­ным.
Однако сего­дня либе­ра­лизм и либе­раль­ные страны – это не только и не столько цар­ство сво­боды, огра­ни­чен­ное лишь рам­ками воз­мож­ного: «живи сам, и жить давай другим». В либе­ра­лизме как идео­ло­гии есть ряд четких посту­ла­тов отно­си­тельно того, как должно быть устро­ено обще­ство. Эти идеи или тре­бо­ва­ния сего­дня абсо­лю­ти­зи­ро­ваны и воз­ве­дены в догмат. И, вопреки неко­то­рым своим изна­чаль­ным наме­ре­ниям, либе­ра­лизм, напро­тив, пре­вра­тился в очень жест­кое учение, кото­рое, как это ни пара­док­сально, ущем­ляет сво­боду чело­века. Напри­мер, в борьбе с при­зра­ком тота­ли­та­ризма и авто­ри­та­ризма оно само ста­но­вится путем к Боль­шому Брату. Сего­дняш­ний агрес­сив­ный либе­ра­лизм при­знает сво­боду, лишь пока люди согла­ша­ются устро­иться по либе­раль­ным идео­ло­ги­че­ским меркам. Но сво­бода, право и жела­ние неко­то­рых наро­дов устро­иться поли­ти­че­ски иначе им не при­зна­ется и ата­ку­ется, что мы видим в сего­дняш­ней агрес­сив­ной поли­тике запад­ных стран и их оче­ред­ном (и весьма, к сожа­ле­нию, успеш­ном) Drang nach Osten («натиске на Восток»).
Но, пожа­луй, глав­ное, – это то, что либе­ра­лизм (как и другие идео­ло­гии) кате­го­ри­че­ски отка­зался от хри­сти­ан­ского пред­став­ле­ния о пер­во­род­ном грехе, о свя­зан­ной с этим корен­ной испор­чен­но­сти чело­века и, соот­вет­ственно, чело­ве­че­ского обще­ства. В этом глав­ный изъян не только его антро­по­ло­гии (учение о чело­веке), но и онто­ло­гии (учение о мире и бытии). Для либе­рала чело­век и его разум в основе своей пусть огра­ни­чены, но здо­ровы и неис­пор­ченны. Уче­нием о неотъ­ем­ле­мых правах лич­но­сти либе­ра­лизм словно пыта­ется про­ве­сти вокруг чело­века некую непе­ре­хо­ди­мую для иных, в том числе и высших транс­цен­дент­ных сил, гра­ницу или линию. Внутри этих границ, гово­рит либе­ра­лизм, каждый сам себе хозяин: как он решит, так и будет – лишь бы его реше­ния не при­но­сили вреда окру­жа­ю­щим.
Но тем самым чело­век по боль­шому счету оста­ется один на один со своей испор­чен­ной при­ро­дой. И тогда его же соб­ствен­ный грех, мно­го­кратно уси­лен­ный слиш­ком «сво­бод­ными» обще­ствен­ными поряд­ками, в конеч­ном счете и разъ­ест его изнутри. Однако чело­век, про­ник­ну­тый таким миро­воз­зре­нием, напро­тив, будет вос­при­ни­мать про­цесс своей духов­ной гибели как тор­же­ство сво­боды и правды.
Юрий Пущаев, журнал “Фома”

Cм. ЛИБЕ­РА­ЛИЗМ ЦЕР­КОВ­НЫЙ, МОДЕР­НИЗМ

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки