Нечто о поповских гуменцах

cвящ. В. Руднев

Что такое «попово гуменце», ныне знают не многие; но неда­леко еще то время (не более ста лет), когда все наши пра­во­слав­ные рус­ские свя­щен­ники были с гумен­цами. Да поз­во­лено будет дать, сколько воз­можно, полное поня­тие о попов­ских гумен­цах.

«Гуменце» — слово умень­ши­тель­ное от гумна, а «гумно» — это вычи­щен­ная и выгла­жен­ная часть земли. «Гуменце на голове» — выстри­жен­ная на темени часть головы, а «гуменце попово» — это выстри­жен­ное темя головы свя­щен­ника; назы­ва­ется еще иногда гуменце попово «гумен­цем Апо­стола Петра», это потому, что глава св. Апо­стола была в насмешку обрита неве­ро­вав­шими его слову языч­ни­ками; в древ­но­сти на Руси назы­ва­лось оно еще «оброс­не­нием», что значит «голое место на голове1»; это послед­нее назва­ние удер­жано и в Скри­жали пат­ри­арха Никона (1656 г.).

Обычай стричь волосы на голове — один из древ­ней­ших;  он суще­ство­вал у всех наро­дов древ­но­сти и у каж­дого народа с своим особым зна­че­нием. «Еллины,  — гово­рит св. Афа­на­сий Ал. в ответе на вопрос 28, — имеют обык­но­ве­ние стричь верх­нюю часть головы у отро­ков, остав­ляя малые волосы; потом они обре­зают их и посвя­щают демо­нам»2. Рим­ляне побеж­ден­ным наро­дам стригли волосы, в знак победы над ними Евреи стригли волосы по окон­ча­нии обета Богу, как пред­пи­сано в законе Мои­се­е­вом:  «И да обриет обеща́вый пред две́рьми ски́нии сви­де­ния главу́ обета своего́, и да возложи́т власы́ на о́гнь» (Числ. 6:18), и в знак глу­бо­кой печали, как гово­рит пророк Михей: «Обросни́ся и остризи́ся по ча́дех свои́х млады́х: раз­шири́ обросне́ние твое́ я́ко оре́л, поне́же плене́ни бы́ша от тебе́» (Мих. 1:16). У cлавян-языч­ни­ков обряд пер­вого обре­за­ния волос или постриг  сопро­вож­дался особым тор­же­ством3. Хри­сти­ане с самых первых веков хри­сти­ан­ства стригли себе волосы то в зна­ме­ние чистоты, то ради посвя­ще­ния и все­це­лого пожерт­во­ва­ния сами себя на слу­же­ние Богу4.

Пас­тыри хри­сти­ан­ской церкви, более других рев­но­вав­шие о чистоте жизни, из любви к Спа­си­телю, в память тер­но­вого венца, покры­вав­шего главу Его, волосы на главах своих сверху выстри­гали, а снизу под­стри­гали, делая таким обра­зом из них нечто похо­жее на венец.

Такой обычай суще­ство­вал во всей все­лен­ской церкви как на Востоке, так и на Западе. Начи­ная c IV века мы имеем о нем непре­рыв­ный ряд сви­де­тель­ства. Блаж. Авгу­стин и Иеро­ним, писа­тели IV века сви­де­тель­ствуют, что свя­щен­но­слу­жи­тели волосы на голове под­стри­гают в круг, а на темени несколько выстри­гают по древ­нему обычаю5. Св. Васи­лий Вели­кий, по сви­де­тель­ству древ­него исто­рика Ульния Рим­ля­нина, «имел волосы на голове несколько обстри­жен­ные6. В VI веке импе­ра­то­ром Юсти­ни­а­ном построен в Кон­стан­ти­но­поле зна­ме­ни­тый Софий­ский храм; моза­и­че­ские изоб­ра­же­ния в сем храме сохра­ни­лись до нашего вре­мени. Там св. Гри­го­рий Бого­слов и Дио­ни­сий Аре­о­па­гит изоб­ра­жены обстри­жен­ными7. А на моза­ике VI же века в церкви Космы и Дами­ана в Риме запад­ные епи­скопы изоб­ра­жены и обстри­жен­ными и с гумен­цами8. В VII веке обычай клира стричь волосы был обще­из­вест­ным и обще­при­ня­тым. 21‑е пра­вило 6‑го Все­лен­ского собора гово­рит:  «Ока­зав­ши­еся винов­ными в пре­ступ­ле­ниях про­тив­ных пра­ви­лам и за cиe под­верг­ну­тые совер­шен­ному и все­гдаш­нему извер­же­нию из своего чина, и в состо­я­ние мирян изгнан­ные, аще, при­ходя доб­ро­вольно в рас­ка­я­ние, отвер­гают грех, за кото­рый лиши­лися бла­го­дати, и от него совер­шенно устра­няют себя, — да стри­гутся по образу клира».

«Аще же про­из­вольно не поже­лают того, да растят, власы подобно миря­нам, яко пред­по­чет­шие обра­ще­ние в мире жизни небес­ной». Выра­же­ние: «да стри­гутся по образу клира» дает разу­меть, что в то время все  состо­я­щие в клире стригли себе волосы, и только лишен­ные сана, если не испра­вятся, должны были рас­тить их подобно миря­нам. Как именно состо­я­щие в клире стригли себе волосы, из пра­вила собора не видно; объ­яс­не­ние на это мы нахо­дим в писа­ниях св. Софро­ния, пат­ри­арха Иеру­са­лим­ского, кото­рый скон­чался не задолго до откры­тия 6‑го Все­лен­ского собора († 614 г.). В слове о боже­ствен­ном свя­щен­но­дей­cтвии он гово­рит: «Круг­ло­вид­ное остри­же­ние волос на главе свя­щен­ника озна­чает тер­но­вый венец, а двой­ной венец, обра­зу­е­мый воло­сами, изоб­ра­жает чест­ную главу вер­хов­ного Апо­стола, кото­рую в насмешку остригли ему неуве­ро­вавше и кото­рую бла­го­сло­вил Хри­стос».9  «Круг­ло­вид­ное остри­же­ние», «двой­ной венец», обра­зу­е­мый воло­сами — слова эти пока­зы­вают, что свя­щен­ники того вре­мени на темени волосы выстри­гали, а снизу под­стри­гали.  Волосы, остри­жен­ные так, дей­стви­тельно пред­став­ляли нечто похо­жее на венец, почему у Греков такое стри­же­ние и назы­ва­лось «δτεφάνη» (венок, голов­ное укра­ше­ние). В VIII веке св. Герман, пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский, объ­яс­нял этот повсе­мест­ный обычай так же, как объ­яс­нял его и св. Софро­ний. «Стри­же­ние головы иepeя, —  гово­рит он, — и круг­ло­вид­ное остри­же­ние волос посре­дине ея дела­ется но образу тер­но­вого венца, кото­рый носил Хри­стос. Зна­ме­ну­е­мый воло­сами двой­ной, лежа­щий на главе иepeя, венец изоб­ра­жает чест­ную главу апо­стола Петра»10. В IX, X и XI веках свя­ти­те­лей изоб­ра­жали под­стри­жен­ными и на иконах, и в руко­пис­ных сочи­не­ниях. Так в руко­писи Гри­го­рия Нази­ан­зина (Гри­го­рий Бого­слов) (IX–X  в.), писан­ной для визан­тий­ского импе­ра­тора Васи­лия Маке­до­ня­нина, изоб­ра­жены свя­ти­тели Васи­лий Вели­кий, Гри­го­рий Нис­ский и Гри­го­рий Бого­слов остри­жен­ными; а пророк Иезе­ки­иль как назо­рей11, изоб­ра­жен  с длин­ными воло­сами12. В гре­че­ской Четьи-минеи (X в.) ни один из святых не изоб­ра­жен с длин­ными воло­сами, на многих видны гуменца13. Об изоб­ра­же­ниях в руко­пи­сях нужно заме­тить, что они не под­вер­га­лись ника­ким изме­не­ниям и исправ­ле­ниям, между тем как иконы, под­вер­жен­ные боль­шей порче, часто изме­ня­лись и исправ­ля­лись; а самые древ­ней­шие из них почти все уни­что­жены в век ико­но­бор­ства; поэтому неуди­ви­тельно, если в насто­я­щее время те же свя­ти­тели, о кото­рых мы упо­ми­нали, изоб­ра­жа­ются не с под­стри­жен­ными, а с длин­ными воло­сами.

Из древ­ней церкви гре­че­ской обычай стричь волосы на голове пере­шел и в цер­ковь рус­скую. На фрес­ках Киево-Софий­ского собора (XI в.) свя­ти­тели изоб­ра­жены

с под­стри­жен­ными воло­сами, на неко­то­рых видны гуменца14. В Хара­тей­ной Корм­чей Книге XIII века, на 21 прав. 6‑го Все­лен­ского собора нахо­дится такое тол­ко­ва­ние: «пре­з­ви­тер или диакон, аще будет от сана извер­жен, честь же да имать и седа­лище, якоже и прочии сущии в причте, главу да постри­гают, рекше сущее на главе гуменце. Аще на обра­ще­ние зрит, якоже при­чет­ницы главу да постри­гает. Аще же своею волею не отсту­пит, но тво­рити хощет грех, якоже мир­стии чело­вецы власы да растит, понеже воз­лю­бил мир­ское пре­бы­ва­ние, паче небес­ныя жизни»15. Досто­верно, что обычай стричь волосы на голове был принят и соблю­дался в Церкви Рус­ской в самом начале её суще­ство­ва­ния. А начи­ная с XVI века мы имеем непре­рыв­ный ряд сви­де­тельств о нем, как ино­стран­цев бывав­ших в России так и самих рус­ских. В 1517 и 1526 г. был послом в Москве от импе­ра­тора австрий­ского барон Гер­бер­штейн. В своих запис­ках о России он, между прочим, пишет:  «Рус­ские свя­щен­ники одежду имеют почти такую же, как миряне, наде­вая на голову кроме малень­кой и круг­лой шапочки, кото­рою они при­кры­вают выстри­жен­ное место, еще широ­кую шляпу от жара и дождей, или носят также высо­кия и боб­ро­выя шапки сераго цвета. Все они ходят опи­ра­ясь на палки, назы­ва­е­мый посо­хами»16. Олеaрий, Гол­ш­тин­ский ученый, бывший в России в XVII в.  (1634 г.), гово­рит о свя­щен­ни­ках:  «Ново­по­став­лен­ный обле­ка­ется в свя­щен­ни­че­ское верх­нее платье, кото­рое немно­гим отли­ча­ется от мир­скjго. На макушке головы остри­га­ются волосы и пола­га­ется на нее сукон­ная шапочка, назы­ва­е­мая ску­фьею, точно как наша ермолка, плотно обни­ма­ю­щая голову; прочее на голове волосы длин­ные, как у женщин, отпус­ка­ются вниз до самых плеч. Эту шапочку днем они нико­гда не могут снять, разве нужно будет только им остричь голову»17. Из слов Оле­фа­рия видно, что в XVII в. у свя­щен­ни­ков волосы только на макушке выстри­га­лись, прочие же остав­ля­лись длин­ными. Тоже гово­рят и другие путе­ше­ствен­ники18. Всегда ли так было в России или только в XVII веке —  неиз­вестно. При патр. Никоне обычай носить гуменце был еще во всей силе, что видно из напе­ча­тан­ной при нем «Скри­жали», где и объ­яс­нен он согласно со свв. Софро­нием и Гер­ма­ном19. После Никона при пат­ри­архе Иоанне на мос­ков­ском соборе 1674 г. состо­я­лось такое опре­де­ле­ние о гумен­цах:  «Про­то­пре­сви­тери и про­то­ди­а­кони, иepee же мир­стии и диа­кони дол­жен­ствуют ходити во ску­фьях, в зна­ме­ние свя­щен­ного духов­ного их чина и руко­по­ло­же­ния архи­ерей­скaгo, на главах же имети про­стри­жено, зовемо гуменце, немало: власы же остав­ляти по круг­ло­сти главы, еже являет тер­но­вый в венец, егоже носи Хри­стос20». Это собор­ное опре­де­ле­ние соблю­да­лось и в про­шед­шем сто­ле­тии. В архиве Мос­ков­ской Духов­ной Кон­си­сто­рии сохра­ни­лось довольно дел став­лен­ни­че­ских21 XVIII века, из кото­рых видно, что при постав­ле­нии в иepeя про­стри­га­лось став­ле­нику на голове «гуменце не мало»; дей­ствие это совер­ша­лось не даром — став­ле­ники обя­заны были вно­сить деньги «про­стри­галь­ныя по гривне с плеши»22. Место, выстри­жен­ное на голове при посвя­ще­нии, когда покры­ва­лось воло­сами, снова было выстри­га­емо и таким обра­зом оста­ва­лось на всю жизнь наруж­ным знаком свя­щен­ства, так что без гуменца тогда нельзя было назвать себя и свя­щен­ни­ком, что, посему, делали и лже­е­реи, чтобы выдать себя за истин­ных иереев. В про­то­коле 1731 г. апр. 19 ска­зано: «При­слан был в Дика­сте­рию поп само­став, кото­рый допро­сом пока­зал, что его посвя­тил и гуменцо постриг поп…»  

Когда именно остав­лен обычай носить гуменцо — неиз­вестно; но нет сомне­ния, что он суще­ство­вал и во 2‑й поло­вине про­шед­шего сто­ле­тия. Покой­ный мит­ро­по­лит

Фила­рет, родив­шийся в 1782 г., рас­ска­зы­вал, чго в моло­до­сти своей он видал свя­щен­ни­ков в Коло­мен­ской епар­хии с гумен­цами. Равно и в гре­че­ской церкви этот обычай не сохра­нился.

Могут спро­сить: хорошо ли посту­пили, что оста­вили такой древ­ний хри­сти­ан­ский обычай? Отве­чаем:  обычай, не то, что закон или пра­вило. Правда, на Мос­ков­ском соборе при пат­ри­архе Иоакиме 1674 года, обычай этот как мы видели, уза­ко­нен как зна­ме­ние, наруж­ный знак свя­щен­ного духов­ного чина; но это — уза­ко­не­ние мест­ной, а не Все­лен­ской Церкви, притом выра­жен­ное не стро­гом виде. 6‑й Все­лен­ский собор в 21 пра­виле сказав, что свя­щен­но­слу­жи­тели, ока­зав­ши­еся винов­ными в пре­ступ­ле­ниях, лишен­ные сана и потом рас­ка­яв­ши­еся, «да стри­гутся по образу клира», — не уза­ко­няет этот обычай, а только упо­ми­нает о нем, как о суще­ству­ю­щем в церкви, и смотря на него, как на внеш­нюю при­над­леж­ность духов­ных лиц, каково, напри­мер, ноше­ние одежды, доз­во­ляет удер­жать его и лишен­ным сана. Наша Пра­во­слав­ная рус­ская Цер­ковь долго дер­жа­лась его, но, нако­нец, не видя твер­дых кано­ни­че­ских правил, оста­вила его, — и оста­вила не без осно­ва­ния. «По Боже­ствен­ному уста­нов­ле­нию, —  гово­рит недавно почив­ший рус­ский свя­ти­тель Фила­рет, — Назо­рей растил власы в про­дол­же­нии обет­ного вре­мени (Числ. 6:5). Еврей­ский Назо­рей был про­об­ра­зо­ва­нием Христа (Мф. 2:23). И Хри­стос Спа­си­тель, соот­вет­ствуя про­об­ра­зо­ва­нию, и объ­яс­няя оное самым видом Своего лица, по чину назо­рей­скому, не стриг власов. Cие пока­зы­вают издревле иконы Его, начи­ная от неру­ко­тво­рен­наго образа. Очень есте­ственно, что после­до­ва­те­лям Христа Спа­си­теля, и наи­паче слу­жи­те­лям веры по осо­бен­ному при­зва­нию, вожде­ленно было под­ра­жать Ему не только в духов­ном, но и во внеш­нем». Над при­ем­ле­мыми в клир, постри­же­ние на высоте головы совер­ша­ется и ныне. «Это — цер­ков­ное бла­го­сло­ве­ние и символ, —  про­дол­жает свя­ти­тель. — Что такое волосы?  Све­то­выя луче­об­раз­ныя исте­че­ния из головы, обле­чен­ныя в соот­вет­ствен­ную им внеш­нюю форму тон­каго, без­ко­лен­наго, гиб­каго трост­ника.

Посему волосы суть близ­кий образ или символ чело­ве­че­ских мыслей. Постри­же­нием на при­ем­ле­мом в клир иди в мона­ше­ство пола­га­ется зна­ме­ние, что он должен отсечь плот­ския и мир­ския мысли. За сим, полу­чив­шая бла­го­сло­ве­ние глава пусть обильно рас­тить власы новые — помыш­ле­ния духов­ныя, чистыя и святыя»23.

Заклю­чаем нашу статью таким суж­де­нием:  хорошо делали преж­ние пра­во­слав­ные свя­щен­ники, когда выстри­гали на голо­вах своих гуменца по образу тер­но­вого венца Христа Спа­си­теля; хорошо делают и нынеш­ние, совер­шенно нестри­гу­щие своих волос, по при­меру древ­них назо­реев, в под­ра­жа­ние Гос­поду Иисусу. «Свя́т бу́дет растя́й власы́ главы́ своея́» (Числ. 6:5).


При­ме­ча­ния:

1. «Сло­варь цер­ковно-сла­вян­ского и рус­ского языка», состав­лен­ный Вторым Отде­ле­нием Импе­ра­тор­ской Ака­де­мии наук, Спб, 1847 г., см. слово «оброс­не­ние»)
2. «Новая Скри­жаль», Спб., 1870 г., стр. 430.
3. «Рус­ские про­сто­на­род­ные празд­ники и суе­вер­ные обряды», Сне­ги­рев И.М., М., 1837 г., часть 1, стр. 210.
4. «Дио­ни­сий Аре­о­па­гит», книга о цер­ков­ной иерар­хии, в кн.: «Писа­ния свв. отцов и учи­те­лей Церкви, отно­ся­щи­еся к истол­ко­ва­нию пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния», СПб., 1855, т. 1, стр. 197.
5. См. в книге: «Опыт курса цер­ков­ного зако­но­ве­де­ния». Спб, 1851 г. вып. II, стр. 382.
6. «Ука­за­тель для обо­зре­ния Мос­ков­ской Пат­ри­ар­шей риз­ницы и биб­лио­теки», М., 1858 г., стр. 285.
7. «Хри­сти­ан­ские древ­но­сти и архео­ло­гия». Еже­ме­сяч­ный журн. изд. И. Про­хо­ров, 1862 г., т. 2., ср. 7, см. рисун.
8. Там же.
9. «Писа­ния святых отцов и учи­те­лей Церкви, отно­ся­щи­еся к истол­ко­ва­нию пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния», Спб, 1855 г., том I, стр. 271.
10. Там же, стр. 365.
11. Назо­рей (от евр. «незир» — отде­лен­ный, посвя­щен­ный) чело­век, посвя­щён­ный во вре­мена Вет­хого Завета на особое слу­же­ние Богу посред­ством при­ня­тия ряда обетов (Числ.6). Назо­реем был судия Самсон (Суд.13:5); 2) одно из имен Гос­пода Иисуса Христа. В про­дол­же­нии всего срока обета, назо­реям запре­ща­лось стричь волосы (Чис.6:5).
12. «Хри­сти­ан­ские древ­но­сти и архео­ло­гия», Спб, 1862 г., кн. 2, рисун. к стр. 8. Еще кн. 3.
13. Там же.
14. Там же, кн. 3.
15. «Сла­вян­ские руко­писи», Мос­ков­ская сино­даль­ная биб­лио­тека, № 132, л. 201.
16. «Записки о Moc­ко­вии барона Гер­бер­штейна», пер. с латин­ского Ив. Ано­ни­мов. Спб., 1866, стр. 47.
17. «Душе­по­лез­ное Чтение», 1867 г. кн. 3, стр. 282.
18. «Мос­ков­ские губерн­ские ведо­мо­сти», 1847 г., стр. 117. Здесь ска­зано о свя­щен­ни­ках: «волосы отра­щи­вают до плеч».
19. Печат. в Москв., 1656 г., смотр. л. 129, гл. 40.
20. «Деяния Все­лен­ских Собо­ров», хра­нится в Синод. биб­лиот. № I. л. 187, обр.
21. Дела при­сяги свя­щен­ника (став­ле­ни­че­ская гра­мота, при­сяж­ный лист).
22. Исто­рия Мос­ков­ского епар­хи­аль­ного управ­ле­ния со вре­мени учре­жде­ния Св. Синода (1721–1821), М.: В тип. «Рус­ских ведо­мо­стей», 1870; См. в «Чтения в Обще­стве люби­те­лей духов­ного про­све­ще­ния”, кн. 7, стр. 198, 199.
23. «Нечто о раще­нии волоc», свя­ти­тель Фила­рет Мос­ков­ский (Дроз­дов).

«Душе­по­лез­ные чтения» 1870 года из декабрь­ской книжки. Москва, 18 декабря 1870.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки