Аллах в исламе

Абд-Эль Маши

Содер­жа­ние



Ислам – все­мир­ное гос­под­ство в буду­щем?

В XIX веке ислам исчез из поля зрения евро­пей­цев и аме­ри­кан­цев. Лишь немно­гие сопри­ка­са­лись с мусуль­ман­ским миром, живя в дале­ких коло­ниях. Роман­ти­че­ские сказки еще хра­нили, правда, вос­по­ми­на­ние о турец­ких войнах, но в реаль­ной исто­рии, сто­я­щей под знаком мощ­ного раз­ви­тия тех­ники, ислам­ские госу­дар­ства как бы не участ­во­вали, их роль каза­лась незна­чи­тель­ной.

При этом забы­ва­лось, что еще совсем недавно Европа лишь чудом избе­жала опас­но­сти быть поко­рен­ной исла­мом. В 1453 пал Кон­стан­ти­но­поль, кото­рый был опло­том хри­сти­ан­ства на Бос­пор­ском про­ливе. В 1529 и еще раз в 1683 г. турки стояли под Веной. Битва за Бел­град про­дол­жа­лась почти 200 лет. Лишь неза­долго до первой Миро­вой войны смогли сбро­сить с себя турец­кое иго послед­ние бал­кан­ские страны. Шесть­сот лет про­дол­жа­лась война между исла­мом и хри­сти­ан­ством на Бал­ка­нах.

Боль­шин­ство хри­стиан совсем забыло, что север­ная Африка и Сирия когда-то были хри­сти­ан­скими. Во время пер­вого боль­шого напа­де­ния мусуль­ман с 632 по 732 годы они поте­ряли свою неза­ви­си­мость и были ара­би­зи­ро­ваны. Пере­до­вые отряды мусуль­ман стояли уже в 200 км от Парижа и вблизи от Женевы. Если бы не было вос­став­шее сопро­тив­ле­ние Карла Мар­телля, мы бы сего­дня все были мусуль­ма­нами. Ницше когда-то сар­ка­сти­че­ски изрек:

«Вели­чай­шей ошиб­кой миро­вой исто­рии было то, что арабы были раз­биты под Туром и Пуатье!»

Третье вели­кое наступ­ле­ние ислама нача­лось 17 октября 1973 года, когда араб­ские короли и шейхи, ведшие Йом-Кип­пур­скую войну против Изра­иля, вдруг под­няли цены на нефть. Нефть стала в 3 и 4 раза дороже, чем прежде. Это вызвало тяже­лый кризис в эко­но­мике Запада и Востока. Неко­то­рые госу­дар­ства, осо­бенно страны Тре­тьего мира, угне­та­ются и почти при­дав­лены своими дол­гами. Никто не сможет сего­дня утвер­ждать, что в теле­ви­зи­он­ных про­грам­мах не осве­ща­ются собы­тия на Ближ­нем Востоке. Тот, кто желает, может узнать, что сего­дня ислам сози­дает потен­циал своего могу­ще­ства во всех пяти частях света, исполь­зуя при этом свои неф­тя­ные запасы и финан­со­вый капи­тал. Это помо­гает при­вле­кать к исламу широ­кие массы насе­ле­ния не только в Европе и США, но и в стра­нах Азии и Африки.

Посте­пенно про­буж­да­ются от оце­пе­не­ния хри­сти­ане и задают себе вопрос: «Что же такое, соб­ственно, ислам? И кто такой Аллах?» В этих вопро­сах царит боль­шое неве­же­ство. Неко­то­рые чело­ве­ко­лю­би­вые энту­зи­а­сты пыта­ются раз­ре­шить про­блему, при­бе­гая к доб­ро­со­сед­ским диа­ло­гам, при­ми­ря­ю­щим про­грам­мам и сове­там. Но все их гуман­ные попытки поверх­ностны.

В Европе рабо­тают, живут и учатся 10 мил­ли­о­нов мусуль­ман. Несколько мил­ли­о­нов их живет в Север­ной Аме­рике. Что это значит для хри­стиан? – Для хри­стиан здесь воз­ни­кает двой­ная про­блема: Во-первых, «мис­си­о­нер­ское поле» пере­но­сится в их соб­ствен­ную страну; и во-вторых, третье боль­шое наступ­ле­ние ислама поста­вило себе целью исла­ми­зи­ро­вать весь мир. Поэтому каждый созна­тель­ный хри­сти­а­нин неиз­бежно стоит перед серьез­ным вопро­сом: Чего хочет ислам? Кто такой Аллах? В каком отно­ше­нии нахо­дится Аллах к Иисусу Христу и к Его церкви?

I. Аллах в созна­нии и жизни мусуль­ман

1. Молитва, охва­ты­ва­ю­щая весь мир

Отно­ше­ние мусуль­ма­нина к Аллаху лучше всего иллю­стри­ру­ется рас­ска­зом о еже­днев­ных пяти молит­вах, обя­за­тель­ных в исламе. Совер­шая пред­пи­сан­ные молитвы, каждый мусуль­ма­нин опус­ка­ется еже­дневно перед Алла­хом 34 раза на колени. Кто хоть одна­жды видел, как молится мусуль­ма­нин, не может остаться не тро­ну­тым этим спо­со­бом покло­не­ния. Линия его согну­той спины как бы выво­дит слово ИСЛАМ. В пере­воде это слово озна­чает не что иное, как «пре­да­ние себя», «отдача» или «покор­ность». Эти слова как бы звучат как фор­мулы бла­го­че­стия. Они озна­чают полную отдачу себя мусуль­ма­ни­ном во власть Аллаха.

Кто поду­мает о том, что чело­век еже­дневно 34 раза опус­ка­ется на колени перед Алла­хом, тот поймет, что этот чело­век более не сво­бо­ден, что он живет в посто­ян­ной зави­си­мо­сти.

Он уже более не при­над­ле­жит самому себе. Вся его жизнь направ­ля­ется и руко­во­дится Алла­хом. Харак­терно, что араб­ские слова – бого­слу­же­ние, место покло­не­ния и моля­щийся тесно свя­заны со словом «раб­ство». Все люди в исламе рас­смат­ри­ва­ются как рабы Аллаха. Никто не сво­бо­ден. Никто не должен жить для самого себя. Каждый явля­ется при­над­леж­но­стью своего творца и создан для того, чтобы покло­няться и без­ого­во­рочно слу­жить ему.

Если бы было воз­можно из кос­ми­че­ского корабля в особый сверх­даль­ний бинокль посмот­реть на землю, то мы уви­дели бы, как через всю нашу пла­нету пять раз в сутки про­хо­дит мощная волна покло­не­ния, повер­га­ю­щая наземь 800 мил­ли­о­нов мусуль­ман, объ­еди­нен­ных молит­вой к Аллаху.

Как только появ­ля­ются первые полоски света на гори­зонте, начи­на­ется молитва филип­пин­ских мусуль­ман. Эта первая волна покло­не­ния рас­про­стра­ня­ется и бежит через Индо­не­зию, Малай­зию, Бан­гла­деш, Индию, Иран и Турцию вплоть до Европы. Вторая молит­вен­ная волна мусуль­ман берет начало в Китае, она дости­гает Индии и 41 мил­лион мусуль­ман в России в то время, как на Даль­нем Востоке в 15 часов начи­на­ется после­обе­ден­ная молитва к Аллаху – третья волна. Эти три волны покло­не­ния бегут одна за другой, пока при наступ­ле­нии захода солнца не начи­на­ется пред­по­след­нее молит­вен­ное время. К этому моменту молитва, начи­на­ю­ща­яся на рас­свете, дости­гает запад­ного берега Соеди­нен­ных Штатов Аме­рики, а мусуль­мане Ниль­ской долины молятся в полу­ден­ной жаре обе­ден­ной молитвы, муж­чины же в Каш­мире соби­ра­ются в своих мече­тях для молитвы после­обе­ден­ной. Когда начи­нает свой бег послед­няя волна ислам­ского покло­не­ния, лучи захо­дя­щего солнца осве­щают моля­щихся в дельте Ганга, а в Мекке совер­ша­ется после­обе­ден­ная молитва, и все палом­ники опус­ка­ются на колени перед черным камнем Каабы, вторая волна покло­не­ния скло­няет в это время спины жите­лей Атлас­ских гор в Марокко, в то время как первая волна захва­ты­вает жите­лей Ска­ли­стых гор. Эти пять молит­вен­ных пери­о­дов объ­еди­няют еже­дневно мил­ли­оны мусуль­ман в покло­не­нии своему боже­ству. Ислам – это рели­гия покло­не­ния. Многие мусуль­мане совер­шают пред­пи­сан­ные им молитвы со всей серьез­но­стью и тща­тель­но­стью.

Уже рано утром с мина­ре­тов ислам­ских мече­тей раз­да­ется голос, обычно уси­лен­ный репро­дук­то­рами. И каждый мусуль­ма­нин слышит этот плы­ву­щий над кры­шами призыв: «На молитву! Обре­тайте успех! Молитва лучше, чем сон!»

Если хри­сти­ане не оду­ма­ются и молятся регу­лярно и интен­сивно, то им нечего удив­ляться, что ислам сопро­тив­ля­ется всем мис­си­о­нер­ским начи­на­ниям и начи­нает сам побеж­дать уста­лое, дрем­лю­щее хри­сти­ан­ство.

Призыв, зву­ча­щий с мина­рета, харак­тер­ным обра­зом гово­рит: «Обре­тайте успех!», поскольку молитва в исламе влечет за собой воз­на­граж­де­ние. Тот, кто молится, того Аллах бла­го­слов­ляет мир­скими и небес­ными бла­гами. Ислам­ское бла­го­че­стие во многом опре­де­ля­ется кри­те­рием добрых дел и заслуг. Так мусуль­ма­нин не бла­го­да­рит Аллаха за то, что тот спас его просто так, по бла­го­дати, а молится, чтобы бла­го­рас­по­ло­же­ние Аллаха было обра­щено к нему. Кто защи­щает ислам и служит Аллаху, тот полу­чает за это награду.

Молитва в исламе – это необ­хо­ди­мость, это пред­пи­сан­ная норма и закон. В Сау­дов­ской Аравии можно посто­янно наблю­дать, как поли­цей­ские заго­няют народ в мечети во время молитвы, чтобы Аллах не излил свой гнев, увидев, как мало народу молится ему. Ислам – это рели­гия закона. Все сферы жизни и дея­тель­но­сти мусуль­ман до послед­них мело­чей опре­де­лены этим зако­ном.

В исламе суще­ствует глу­бо­кое стрем­ле­ние к чистоте. Перед каждым молит­вен­ным часом мусуль­ма­нин должен помыть по порядку кисти рук, рот, нос, лицо, руки до плеч, волосы, уши и ноги, чтобы чистым пред­стать перед Алла­хом. Тот, кто нару­шает поря­док умы­ва­ния, молится без пользы. Хри­сти­ане знают, что эти внеш­ние дей­ствия не при­во­дят к очи­ще­нию сердца и сове­сти. Но омо­ве­ния ука­зы­вают на глу­бо­кую потреб­ность моля­ще­гося в очи­ще­нии.

Подобно и слова в основ­ной молитве мусуль­ман: «Веди нас по дороге прямой, по дороге тех, кото­рых ты обла­го­де­тель­ство­вал, не тех, кото­рые нахо­дятся под гневом, и не заблуд­ших» обна­ру­жи­вают крик сердца, жела­ю­щего быть в полной власти Аллаха. Было бы неспра­вед­ли­вым высо­ко­ме­рием со сто­роны хри­стиан не при­зна­вать этого чест­ного стрем­ле­ния слу­жить Богу. Напро­тив, серьез­ность, вни­ма­тель­ность и регу­ляр­ность их молитв должны быть для нас при­ме­ром. Вне вся­кого сомне­ния, каждый мусуль­ма­нин пола­гает, что служит истин­ному Богу. Его при­зы­вает он в своих молит­вах, ему покло­ня­ется, для него борется и связан с ним всем своим суще­ством. Бог слышит каждую искрен­нюю молитву – также молитву мусуль­ма­нина! (Быт. 21:17 и Быт. 16:7–14).

2. 99 имен Аллаха

Как пред­став­ляет себе мусуль­ма­нин Аллаха? Кто тот, кото­рому, как ему кажется, он молится?

Мухам­мед вел борьбу с мно­го­бо­жием в Мекке и окрест­но­стях, он был непри­ми­рим в отно­ше­нии ко всем другим богам, идолам, изоб­ра­же­ниям боже­ства. Он учил: «Аллах един! Все другие боги – ничто». Он пере­нял у живу­щих на Араб­ском полу­ост­рове евреев неко­то­рые выра­же­ния в борьбе с мно­го­бо­жием и таким обра­зом осво­бо­дил араб­ский мир от покло­не­ния многим богам по при­меру древ­не­ев­рей­ских про­ро­ков (сура Очи­ще­ние 112,1–5).

Первая поло­вина ислам­ского испо­ве­да­ния веры про­ти­во­по­став­ляет двой­ное отри­ца­ние мно­го­бо­жия и утвер­жде­ние еди­ного Бога другим рели­гиям и куль­там, где рядом с покло­не­нием Аллаху имеет место покло­не­ние и другим богам. Мил­ли­оны мусуль­ман еже­дневно испо­ве­дуют: «Нет Бога, кроме Аллаха!» Эти слова – основа мусуль­ман­ской веры. Кто не при­ни­мает без­условно этой догмы, тот без­бож­ник и идо­ло­по­клон­ник. Любое бого­слов­ское выска­зы­ва­ние, не раз­де­ля­ю­щее этой догмы, отвер­га­ется без всяких рас­суж­де­ний.

Мухам­мед не только сви­де­тель­ство­вал о един­ствен­но­сти Аллаха, но и дал ему мно­же­ство имен. Ислам­ские бого­словы систе­ма­ти­зи­ро­вали выска­зы­ва­ния Корана об Аллахе и соста­вили из его свойств и деяний список, вклю­ча­ю­щий «99 пре­крас­ней­ших имен Аллаха». Не все эти имена упо­треб­ля­ются в Коране оди­на­ково часто. Неко­то­рые встре­ча­ются сто раз, другие – один или два раза, а неко­то­рые можно найти только кос­венно, читая между строк. Все слова, обо­зна­ча­ю­щие свой­ства Аллаха, можно одно­вре­менно пони­мать как суще­стви­тель­ные, так что всякое назван­ное в Коране свой­ство Аллаха озна­чает одно­вре­менно и его имя.

Кто попы­та­ется вни­ма­тельно рас­пре­де­лить эти имена Аллаха сооб­разно их зна­че­нию и частоте упо­треб­ле­ния, тот отча­сти сможет про­ник­нуть в духов­ный мир Мухам­меда.

Аллах – все­зна­ю­щий и все­муд­рый. Он все слышит и все видит. Он все пони­мает и все собою объ­ем­лет.

Он все­мо­гущ и силен, богат без­мерно и вла­стен сози­дать и уни­что­жать.

Поэтому он воз­вы­шен­ный и все­выш­ний, вели­кий и мощный, слав­ный и бес­ко­нечно могу­ще­ствен­ный. Нет рав­ного ему.

Он живой, суще­ству­ю­щий, неиз­мен­ный, поко­я­щийся, вечный, первый и послед­ний, единый и един­ствен­ный, несрав­ненно пре­крас­ный.

Поэтому он достоин хвалы, он бла­го­ро­ден, свят, он – мир и свет. Он – насто­я­щая дей­стви­тель­ность и фун­да­мент все­лен­ной.

В отно­ше­нии к тво­ре­нию Аллах – это тот, кто создал своим силь­ным словом все из ничего. Он все начал, и все воз­вра­ща­ется к нему. Он творит жизнь. Он также уби­ва­ю­щий. Он раз­бу­дит мерт­вых и собе­рет воедино все­лен­ную.

Он суве­рен­ный хозяин и царь, кото­рому при­над­ле­жит весь мир. Он воз­вы­шает, и он уни­жает. Он – защит­ник, но он и при­чина несча­стий. Он и вождь и соблаз­ни­тель. Он спа­сает того, кого хочет спасти, и про­кли­нает, кого хочет про­клясть (суры 7,27; 8,27; 16,95; 76,34).

Но чаще всего его назы­вают «мило­серд­ным и мило­сти­вым», хотя он одно­вре­менно и мсти­тель и лучший из судей. У него все запи­сано, и он – непод­куп­ный сви­де­тель. Он каж­дому предъ­явит без­оши­боч­ное обви­не­ние.

Этот сверх меры все­мо­гу­щий спо­соб­ствует нашим успе­хам и может также поме­шать испол­не­нию наших планов. Все и все в его руке. Он откры­вает и закры­вает. Ничто не про­ис­хо­дит без его воли. Он не нуж­да­ется в посред­нике. Все непо­сред­ственно свя­зано с ним.

При этом он также добрый и тер­пе­ли­вый, верный и дру­же­люб­ный. Он вели­ко­душно раз­дает дары и спо­соб­но­сти. Лишь он один печется о чело­веке. Он, обла­да­ю­щий все­лен­ной, обо­га­щает и защи­щает тех, кого избрал. Он не забы­вает о бла­го­дар­но­сти по отно­ше­нию к тем, кото­рые покло­ня­ются ему.

Он обра­щен к тому, кто кается, он про­щает, потому что он – про­ща­ю­щий. Он дру­же­любно настроен к мусуль­ма­нам и хорошо отно­сится к ним. Но ни один мусуль­ма­нин не может точно знать, будет ли он иметь дело с доб­рыми свой­ствами Аллаха или же он столк­нется с его суро­вой, раз­ру­ши­тель­ной волей. Очень часто свой­ства и имена Аллаха явля­ются для веру­ю­щего более надеж­дами и жела­ни­ями, чем какой-то уве­рен­но­стью. Устра­ша­ю­щие и угне­та­ю­щие выска­зы­ва­ния Корана об Аллахе порож­дают страхи и тол­кают мусуль­ма­нина к более тща­тель­ному испол­не­нию закона. Бед­ность и болезнь ква­ли­фи­ци­ру­ются как знаки его гнева и как его месть за совер­шен­ный про­сту­пок. Богат­ство, успех и слава озна­чают его милость, потому что только Аллах делает бога­тым. Он награж­дает тех, кто верен закону. Сего­дня мусуль­мане гово­рят: «Мы были верны Аллаху в тече­ние 1300 лет, поэтому он пода­рил нам нефть».

Если мы оста­вим в сто­роне все эти запу­тан­ные имена Аллаха и, обра­тив­шись к про­стому мусуль­ма­нину, спро­сим: «Кто твой Бог? Что ты дума­ешь, когда слы­шишь имя Аллаха?», то он, веро­ятно, улыб­нется, раз­ве­дет руки в сто­роны и, подобно ясно­ви­дя­щему, скажет только: «Аллах!» Что значит: Аллаха нельзя опи­сать, и его нельзя дока­зать. Можно лишь чув­ство­вать и знать его. И потом, чтобы под­кре­пить свои слова и свое инту­и­тив­ное знание, он скажет: «Аллаху акбар - Аллах велик!»

Таким обра­зом мы достигли крат­кой формы ислам­ского испо­ве­да­ния веры, тех слов, кото­рые бес­ко­неч­ное коли­че­ство раз повто­ря­ются еже­дневно мил­ли­о­нами мусуль­ман. С этими сло­вами на губах рево­лю­ци­о­неры Хомейни слепо бро­са­ются на минные поля, и их раз­ры­вают мины. Этот призыв звучит сорок раз в день со всех мина­ре­тов, осна­щен­ных репро­дук­то­рами. Он раз­да­ется над мага­зи­нами, квар­ти­рами, шко­лами, фаб­ри­ками и пра­ви­тель­ствен­ными учре­жде­ни­ями. Но это выра­же­ние – не полная мысль, а только ее часть. Оно не озна­чает, как иногда неверно пере­во­дят: «Аллах велик» или «Аллах – самый вели­кий», но бук­вально значит: «Аллах больше». И каждый слы­ша­щий должен завер­шить эту мысль: Аллах мудрее, чем все фило­софы, пре­крас­нее самой пре­крас­ной кар­тины, силь­нее всех атом­ных и водо­род­ных бомб, больше всего, что мы знаем. Аллах – это совсем другой, неис­чер­па­е­мый, дале­кий, вели­кий, неиз­вест­ный. Любая мысль о нем недо­ста­точна и неверна. Аллах непо­сти­жим. Он пости­гает, объ­ем­лет нас. Мы – его рабы, поль­зу­ю­щи­еся пре­иму­ще­ством покло­няться ему с тре­пе­том.

Ислам – это отказ от евро­пей­ского раци­о­на­лизма. Долгое время глав­ной чертой ислам­ского бого­сло­вия была док­трина о невоз­мож­но­сти постичь Аллаха фило­соф­ским путем. К попыт­кам понять Аллаха и обос­но­вать свое пони­ма­ние ислам отно­сится отри­ца­тельно (сура 13,13).

Итак, мы пришли к клю­че­вым мыслям ислам­ского бого­слова Аль Рацали, много зани­мав­ше­гося «99 пре­крас­ней­шими име­нами Аллаха». В конеч­ном итоге он напи­сал, что эти имена озна­чают и все и ничего, что одно имя Аллаха исклю­чает другое, и одно свой­ство пере­кры­ва­ется другим. Ни один чело­век не может понять Аллаха. Веру­ю­щие могут лишь покло­няться этому неиз­вест­ному, без­гра­нич­ному, жить перед ним в страхе и бла­го­го­ве­нии и сле­до­вать его зако­нам. Тогда, может быть, он поми­лует того или дру­гого. Но это оста­ется неиз­вест­ным до самого суд­ного часа.

3. Ислам – тео­цен­три­че­ская куль­тура

Какие прак­ти­че­ские послед­ствия для повсе­днев­ной жизни мусуль­ма­нина имеет такое пони­ма­ние Бога?

Пред­став­ле­ние о вели­ком Аллахе, кото­рый царит повсюду, про­ни­зы­вает жизнь каж­дого мусуль­ма­нина, где бы он ни нахо­дился – в семье, в школе, на работе. Здесь нахо­дят свое под­твер­жде­ние слова: «Покажи мне, как выгля­дит твой Бог, и я объ­ясню тебе, почему ты живешь так, как ты живешь». В этом смысле и запи­сан­ное в Быт. 1:27 при­об­ре­тает мно­го­сто­рон­нее зна­че­ние: «И сотво­рил Бог чело­века по образу Своему, по образу Божию сотво­рил его». Пред­став­ле­ние о Боге какой-либо рели­гии явля­ется про­то­ти­пом при­над­ле­жа­щей этой рели­гии куль­туры.

В исламе отец семей­ства не явля­ется в первую оче­редь мужем и спут­ни­ком своей жены, сози­да­ю­щим с ней сов­местно общую супру­же­скую жизнь. Он прежде всего – хозяин дома и пат­ри­арх, в руках кото­рого сосре­до­то­чена вся власть. Дети юри­ди­че­ски при­над­ле­жат ему. Боль­шей частью он поку­пает все необ­хо­ди­мое для семьи – пита­ния и одежду и не поз­во­ляет никому инте­ре­со­ваться его финан­со­выми делами. Жена – не рав­но­прав­ная спут­ница жизни. Она часто лишь объект удо­вле­тво­ре­ния жела­ний мужа и служит для вос­про­из­вод­ства потом­ства. Конечно, есть и исклю­че­ния. Там, где мусуль­мане испы­тали на себе смяг­ча­ю­щее вли­я­ние Европы, или где реши­тель­ные жен­щины руко­во­дят своими мужьями, или же там, где ислам испы­тал вли­я­ние хри­сти­ан­ства. Но в прин­ципе ислам – это обще­ство мужчин, и в этом обще­стве жен­щина зани­мает второе место и в мече­тях, и в обще­ствен­ной жизни, и в чайных. Хомейни, рефор­ми­руя ислам, хочет, чтобы жен­щина вновь воз­вра­ти­лась в состо­я­ние сред­не­ве­ко­вого раб­ства.

Не редко можно услы­шать из уст отца: «У меня один ребе­нок и три девочки». Этим он хочет ска­зать, что у него один сын и три дочери. Во всех сферах жизни можно заме­тить, как угне­та­ется жен­щина. Муж­чина – гос­по­дин, его назы­вают «гос­по­дин дома» или даже «бог дома». До недав­него вре­мени и в школах учи­тель был – как пат­ри­арх, кото­рый царил над своими детьми и заби­вал им голову учеб­ным мате­ри­а­лом, кото­рый они про­гла­ты­вали, не пере­ва­ри­вая, заучи­вая его наизусть, К еже­днев­ному риту­алу при­над­ле­жало выслу­ши­ва­ние того, что было выучено наизусть дома, и нака­за­ние тех, кто не спра­вился с зада­нием.

На первом плане ислам­ского обу­че­ния очень часто стоит не актив­ное мыш­ле­ние, пони­ма­ние и ответ­ствен­ное соуча­стие, а пас­сив­ное вос­при­я­тие и послуш­ное усво­е­ние. Это тесно свя­зано с пони­ма­нием ислам­ской рели­гии. Аллах за всех думает, за всех решает и всем при­ка­зы­вает. Мусуль­ма­нин не имеет права кри­ти­че­ски отно­ситься к Корану, он должен пас­сивно усва­и­вать его, по воз­мож­но­сти заучи­вать наизусть и инту­и­тивно, напол­нив­шись ислам­ским духом, жить и думать, в соот­вет­ствии с вос­при­ня­тым. (Кто из хри­стиан знает наизусть хотя бы одно Еван­ге­лие? А среди мусуль­ман не мало таких, кото­рые знают наизусть весь Коран или хотя бы зна­чи­тель­ные его части.)

Формы пре­по­да­ва­ния и спо­собы мыш­ле­ния в ислам­ском мире имеют в своей основе то пред­став­ле­ние о Боге, кото­рое дал Мухам­мед. Чело­век – это не актив­ная, сво­бод­ная лич­ность, он нахо­дится во власти все­силь­ной судьбы. Поэтому в ислам­ском мире так часты взрывы непред­ви­ден­ных эмоций, поскольку разум и воля здесь под­чи­нены тео­цен­три­че­скому пред­став­ле­нию о мире.

В поли­тике же в каче­стве образца высту­пает, конечно, не демо­кра­тия, а Аллах, как царь и гос­по­дин над всеми. Для сул­та­нов и дик­та­то­ров Аллах явля­ется неосо­знан­ным при­ме­ром. В каче­стве идеала выдви­га­ется в этом мире чело­век (муж) с твер­дой рукой, кото­рый желез­ной метлой выме­тет всякую раз­вра­щен­ность нравов. Он – побе­ди­тель, кото­рый рас­про­стра­нит власть ислама во всем мире.

Иногда в араб­ских школах можно слы­шать имена уче­ни­ков: Бисмарк, Сталин, Де Голль, Нассер. Роди­тели этих детей наде­ются, что имена этих зна­ме­ни­то­стей повли­яют на буду­щее ребенка. Комично звучит фраза, кото­рую можно услы­шать в ислам­ской деревне: «Гитлер еще не отдал деньги за школу». Это озна­чает, что отец, кото­рого зовут Гитлер, не упла­тил за обу­че­ние своего сына.

В исламе любят царей и дик­та­то­ров, сул­та­нов и хали­фов – всех, кто силой и вла­стью крепко держит бразды прав­ле­ния в своих руках. Уступ­чи­вость и склон­ность к ком­про­мис­сам рас­смат­ри­ва­ются мусуль­ма­нами как сла­бость. Не зря в послед­нее сто­ле­тие на Ближ­нем Востоке самыми могу­ще­ствен­ными людьми были Абдель Нассер и Айя­толла Хомейни. В то время, как Нассер пытался соеди­нить ислам с араб­ским соци­а­лиз­мом, чтобы обойти ате­и­сти­че­ский ком­му­низм, Хомейни избрал более ради­каль­ный путь. Он заду­мал постро­ить цар­ство Аллаха на земле в тра­ди­ци­онно-шиит­ском его пони­ма­нии. Не устра­не­ние шаха и не истреб­ле­ние всех хри­сти­ан­ских, капи­та­ли­сти­че­ских или ком­му­ни­сти­че­ских тен­ден­ций было глав­ной забо­той рево­лю­ции, зате­ян­ной Хомейни, но вос­ста­нов­ле­ние ислам­ской тео­кра­тии так, чтобы повсюду правил только Аллах.

Так было создано госу­дар­ство мулл, где во имя Аллаха и его рели­гии уби­ва­ются тысячи и тысячи людей и где враги ислам­ской рево­лю­ции более не счи­та­ются людьми. Хомейни изрек как-то: «В Иране до сих пор не убит ни один чело­век, только бестии».

Ислам­ский дух не терпит других духов рядом с собой. Поэтому ислам – это мис­си­о­нер­ская рели­гия по своему суще­ству, она не успо­ко­ится, пока не будет исла­ми­зи­ро­ван весь мир. Созна­ние миссии обос­но­вано ислам­ским испо­ве­да­нием веры, где ска­зано, что нет Бога, кроме Аллаха, и мира на земле не будет до тех пор, как его не уста­но­вит ислам.

Раньше в ислам­ской стра­те­гии весь мир был поде­лен на две сферы: на дом мира (Дар-эс-Салам) и на дом войны (Дар-эль-Харб). Мир, как счи­та­лось, царил только там, где ислам ста­но­вился госу­дар­ствен­ной рели­гией и где жизнью правил шариат, основ­ной закон ислама. «Дом войны» вмещал в себя все народы, кото­рые не были еще ислам­скими. Несколько меся­цев тому назад на Ближ­нем Востоке среди араб­ских хри­стиан рас­про­стра­ня­лись листовки, на кото­рых было напи­сано: «аслам таслам!», что озна­чает: прими ислам, поко­рись Аллаху, и ты будешь без­мя­тежно жить в мире!

Миссия в исламе озна­чает не столько рас­про­стра­не­ние учения Корана путем его интел­лек­ту­аль­ного и рели­ги­оз­ного убеж­де­ния чело­века, сколько рас­про­стра­не­ния его согласно ука­за­ниям Корана путем веде­ния «свя­щен­ной войны» против «невер­ных». Хри­сти­ане тоже, без сомне­ния, оста­вили в лице кре­сто­нос­цев свои кро­ва­вые следы в исто­рии Ближ­него Востока, они также запе­чат­ле­лись в исто­ри­че­ском созна­нии мусуль­ман как агрес­сив­ные заво­е­ва­тели, но все так назы­ва­е­мые «свя­щен­ные воины» нахо­дятся в прямом про­ти­во­ре­чии с уче­нием Иисуса Христа, ска­зав­шего: «Не отве­чайте злом на зло. Вложи меч свой в ножны!» Хри­стос нико­гда не при­зы­вал к рели­ги­оз­ной войне. Он, напро­тив, запре­щал всякое наси­лие. Мухам­мед же сам несколько раз ста­но­вился во главе сра­жа­ю­щихся, заво­е­вы­вая Мекку и Ара­вий­ский полу­ост­ров. «Свя­щен­ная война» в исламе – это запо­ведь Аллаха, а не только заблуж­де­ние мусуль­ман. Так, еще и сего­дня ислам несет в себе угрозу «свя­щен­ной войны». Эту угрозу нельзя ни пре­уве­ли­чи­вать, ни пре­умень­шать (сура 2,244).

Каждый, кто желает понять ислам, должен выйти за рамки при­выч­ных поня­тий. Ислам – это не только рели­гия головы, души и сердца чело­века, ислам – это все­объ­ем­лю­щая куль­тура, это тео­цен­три­че­ское обще­ство, в кото­ром все сферы жизни – вос­пи­та­ние, хозяй­ство, семья и поли­тика – под­чи­нены Аллаху. Здесь нет про­па­сти между троном и алта­рем, между поли­ти­кой и рели­гией. Мечеть часто явля­ется исход­ным пунк­том для демон­стра­ций и поли­ти­че­ских пере­во­ро­тов, а вос­крес­ная молитва служит не только укреп­ле­нию веры – она часто вдох­нов­ляет народ на мас­со­вые поли­ти­че­ские выступ­ле­ния во имя Аллаха.

Все это свя­зано с мусуль­ман­ским поня­тием о боже­стве. Нет ничего вне его власти. Он один все во всем. И те, кто не под­чи­ня­ются ему доб­ро­вольно, должны быть поко­рены дру­гими путями: хит­ро­стью, эко­но­ми­че­ским дав­ле­нием или рево­лю­ци­он­ной силой. Ислам озна­чает под­чи­не­ние всех Аллаху, так чтобы все жиз­нен­ные сферы были постав­лены на слу­же­ние ему, это озна­чает гос­под­ство Корана над созна­нием.

Беду­ин­ские пле­мена в свое время испо­ве­дали перед лицом Мухам­меда: Мы верим в Аллаха! Он же отве­тил им: Вы не уве­ру­ете, покуда не ска­жете: Мы поко­ри­лись ему! (сура 14,49).

Ислам – это тота­ли­тар­ная рели­гия, кото­рая не идет на ком­про­мисс ни с какими уче­ни­ями. Исто­рия пока­зала, как мусуль­мане все снова и снова чер­пали из Корана убеж­де­ния, подав­ляв­шие любую мысль и любое миро­воз­зре­ние из Европы, Персии или Индии, мешав­шие дости­же­нию их основ­ной цели: утвер­жде­ние ислам­ской тео­кра­тии на земле.

II. Аллах и хри­сти­ан­ское пони­ма­ние Бога

По мере своего укреп­ле­ния и рас­про­стра­не­ния ислам 20-го века ока­зы­вает свое вли­я­ние на куль­туры хри­сти­ан­ства, инду­изма и ком­му­низма, а также на афри­кан­ские культы. Мы, хри­сти­ане, встре­ча­ясь с веру­ю­щими мусуль­ма­нами, должны честно при­знать, что многие из них искренно верят в своего Бога и служат ему в рамках своей веры. Истин­ный хри­сти­а­нин не должен не при­знать этот факт и про­явить по отно­ше­нию к при­вер­жен­цам ислама и хри­сти­ан­скую любовь.

Но это, тем не менее, не избав­ляет нас от долга поста­вить вопрос об истине. Как раз наше ува­же­ние к мусуль­ма­нам застав­ляет нас бес­при­страстно срав­нить Коран и Новый Завет, кото­рый явля­ется для нас мас­шта­бом истины. Кто срав­нит 99 имен Аллаха в исламе с име­нами Бога в Библии, должен будет при­знать, что мусуль­ман­ский Аллах не соот­вет­ствует в глав­ных пунк­тах биб­лей­скому пред­став­ле­нию о Боге. Итак, кто гово­рит: ваш и наш Бог – тот же самый, не познал в дей­стви­тель­но­сти как сле­дует ни хри­сти­ан­ского, ни мусуль­ман­ского Бога, или же с опре­де­лен­ным наме­ре­нием зату­ше­вы­вает явные их раз­ли­чия.

I. Аллах – не три­еди­ный Бог!

Для мусуль­ма­нина невоз­можно пред­ста­вить себе, что Бог – это Отец, Сын и Святой Дух. Каждый, кто заявит, что у Бога есть «парт­нер» или «напар­ник», или что Бог имеет рядом с собой еще одного бога, совер­шает с точки зрения мусуль­ман­ства грех против Свя­того Духа. Поэтому ислам­ское испо­ве­да­ние веры гово­рит не только о том, что Бог един, оно одно­вре­менно заклю­чает в себе кате­го­ри­че­ское отри­ца­ние Боже­ствен­но­сти Христа и Боже­ствен­но­сти Свя­того Духа.

Имя Аллах заклю­чает в себе целую про­грамму. Это имя можно понять как пред­ло­же­ние: Аль-эль-ху. «Эль» – это древ­нее назва­ние Бога у семит­ских племен, оно озна­чает силь­ный и все­мо­гу­щий. Имя Аллах напо­ми­нает еврей­ское Элохим, кото­рое тоже можно пред­ста­вить как пред­ло­же­ние: Аль-эль-хум. В то время, как в еврей­ском Элохим еще содер­жится воз­мож­ность мно­же­ствен­ного числа (хум), то в имени Аллах заклю­чено только един­ствен­ность (ху). Аллах в исламе, сле­до­ва­тельно, всегда один, он не может быть един­ством трех, даже если един­ство и есть совер­шен­ство.

2. Аллах – не Отец

В диа­логе с мусуль­ма­нами и евре­ями мы должны вспом­нить, что Иисус Хри­стос в Новом Завете назы­вает Бога Своим Отцом. Мы нахо­дим это обра­ще­ние не меньше, чем 164 раза в Его речах, так что можно гово­рить о бого­слов­ской рево­лю­ции, кото­рую совер­шил Иисус против застыв­шей семит­ской веры в одного Бога. Хри­стос не про­по­ве­до­вал дале­кого, вели­кого, неиз­вест­ного Бога, кото­рого никто не знает и никто не может постичь. Он не учил жить в тре­пете и страхе перед свя­щен­ным Судьей, к Кото­рому нельзя при­бли­зиться, и осто­рожно снял покры­вало с имени Бога Вет­хого Завета и открыл нам истину: Бог – это Отец. Он учил нас молиться не Эло­химу, Яхве или Сава­офу, не все­мо­гу­щему и три­ждысвя­тому Богу, а вложил в уста наши сынов­нее «Отче наш». Хри­стос раз­де­лил с нами Свое пре­иму­ще­ство быть Сыном Божиим. Через Него мы стали детьми Божи­ими, что кате­го­ри­че­ски отри­ца­ется Мухам­ме­дом в Коране (сура 5,18).

Если мы иссле­дуем, когда и как часто упо­треб­лял Иисус в своих речах слово Бог, а когда Отец, мы изу­мимся, потому что увидим, что о Боге Он гово­рил боль­шей частью со своими вра­гами, с демо­нами и со всеми, кто был Ему далек. В этом случае Он гово­рил о вели­ком и могу­чем Гос­поде, Кото­рый создал все. Но когда Иисус молился или когда Он бесе­до­вал с узким кругом Своих уче­ни­ков, Он откры­вал перед ними сокро­вен­ную тайну Божию – Его отцов­ство. Это сви­де­тель­ство Хри­стово было при­чи­ной того, что евреи обви­нили Иисуса в бого­хуль­стве. Пер­во­свя­щен­ник Каиафа спро­сил Христа: «Закли­наю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Хри­стос, Сын Божий?» (Мтф. 26,63). Сам Каиафа не мог назвать Бога Отцом, поскольку это было грехом для иудеев. Хри­стос же наста­и­вал на Своем испо­ве­да­нии. Его первые слова на кресте были: «Отче, прости им, ибо не знают, что делают». Когда же святой Отец закрыл лицо Свое от люби­мого Сына, став кара­ю­щим судьей, Сын вскри­чал: «Боже Мой, Боже Мой, для чего Ты Меня оста­вил?» Но Рас­пя­тый про­дол­жал верить в Своего Отца и умер со сло­вами: «Отче! В руки Твои предаю дух Мой».

Отчее имя Бога являет собой неотъ­ем­ле­мую часть хри­сти­ан­ской веры. Любовь Бога свя­зана с заве­том и обе­то­ва­нием, кото­рое мы полу­чили от нашего бес­смерт­ного Отца. Иоанн пишет: «Смот­рите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам назы­ваться детьми Божи­ими».

Одна из причин, почему в исламе отри­ца­ется Боже­ствен­ная Троица и отцов­ство Божие, это непра­виль­ное пони­ма­ние свойств Бога. Во вре­мена Мухам­меда на Ара­вий­ском полу­ост­рове суще­ство­вала секта, кото­рая учила, что Троица – это Бог, Хри­стос и Мария. Любой хри­сти­а­нин согла­сится с Мухам­ме­дом, что такое пони­ма­ние оши­бочно.

При­скорбно надо и учи­ты­вать, что ислам не при­ни­мает хри­сти­ан­ского поня­тия зача­тия Иисуса Христа Марией от Свя­того Духа. Зача­тие это пони­ма­ется мусуль­ма­нами только как телес­ное. Для мусуль­ма­нина было бы грехом думать, что Аллах родил сына от Марии. Для мусуль­ма­нина не суще­ствует поня­тия духов­ного отцов­ства. Аллах для них – воз­вы­шен­ный, дале­кий и непо­сти­жи­мый Бог. Они не знают близ­кого, доступ­ного людям Бога любви, Кото­рый как Отец явил Себя миру через Иисуса Христа.

3. Аллах – не Сын!

Сынов­ство Иисуса – это еще один камень пре­ткно­ве­ния для мусуль­ман. Они не могут пред­ста­вить, что рядом с Алла­хом есть еще один Бог. В таком случае, по их мнению, внутри Бога суще­ство­вала бы воз­мож­ность раз­де­ле­ния. Тогда нужно было бы ожи­дать непре­мен­ного вос­ста­ния Сына против Отца. Только один Аллах силен и все­мо­гущ. Он даже назван Высо­ко­мер­ным и Хит­рей­шим из хитрых (сура 59,23 и 3,54). Сми­ре­ние Христа, Его кро­тость и само­уни­чи­же­ние вос­при­ни­ма­ются мусуль­ма­нами как явная сла­бость. Эти свой­ства рас­смат­ри­ва­ются как дока­за­тель­ство Его небо­же­ствен­но­сти. Бог не может гово­рить: «Я кроток и смирен серд­цем» или: «Сын ничего не может делать один» или: «Отец Мой больше Меня».

Тайна Святой Троицы недо­ступна исламу. В тече­ние всей Своей земной жизни Сын про­слав­лял Отца, а Святой Дух сего­дня про­слав­ляет Сына. Отец воз­вы­сил Сына, поса­див Его одес­ную Себя, а Святой Дух сози­дает общину Иисуса Христа, Его кровью искуп­лен­ную Цер­ковь. Слова Христа звучат для мусуль­ма­нина часто как бого­хуль­ство, напри­мер: «Мне дана вся власть на небе и на земле». Если б это было так, то Аллах бы остался без власти. Ислам испол­нен духа высо­ко­ме­рия, поэтому ему нико­гда не понять Христа и Его сми­ре­ния.

Суще­ство­ва­ние Сына у Бога пред­став­ля­ется мусуль­ма­нину поку­ше­нием на суве­ре­ни­тет Аллаха. Аллах про­щает, кому хочет про­стить, когда хочет про­стить и где хочет про­стить. Ему не нужен ни агнец, ни посред­ник, ни крест. Рас­пя­тый Сын Божий чужд мусуль­ман­скому мыш­ле­нию, т.к. в жертве за грехи нет нужды – все, что хочет Аллах, он совер­шает непо­сред­ственно.

Мухам­мед отри­цал не только сынов­ство Иисуса Христа, но и исто­ри­че­ский факт Его рас­пя­тия. Он коротко гово­рит об этом: «Христа не рас­пи­нали» (сура 4,157). Если Аллах допу­стил такую смерть Иисуса, то Мухам­мед должен был бы также счи­таться с воз­мож­но­стью позор­ной смерти во время пре­сле­до­ва­ния в Мекке для себя самого. Он же пола­гался на силу Бога, охра­ня­ю­щего своих про­ро­ков. Крест Иисуса озна­чает для мусуль­ма­нина отри­ца­ние Божьего все­мо­гу­ще­ства.

Бог ислама – это тот, кто тре­бует смерти всех греш­ни­ков, а не тот, кто хочет их всех спасти. Аллах не любит греш­ни­ков – это 24 раза повто­ря­ется в Коране (2,190), Аллах любит только боя­щихся его (3,76). Мусуль­мане нико­гда точно не знают, опре­де­лил ли Аллах для них рай или же они пойдут в ад.

В исламе нет рас­пя­того Сына Божьего или Агнца Божия, Кото­рый уми­рает за грехи всех людей. Поэтому мусуль­мане не знают, что такое спа­се­ние, в нашем смысле этого слова, они не живут под бла­го­да­тью и не осво­бож­да­ются от своих грехов. Весь второй член хри­сти­ан­ского Сим­вола Веры им неиз­ве­стен. Поня­тие «спа­се­ние через Христа» в исламе отсут­ствует. Истин­ный Спа­си­тель от них скрыт.

4. Аллах – это не Святой Дух

Ислам не только отри­цает Бога Отца и Бога Сына, мусуль­мане утвер­ждают также, что Святой Дух – это не Бог, что Он – тварь, что, подобно анге­лам и демо­нам, Он сотво­рен во вре­мени. Святой Дух для мусуль­ма­нина – это архан­гел Гав­риил, кото­рый принес Марии и Мухам­меду Благую Весть от Бога. В сун­нит­ском и шиит­ском мусуль­ман­стве вы не най­дете учения о том, что Бог – это Дух, что Он вопло­тился в Христе, что Он оби­тает и в чело­веке. Суфиты, ислам­ские мистики, разве только при­знают оби­та­ние Бога в чело­веке, но они, конечно, отри­цают оправ­да­ние рас­пя­тым Иису­сом Хри­стом, соб­ственно саму основу этого оби­та­ния.

Сле­до­ва­тельно, нужно ска­зать, что мусуль­ма­нин не знает, что такое Святой Дух, и Святой Дух в Своей Боже­ствен­но­сти чужд мусуль­ман­ству. Поэтому-то мусуль­ма­нин и не может назвать Христа Гос­по­дом (1Кор. 12:3). Но там, где не оби­тает Святой Дух, отсут­ствует и уве­рен­ность, что молитва будет услы­шана, отсут­ствует уве­рен­ность в спа­се­нии и неиз­вестна радость надежды на буду­щую жизнь. Каждый, кто был мис­си­о­не­ром среди мусуль­ман, мог заме­тить, что мусуль­мане глу­боко рели­ги­озны, что у них есть и надежда на мило­сер­дие Аллаха, но они не знают, что такое уве­рен­ность в спа­се­нии.

Иногда слы­шишь: как может вели­кий Аллах забо­титься о мил­ли­ар­дах дву­но­гих мура­вьев, засе­ля­ю­щих эту пла­нету, мура­вьев, к тому же тес­ня­щих и истреб­ля­ю­щих друг друга? Аллах выше того, чтобы слы­шать все молитвы. Конечно, он может слы­шать молитвы, но тогда, когда хочет. Он не должен их слы­шать. От ислама скрыта истина, что Небес­ный Отец слышит каждый вздох своих детей. В исламе отсут­ствует личный кон­такт с Богом: мусуль­мане – не дети своего Бога, а его рабы.

Если спро­сить мусуль­ма­нина: «Имеешь ли ты про­ще­ние грехов?» – то, в лучшем случае, мы полу­чим ответ: «Если этого хочет Аллах!» Хочет ли Аллах – этого никто не знает. Мы же испо­ве­дуем: «Да, Бог мне про­стил мои грехи, ведь Его Сын взял на кресте всю мою вину на Себя. Святой Дух, Уте­ши­тель и При­ми­ри­тель, гово­рит нам, что мы стали детьми Божьими, что мы усы­нов­лены Им» (Рим. 8:16, Эф. 2:18–22).

Как же можно тогда утвер­ждать то, что иной раз слы­шишь от хри­сти­ан­ских бого­сло­вов: «Бог в исламе тот же, что и в иуда­изме, и в хри­сти­ан­стве!» Разве они не знают, что в Еван­ге­лии напи­сано: «Име­ю­щий Сына имеет жизнь; не име­ю­щий Сына Божия не имеет жизни» (1Ин. 5:12).

Кто не стоит под кре­стом Гос­пода Иисуса Христа, тот не имеет в себе вечную жизнь. «Ибо так воз­лю­бил Бог мир, что отдал Сына Своего еди­но­род­ного, дабы всякий, веру­ю­щий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16).

Мы должны ска­зать: Там, где нет Свя­того Духа, нет и вечной жизни. Никто из мусуль­ман не обла­дает этой верой в вечную жизнь, потому что они не при­ни­мают Гос­пода, Иисуса Христа, Кото­рый и есть Жизнь. Им оста­ется только один путь – путь суда; те же, кото­рые сле­дуют за Хри­стом, избав­лены от суда (Ин. 3:18).

5. Аллах – не любовь

Вопрос о Боге в обеих рели­гиях скон­цен­три­ро­ван, в конеч­ном счете, в сле­ду­ю­щем срав­не­нии. Мы, хри­сти­ане, знаем: Бог – это любовь. Ислам же гово­рит об Аллахе как о Боге доб­ро­сер­деч­ном и мило­сти­вом. Кто-то, воз­можно, поду­мает: «Не озна­чает ли это обо­зна­че­ние Аллаха то же самое, что и любовь? Ведь мило­сер­дие и любовь – это одно и то же!» Для того, чтобы пояс­нить раз­ли­чие, при­ве­дем малень­кий пример из жизни. Пред­ставьте себе жениха, кото­рый гово­рит своей неве­сте: «“Я про­явлю к тебе мило­сер­дие и женюсь на тебе». С лег­ко­стью можно себе пред­ста­вить реак­цию неве­сты, кото­рая поста­ра­ется изба­виться от такого жениха. Если же он скажет: «Я люблю тебя», то все будет в порядке. Даже в своем мило­сер­дии, в том лучшем, что имеет Аллах, он оста­ется дале­ким и недо­ступ­ным, он снис­хо­дит к жаж­ду­щей душе и помо­гает ей, но все же оста­ется таким же дале­ким и без­лич­ным.

Бог же сошел на землю в лице Иисуса Христа, взял на Себя образ раба и еще более уни­зился тем, что умер вместо нас на кресте и оправ­дал нас на суде.

Мы имеем Бога Отца, Сына и Свя­того Духа. Наш Бог не дале­кий и без­лич­ный, Он не погну­шался спасти нас и сотво­рить нас Своим жили­щем. Дру­гими сло­вами, Бога в старом смысле слова более нет со времен Иисуса Христа. Реально суще­ствуют Отец, Сын и Святой Дух. Отвер­га­ю­щий Троицу тем самым пока­зы­вает, что истин­ный Бог Библии ему не знаком.

По плодам их узна­ете их

Аллах в исламе прин­ци­пи­ально отли­ча­ется от Отца, Сына и Свя­того Духа. Значит, и этика, и куль­тура, и вся осталь­ная жизнь обеих рели­гий зна­чи­тельно отли­ча­ются друг от друга.

Основ­ной прин­цип в исламе – пра­во­вое, юри­ди­че­ское мыш­ле­ние. Это жизнь в законе и под зако­ном. Вина тре­бует искуп­ле­ния. И в Коране, как и в Ветхом Завете, суще­ствует прин­цип: Око за око, зуб за зуб (сура 5,45, Мат. 5:38).

Закон Христа – новый закон, Он запо­ве­до­вал своим после­до­ва­те­лям: «Любите врагов ваших, бла­го­слов­ляйте про­кли­на­ю­щих вас, бла­го­тво­рите нена­ви­дя­щим вас и моли­тесь за оби­жа­ю­щих вас и гоня­щих вас» (Мат. 5:44).

Так как Отец Наш Небес­ный через Иисуса Христа без каких-либо усло­вий про­стил грехи всем людям, наша этика тоже постро­ена на без­услов­ном про­ще­нии всех, кто согре­шает и против нас. Иисус научил нас молиться: «И прости нам грехи наши, как и мы про­щаем долж­ни­кам нашим». Сам же Он объ­яс­нил смысл этой молитвы: «А если не будете про­щать людям согре­ше­ния их, то и Отец ваш не про­стит вам согре­ше­ний ваших» (Лук. 11:4 и Мф. 6:15).

В хри­сти­ан­стве прин­ци­пом жизни явля­ется любовь Божья и без­услов­ная бла­го­дать, в исламе же – закон и право. Язык мусуль­ман запол­нен такими выра­же­ни­ями, как: «Право за мной», или: «Право против тебя». Право, закон нельзя отме­нить, ком­про­миссы здесь невоз­можны.

Итак, каждая вина тре­бует искуп­ле­ния и нака­за­ния. Если хоть одна вина не искуп­лена, закон нару­шен, право не удо­вле­тво­рено. Уже в Ветхом Завете мы читаем, что про­ли­тая кровь вопиет к Богу. Убий­ство тре­бует нака­за­ния и отмще­ния. Кров­ная месть – это закон Аллаха. Поверх­ност­ное про­ще­ние было бы здесь неспра­вед­ли­во­стью. Про­ще­ние в Ветхом Завете озна­чало прежде всего про­ли­тие крови. Мусуль­мане не знают, что в Иисусе Христе искуп­лены все наши грехи и испол­нены все пред­пи­са­ния закона. Испол­нены для каж­дого из нас, и испол­нены навсе­гда. Его святая кровь про­ли­лась за тех кто был достоин смерти. Но при­ми­ре­ние с Богом через Иисуса Христа про­ти­во­ре­чит самой сути ислама, поэтому ислам про­дол­жает вет­хо­за­вет­ную тра­ди­цию кров­ной мести. Право в исламе выше, чем бла­го­дать. Каждый, кто пожил какое-то время в какой-нибудь мусуль­ман­ской стране, в так назы­ва­е­мом «доме мира», может много рас­ска­зать о кров­ной мести и убий­ствах, о борьбе за «честь» семьи, в кото­рой уби­ва­лись даже члены соб­ствен­ных семей.

В ближ­не­во­сточ­ных кон­флик­тах почти не найти ком­про­мис­сов. Право на землю, реки и источ­ники должно быть удо­вле­тво­рено, иначе совесть не знает покоя. Егип­тяне гово­рили при воз­вра­ще­нии Синай­ского полу­ост­рова: «Мы наста­и­ваем на том, чтобы нам было отдано все до послед­ней пес­чинки».

Это пра­во­вое мыш­ле­ние при­во­дит к посто­ян­ным воен­ным кон­флик­там среди ислам­ских племен и наро­дов, кон­флик­там, при­роду кото­рых мы подчас с трудом пони­маем. Иран и Ирак уни­что­жили неф­тя­ные вышки друг у друга. Садат, заклю­чив­ший под дав­ле­нием Аме­рики частич­ный мир с Изра­и­лем, был за это убит. В Ливане уже на про­тя­же­нии многих лет идет граж­дан­ская война. В Сирии совер­ша­ется вза­им­ное истреб­ле­ние ала­ви­тов и мусуль­ман­ских бра­тьев, а Гад­дафи, исполь­зуя силу своих неф­тя­ных мил­ли­ар­дов, печется о том, чтобы не слиш­ком быстро насту­пил мирный покой в Чаде и на гра­нице Марокко. Дух ислама – дух бес­по­кой­ства. Про­ро­че­ство об Изма­иле оправ­ды­ва­ется и сего­дня: «Руки его на всех, и руки всех на него» (Быт. 16:12).

Осо­бен­ность этого пра­во­вого мыш­ле­ния в том, что сам Аллах явля­ется его осно­вой. Он заве­щал защи­щать ислам при помощи оружия, вести свя­щен­ную войну и уби­вать тех, кто поки­дает ислам, кто при­ни­мает Иисуса Христа как Сына Божия (сура 5,9). Бог в исламе – это Бог мести, это – судья, нещадно нака­зы­ва­ю­щий всякую неспра­вед­ли­вость. Отсюда – закон­ни­че­ство в мыш­ле­нии мусуль­ман, фана­тизм чести и тре­бо­ва­ние рас­платы.

Брак в исламе

В пони­ма­нии семьи и брака выри­со­вы­ва­ются новые, глу­боко идущие про­ти­во­ре­чия между хри­сти­ан­ством и исла­мом, так что абсурдно даже гово­рить о каком-то едином Боге двух этих рели­гий.

Согласно ислам­скому веро­уче­нию, Мухам­меду было откро­ве­ние, когда он услы­шал, что каждый мусуль­ма­нин может иметь до четы­рех жен (сура 4,3). Кроме того, мусуль­ма­нин мог всту­пать еще во вре­мен­ные брач­ные связи, напри­мер, иметь в своих путе­ше­ствиях женщин в раз­лич­ных других местах, брать себе побоч­ных жен из своих рабынь (сура 4,24).

Сего­дня только бога­тые люди могут себе поз­во­лить иметь несколько жен, поскольку муж­чина должен всех их поровну обес­пе­чи­вать пла­тьями, пищей и подар­ками, что каса­ется также и детей. Сле­до­ва­тельно, если у него несколько жен, то он ведет несколько хозяйств. Для живу­щих не в мусуль­ман­ских стра­нах трудно пред­ста­вить себе, сколько нена­ви­сти, зави­сти и раз­дра­же­ния накап­ли­ва­ется в таких семьях!

Совре­мен­ные ислам­ские бого­словы раз­ра­бо­тали особый ком­мен­та­рий к суре 4,3, соот­вет­ству­ю­щую веку кон­троля над рож­да­е­мо­стью. Согласно их интер­пре­та­ции Аллах всегда пред­пи­сы­вал моно­га­мию, поскольку ни один муж­чина не может выпол­нить необ­хо­ди­мого усло­вия – любить оди­на­ково всех четы­рех жен.

В исламе жен­щина стоит на сту­пеньку ниже, чем муж­чина. Он должен вос­пи­ты­вать ее в браке; если она ока­зы­вает непо­слу­ша­ние, может оста­вить ее; у него есть право бить свою жену (сура 4,34). Перед судом сви­де­тель­ство одного муж­чины рав­ня­ется сви­де­тель­ству двух женщин (сура. 2,282). Таковы слова Аллаха в Коране. Дети всегда при­над­ле­жат муж­чине. Хотя мать и обла­дает правом опе­кать своего ребенка до опре­де­лен­ного воз­раста, но после этого воз­раста ребе­нок воз­вра­ща­ется отцу.

В боль­шин­стве ислам­ских стран муж очень легко раз­во­дится со своей женой. При этом развод совер­ша­ется легко только для него, не для жены. Если он раз­велся в гневе, он вновь может жениться на своей жене, но потом может вновь раз­ве­стись с ней и опять жениться на ней. Только если он раз­во­дится в третий раз, он не может немед­ленно жениться.

Он может жениться на ней только в том случае, когда она уже была заму­жем за другим муж­чи­ной и тот отпу­стил ее (сура 2,29 и 230).

Какая вели­кая неспра­вед­ли­вость заклю­ча­ется во всех этих прин­ци­пах! Жен­щина не рав­но­прав­ный член семьи, а пред­мет упо­треб­ле­ния. Это свя­зано и с тем, что чело­век в исламе – не образ Божий, а просто раб Аллаха. Поэтому и жена не равна мужу, а напо­ми­нает немного выше постав­лен­ную слу­жанку. Она срав­ни­ва­ется с пахот­ной землей, в кото­рую он может сеять, когда захо­чет (сура 2,223).

Даже пред­став­ле­ния о рае про­ни­заны этим гос­под­ством муж­чины. В раю, где жизнь про­те­кает среди зелени, где свежие источ­ники и про­хлада, мусуль­ма­нин может насла­ждаться десят­ком вечно юных дев­ствен­ниц и телами маль­чи­ков. О преж­них женах почти нет упо­ми­на­ния в рас­ска­зах о рае (сура 55,54; сура 56,15–22 и 34–35).

Как отли­ча­ется от этого хри­сти­ан­ское пони­ма­ние семьи! Жена также носит в себе образ Божий, не только муж. Духовно они совер­шенно равны. Моно­га­мия – это след­ствие духов­ного равен­ства муж­чины и жен­щины. Жена – друг и помощ­ник своему мужу. Хри­стос одно­значно и ясно гово­рил о моно­га­мии и также запре­тил быст­рый развод по при­хоти (Map. 10:6–12).

Апо­стол Павел пишет, правда, о полном послу­ша­нии жены мужу, но именно в том смысле, как цер­ковь под­чи­ня­ется Христу. У мужа поэтому есть пре­иму­ще­ство, кото­рое состоит в том, чтобы жерт­во­вать для своей жены и детей, подобно тому, как Хри­стос, любя­щий цер­ковь, отдал за нее Свою жизнь (Еф. 5:22–25).

Рели­ги­оз­ные прин­ципы опре­де­ляют все сферы жизни, поэтому любовь Отца, Сына и Свя­того Духа явля­ется осно­вой и сущ­но­стью хри­сти­ан­ской куль­туры. В исламе же все опре­де­лено дик­та­тор­ской сущ­но­стью Аллаха. Ислам и хри­сти­ан­ство – это две совер­шенно раз­лич­ных рели­гии, как раз­личны Аллах и Святая Троица.

III. Истин­ное лицо Аллаха

1. Анти­биб­лей­ский дух

Ислам утвер­ждает, что Коран создан не самим Мухам­ме­дом. Ислам­ские бого­словы не хотят при­зна­вать оче­вид­ной истины, что 75% всех тек­стов Корана – это более или менее иска­жен­ные или изме­нен­ные тексты зако­нов и повест­во­ва­ний из Вет­хого Завета. Они упрямо наста­и­вают на том, что Мухам­мед был вдох­нов­лен самим Алла­хом, когда писал Коран. Что Аллах дик­то­вал ему все слова и запо­веди. Каждая буква в Коране – чистое слово Божье, без­оши­бочно запи­сан­ное под дик­товку Аллаха.

Подоб­ными утвер­жде­ни­ями ста­вятся под вопрос все выска­зы­ва­ния Торы и Еван­ге­лия. Эти книги имеют для мусуль­ма­нина цен­ность лишь в той сте­пени, в какой они согласны с Кора­ном. Все биб­лей­ские тексты, не вошед­шие в Коран, счи­та­ются лож­ными. Таким обра­зом откро­ве­нию про­ти­во­по­став­лено откро­ве­ние и «истин­ное» откро­ве­ние обли­чает «неистин­ное» как ложь. Своим кате­го­ри­че­ским отри­ца­нием биб­лей­ской Троицы ислам осуж­дает сам себя.

При этом нужно посто­янно иметь в виду, что ислам – после­хри­сти­ан­ская рели­гия. Мухам­мед должен был по необ­хо­ди­мо­сти столк­нуться с Хри­стом Нового Завета. Он частично принял Его, отри­цая тем не менее реша­ю­щие факты из Его жизни. Напри­мер, в Коране не отри­ца­ется рож­де­ние Христа от Девы Марии. Но при этом не гово­рится, что Он рожден от Свя­того Духа, а гово­рится, что сотво­рен посред­ством Слова Божия. Хри­стос в Коране – вели­кий пророк, тво­рив­ший чудеса, делав­ший слепых зря­чими, про­ка­жен­ных здо­ро­выми и мерт­вых живыми. Он не узнал смерти, а был еще при жизни взят Алла­хом прямо на небо, где Он живет и по сего­дняш­ний день. Живой Хри­стос явля­ется, сле­до­ва­тельно, догмой ислама! Его почи­тают как в том, так и в этом мире, Он придет опять, чтобы судить евреев и хри­стиан, не при­няв­ших ислам. Итак, ислам рас­смат­ри­вает Иисуса Христа как вели­кого про­рока, тво­рив­шего боль­шие чудеса и имев­шего более выда­ю­щи­еся каче­ства, чем Мухам­мед. Но несмотря на это при­зна­ние, ислам отри­цает Боже­ствен­ность Христа и цель Его при­ше­ствия на землю, ради­кально отри­цает Его иску­пи­тель­ную смерть, так как Иисус, согласно Корану, не явля­ется Сыном Божьим и Его рас­пя­тие не имело места.

Хри­стос из Корана для мусуль­ман – темные очки, через кото­рые они видят истин­ного Христа. Ислам­ская хри­сто­ло­гия – это ложный мас­штаб, при помощи кото­рого оце­ни­ва­ется наш Спа­си­тель и наше спа­се­ние. Нужно четко опре­де­лить свое отно­ше­ние ко Христу мусуль­ман, поскольку Он явля­ется нача­лом и концом многих наших диа­ло­гов с мусуль­ма­нами.

В связи с сви­де­тель­ством Корана о Христе мы можем прийти к сле­ду­ю­щим выво­дам: Гос­подь Бог не станет спустя 600 лет после сверхъ­есте­ствен­ного рож­де­ния Своего един­ствен­ного Сына посы­лать в Мекку и Медину архан­гела Гав­ри­ила, чтобы дока­зать Мухам­меду, что у Него, живого Бога, нет Сына. Не будет также Отец нашего Гос­пода отри­цать и исто­ри­че­ский факт рас­пя­тия, ведь Его Сын был рожден для того, чтобы взять на Себя грехи мира. И если ислам утвер­ждает, что Мухам­мед полу­чил истин­ные откро­ве­ния, то мы убеж­дены, что вдох­нов­лял его ложный дух, а не Святой Дух. Бог не лжет.

В Новом Завете прямо и ясно ска­зано, как мы должны отно­ситься к Исламу. Апо­стол Иоанн пишет в своем Первом Посла­нии 2,18–23 и 4,1–6: «Всякий дух, кото­рый не испо­ве­дует Иисуса Христа, при­шед­шего во плоти, не есть от Бога, но это дух анти­хри­ста». Со всем сми­ре­нием мы должны при­знать, что дух ислама – это дух анти­хри­ста. Мухам­мед много слышал об Иисусе, но он высту­пил против рас­пя­того Сына Божия.

Далее нужно при­знать, что дух, вдох­но­вив­ший Мухам­меда и назы­ва­ю­щий себя Алла­хом, не явля­ется Отцом нашего Гос­пода Иисуса Христа, это – дух лжи, кото­рый при­своил себе ста­ро­араб­ское имя Бога «Аллах» и пре­тен­дует на то, чтобы быть Богом, хотя на самом деле Богом не явля­ется. Аллах ислама – это нечи­стый дух сатаны, кото­рый и по сей день поль­зу­ется огром­ным вли­я­нием, обле­кая себя в рели­ги­оз­ные одежды (Ин. 8:30–48).

2. Ислам – это кол­лек­тив­ная одер­жи­мость

Мы еще раз должны при­знать, что ислам харак­те­ри­зу­ется глу­бо­кой рели­ги­оз­но­стью своих после­до­ва­те­лей. Это – рели­гия покло­не­ния, оправ­да­ния делами и само­по­жерт­во­ва­ния. Бес­ко­нечно много мусуль­ман умерло, участ­вуя в свя­щен­ных войнах, чтобы рас­про­стра­нить дело Аллаха на весь мир.

Но рели­ги­оз­ный энту­зи­азм и усерд­ство­ва­ние еще не спа­сают чело­века. В Еван­ге­лии напи­сано: «Веру­ю­щий в Сына имеет жизнь вечную, а не веру­ю­щий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пре­бы­вает на нем». (Ин. 3:36). Ислам отвер­гает Сына Божия. Тем самым он ставит себя вне истины. Ислам не явля­ется путем, веду­щим к Богу. Никто не при­хо­дит к Отцу, как только через Иисуса Христа (Ин. 14:6).

Эти духов­ные истины при­зы­вают каж­дого хри­сти­а­нина начать мис­си­о­нер­скую дея­тель­ность среди мусуль­ман. Или мы стали сытым и само­до­воль­ным хри­сти­ан­ством, кото­рое не инте­ре­сует духов­ная нужда 800 млн. мусуль­ман? Кто сам не может посе­тить мусуль­ман­скую страну, чтобы испо­ве­до­вать там Христа, может молиться за всех мусуль­ман, под­дер­жи­вать труд бра­тьев и сестер, решив­шихся нести им Еван­ге­лие. И если сего­дня лишь немно­гие пони­мают эту задачу и лишь отдель­ные моло­дые и пожи­лые хри­сти­ане отклик­ну­лись на призыв Иисуса Христа про­по­ве­до­вать «всем языкам», то это тре­вож­ный при­знак! Спа­сен­ный не может иначе, он должен спа­сать других. Если у хри­стиан более нет стрем­ле­ния к миссии, то нужно спро­сить: Все ли обра­ще­ния и рож­де­ния свыше в наших церк­вах истинны?

Хри­стос и сего­дня еще в мире, чтобы искать и спасти погиб­ших. Если наша община остав­ляет Его в оди­но­че­стве, она не выпол­няет Его запо­ве­дей. Насто­я­щие хри­сти­ане посту­пают так, как посту­пил Исаия. После под­лин­ного пока­я­ния и очи­ще­ния он вос­клик­нул: Вот я, Гос­поди, пошли меня! (Ис. 6:8).

Во всяком случае, каждый, кто соби­ра­ется быть мис­си­о­не­ром среди мусуль­ман, должен знать, что ислам нена­ви­дит любую форму хри­сти­ан­ской миссии. Она запре­щена почти во всех стра­нах, где ислам – госу­дар­ствен­ная рели­гия. Ислам – это ведь не только рели­гия, но и целое миро­воз­зре­ние. Всякий, испол­ня­ю­щий мис­си­о­нер­скую дея­тель­ность среди мусуль­ман, совер­шает неза­кон­ное дей­ствие и должен счи­таться с тем фактом, что его могут нака­зать. Но нам нужно более слу­шаться Бога, чем людей.

Мусуль­мане нуж­да­ются в спа­се­нии. Кто гово­рит с ними о Христе? Кто помо­гает им в их про­бле­мах? Кто при­гла­шает их поужи­нать вместе? Часто ли мы молимся за них? Лишь в той сте­пени, в какой мы за них молимся, они нас любят.

Всякий, кто пытался вести мис­си­о­нер­скую дея­тель­ность среди мусуль­ман, мог наблю­дать, что непри­я­тие ими Еван­ге­лия при­вело их к какому-то внут­рен­нему зако­сте­не­нию. Все мусуль­мане с дет­ства вос­пи­ты­ва­ются в недо­ве­рии к хри­сти­ан­ству, им вну­ша­ется нена­висть к истин­ному Христу. Дух Корана как бы держит их в состо­я­нии кол­лек­тив­ной одер­жи­мо­сти. Никто из мусуль­ман не может прийти к ясному и пол­ному обра­ще­нию без пря­мого вме­ша­тель­ства Иисуса Христа.

В ислам­ских стра­нах мы встре­ча­емся с другой ситу­а­цией, чем в стра­нах, где еще не было известно хри­сти­ан­ство. В этом смысле совер­шенно необ­хо­димо, чтобы обра­щен­ный из ислама в хри­сти­ан­ство совер­шенно порвал с духом ислама и его обряд­но­стью и пол­но­стью облекся во Христа. Если он не сде­лает этого, он будет жить в духов­ной шизо­фре­нии, кото­рая рано или поздно воз­вра­тит его назад, в ислам.

Каждый хри­сти­а­нин, стре­мя­щийся про­по­ве­до­вать среди мусуль­ман, должен вна­чале убе­диться в том, что он при­зван к этому слу­же­нию. Вре­мен­ный порыв или роман­тика здесь не помо­гут. «Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против вла­стей, против миро­пра­ви­те­лей тьмы века сего, против духов злобы под­не­бес­ных». Только Иисус – наша защита и сила. От Него же зави­сят и плоды нашей дея­тель­но­сти. Поэтому всякий сви­де­тель­ству­ю­щий мусуль­ма­нам должен пол­но­стью пре­дать себя Иисусу Христу, кото­рый ведет всех, кто любит Его и служит Ему. Рабо­та­ю­щий среди мусуль­ман должен отбро­сить всякое при­выч­ное тра­ди­ци­онно-хри­сти­ан­ское мыш­ле­ние. У него теперь нет прав, только обя­зан­но­сти, как и Хри­стос гово­рил: «Сын Чело­ве­че­ский не для того пришел, чтобы Ему слу­жили, но чтобы послу­жить, и отдать душу Свою для искуп­ле­ния многих» (Мф. 20:28).

3. Рас­ту­щее при­тес­не­ние церк­вей и пре­сле­до­ва­ние ново­об­ра­щен­ных

Уси­ле­ние ислама озна­чает для хри­сти­ан­ских церк­вей, нахо­дя­щихся в этих стра­нах и пере­жив­ших когда-то в исто­рии первые гоне­ния на хри­стиан, неиз­бежно новое дав­ле­ние и пре­сле­до­ва­ния. Десятки тысяч людей поки­дают Ирак, Сирию, Иор­да­нию, Изра­иль, Египет и другие страны, потому что они не видят ника­ких пер­спек­тив для даль­ней­шей жизни. При всяких поли­ти­че­ских бес­по­кой­ствах обви­не­ния падают на хри­стиан. Их подо­зре­вают в том, что они хотят создать соб­ствен­ные госу­дар­ства. Неко­то­рые из них были бро­шены в тюрьмы, как это про­изо­шло в Египте в 1981 г., где таким обра­зом постра­дало 8 епи­ско­пов вместе с 50-ью дру­гими слу­жи­те­лями церкви и миря­нами. В 1979 г. при­мерно столько же веру­ю­щих было бро­шено в тюрьмы Ирака. Дей­стви­тельно суще­ствуют дви­же­ния, как на Ливане, кото­рые вынуж­дены при­бе­гать к оружию, чтобы не поте­рять свое хри­сти­ан­ское само­со­зна­ние и чтобы не дегра­ди­ро­вать до поло­же­ния людей вто­рого и тре­тьего порядка. Подоб­ная угроза суще­ствует в исто­рии Ближ­него Востока уже на про­тя­же­нии 1300 лет.

«Мы должны под­го­то­вить наши общины к стра­да­нию», - сказал ста­ро­ста одной из малень­ких общин в Марокко, когда он узнал, что думают мусуль­мане о без­гра­нич­но­сти своей власти. Он сам отси­дел в тюрьме пол­года и был поса­жен туда за свою веру.

Кое-какими пра­вами в ислам­ских стра­нах обла­дают лишь хри­сти­ане, родив­ши­еся тако­выми и при­над­ле­жав­шие к церк­вам, осно­ван­ным еще в перво-хри­сти­ан­ское время. Мухам­мед при­зна­вал их как обла­да­те­лей Писа­ния. Но в отно­ше­нии вновь обра­щен­ных и поки­нув­ших ислам не может быть ника­кой пощады. Аллах тре­бует их смерти, он не отпус­кает никого, кто был под­чи­нен ему.

Если, несмотря на это, в раз­лич­ных ислам­ских стра­нах воз­ни­кают домаш­ние кружки, состав­лен­ные из ново­об­ра­щен­ных, зарож­да­ются даже целые под­поль­ные церкви, то подоб­ное явле­ние можно объ­яс­нить вли­я­нием либе­ра­ли­за­ции обще­ства. Также и особые семей­ные усло­вия поз­во­ляют, чтобы неко­то­рые ста­но­ви­лись хри­сти­а­нами. В отдель­ных слу­чаях в хри­сти­ан­ство пере­хо­дят целыми семьями.

Но подоб­ные пере­ходы в хри­сти­ан­ство не исклю­чают того факта, что как со сто­роны госу­дар­ства, так и со сто­роны фана­ти­че­ски настро­ен­ных групп, пре­сле­до­ва­ние вспы­хи­вает сразу же, как только узна­ется о суще­ство­ва­нии этих пер­вич­ных хри­сти­ан­ских ячеек.

Будем пом­нить слова Гос­пода Иисуса Христа – Ин. 15:21 — 16:3: «Но все то сде­лают за имя Мое, потому что не знают Послав­шего Меня. Всякий, уби­ва­ю­щий вас, будет думать, что он тем служит «Аллаху». Так будут посту­пать, потому что не познали ни Отца, ни Меня».

Хри­стос не сказал Савлу из Дамаска: «Почему ты пре­сле­ду­ешь мою Цер­ковь?» Он сказал: «Почему ты пре­сле­ду­ешь Меня?» В этих словах уте­ше­ние для всех, пере­шед­ших из ислама, пусть знают, что они не оди­ноки, что Хри­стос стра­дает вместе с ними, что Он дает силу всем, кого пре­сле­дуют за имя Его.

Дух, отвер­гав­ший 2000 лет тому назад Иисуса Христа и послав­ший Его на крест, еще жив в совре­мен­ном исламе. Он отри­цает Рас­пя­того и враж­дует со всеми, кто полу­чил через Него спа­се­ние. Искренне веру­ю­щий мусуль­ма­нин думает, что он молится истин­ному Богу. Мы же знаем, что Аллах ислама – это не Бог, это демон, поко­рив­ший себе одну шестую часть чело­ве­че­ства. Однако Иисус Хри­стос любит каж­дого мусуль­ма­нина. Одним Своим словом может Он изгнать всех демо­нов. Поэтому для каж­дого мусуль­ма­нина есть надежда:

«Итак, если Сын осво­бо­дит вас, то истинно сво­бодны будете» (Ин. 8:36)

IV. При­ло­же­ние. Риту­аль­ная молитва

(арабск. АЛЬ-САЛАТ, тюркск. НАМАЗ)

Пред­пи­са­ния к риту­аль­ной молитве заим­ство­ваны нами из учеб­ника для пре­по­да­ва­ния рели­гии, издан­ного в Север­ной Африке и пред­на­зна­чен­ного для уча­щихся сред­ней школы. Это – мини­мум, кото­рый должны выпол­нять (соблю­дать) уже дети. Все . иллю­стра­ции и араб­ские тексты, при­ве­ден­ные в нашей книге, заим­ство­ваны из этого учеб­ника. При пере­воде мы ста­ра­лись мак­си­мально при­дер­жи­ваться ори­ги­наль­ного текста.

А. ПЕРЕД НАМА­ЗОМ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ВЫПОЛ­НЕНЫ СЛЕ­ДУ­Ю­ЩИЕ УСЛО­ВИЯ:

  • Совер­шить риту­аль­ное омо­ве­ние.
  • Место молитвы должно быть чистым (коврик, т.н. намаз­лык).
  • Тело и одежда должны быть чистыми и в порядке.
  • Лицо обра­щено в сто­рону Каабы в Мекке.
  • Молитва должна совер­шаться с бла­го­го­ве­нием. Раз­го­воры, смех, игры или еда во время молитвы делают ее бес­смыс­лен­ной.

Б. ОМО­ВЕ­НИЕ ПЕРЕД МОЛИТ­ВОЙ

должно совер­шаться в сле­ду­ю­щем порядке:

  1. Помыть руки
  2. Про­по­лос­кать рот
  3. Про­мыть нос
  4. Умыть лицо
  5. Помыть руки до локтей
  6. Про­ве­сти рукой по воло­сам
  7. Про­мыть уши
  8. Помыть ноги

В. НАМАЗ – ЕЖЕ­ДНЕВ­НАЯ ПЯТИ­КРАТ­НАЯ молитва состоит из сле­ду­ю­щих частей:

  1. Утрен­няя молитва с 2‑кратным повто­ре­нием
  2. Полу­ден­ная молитва с 4‑х крат­ным повто­ре­нием
  3. После­обе­ден­ная молитва с 4‑х крат­ным повто­ре­нием
  4. Молитва при заходе солнца с 3‑х крат­ным повто­ре­нием
  5. Вечер­няя молитва с 4‑х крат­ным повто­ре­нием

Г. УТРЕН­НЯЯ МОЛИТВА

  1. После совер­шен­ного в пра­виль­ном порядке омо­ве­ния гото­вый к молитве мусуль­ма­нин ста­но­вится лицом к Мекке, под­ни­мает ладони к ушам и про­из­но­сит: «Аллах акбар», что значит: «Аллах велик». (В дослов­ном пере­воде «Аллах больше».)
  2. Потом он тихо, про себя читает на память суру из Корана, как пра­вило первую. Это своего рода «Отче наш» ислама. По-араб­ски: Аль-Фатиха.
  3. Потом он гово­рит: «Аллах акбар», накло­ня­ется и про­из­но­сит трижды по-араб­ски: «Все­х­ва­лен мой все­мо­гу­щий гос­подь!»
  4. После этого он выпрям­ля­ется и гово­рит: «Аллах слышит того, кто его славит!»
  5. Потом он испо­ве­дует: «Аллах акбар», падает ниц так, что лоб его при­ка­са­ется к ков­рику и трижды про­из­но­сит: «Все­х­ва­лен мой гос­подь, наи­выс­ший!»
  6. После этого он гово­рит: «Аллах акбар» и выпрям­ля­ется, оста­ва­ясь на коле­нях.
  7. Опять покло­ня­ется, падая ниц, и трижды гово­рит: «Все­х­ва­лен мой гос­подь, наи­выс­ший!»
  8. Потом он про­из­но­сит: «Аллах акбар», встает и начи­нает ВТОРОЙ МОЛИТ­ВЕН­НЫЙ КРУГ, читая про себя Аль-Фатиху или другую суру из Корана на память.
  9. Потом он про­из­но­сит: «Аллах акбар», накло­ня­ется и в таком поло­же­нии трижды гово­рит: «Да будет про­слав­лен мой могу­чий гос­подь!» .
  10. После этого он выпрям­ля­ется и гово­рит: «Аллах слышит того, кто его славит».
  11. Далее опять: «Аллах акбар», потом он опять падает ниц и трижды про­из­но­сит: «Все­х­ва­лен мой гос­подь, наи­выс­ший!»
  12. Затем вновь сле­дует: «Аллах акбар». При этом он выпрям­ля­ется, оста­ва­ясь на коле­нях.
  13. Затем он опять падает ниц (чет­вер­тый раз за время утрен­ней молитвы) и трижды гово­рит: «Все­х­ва­лен мой гос­подь, наи­выс­ший!»
  14. Потом он выпрям­ля­ется, оста­ва­ясь на коле­нях, и испо­ве­дует свою при­вер­жен­ность исламу, про­из­нося шахад, крат­кий символ веры:
    — «Аллаху подо­бают при­вет­ствия, жертвы, дары и молитвы.
    — Мир тебе, Пророк, и мило­сер­дие Аллаха и его бла­го­сло­ве­ния.
    — Мир на нас и всех верных покло­ня­ю­щихся Аллаху.
    — Испо­ве­дую, что нет дру­гого бога, кроме Аллаха. Он один и нет никого подоб­ного рядом с ним.
    — И я испо­ве­дую, что Мухам­мед раб его и пророк его».
  15. Затем он пово­ра­чи­вает голову направо, оста­ва­ясь на коле­нях, и гово­рит: «Мир вам и мило­сер­дие Аллаха».

(Этим завер­ша­ется утрен­няя молитва)

Д. СТА­ТИ­СТИ­ЧЕ­СКИЕ ПРИ­МЕ­ЧА­НИЯ

Мусуль­ма­нин молится 5 раз в день и совер­шает 17 молит­вен­ных кругов. Еже­дневно мусуль­ма­нин, если он совер­шает все уста­нов­лен­ные молитвы, падает ниц перед Алла­хом 34 раза. При этом он гово­рит: Все­х­ва­лен мой гос­подь – 102 раза, наи­выс­ший Аллах больше… – 68 раз, Все­х­ва­лен мой могу­чий гос­подь – 51 раз, Аллах слышит того, кто его славит – 17 раз, «Аль-Фатиха» или другую суру – 17 раз, Ислам­ский «символ веры» – 5 раз, Привет мира всем мусуль­ма­нам – 5 раз.

Все эти слова молитв повто­ря­ются мусуль­ма­ни­ном так часто, что они уко­ре­ня­ются глу­боко в его под­со­зна­нии. Нам, хри­сти­а­нам, нужно это учи­ты­вать, когда мы бесе­дуем с при­вер­жен­цами Аллаха.

Изда­тель­ство «Свет на Востоке», Корн­таль, ФРГ, 1983 г.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки