О почитании мощей святых угодников Божиих

О том, что такое мощи, как скла­ды­ва­лось почи­та­ние этих свя­тынь в про­шлом и какие про­блемы воз­ни­кают сего­дня, кор­ре­спон­денту жур­нала диа­кону Федору Котре­леву рас­ска­зал цер­ков­ный исто­рик Нико­лай Нико­ла­е­вич Лисо­вой.

Оглав­ле­ние


Мощи – от слова «мощь»

Для того чтобы лучше понять смысл почи­та­ния мощей в Пра­во­слав­ной Церкви, нужно прежде всего обра­титься к эти­мо­ло­гии, про­ис­хож­де­нию самого рус­ского слова «мощи». Это слово про­ис­хо­дит от слова «мощь», «сила». Этот корень есть во всех индо­ев­ро­пей­ских языках: немец­кое «Маcht» – «сила, власть», гре­че­ское «МAYOС» – «маг, волхв», дословно «могу­ще­ствен­ный» (этим словом названы в Еван­ге­лии волхвы). То есть мы покло­ня­емся и полу­чаем бла­го­дать не от мерт­вых костей, а от силы Божией, носи­те­лем кото­рой явля­ется тот или иной угод­ник Божий. Точно так же про­ис­хо­дит с почи­та­нием икон: мы же не дереву и не крас­кам покло­ня­емся, а изоб­ра­жен­ному свя­тому, кото­рый явля­ется нашим пред­ста­те­лем перед Богом и доно­сит до Бога и наше цело­ва­ние, и нашу молитву. Бла­го­дать и помощь Божия при­сущи святым еще при их жизни. Но и после смерти в их чест­ных остан­ках дей­ствие свя­то­сти сохра­ня­ется. Ведь в пра­во­слав­ном пони­ма­нии тело столь же необ­хо­димо в чело­ве­че­ском составе, как душа. Гос­подь создал нас трех­част­ными: тело, душа и дух. И у святых тело не менее свято, чем душа и дух. По нашей молитве к угод­нику и к Гос­поду эта бла­го­дать может нам содей­ство­вать и помо­гать. И надо заме­тить, не только мощи святых явля­ются источ­ни­ком бла­го­дат­ной силы, но и то, что от них оста­ется: иконы, личные вещи и т. д. Известно, напри­мер, что мантия прп. Сера­фима была чудо­творна и исце­ляла. Самые храмы и оби­тели, где под­ви­за­лись и моли­лись святые, их сохра­нив­ши­еся обла­че­ния или бого­слу­жеб­ные сосуды, на кото­рых они совер­шали Евха­ри­стию, их над­гроб­ные пелены, гробы и раки – все это про­ник­нуто бла­го­да­тью.

Раз­де­ле­ние бла­го­дати?

Всем известно такое явле­ние, как «частица мощей». Тра­ди­ция раз­де­ле­ния мощей святых воз­никла в очень раннее время. Уже в самом начале хри­сти­а­ни­за­ции, в эпоху Кон­стан­тина и Елены (и даже несколько раньше) мы встре­ча­емся с раз­де­лен­ными мощами. Как осмыс­лить эту тра­ди­цию? Прежде всего надо ска­зать о тех частях тела, кото­рые были есте­ственно отде­лены. Напри­мер, вспом­ним чест­ную главу Иоанна Пред­течи. Вот уже отде­лен­ная часть мощей. А ведь исто­рия хри­сти­ан­ской свя­то­сти и муче­ни­че­ства знает и усе­чен­ные главы, и дес­ницы, и другие члены. Часто об этом сви­де­тель­ствуют древ­ней­шие доку­менты – прежде всего жития святых, вос­хо­дя­щие к запи­сям нота­риев – чинов­ни­ков, при­сут­ство­вав­ших при каждом муче­нии, а также к сви­де­тель­ствам оче­вид­цев. Напри­мер, в житии свв. Адри­ана и Ната­лии рас­ска­зы­ва­ется, что Ната­лия, при­сут­ство­вав­шая при муче­ни­че­стве Адри­ана, после казни, как только свя­тому отсекли руки и ноги, раньше, чем кто-нибудь заме­тил, спря­тала его дес­ницу – чтобы спасти, сохра­нить хоть что-то из остан­ков свя­того. Потом, когда мощи его были пере­ве­зены в Кон­стан­ти­но­поль, она при­везла туда и руку.

Фено­мен раз­де­ле­ния мощей состоит в том, что именно не само тело, не сами останки явля­ются носи­те­лем бла­го­дати, а живу­щая в них сила Божия. А эта сила неде­лима и, соот­вет­ственно, оди­на­ково при­сут­ствует во всех частях. То есть один перст свя­того не менее свят, чем его рука, нога, голова или все тело. Вспом­ним слова апо­стола Павла: «Не может глаз ска­зать руке: ты мне не надобна; или также голова ногам: вы мне не нужны… Посему… сла­вится ли один член, с ним раду­ются все члены» (1Кор.12:21,26). Так что на какие бы малые частицы ни раз­дроб­ляли мощи, их бла­го­дат­ность от этого не ума­ля­ется. Напри­мер, Бла­жен­ней­ший Пат­ри­арх Иеру­са­лим­ский до сих пор берет частицы Живо­тво­ря­щего Креста, раз­де­ляет их и по-преж­нему дарует в бла­го­сло­ве­ние храмам и мона­сты­рям.

Хри­сти­ане всегда стре­ми­лись сохра­нить хоть что-нибудь от свя­того угод­ника, осо­бенно муче­ника. Правда, надо при­знать, что бла­го­че­сти­вой тра­ди­цией неод­но­кратно поль­зо­ва­лись люди недоб­ро­со­вест­ные. Еще в XIX веке нашим мало­об­ра­зо­ван­ным палом­ни­кам на востоке про­да­вали и капли Крови Хри­сто­вой, и капли Млека Бого­ро­дицы, и прочие «свя­тыни». Но потреб­ность в раз­де­ле­нии мощей – это еще и литур­ги­че­ская потреб­ность Церкви. В каждом храме есть анти­минс – плат, на кото­ром совер­ша­ется литур­гия. И в каждый анти­минс обя­за­тельно вши­ва­ется частица мощей. Дело в том, что для пер­во­на­чаль­ных литур­гий пре­сто­лом слу­жили могиль­ные камни на мощах муче­ни­ков. А впо­след­ствии стали упо­треб­ляться «анти-минсы», то есть «вместо-пре­сто­лия» с части­цами мощей.

В анти­ре­ли­ги­оз­ной лите­ра­туре не раз дела­лись кощун­ствен­ные пред­по­ло­же­ния, что, мол, если собрать все почи­та­е­мые частицы святых, то может у кого-то из них полу­чится по несколько рук или ног. Это, конечно, сущая неправда. Потому что если дей­стви­тельно собрать и сосчи­тать эти свя­тыни, то ока­жется, что их на самом деле очень мало! Вот, напри­мер, мы гово­рим: дес­ница Иоанна Пред­течи. А на самом деле дес­ница дела­ется из серебра или золота, а в ней поме­ща­ется бук­вально один перст или даже одна фаланга Пред­течи. То же и со мно­гими дру­гими мощами. Тела муче­ни­ков часто бро­сали на рас­тер­за­ние зверям, останки других гони­тели спе­ци­ально уни­что­жали и пря­тали, чтобы не допу­стить почи­та­ния. Кроме того, многие святые были сожжены на кострах или вверг­нуты в море, и их мощи были утра­чены.

Миф о нетлен­но­сти

Суще­ствует рас­про­стра­нен­ное заблуж­де­ние, что тела святых должны обя­за­тельно сохра­няться нетлен­ными. Это абсо­лютно неверно. Как ска­зано выше, мощи – это мощь, сила. А что такое сила в теле чело­века? Это кость! Кре­пость и сила чело­века – в костях. Рас­слаб­лен­ный – это тот, кто своим ске­ле­том не вла­деет. Что каса­ется почи­та­ния исклю­чи­тельно якобы нетлен­ных тел, то нико­гда такой тра­ди­ции не было. От муче­ни­ков нетлен­ных тел, как уже было ска­зано выше, остаться не могло из-за самого харак­тера муче­ний.

Откуда же идет это заблуж­де­ние? У нас оно воз­никло в XVIII–XIX веках, в сино­даль­ный период, под вли­я­нием Запада. Запад­ное бла­го­че­стие ведь более ося­за­тель­ное в отли­чие от восточ­ного, более чув­ственно-телес­ное. Для него харак­терна воз­ник­шая в эпоху Воз­рож­де­ния порт­рет­ность в изоб­ра­же­нии святых и одно­вре­менно – пред­став­ле­ние о нетлен­ных телах, кото­рые пере­да­ются в пла­стике статуй, изоб­ра­жа­ю­щих свя­того как живого.

Это заблуж­де­ние сыг­рало в свое время пагуб­ную роль в исто­рии Рус­ской Церкви. В начале совет­ской власти, когда нача­лись гоне­ния на веру, стали про­хо­дить мас­со­вые вскры­тия мощей. Без­бож­ники с боль­шим удо­воль­ствием стали рас­ска­зы­вать, что вместо святых мощей в раках обна­ру­жи­ва­лись «черепки, тряпки и чучела, наби­тые бума­гой». Но в этих слу­чаях могли быть обна­ру­жены частично сохра­нив­ши­еся мощи, а «тряп­ками» советы назы­вали цер­ков­ные обла­че­ния, в кото­рых про­во­ди­лось захо­ро­не­ние. Так было, напри­мер, в 1919 году при вскры­тии мощей св. прп. Сергия Радо­неж­ского, сохра­нив­шихся частично. Даже для веру­ю­щих стал иску­ше­нием как факт частич­ной нетлен­но­сти мощей вели­кого рус­ского свя­того, так и само пору­га­ние. По пре­да­нию, прп. Сергий явился одному из мона­хов Лавры и сказал, что сего­дня все хри­сти­ане стра­дают от гоне­ний, и он хочет мощами доб­ро­вольно стра­дать от хулы. Но чаще всего эти све­де­ния были сильно пре­уве­ли­чены, а иногда и просто лживы. И, к сожа­ле­нию, надо при­знать, что здесь цер­ков­ный народ как бы сам себя «под­ста­вил». Потому что в таких вопро­сах должна быть про­зрач­ность. Нужно было прямо напи­сать: «мощи не сохра­ни­лись», или «мощи нахо­дятся под спудом», или «оста­лась только лобная часть черепа» – а не нетлен­ные мощи. А ведь именно эти обман­ные слова, эта сло­вес­ная обо­лочка дали боль­ше­ви­кам воз­мож­ность абсо­лютно объ­ек­тивно, с помо­щью фото­ап­па­ра­тов и кино­съе­мок стро­ить на раз­об­ла­че­нии мощей анти­ре­ли­ги­оз­ную про­па­ганду! И именно этого опа­сался Свя­тей­ший Пат­ри­арх Тихон, изда­вая 4 (17) фев­раля 1919 года указ епар­хи­аль­ным архи­ереям «Об устра­не­нии пово­дов к глум­ле­нию и соблазну в отно­ше­нии святых мощей». Подоб­ные указы изда­ва­лись рус­скими архи­ере­ями и раньше, в XIX веке, но стрем­ле­ние к ося­за­нию, к «нетлен­но­сти» – заглу­шало голоса свя­ти­те­лей.

Конечно, бывают и случаи нетлен­но­сти тел святых. Напри­мер, в Киево-Печер­ском, Псково-Печер­ском мона­сты­рях даже и неко­то­рые не про­слав­лен­ные угод­ники лежат нетлен­ными. Но это усло­вия кли­мата. Хотя, конечно, дей­ствие бла­го­сло­ве­ния Божьего здесь тоже при­сут­ствует. И тем не менее так ведь не во всех мона­сты­рях про­ис­хо­дит! Если бы это было обя­за­тель­ным пра­ви­лом, это было бы везде. Но полу­ча­ется, что в Киево-Печер­ском мона­стыре есть, а рядом, в Чер­ни­гове, напри­мер, этого нет. И уж конечно, нетлен­ность никак не может быть кри­те­рием свя­то­сти. На Афоне даже наобо­рот: счи­та­ется, что если тело не истлело, значит, чело­век не угоден Богу. И это убеж­де­ние доста­точно осно­ва­тельно. Земля не при­ни­мает. Ведь суще­ствуют пре­да­ния о том, что кол­ду­нов или ведьм не при­ни­мает земля, и они часто лежат нетлен­ные. На этом осно­ваны и древ­ние пре­да­ния о вур­да­ла­ках, о живых мерт­ве­цах и т. п. Останки людей, свя­зан­ных с нечи­стой силой, часто бывают нетлен­ными.

А бывает, по бла­го­дати Божией, и по-дру­гому. Напри­мер, в мона­стыре Геор­гия Хозе­вита под Иеру­са­ли­мом лежат мощи св. Иоанна Румына или Иоанна Нового – почти не тро­ну­тые тле­нием. При этом он сам про себя напи­сал перед смер­тью стихи:

Недо­стойно мое тело
Чтобы чество­вать его
Ибо часто не хотело
Слу­шать Бога своего.

Но Гос­подь решил, что достойно. А рядом лежат мощи самого Геор­гия Хозе­вита, осно­ва­теля Лавры, – и это только череп свя­того, только чест­ная глава.

Теперь обра­тимся к самому слову «нетлен­ное». Что это? Ока­зы­ва­ется, это не то, что сохра­ни­лось от мерт­вого тела в цело­сти. Когда мы гово­рим «нетлен­ное насле­дие Церкви» – мы имеем в виду то, что и не под­ле­жит тлению. Есть вещи духов­ные, вещи бла­го­дат­ные, кото­рые тлению не под­ле­жат. Вот что значит нетлен­ность! Вот здесь можно гово­рить о кри­те­рии свя­то­сти! Если мощи сохра­нили силу свя­того, бла­го­да­тый дар чудо­тво­ре­ния, значит, он дей­стви­тельно был святым! И с этой точки зрения косточки пре­по­доб­ного Сера­фима и косточки пре­по­доб­ного Сергия Радо­неж­ского (а ведь тела этих вели­ких святых не ока­за­лись «нетлен­ными») гораздо силь­нее, живее и мощнее, чем неко­то­рые совер­шенно нетлен­ные тела, кото­рые могут быть пока­заны в ана­то­ми­че­ском театре.

Вопрос о необя­за­тель­но­сти нетле­ния мощей для кано­ни­за­ции возник еще при кано­ни­за­ции пре­по­доб­ного Сера­фима. При под­го­товке к кано­ни­за­ции спе­ци­ально было запро­шено мнение извест­ного цер­ков­ного исто­рика Е. Е. Голу­бин­ского, кото­рый на тему кано­ни­за­ции святых в Рус­ской Церкви напи­сал целую книгу. Так вот, там совер­шенно четко ска­зано, что нико­гда, начи­ная от древ­ней­ших времен, от пре­по­доб­ных Анто­ния и Фео­до­сия Печер­ских и до пре­по­доб­ного Сера­фима Саров­ского, – нико­гда Цер­ковь не тре­бо­вала нетлен­но­сти мощей. А чего же она тре­бо­вала? Сви­де­тель­ства чудес.

«Пусть про­явит себя»

Причем это отно­си­лось не только к мощам, но и к самым зна­ме­ни­тым хри­сти­ан­ским релик­виям. Взять, напри­мер, 1625 год. Цар­ство­ва­ние Миха­ила Фео­до­ро­вича. В Москву при­во­зят пода­рен­ную пер­сид­ским шахом рус­скому царю часть Ризы Гос­под­ней. На Дон­ской улице нахо­дится храм Ризо­по­ло­же­ния. Сейчас не все моск­вичи знают, что речь идет о поло­же­нии Ризы Гос­под­ней, а не Ризы Божией Матери – в честь чего назван, напри­мер, храм в Кремле. Пат­ри­арх Фила­рет гово­рит: пого­дите, не будем спе­шить с про­слав­ле­нием. Ему гово­рят – нет-нет, все в порядке: вот гра­мота от Иеру­са­лим­ского Пат­ри­арха, кото­рый под­твер­ждает под­лин­ность. Но пат­ри­арх стоит на своем: пого­дите, пусть про­явит себя, пусть про­изой­дет чудо, тогда мы предъ­явим это народу для почи­та­ния. И дей­стви­тельно, про­хо­дит время – одно чудо, два, три. И только тогда свя­щен­но­на­ча­лие бла­го­слов­ляет обще­на­род­ное почи­та­ние.

Другой случай. В 1819 году Пат­ри­арх Иеру­са­лим­ский при­сы­лает в Москву на Иеру­са­лим­ское подво­рье у Арбат­ских ворот «Чест­ной Крест из сребра и злата устро­ен­ный, каме­нием и мар­га­ри­тами (жем­чу­гом) укра­шен­ный и нашей печа­тью запе­ча­тан­ный, внутрь коего соб­ствен­ными нашими руками вло­жили мы часть Все­чест­ного Древа Живо­тво­ря­щего Креста, на нем же рас­про­стер длани свои Бого­че­ло­век Иисус Хри­стос, быв при­гвож­ден избав­ле­ния нашего ради; во-вторых, Святую икону, изоб­ра­жа­ю­щую Три Лица и содер­жа­щую многие и раз­лич­ные исто­рии Святых; в‑третьих, Чест­ную Дес­ницу Свя­того слав­ного Вели­ко­му­че­ника Евста­фия Пла­киды с тем, дабы озна­чен­ные три Чест­ные дары, т. е. Чест­ный Крест, Святая икона и Чест­ная Дес­ница, были и име­но­ва­лись и от всех верно при­зна­ва­лись впредь стя­жа­нием и дра­го­цен­но­стями Святой церкви Свя­того Апо­стола Филиппа». Сера­фим, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и Коло­мен­ский, пред­пи­сал: «оные при­слан­ные от Пат­ри­арха ящик с кре­стом и мощами, взятые как видно из пат­ри­ар­шей гра­моты из дра­го­цен­но­стей хра­ня­щихся в кни­го­хра­ни­лище Все­свя­того Гроба, хра­нить в риз­нице Чудова мона­стыря, а образ в Филип­по­в­ской же риз­нице, и оных отнюдь за чудо­твор­ные или явлен­ные не выда­вать а дес­ницу за мощи не про­слав­лять». То есть не надо сразу предъ­яв­лять народу для почи­та­ния. И только после чудес – поме­стили в храме.

Народ­ные культы

Исто­рия с Ризой Гос­под­ней под­во­дит нас к еще одному аспекту почи­та­ния мощей и свя­тынь: к все­на­род­ным куль­там. Обра­тим вни­ма­ние на тот факт, что культ почи­та­ния Ризы Гос­под­ней в Москве так и не сло­жился. Чудо­твор­ность свя­тыни была при­знана, свя­щен­но­на­ча­лие почи­та­ние одоб­рило, а мас­со­вый культ не сло­жился. И надо ска­зать, это нор­маль­ное явле­ние. Потому что в древ­ней Руси мас­со­вых куль­тов – таких, как мы сейчас видим, – нико­гда не было. Вплоть до конца XIX века. А почему? Да потому, что конец XIX века – это, во-первых, начало эпохи мас­со­вой инфор­ма­ции, а во-вторых, эпоха дека­данса, рас­пада под­лин­ного цер­ков­ного созна­ния. Это время, когда бла­го­дать начи­нают путать с магией. На мощи начи­нают смот­реть как на маги­че­ское сред­ство: забо­лела коленка – при­ложи мощи, быст­рее выздо­ро­веет. Это очень труд­ный вопрос – раз­гра­ни­че­ния фети­ши­за­ции и истин­ного покло­не­ния, но это очень важно. И, к сожа­ле­нию, мы сами невольно спо­соб­ствуем фети­ши­за­ции своим отно­ше­нием к мощам, даже к под­лин­ным.

Отно­ше­ние к этим свя­ты­ням должно быть более спо­кой­ным и цело­муд­рен­ным. Мы ведь не рвемся все при­ча­щаться в Храм Гроба Гос­подня в Иеру­са­лим. Мы пони­маем, что в момент Евха­ри­стии любой пре­стол любой сель­ской церкви явля­ется Гол­го­фой и Храмом Гроба Гос­подня. У совре­мен­ного же чело­века этот высо­кий сим­во­лизм пра­во­слав­ного цер­ков­ного созна­ния пере­стает рабо­тать, и это очень печально.

Вот напри­мер, сейчас есть такой обычай – носить землю с могилы свя­того. Но ведь этого нико­гда не было. Это дей­стви­тельно из обла­сти народ­ной магии! И глав­ное, это всем пре­красно известно. Но все же стоит оче­редь, как к Мав­зо­лею, за землей от могилы святой Мат­ро­нушки. Вот тут уж дей­стви­тельно, если все сло­жить, полу­чится, что несколько мно­го­тон­ных гру­зо­ви­ков уже унесли. А на Кав­казе подоб­ные формы носит почи­та­ние Фео­до­сия Кав­каз­ского. Уже и свя­щен­но­на­ча­лие при­няло меры, чтобы его мощи были пере­не­сены в храм – и без­ре­зуль­татно! Люди в храм не ходят, а землю с могилы поку­пают. Там стоит ларек, где ее про­дают паке­тами, целую шахту уже вырыли…

Вот почему и Пат­ри­арх Фила­рет в XVII веке, и мит­ро­по­лит Сера­фим в XIX не бла­го­слов­ляли такой спешки. Потому что они очень боя­лись ажи­о­тажа. Вспом­ним, какие урод­ли­вые формы при­ни­мало при­жиз­нен­ное почи­та­ние свя­того Иоанна Крон­штадт­ского. Он сам очень от этого стра­дал. Вместо того чтобы бла­го­го­вейно обло­бы­зать иерей­скую дес­ницу, иные «фанатки» пыта­лись уку­сить его за палец, чтобы с каплей крови свя­того полу­чить какую-то маги­че­скую силу. В послед­ние годы ему при­хо­ди­лось слу­жить за решет­кой, кото­рую ста­вили на амвон, чтобы никто, не дай Бог, его не разо­рвал. Откуда взя­лись «иоан­нитки» – тогда и сейчас? От потем­не­ния рели­ги­оз­ного созна­ния. Это при­знак чего-то нездо­ро­вого в самой атмо­сфере народ­ной и госу­дар­ствен­ной жизни. Тогда это был канун кру­ше­ния. А сейчас? И это страшно. С этим же свя­зано, кстати, и умо­по­мра­че­ние вокруг ИНН и т. п. Уже все: и бого­словы, и свя­щен­но­на­ча­лие, и Свя­тей­ший Пат­ри­арх, – все ска­зали: не бес­по­кой­тесь об ИНН. Нет, целые при­ходы, чуть ли не целые епар­хии готовы идти на раскол из-за ИНН.

Это и есть фети­шизм: ИНН, земелька от Мат­ро­нушки, земелька от Фео­до­сия… При всем ува­же­нии и нашей все­об­щей любви к Сергею Алек­сан­дро­вичу Нилусу нельзя здесь не упо­мя­нуть его «музей анти­хри­ста» – сундук в чулане, где он скла­ды­вал, напри­мер, калоши со знаком тре­уголь­ника, потому что эта про­дук­ция зна­ме­ни­той фаб­рики «Тре­уголь­ник» якобы попи­рает Троицу. Вот это – фети­шист­ское пони­ма­ние, мате­ри­а­ли­сти­че­ское в основе своей, учения Церкви и о знаках при­ше­ствия анти­хри­ста, и о свя­то­сти, и о формах ее почи­та­ния. Вот этого не дай нам Бог!

Про­це­дура

Вер­немся, однако, к мощам. Опре­де­лен­ных сроков, по исте­че­нии кото­рых начи­на­ется почи­та­ние святых угод­ни­ков, не суще­ствует. Напри­мер, когда умер св. Алек­сандр Нев­ский, его везли хоро­нить из Городца во Вла­ди­мир. В Житии свя­того князя ска­зано, что, когда мит­ро­по­лит Кирилл захо­тел вло­жить в руку покой­ного раз­ре­ши­тель­ную гра­моту, князь сам про­тя­нул руку. Почи­та­ние нача­лось мгно­венно, без всяких сроков. Так же было с чуде­сами свт. Петра Мос­ков­ского. Не успели похо­ро­нить, сразу начи­на­ются чудеса и почи­та­ние. А бывает и по-дру­гому: чудеса начи­на­ются лишь через много лет. Вре­мена и сроки знает только Гос­подь. Поэтому Цер­ковь и в древ­ние вре­мена, и сейчас дает время сви­де­тель­ству. Что будет? Гос­подь про­явит. Не надо торо­питься и торо­пить собы­тия, надо подо­ждать. Гос­подь и народ цер­ков­ный скажут свое слово.

Не было прежде и опре­де­лен­ной про­це­дуры вскры­тия, иден­ти­фи­ка­ции и про­слав­ле­ния святых. При нор­маль­ной цер­ков­ной жизни – какие могут быть про­це­дуры и про­то­колы? Да, конечно, должны быть сви­де­тель­ства мощи, сви­де­тель­ства бла­го­дати, сви­де­тель­ство исце­ля­ю­щей силы – это тре­бо­ва­лось всегда. Но какой-либо фор­ма­ли­зо­ван­ной про­це­дуры могло не быть. Это опять-таки все заим­ство­вано из като­ли­че­ского про­то­кола – у като­ли­ков есть гра­да­ция свя­то­сти: беа­ти­фи­ка­ция, кано­ни­за­ция и т. д. А у нас этого нет. Святой – значит святой. Святой – он и при жизни святой.

Иногда люди сомне­ва­ются: а точно ли почи­та­е­мые мощи явля­ются мощами именно этого свя­того. Этот вопрос реша­ется только и исклю­чи­тельно нашим дове­рием к цер­ков­ному Пре­да­нию. Цер­ков­ный исто­рик Н. Н. Глу­бо­ков­ский гово­рил, что Пра­во­сла­вие вообще дока­зать нельзя, это не тео­рема мате­ма­ти­че­ская. Его пока­зать можно, предъ­явить: вот пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский, вот отец Нико­лай с ост­рова Залита – это Пра­во­сла­вие. Точно так же обстоит с верой в под­лин­ность мощей. К при­меру, в риз­нице Иеру­са­лим­ского Храма Гроба Гос­подня хра­нится косточка, на кото­рой напи­сано, что это косточка Марии Маг­да­лины. Ника­кого доку­мента при ней не было и не будет. Это дело веры – и дове­рия к Церкви. Хочешь верь, хочешь не верь. Еще автор XI века Иаков Мних, агио­граф св. кня­гини Ольги, писал, что ко гробу с ее мощами можно при­ник­нуть и посмот­реть и видеть ее. Но тот, кто с верой при­ни­кает, видит ее нетлен­ной, а кто без веры – ничего не видит. Кстати, мощи святой кня­гини Ольги, как и князя Вла­ди­мира, были утра­чены, их нет. До мон­голь­ского наше­ствия были, а потом исчезли. И что же теперь, они от этого свя­тыми пере­стали быть? Конечно же нет.

Часто мощи свя­того или отсут­ствуют, или нахо­дятся под спудом, а для покло­не­ния ему в храмах выстав­ля­ется пустая гроб­ница – кено­таф. Это нор­маль­ное и очень тра­ди­ци­он­ное древ­нее явле­ние, и в нем нет ничего предо­су­ди­тель­ного. Одна угод­ница Божия, когда ей в 1903 году ска­зали про пре­по­доб­ного Сера­фима: «Гово­рят, что от вашего Сера­фима одни кости оста­лись, какой же это святой?» – отве­тила: «Мы не костям покло­ня­емся, а Божией бла­го­дати!»

Непра­вильно также пола­гать, что под­лин­ность мощей обя­за­тельно должна под­твер­ждаться какой-либо доку­мен­та­цией. Ведь для одних доку­мен­том может быть житие, а для других – только то, что выдано нота­ри­усом и при­пе­ча­тано печа­тью. Если нам тре­бу­ется второй вари­ант, то надо учесть, что нота­ри­аль­ного сви­де­тель­ства с печа­тью нет ни при каких мощах, этого не дела­лось нико­гда – ни в древ­но­сти, ни в новое время. Другое дело – агио­гра­фия, жития святых. Это обя­за­тельно. Про древ­них муче­ни­ков – муче­ни­че­ские акты, про пре­по­доб­ных – жития, кото­рые, как пра­вило, писа­лись бли­жай­шими уче­ни­ками вскоре после кон­чины угод­ника. Так Епи­фа­ний Пре­муд­рый уже через 20 лет после смерти пре­по­доб­ного Сергия напи­сал его житие, где гово­рит, что видел еще всех оче­вид­цев и раз­го­ва­ри­вал с ними. Какие же нам еще доку­менты тре­бу­ются?

Оче­реди к мощам?

Послед­ний вопрос, кото­рый хоте­лось бы затро­нуть, – это мно­го­ки­ло­мет­ро­вые оче­реди, выстра­и­ва­ю­щи­еся вокруг наших храмов, в част­но­сти мос­ков­ского храма Христа Спа­си­теля, когда при­во­зят для покло­не­ния мощи святых. Как оце­нить это явле­ние? Нужно ли стоять мно­го­ча­со­вую оче­редь, если вокруг мощей – а значит, и храм, и тер­ри­то­рия вокруг него – и так все про­ник­нуто бла­го­да­тью? С одной сто­роны, каза­лось бы, не нужно. Гораздо лучше пред­при­нять палом­ни­че­ство, заста­вить себя совер­шить какой-то труд и при­ло­житься к мощам свя­того там, где они почи­вают. Но такая воз­мож­ность, понятно, есть не у всех. А с другой сто­роны, три раза обер­нуться вокруг храма Христа Спа­си­теля – это тоже труд, осо­бенно для ста­рень­ких, боль­ных бабу­шек и мату­шек. Есть в этих оче­ре­дях и другая боль­шая правда. Эти оче­реди – не что иное, как про­дол­же­ние древ­ней рус­ской тра­ди­ции крест­ных ходов. Рус­ская Цер­ковь всегда уде­ляла особое вни­ма­ние этой форме все­на­род­ного молит­вен­ного подвига. Десятки и сотни боль­ших и малых крест­ных ходов совер­ша­лись еже­годно на Руси: к Кур­ской Корен­ной иконе Божией Матери, к Николе Вели­ко­рец­кому… Вся Россия вста­вала и шла крест­ным ходом. Так и здесь: отправ­ля­ясь в храм Христа Спа­си­теля к мощам, мы должны не маги­че­ского воз­дей­ствия ждать от них, а стре­миться поучаст­во­вать в народ­ном крест­ном ходу. И тогда мно­го­ча­со­вое сто­я­ние в оче­реди пре­вра­тится в насто­я­щую радость.

журнал «Нескуч­ный сад»

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки