О почитании Святых мощей

Журнал Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии

Виньетка

 

Пре­ди­сло­вие

В зна­чи­тель­ные моменты своей жизни каждый пра­во­слав­ный чело­век стре­мится при­ло­житься к святым мощам угод­ни­ков Божиих, веря и уповая, что через них и от них он полу­чит Боже­ствен­ную бла­го­дать, немощ­ная вра­чу­ю­щая и оску­де­ва­ю­щая вос­пол­ня­ю­щая. Святые мощи угод­ни­ков Божьих с самого осно­ва­ния Церкви Хри­сто­вой явля­ются бес­цен­ным даром нам, греш­ным, для укреп­ле­ния в вере, для того чтобы и наша жизнь стала све­тиль­ни­ком перед Богом и окру­жа­ю­щими нас людьми.

Две пуб­ли­ку­е­мые ниже статьи рас­кры­вают перед нами бого­слов­скую основу почи­та­ния святых мощей и рас­ска­зы­вают о древ­но­сти этого бла­го­че­сти­вого обычая и о его широ­ком рас­про­стра­не­нии уже в первые века хри­сти­ан­ства.

Первая из пуб­ли­ку­е­мых статей, напи­сан­ная Павлом Ост­ро­вым, впер­вые опуб­ли­ко­вана в Москве в 1848 году в виде отдель­ной кни­жечки (разу­ме­ется, с раз­ре­ше­ния духов­ной цен­зуры). В ней осо­бенно глу­боко рас­кры­ва­ется свя­то­оте­че­ское пре­да­ние о почи­та­нии святых мощей. С боль­шим инте­ре­сом ее про­чтут люди, уже давно воцер­ко­в­лен­ные.

Вторая статья при­над­ле­жит перу зна­ме­ни­того бого­слова, про­фес­сора Мос­ков­ской Духов­ной ака­де­мии Ивана Васи­лье­вича Попова, узника Соло­вец­кого и других совет­ских лаге­рей, одного из авто­ров извест­ного Соло­вец­кого посла­ния, кото­рый муче­ни­че­ски окон­чил свою жизнь. Эта работа напи­сана в страш­ные для Церкви 20‑е года, веро­ят­нее всего в начале их, когда после декрета 1918 года нача­лось осквер­не­ние и пору­га­ние пра­во­слав­ных свя­тынь, и в первую оче­редь святых мощей. Именно на святые мощи обру­ши­лась в те страш­ные годы сата­нин­ская злоба: они выбра­сы­ва­лись из рак, осквер­ня­лись, пере­да­ва­лись в музеи, где около них выве­ши­ва­лись оскор­би­тель­ные для вся­кого веру­ю­щего хри­сти­а­нина над­писи.

В печати того вре­мени раз­вер­ну­лась силь­ней­шая про­па­ган­дист­ская кам­па­ния против святых мощей, целью кото­рой было изжить у веру­ю­щих пра­во­слав­ное цер­ков­ное отно­ше­ние к святым мощам и при­вить так назы­ва­е­мый «науч­ный взгляд». И вот как ответ на такое неистов­ство в печати и появ­ля­ется работа И. В. Попова. Вполне есте­ственно, что хотя в основе его статьи тоже лежит свя­то­оте­че­ское пре­да­ние о почи­та­нии святых мощей, но изло­жено оно с учетом насущ­ных забот того вре­мени и другим языком. Обе работы в сово­куп­но­сти доста­точно полно и все­сто­ронне рас­кры­вают учение Пра­во­слав­ной Церкви о почи­та­нии святых мощей и могут быть очень полезны в наше время.

Насколько нам известно, работа И. В. Попова не была опуб­ли­ко­вана ни в одном из жур­на­лов, а только в виде листовки на плохой бумаге. Чудом сохра­нился один экзем­пляр, с кото­рого мы и печа­таем этот текст. Ника­ких выход­ных данных на листовке нет, но име­ется сле­ду­ю­щее при­ме­ча­ние: «Насто­я­щее изло­же­ние учения Пра­во­слав­ной Церкви о святых мощах пред­став­ляет собой сокра­ще­ние статьи про­фес­сора Мос­ков­ской Духов­ной ака­де­мии И. В. Попова, кото­рая появится со вре­ме­нем в печати в полном своем объеме, как только пред­ста­вится к тому воз­мож­ность». Редак­ция в насто­я­щее время не рас­по­ла­гает дан­ными о том, где мог бы хра­ниться полный текст этой работы. Если кому-нибудь из чита­те­лей нашего жур­нала известно об этом, просим сооб­щить в редак­цию.

В наши дни, когда Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь обрела воз­мож­ность вер­нуться к древ­ней тра­ди­ции почи­та­ния святых мощей и покло­не­ния им, пуб­ли­ку­е­мый мате­риал, мы наде­емся, будет осо­бенно поле­зен

С. Беляев

О почи­та­нии святых мощей. Павел Остров

Издревле бла­го­го­вей­ное почи­та­ние святых мощей стояло в числе важных обя­зан­но­стей хри­сти­а­нина. С первых времен хри­сти­ан­ства святые останки угод­ни­ков Божиих хри­сти­ане ста­вили выше и дра­го­цен­нее всех земных благ и сокро­вищ. Цер­ковь Смирн­ская в Окруж­ном посла­нии о муче­ни­че­стве свя­того Поли­карпа сви­де­тель­ствует, что кости его «дра­го­цен­нее золота и доро­гих камней». Останки свя­того Игна­тия, епи­скопа Антио­хий­ского, были «неоце­нен­ным сокро­ви­щем, остав­лен­ным Церкви по бла­го­дати муче­ника» 1. Святой Иоанн Зла­то­устый гово­рит: «…как импе­ра­тор­ская корона, укра­шен­ная со всех сторон дра­го­цен­ными каме­ньями, издает раз­но­об­раз­ный блеск, так и тела святых муче­ни­ков, испещ­рен­ные как бы дра­го­цен­ными кам­нями, язвами, подъ­ятыми за Гос­пода, дра­го­цен­нее и досто­чти­мее всякой импе­ра­тор­ской короны» 2 . По словам его в другом месте, язвы и кровь муче­ни­ков свет­лее звезд­ного неба и бли­ста­тель­нее сол­неч­ных лучей. «Не так светло небо, укра­шен­ное сонмом звезд, – гово­рит он в Слове всем святым муче­ни­кам, – как светлы тела муче­ни­ков, укра­шен­ные баг­ря­ными ранами. Вы часто видите солнце вос­хо­дя­щим на востоке и бро­са­ю­щим баг­ря­но­вид­ные лучи: таковы тела святых, про­ли­ва­ю­щие из себя, как баг­ря­ные лучи, потоки крови, кото­рыми муче­ники сияли гораздо более, нежели как небо сияет светом солнца».

Дра­го­ценны для хри­стиан святые мощи святых. Это суть останки вели­ких людей, кото­рые про­си­яли чисто­тою и высо­тою доб­ро­де­те­лей, по своей вере и бла­го­че­стию яви­лись «мно­го­чест­нейше злата гиб­нуща, огнем же иску­шена», как гово­рит святой апо­стол Петр (1Пет. 1:7). И в насто­я­щей жизни свет Боже­ствен­ной бла­го­дати сиял в них в изоби­лии и озарял их ум и сердце; и там, на небе­сах, их бес­смерт­ные бого­по­доб­ные души у пре­стола Отца светов насла­жда­ются созер­ца­нием света славы Боже­ствен­ной. Дра­го­ценны святые мощи святых. Как в соеди­не­нии с душою они были жили­щем Божиим, храмом Духа Свя­того, так и по раз­лу­че­нии с нею они оста­ются бога­тым вме­сти­ли­щем небес­ной бла­го­дати, обильно изли­ва­е­мой веру­ю­щим. «Есть некая живо­твор­ная и спа­си­тель­ная сила в телах пра­вед­ни­ков, – рас­суж­дает святой Кирилл Иеру­са­лим­ский, – когда мерт­вец, бро­шен­ный на гроб про­рока Елисея, воз­вра­тился к жизни чрез одно при­кос­но­ве­ние к его костям» 3. Святой Васи­лий Вели­кий гово­рит: «Кто каса­ется костям муче­ника, тот при­ем­лет неко­то­рое сооб­ще­ние освя­ще­ния по бла­го­дати, оби­та­ю­щей в теле муче­ника» 4. В дея­ниях седь­мого Все­лен­ского Собора читаем: «Спа­си­тель наш Хри­стос даро­вал нам спа­си­тель­ные источ­ники, останки святых, мно­го­об­разно изли­ва­ю­щие бла­го­де­я­ния на достой­ных. И это чрез Христа, Кото­рый в них оби­тает». Итак, мы бла­го­го­вейно почи­таем святые мощи 1) как останки высо­ко­доб­ро­де­тель­ных людей, бла­го­честно скон­чав­ших свое житие, и 2) как жилища Духа Свя­того.

1. Как останки людей, слав­ных высо­кими подви­гами и доб­ро­де­те­лями, святые мощи достойны почи­та­ния. И останки героев земли, зна­ме­ни­тых своими талан­тами и заслу­гами для Оте­че­ства, спо­доб­ля­ются от людей осо­бен­ной чести и тор­же­ства; тем более достойны бла­го­го­вей­ного почи­та­ния останки святых мужей, кото­рые столько же пре­вос­хо­дят всех высо­ких и зна­ме­ни­тых людей по суду мира, сколько истин­ная доб­ро­де­тель, совер­ша­е­мая для славы Божией, пре­вос­хо­дит высо­кие подвиги, состав­ля­ю­щие славу и вели­чие мира.

Как останки героев земли при одном взгляде на них живо напо­ми­нают слав­ные деяния и труды и весь образ жизни почив­ших, так и святые мощи есте­ственно вос­про­из­во­дят в душе те доб­ро­де­тели и совер­шен­ства, кото­рыми сиял, и те болезни и труды, ими же тру­дился святой муж, почи­ва­ю­щий о Гос­поде. Вместе с сим вос­по­ми­на­нием есте­ственно рож­да­ется чув­ство бла­го­го­ве­ния, почте­ния и любви к свя­тому; мы пора­жа­емся его доб­ро­де­те­лям и совер­шен­ствам, удив­ля­емся высоте и свя­то­сти его жизни и в бла­го­го­ве­нии и уми­ле­нии пре­кло­ня­емся пред гробом, заклю­ча­ю­щим в себе святые останки!..

Живое бла­го­го­вей­ное вос­по­ми­на­ние жизни свя­того про­из­во­дит то, что при взгляде на его доб­ро­де­тели мы невольно обра­ща­емся к самим себе, ищем в себе нрав­ствен­ное добро, изме­ряем своим созна­нием досто­ин­ство нрав­ствен­ной нашей жизни по срав­не­нию с жизнью свя­того. При этом откры­ва­ется, с одной сто­роны, чув­ство нашего нрав­ствен­ного убо­же­ства и ока­ян­ства, с другой – вос­пла­ме­ня­ется рев­ность под­ра­жать высо­ким доб­ро­де­те­лям.

Святой Иоанн Зла­то­устый гово­рит, что святые мощи силь­нее поуче­ний и уве­ща­ний побуж­дают людей к доб­ро­де­тель­ной жизни – так, что один взгляд на них силь­нее могу­чего слова про­ни­кает в душу, при­во­дит ее в созна­ние своего нрав­ствен­ного ничто­же­ства и истор­гает из очей горь­кие слезы рас­ка­я­ния. «Если бы Бог из среды нас исхи­тил святых, то лишил бы мно­гого настав­ле­ния и уте­ше­ния, какое чув­ствуют все люди на гроб­ни­цах святых. Это вы сами дока­зы­ва­ете соб­ствен­ным сви­де­тель­ством. Часто, при всем том, что мы вам угро­жаем, умо­ляем, устра­шаем, уве­ще­ваем, вы не воз­буж­да­е­тесь и не обра­ща­е­тесь к молитве со всей готов­но­стью; но когда вы соби­ра­е­тесь в цер­ковь муче­ни­ков, без уве­ща­ния, при одном взгляде на гроб­ницы святых изли­ва­ете обиль­ные источ­ники слез и среди молитвы вос­пла­ме­ня­е­тесь силь­ной рев­но­стью. Но муче­ник лежит нем, в вели­ком без­мол­вии? Отчего же тро­га­ется совесть и льются, как из источ­ника, потоки слез? Именно оттого, что вы раз­мыш­ля­ете о муче­ни­ках и вос­по­ми­на­ете их деяния. Ибо как бедные, когда видят бога­тых, обле­чен­ных досто­ин­ством, сде­лан­ных цар­скими тело­хра­ни­те­лями, осы­пан­ных от импе­ра­тора всеми поче­стями, скор­бят тем более, чем более по сча­стью других узнают свою бед­ность, – так и мы, когда вспо­ми­наем, какое досто­ин­ство имеют муче­ники у Царя всех Бога, каким блес­ком, какой сияют они славой, при­во­дим на память наши грехи, скор­бим и сокру­ша­емся тем более, чем более ощу­щаем нашу бед­ность по их богат­ству и узнаем, как далеко отстоим от них. Вот отчего истор­га­ются слезы!» 5

Вместе с созна­нием нрав­ствен­ного недо­сто­ин­ства вос­пла­ме­ня­ется рев­ность успе­вать на пути спа­се­ния, под­ра­жая доб­ро­де­тель­ной жизни святых, кото­рых созер­цаем мощи. Как один бла­го­го­вей­ный взгляд на сии мощи силен воз­бу­дить в нас созна­ние гре­хов­но­сти и про­из­ве­сти чув­ство рас­ка­я­ния – и сокру­шен­ный взор силен подвиг­нуть нас к доб­ро­де­тели, про­из­ве­сти реши­мость так же под­ви­заться в доб­ро­де­тели и бла­го­че­стии, как под­ви­за­лись святые Божии чело­вецы. Полное созна­ние своего недо­сто­ин­ства и ока­ян­ства напол­няет душу скор­бию о грехах, про­из­водя печаль, яже по Бозе, и соде­лы­вает пока­я­ние во спа­се­ние нерас­ка­янно; а пред­став­ле­ние высо­ких совер­шенств свя­того, его веры и любви, его тор­же­ства над вра­гами нашего спа­се­ния, есте­ственно, устрем­ляет душу к сорев­но­ва­нию, оду­шев­ляет ее, обод­ряет, укреп­ляет и побуж­дает жить и дей­ство­вать свято и бого­угодно. Святой Иоанн Зла­то­устый в Слове на память муче­ника Вар­ла­ама гово­рит: «Потому мы вас и при­вели на самое место святых муче­ни­ков, что один взор неко­то­рым обра­зом воз­буж­дает вас к доб­ро­де­тели, и вы вос­пла­ме­ня­е­тесь к такой же рев­но­сти. Воина оду­шев­ляет одна слава пре­вос­ход­ного заво­е­ва­теля, тем более оду­шев­ляет его самый вид заво­е­ва­теля, осо­бенно если воин, взо­шедши в самую палатку храб­рей­шего заво­е­ва­теля, увидит окро­вав­лен­ный меч, повер­жен­ную голову врага, бога­тую добычу, свежую кровь, кап­лю­щую с рук того, кто воз­двиг знамя победы, повсюду раз­бро­сан­ные копья, и щиты, и луки, и всякое другое оружие. Подоб­ным обра­зом и здесь воен­ная палатка, и ежели ты будешь смот­реть очами веры, то здесь уви­дишь броню правды, щит веры, шлем спа­се­ния, обувь во уго­то­ва­ние бла­го­вест­во­ва­ния, меч духов­ный и самую главу дья­вола, повер­жен­ную на землю».

Взирая на святые мощи и живо пред­став­ляя совер­шен­ство, подвиги и труды святых, почи­ва­ю­щих о Гос­поде, и вместе с сим созна­вая свои гре­хо­лю­би­вые поже­ла­ния, наклон­но­сти и дей­ствия, мы дохо­дим до такого состо­я­ния, так сильно пора­жа­емся, как будто видим живым самого свя­того, слышим, как он нас обли­чает, уве­ще­вает, умо­ляет начать исправ­ле­ние духов­ной жизни, оста­вить грехи и, подобно ему, пре­успе­вать в подви­гах доб­ро­де­тели. Слу­ча­лось, что сии неви­ди­мые уве­ща­ния свя­того были так сильны, так дей­ство­вали на неко­то­рых, что они утвер­ждали посто­ян­ное жилище при гробах святых, чтобы, опла­ки­вая свои грехи, нахо­дить духов­ное уте­ше­ние и тем удоб­нее вести жизнь чистую, доб­ро­де­тель­ную. Тот же святой Отец и Учи­тель гово­рит: «Вид раки Свя­того, объ­емля душу, пора­жает и воз­буж­дает ее и так сильно потря­сает, как если бы каза­лось, что сам лежа­щий нахо­дится вместе с нами и умо­ляет нас. Пора­жен­ный таким обра­зом уда­ля­ется, испол­нив­шись силы и изме­нив­шись в дру­гого чело­века. Заме­ча­тельно, что от самого места воз­буж­да­ется в живых живое пред­став­ле­ние об умер­ших; так, известно, что при­хо­дя­щие для плача, лишь только при­сту­пают к гробам, тотчас как будто на месте могилы видят сто­я­щими тех, кото­рые лежат в могиле, тотчас обра­ща­ются к ним с речью. Многие, пора­жен­ные силь­ною скор­бью, близ гробов мерт­вых осно­вали себе посто­ян­ное жилище, а сего они никак бы не сде­лали, если бы не ощу­щали какого-нибудь уте­ше­ния при виде самого места. Но что я говорю о месте и гроб­ни­цах, когда вид одной одежды умер­ших или одно слово, вос­про­из­ве­ден­ное в мысли, часто обод­ряет душу и ожив­ляет сла­бе­ю­щую память. Вот для чего Бог даро­вал нам останки святых!» 6

Под­линно «Бог для того и даро­вал нам останки святых, дабы руко­во­дить нас к подоб­ной рев­но­сти, дать нам надеж­ное при­бе­жище и защиту про­тиву зол, ото­всюду нас окру­жа­ю­щих». Так гово­рит святой Иоанн Зла­то­устый в Слове свя­тому Игна­тию Бого­носцу. Он же, в другом месте: «Мило­серд­ный Бог, дару­ю­щий нам бес­чис­лен­ные случаи ко спа­се­нию, вместе с дру­гими путями открыл и тот путь, кото­рый может при­вле­кать нас к доб­ро­де­тели, – остав­ляя нам между прочим мощи святых; ибо гроб­ницы святых воз­буж­дают к под­ра­жа­нию тех, кото­рые на них взи­рают» 7. Итак, дея­тель­ное сорев­но­ва­ние и под­ра­жа­ние святым состав­ляют ту высо­кую цель, для кото­рой все­б­ла­гий Бог бла­го­во­лил пред нашими взо­рами остав­лять святые мощи; и, сле­до­ва­тельно, истин­ным под­ра­жа­нием мы ока­зы­ваем истин­ную честь святым и их остан­кам. Святой Иоанн Зла­то­устый, Васи­лий Вели­кий, Амвро­сий Медио­лан­ский часто повто­ряют, что под­ра­жа­ние и сорев­но­ва­ние муче­ни­кам суть истин­ное почи­та­ние их.

Впро­чем, истин­ное сорев­но­ва­ние и под­ра­жа­ние как рож­да­ются вслед­ствие живого пред­став­ле­ния совер­шенств свя­того, так и под­дер­жи­ва­ются, укреп­ля­ются и пло­до­тво­рятся вслед­ствие посто­ян­ного пред­став­ле­ния сих совер­шенств, все­гдаш­него памя­то­ва­ния и раз­мыш­ле­ния о них. Потому живое созер­ца­ние высо­ких доб­ро­де­те­лей свя­того необ­хо­димо не только тогда, когда мы взи­раем на мощи святых, но и во всякое другое время, – необ­хо­димо, чтобы не ослабла святая рев­ность, не погасло бла­го­че­сти­вое стрем­ле­ние под­ра­жа­ния. Ум наш легко может омра­читься делами тьмы и сердце увлечься на рас­пу­тье порока. Святой Иоанн Зла­то­устый, уве­ще­вая верных к под­ра­жа­нию муче­ни­кам, гово­рит: «Мы должны про­слав­лять муче­ника не в сей только час, в кото­рый здесь нахо­димся, но пусть каждый, отходя домой, возь­мет свя­того с собою и введет его в свой дом или лучше в свое сердце, через вос­по­ми­на­ние того, что о нем ска­зано. Возьми его и поставь в твоем сердце с под­ня­тою рукой, возьми веч­ного побе­ди­теля и не выпус­кай его из твоей мысли» 8 . В другом месте святой Учи­тель сове­тует и уве­ще­вает при­хо­дить в цер­ковь муче­ни­ков, чтобы сверг­нуть тяжкое иго житей­ских забот и попе­че­ний, чтобы опять изоб­ра­зить в своем уме подвиги и доб­ро­де­тели свя­того. «И если сует­ные дела и мно­же­ство про­дол­жи­тель­ных забот помра­чат ум и много явится на пути доб­ро­де­тели пре­пят­ствий, по обсто­я­тель­ствам домаш­ним или обще­ствен­ным; оста­вивши дом, вышедши из города, про­стив­шись со всею суетою, пусть придем в цер­ковь муче­ни­ков, насла­димся сим духов­ным бла­го­уха­нием, забу­дем мно­го­по­пе­че­ния, усла­димся покоем, ибо будем общаться со свя­тыми; и сверг­нувши бремя с сове­сти, воз­вра­тимся домой в весе­лии духа» 9.

Дей­стви­тельно, чтобы рас­се­ять гре­хов­ный мрак, восчув­ство­вать свое гибель­ное состо­я­ние, приять силу и кре­пость под­ви­заться на поприще доб­ро­де­тели, как под­ви­за­лись святые Божии, кото­рых телеса про­цве­тают нетле­нием, не было луч­шего сред­ства, как, оста­вивши дом и град, идти в цер­ковь муче­ни­ков как в цар­ство бла­го­дат­ного мира, света и жизни, где можно без­мя­тежно скрыться от пре­сле­до­ва­ний злого мира, уби­ва­ю­щего в чело­веке духов­ную жизнь. Там, в церкви муче­ни­ков, хри­сти­ане созер­цали гробы и мощи святых, живо пред­став­ляли их подвиги и доб­ро­де­тели, – не потому только, что при виде сих гробов и мощей при­во­дили на память слав­ные деяния почи­ва­ю­щих, но и потому, что там, рас­кры­вая высо­кие бого­по­доб­ные совер­шен­ства муче­ни­ков, убла­жали досто­слав­ную стра­даль­че­скую кон­чину, тро­га­тельно изоб­ра­жали вечное бла­жен­ство со Хри­стом, за кото­рое они под­ви­за­лись до крови. Там читали повест­во­ва­ния о стра­да­ниях и доб­ро­де­те­лях вели­ких подвиж­ни­ков; пред­сто­я­тели церк­вей со всей силой крас­но­ре­чия изоб­ра­жали в похваль­ных Словах высо­кое досто­ин­ство муче­ни­ков, чтобы оду­ше­вить веру­ю­щих боже­ствен­ною рев­но­стью. Вся Цер­ковь еди­но­душно убла­жала и про­слав­ляла их подвиги в псал­мах и песнях; объ­ятая боже­ствен­ным вос­тор­гом, еди­но­душно тор­же­ство­вала святую память бого­вен­чан­ных побе­ди­те­лей. И при этом бла­го­че­сти­вом тор­же­стве кто мог быть бес­чув­ствен­ным, холод­ным созер­ца­те­лем славы и доб­ро­де­те­лей вели­ких подвиж­ни­ков? Кто не ощущал в себе силь­ного стрем­ле­ния к подви­гам святой и бого­угод­ной жизни, какую про­во­дили святые муче­ники? Хри­сти­ане есте­ственно оду­шев­ля­лись пла­мен­ной любо­вью к доб­ро­де­тели, обод­ря­лись, укреп­ля­лись и при­ни­мали реши­мость, оста­вив пагуб­ный путь поро­ков, твердо идти по стезям доб­ро­де­тели и пре­успе­вать в ней посто­янно. Вот как древ­ние хри­сти­ане вспо­ми­нали подвиги святых, вот как чество­вали святые их мощи!

Будем же и мы как можно чаще при­хо­дить в храмы, где поко­ятся святые останки, а еще чаще при­во­дить себе на память их доб­ро­де­тели и совер­шен­ства, чтобы рев­но­вать и под­ра­жать им, или, лучше, образ их доб­ро­де­те­лей да будет для нас посто­ян­ным и неиз­мен­ным пра­ви­лом жизни и бла­го­че­стия. Это будет честь, вполне достой­ная святых подвиж­ни­ков и их святых остан­ков, кото­рые пред­ло­жены нам в нази­да­ние как неза­бвен­ный памят­ник слав­ных доб­ро­де­те­лей. «Бог, – гово­рит святой Иоанн Зла­то­устый, – раз­де­лил с нами святых: Сам взял души, а нам даро­вал тела, чтобы святые их кости мы имели посто­ян­ным побуж­де­нием к доб­ро­де­тели».

2. Святые мощи вели­ких подвиж­ни­ков, почи­ва­ю­щих о Гос­поде, достойны бла­го­го­вей­ного нашего чество­ва­ния не потому только, что они суть останки людей, слав­ных своей высо­ко­доб­ро­де­тель­ной жизнью, но и потому, что они суть бога­тые вме­сти­лища бла­го­дати Свя­того Духа, обильно пода­ва­е­мой при­хо­дя­щим с верою. «Не смотри, – гово­рит Иоанн Зла­то­устый в Слове на память свя­щен­но­му­че­ника Вавилы, – на то, что лежит пред тобою нагое и лишен­ное душев­ной дея­тель­но­сти тело муче­ника, но на то, что в нем при­сут­ствует иная, боль­шая самой души сила – бла­го­дать Свя­того Духа чудо­дей­ству­ю­щая». В Слове свя­тому Игна­тию мощи его он име­нует «неоску­де­ва­е­мым сокро­ви­щем духов­ных даров, кото­рое, обо­га­щая всех каж­до­дневно взи­ма­ю­щих из него, само нимало не ума­ля­ется».

Боже­ствен­ная бла­го­дать святых мощей откры­ва­лась и откры­ва­ется во многих сверхъ­есте­ствен­ных дей­ствиях на веру­ю­щих, дей­ствиях столько же раз­но­об­раз­ных, сколь раз­но­об­разны нужды и потреб­но­сти чело­века. Она осе­няла своею живо­твор­ною силою и душу, и тело чело­века, вра­че­вала болезни телес­ные, про­го­няла демо­нов, исце­ляла язвы душев­ные, уте­шала, ограж­дала и защи­щала от внеш­них бед­ствий не только част­ных людей, но и целые Церкви и обще­ства хри­сти­ан­ские. Все это доселе под­твер­жда­лось и под­твер­жда­ется опы­тами. Чудо­дей­ствен­ная сила святых мощей с древ­них времен хри­сти­ан­ства ока­зы­вала свои чудес­ные бла­го­твор­ные дей­ствия. При­ве­дем несколько сви­де­тельств святых отцов и учи­те­лей.

Чудесны дей­ствия мощей в исце­ле­нии болез­ней и изгна­нии демо­нов. Святой Иоанн Дамас­кин в изло­же­нии веры гово­рит: «Вла­дыка Хри­стос даро­вал нам мощи святых как спа­си­тель­ные источ­ники, кото­рые исто­чают мно­го­раз­лич­ные бла­го­де­я­ния и изли­вают миро бла­го­вон­ное… Через мощи святых изго­ня­ются демоны, отра­жа­ются болезни, вра­чу­ются немощ­ные, про­зи­рают слепые, очи­ща­ются про­ка­жен­ные, пре­кра­ща­ются иску­ше­ния и скорби, и всякое благое даяние от Отца светов нис­хо­дит на тех, кото­рые просят с несо­мнен­ной верою»10.

Святой Ефрем Сирин в похваль­ном Слове всем муче­ни­кам гово­рит: «Мерт­вые дей­ствуют как живые, вра­чуют боль­ных, изго­няют демо­нов и силою Христа уда­ляют всякую непо­треб­ную силу, ибо в святых остан­ках всегда нахо­дится бла­го­дать Свя­того Духа, совер­ша­ю­щая в них все чудеса».

Исидор Пелу­сиот в одном письме к языч­нику гово­рит: «Если тебе непри­ятно, что мы почи­таем прах тел муче­ни­че­ских, спроси тех, кото­рые от них прияли здра­вие, и познай, сколько болез­ней они увра­че­вали».

Бла­жен­ный Фео­до­рит в 8‑й Речи против языч­ни­ков сви­де­тель­ствует, что исце­лев­шие чудес­ным обра­зом при мощах святых во сви­де­тель­ство своего исце­ле­ния и в зна­ме­ние бла­го­дар­но­сти вели­ким врачам делали изоб­ра­же­ния тех членов, кото­рые были одер­жимы болез­нями. «При­те­ка­ю­щие с верою к мощам святых ясно сви­де­тель­ствуют о дарах исце­ле­ния. Одни делают изоб­ра­же­ния глаз, другие рук, неко­то­рые ног; одни устро­яют изоб­ра­же­ния сереб­ря­ные, другие – медные. Это для того, чтобы пока­зать осво­бож­де­ние от болез­ней; во сви­де­тель­ство сего полу­чив­шие здра­вие и вешают сии изоб­ра­же­ния вместо памят­ника. Это дока­зы­вает силу мерт­ве­цов и убеж­дает в том, что Бог их силы есть истин­ный Бог».

Святой Гри­го­рий Бого­слов в 4‑м Слове на Юлиана гово­рит, что «святые Апо­столы и муче­ники про­го­няют демо­нов, вра­чуют болезни, явля­ются, про­ре­кают; самые тела их, когда к ним при­ка­са­ются и чтут их, столько же дей­ствуют, как святые души их».

Сей же вели­кий Отец и Учи­тель сви­де­тель­ствует, что святые мощи не только сами чудо­дей­ствуют и про­ре­кают буду­щее, но и веру­ю­щим могут сооб­щать и сооб­щали силу чудо­дей­ство­вать и про­ре­кать. В Слове на память свя­щен­но­му­че­ника Кипри­ана он гово­рит своим слу­ша­те­лям: «Чтобы и от вас было при­не­сено нечто в дар муче­нику, вы сами должны вспом­нить все прочее, как то: изгна­ние бесов, исце­ле­ние болез­ней, пред­ви­де­ние буду­щего. Все сие при помощи веры может пода­вать даже прах Кипри­а­нов, как знают сие изве­дав­шие опытом, от кото­рых и нам пере­дана память о чуде и будет пере­да­ваться буду­щим вре­ме­нам».

Святые мощи бла­го­творно дей­ствуют не только на тело, но и на душу. Состав­ляя живи­тель­ное вра­чев­ство от болез­ней телес­ных, они неко­то­рым обра­зом вра­чуют и недуги душев­ные, уми­ло­стив­ляя про­гне­ван­ного Бога и низ­водя бла­го­дать отпу­ще­ния грехов. Святой Иоанн Зла­то­устый в похваль­ном Слове свя­тому Игна­тию мощи его име­нует «дра­го­цен­ным сокро­ви­щем, кото­рое в очах про­гне­ван­ного Бога иску­пает мно­же­ство наших грехов. Если в преж­нее время, – про­дол­жает он, – люди, совер­шив­шие чудные дела, при­зы­вали в помощь имена святых мужей Авра­ама, Исаака и Иакова и от одного вос­по­ми­на­ния сих имен полу­чали вели­кую для себя пользу, уми­ло­стив­ляя ими Бога, то тем паче можем уми­ло­сти­вить Его мы, кото­рые при­бе­гаем не только к вос­по­ми­на­ниям имен, но и к самым телам, под­ви­зав­шимся за имя Божие». В Слове святым муче­ни­кам он гово­рит: «Как воины, пока­зы­вая царю полу­чен­ные ими от непри­я­те­лей раны, смело гово­рят с ним, так и сии муче­ники, нося на руках своих усе­чен­ные главы свои и высту­пив на сре­дину, удобно могут испро­сить у Царя все, что захо­тят».

Душа греш­ная, обре­ме­нен­ная угры­зе­ни­ями сове­сти, при мощах святых нахо­дит мирное при­бе­жище, отраду и уте­ше­ние. Святой Зла­то­устый в Слове всем муче­ни­кам гово­рит: «Раки муче­ни­ков суть без­опас­ные при­стани, источ­ники духов­ных плодов, бога­тей­шие сокро­вища, нико­гда неис­чер­па­е­мые. Как при­стани, при­емля к себе корабли, обу­ре­ва­е­мые силь­ными вол­нами, постав­ляют их в без­опас­но­сти, так и раки муче­ни­ков, при­емля наши души, объ­ятые про­дол­жи­тель­ными забо­тами, даруют вели­кое спо­кой­ствие и без­опас­ность. И как источ­ники холод­ных вод ожив­ляют тело, изну­рен­ное тру­дами и осла­бев­шее от жара, так и они про­хла­ждают души, вос­пла­ме­нен­ные гнус­ными стра­стями, и, при одном воз­зре­нии, укро­щают и пога­шают сквер­ную похоть, съе­да­ю­щую зависть и пыла­ю­щий гнев».

Во внеш­них бед­ствен­ных обсто­я­тель­ствах святые мощи состав­ляют без­мя­теж­ное при­ста­нище и защиту для несчаст­ных. «Бог, – поучает святой Иоанн Зла­то­устый, – для того и остав­ляет нам тела святых, чтобы дать нам надеж­ное при­бе­жище и защиту про­тиву зол, отвсюду нас окру­жа­ю­щих. Посему я при­зы­ваю всех вас, в печали ли кто, в болезни ли, в другом ли каком мир­ском несча­стии, и в глу­бине гре­хов­ной, теките сюда с верою, вы полу­чите помощь и с вели­кою радо­стию воз­вра­ти­тесь отсюда». Асте­рий, епи­скоп Ама­сий­ский, в похваль­ном Слове муче­ни­кам гово­рит: «Угне­та­е­мые несча­сти­ями и бед­стви­ями как к без­опас­ному при­бе­жищу спешат к тем местам, где поко­ятся сии преб­ла­жен­ные, и в своих молит­вах и про­ше­ниях упо­треб­ляют их хода­та­ями и посред­ни­ками, по при­чине их бес­пре­дель­ной надежды на Бога. Оттого и бед­ность уни­что­жа­ется, и болезни вра­чу­ются, и гроз­ные началь­ники дела­ются мило­сти­выми. Святые ограды муче­ни­ков суть без­опас­ные при­стани от всех бурь и напа­стей сей жизни».

И не только для част­ных людей, но и для целых церк­вей и обществ хри­сти­ан­ских святые мощи служат силь­ной защи­той и обо­ро­ной против всех напа­де­ний вра­жьих. Асте­рий в Слове на память свя­того Фоки име­нует его стол­пом и утвер­жде­нием хри­сти­ан­ских церк­вей. Святой Васи­лий Вели­кий в Слове на сорок муче­ни­ков, кото­рых святые телеса рас­се­яны были по обла­стям Кеса­рии, сви­де­тель­ствует, что «они, окру­жив страну подобно твер­дей­шим башням, достав­ляют без­опас­ность от набе­гов непри­я­тель­ских». Святой Иоанн Зла­то­устый в Слове Еги­пет­ским муче­ни­кам гово­рит: «Тела святых ограж­дают город лучше всякой твер­дыни и, подобно высо­ким скалам, зримым ото­всюду, не только отра­жают напа­де­ния види­мых врагов, но и все козни и наветы демо­нов раз­ру­шают столь же легко, как силь­ный муж раз­ру­шает забавы детей. Под­линно все чело­ве­че­ские сред­ства, упо­треб­ля­е­мые для охра­не­ния жите­лей, как то: стены, рвы, оружия, война и прочее, враг может пре­одо­леть дру­гими, еще силь­ней­шими сред­ствами. Но если город защи­щен телами святых, то, сколько бы ни ухит­ря­лись непри­я­тели, не могут про­ти­во­по­ста­вить им ничего рав­но­силь­ного». Ева­грий повест­вует, что антио­хийцы у импе­ра­тора Льва про­сили мощей свя­того Симеона Столп­ника таким обра­зом: «Наш город не имеет стен; гневом Божиим они раз­ру­шены, поэтому мы желаем пере­не­сти сюда сие святое тело, чтобы оно нам было вместо стены и ограж­де­ния. Убеж­ден­ный Лев согла­сился на их просьбу и оста­вил им святое тело» 11.

Совер­ше­ние сверхъ­есте­ствен­ных дей­ствий при­над­ле­жит как целым мощам святых, так и разъ­еди­нен­ным их частям. Сила Свя­того Духа может равно оби­тать и дей­ство­вать как в целом, так и в частях. «Святые мощи – неис­чер­па­е­мые сокро­вища, – гово­рит святой Иоанн Зла­то­устый, – и несрав­ненно выше земных сокро­вищ именно потому, что сии раз­де­ля­ются на многие части и чрез раз­де­ле­ние умень­ша­ются; а те от раз­де­ле­ния на части не только не умень­ша­ются, но еще более являют свое богат­ство: таково свой­ство вещей духов­ных, что чрез раз­да­я­ние они воз­рас­тают и чрез раз­де­ле­ние умно­жа­ются» 12. Бла­жен­ный Фео­до­рит в Речи о муче­ни­ках (8‑й, против языч­ни­ков) гово­рит: «Города и села, раз­де­ляя святые мощи муче­ни­ков, име­нуют их спа­си­те­лями и вра­чами как душ, так и телес, чтут их как защит­ни­ков и стра­жей горо­дов и, поль­зу­ясь их хода­тай­ством у Бога вся­че­ских, полу­чают чрез них боже­ствен­ные дары. По раз­де­ле­нии тела бла­го­дать пре­бы­вает нераз­дельна. И сии тонкие и малей­шие останки имеют ту же силу, как и весь муче­ник, не раз­де­лен­ный на части, ибо оби­та­ю­щая в нем бла­го­дать раз­де­ляет дары сии и ущед­ряет при­хо­дя­щих по мере веры».

И не только части мощей ока­зы­вают бла­го­дат­ное сверхъ­есте­ствен­ное дей­ствие на веру­ю­щих, но даже сопри­кос­но­вен­ные с ними вещи. Во-первых, все­силь­ная Боже­ствен­ная бла­го­дать оби­тает в таком изоби­лии и пол­ноте, что про­ни­кает и послед­ние и в сопри­кос­но­вен­ных со свя­тыми мощами вещах так же дей­ствует на веру­ю­щих, как и в самых мощах. И это не может под­ле­жать сомне­нию: известно, что платки и поло­тенца, бывшие на теле апо­стола Павла, исце­ляли боль­ных и изго­няли злых духов13 . Самая тень апо­стола Петра пода­вала исце­ле­ние боль­ным и бес­но­ва­тым 14.

Сверхъ­есте­ствен­ная бла­го­дать изби­рает ору­дием своих спа­си­тель­ных дей­ствий на веру­ю­щих не только самые мощи, но и раз­лич­ные одежды, бывшие на них, также раки мощей, самый прах, окру­жа­ю­щий раку. И потому сии вещи издревле были пред­ме­том бла­го­го­вей­ного почи­та­ния веру­ю­щих.

Святой Гри­го­рий Бого­слов гово­рит, что не только тела муче­ни­ков могут чудо­дей­ство­вать, как и самые души их, но и «капли крови и все, что носит на себе следы их стра­да­ний, так же дей­стви­тельны, как и их тела» 15.

Святой Гри­го­рий Нис­ский в похваль­ном Слове Меле­тию сви­де­тель­ствует, что платы с лица Меле­тия веру­ю­щие раз­де­ляли между собою и носили под одеж­дами. Бла­жен­ный Авгу­стин гово­рит, что поло­тенца святых муче­ни­ков Гер­ва­сия и Про­та­сия в Медио­лане даро­вали зрение сле­пому. А святой Амвро­сий, повест­вуя об обре­те­нии и чуде­сах мощей озна­чен­ных муче­ни­ков, гово­рит: «Вы узнали, и даже сами видели, что многие очи­сти­лись от демо­нов, многие исце­ля­лись от болез­ней, как скоро каса­лись руками одежды святых. Воз­об­но­ви­лись чудеса древ­него вре­мени, в кото­рое, через при­ше­ствие Гос­пода Иисуса, изли­ва­лась на земле обиль­ней­шая бла­го­дать: вы видите, что многие полу­чили здра­вие от одной тени святых тел. Сколь досто­чтимы их платы! Как вожде­ленны одежды со святых остан­ков, целеб­ные по одному при­кос­но­ве­нию! Все желают кос­нуться краев их, и кто при­кос­нется, будет здоров…»

По сви­де­тель­ству Гри­го­рия Нис­ского, «хри­сти­ане при­ка­са­лись к гроб­нице муче­ника (Фео­дора), твердо веруя от одного при­кос­но­ве­ния приять освя­ще­ние и бла­го­сло­ве­ние. Самый прах с места его гроб­ницы при­ни­мали как дар и хра­нили как вещь дра­го­цен­ней­шую» 16.

Святой Иоанн Зла­то­устый гово­рит: «Не только кости муче­ни­ков, но и гроб­ницы и ков­чеги их изли­вают многие бла­го­сло­ве­ния. Возьми свя­щен­ного масла, оботри все твое тело, язык, губы, шею, глаза» . (Это сове­тует он делать в предо­сте­ре­же­ние от гре­хов­ных дей­ствий.) «Под­линно, масло бла­го­во­нием своим напо­ми­нает тебе подвиги муче­ни­ков, укро­тит всякую похоть, удер­жит во многом тер­пе­нии и изго­нит болезни душев­ные». Это сви­де­тель­ствует о бла­го­го­вей­ном чество­ва­нии и упо­треб­ле­нии свя­щен­ного масла, горя­щего при святых мощах.

Если святые мощи суть такие бога­тые вме­сти­лища небес­ной бла­го­дати и в таком изоби­лии изли­вают ее веру­ю­щим, что не только чрез себя, но даже чрез без­душ­ные вещи дей­ствуют на них самым бла­го­твор­ным, чудес­ным обра­зом, то это уже, выше вся­кого сомне­ния, обя­зы­вает хри­стиан ока­зы­вать бла­го­честно глу­бо­кое почте­ние святым мощам как живым и дей­ствен­ным орга­нам даров Духа Свя­того. Малей­шее небре­же­ние и невни­ма­тель­ность к ним будут уже про­тив­ле­нием, небре­же­нием, отвер­же­нием Боже­ствен­ной бла­го­дати, кото­рая желает чрез них ущед­рять веру­ю­щих, будет тяжким грехом против Свя­того Духа. И это небре­же­ние тем не изви­ни­тель­нее, что Боже­ствен­ная бла­го­дать обна­ру­жи­вает себя в них явственно и открыто. Если она бла­го­во­лит в них дей­ство­вать и пода­вать свои дары при­хо­дя­щим с верою и бла­го­го­ве­нием, то теките сюда все ищущие небес­ного бла­го­сло­ве­ния и оза­ре­ния, теките все страж­ду­щие и бес­по­мощ­ные, сущие в напа­стях, скор­бях и болез­нях; вы при­мете милость и обря­щете бла­го­дать во бла­го­вре­мен­ную помощь.

Свя­щен­ные дей­ствия хри­стиан, выра­жа­ю­щие почте­ние к святым мощам, должны быть бла­го­го­вейны и честны, достойны святых остан­ков как жилищ Духа Божия. Они суть сле­ду­ю­щие:

1. Созна­вая в святых мощах силу и при­сут­ствие Духа Божия, хри­сти­ане есте­ственно с бла­го­го­ве­нием и любо­вию повер­га­ются пред ними на землю, лобы­зают их, каса­ются всеми своими чув­ствами; лобы­зают самые раки, воз­но­сят к святым пла­мен­ные молитвы, умоляя хода­тай­ство­вать у Гос­пода.

Святой Гри­го­рий Нис­ский в Слове муче­нику Фео­дору гово­рит: «Какая вожде­лен­ная, досто­лю­без­ная обя­зан­ность, какое вели­кое сча­стие касаться самых остан­ков! Созер­цая как бы живое и цве­ту­щее тело, хри­сти­ане лобы­зают его, при­ка­са­ются очами, устами, ушами и всеми чув­ствами; потом умо­ляют муче­ника, как бы живого и им при­су­щего, хода­тай­ство­вать за них». Святой Иоанн Зла­то­устый: «С пла­мен­ною любо­вию поверг­немся пред их остан­ками, обло­бы­заем их раки, ибо многую силу могут иметь раки муче­ни­ков, как и кости муче­ни­ков имеют важную силу. Будем пре­бы­вать при них не только в день сего празд­не­ства, но и в другие дни, станем про­сить, умо­лять их, чтобы они были нашими покро­ви­те­лями: они многую имеют силу – не живые только, но и мерт­вые, и гораздо более мерт­вые» 17. В Слове муче­ни­кам он же поучает: «При­седи при гробе муче­ника, изли­вай там потоки слез, сокру­шайся, прими бла­го­сло­ве­ние от гроба его и, обна­де­жен­ный покро­ви­тель­ством муче­ника, часто упраж­няй себя в чтении его подви­гов; воз­люби сие место, при­гвозди себя к ков­чегу остан­ков».

2. При мощах святых хри­сти­ане воз­жи­гают све­тиль­ники – в зна­ме­ние высо­кого чество­ва­ния, пла­мен­ной любви ко святым и, нако­нец, в озна­ме­но­ва­ние той вечной славы, кото­рою преб­ла­жен­ные сияют, как солнце, в Цар­ствии Небес­ном. О воз­жже­нии свеч при гробах святых и отча­сти о духов­ном их зна­ме­но­ва­нии упо­ми­нает бла­жен­ный Иеро­ним в одном из своих писем. Святой Иоанн Зла­то­устый в Слове на память свя­того муче­ника Фоки сви­де­тель­ствует, что в день его празд­ника цер­ковь от мно­же­ства горя­щих лампад похо­дила на огнен­ное море.

3. Нако­нец, так как святые мощи для веру­ю­щих состав­ляют неоце­нен­ное сокро­вище, далеко пре­вос­хо­дя­щее все богат­ства земли, то важная обя­зан­ность хри­стиан, по мере богат­ства, по усер­дию, пла­мен­ной любви и почте­нию к почи­ва­ю­щей свя­тыне, бла­го­лепно укра­шать раки святых мощей, а также и самые храмы, в коих святые мощи поко­ятся. Пре­вы­ше­зем­ному сокро­вищу непри­лично лежать в убо­же­стве, и бедная гроб­ница тотчас обли­чит веру­ю­щих в недо­статке бла­го­го­ве­ния и почте­ния к свя­тыне. Посему с древ­них времен раки мощей укра­ша­емы были с осо­бен­ным усер­дием. Из письма бла­жен­ного Иеро­нима к Рипа­рию против Виш­лян­ция видно, что ков­чеги святых мощей были золо­тые и сереб­ря­ные. По сви­де­тель­ству Свя­того Иоанна Зла­то­устого, «гроб­ницы слуг Рас­пя­того были вели­ко­леп­нее гробов цар­ских и бли­ста­тель­нее цар­ских палат, как вели­че­ством и кра­со­тою стро­е­ния, так осо­бенно любо­вию при­хо­дя­щих» 18.

Павел Остров

  • 1. См.: Акты свя­щен­но­му­че­ника Игна­тия. // Ruinart Th. Acta primorum martyrum sincera et selecta. Amstelaedami, 1713. Т. 1.^
  • 2. Иоанн Зла­то­уст. 1‑е Слово о Мак­ка­веях.^
  • 3. Кирилл, архи­епи­скоп Иеру­са­лим­ский. Слово огла­си­тель­ное XVIII.^
  • 4. Васи­лий Вели­кий. Беседа на Псалом 115.^
  • 5. Иоанн Зла­то­уст. Слово всем святым муче­ни­кам.^
  • 6. Иоанн Зла­то­уст. Слово о святом Вавиле против Юлиана и языч­ни­ков.^
  • 7. Иоанн Зла­то­уст. Слово о святом Вавиле против Юлиана и языч­ни­ков.^
  • 8. Иоанн Зла­то­уст. Слово свя­тому муче­нику Вар­ла­аму.^
  • 9. Иоанн Зла­то­уст. Слово всем святым муче­ни­кам.^
  • 10. Иоанн Дамас­кин. Кн. IV. Гл. 15.^
  • 11. Цер­ков­ная исто­рия. Кн. 1. Гл. 13.^
  • 12. Иоанн Зла­то­уст. Слово всем святым муче­ни­кам.^
  • 13. Деян. 19, 12.^
  • 14. Деян. 5; 15, 16.^
  • 15. Гри­го­рий Бого­слов. Слово на память свя­того Кипри­ана.^
  • 16. Гри­го­рий Нис­ский. Слово свя­тому Фео­дору.^
  • 17. Иоанн Зла­то­уст. Слово всем святым муче­ни­кам.^
  • 18. Иоанн Зла­то­уст. Слово Дом­нике и ее дщерям муче­ни­цам.^

О почи­та­нии святых мощей. Проф. И. В. Попов

I. Что такое мощи

Словом «мощи» в сла­вян­ском языке пере­ве­дено гре­че­ское слово «лип­сана» и латин­ское «релик­вия», что в бук­валь­ном пере­воде на рус­ский язык озна­чает «останки». Сле­до­ва­тельно, этим словом обо­зна­ча­ются всякие останки умер­шего, все, что оста­лось от чело­ве­че­ского тела после его смерти. В этом же смысле всегда упо­треб­ля­лось слово «мощи» и в цер­ков­но­сла­вян­ском языке. В чине «погре­бе­ния мир­ских чело­век, свя­щен­ни­ков и мла­ден­цев» посто­янно встре­чаем выра­же­ния: «мощи усоп­шего лежат в доме», «вземше мощи усоп­шего, отхо­дим к церкви», «молитва чтется близ мощей», «вло­живше мощи во гроб» и так далее. Если же обра­тим вни­ма­ние на про­ис­хож­де­ние слова «мощи» от корен­ного «мощь» – сила, то станет оче­вид­ным, что словом «мощи» на сла­вян­ском языке обо­зна­ча­ются не тела умер­ших, а именно только кости их, ибо сила, кре­пость чело­ве­че­ского тела, по общему убеж­де­нию, заклю­ча­ется именно в костях чело­века, а не в его теле (плоти); мы назы­ваем креп­ким, силь­ным того, у кого кост­ный состав сильно развит, у кого креп­кая, хорошо раз­ви­тая груд­ная клетка. В наших рус­ских лето­пи­сях XV и XVII веков мощами назы­ва­лись именно кости. В одной лето­писи 1472 года так повест­ву­ется об откры­тии гробов мос­ков­ских мит­ро­по­ли­тов, почи­ва­ю­щих в Успен­ском соборе: «Иону цела суща обре­тоша, Фотея же цела суща не всего, едины «мощи”» (Собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. VI. С. 195). В 1667 году Нов­го­род­скому мит­ро­по­литу Пити­риму доне­сено было об откры­тии мощей пре­по­доб­ного Нила Стол­бен­ского: «Гроб и тело его святое земли пре­да­деся, а мощи святыя его целы все» (Акты, собран­ные в биб­лио­те­ках и архи­вах Рос­сий­ской Импе­рии архео­гра­фи­че­скою экс­пе­ди­циею Импе­ра­тор­ской Ака­де­мии Наук. СПб. Т. IV. С. 156). Оче­видно, мощами име­но­ва­лись и в том и в другом случае только одни кости. Вообще «на языке древ­ней цер­ков­ной лите­ра­туры нетлен­ные мощи – это не нетлен­ные тела, а сохра­нив­ши­еся и неис­тлев­шие кости» (Голу­бин­ский Е.Е. Кано­ни­за­ция святых. С. 297–298).

Исто­рия и древ­ней хри­сти­ан­ской Церкви, и Церкви Рус­ской также гово­рит нам, что мощами всегда име­но­ва­лись и среди веру­ю­щих бла­го­го­вейно почи­та­лись всякие останки святых муче­ни­ков, вели­ких подвиж­ни­ков, сохра­нив­ши­еся хотя бы в виде костей и даже просто праха и пепла. Святой Игна­тий, епи­скоп Антио­хий­ский, был брошен на рас­тер­за­ние диким зверям (при импе­ра­торе Траяне), пожрав­шим все его тело и оста­вив­шим немного только самых твер­дых костей, кото­рые как свя­щен­ные останки были с бла­го­го­ве­нием подо­браны веру­ю­щими. В 156 году свя­щен­но­му­че­ник Поли­карп, епи­скоп Смирн­ский, был убит мечом и сожжен, но кости, уце­лев­шие от огня, и пепел были для хри­стиан «чест­нее мно­го­цен­ных камней и дороже золота». Писа­тель латин­ской Церкви Пру­ден­ций гово­рит: «Веру­ю­щие соби­рают пепел от сожжен­ных святых тел муче­ни­ков и обмы­тые чистым вином кости их и все напе­ре­рыв ста­ра­ются добыть их себе, хра­нить в своих домах, носить на груди святой прах как свя­щен­ный дар и залог бла­го­по­лу­чия». Святой Иоанн Зла­то­уст о мощах антио­хий­ского муче­ника Вавилы пишет: «Прошло много лет после его погре­бе­ния, во гробе его оста­лись только кости и прах, кото­рые с вели­кою честью пере­не­сены были в гроб­ницу, в пред­ме­стье Дафну». Пре­свя­той Лукиан так рас­ска­зы­вает о най­ден­ных им мощах свя­того архи­ди­а­кона Сте­фана: «Оста­лись от костей его весьма малыя частицы, а все тело его обра­ти­лось в прах… С псал­мами и пес­нями понесли сии мощи (останки) бла­жен­ного Сте­фана в святую цер­ковь Сион…» Бла­жен­ный Иеро­ним гово­рит, что весьма почи­та­е­мые мощи про­рока Саму­ила суще­ство­вали в виде праха, а мощи апо­сто­лов Петра и Павла – в виде костей (Голу­бин­ский Е. Е. Указ. соч. С. 35, прим.).

И исто­рия Рус­ской Церкви также сви­де­тель­ствует о том, что свя­тыми мощами име­но­ва­лись и бла­го­го­вейно почи­та­лись всякие останки святых, сохра­нив­ши­еся хотя бы даже и в виде одних костей. В 1031 году об откры­тии мощей пре­по­доб­ного Фео­до­сия Печер­ского лето­пи­сец пишет: «Виде­хом кости его, но состави не рас­па­шася»; о мощах Андрея Смо­лен­ского в лето­писи гово­рится: «Тело его при­частно тлению бе, но обаче состави вкупе бяху». Мощи святой Ольги, по словам новой лето­писи, состо­яли из одних костей. Мощи князя Вла­ди­мира открыты в 1635 году мит­ро­по­ли­том Киев­ским Петром (Моги­лою) в Деся­тин­ной церкви в виде костей. Глава его нахо­дится ныне в вели­кой церкви Киево-Печер­ской лавры, кости рук – в Киев­ском Софий­ском соборе, челюсть – в мос­ков­ском Успен­ском соборе. В нынеш­нее время при откры­тии мощей пре­по­доб­ного Сера­фима Саров­ского (1903 год), свя­ти­теля Пити­рима Там­бов­ского и свя­щен­но­му­че­ника Ермо­гена, Пат­ри­арха Мос­ков­ского (1914 год), также обре­тены только кости святых, кото­рые и служат пред­ме­том бла­го­го­вей­ного почи­та­ния для веру­ю­щих.

Из всего преды­ду­щего ясно, таким обра­зом, что издавна в Церкви Хри­сто­вой почи­та­лись в каче­стве святых мощей всякие останки святых, хотя бы в виде уце­лев­ших костей и даже праха и пепла. Но было бы полной неспра­вед­ли­во­стью утвер­ждать, что в святых мощах всегда име­ются налицо только одни кости, и ничего более. И исто­ри­че­ские данные, и сви­де­тель­ства оче­вид­цев, и, нако­нец, даже совре­мен­ные осви­де­тель­ство­ва­ния мощей граж­дан­ской вла­стью убеж­дают нас в том, что бывают святые мощи и с сохра­нив­шейся в боль­шей или мень­шей сте­пени и при­сох­шей к костям плотью. Конечно, можно раз­лич­ным обра­зом объ­яс­нять про­ис­хож­де­ние такого нетле­ния плоти. Для одних это может казаться делом есте­ствен­ным, может зави­сеть, напри­мер, от свойств почвы, в кото­рой лежит тело усоп­шего, или еще от каких-либо внеш­них вли­я­ний атмо­сферы, другие склонны в этом усмат­ри­вать чудес­ное явле­ние, при­су­щее иногда остан­кам усоп­ших святых. И не рас­суж­дая даже о том, какой из этих взгля­дов должен быть при­знан более пра­виль­ным, мы утвер­ждаем только, что, хотя само по себе нетле­ние тела не может быть дока­за­тель­ством свя­то­сти умер­шего чело­века, тем не менее такое нетле­ние плоти в боль­шей или мень­шей сте­пени было обна­ру­жи­ва­емо иногда и при откры­тии мощей святых угод­ни­ков Божиих, как в том несо­мненно удо­сто­ве­ряют нас сви­де­тель­ства исто­ри­ков и пока­за­ния оче­вид­цев. Соста­ви­тель Жития свя­того Амвро­сия Медио­лан­ского Павлин с удив­ле­нием рас­ска­зы­вает об откры­тии мощей муче­ника Наза­рия: «Голова его, отруб­лен­ная нече­сти­выми, лежала столь целой и непо­вре­жден­ной, с воло­сами на черепе и бороде, что каза­лось, будто бы она только что омыта и сего­дня поло­жена во гроб». Исто­рик Созо­мен о мощах про­рока Заха­рии гово­рит: «Несмотря на то, что пророк долго лежал под землей, он был найден непо­вре­жден­ным: волосы были обриты, нос прямой, борода недлин­ная, глаза немного впалые и закры­тые рес­ни­цами». В России мощи мит­ро­по­лита Ионы най­дены были в 1472 году (чрез 11 лет после его кон­чины, после­до­вав­шей в 1461 году) в виде иссох­шего тела, при­лип­шего к костям: «Мощи его обрели все целы и нераз­ру­шимы, при­льпе бо плоть костем его и не двиг­ну­шася состави его» (Голу­бин­ский Е. Е. Указ. соч. С. 79, прим. 2). Особой извест­но­стью поль­зу­ются почи­ва­ю­щие в г. Вла­ди­мире мощи князя Глеба Андре­евича (сына Андрея Бого­люб­ского), что не опро­верг­нуто и недав­ним осви­де­тель­ство­ва­нием сих мощей граж­дан­ской вла­стью (про­то­кол осмотра не был осве­щен в печати). В боль­шей или мень­шей сохран­но­сти ока­за­лись и мощи свя­ти­теля Иоасафа (Гор­ленко) в Бел­го­роде и свя­ти­теля Фео­до­сия в Чер­ни­гове (об осви­де­тель­ство­ва­нии сих мощей граж­дан­ской вла­стью ничего не известно). Все мы с бла­го­го­ве­нием взи­раем на обтя­ну­тую плотию кисть руки свя­того архи­ди­а­кона Сте­фана (в Тро­иц­ком соборе Сер­ги­е­вой Лавры) и лобы­заем ее. В про­то­коле об осви­де­тель­ство­ва­нии мощей яро­слав­ских князей Фео­дора, Давида и Кон­стан­тина (тоже не появив­шемся в печати) пред­ста­ви­тели меди­цин­ской науки г. Яро­славля, удо­сто­ве­ряя, что в мощах этих сохра­ни­лись не только кости, но и хрящи, сохра­ни­лась в высох­шем состо­я­нии боль­шая часть кожи, мышц, сухо­жи­лий, отка­зы­ва­ются чем-либо объ­яс­нить при­чины такого явле­ния и в заклю­че­ние прямо заяв­ляют, что «послед­нее слово о при­чи­нах сохран­но­сти тел князей Фео­дора, Давида и Кон­стан­тина при­над­ле­жит уму и рели­ги­оз­ной сове­сти народа».

Итак, как в древ­ней хри­сти­ан­ской, так и в Рус­ской Церкви в оди­на­ко­вой сте­пени почи­та­лись мощи святых, сохра­нив­ши­еся как в виде одних костей, так и с при­сох­шею иногда к костям нетлен­ною плотию.

II. Почему Пра­во­слав­ная Цер­ковь уста­но­вила почи­та­ние святых мощей

В тво­ре­ниях святых отцов Хри­сти­ан­ской Церкви мы нахо­дим тро­я­кое осно­ва­ние для уста­нов­ле­ния почи­та­ния святых мощей тех или других угод­ни­ков Божиих.

1. Останки святых имеют неот­ра­зи­мое рели­ги­озно-нрав­ствен­ное воз­дей­ствие на душу чело­века, служат живым напо­ми­на­нием о лич­но­сти свя­того и воз­буж­дают веру­ю­щих к под­ра­жа­нию его бла­го­че­сти­вым подви­гам. Иоанн Зла­то­уст гово­рит: «Вид гроб­ницы свя­того, про­ни­кая в душу, и пора­жает ее, и воз­буж­дает, и при­во­дит в такое состо­я­ние, как будто сам лежа­щий во гробе молится вместе, стоит пред нами, и мы видим его, и таким обра­зом чело­век, испы­ты­ва­ю­щий это, испол­ня­ется вели­кой рев­но­сти и сходит отсюда, сде­лав­шись иным чело­ве­ком».

Если и в обык­но­вен­ной, мир­ской жизни порт­реты вели­ких людей, их бюсты, статуи, а осо­бенно гроб­ницы и могилы спо­собны про­из­во­дить силь­ное впе­чат­ле­ние на почи­та­те­лей их памяти и про­буж­дать в них вос­тор­жен­ное пре­кло­не­ние пред их жиз­нен­ным подви­гом, то гроб­ницы муче­ни­ков и подвиж­ни­ков веры и бла­го­че­стия в Церкви Хри­сто­вой должны есте­ственно про­из­во­дить неот­ра­зи­мое, силь­ное, могу­чее впе­чат­ле­ние на всех веру­ю­щих и чтущих их святую память. Сле­ду­ю­щий исто­ри­че­ский факт под­твер­ждает спра­вед­ли­вость преды­ду­щего поло­же­ния.

В Антио­хий­ской Церкви упадок нравов раз­вился до край­них пре­де­лов: в лесах, с кото­рыми свя­заны были язы­че­ские пре­да­ния об Апол­лоне и Дафне, устро­я­лись без­нрав­ствен­ные оргии, цинич­ные игры; ника­кие запреты, ника­кие уве­ща­ния пас­ты­рей Церкви не помо­гали. Но вот нако­нец пле­мян­нику импе­ра­тора Кон­стан­ция пришла в голову мысль постро­ить в пред­ме­стье Дафны бази­лику (храм), пере­не­сти в нее мощи особо чти­мого муче­ника Вавилы, и с тех пор оргии пре­кра­ти­лись. Святой Иоанн Зла­то­уст гово­рит: «Под­линно, как бы легкий вете­рок какой веет ото­всюду на при­сут­ству­ю­щих при гроб­нице муче­ника, вете­рок не чув­ствен­ный и укреп­ля­ю­щий тело, но могу­щий про­ни­кать в самую душу, бла­го­устро­я­ю­щий ее во всех отно­ше­ниях и свер­га­ю­щий с нее всякое земное бремя». Древ­ние празд­ники у мощей святых крас­но­ре­чи­вее всего гово­рят о том, как высоко ста­вила Цер­ковь их нрав­ственно-нази­да­тель­ную цель. Все сред­ства упо­треб­ля­лись для того, чтобы исполь­зо­вать чув­ство бли­зо­сти свя­того, воз­буж­да­е­мое его остан­ками, в целях нази­да­ния: чита­лись повест­во­ва­ния о стра­да­ниях муче­ни­ков, состав­ля­лись и затем чита­лись муче­ни­че­ские акты, про­из­во­див­шие потря­са­ю­щее дей­ствие на слу­ша­те­лей…

2. Наряду с нрав­ственно-нази­да­тель­ным почи­та­ние мощей в Церкви Хри­сто­вой имеет еще зна­че­ние литур­ги­че­ское.

С земною Цер­ко­вью в обще­нии любви нахо­дится и Цер­ковь Небес­ная, и такое обще­ние Церкви земной и Небес­ной выра­жа­ется в молитве, венец кото­рой состав­ляет воз­но­ше­ние Свя­тей­шей Евха­ри­стии: «Ныне силы небес­ныя с нами неви­димо служат, се бо входит Царь славы, се жертва тайная совер­шена дори­но­сится…» Один из учи­те­лей древ­ней Церкви (Ориген) гово­рит: «В молит­вен­ных собра­ниях при­сут­ствует дво­я­кое обще­ство: одно – состо­я­щее из людей, другое – из небо­жи­те­лей…» Мощи святых и явля­ются зало­гом их уча­стия в наших молит­вах. Вот почему древ­няя Хри­стова Цер­ковь пре­иму­ще­ственно совер­шала Евха­ри­стию на моги­лах муче­ни­ков, причем самые гробы их слу­жили пре­сто­лом для Таин­ства. Когда гоне­ния осла­бе­вали, хри­сти­ане спе­шили воз­двиг­нуть храм над усы­паль­ни­цей муче­ника. Так, в Риме постро­ена цер­ковь на месте, где, по пре­да­нию, погре­бено тело апо­стола Павла (Евсе­вий. Исто­рия Церкви. 11, 25, 3). В Кар­фа­гене было две церкви в честь муче­ника Кипри­ана: одна на месте его уби­е­ния, другая – над его моги­лой. Здесь у остан­ков муче­ника осо­бенно живо чув­ство­ва­лось его неви­ди­мое при­сут­ствие. Поэтому и самый храм в честь муче­ника назы­вался его «домом», «жили­щем», а сам муче­ник – его домо­вла­ды­кой. Иоанн Солун­ский в своем сочи­не­нии о чуде­сах свя­того муче­ника Димит­рия Солун­ского гово­рит, что у сего муче­ника два дома: один в Небес­ном Иеру­са­лиме, другой – в Солуни. К концу VII века обычай совер­шать Евха­ри­стию только на мощах муче­ни­ков сде­лался уже почти уза­ко­не­нием: Франк­ский Собор поста­но­вил, что пре­стол может быть освя­щен только в церкви, в кото­рой есть мощи святых, а VII Все­лен­ский Собор (787) опре­де­лил, что «на буду­щее время всякий епи­скоп, освя­тив­ший цер­ковь без мощей, должен быть извер­жен» (Пра­вило 7). С этих-то пор вве­дены повсюду в храмах анти­минсы, в кото­рые обя­за­тельно вла­га­ются частицы святых мощей и без кото­рых невоз­можно совер­ше­ние Таин­ства Евха­ри­стии. Таким обра­зом, в каждом храме обя­за­тельно есть мощи святых, и сии мощи, по вере Церкви, служат зало­гом при­сут­ствия святых при бого­слу­же­нии, их уча­стия в наших молит­вах, их пред­ста­тель­ства пред Богом, под­креп­ля­ю­щего наши молитвы. При поло­же­нии мощей в анти­минс (или под пре­стол, если он освя­ща­ется архи­ереем) чита­ется сле­ду­ю­щая молитва: «Сам Вла­дыко, благих пода­тель сый, молит­вами святых, их же бла­го­во­лил еси поло­же­нию мощей в сем чест­нем жерт­вен­нице Твоем быти, спо­доби нас неосуж­денно бес­кров­ную Тебе на нем при­но­сити жертву».

3. Тре­тьим осно­ва­нием для почи­та­ния святых мощей служит учение Пра­во­слав­ной Церкви о мощах как носи­те­лях бла­го­дат­ных сил. «Мощи Твои, яко сосуд бла­го­дати полный, пре­из­ли­ва­ю­щийся на всех к ним при­те­ка­ю­щих», – читаем мы в молитве Пре­по­доб­ному Сергию. И это осно­ва­ние стоит в связи с самыми глу­бо­кими дог­ма­тами пра­во­слав­ной веры, с дог­ма­тами Вопло­ще­ния и Искуп­ле­ния.

Пусть даже людям и удастся устро­ить земной рай сыто­сти и мате­ри­аль­ного бла­го­по­лу­чия, но ника­кими уси­ли­ями не спасут они себя от болез­ней, ста­ро­сти и смерти, а сле­до­ва­тельно, оста­нутся на земле стра­да­ния, горечь ухо­дя­щих сил, боль потери доро­гих и близ­ких, ужас смерти – такие бед­ствия чело­ве­че­ской жизни, пред кото­рыми блед­неют все прочие… Где же искать избав­ле­ния от них, как не у бла­го­дати Божией? И эта бла­го­дать пре­по­да­ется чело­ве­че­ству чрез посред­ство тех или других святых людей, кото­рые и при жизни своей тво­рили чудеса, и по смерти сооб­щили эту чудо­твор­ную силу своим остан­кам. Прежде всего сам Хри­стос как Бог излил Духа Свя­того на Свое тело, и оно, само по себе не спо­соб­ное тво­рить чудеса, все было про­ник­нуто живо­тво­ря­щими силами Боже­ства. Поэтому многие чудеса Свои Бого­че­ло­век совер­шал чрез посред­ство Своего тела: про­стерши руку, кос­нулся про­ка­жен­ного (см.: Мф. 8:3), взявши тещу Петра за руку, поднял ее и исце­лил от горячки (см.: Мф. 8:14–15), при­кос­но­ве­нием исце­лил глу­хо­не­мого (см.: Мк. 7:32–36), бре­нием отверз очи сле­по­рож­ден­ному (см.: Ин. 9:6), поднял за руку умер­шую дочь Иаира (см.: Мф. 9:25), при­кос­нулся ко гробу наин­ского юноши и вос­кре­сил его (см.: Лк. 7:14–15). Зная чудо­дей­ствен­ность тела Хри­стова, народ всегда тес­нился ко Христу, чтобы при­кос­нуться хотя бы только к одежде Его (см.: Мк. 3:10); так чрез при­кос­но­ве­ние только к краю одежды Спа­си­теля полу­чила вне­запно исце­ле­ние жена, стра­дав­шая кро­во­те­че­нием целых 12 лет, издер­жав­шая бес­плодно на лече­ние болезни своей все свое имение. И Сам Хри­стос Спа­си­тель почув­ство­вал при этом исшед­шую из тела Его чудо­дей­ствен­ную силу (см.: Лк. 8:43–46).

Итак, несо­мненно, «само тело Хри­стово, – как гово­рит святой Кирилл Иеру­са­лим­ский, – было живо­творно, ибо было храмом и жили­щем Бога Слова…». Потому-то и мы в насто­я­щее время соеди­ня­емся с Боже­ством Христа, вкушая Его Тело и Кровь во остав­ле­ние грехов и в жизнь вечную в Таин­стве Евха­ри­стии.

Но Хри­стос есть глава обнов­лен­ного чело­ве­че­ства. Чрез Его вопло­ще­ние Боже­ство соеди­ни­лось со всей чело­ве­че­ской при­ро­дой, со всем родом чело­ве­че­ским, а потому люди, достой­ные стать храмом Божиим, дела­ются до неко­то­рой сте­пени при­част­ни­ками и Боже­ствен­ной Его славы (см.: 1Кор. 3:16). Святой Гри­го­рий Бого­слов гово­рит: «Ум чело­века подо­бен зер­калу. Если он обра­щен к Богу, то и тело, это зер­кало зер­кала, под­чи­ня­ясь уму, носит в себе отблеск его Боже­ствен­ной кра­соты». Бог, по словам Иоанна Дамас­кина, чрез ум все­ля­ется в тела святых. Если святой апо­стол Павел тело каж­дого хри­сти­а­нина име­но­вал храмом живу­щего в нем Духа Божия (см.: 1Кор. 6:19), дей­ствия Кото­рого могут быть в обык­но­вен­ных людях более или менее сокро­вен­ными, то в святых эти дей­ствия могут про­яв­ляться с осо­бенно рази­тель­ною силою… «Как огонь входит во все поры рас­ка­лен­ного железа, – гово­рит пре­по­доб­ный Мака­рий Еги­пет­ский, – так и Дух Святой все­цело про­ни­кает Своею силою и душу, и тело свя­того. Но это не вопло­ще­ние и по суще­ству, и по силе обла­го­дат­ство­ва­ния. Во Христе при двух есте­ствах (Боже­ском и чело­ве­че­ском) единая ипо­стась Боже­ская; в святых же сохра­ня­ется чело­ве­че­ская ипо­стась… Хри­стос – пло­то­нос­ный Бог, а святые – бого­нос­ные или духо­нос­ные люди» (Пре­по­доб­ный Мака­рий Еги­пет­ский). Вслед­ствие же такого тес­ного соеди­не­ния с Богом святые ста­но­вятся носи­те­лями чудо­твор­ной силы, дей­ству­ю­щей чрез посред­ство их тела. Кто заклю­чил небо при Илье Про­роке? Бог, в нем оби­тав­ший. Чьей силою Моисей раз­де­лил Черм­ное море, про­стерши над ним жезл свой? Силою Божиею, ему при­су­щею. Тою же чудо­дей­ствен­ною Боже­скою силою пророк Елисей вос­кре­сил умер­шего маль­чика (см.: 4Цар. 4:34–35), апо­стол Петр исце­лил хро­мого от рож­де­ния (см.: Деян. 3:6–8), вос­ста­вил рас­слаб­лен­ного Енея, восемь лет при­ко­ван­ного к одру болезни, и все это именем и силою Иисуса Христа (см.: Деян. 9:33–34). И эта сила Хри­стова до того при­суща была свя­тому апо­столу Петру, что даже и тень его, осе­няв­шая боля­щих, чудо­дей­ственно исце­ляла их от болез­ней (см.: Деян. 5:15). Но бла­го­дат­ные силы, дей­ству­ю­щие чрез тела святых при их жизни, про­дол­жают дей­ство­вать в них и после смерти. На этом именно и осно­вы­ва­ется почи­та­ние святых мощей как носи­те­лей бла­го­дати. Ради Духа Свя­того и пра­вед­ных душ чело­ве­че­ских, когда-то оби­тав­ших в телах святых мужей и жен, самый прах и кости их сохра­няют свою чудо­дей­ствен­ную силу. Умер­ший, при­кос­нув­шийся к костям про­рока Елисея, ожил и встал на ноги (см.: 4Цар. 13:21). И это, по словам Кирилла Иеру­са­лим­ского, для того, чтобы пока­зать, что в тело святых, когда и нет в нем души, вло­жена бывает некая сила, ради многие годы оби­тав­шей в нем пра­вед­ной души, кото­рой слу­жило оно. Мерт­вые святые, гово­рит пророк Ефрем Сирин, дей­ствуют, как живые: вра­чуют боль­ных, изго­няют демо­нов, ибо в святых остан­ках всегда нахо­дится бла­го­дать Свя­того Духа. Иоанн Зла­то­уст гово­рит: «Не говори мне о прахе, не пред­став­ляй пепла и истлев­ших от вре­мени костей святых, но открой очи веры и посмотри на при­су­щую им силу Божию».

Из преды­ду­щего ясно, что почи­та­ние остан­ков святых в веро­ва­ниях Церкви не слу­чай­ность, но свя­зано с корен­ными исти­нами пра­во­слав­ной веры и что осно­ва­нием для такого почи­та­ния мощей служит не их нетле­ние, а при­су­щая им бла­го­дат­ная сила Божия. Точно так же осно­ва­нием и для кано­ни­за­ции святых служит не нетле­ние их остан­ков, а рази­тель­ное про­яв­ле­ние Духа в свя­то­сти их жизни и в чудо­тво­ре­ниях от их мощей. Вот почему Пра­во­слав­ною Цер­ко­вью при­чтены были к лику святых неко­то­рые подвиж­ники веры и бла­го­че­стия, мощи кото­рых не открыты и до сих пор и о нетле­нии кото­рых мы совсем ничего не знаем, но кото­рые известны были своею святою жизнью и по смерти ока­зы­вали чудес­ную помощь с верою обра­щав­шимся к ним. Таковы, напри­мер, Анто­ний Печер­ский, Кирилл Бело­зер­ский, Иосиф Воло­ко­лам­ский, Паф­ну­тий Боров­ский и другие. Или же неко­то­рые из угод­ни­ков были при­чис­ля­емы к лику святых еще до откры­тия их мощей – глав­ным обра­зом потому, что еще до сего откры­тия совер­ша­лись мно­го­чис­лен­ные и пора­зи­тель­ные чудо­тво­ре­ния при их гробах; таковы пре­по­доб­ный Фео­до­сий Печер­ский, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Петр, пре­по­доб­ный Нил Стол­бен­ский, свя­ти­тель Ермо­ген, Пат­ри­арх Мос­ков­ский, и другие.

Таким обра­зом, налич­ность нетле­ния остан­ков умер­шего не может счи­таться необ­хо­ди­мым при­зна­ком его свя­то­сти, равно как и тление тела не есть при­знак без­за­ко­ния. По сви­де­тель­ству цер­ков­ной исто­рии, встре­ча­лись и встре­ча­ются нетлен­ные тела неко­то­рых усоп­ших, кото­рые при отсут­ствии чудо­тво­ре­ний не при­зна­ва­лись и не при­зна­ются, однако, за мощи святых угод­ни­ков Божиих. В авгу­сте 1479 года было обре­тено тело мит­ро­по­лита Филиппа, кото­рое в про­дол­же­ние 12 дней лежало откры­тым, чудо­тво­ре­ний не было, и оно снова было пре­дано земле. В 1546 году в Пав­лов­ском Обнор­ском мона­стыре обре­тены были целыми тела шести неиз­вест­ных усоп­ших и снова были пре­даны земле. В 1596 году при обре­те­нии мощей святых Гурия и Вар­со­но­фия Казан­ских най­дены были вместе с ними тела двух других мона­хов в нетлен­ном виде, но тела Гурия и Вар­со­но­фия были при­знаны мощами и оста­лись откры­тыми, а тела мона­хов снова были погре­бены (Голу­бин­ский Е. Е. Указ. соч. С. 522–528). В вели­кой Киево-Печер­ской церкви почти совсем нетленно и открыто почи­вает Павел, мит­ро­по­лит Тоболь­ский, скон­чав­шийся в 1770 году, все могут видеть, напри­мер, кисть его правой руки, вполне сохра­нив­шу­юся, даже не очень тем­ного цвета и не очень высох­шую. И несмотря на нетле­ние, он все же не при­чис­лен к лику святых.

Извест­ный исто­рик и иссле­до­ва­тель вопроса о кано­ни­за­ции святых про­фес­сор Е.Е. Голу­бин­ский гово­рит: «Тех или других между подвиж­ни­ками Цер­ковь с самого древ­него вре­мени стала при­зна­вать свя­тыми на том же осно­ва­нии, на кото­ром при­зна­вала их в позд­ней­шее время и на кото­ром при­знает их и до сих пор, именно на осно­ва­нии сви­де­тель­ства о них Самого Бога, Кото­рый тех или других между ними удо­сто­и­вал дара чудо­тво­ре­ний – или еще при жизни, или по смерти» (Голу­бин­ский Е.Е. Указ. соч. С. 16). Но, при­ни­мая на себя право при налич­но­сти чудо­тво­ре­ний при­чис­лять того или дру­гого подвиж­ника веры и бла­го­че­стия к лику святых, Цер­ковь всегда отно­си­лась к сви­де­тель­ским пока­за­ниям о чуде­сах с чрез­вы­чай­ной осто­рож­но­стью: обсле­до­вала бес­при­страстно и с полным вни­ма­нием все пока­за­ния, и только после неоспо­ри­мых данных извест­ный подвиж­ник при­чис­лялся к лику святых.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки