Об отно­ше­нии к мусуль­ма­нам

про­то­и­е­рей Димит­рий Смир­нов

Об исламе. По обще­при­ня­тым нормам, если 60% насе­ле­ния состав­ляют один этнос, то страна счи­та­ется моно­эт­ни­че­ской. У нас, по данным социо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний, 84% насе­ле­ния – рус­ские пра­во­слав­ные. Гово­рят «русско-языч­ные», но что ведь что такое народ? Это язык. Нас не хотят назы­вать рус­скими, но мы на 84% рус­ские. У нас моно­кон­фес­си­о­наль­ная и моно­эт­ни­че­ская страна. Рус­ский народ боль­шой. И угро­финны, и вятичи, и древ­ляне, и поляне – мы все один народ.

Теперь по поводу мусуль­ман. У нас 15% насе­ле­ния кор­нями уходит в мусуль­ман­ство, как рус­ские в Пра­во­сла­вие. Обычно из любой этни­че­ской группы рели­ги­озны только 5–7%. Если взять 5% от этих 15%, то мы полу­чаем меньше одного про­цента насе­ле­ния. Ни в одном совре­мен­ном учеб­ном заве­де­нии нико­гда не ставят вопрос о меж­кон­фес­си­о­наль­ных направ­ле­ниях.

Как же нам нужно себя вести? Мы должны твердо усво­ить на всех фору­мах, даже вопреки словам нашего доро­гого Пре­зи­дента, кото­рый гово­рит, что у нас мно­го­кон­фес­си­о­наль­ная страна. Пре­зи­дент искренне оши­ба­ется. Ему напи­сали – он так и сказал. У нас моно­кон­фес­си­о­наль­ная страна, и мы, как силь­ная дер­жава, с огром­ными кор­нями, раз­ре­шаем здесь быть и мусуль­ма­нам и буд­ди­стам. Мы не против. Мы их любим, они наши сооте­че­ствен­ники. Мы им раз­ре­шаем даже слу­жить в нашей армии, чего мы не раз­ре­шали раньше. Были отдель­ные полки, напри­мер Тур­ке­стан­ский полк, отдель­ные мусуль­ман­ские части. Вот сейчас гигант­ская полу­мил­ли­он­ная армия Ирака пока­зала свою бое­спо­соб­ность. Явился народ, воины Ислама, и Ислам-то чисто услов­ный – это чеченцы. Нор­маль­ный боевой народ. Но никак не связан с исла­мом. Они исла­ми­зи­ро­ва­лись только сто лет назад. К исламу их воин­ство не имеет абсо­лютно ника­кого отно­ше­ния. Им движут совер­шенно другие при­чины. Поэтому мы везде должны под­чер­ки­вать, что мы в России, мы пра­во­слав­ные.

Посмот­рите на рус­скую куль­туру. За тыся­че­лет­нюю исто­рию на тер­ри­то­рии нашей страны Ислам хоть какой-нибудь след оста­вил в нашей куль­туре? Ни какого. Где мусуль­ман­ская архи­тек­тура, лите­ра­тура, поэзия? Когда Шай­миев стал Пре­зи­ден­том Татар­стана они «пере­рыли» весь Кремль и не нашли ни следа ислам­ской куль­туры. Ее просто нет. В поис­ках ислам­ской вели­кой куль­туры посмотри на Пире­ней­ский полу­ост­ров – Мав­ри­та­ния, Африка. У нас на тер­ри­то­рии СССР была ислам­ская куль­тура: Самар­канд, древ­ней­шие центры пись­мен­но­сти и поэзии, все это было. Но было вне России. В тепе­реш­ней России у госу­дар­ства вообще нет ничего от ислам­ской куль­туры. Един­ствен­ное, что создало нашу куль­туру, это Пра­во­сла­вие.

У пра­во­слав­ного свя­щен­ника с мусуль­ман­ским насе­ле­нием нико­гда ника­ких кон­флик­тов на тер­ри­то­рии СССР не было. Нужно вста­вать в пози­цию доб­ро­же­ла­теля и любовно отно­ситься к мусуль­ма­нину, как к млад­шему брату, кото­рому раз­ре­ша­ется жить в этой стране и испо­ве­до­вать ислам. В отли­чие от них самих, кото­рые ни грекам в рясах появиться на тер­ри­то­рии Кон­стан­ти­но­поля не дают, ни обра­тить мусуль­ма­нина в Пра­во­сла­вие (сразу смерт­ная казнь во многих стра­нах).

Мы должны быть с ними доб­ро­душны, лас­ковы, тер­пимы. Не застав­лять их ни в коем случае, а пред­ла­гать. И вот если будет у нас такая пози­ция, им нас не в чем будет упрек­нуть. У нас ислам, более или менее, развит на север­ном Кав­казе. Но жите­лей вос­пи­тал не ислам, Даге­стан и Осетия вообще были страны пра­во­слав­ные. Изна­чала жители Север­ного Кав­каза были хри­сти­ане, там до сих пор нахо­дят в горах памят­ники хри­сти­ан­ской куль­туры. Памят­ни­ков ислам­ской куль­туры там не нахо­дится, потому что их нет и не было.

Вот, напри­мер, выра­же­ние: «Кавказ дело тонкое». Но в чем эта тон­кость? Они не пред­став­ляют. Поэтому и пыта­лись в первую Чечен­скую ком­па­нию про­ве­сти сразу и все заво­е­вать. А ведь сна­чала надо было все обсу­дить со спе­ци­а­ли­стами по Кав­казу. В Даге­стане два села, живут вместе тысячу лет, гово­рят на разных языках, отно­сятся к разным язы­ко­вым груп­пам – и не пони­мают друг друга. Как это воз­можно? Именно мен­та­ли­тет и рож­дает это. На Кав­казе живут десятки наро­дов, причем очень мало­чис­лен­ные, со своей куль­ту­рой, Кав­каз­ской. Для нас это все одно, а они все пре­красно раз­ли­чают. И вот это фор­ми­ро­вало кав­каз­ского муж­чину и кав­каз­скую жен­щину. Все это надо знать, на это опи­раться, а мы все трубим: «ислам, ислам, ислам». На наш Кавказ он не оказал прак­ти­че­ски ника­кого вли­я­ния.

Надо запом­нить две вещи:

  • Первое. Ислам как учение, не есть некая строй­ная система.
  • Второе. В Исламе не суще­ствует иерар­хии, не суще­ствует еди­ного центра. Мулла – это не свя­щен­ник. Он просто учи­тель, раввин, поэтому, строго говоря, духо­вен­ства в Исламе нет. Всякий при­над­ле­жа­щий к исламу, инту­и­тивно, всегда очень бла­го­го­вейно отно­сится к рус­скому духо­вен­ству. Поэтому мы должны быть на высоте своего слу­же­ния, к любому пред­ста­ви­телю ислама отно­ситься с под­черк­ну­той доб­ро­той и ува­же­нием. Неплохо бы основ­ные поло­же­ния (они очень про­стые) изу­чить: что нужно, чтобы быть добрым мусуль­ма­ни­ном, для этого мало что нужно.

Мусуль­ма­нин при­знает Библию как Свя­щен­ное писа­ние, при­знает Иисуса Христа как про­рока и Матерь Божию, поэтому для них все эти поня­тия известны и понятны. А в тон­ко­сти бого­сло­вия немно­гие мусуль­мане, в силу своего обра­зо­ва­ния, могут вник­нуть. Когда 10 лет назад при­е­хала деле­га­ция из Аравии, они пришли выводу, что уро­вень духов­ного мусуль­ман­ского обра­зо­ва­ния нахо­дится на нуле. Если даже пого­во­рить с муллой об исламе, то вы пой­мете, что он имеет весьма смут­ные поня­тия. Дюжина неких пред­став­ле­ний, пяти­крат­ный намаз, смысл кото­рого вы должны знать – и этого доста­точно.

Поэтому если у Вас будет ува­жи­тель­ное, доброе отно­ше­ние, тогда у Вас с мул­лами будут хоро­шие отно­ше­ния. Не надо нико­гда всту­пать в спор, и все вопросы будут решаться. Очень многие люди, по своим семей­ным тра­ди­циям, при­над­ле­жали исламу. У нас даже возник целый народ в бывшем Казан­ском хан­стве, назы­ва­ется кря­шены, это этни­че­ские татары, кото­рые при­няли Святое Кре­ще­ние. Хотя они гово­рят по-татар­ски, Боже­ствен­ную литур­гию служат по-татар­ски, но явля­ются пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами.

Почему Цер­ковь побе­дила? Тысяча лет! Мы сейчас живем в эпоху, конечно, отказа хри­сти­ан­ских наро­дов от хри­сти­ан­ства, но тысяча лет цар­ство Христа дер­жится на земле – чем? Любо­вью. Кто больше любит тот и прав. Каждый чело­век пони­мает: дал сто рублей – это добро, отнял сто рублей это зло. Это же понятно. И вот если рус­ский свя­щен­ник будет на высоте своего слу­же­ния, тогда нам никто не стра­шен. Тогда будут любить и ува­жать.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки