Либерализм

AAA

 

Либерали́зм (от лат. liberalis — свободный) — идеология, провозглашающая права и свободы каждого человека высшей ценностью.

Следует различать либеральные ценности (индивидуализм, личная свобода, свобода слова, равенство перед законом, мир между людьми, неприкосновенность частной собственности, свобода предпринимательства, религиозный плюрализм и др.) и идеологию либерализма.
Не сложно заметить, что разные либеральные ценности по-разному соотносятся с нормами христианской морали и этики. Положим, либерализм декларирует свободу личности — христианство учит, что свобода, как естественная способность человека, дарована ему Богом, является чертой образа Божия в нём. Между тем, согласно христианству, под верным распоряжением личной свободой подразумевается лишь такое, какое согласно с Божественной волей; использование же дара свободы вопреки Божьей воле артикулируется как злоупотребление этим даром, как грех. В свою очередь либерализм может поддерживать, как норму, и тот вектор человеческой свободы, который направлен на богоборчество. По-разному интерпретируются христианством и либерализмом такие, к примеру, понятия как индивидуализм, религиозный плюрализм (в том числе в форме экуменизма).

С середины 20-го века в экономически развитых странах классический либерализм, подразумевавший опору на нравственность, стал вытесняться идеологией неолиберализма, во многом эгоистической, основанной на секулярных ценностях. Соответственно этой идеологии, либерал поставляется на место Создателя, объявляется творцом образцовой морали и этики, а в качестве ряда нравственных ориентиров, человеку, вместо Божественных заповедей, предлагаются нормы, прямо противоречащие закону Божию, — нормы, основанные на извращенном понимании личной и общественной свободы, на ложном осмыслении высшего призвания и предназначения человека. Понятия добра и зла, установленные Творцом, размываются. Кто от этого выигрывает? Производители желаний – продавцы товаров и услуг.

Следует отметить, что свобода является качеством, дарованным человеку Богом, это часть Его образа. Ошибка либерализма состоит не в том, что он провозглашает свободу важнейшей ценностью, а в том, что он:

  • лишает человеческую свободу высшей цели и смысла, провозглашает самодостаточной ценностью;
  • не различает истинную свободу, ведущую к совершенству и свободу грешного человека в проявлении своих страстей.

Философия либерализма – утилитари́зм (от лат. utilis — полезный). В рамках этого направления моральная ценность поведения или поступка определяется его полезностью. Главный лозунг либерализма – можно всё, что не мешает другим. Но это очень шаткое и небезопасное правило. Допустим, сейчас то-то и то-то лично мне не мешает. А как это скажется на других, а как это скажется на мне в будущем? К слову, большинство из тех, чьи дети стали ЛГБТКИАП, ранее были равнодушны к этой проблеме, их лично она не касалась… И вот результат!

Либерализм ставит приемлемые для либералов законы критериями правильности поступков человека и социальных явлений, при этом подразумевается, что законы могут меняться в угоду либерализму. Проявление религиозности может запрещаться, а пропаганда порока, наоборот, защищаться законом. Ребёнка отправляют на химическую кастрацию по прихоти матери в полном соответствии с законом. Разве это не нарушает свободы ребенка? Нормы морали шире правовых норм, это знает любой юрист.

Плоды либеральной идеологии:

  • для государства – отказ от суверенитета, культурного разнообразия, семейных связей ради глобального общества потребления;
  • разрушение традиционного института семьи; он мешает процветанию либерализма, ведь традиционная семья является базой и школой нравственных, культурных и духовных ценностей, имеет основу не в эгоизме, а в жертвенной любви ради ближнего;
  • изменение системы ценностей человека; либерализм видит идеалом: человека-потребителя, эгоиста, без пола и возраста, с запросами на уровне инстинктов (полового и потребления), без семьи, находящегося под тотальным контролем государства.  Происходит антропологический кризис, когда человек все больше теряет определенность – мировоззренческую, религиозную, половую, национальную, и т.д. 
    Обо всём этом пророчествует Апокалипсис: «И он сделает то, что всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его» (Откр.13:16-17).
    Людям без семьи, государства, без культурной идентичности, с примитивной шкалой ценностей, проще продавать товары и услуги, наконец, ими проще управлять.

Как либерализм отвлекает от высшего? Цель жизни человека – подготовка к вечности. Либерализм же ставит высшим идеалом: комфорт и удовольствия здесь и сейчас. Если либералам комфортно жить во грехе, то грех уже и не считается грехом, а то и признаётся общественной нормой (даже с запретом именовать пороки своими именами).

Либерализм — это идеология со своими принципами, которая готова их не просто провозглашать, а отстаивать; и не только убеждением, но и насилием над несогласными посредством законодательного ограничения их прав.

***

Либерализм – это политическая и экономическая идеология, воплощающие в себе:
— антропологический индивидуализм: понимание человеческого индивидуума как меры вещей;
— вера в прогресс (мир движется к лучшему будущему, и прошлое всегда хуже настоящего);
— убежденность в священном характере частной собственности;
— демократия – это власть меньшинства (защищающего себя от большинства, которое всегда склонно перерождаться в духе тоталитаризма или «популизма»);
— утверждение равенства возможностей как морального закона общества;
— уверенность в «договорной» («контрактной») основе всех социально-политических институтов, включая государство;
— упразднение любых государственных, религиозных и сословных авторитетов, которые претендуют на «общеобязательную истину»;
— разделение властей и создание общественных систем контроля над любыми властными инстанциями;
— создание «гражданского общества» без сословий, наций и религий вместо традиционных государств;
— однополюсный глобализм (человеческие существа признаются одинаковыми в своей сущности, с одним лишь отличием, а именно – особенностями их индивидуального характера – мир должен быть объединен, интегрирован на основе индивидуума и космополитизма, иными словами, на основе мирового гражданства).
— главенство рыночных отношений над всеми остальными формами политики (тезис «экономика – это судьба»: свободная рыночная экономика является единственной нормативной экономической системой – все остальные типы экономик должны быть либо реформирована, либо уничтожены);
— убежденность в том, что исторически путь западных народов и стран (европоцентризм) есть универсальная модель развития и прогресса всего мира, которая должна быть в императивном порядке взята за эталон и образец. Евро-американские общества принимаются в качестве критерия стандарта для остального человечества.

В течение двадцатого века либерализм победил своих соперников, а с 1991 стал единственной доминирующей идеологией в мире.

Либерализм борется против всех форм коллективной идентичности, против всех видов ценностей, проектов, стратегий, целей, методов, так или иначе являющихся коллективистскими, или по крайней мере не-индивидуалистическими. Любая цель, любое значение, любой смысл в либеральном или в открытом обществе, должны базироваться на индивидууме. Поэтому враги открытого общества, которое является синонимом западного общества после 1991 года и стало нормой для всего остального мира, очень конкретны.

Либерализм глубоко нигилистичен по своей сути. Множество ценностей, защищаемых либерализмом, в своем основании связано с его главным тезисом: приматом свободы. Но свобода в либеральном понимании является существенно отрицательной категорией: либерализм требует «свободы от», но не «свободы для» (чего-то), предлагая даже использовать два разных английских слова – liberty и freedom. Liberty – от чего и происходит название «либерализм» – это исключительно «свобода от». За нее-то и бьются либералы, на ней-то они и настаивают. А что касается «свободы для», т. е. ее смысла и ее цели, то тут либералы замолкают, считая, что каждый конкретный индивидуум сам может найти применение свободы – или вообще не искать для нее никакого применения. Это вопрос частного выбора, который не обсуждается и не является политической или идеологической ценностью.

Напротив, «свобода от» описана подробно и имеет догматический характер. Освободиться либералы предлагают от:
— государства и его контроля над экономикой, политикой, гражданским обществом;
— церкви с ее догмами;
— сословных систем;
— любых форм общинного ведения хозяйства;
— любых попыток перераспределять теми или иными государственными или общественными инстанциями результаты материального или нематериального труда;
— этнической принадлежности;
— какой бы то ни было коллективной идентичности.

Либералы идут довольно далеко, отрицая практически все традиционные социально-политические институты – вплоть до семьи или половой принадлежности. В предельных случаях либералы выступают не только за свободу абортов, но и за свободу от половой принадлежности (поддерживая права гомосексуалистов, транссексуалов и т.д.). Семья и иные формы социальности считаются ими чисто договорными явлениями, которые, как и иные «предприятия», обуславливаются юридическими соглашениями.

***

«Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными. Ему отвечали: мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными? Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха. Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно. Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Ин. 8:31-36).

***

«Дайте человеку необходимое — и он захочет удобств. Обеспечьте его удобствами — он будет стремиться к роскоши. Осыпьте его роскошью — он начнёт вздыхать по изысканному. Позвольте ему получать изысканное — он возжаждет безумств. Одарите его всем, что он пожелает, — он будет жаловаться, что его обманули и что он получил не то, что хотел».  Эрнст Хэмингуэй

***

«Слабость института прав человека, — говорится в «Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека», — в том, что он, защищая свободу выбора (αὐτεξουσίον), все менее и менее учитывает нравственное измерение жизни и свободу от греха (ἐλευθερία). Общественное устройство должно ориентироваться на обе свободы, гармонизируя их реализацию в публичной сфере. Нельзя защищать одну свободу, забывая о другой. Свободное стояние в добре и истине невозможно без свободы выбора. Равно и свободный выбор теряет свою ценность и смысл, если обращается ко злу».

***

Разумеется, ни один здравомыслящий человек не станет отрицать ценности свобод и прав. И в самом деле, права и свободы — это не только не плохо, а очень хорошо. Сама по себе эта идея невероятно важна. Прежде всего, потому что она коррелирует с некоторыми фундаментальными особенностями природы человека. Ведь Бог нас создал свободными по Своему образу, вложив частицу Своей свободы в человеческую природу. Но есть одно очень существенное обстоятельство, которое нужно знать и о котором следует помнить. Это то, что говорит апостол Павел о свободе: «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу» (Гал.5:13). Таков нравственный ориентир христианина в рамках любой системы ценностей. Свободно совершая свой жизненный выбор, мы призваны избрать путь, ведущий ко спасению, преодолевая нашу помраченную первородным грехом природу.

В чем состоит разница между либеральным и православным подходами к этой проблеме. Мы говорим: истинная свобода есть свобода от греха. А либеральный подход чужд этой позиции, ибо понятия греха в либерализме не существует — там есть плюрализм мнений. Если, с православной точки зрения, пропаганда гомосексуальных связей является грехом, то в рамках либеральных ценностей речь может идти лишь о частном мнении, абсолютно самодостаточном, правомерном и равном в своей ценности противоположному мнению, и потому имеющем точно такое же право на существование. Но если понятие пагубности греха отсутствует, то получается, что все права и свободы, которыми располагает человек, могут и будут поставлены на службу греху. В итоге формируется стагнирующая цивилизация, в которой грех становится практикой общественных отношений, законодательно утверждается в жизни общества.
митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, mospat.ru.

***

В каком-то смысле либерализм вполне правомерно считать очередным искаженным изводом из христианства и христианских ценностей (как и коммунизм, например), когда во главу угла берется лишь одна сторона христианского учения – свобода – в ущерб многим остальным.

Однако сегодня либерализм и либеральные страны – это не только и не столько царство свободы, ограниченное лишь рамками возможного: «живи сам, и жить давай другим». В либерализме как идеологии есть ряд четких постулатов относительно того, как должно быть устроено общество. Эти идеи или требования сегодня абсолютизированы и возведены в догмат. И, вопреки некоторым своим изначальным намерениям, либерализм, напротив, превратился в очень жесткое учение, которое, как это ни парадоксально, ущемляет свободу человека. Например, в борьбе с призраком тоталитаризма и авторитаризма оно само становится путем к Большому Брату. Сегодняшний агрессивный либерализм признает свободу, лишь пока люди соглашаются устроиться по либеральным идеологическим меркам. Но свобода, право и желание некоторых народов устроиться политически иначе им не признается и атакуется, что мы видим в сегодняшней агрессивной политике западных стран и их очередном (и весьма, к сожалению, успешном) Drang nach Osten («натиске на Восток»).

Но, пожалуй, главное, – это то, что либерализм (как и другие идеологии) категорически отказался от христианского представления о первородном грехе, о связанной с этим коренной испорченности человека и, соответственно, человеческого общества. В этом главный изъян не только его антропологии (учение о человеке), но и онтологии (учение о мире и бытии). Для либерала человек и его разум в основе своей пусть ограничены, но здоровы и неиспорченны. Учением о неотъемлемых правах личности либерализм словно пытается провести вокруг человека некую непереходимую для иных, в том числе и высших трансцендентных сил, границу или линию. Внутри этих границ, говорит либерализм, каждый сам себе хозяин: как он решит, так и будет – лишь бы его решения не приносили вреда окружающим.

Но тем самым человек по большому счету остается один на один со своей испорченной природой. И тогда его же собственный грех, многократно усиленный слишком «свободными» общественными порядками, в конечном счете и разъест его изнутри. Однако человек, проникнутый таким мировоззрением, напротив, будет воспринимать процесс своей духовной гибели как торжество свободы и правды.
Пущаев Юрий, журнал «Фома»

Рейтинг@Mail.ru