Младостарчество

Оглав­ле­ние

***

Младоста́рчество (лже­ду­хов­ни­че­ство) – нездо­ро­вое явле­ние в цер­ков­ной жизни, когда моло­дые и духовно неопыт­ные свя­щен­но­слу­жи­тели при­пи­сы­вают себе бла­го­дат­ные духов­ные дары, при­су­щие лишь опыт­ным духо­нос­ным подвиж­ни­кам, стар­цам.

Основ­ная ошибка мла­до­стар­че­ства состоит в стрем­ле­нии свя­щен­ника выдать свою волю и разум за дей­ствие бла­го­дати Свя­того Духа, все­цело под­чи­нить миря­нина своим соб­ствен­ным сове­там, а не поощ­рять его к Бого­по­зна­нию, иска­нию душе­спа­си­тель­ной Божьей воли.

По словам свя­ти­теля Игна­тия Брян­ча­ни­нова, такое стар­че­ство есть «душе­па­губ­ное актер­ство и печаль­ней­шая коме­дия – старцы, кото­рые при­ни­мают на себя роль древ­них святых Стар­цев, не имея их духов­ных даро­ва­ний, да ведуют, что самое их наме­ре­ние, самые мысли и поня­тия их о вели­ком ино­че­ском дела­нии – послу­ша­нии суть ложные, что самый их образ мыслей, их разум, их знание суть само­обо­льще­ние и бесов­ская пре­лесть».

Для нашего вре­мени, при отсут­ствии или оску­де­нии опыт­ных духо­нос­ных подвиж­ни­ков, при­ем­лемо житель­ство по совету, кото­рое, по слову свт. Игна­тия Брян­ча­ни­нова «осно­вы­ва­ется на руко­вод­стве в деле спа­се­ния Свя­щен­ным Писа­нием и писа­ни­ями святых Отцов, при совете и нази­да­нии, заим­ству­е­мых от совре­мен­ных отцов и братий». При таком житель­стве «скром­ное отно­ше­ние совет­ника к настав­ля­е­мому – совсем другое, нежели старца к без­услов­ному послуш­нику… Совет не заклю­чает в себе усло­вия непре­менно испол­нять его: он может быть испол­нен и не испол­нен».

***

^ Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов об образе житель­ства хри­стиан «послед­них времен»

Воз­рож­да­е­мая Пра­во­слав­ная Цер­ковь за послед­нее деся­ти­ле­тие при­няла в свои недра мно­же­ство людей вос­пи­тан­ных во вре­мена гос­а­те­изма, ото­рван­ных от ее пре­да­ния. Людям при­хо­дится воцер­ков­ляться “на ходу” по книгам, кото­рые им уда­ется достать. Боль­шин­ство лите­ра­туры, запол­нив­шей полки цер­ков­ных лавок – репринт­ные изда­ния про­шлого века, тво­ре­ния Отцов Церкви древ­них времен. Слепо и без рас­суж­де­ния пыта­ясь при­ме­нить советы и опыт древ­них Отцов, мно­же­ство людей под­вер­гают себя опас­но­сти сильно повре­дить своей душе.

Одна из острых про­блем совре­мен­ной духов­ной жизни – “послу­ша­ние”. Эта про­блема каса­ется и мона­сты­рей и “мира”. Духов­ная негра­мот­ность совре­мен­ного цер­ков­ного обще­ства создала “бла­го­дат­ную” почву для появ­ле­ния мно­же­ства “стар­цев” (часто только что руко­по­ло­жен­ных), гото­вых вести свою несчаст­ную паству путем пол­ного и бес­пре­ко­слов­ного послу­ша­ния. Свя­щен­ному Синоду при­шлось даже при­ни­мать спе­ци­аль­ное вра­зум­ля­ю­щее реше­ние по этому вопросу.

В про­шлом веке эта про­блема стояла не так остро – люди были более цер­ковно гра­мот­ные. Однако сам вопрос об образе житель­ства хри­стиан “послед­них времен” (к этим вре­ме­нам можно отне­сти и про­шлый и насто­я­щие века) не был обой­ден вни­ма­нием вели­чай­шего подвиж­ника и духов­ного писа­теля нашей Церкви свя­ти­теля Игна­тия Брян­ча­ни­нова.

^ Послу­ша­ние в идеале

Послу­ша­ние есть спа­си­тель­ней­ший подвиг. Сила и жизнь всех стра­стей чело­века сосре­до­то­чены в его испор­чен­ной воле: послу­ша­ние, свя­зы­вая и убивая волю, свя­зы­вает и уби­вает сово­купно все стра­сти [1].

Схема истин­ного послу­ша­ния очень проста: у чело­века повре­ждена грехом воля; при­знав свою волю падшей и под­чи­няя про­из­вольно ее воле Божией, чело­век этим пара­ли­зует в себе дей­ствие стра­стей т.е. греха. Посте­пенно с годами такого насиль­ствен­ного понуж­де­ния себя к испол­не­нию запо­ве­дей Божиих воля чело­ве­че­ская исце­ля­ется, при­об­ре­та­ется навык раз­ли­че­ния добра от зла и другие духов­ные даро­ва­ния.

Что значит ино­че­ская доб­ро­де­тель – послу­ша­ние? Она – при­зна­ние разума чело­ве­че­ского падшим и потому – отвер­же­ние его буй­ством веры. От веры – послу­ша­ние, от послу­ша­ния – сми­ре­ние, от сми­ре­ния духов­ный разум, кото­рый – изве­щен­ная вера… – пишет Свя­ти­тель Игна­тий в том же письме.

Теперь о самом глав­ном вопросе: где послуш­ник нахо­дит волю Божию отно­си­тельно всех своих дел и помыс­лов?

Послу­ша­ние – чудо веры! Совер­шить его может один Бог. И совер­шили его те чело­веки, кото­рым дан был Богом этот дар свыше [2]. Настав­ник, или старец, через кото­рого Бог являет Свою волю послуш­нику, это не просто чело­век бла­го­че­сти­вый, опыт­ный, бла­го­на­ме­рен­ный; нет, это чело­век име­ю­щий особое духов­ное даро­ва­ние: Умерщ­вле­ние разума и воли не может быть совер­ша­емо чело­ве­ком душев­ным, хотя бы и добрым и бла­го­че­сти­вым. Для этого необ­хо­дим духо­нос­ный отец: только пред духо­нос­цем может быть явна душа уче­ника; только он может усмот­реть, откуда и куда направ­ля­ются душев­ные дви­же­ния настав­ля­е­мого им [3]. Оче­видно, что умерв­щ­ле­ние падшей воли, совер­ша­е­мое так вели­че­ственно и побе­до­носно волею Духа Божия, не может совер­шаться падшею волею настав­ника, когда сам настав­ник еще пора­бо­щен стра­стям [4].

Итак, для насто­я­щего послу­ша­ния нужен Духо­но­сец, иначе …когда люди захо­тят соб­ствен­ными уси­ли­ями достичь того, что дается един­ственно Богом, тогда труды их суетны и тщетны; тогда они подобны упо­ми­на­е­мым в Еван­ге­лии созда­те­лям столпа, начи­на­ю­щим здание без средств к совер­ше­нию его. Все мимо­хо­дя­щие, т.е. бесы и стра­сти, посме­и­ва­ются им, потому что по наруж­но­сти они будто совер­шают доб­ро­де­тель, а в сущ­но­сти, нахо­дятся в горь­ком обмане, сле­поте и само­обо­льще­нии, под­чи­нены стра­стям своим, испол­няют волю бесов [5]. Или того хуже: Если же руко­во­ди­тель начнет искать послу­ша­ние себе, а не Богу, – не достоин он быть руко­во­ди­те­лем ближ­него! – Он не слуга Божий! – Слуга диа­вола, его орудие, есть сеть! “Не будите раби чело­ве­ком”. (1Кор.7:23), – заве­ща­вает Апо­стол [6]. Есть о чем заду­маться и “послуш­ни­кам” и “стар­цам”.

^ Совре­мен­ное поло­же­ние

Пимен Вели­кий… живший в 5‑ом веке гова­ри­вал: “О совер­шен­стве бесе­дуют между нами многие, а дей­стви­тельно достигли совер­шен­ства один или два”. Святой Иоанн Лествич­ник аске­ти­че­ский писа­тель 6‑го века сви­де­тель­ствует, что в его время очень ума­ли­лись сосуды Боже­ствен­ной благодати…причину этого святой видит в изме­не­нии духа в обще­стве чело­ве­че­ском; утра­тив­шим про­стоту и зара­зив­шимся лукав­ством (Сл. 26, гл. 52). Святой Гри­го­рий Синаит, писа­тель14-го века решился ска­зать, что в его время вовсе нет бла­го­дат­ных мужей, так сде­ла­лись они редки; при­чину этого Синаит ука­зы­вает в необык­но­вен­ном раз­ви­тии поро­ков, про­ис­шед­шем от умно­жив­шихся соблаз­нов. (Добр. Гл.118, ч. 1). Тем более в наше время дела­телю молитвы необ­хо­димо наблю­дать вели­чай­шую осто­рож­ность. Бого­дух­но­вен­ных настав­ни­ков нет у нас!

Эти строки [7] напи­саны Свя­ти­те­лем о настав­ни­ках умной молитвы; можно ли их отне­сти к настав­ни­кам не менее важ­ного дела – всего духов­ного пути чело­века? Можно: Отцы первых веков Церкви осо­бенно сове­туют искать руко­во­ди­теля Бого­вдох­но­вен­ного… Отцы, отде­лен­ные от времен Хри­сто­вых тыся­че­ле­тием, повто­ряя совет своих пред­ше­ствен­ни­ков, уже жалу­ются на ред­кость Бого­вдох­но­вен­ных настав­ни­ков, на появив­ше­еся мно­же­ство лже­учи­те­лей, и пред­ла­гают в руко­вод­ство Свя­щен­ное и святое Писа­ние и Оте­че­ские писа­ния. Отцы, близ­кие к нашему вре­мени, назы­вают Бого­вдох­но­вен­ных руко­во­ди­те­лей досто­я­нием древ­но­сти, и уже реши­тельно заве­ще­вают в руко­вод­ство Свя­щен­ное и Святое Писа­ние, про­ве­ря­е­мый по этим Писа­ниям, при­ни­ма­е­мый с вели­чай­шей осмот­ри­тель­но­стью и осто­рож­но­стью совет совре­мен­ных и сожи­тель­ству­ю­щих братий [8].

Путь послу­ша­ния стал реши­тельно невоз­мо­жен по при­чине оску­де­ния духо­нос­ных настав­ни­ков: С оску­де­нием настав­ни­ков оску­дел и вели­кий подвиг послу­ша­ния, скоро при­во­див­ший подвиж­ни­ков к свя­то­сти: вера, состав­ляв­шая сущ­ность этого подвига, тре­бует, чтоб пред­мет ее был истин­ный и духов­ный: тогда она при­во­дит к Богу. Вера в чело­века при­во­дит к исступ­лен­ному фана­тизму [9].

Иными сло­вами при­ве­сти к Богу может только тот, кто сам к нему пришел, а не тот, кто про­чи­тал много книжек о том, как это дела­ется. Нару­ше­ния этого пра­вила кон­ча­ются плохо: …душе­па­губ­ное актер­ство и печаль­ней­шая коме­дия – старцы, кото­рые при­ни­мают на себя роль древ­них святых Стар­цев, не имея их духов­ных даро­ва­ний, да ведают, что самое их наме­ре­ние, самые мысли и поня­тия их о вели­ком ино­че­ском дела­нии – послу­ша­нии суть ложные, что самый их образ мыслей, их разум, их знание суть само­обо­льще­ние и бесов­ская пре­лесть… [10]

Самый рас­про­стра­нен­ный аргу­мент люби­те­лей совре­мен­ного стар­че­ства состоит в мнении, что будто бы вера послуш­ника ком­пен­си­рует “несо­от­вет­ствие” “старца” своему слу­же­нию. Свя­ти­тель Игна­тий этот аргу­мент отме­тает реши­тельно: Воз­ра­зят: вера послуш­ника может заме­нить недо­ста­то­че­ство старца. Неправда: вера в истину спа­сает, вера в ложь и в бесов­скую пре­лесть губит, по учению Апо­стола. (2Сол.2:10–12) [11].

Время страш­ное! Реши­тельно оску­дели живые органы Боже­ствен­ной бла­го­дати: в обла­че­нии их яви­лись волки: обма­ны­вают и губят овец. Это понять необ­хо­димо, но пони­мают немно­гие [12] – предо­сте­ре­гает Свя­ти­тель Игна­тий за год до своей бла­жен­ной кон­чины.

По при­чине оску­де­ния духо­нос­цев [13] печаль­ных про­ро­честв от Свя­ти­теля удо­ста­и­ва­ются не только совре­мен­ные ему мона­стыри: О мона­ше­стве я писал Вам, что оно дожи­вает в России, да и повсюду, данный ему срок. Отжи­вает оно век свой вместе с хри­сти­ан­ством. Вос­ста­нов­ле­ния не ожидаю. Вос­ста­но­вить некому. Для этого нужны мужи духо­нос­ные… [14] Свя­ти­тель пишет о кри­зисе иерар­хии и всей воин­ству­ю­щей Церкви: Тяжело видеть, кому вве­рены или кому попа­лись в руки овцы Хри­стовы, кому предо­став­лено их руко­вод­ство и спа­се­ние. Но это – попу­ще­ние Божие [15]. В высших пас­ты­рях ее (Церкви – и.И.) оста­лось слабое, темное, сбив­чи­вое, непра­виль­ное пони­ма­ние по букве, уби­ва­ю­щей духов­ную жизнь в хри­сти­ан­ском обще­стве, уни­что­жа­ю­щей хри­сти­ан­ство, кото­рое есть дело, а не буква [16].

Настав­ни­ков духо­нос­ных нет, мона­сты­рей нет, в иерар­хах слабое, темное, сбив­чи­вое, непра­виль­ное пони­ма­ние хри­сти­ан­ства. Куда же бед­ному хри­сти­а­нину податься? Как жить и как спа­саться? Свя­ти­тель Игна­тий на осно­ва­нии учения бли­жай­ших к нам по вре­мени Отцов вводит новый термин, обо­зна­ча­ю­щий образ житель­ства хри­стиан (и мона­хов и мирян) “послед­них времен” – житель­ство по совету.

^ Житель­ство по совету

…духов­ное житель­ство, предо­став­лен­ное про­мыс­лом Божиим нашему вре­мени… осно­вы­ва­ется на руко­вод­стве в деле спа­се­ния Свя­щен­ным Писа­нием и писа­ни­ями святых Отцов, при совете и нази­да­нии, заим­ству­е­мых от совре­мен­ных отцов и братий [17] – вот крат­кая харак­те­ри­стика “житель­ства по совету”.

Соот­вет­ственно меня­ется и отно­ше­ние настав­ника к сове­ту­ю­ще­муся. Совет не обя­зы­вает спра­ши­ва­ю­щего к обя­за­тель­ному его выпол­не­нию, как обя­зы­вали отно­ше­ния послуш­ника к старцу. Скром­ное отно­ше­ние совет­ника к настав­ля­е­мому – совсем другое, нежели старца к без­услов­ному послуш­нику… Совет не заклю­чает в себе усло­вия непре­менно испол­нять его: он может быть испол­нен и не испол­нен [18]. Это и понятно, ведь настав­ник теперь не каче­ственно отли­ча­ю­щийся от послуш­ника духо­но­сец, а просто более опыт­ный в духов­ной жизни совет­чик. Разу­ме­ется, сове­то­ваться и откро­вен­ни­чать о духов­ных вопро­сах можно не со всяким; нали­чие свя­щен­ного сана или высо­кого поло­же­ния (насто­я­теля, намест­ника, инспек­тора и т.д.) не явля­ются пово­дом для совета: …при­чина откро­вен­но­сти о пред­ме­тах духов­ных, – дове­рен­ность к настав­ля­ю­щему лицу, а дове­рен­ность к лицу вну­ша­ется точным позна­нием лица… Напро­тив того: “Кому не изве­ща­ва­ется сердце, тому не откры­вай его”, – гово­рит вели­кий настав­ник иноков пре­по­доб­ный Пимен, еги­пет­ский пустын­ник [19].

Очень нази­да­тельно пове­де­ние отно­си­тельно своих уче­ни­ков самого Свя­ти­теля. Вот несколько его выска­зы­ва­ний: По про­чте­нии этого письма рас­смот­рите, какое ощу­ще­ние будет в душе Вашей. Если про­льется в нее мир и спо­кой­ствие, то знайте, что ска­зан­ное Вам, ска­зано о Гос­поде; совесть Ваша будет сви­де­тель­ство­вать, что ска­зан­ное о Гос­поде должно испол­нить, хотя бы испол­не­ние сопря­жено было со скор­бью [20].

Сле­до­вало бы мне мол­чать: мол­ча­ние свой­ственно пре­ступ­нику, не име­ю­щему ника­кого оправ­да­ния и при­го­во­рен­ному к казни. Един­ственно по ску­до­сти наших времен, я решился напи­сать к Вам, видя точную нужду Вашу… [21]

Говорю только вопро­ша­ю­щим, и то, когда уверен, что вопро­шают искренно, по тре­бо­ва­нию души, а не мимо­хо­дом, или по любо­пыт­ству [22].

Ничем наруж­ным не свя­зы­ваю тебя. Делай, что при­зна­ешь за лучшее для своих обсто­я­тельств: на всем, что ни пред­при­мешь с благою целью, буди бла­го­сло­ве­ние Божие. У меня нет своего бла­го­сло­ве­ния: бла­го­слов­ляю при­зы­ва­нием бла­го­сло­ве­ния Божия [23].

Знать учение Свя­ти­теля Игна­тия об образе житель­ства в наше время необ­хо­димо, чтобы не впасть в сеть само­обо­льще­ния, приняв волю чело­ве­че­скую за волю Божию, или куми­ро­слу­же­ния, ибо Совет и послу­ша­ние чисты и угодны Богу только до тех пор, пока они не осквер­нены при­стра­стием. При­стра­стие делает люби­мого чело­века куми­ром: от при­но­си­мых этому кумиру жертв с гневом отвра­ща­ется Бог [24]. Если ныне доб­ро­со­вест­ные духов­ники – вели­кая ред­кость [25], то, тем более, тщетен труд поиска бого­дух­но­вен­ного настав­ника.

Нашему вре­мени дан другой подвиг, сопря­жен­ный с мно­гими труд­но­стями и пре­ткно­ве­ни­ями. Нам при­шлось совер­шать путе­ше­ствие – ни днем, ни при сол­неч­ном ясном свете, а ночью, при блед­ном свете луны и звезд. Нам даны в руко­вод­ство свя­щен­ное и святое Писа­ние: это прямо гово­рят святые Отцы позд­ней­ших времен. При руко­вод­стве Писа­нием поле­зен и совет ближ­них, именно тех, кото­рые сами руко­вод­ству­ются Писа­ни­ями Отцов. Не думайте, чтоб подвиг наш лишен был скор­бей и венцов: нет! он сопря­жен с муче­ни­че­ством. Это муче­ни­че­ство подобно том­ле­нию Лота в Содоме: душа пра­вед­ника томи­лась при виде непре­стан­ного и необуз­дан­ного любо­де­я­ния. И мы томимся, ото­всюду окру­жен­ные умами, нару­шив­шими вер­ность истине, всту­пив­шими в блуд­ную связь с ложью, зара­зив­ши­мися нена­ви­стью против писа­ний, вдох­но­вен­ных Богом, воору­жив­шихся на них хулою, кле­ве­тою и насмеш­кою адскою. Наш подвиг имеет цену пред Богом: на весах Его взве­шены и немощь наша, и сред­ства наши, и обсто­я­тель­ства, и самое время[26]. Аминь.

[1] Письмо 282 Письма Свт.Игнатия цити­ру­ются по “Собра­нию писем…” фонда свящ. Павла Фло­рен­ского.
[2] Письмо 229.
[3] Письмо 229.
[4] Том 5 стр. 71.
[5] Письмо 229.
[6] Письмо 159.
[7] Том 1 стр. 274 (Все тво­ре­ния кроме Писем цити­ру­ются по изда­нию Сре­тен­ского мона­стыря).[8] Том 1 стр. 563.
[9] Письмо 228. При­ме­ров мно­же­ство!
[10] Том 5 ср. 72.
[11] Том 5 стр. 73.
[12] Письмо 321.
[13] Многих сму­щают выска­зы­ва­ния Свя­ти­теля о полном оску­де­нии духо­нос­ных настав­ни­ков, ска­зан­ные во вре­мена Оптин­ских стар­цев. Свя­ти­тель Игна­тий сам был в юности послуш­ни­ком прп. Льва Оптин­ского и был близко знаком с прп. Мака­рием Оптин­ским. Несо­мненно он очень уважал их и неод­но­кратно ука­зы­вал на то, что это лучшие настав­ники мона­ше­ства в России. Харак­терно выска­зы­ва­ние свя­ти­теля: “Настав­ни­ков нет – Лучшие, сколько известно, настав­ники Оптин­ские”. (Письмо 545) Выска­зы­ва­ние про­ти­во­ре­чиво только на первый взгляд. Дело в том, что Свя­ти­тель Игна­тий четко раз­ли­чал душев­ное и духов­ное, и нико­гда не сме­ши­вал эти два поня­тия. Он считал Оптин­ских настав­ни­ков луч­шими в России, но не при­зна­вал их духо­нос­ными: “…а ныне даже водя­щихся отча­сти писа­ни­ями Отцов, при объ­яс­не­нии их душев­ным разу­мом, каков был о. Мака­рий Оптин­ский нет”. (Письмо 50).
[14] Письмо 50.
[15] Письмо 353.
[16] Письмо 549.
[17] Том 5 стр. 76.
[18] Том 5 стр. 80.
[19] Письмо 25.
[20] Письмо 88.
[21] Письмо 155.
[22] Письмо 155.
[23] Письмо 159.
[24] Письмо 231.
[25] Письмо 169.
[26] Письмо 229.

^ Мла­до­стар­че­ство нано­сит огром­ный непо­пра­ви­мый вред Церкви

Мит­ро­по­лит Кру­тиц­кий и Коло­мен­ский Юве­на­лий

Мла­до­стар­че­ство нано­сит Церкви боль­шой вред, в част­но­сти, дис­кре­ди­ти­руя ее в глазах свет­ских людей, заявил мит­ро­по­лит Кру­тиц­кий и Коло­мен­ский Юве­на­лий, воз­гла­вив­ший в пят­ницу Епар­хи­аль­ное собра­ние духо­вен­ства Москвы.

Мла­до­стар­че­ство – это явле­ние, при кото­ром моло­дые свя­щен­но­слу­жи­тели при­пи­сы­вают себе духов­ный дар, свой­ствен­ный только стар­цам, и авто­ри­тет, кото­рый при­над­ле­жит им в цер­ков­ной тра­ди­ции.

«Мла­до­стар­че­ство нано­сит огром­ный непо­пра­ви­мый вред Церкви», – сказал мит­ро­по­лит Юве­на­лий, доба­вив, что «в это иску­ше­ние» впа­дают моло­дые свя­щен­ники, не име­ю­щие эле­мен­тар­ного жиз­нен­ного опыта и знания людей.

«Лже­ду­хов­ни­че­ство нередко раз­ви­ва­ется в болез­нен­ной духов­ной атмо­сфере, пора­жает нездо­ро­вые эсха­то­ло­ги­че­ские чаяния, псевдо­хри­сти­ан­ское мифо­твор­че­ство, дис­кре­ди­ти­ру­ю­щее Цер­ковь в глазах свет­ских людей», – заявил архи­ерей.

Вла­дыка особо отме­тил также, что какие-либо изме­не­ния в жизни церкви могут совер­шаться «только собор­ным разу­мом, цер­ков­ной пол­но­той», в про­тив­ном же случае это – «соблазн для веру­ю­щих», пере­дает РИА Ново­сти.

Говоря о недо­стат­ках при­ход­ской жизни, мит­ро­по­лит Юве­на­лий заявил о недо­пу­сти­мо­сти отказа людям в мило­сер­дии, напри­мер, когда свя­щен­ник не допус­кает до при­ча­стия инва­лида, с трудом добрав­ше­гося до боль­нич­ного храма, из-за того, что тот жил со своей супру­гой в закон­ном, но не вен­чан­ном браке.

«Кли­рики, кото­рые отка­зы­ва­ются идти в тюрьмы, боль­ницы, пре­по­да­вать в вос­крес­ные школы, видимо, ошиб­лись в выборе при­зва­ния», – счи­тает мит­ро­по­лит Юве­на­лий.

Вла­дыка также при­звал хра­нить цер­ков­ное един­ство в каждом при­ходе, упо­доб­ляя его семье, где не должно быть отвер­жен­ных, оди­но­ких и забы­тых, где люди должны любить друг друга. От пас­тыря, по его словам, тре­бу­ются «без­упреч­ные нрав­ствен­ные каче­ства», откры­тость, умение услы­шать и понять чело­века.

«При­ходя в храм, каждый чело­век должен пони­мать, что это его храм, что он здесь нужен, что его здесь примут с любо­вью, он должен полу­чить ответы на вопросы своей духов­ной жизни», – сказал иерарх.

Вла­дыка выра­зил сожа­ле­ние, что часто этого не встре­тишь в боль­ших город­ских при­хо­дах.

^ Мла­до­стар­че­ство. Соблазны и при­чины

cвя­щен­ник Вла­ди­мир Соко­лов

Тема мла­до­стар­че­ства стала сего­дня одной из цен­траль­ных тем внут­ри­цер­ков­ной жизни. Это явле­ние болез­ненно пере­жи­ва­ется всею Цер­ко­вью: оно было пред­ме­том обсуж­де­ния на Архи­ерей­ском Соборе, ему было посвя­щено спе­ци­аль­ное Опре­де­ле­ние Свя­щен­ного Синода, о нем неод­но­кратно гово­рил в своих выступ­ле­ниях Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий, оно при­влекло вни­ма­ние бого­сло­вов и цер­ков­ной обще­ствен­но­сти. Недавно Свя­тей­ший Пат­ри­арх, высту­пая на теле­ви­де­нии, снова кос­нулся этой про­блемы. Раз Пат­ри­арх выно­сит эту про­блему на свет­скую ауди­то­рию, то это гово­рит о том, что она уже вышла за гра­ницы Церкви. Это гово­рит о мас­штаб­но­сти этого явле­ния. Поэтому сего­дня необ­хо­димо обсто­я­тельно про­ана­ли­зи­ро­вать это явле­ние. Это даст воз­мож­ность успешно бороться с ним. Про­блеме мла­до­стар­че­ства посвя­щена книга свя­щен­ника Вла­ди­мира Соко­лова «Мла­до­стар­че­ство и пра­во­слав­ная тра­ди­ция», кото­рая вышла в 2005 году в изда­тель­стве «Палом­ник».

Соблазн мла­до­стар­че­ства суще­ство­вал во все вре­мена. Еще апо­стол Павел, настав­ляя Тимо­фея, пре­ду­пре­ждал, что кан­ди­дат в епи­скопы «не должен быть из ново­об­ра­щен­ных, чтобы не воз­гор­дился и не подпал осуж­де­нию с диа­во­лом» (1Тим.3:6). Но сам же апо­стол в про­щаль­ной беседе с Ефес­скими пре­сви­те­рами про­ро­че­ски пред­ве­щает: «я знаю, что, по отше­ствии моем, войдут к вам лютые волки, не щадя­щие стада; и из вас самих вос­ста­нут люди, кото­рые будут гово­рить пре­вратно, дабы увлечь уче­ни­ков за собою» (Деян.20:29–30).

Итак, соблазн лже­пас­тыр­ства дей­ство­вал даже тогда, когда Цер­ковь жила единым Духом и у веру­ю­щих «было одно сердце и одна душа» (Деян.4:32). Эпоха апо­столь­ской Церкви – это время особых бла­го­дат­ных даров, явлен­ных и в пас­ты­рях, и в пастве. В даль­ней­шем, с при­то­ком огром­ного коли­че­ства ново­об­ра­щен­ных и есте­ствен­ного пони­же­ния духовно-нрав­ствен­ных тре­бо­ва­ний к ним, про­изо­шло уже и замет­ное оску­де­ние этих пер­во­на­чаль­ных даров. Поэтому самые рев­ност­ные хри­сти­ане, жаж­ду­щие под­лин­ной духов­ной жизни, стали убе­гать в пустыню, где они могли пол­но­стью посвя­тить себя Богу. Неко­то­рые из подвиж­ни­ков доби­ва­лись такого совер­шен­ства, что пол­но­стью избав­ля­лись от стра­стей, полу­чали, прежде всего, дар любви, а вместе с ним – и дар духов­ного разу­ме­ния и про­зор­ли­во­сти. В бес­страст­но­сти им откры­ва­лась воля Божия. Есте­ственно, такие сосуды бла­го­дати при­вле­кали к себе вни­ма­ние тех, кто искал пути к спа­се­нию. Зная, что этим духо­нос­ным подвиж­ни­кам открыта Воля Божия, многие про­сили у них руко­вод­ства своей духов­ной жизнью, созна­тельно отка­зы­ва­ясь от соб­ствен­ной воли. Но это послу­ша­ние имело одну очень важную для пони­ма­ния этого явле­ния осо­бен­ность: это было послу­ша­ние миря­нина миря­нину, потому что монахи отка­зы­ва­лись от при­ня­тия сана по той при­чине, что сан дает власть, а ее полу­че­ние несов­ме­стимо с мона­ше­ской жизнью в пока­я­нии и послу­ша­нии. Поэтому мона­ше­ское руко­вод­ство было руко­вод­ством, в кото­ром вся­че­ски избе­гали про­яв­ле­ния власти. И полное и все­це­лое послу­ша­ние такому старцу было застра­хо­вано от зло­упо­треб­ле­ния духов­ной вла­стью.

Так и роди­лась эта прак­тика пол­ного послу­ша­ния духов­ному старцу. О духов­ном наси­лии, о несво­боде здесь не могло быть и речи, потому что старец своими сове­тами и опекой только помо­гал своему послуш­нику взра­щи­вать в себе «нового чело­века». Такая работа была подобна работе садов­ника в уходе за садом. Она была орга­нична – и рож­дала заме­ча­тель­ные духов­ные плоды, кото­рые и были сви­де­тель­ством того, что такое послу­ша­ние есть дей­стви­тельно испол­не­ние воли Божией, а не воли чело­ве­че­ской.

Однако со вре­ме­нем таких бес­страст­ных настав­ни­ков ста­но­ви­лось все меньше, а опыт пол­ного послу­ша­ния, широко рас­про­стра­нив­шись, посте­пенно обес­смыс­ли­вался, потому что из него исче­зало глав­ное: откры­тая духов­ному старцу Воля Божия. Свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов), про­де­лав­ший огром­ную работу по изу­че­нию и осмыс­ле­нию опыта пас­тыр­ства и духов­ни­че­ства, считал, что подоб­ное послу­ша­ние воз­можно было только в древ­но­сти. Но и в древ­но­сти тако­вых стар­цев, писал он, «всегда было ничтож­ное число», «в наше же время» [сер. XIX-го века] «бого­дух­но­вен­ных настав­ни­ков нет».

Поэтому, осте­ре­гая всех тех, кто искал духов­ного руко­вод­ства по образцу древ­него стар­че­ства, он пред­ла­гал устро­ить совре­мен­ное ему духов­ни­че­ство сле­ду­ю­щим обра­зом: «По учению отцов, житель­ство… един­ственно при­ли­че­ству­ю­щее нашему вре­мени, есть житель­ство под руко­вод­ством оте­че­ских писа­ний с сове­том пре­успев­ших братий; этот совет опять должно про­ве­рять по писа­нию отцов… Отцы, близ­кие к нашему вре­мени, назы­вают бого­дух­но­вен­ных руко­во­ди­те­лей досто­я­нием древ­но­сти… Они предо­сте­ре­гают от учи­те­лей неис­кус­ных, чтобы не зара­зиться их лже­уче­нием… Воз­ра­зят: вера послуш­ника может заме­нить недо­ста­то­че­ство старца. Неправда: вера в истину спа­сает, вера в ложь и в бесов­скую пре­лесть губит, по учению Апо­стола» (2Сол.2:10–12). И это напи­сано в ХIХ веке, кото­рый дал Церкви целый сонм про­зор­ли­вых стар­цев. Что же можно ска­зать о духов­ни­че­стве в наше апо­ста­сий­ное время?

Но мы, начи­тав­шись лите­ра­туры об оптин­ских стар­цах, и сейчас ищем для себя духов­ни­ков, кото­рым можно было бы дове­риться в слепое послу­ша­ние. Однако даже опыт послу­ша­ния у оптин­ских стар­цев сильно отли­ча­ется от древ­него опыта. Древ­нее духов­ни­че­ство рас­про­стра­нено было в среде мона­ше­ству­ю­щих и было воз­можно только при сов­мест­ном про­жи­ва­нии старца и послуш­ника. Оптин­ские старцы давали советы при­хо­див­шим к ним миря­нам; сама форма такого обще­ния уже исклю­чала жест­кое, без­ого­во­роч­ное послу­ша­ние. К тому же оптин­ские старцы были чрез­вы­чайно осто­рожны в реше­нии чьих-либо судеб: они часто остав­ляли выбор за духов­ным чадом. Так что у рус­ских стар­цев мы наблю­даем не слепое копи­ро­ва­ние опыта древ­них отцов, а твор­че­ское его при­ме­не­ние в соот­вет­ствии с духов­ными потреб­но­стями новой эпохи. Древ­ние старцы все без исклю­че­ния обла­дали личной, а не свя­щен­ни­че­ской бла­го­да­тью (они почти все были про­стыми мона­хами), они имели личный нрав­ственно-духов­ный авто­ри­тет – их духов­ни­че­ство носило хариз­ма­ти­че­ский харак­тер, именно поэтому и послу­ша­ние им было таким все­це­лым и бес­пре­ко­слов­ным. Причем такое все­це­лое послуш­ни­че­ство нико­гда не навя­зы­ва­лось ими самими – его пред­ла­гали те, кто просил их руко­вод­ства. Поэтому духов­ни­че­ство древ­них отцов корен­ным обра­зом отли­ча­лось от совре­мен­ного. Когда же опыт древ­них отцов без твор­че­ского осмыс­ле­ния пере­но­сят в другие усло­вия, рас­про­стра­няя его чуть ли не на любого при­ход­ского свя­щен­ника, это при­во­дит к резуль­та­там пла­чев­ным.

Иван Михай­ло­вич Кон­це­вич, автор попу­ляр­ной книги об оптин­ских стар­цах, писал о при­чине воз­ник­но­ве­ния лже­стар­че­ства: «Когда истин­ные старцы, можно ска­зать отсут­ствуют, люди, жаж­ду­щие найти себе духов­ную опору, выби­рают какое-либо духов­ное лицо, им почему-либо сим­па­тич­ное и гово­рят: «я отно­шусь к нему, как к старцу» . Если духов­ник ока­жется трез­вым, духовно чест­ным, он резко отстра­нит такое отно­ше­ние. Но сколько таких, кото­рые охотно попа­да­ются в сети, им рас­став­ля­е­мые. Ибо это «лице­дей­ство», по выра­же­нию еп. Игна­тия Брян­ча­ни­нова, ведет само­зван­ного старца к духов­ной смерти. Он сам теряет почву под ногами и идет уже кри­выми путями, рас­те­ряв все то, что соби­рал и при­об­ре­тал за всю про­шлую жизнь».

Итак, первая при­чина воз­ник­но­ве­ния такого духов­ни­че­ства – пси­хо­ло­гия паствы. Не желая меняться, мы хотим пере­ло­жить ответ­ствен­ность за все, что с нами про­ис­хо­дит, на пас­тыря. Такое бег­ство от сво­боды и ответ­ствен­но­сти выра­жа­ется иногда в готов­но­сти выпол­нить все, что угодно. Один инок уверял, что если старец бла­го­сло­вит его соблу­дить с кем-либо или убить кого-то, то он без вся­кого сомне­ния сде­лает это, потому что давал обет послу­ша­ния. Но такое «послу­ша­ние» – форма идо­ло­по­клон­ни­че­ства, когда через нару­ше­ние запо­ве­дей про­ис­хо­дит измена Богу: старец почи­та­ется больше, чем Бог. И не важно, най­дется ли старец, спо­соб­ный бла­го­сло­вить на пре­ступ­ле­ние, – беда в том, что мы внут­ренне на это готовы. Пред­по­сыл­кой такой готов­но­сти явля­ется уди­ви­тель­ная откры­тость и довер­чи­вость рус­ского чело­века, его уступ­чи­вость и подат­ли­вость, его склон­ность к мак­си­ма­лизму, к жерт­вен­ному слу­же­нию. Но эта мак­си­ма­лист­ская откры­тость соче­та­ется с пора­зи­тель­ной наив­но­стью и неза­щи­щен­но­стью. Поэтому такой откры­тый, наив­ный и гото­вый жерт­во­вать собой чело­век всегда может стать жерт­вой бес­со­вест­ного наси­лия.

Вторая при­чина объ­ек­тив­ная, на нее тоже ука­зы­вает Иван Михай­ло­вич Кон­це­вич. «Совре­мен­ное духов­ни­че­ство, – пишет он, – роди­лось из древ­него мона­стыр­ского стар­че­ства и явля­ется его вто­рич­ной формой. Бла­го­даря род­ствен­но­сти этих явле­ний, духов­ни­че­ства и стар­че­ства, у мало­опыт­ных свя­щен­ни­ков, зна­ко­мых с аске­ти­че­ской лите­ра­ту­рой только тео­ре­ти­че­ски, всегда может воз­ник­нуть соблазн «пре­вы­ше­ния власти» – пере­хода грани духов­ни­че­ства, чтобы стар­че­ство­вать, – в то время как они даже поня­тия не имеют в чем сущ­ность истин­ного стар­че­ства. Это «младо-стар­че­ство» (по одному мет­кому выра­же­нию), вносит разлад в окру­жа­ю­щую жизнь. Оно таит опас­ность при­чи­нить и непо­пра­ви­мый вред душе опе­ка­е­мого».

Третья при­чина – это него­тов­ность кан­ди­дата. В 3‑м пра­виле Лаоди­кий­ского Собора гово­рится: «Недавно кре­щен­ных не подо­бает про­из­во­дить в чин свя­щен­ни­че­ский». Они должны были пройти соот­вет­ству­ю­щую под­го­товку. К сожа­ле­нию, в наше время, в силу опять-таки объ­ек­тив­ных обсто­я­тельств, кан­ди­даты не смогли соот­вет­ству­ю­щим обра­зом под­го­то­виться к при­ня­тию сана – сразу потре­бо­ва­лось очень много свя­щен­ни­ков.

Чет­вер­тая при­чина – недо­стой­ность кан­ди­дата. Кан­ди­дат, нару­шив­ший опре­де­лен­ные цер­ков­ные каноны, не может быть руко­по­ло­жен­ным во свя­щен­ника. Но сего­дня каноны посто­янно нару­ша­ются под пред­ло­гом того, что нет людей, кото­рые соот­вет­ство­вали бы этим кано­нам. Не беремся судить, так ли это. Опыт Церкви, зафик­си­ро­ван­ный в кано­нах, гово­рит о том, что кан­ди­дат, не соот­вет­ству­ю­щий этим кано­нам, по руко­по­ло­же­нии стал­ки­ва­ется с силь­ней­шими иску­ше­ни­ями от злых духов. Он не может высто­ять против них, потому что они полу­чили над ним власть. О том, что такая власть име­ется, и гово­рят нам каноны.

Но самая глав­ная при­чина – это повре­жден­ность чело­ве­че­ской при­роды в гре­хо­па­де­нии. Поэтому мла­до­стар­че­ство – это, конечно, не сумма вли­я­ний и сопут­ству­ю­щих обсто­я­тельств, а явле­ние вполне само­быт­ное. Смысл хри­сти­ан­ского духов­ного дела­ния заклю­ча­ется в вос­ста­нов­ле­нии падшей при­роды чело­века, но мла­до­стар­че­ское руко­вод­ство не спо­соб­ствует осо­зна­нию болезни – наобо­рот, все стра­сти в этом случае полу­чают статус доб­ро­де­те­лей. Поэтому они попа­дают как бы в «удоб­рен­ную» вли­я­ни­ями и обсто­я­тель­ствами почву, в кото­рой раз­ви­ва­ются с осо­бен­ной силой.

Необ­хо­димо учесть еще и осо­бен­но­сти нашего вре­мени. Ком­му­ни­сти­че­ский период исто­рии оста­вил нам в наслед­ство при­вычку к все­о­хва­ты­ва­ю­щему лице­ме­рию: ведь каждый, при­нося жертвы идео­ло­ги­че­скому идолу, обязан был гово­рить совсем не то, что он думает. След­ствием этого яви­лось глу­бо­кое повре­жде­ние неко­то­рых спо­соб­но­стей нашей души. Для такой души атмо­сфера лице­ме­рия и лжи стала при­выч­ной, и даже необ­хо­ди­мой, подобно тому, как вред­ная при­вычка ста­но­вится второй нату­рой. Все это время активно подав­ля­лась лич­ност­ное начало: людей отучили при­ни­мать само­сто­я­тель­ные реше­ния, нести ответ­ствен­ность. А эта глу­боко уко­ре­нен­ная при­вычка застав­ляет людей и в наше время искать тех, кто при­ни­мал бы за них реше­ния, брал бы на себя и ответ­ствен­ность за их поступки, даже за без­нрав­ствен­ные (грехи). Во свя­щен­нике такие люди как раз и видят того, на кого можно пере­ло­жить нрав­ствен­ную ответ­ствен­ность.

Дли­тель­ное вли­я­ние ате­изма при­вело к раз­ру­ше­нию хри­сти­ан­ской куль­туры и хри­сти­ан­ского миро­ощу­ще­ния. Поэтому совре­мен­ный чело­век, откры­вая для себя зна­че­ние рели­гии, скло­нен к вос­при­я­тию ее самых арха­ич­ных форм. Общая рели­ги­оз­ная атмо­сфера сего­дня, увы – не хри­сти­ан­ская, а язы­че­ская. Именно ее при­вно­сят в Цер­ковь ново­об­ра­щен­ные. Социо­ло­ги­че­ские опросы сви­де­тель­ствуют, что среди тех, кто часто посе­щает храм, веря­щих в пред­ска­за­ния аст­ро­ло­гов вдвое больше, чем среди тех, кто посе­щает его редко или вообще в него не ходит. Это гово­рит о том, что у многих цер­ков­ных людей сохра­ня­ются язы­че­ские взгляды, в том числе и по отно­ше­нию к стар­цам. «Келей­ники, да и сами старцы сви­де­тель­ствуют: совре­мен­ные палом­ники почти не задают духов­ных вопро­сов. К старцу отно­сятся, грубо говоря, как к гадалке: где сейчас мой сын, он давно пропал из дома; менять ли мне эту квар­тиру на другую, на какую именно и какого числа; посту­пать ли в тор­го­вый кол­ледж или в педа­го­ги­че­ский инсти­тут? И т.д и т.п.». Совре­мен­ные при­хо­жане хотят видеть в пас­тыре неко­его про­рока-ведуна и экс­тра­сенса, ведь в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции посто­янно про­па­ган­ди­ру­ются идеи оккуль­тизма. Свя­щен­ник Даниил Сысоев отме­чает, что к поиску стар­цев очень склонны те, кто до при­хода в Цер­ковь побы­вал в оккульт­ных сектах. Поэтому про­блема мла­до­стар­че­ства – это еще и про­блема вли­я­ния совре­мен­ного мира на Цер­ковь. Новая рели­ги­оз­ная эпоха, как ее назы­вают оккуль­ти­сты, «New Age», создает и новую волну оккульт­ного инте­реса к рели­гии.

Когда же потре­бо­ва­лось поста­вить боль­шое коли­че­ство свя­щен­но­слу­жи­те­лей, мла­до­стар­че­ство стало явле­нием мас­со­вым. В декабре 1998 года Свя­щен­ный Синод был вынуж­ден при­нять спе­ци­аль­ное опре­де­ле­ние по этому вопросу. «Неко­то­рые свя­ще­но­слу­жи­тели – гово­рится в нем, – полу­чив­шие от Бога в Таин­стве Свя­щен­ства право на духов­ное руко­вод­ство паст­вой, счи­тают, что тако­вое право озна­чает без­раз­дель­ную власть над душами людей. Не памя­туя о том, что отно­ше­ния между духов­ни­ком и духов­ными чадами должны стро­иться на основе вза­им­ного ува­же­ния и дове­рия, тако­вые пас­тыри пере­но­сят сугубо мона­ше­ское поня­тие бес­пре­ко­слов­ного под­чи­не­ния послуш­ника старцу на вза­и­мо­от­но­ше­ния между миря­ни­ном и его духов­ным отцом, втор­га­ются во внут­рен­ние вопросы личной и семей­ной жизни при­хо­жан, под­чи­няют себе пасо­мых, забы­вая о бого­дан­ной сво­боде, к кото­рой при­званы все хри­сти­ане (Гал.5:13). Подоб­ные недо­пу­сти­мые методы духов­ного руко­вод­ства в неко­то­рых слу­чаях обо­ра­чи­ва­ются тра­ге­дией для пасо­мого, кото­рый свое несо­гла­сие с духов­ни­ком пере­но­сит на Цер­ковь. Такие люди поки­дают Пра­во­слав­ную Цер­ковь и нередко ста­но­вятся легкой добы­чей сек­тан­тов».

В своем докладе на Юби­лей­ном Архи­ерей­ском Соборе Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий сказал: «Про­дол­жа­ются случаи само­чин­ного нало­же­ния неоправ­дан­ных пре­ще­ний, дав­ле­ния на волю пасо­мых в тех обла­стях жизни, где Цер­ковь пред­по­ла­гает внут­рен­нюю сво­боду. Считаю важным пре­кра­ще­ние такой прак­тики и стро­гий кон­троль пра­вя­щих архи­ереев за деталь­ным испол­не­нием упо­мя­ну­того Сино­даль­ного опре­де­ле­ния».

Реше­ния послед­него Архи­ерей­ского Собора: сде­лать бого­сло­вие при­о­ри­тет­ной обла­стью цер­ков­ной науки, создать базу для полу­че­ния серьез­ного бого­слов­ского обра­зо­ва­ния, вме­нить пас­ты­рям в обя­зан­ность полу­че­ние духов­ного обра­зо­ва­ния, – несо­мненно, свя­заны с той же про­бле­мой мла­до­стар­че­ства. Харак­терно, что именно к бого­сло­вию было обра­щено вни­ма­ние Собора, потому что любое отступ­ле­ние от свя­то­оте­че­ской тра­ди­ции начи­на­ется с непра­виль­ной идеи, а мла­до­стар­че­ство воз­ни­кает там, где есть заблуж­де­ние – вера в ложь . Поэтому здесь хоте­лось бы разо­браться, каким обра­зом отсут­ствие бого­слов­ских знаний может при­ве­сти к столь зна­чи­тель­ному иска­же­нию тра­ди­ции.

^ Несколько мыслей о так назы­ва­е­мом мла­до­стар­че­стве

прот. М. Козлов

Сего­дня под обви­не­ние в «мла­до­стар­че­стве» может попасть вполне тра­ди­ци­он­ная для Пра­во­слав­ной Церкви прак­тика духов­ного окорм­ле­ния. О кол­ли­зиях вокруг ново­яв­лен­ного тер­мина – раз­мыш­ле­ния про­фес­сора про­то­и­е­рея Мак­сима Коз­лова.

Мла­до­стар­че­ство – термин, кото­рый сейчас очень широко обсуж­да­ется и кото­рый помимо соб­ствен­ного зна­че­ния часто упо­треб­ля­ется как ярлык. При­мерно как стали гово­рить «фашист», когда хотят ска­зать о ком-то плохо. Так же начали гово­рить: это мла­до­стар­че­ство. Нари­со­вали какой-то страш­ный образ безум­ного свя­щен­ника, луз­га­ю­щего семечки да раз­да­ю­щего кон­фетки, бью­щего по лбу, тяну­щего за косы, одной гово­ря­щего «ты выходи замуж за этого», дру­гому – «ты иди завтра в мона­стырь». Такого цер­ков­ного само­дура, кото­рый что хочет, то и делает, никем никак не сдер­жи­ва­е­мый, и делает это на том осно­ва­нии, что усва­и­вает себе бла­го­дат­ные дары, кото­рые есть у под­лин­ных стар­цев. Навер­ное, такие есть. Но таких – в прямом смысле слова – я нико­гда не видел. Слышал, читал кос­вен­ные отзывы, даже есть извест­ный текст мит­ро­по­лита Анто­ния (Блюма), где он рас­ска­зы­вает о пас­тыр­стве и об отри­ца­тель­ных при­ме­рах духов­ного руко­вод­ства, о кото­рых он узнал от пере­брав­шихся в Англию людей. Но он тоже не прямо видел такого чело­века, а узнал по рас­ска­зам.

Но в жизни чаще встре­ча­ется другое: свя­щен­ник невольно, чаще бес­со­зна­тельно начи­нает «под­дав­ли­вать», чтобы его слу­ша­лись не только, когда он гово­рит то, что явля­ется прав­дой Церкви, Еван­ге­лия, кано­нов, цер­ков­ного учения, поль­зой для души. Известно, что это будет не вредно, а иной раз и полезно для души того или иного чело­века. Есть у него авто­ри­тет (чаще всего спра­вед­ливо зара­бо­тан­ный), кото­рым трудно не вос­поль­зо­ваться для реше­ния каких-то либо цер­ковно-прак­ти­че­ских, либо даже жиз­ненно-педа­го­ги­че­ских про­блем.

Иногда гово­рят: «Слушай, ну понятно же, что наш батюшка счи­тает пра­виль­ным так посту­пать, что же ты не так дела­ешь?» Это может не гово­риться, но атмо­сфера такая может созда­ваться: все идут, а ты чего не идешь? Все в источ­ник, а ты чего не идешь? Все едут в палом­ни­че­ство, а ты не едешь? И вот такое дав­ле­ние зна­чи­тельно чаще имеет место, чем что-либо другое. Дав­ле­ние под­спуд­ное, выска­зан­ное или невы­ска­зан­ное, но как посто­ян­ный фон отно­ше­ний свя­щен­ника и людей при­сут­ству­ю­щее.

И вот это дав­ле­ние, если сам свя­щен­ник не стре­мится его по-раз­ному, иной раз шуткой, иной раз прямым ука­за­нием для отрезв­ле­ния пре­се­кать, не умеет иной раз к себе иро­ни­че­ски и сдер­жанно отне­стись, пони­мая, что он-то как раз не святой Иоанн Крон­штадт­ский, и не Оптин­ский старец, и не отец Алек­сий Мечев, а просто один из тысяч кли­ри­ков Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, сле­ду­ю­щим своим этапом зача­стую имеет еще не культ, а «куль­тик» люби­мого батюшки. Вот как он служит! Тот-то, Фома, совсем не так служит. Я там ничего не ощущаю при бого­слу­же­нии: приду – отсто­яла и отсто­яла, а тут приду – какая молитва нахо­дит! Ну и дальше: а как испо­ве­дует – все его слова, ска­зан­ные мне на испо­веди, осу­ще­стви­лись. Все он в моей жизни пред­ска­зал, устроил.

Чуть только свя­щен­ник поз­во­лит сам для себя этим пополь­зо­ваться, в его созна­нии уже такая под­мена и про­ис­хо­дит: он ста­но­вится из садов­ника, кото­рый поли­вает, иной раз ограж­дает, иной раз обре­зает, – скуль­пто­ром, кото­рый ваяет. А он – не скуль­птор. Скуль­птор – Гос­подь. Это если высоко ска­зать.

Жизнь часто зна­чи­тельно грубее, и поэтому в грубых жиз­нен­ных про­яв­ле­ниях это обо­ра­чи­ва­ется коман­до­ва­нием. Коман­до­ва­нием, когда необ­хо­ди­мая в цер­ков­ной жизни дис­ци­плина соеди­ня­ется с тем, с чем она соеди­нима быть не должна, с тем, что явля­ется послу­ша­нием духов­ного чада духов­ному отцу. Когда само слово «послу­ша­ние» начи­нает упо­треб­ляться и вос­при­ни­маться неадек­ватно. «Вам послу­ша­ние чистить кар­тошку» – это обя­зан­ность, работа такая, наряд на кухню, а почему-то гово­рится «послу­ша­ние». «Вам послу­ша­ние на кли­росе петь» – вообще-то это работа такая, ника­кое это не послу­ша­ние, чело­век за это деньги полу­чает; будет вести себя плохо – его нака­жут, не будет гото­виться – его уволят. Но вот гово­рят: нет, это послу­ша­ние. И вот дальше: это послу­ша­ние, послу­ша­ние, послу­ша­ние. Это либо работа, либо обя­зан­ность, либо просто необ­хо­ди­мость поря­док соблю­дать. А послу­ша­ние – это сво­бод­ное, сво­бод­ное в тех пре­де­лах, кото­рые двумя людьми опре­де­лены, отдача своей воли уче­ника учи­телю, того, кто дове­ряет, тому, кому он дове­ряет. Вот это един­ствен­ное, о чем можно ска­зать «послу­ша­ние» в соб­ствен­ном смысле этого слова.

Часто в кучу все соеди­ня­ется, и там уже пойди раз­дели, когда «послу­ша­ние» – так-то тебе молит­вен­ную жизнь устро­ять опасно, и «послу­ша­ние» – пойти завтра на вок­зале посылку встре­тить для при­хода или для какого-то дру­гого чело­века. Край­но­сти такого «послу­ша­ния»: «Коля – не жених тебе, не жених; конечно, я ничего тебе не говорю, но не жених. Ты вот думай, конечно, а я тебе говорю. Много ты с ним слез-то ото­льешь». И часто просто взрос­лый чело­век, даже не свя­щен­ник, хочет убе­речь, огра­дить своих птен­цов от того, чтобы они глу­по­стей не наде­лали. Но нужно суметь убе­речь и огра­дить так, чтобы избе­жать такого: «Изволь меня послу­шаться, если послу­ша­ешься, то будет хорошо», а поста­раться, чтобы чело­век сам понял, если этого делать не надо; чтобы чело­век только своей сво­бод­ной волей решал. Это труд­нее всего, потому что страш­нее всего чело­веку дать его сво­бод­ную волю и попы­таться рядом с ним стоять, у него этой воли не отни­мая. Бог людям эту сво­бод­ную волю дал, а мы пра­виль­ней Бога не должны ста­раться быть. И решать, что Он дал, а я лучше себе возьму и за них все решу, как для них спа­си­тель­нее быть, как им лучше спа­саться. Это очень трудно. Поэтому это явле­ние есте­ственно про­ду­ци­ру­ется, и часто совсем не из дурных побуж­де­ний, не из того, что кли­рику рабов нужно заве­сти или мари­о­не­ток, кото­рых он будет дер­гать за ниточки. Хотя такое, навер­ное, тоже бывает, но это еще поис­кать надо.

Есть еще один момент, кото­рый может ока­заться кри­те­рием для оценки того, что такое мла­до­стар­че­ство. Это если вдруг от нас начи­нают тре­бо­вать, именно тре­бо­вать, ожи­дать, чтобы свя­щен­ника любили. Когда не дис­ци­плины тре­буют и даже не испол­не­ния послу­ша­ния в том высо­ком смысле, о кото­ром мы гово­рили, а пови­но­ве­ния от любви, от еди­но­ду­шия, от того, чтобы вместе на одной ноте души и сердца пели. Это зво­но­чек, что что-то тут непра­вильно, и надо сразу сде­лать два, три, десять шагов назад.

Ска­завши это, хочу ска­зать и другое, с чего начал: что сейчас мла­до­стар­че­ством начи­нают ору­до­вать как жупе­лом, говоря, что везде, все мла­до­стар­че­ство. И поэтому вообще ни послу­ша­ния не должно быть в Церкви, ни дис­ци­плины не должно быть в Церкви, вот книжки читай свя­ти­теля Игна­тия Брян­ча­ни­нова, если не заснешь на пятой стра­нице, и спа­сайся. Но пока­жите мне таких, кроме самых умных про­фес­со­ров в митрах и без митры, кото­рые так вот могут спа­саться. Весь опыт жизни Церкви стоял на том, что тра­ди­ция – это «пере­да­ва­ние» из рук в руки, что лучшее пре­да­ние – это то, чему можно научиться рядом с учи­те­лем, а не про­чи­тав книжки. А нам хотят ска­зать, что вре­мена бла­го­дат­ных стар­цев кон­чи­лись (веро­ятно, уже при Анто­нии, Мака­рии и Пимене Вели­ком), а с той поры ничего не было, только мла­до­старцы сплош­ные, кото­рые сейчас тол­пами ходят, а вы их не слу­шай­тесь, вы сами умные, вы читайте книжки – Писа­ние, трех-четы­рех реко­мен­до­ван­ных авто­ров, и все. А если кто начи­нает гово­рить о послу­ша­нии, о духов­ной жизни, об опыте молитвы, о том, что нужно к ней про­би­ваться, а если еще и о каком-то мисти­че­ском опыте, то это все – либо мла­до­стар­че­ство, либо пре­лесть. Этим все засу­ши­ва­ется до уровня бес­плод­ной раци­о­наль­ной схемы, из кото­рой вырасти нико­гда ничего не может: ни молитва, ни насто­я­щая духов­ная жизнь. Поэтому осто­рожно надо под­хо­дить.

У про­блемы мла­до­стар­че­ства суще­ствует обрат­ная сто­рона: не только в свя­щен­нике дело, а дело в том, что при­хо­жане и, глав­ным обра­зом, при­хо­жанки готовы искать стар­цев, видеть их в ни в чем не вино­ва­тых при­ход­ских свя­щен­ни­ках. Есть такой пример в жизни Арсе­ния Вели­кого. «Доста­вала» его очень одна дама из знат­ных: искала тоже такого бла­го­дат­ного подвиж­ника и абсо­лют­ного послу­ша­ния. Ему пери­о­ди­че­ски по каким-то цер­ков­ным делам то в Кон­стан­ти­но­поле, то еще где-то при­хо­ди­лось бывать. И вот когда она уже до край­но­сти его уто­мила, он, как ука­зано, сказал: «Точно хочешь быть в послу­ша­нии у Арсе­ния?» И она радостно: «Нако­нец-то! Да, да, хочу, все что угодно сделаю». «Ну, хорошо. Если ты во всю твою после­ду­ю­щую жизнь услы­шишь, что Арсе­ний вошел в тот или иной город, ты тут же должна из него выхо­дить на десять стадий, и пока ты точно не будешь знать, что Арсе­ний их этого города ушел, к городу ближе, чем на десять стадий, не при­бли­жайся». Вот это ответ свя­того. Кстати, если бы так сего­дня сказал обыч­ный свя­щен­ник, его почти навер­няка обо­звали бы гру­би­я­ном и мла­до­стар­цем: уже о себе возо­мнил что-то, одних при­ве­чает, других гонит от себя, понятно, я ему не нужна.

При­хо­дится в иных ситу­а­циях быть зна­чи­тельно более сдер­жан­ным и дели­кат­ным, исходя из обсто­я­тельств вре­мени и реаль­ной оценки людей. Но, конечно, линия пове­де­ния свя­щен­ника должна быть на отказ от подоб­ного рода спе­ку­ля­ций, от такого рода попе­че­ний, ука­за­ний, поша­го­вых инструк­ций. По прин­ципу: прежде чем вски­пя­тить чайник, вы должны налить туда воду, потом воткнуть его в розетку, иначе он никак не вски­пит. Правда, от поша­го­вых инструк­ций бла­го­ра­зум­ный свя­щен­ник будет, где можно, дистан­ци­ро­ваться, а где можно – пытаться вос­пи­тать людей к тому, чтобы они несли ответ­ствен­ность за свои поступки. Ведь что за всем этим, глав­ным обра­зом, стоит? Бег от ответ­ствен­но­сти. Неже­ла­ние ни за что в жизни цер­ков­ной и в личной жизни отве­чать. Все делать по бла­го­сло­ве­нию. Не потому, что это бла­го­дат­ное послу­ша­ние, а потому, что так легче жить. Не думать и все.

***

^ Опре­де­ле­ние Свя­щен­ного Синода от 28–29 декабря 1998 г.

об уча­стив­шихся в послед­нее время слу­чаях зло­упо­треб­ле­ния неко­то­рыми пас­ты­рями вве­рен­ной им от Бога вла­стью вязать и решить

Имели суж­де­ние об уча­стив­шихся в послед­нее время слу­чаях зло­упо­треб­ле­ния неко­то­рыми пас­ты­рями вве­рен­ной им от Бога вла­стью вязать и решить (Мф.18:18).

Поста­но­вили:

  1. Имея в виду уча­стив­ши­еся жалобы мирян на кано­ни­че­ски неоправ­дан­ные дей­ствия отдель­ных пас­ты­рей, ука­зать свя­щен­ни­кам, несу­щим духов­ни­че­ское слу­же­ние, на недо­пу­сти­мость при­нуж­де­ния или скло­не­ния пасо­мых, вопреки их воле, к сле­ду­ю­щим дей­ствиям и реше­ниям: при­ня­тию мона­ше­ства; несе­нию какого-либо цер­ков­ного послу­ша­ния; вне­се­нию каких-либо пожерт­во­ва­ний; вступ­ле­нию в брак; раз­воду или отказу от вступ­ле­ния в брак, за исклю­че­нием слу­чаев, когда брак невоз­мо­жен по кано­ни­че­ским при­чи­нам; отказу от супру­же­ской жизни в браке; отказу от воин­ского слу­же­ния; отказу от уча­стия в выбо­рах или от испол­не­ния иных граж­дан­ских обя­зан­но­стей; отказу от полу­че­ния меди­цин­ской помощи; отказу от полу­че­ния обра­зо­ва­ния; тру­до­устрой­ству или пере­мене места работы; изме­не­нию место­жи­тель­ства.
  2. Напом­нить всем пас­ты­рям Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, несу­щим духов­ни­че­ское слу­же­ние, о необ­хо­ди­мо­сти в духов­ни­че­ской прак­тике строго сле­до­вать букве и духу Свя­щен­ного Писа­ния и Свя­щен­ного Пре­да­ния Пра­во­слав­ной Церкви, заве­там святых отцов и кано­ни­че­ским уста­нов­ле­ниям, а также о недо­пу­сти­мо­сти для пра­во­слав­ных пас­ты­рей вво­дить в духов­ни­че­скую прак­тику какие-либо нрав­ствен­ные и иные тре­бо­ва­ния, выхо­дя­щие за рамки пред­пи­сан­ного озна­чен­ными уста­нов­ле­ни­ями, и, по слову Спа­си­теля, воз­ла­гать на людей бре­мена неудо­бо­но­си­мые (Лк.11:46).
  3. Напом­нить всем пас­ты­рям-духов­ни­кам о том, что они при­званы помо­гать своим пасо­мым сове­том и любо­вью, не нару­шая при этом бого­дан­ную сво­боду каж­дого хри­сти­а­нина. Под­черк­нуть, что бес­пре­ко­слов­ное послу­ша­ние, на кото­ром осно­вы­ва­ется отно­ше­ние послуш­ника к старцу в мона­сты­рях, не может в полной мере при­ме­няться в при­ход­ской прак­тике во вза­и­мо­от­но­ше­ниях между свя­щен­ни­ком и его паст­вой. Особо ука­зать на недо­пу­сти­мость для пас­ты­рей вме­ши­ваться в вопросы, свя­зан­ные с выбо­ром жениха или неве­сты кем-либо из их пасо­мых, за исклю­че­нием слу­чаев, когда пасо­мые просят кон­крет­ного совета.
  4. Под­черк­нуть недо­пу­сти­мость нега­тив­ного или высо­ко­мер­ного отно­ше­ния к браку, напом­нив всем свя­щен­но­слу­жи­те­лям пра­вило 1‑е Ган­гр­ского Собора: «Аще кто пори­цает брак и женою верною и бла­го­че­сти­вою, с мужем своим сово­куп­ля­ю­ще­юся, гну­ша­ется или пори­цает оную, яко не могу­щую внити в Цар­ствие, да будет под клят­вою». Особо под­черк­нуть, что при­ня­тие мона­ше­ства явля­ется делом лич­ного выбора хри­сти­а­нина и не может совер­шиться «по послу­ша­нию» тому или иному духов­нику.
  5. Напом­нить мона­ше­ству­ю­щим о недо­пу­сти­мо­сти, согласно 21-му пра­вилу Ган­гр­ского Собора, «при­ни­мать подвиж­ни­че­ство в повод гор­до­сти», «пре­воз­но­ситься над живу­щими просто» (то есть состо­я­щими в браке) и «вопреки Писа­ниям и цер­ков­ным пра­ви­лам вво­дить ново­сти». Пра­вило 10‑е того же Собора гласит: «Аще кто из дев­ству­ю­щих ради Гос­пода будет пре­воз­но­си­тися над бра­ко­со­че­тав­ши­мися, да будет под клят­вою».
  6. Напом­нить пас­ты­рям о том, что Пра­во­слав­ная Цер­ковь, наста­и­вая на необ­хо­ди­мо­сти цер­ков­ного брака, с ува­же­нием отно­сится к граж­дан­скому браку, а также к такому браку, в кото­ром лишь одна из сторон при­над­ле­жит к пра­во­слав­ной вере, в соот­вет­ствии со сло­вами свя­того апо­стола Павла: Неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ется женою веру­ю­щею, и жена неве­ру­ю­щая освя­ща­ется мужем веру­ю­щим (1Кор.7:14).
  7. Напом­нить пас­ты­рям о том, что в своем отно­ше­нии ко вто­рому браку Пра­во­слав­ная Цер­ковь руко­вод­ству­ется сло­вами свя­того апо­стола Павла: Соеди­нен ли ты с женою? Не ищи раз­вода. Остался ли без жены? Не ищи жены. Впро­чем, если и женишься, не согре­шишь; и если девица выйдет замуж, не согре­шит… Жена свя­зана зако­ном, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, сво­бодна выйти, за кого хочет, только в Гос­поде (1Кор.7:27–28, 39).
  8. Напом­нить пас­ты­рям о необ­хо­ди­мо­сти соблю­де­ния осо­бого цело­муд­рия и особой пас­тыр­ской осто­рож­но­сти при обсуж­де­нии с пасо­мыми вопро­сов, свя­зан­ных с теми или иными аспек­тами их семей­ной жизни.
  9. Особо ука­зать на недо­пу­сти­мость для пас­ты­рей созда­ния вокруг себя таких общин, в кото­рых имеет место оппо­зи­ци­он­ное и кри­ти­че­ское отно­ше­ние как к выс­шему цер­ков­ному руко­вод­ству, так и к другим пас­ты­рям и при­ход­ским общи­нам.
  10. Под­черк­нуть недо­пу­сти­мость исполь­зо­ва­ния цер­ков­ного амвона для про­по­веди тех или иных поли­ти­че­ских взгля­дов.
  11. При­звать епар­хи­аль­ных Прео­свя­щен­ных обра­тить особое вни­ма­ние на то, как пас­ты­рями вве­рен­ных им епар­хий осу­ществ­ля­ется духов­ное окорм­ле­ние паствы. Уси­лить надзор за стро­гим соблю­де­нием пас­ты­рями уста­нов­ле­ний и норм Пра­во­слав­ной Церкви, каса­ю­щихся раз­лич­ных аспек­тов духов­ни­че­ской прак­тики.
  12. При­звать веру­ю­щих Пра­во­слав­ной Церкви обра­щаться к своему пра­вя­щему архи­ерею во всех слу­чаях, когда пас­тырь-духов­ник пре­вы­сил данную ему Богом власть вязать и решить. Напом­нить пра­во­слав­ной пастве о том, что советы духов­ника не должны про­ти­во­ре­чить Свя­щен­ному Писа­нию, Свя­щен­ному Пре­да­нию, учению святых отцов и кано­ни­че­ским уста­нов­ле­ниям Пра­во­слав­ной Церкви; в случае же рас­хож­де­ния тако­вых сове­тов с ука­зан­ными уста­нов­ле­ни­ями пред­по­чте­ние должно отда­ваться послед­ним. В связи с этим обра­тить вни­ма­ние на слова пре­по­доб­ного Симеона Нового Бого­слова о том, как должны стро­иться отно­ше­ния между духов­ным чадом и духов­ни­ком: «Молит­вами и сле­зами умоли Бога послать тебе бес­страст­ного и свя­того руко­во­ди­теля. Также и сам иссле­дуй Боже­ствен­ные Писа­ния, осо­бенно же прак­ти­че­ские сочи­не­ния святых отцов, чтобы, срав­ни­вая с ними то, чему учит тебя учи­тель и пред­сто­я­тель, ты смог видеть это, как в зер­кале, и сопо­став­лять, и соглас­ное с Боже­ствен­ными Писа­ни­ями при­ни­мать внутрь и удер­жи­вать в мысли, а ложное и чуждое выяв­лять и отбра­сы­вать, чтобы не пре­льститься. Ибо знай, что много в эти дни стало пре­льсти­те­лей и лже­учи­те­лей».
  13. Епар­хи­аль­ным Прео­свя­щен­ным дове­сти насто­я­щее поста­нов­ле­ние до све­де­ния свя­щен­но­слу­жи­те­лей, мона­ше­ству­ю­щих и мирян Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

Справка. В послед­нее время уча­сти­лись случаи зло­упо­треб­ле­ний в духов­ни­че­ской прак­тике, нега­тивно ска­зы­ва­ю­щи­еся на состо­я­нии цер­ков­ной жизни.

Неко­то­рые свя­щен­но­слу­жи­тели, полу­чив­шие от Бога в Таин­стве Свя­щен­ства право на духов­ное руко­вод­ство паст­вой, счи­тают, что тако­вое право озна­чает без­раз­дель­ную власть над душами людей. Не памя­туя о том, что отно­ше­ния между духов­ни­ком и духов­ными чадами должны стро­иться на основе вза­им­ного ува­же­ния и дове­рия, тако­вые пас­тыри пере­но­сят сугубо мона­ше­ское поня­тие бес­пре­ко­слов­ного под­чи­не­ния послуш­ника старцу на вза­и­мо­от­но­ше­ния между миря­ни­ном и его духов­ным отцом, втор­га­ются во внут­рен­ние вопросы личной и семей­ной жизни при­хо­жан, под­чи­няют себе пасо­мых, забы­вая о бого­дан­ной сво­боде, к кото­рой при­званы все хри­сти­ане (см.: Гал.5:13). Подоб­ные недо­пу­сти­мые методы духов­ного руко­вод­ства в неко­то­рых слу­чаях обо­ра­чи­ва­ются тра­ге­дией для пасо­мого, кото­рый свое несо­гла­сие с духов­ни­ком пере­но­сит на Цер­ковь. Такие люди поки­дают Пра­во­слав­ную Цер­ковь и нередко ста­но­вятся легкой добы­чей сек­тан­тов.

Неко­то­рые духов­ники объ­яв­ляют неза­кон­ным граж­дан­ский брак или тре­буют рас­тор­же­ния брака между супру­гами, про­жив­шими много лет вместе, но в силу тех или иных обсто­я­тельств не совер­шив­шими вен­ча­ния в храме. Слу­ча­ется, что духов­ник наста­и­вает на рас­тор­же­нии брака между супру­гами, когда один из супру­гов не при­над­ле­жит к пра­во­слав­ной вере. Иные мона­ше­ству­ю­щие духов­ники запре­щают своим духов­ным чадам вступ­ле­ние в брак и при­нуж­дают их к при­ня­тию мона­ше­ства на том осно­ва­нии, что мона­ше­ство якобы выше брака. Неко­то­рые пас­тыри-духов­ники не допус­кают к при­ча­стию лиц, живу­щих в «невен­ча­ном» браке, отож­деств­ляя тако­вой брак с блудом; запре­щают своим духов­ным чадам вступ­ле­ние во второй брак на том осно­ва­нии, что второй брак якобы осуж­да­ется Цер­ко­вью; запре­щают супру­же­ским парам развод в том случае, когда в силу тех или иных обсто­я­тельств семей­ная жизнь ста­но­вится для супру­гов невоз­мож­ной.

Имеют место случаи, когда пас­тырь «не бла­го­слов­ляет» тому или иному из своих при­хо­жан жениться или выхо­дить замуж по любви, но пред­ла­гает «по послу­ша­нию» всту­пить в брак с лицом, реко­мен­до­ван­ным самим пас­ты­рем.

Также имеют место случаи, когда пас­тырь запре­щает пасо­мым обра­щаться за меди­цин­ской помо­щью, пре­пят­ствует испол­не­нию пасо­мыми своих граж­дан­ских обя­зан­но­стей – уча­стию в выбо­рах, службе в Воору­жен­ных Силах. Неко­то­рые пас­тыри навя­зы­вают пасо­мым те или иные поли­ти­че­ские взгляды. Иные духов­ники счи­тают учебу в свет­ских учеб­ных заве­де­ниях ненуж­ной или вред­ной для спа­се­ния. Подоб­ные тре­бо­ва­ния не только нару­шают право каж­дого хри­сти­а­нина на при­ня­тие само­сто­я­тель­ных реше­ний, но и входят в про­ти­во­ре­чие с дей­ству­ю­щим зако­но­да­тель­ством.

Уча­сти­лись случаи созда­ния теми или иными пас­ты­рями таких цер­ков­ных общин, в кото­рых жизнь стро­ится на авто­ри­тете самого пас­тыря, под­креп­ля­е­мом нега­тив­ным отно­ше­нием к цер­ков­ному Свя­щен­но­на­ча­лию, а также к другим пас­ты­рям и при­ход­ским общи­нам. Тако­вые пас­тыри забыли о том, что их задача – вести людей к Богу, а не груп­пи­ро­вать при­хо­жан вокруг самих себя. В подоб­ного рода при­хо­дах созда­ется атмо­сфера соб­ствен­ной исклю­чи­тель­но­сти, несов­ме­сти­мая с духом собор­но­сти, на кото­рой зиждется Пра­во­слав­ная Цер­ковь.

Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Руси АЛЕК­СИЙ II
28 декабря 1998 года

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки