Мухаммед: личные качества

Норман Л. Гай­слер

Оглав­ле­ние:



Боль­шин­ство изу­ча­ю­щих ислам счи­тают, что Мухам­мед был, в общем и целом, нрав­ствен­ным чело­ве­ком. Многие мусуль­мане утвер­ждают, что он был без (боль­шого) греха и служил эта­лон­ным при­ме­ром нрав­ствен­но­сти. Согласно их заяв­ле­ниям, «Мухам­мед оста­ется в исто­рии лучшим образ­цом чело­века бла­го­че­сти­вого и без­упреч­ного. Он — живое дока­за­тель­ство того, каким может быть чело­век и чего спо­со­бен достичь в сфере совер­шен­ства и доб­ро­де­тели» (Abdalati, 8). Это, как утвер­жда­ется, есть глав­ное сви­де­тель­ство того, что Мухам­мед — несрав­нен­ный пророк Божий (Pfan­der, 225–26).

Попу­ляр­ный мусуль­ман­ский автор Камаль уд-Дин ад-Дамири (Damiri) дает в своем клас­си­че­ском про­из­ве­де­нии сле­ду­ю­щее опи­са­ние про­рока Мухам­меда:

«Мухам­мед — пре­крас­ней­ший из людей, самый почи­та­е­мый из апо­сто­лов, пророк мило­сер­дия […] Он лучший из про­ро­ков, и его народ — лучший из наро­дов […] Он обла­дал бли­ста­тель­ным умом и имел бла­го­род­ное про­ис­хож­де­ние. Он отли­чался абсо­лют­ным изя­ще­ством в сло­же­нии, совер­шен­ным вели­ко­ду­шием, без­упреч­ной храб­ро­стью, без­гра­нич­ной скром­но­стью, полез­ными зна­ни­ями […] образ­цо­вым стра­хом Божиим и воз­вы­шен­ным бла­го­че­стием. Он был самым крас­но­ре­чи­вым и самым совер­шен­ным из людей в каждом аспекте совер­шен­ства […]» [Gudel, 72].


Оценка личных качеств Мухам­меда

Мно­го­жен­ство

Суще­ствует, однако, ряд момен­тов, порож­да­ю­щих вопросы отно­си­тельно нрав­ствен­ного совер­шен­ства Мухам­меда. Первый из них — вопрос о его мно­го­жен­стве. Как гласит Коран, муж­чине можно иметь до четы­рех жен (Коран, сура 4:3/3). В связи с этим воз­ни­кают два вопроса: нрав­ственно ли мно­го­жен­ство? соблю­дал ли Мухам­мед уста­нов­лен­ный им самим закон?

В иудей­ско-хри­сти­ан­ской тра­ди­ции мно­го­жен­ство счи­та­ется нрав­ственно непри­ем­ле­мым. Хотя Бог доз­во­лял его, наряду с дру­гими чело­ве­че­скими сла­бо­стями и гре­хами, Он нико­гда его не одоб­рял (см. поли­га­мия). В Коране, однако, мно­го­жен­ство недву­смыс­ленно санк­ци­о­ни­ру­ется, и ука­зано, что муж­чина может заве­сти себе до четы­рех жен, если в состо­я­нии их содер­жать. Сура 4:3 гласит: «жени­тесь на тех, что при­ятны вам, жен­щи­нах — и двух, и трех, и четы­рех».

Не обра­ща­ясь к истине хри­сти­ан­ского откро­ве­ния, рас­смот­рим доводы против мно­го­жен­ства с точки зрения нрав­ствен­но­сти, общей и для мусуль­ман, и для хри­стиан. Моно­га­мию сле­дует при­знать пре­це­ден­том, так как Бог дал пер­вому муж­чине только одну жену (Еву). Моно­га­мия под­ра­зу­ме­ва­ется про­пор­цией, так как коли­че­ство мужчин и женщин, кото­рым Бог дает жизнь, при­мерно оди­на­ково. И еще она под­ра­зу­ме­ва­ется равен­ством. Коль скоро муж­чи­нам поз­во­лено заво­дить несколько жен, выгля­дит только спра­вед­ли­вым, если женам раз­ре­шено будет иметь по несколько мужей.

Даже био­граф Мухам­меда Мухам­мед Хусейн Хай­каль кос­венно при­знает это пре­вос­ход­ство моно­га­мии, когда утвер­ждает, что «сча­стью семьи и обще­ства в целом лучше всего служат те огра­ни­че­ния, кото­рые накла­ды­вает моно­га­мия» (Haykal, 294). Вза­и­мо­от­но­ше­ния Мухам­меда с его женами уже сами по себе явля­ются силь­ным дово­дом против мно­го­жен­ства. Его жены дохо­дили до того, что стро­или против него заго­вор. И это вполне понятно, если учесть, что Мухам­мед нередко пол­но­стью игно­ри­ро­вал неко­то­рых своих жен и во многих слу­чаях избе­гал других (ibid., 436). Био­граф добав­ляет: «Дей­стви­тельно, пред­по­чте­ние, ока­зы­ва­е­мое части его жен, поро­дило такие раз­но­гла­сия и враж­деб­ность среди “Мате­рей веру­ю­щих”, что Мухам­мед одна­жды поду­мы­вал о раз­воде с неко­то­рыми из них» (ibid., 437). Все это весьма далеко от образ­цо­вой нрав­ствен­ной ситу­а­ции, как в прин­ципе, так и на прак­тике.

И даже если мно­го­жен­ство, как учит Коран, счи­тать нрав­ственно при­ем­ле­мым, оста­ется еще ряд серьез­ных про­блем. Мухам­мед полу­чил от Бога откро­ве­ние, что у муж­чины должно быть не более четы­рех жен одно­вре­менно, однако у самого про­рока их было много больше. Один мусуль­ман­ский апо­ло­гет Мухам­меда в книге «Пророк ислама как иде­аль­ный муж» (The Prophet of Islam as the Ideal Husband) при­знает, что у того было пят­на­дцать жен. Однако другим Мухам­мед гово­рил, что им доз­во­лено только четыре жены. Как может чело­век быть иде­аль­ным образ­цом нрав­ствен­но­сти и не сле­до­вать одному из основ­ных зако­нов, кото­рый сам и уста­но­вил для других в каче­стве Божи­его откро­ве­ния?

Ответ мусуль­ман неубе­ди­те­лен. Дескать, Мухам­мед полу­чил «откро­ве­ние», что Бог делает лично для него исклю­че­ние, не рас­про­стра­ня­ю­ще­еся больше ни на кого. Мухам­мед ссы­ла­ется на услы­шан­ные им слова Бога: «О пророк, Мы раз­ре­шили тебе твоими женами тех, кото­рым ты дал их награду […] и веру­ю­щую жен­щину, если она отдала самое себя про­року, если пророк поже­лает жениться на ней», однако сразу и уточ­няет — все это «исклю­чи­тельно для тебя, помимо веру­ю­щих» (Коран, сура 33:49/50). Более того, мусуль­мане счи­тают (осно­вы­ва­ясь на словах Корана, сура 4:3, и других поуче­ниях), что им доз­во­ля­ется иметь неогра­ни­чен­ное число налож­ниц, осо­бенно из тех, кого они взяли как воен­ную добычу. Это, несо­мненно, могу­чий стимул для воин­ской доб­ле­сти.

Далее, Мухам­мед заявил о боже­ствен­ном осво­бож­де­нии себя от еще одного закона, тре­бу­ю­щего отда­вать каждой жене супру­же­ский долг «по спра­вед­ли­во­сти». Муж должен соблю­дать в этом вопросе уста­нов­лен­ную для его жен оче­ред­ность. Мухам­мед же наста­и­вал, что Бог раз­ре­шил ему обла­дать любой из жен, кото­рую он захо­чет и когда захо­чет: «Ты можешь отсро­чить той из них, кому ты жела­ешь, и дать приют той, кому жела­ешь и кого захо­чешь из тех, что ты отстра­нил» (Коран, сура 33:51). Но, по всей види­мо­сти, даже Бог вынуж­ден был как-то вво­дить в рамки любовь Мухам­меда к жен­щи­нам. Ибо в конце концов тот полу­чил откро­ве­ние, гла­ся­щее: «После этого тебе не доз­во­ля­ется больше жен­щины и [нельзя] заме­нять их дру­гими женами, хотя бы тебя пора­жала их кра­сота» (Коран, сура 33:52). Зна­ком­ство с фак­тами люб­ве­обиль­но­сти и непо­сто­ян­ства Мухам­меда застав­ляет удив­ляться, как можно видеть в нем пример нрав­ствен­ного совер­шен­ства и иде­аль­ного мужа.

Стиль обра­ще­ния с жен­щи­нами

Коран и пре­да­ние Хадис отво­дят жен­щине статус низ­шего суще­ства. Пре­вос­ход­ство мужчин выво­дят непо­сред­ственно из пред­пи­са­ний Корана. Как уже отме­ча­лось, муж­чина может заве­сти до четы­рех жен (мно­го­жен­ство), но жен­щине нельзя иметь несколько мужей. В суре 2 муж­чине открыто предо­став­ля­ется право раз­во­диться со своими женами, однако жен­щи­нам в равных правах отка­зано: «Мужьям над ними — сте­пень [пре­иму­ще­ства]» (Коран, сура 2:228).

Мухам­мед доз­во­лил избить слу­жанку, чтобы выпы­тать у нее правду. «Позвали слу­жанку, и Али (Ali) сразу в нее вце­пился и бил ее больно и долго, требуя, чтобы она ска­зала правду Про­року Божи­ему» (Нау- kal, 336). Согласно Корану, муж вправе изби­вать своих жен. В суре 4 ска­зано: «Мужья стоят над женами за то, что Аллах дал одним пре­иму­ще­ство перед дру­гими […] А тех, непо­кор­но­сти кото­рых вы бои­тесь, уве­щайте и поки­дайте их на ложах и уда­ряйте их» (Коран, сура 4:38/34). Юсуф Али (АИ) пыта­ется смяг­чить этот стих, добав­ляя слово «слегка», кото­рого нет в араб­ском ори­ги­нале.

Мусуль­ман­ские жен­щины должны носить чадру, дер­жаться сзади и на молитве пре­кло­нять колени позади мужа. В граж­дан­ских делах тре­бу­ется сви­де­тель­ство не менее двух женщин, хотя сви­де­тель­ства одного муж­чины ока­зы­ва­ется вполне доста­точно (Abdalati, 189–91).

В хади­сах из собра­ния Sahih Аль-Бухари мы встре­чаем сле­ду­ю­щее повест­во­ва­ние, харак­те­ри­зу­ю­щее статус женщин:

Рас­ска­зано Ибн Абба­сом (Abbas): Пророк сказал: «мне было дано уви­деть пре­ис­под­нюю и то, что боль­шин­ство оби­та­ю­щих в ней — жен­щины, ока­зав­ши­еся небла­го­дар­ными». Его спро­сили: «они не верили в Аллаха?» (или: они были небла­го­дарны по отно­ше­нию к Аллаху?). Он отве­тил: «они были небла­го­дарны по отно­ше­нию к своим мужьям, не имели бла­го­дар­но­сти за любовь и добро (дела мило­сер­дия), про­яв­лен­ные к ним» (Bukhari, 1.29).

С учетом всего изло­жен­ного совер­шенно неве­ро­ятно звучат такие слова мусуль­ман­ских апо­ло­ге­тов: «оче­видно, Мухам­мед не только уважал жен­щину больше, нежели любой другой муж­чина, но и поднял ее до поло­же­ния, по праву ей при­над­ле­жа­щего, — дости­же­ние, на кото­рое до сих пор ока­зался спо­со­бен один только Мухам­мед» (Haykal, 298). Еще один мусуль­ман­ский автор пишет: «Ислам дал жен­щине права и при­ви­ле­гии, кото­рых она нико­гда не знала в других рели­гиях и кон­сти­ту­ци­он­ных систе­мах» (Abdalati, 184).

Нрав­ствен­ные дефекты Мухам­меда

Мухам­мед был далеко не без­гре­шен. Даже в Коране рас­ска­зы­ва­ется, что ему при­хо­ди­лось про­сить у Бога про­ще­ния за свои дела. В суре 40 Бог гово­рит ему: «Терпи же! По- истине, обе­ща­ние Аллаха — истина; проси про­ще­ния за грех твой» (Коран, сура 40:57/55). В другом случае Бог сказал Мухам­меду: «Знай же, что нет боже­ства, кроме Аллаха, и проси про­ще­ния твоему греху и для веру­ю­щих — мужчин и женщин» (Коран, сура 47:21/19). Оче­видно, в про­ще­нии нуж­да­ются грехи самого Мухам­меда, а не других людей (ср. также Коран, сура 48:2).

По поводу одного эпи­зода Хай­каль гово­рит прямо: «Мухам­мед дей­стви­тельно совер­шил ошибку, когда раз­гне­вался в ответ на просьбу [сле­пого нищего] Ибна Умма Мак­тума (Maktum) и про­гнал его […] вэтом случае он [Мухам­мед] ока­зался столь же несо­вер­ше­нен, как и любой другой чело­век» (Haykal, 134). Но тогда трудно пове­рить, что Мухам­меда стоит так пре­воз­но­сить. Насколько бы выше ни были мораль Мухам­меда во многие другие дни его жизни, он далек от иде­аль­ного образца для всех людей и во все вре­мена, како­вым его почи­тает мно­же­ство мусуль­ман. В отли­чие от Иисуса Еван­ге­лий он, без­условно, не риск­нул бы обра­титься к своим недру­гам с вопро­сом: «Кто из вас обли­чит Меня в неправде?» (Ин. 8:46).

Свя­щен­ная война

Мухам­мед верил в «свя­щен­ную войну», джихад (jihad). Он запо­ве­дал своим после­до­ва­те­лям в каче­стве боже­ствен­ного откро­ве­ния: «сра­жай­тесь на пути Аллаха!» (Коран, сура 2:245/244). Далее он гово­рит: «изби­вайте мно­го­бож­ни­ков, где их най­дете» (Коран, сура 9:5). И «когда вы встре­тите тех, кото­рые не уве­ро­вали, то — удар мечом по шее» (Коран, сура 47:4). В общем случае мусуль­ма­нам пред­пи­сы­ва­ется: «сра­жай­тесь с теми, кто не верует в Аллаха и в послед­ний день» (Коран, сура 9:29). Есте­ственно, ведь рай обещан тем, кто сра­жа­ется на пути Аллаха. В суре 3 ска­зано: «тем, кото­рые […]были изгнаны из своих жилищ, и были под­верг­нуты стра­да­ниям на Моем пути, и сра­жа­лись, и были убиты, — Я очищу их дурные деяния и введу их в сады, где внизу текут реки, — в награду от Аллаха, а у Аллаха — хоро­шая награда!» (Коран, сура 3:194–195/195; ср. Коран, сура 2:245/244; 4:97/95). Эти «свя­щен­ные войны» пред­при­ни­ма­лись «на пути Аллаха» (ср. Коран, сура 2:245/244) против «невер­ных».

В суре 5 ска­зано: «воз­да­я­ние тех, кото­рые воюют с Алла­хом [т. е. невер­ных] и Его послан­ни­ком и ста­ра­ются на земле вызвать нече­стие, в том, что они будут убиты, или рас­пяты, или будут отсе­чены у них руки и ноги накрест, или будут они изгнаны из земли» (Коран, сура 5:37/33). При­знав, что это, в зави­си­мо­сти от «обсто­я­тельств», подо­ба­ю­щее нака­за­ние, Али вряд ли сильно утешит нас тем, что отме­чает: более жесто­кие формы обра­ще­ния арабов с вра­гами, такие как «выка­лы­ва­ние глаз и выстав­ле­ние бес­по­мощ­ной жертвы под лучи паля­щего солнца», были отме­нены! (АИ, 252, 738). Такая война и такое истреб­ле­ние врагов по рели­ги­оз­ным моти­вам — вне зави­си­мо­сти от при­ме­ня­е­мых средств — рас­це­ни­ва­ются боль­шин­ством кри­ти­ков как рели­ги­оз­ная нетер­пи­мость. С учетом этих недву­смыс­лен­ных пред­пи­са­ний при­бе­гать для рас­про­стра­не­ния ислама к разя­щему мечу и соот­вет­ству­ю­щего прак­ти­че­ского осу­ществ­ле­ния их мусуль­ма­нами на про­тя­же­нии многих сто­ле­тий заяв­ле­ния мусуль­ман о том, будто бы «эта борьба ведется един­ственно ради сво­боды при­зы­вать людей к Богу и к Его рели­гии», вос­при­ни­ма­ются как пустой звук (ср. Haykal, 212).

Эти­че­ская бес­прин­цип­ность

Мухам­мед санк­ци­о­ни­ро­вал ограб­ле­ние своими после­до­ва­те­лями тор­го­вых кара­ва­нов вблизи Мекки (Haykal, 357f.). Пророк лично воз­гла­вил три таких рейда. Без­условно, цель этих нале­тов заклю­ча­лась не только в том, чтобы при­об­ре­сти мате­ри­аль­ные выгоды, но и в том, чтобы про­из­ве­сти на мек­кан­цев впе­чат­ле­ние рас­ту­щей силой ислама. Кри­тики ислама отно­сятся к этим экс­про­при­а­циям с боль­шим сомне­нием. Подоб­ные дей­ствия бро­сают черную тень на пред­по­ла­га­е­мый высо­ко­нрав­ствен­ный образ про­рока Мухам­меда.

Еще в одном эпи­зоде Мухам­мед одоб­рил ложь своего после­до­ва­теля врагу по имени Халид (Khalid), кото­рого мусуль­мане наме­ре­ва­лись убить. Затем в при­сут­ствии жен Халида «он напал на него с мечом и убил его. Жены Халида, един­ствен­ные сви­де­тели про­ис­шед­шего, зары­дали, опла­ки­вая его» (Haykal, 273).

Б другом случае Мухам­мед не погну­шался поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ным убий­ством. Когда зна­ме­ни­тый иудей Кааб Ибн Аль-Ашраф (Ashraf) при­нялся воз­буж­дать недо­воль­ство Мухам­ме­дом и сочи­нил о нем сати­ри­че­скую поэму, тот во все­услы­ша­ние задал вопрос: «кто изба­вит меня от Кааба?» Неза­мед­ли­тельно вызва­лись четыре доб­ро­вольца, кото­рые вскоре вер­ну­лись к Мухам­меду с голо­вой Кааба в руках (Gudel, 74). Хай­каль при­знает в своей книге «Жизнь Мухам­меда» (The Life of Muham­mad) много фактов подоб­ных поли­ти­че­ских убийств. Об одном из них он пишет: «Пророк при­ка­зал каз­нить Укбаха Ибна Абу Муайта (Muayt). Когда же Укбах взмо­лился: “а кто поза­бо­тится о моих детях, о, Мухам­мед?”, Мухам­мед отве­тил “огонь”» (Haykal, 234; ср. Haykal, 236, 237, 243).

И в самом Коране нам сооб­ща­ется, что Мухам­мед не прочь был нару­шать свои клятвы, если видел в этом выгоду для себя. Он даже полу­чил «откро­ве­ние» о нару­ше­нии освя­щен­ного вре­ме­нем обя­за­тель­ства избе­гать кро­во­про­ли­тия во время свя­щен­ного месяца палом­ни­че­ства: «Спра­ши­вают они тебя о запрет­ном месяце — сра­же­нии в нем. Скажи: “сра­же­ние в нем велико, а отвра­ще­ние от пути Аллаха, неве­рие в него и запрет­ную мечеть и изгна­ние оттуда ее оби­та­те­лей — еще больше пред Алла­хом”» (Коран, сура 2:214/217). И еще раз: «Аллах уста­но­вил для вас [, люди,] раз­ре­ше­ние ваших клятв [в неко­то­рых слу­чаях]» (Коран, сура 66:2). Нрав­ствен­ная жизнь Мухам­меда харак­те­ри­зо­ва­лась иногда не прин­ци­пи­аль­но­стью, а край­ней бес­прин­цип­но­стью.

Мсти­тель­ность

По мень­шей мере в двух слу­чаях Мухам­мед инспи­ри­ро­вал убий­ство людей за сочи­не­ние высме­и­ва­ю­щих его поэм. Такую непо­мерно жесто­кую реак­цию на осме­я­ние пыта­ется оправ­дать Хай­каль: «Для чело­века, подоб­ного Мухам­меду, успеш­ность усилий кото­рого в огром­ной сте­пени зави­села от достиг­ну­того им ува­же­ния среди людей, злоб­ные сати­ри­че­ские стихи могли ока­заться более опас­ными, чем про­иг­ран­ная битва» (Gudel, 74). Но ведь такая этика — праг­ма­ти­че­ская, в духе «цель оправ­ды­вает сред­ства».

И хотя «мусуль­мане всегда были против умерщ­вле­ния женщин и детей при любых обсто­я­тель­ствах», Хай­каль тем не менее рас­ска­зы­вает: «Еврей­ская жен­щина была каз­нена за то, что убила мусуль­ма­нина, сбро­сив ему на голову боль­шой камень» (Haykal, 314). В другом случае две рабыни, пред­по­ло­жи­тельно рас­пе­вав­шие песенку против Мухам­меда, были каз­нены вместе со своим хозя­и­ном (ibid., 410). Когда воз­никло подо­зре­ние, что одна жен­щина по имени Абу Афк (’Afk) оскор­била Мухам­меда (стиш­ками), некий при­вер­же­нец Мухам­меда «напал ночью на нее, окру­жен­ную детьми, одного из кото­рых она кор­мила грудью […] Ото­рвав ребенка от матери, он убил свою жертву» (Haykal, 243).

Усер­дие, с кото­рым побор­ники про­рока Мухам­меда готовы были уби­вать во имя его, бес­при­мерно. Хай­каль при­во­дит слова одного такого рев­ни­теля, кото­рый убил бы свою дочь по при­казу Мухам­меда. Уммар

Ибн Аль-Хаттаб (Khattab) фана­тично вос­клик­нул: «Во имя Аллаха, если бы он [Мухам­мед] попро­сил меня отру­бить ей голову, я испол­нил бы это без коле­ба­ний» (Haykal, 439).

Без­жа­лост­ность

Мухам­мед обра­тил свой гнев на послед­ний еврей­ский род в Медине по подо­зре­нию, что тот участ­вует в заго­воре против Мухам­меда, объ­еди­нив­шись с его вра­гами из Мекки. В отли­чие от преды­ду­щих репрес­сий против двух еврей­ских родов, просто изгнан­ных из города, на этот раз все муж­чины рода были убиты, а все жен­щины и дети про­даны в раб­ство. В попытке оправ­дать это гово­рят, что «жесто­кость Мухам­меда по отно­ше­нию к евреям необ­хо­димо рас­смат­ри­вать с учетом того факта, что их пре­зре­ние и непри­язнь стали вели­чай­шим разо­ча­ро­ва­нием в его жизни, а в какой-то момент они угро­жали пол­но­стью уни­что­жить его авто­ри­тет в каче­стве про­рока» (Andrae, 155–56). Как бы то ни было, оправ­ды­вает ли это убий­ство всех мужчин и про­дажу в раб­ство всех женщин и детей? И можно ли назвать подоб­ные деяния образ­цо­вым для чело­века, кото­рого при­во­дят в пример без­упреч­ной нрав­ствен­но­сти?

Несмотря на все эти сви­де­тель­ства против Мухам­меда, один из апо­ло­ге­тов ислама заяв­ляет, что «даже будь их обви­не­ния верны, мы все равно отвергли бы их, отве­тив тем про­стым дово­дом, что вели­кое стоит выше закона» (Haykal, 298)!

Заклю­че­ние

Мусуль­мане выдви­гают нема­лые пре­тен­зии отно­си­тельно личных качеств Мухам­меда, даже при­пи­сы­вают ему нрав­ствен­ное совер­шен­ство. Тем не менее све­де­ния о Мухам­меде, даже из Корана и мусуль­ман­ского пре­да­ния (Хадис), никак не под­твер­ждают подоб­ные при­тя­за­ния. Хотя в повсе­днев­ной жизни Мухам­меда в общем и целом можно назвать чело­ве­ком нрав­ствен­ным, его учение, одоб­ря­е­мые им дей­ствия и его соб­ствен­ная дея­тель­ность харак­те­ри­зу­ются мораль­ными изъ­я­нами. Не суще­ствует сви­де­тельств того, чтобы в нрав­ствен­ном отно­ше­нии он пре­вос­хо­дил самого обыч­ного чело­века. Фак­ти­че­ски, име­ю­щи­еся сви­де­тель­ства ука­зы­вают на прямо про­ти­во­по­лож­ное. В отли­чие от этого, жизнь Христа была нрав­ственно без­упречна.

Биб­лио­гра­фия

  1. Н. Abdalati, Islam in Focus.
  2. S. Al-Bukhari, The Translation of the Meanings of Sahih Al-Bukhari.
  3. Y. Ali, The Holy Qur’an.
  4. T. Andrae, Mohammad: The Man and His Faith.
  5. A. Dawud, Muhammad in the Bible.
  6. N. L. Geisler and A.Saleeb, Answering Islam.
  7. J. P. Gudel, To Every Muslim an Answer.
  8. М. H. Haykal, The Life of Muhammad.
  9. G. Pfander, The Mlzanu’l Haqq [The Balance of Truth].
  10. M. A. Rauf, Islam: Creed and Worship.
  11. J. Sahas, The Greek Orthodox Theological Review, 27.2, 3.
  12. A. Schimmel and A. Falaturi, eds., We Believe in One God.

Норман Л. Гай­слер. Энцик­ло­пе­дия хри­сти­ан­ской апо­ло­ге­тики. Библия для всех. СПб., 2004. С. 585–588.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки