Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.Перейти

О повторяющихся грехах

Таин­ство Пока­я­ния – одно из семи Таинств Пра­во­слав­ной Церкви, через уча­стие в кото­ром, чело­век, при­нося пока­я­ние перед Богом, полу­чает отпу­ще­ние грехов посред­ством види­мого дей­ствия свя­щен­ника – про­чте­ния раз­ре­ши­тель­ной молитвы. Совер­ши­те­лем Таин­ства явля­ется Сам Бог, свя­щен­ник лишь сви­де­тель перед Ним. Это опре­де­ле­ние зна­комо, пожа­луй, всем воцер­ко­в­лён­ным пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам. На первый взгляд, все пре­дельно понятно – пришел на испо­ведь, испо­ве­дался и Гос­подь про­стил тебя. Живи, радуйся и больше не греши. На деле все обстоит иначе – очень часто люди каются на испо­веди в одних и тех же грехах, повто­ряют их на про­тя­же­нии многих лет. Почему это про­ис­хо­дит? Что делать, как можно это изме­нить?
О духов­ных и пси­хо­ло­ги­че­ских аспек­тах повто­ре­ния грехов на испо­веди: про­то­и­е­рей Дио­ни­сий Свеч­ни­ков, руко­во­ди­тель моло­деж­ного отдела Бакин­ско-Азер­бай­джан­ской епар­хии и Ната­лья Яра­сова, пси­хо­лог-кон­суль­тант Мис­си­о­нер­ского отдела Туль­ской епар­хии РПЦ МП.

Отец Дио­ни­сий: Без­греш­ных людей не суще­ствует, каждый согре­шает в той или сте­пени. Нерас­ка­ян­ный же грех губит чело­века. Поэтому Гос­подь даро­вал нам вели­кую милость – Таин­ство пока­я­ния. Мне, как свя­щен­нику, при­хо­дится слу­шать очень разные испо­веди. Заяв­лен­ная про­блема цик­ли­че­ского повто­ре­ния грехов суще­ствует, и порой стоит довольно остро. Чело­век может при­хо­дить на испо­ведь, каяться в грехах, очень горячо, искренне, слезно, но через неко­то­рый про­ме­жу­ток вре­мени опять повто­рять их. Первое, что при­хо­дит на ум – чело­век сла­бо­во­лен, у него просто не хва­тает реши­мо­сти и силы воли рас­статься с грехом. И это, дей­стви­тельно, так. Одна­жды приняв грех, согла­сив­шись с ним, чело­век зара­жа­ется этой духов­ной гадо­стью, она как магнит к металлу при­ли­пает. А поскольку грех зача­стую связан с полу­че­нием плот­ского удо­воль­ствия, то он еще и «сладок». Тяжело рас­ста­ваться с тем, что при­но­сит удо­воль­ствие, усилий воли не хва­тает.

Однако, суще­ствуют не только сла­дост­ные плот­ские грехи, но и те, кото­рые не при­но­сят ника­кого удо­воль­ствия. Напри­мер, супруги систе­ма­ти­че­ски ссо­рятся, скан­да­лят. Грех? Да. И удо­воль­ствия тут ника­кого, одни про­блемы. И каются в этом искренне. А толка ника­кого, из раза в раз одно и то же.

А ведь в идеале должно полу­чаться по-дру­гому. При­неся пока­я­ние на испо­веди, чело­век полу­чает про­ще­ние и отпу­ще­ние грехов, про­дол­жает с чистого листа писать свою книгу жизни. Крепко надо заду­маться – гре­шить или нет. Почему? Чело­ве­че­ская при­рода, повре­жден­ная пер­во­род­ным грехом, стала вос­при­им­чива к греху, но в Таин­стве кре­ще­ния чело­век обре­тает осво­бож­де­ние от власти пер­во­род­ного греха. Если гово­рить более точно – от его послед­ствий. Кре­щё­ный чело­век, хотя и может гре­шить, но вла­стен и не гре­шить. Свт. Кирилл Алек­сан­дрий­ский пишет: «Адам был побеж­ден и, пре­зрев боже­ствен­ное пове­ле­ние, был осуж­ден на тление и смерть. Но… какое отно­ше­ние к нам имеют эти его пре­ступ­ле­ния?… Мно­же­ство людей стало гре­хов­ными не потому, что они раз­де­ляли вину Адама — их ведь тогда еще не было – а потому, что они были при­частны к его при­роде, под­пав­шей закону греха. Значит, как в Адаме при­рода чело­века забо­лела тле­нием … так во Христе она вновь обрела здра­вие». Таким обра­зом, обре­тая духов­ную сво­боду, хри­сти­а­нин волен делать выбор – согре­шать или нет. Но, увы, чаще делает выбор в пользу греха. Раз за разом. Даже несмотря на осо­зна­ние и рас­ка­я­ние.

Суть же пока­я­ния не в том, чтобы кон­ста­ти­ро­вать факт нали­чия греха. Этого мало. Нашему рус­скому «пока­я­нию» в гре­че­ском языке соот­вет­ствует термин «мета­нойя» (μετάνοια) – изме­не­ние ума, пере­осмыс­ле­ние. Значит для того, чтобы пока­я­ние было дей­ствен­ным, необ­хо­димо пере­осмыс­ле­ние жизни, изме­не­ние мыш­ле­ния, отказ от совер­шен­ного греха. Пере­осмыс­ле­ние это, с после­ду­ю­щим изме­не­нием, может быть лишь в свете еван­гель­ского учения. Это и есть насто­я­щее пока­я­ние, а не просто рас­сказ о своих грехах на испо­веди.

Всякое дей­ствие вызы­вает про­ти­во­дей­ствие. Жела­ние не гре­шить неми­ну­емо встре­ча­ется с иску­ше­нием, а полем битвы ста­но­вится чело­век. Цер­ковь имеет бога­тый духов­ный опыт, свя­то­оте­че­ское насле­дие. Все это в помощь пра­во­слав­ному хри­сти­а­нину в деле пока­я­ния. Воис­тину, духов­ного опыта многих поко­ле­ний более, чем доста­точно для того, чтобы найти свой путь исправ­ле­ния. Но хочется еще и поду­мать о том, какие пси­хо­ло­ги­че­ские про­цессы про­ис­хо­дят в созна­нии каю­ще­гося чело­века, и что может при­во­дить к цик­лич­ному повто­ре­нию грехов.

Ната­лья: Дей­стви­тельно, очень многие грехи чело­век нередко совер­шает вновь и вновь. И это верно для чело­ве­че­ской жизни в целом: чело­век может посто­янно «вля­пы­ваться» в одни и те же про­блемы, насту­пать на те же грабли, ходить по кругу.

В одном фильме есть такой диалог: «Знаешь, почему люди не меня­ются? – Почему? – Не хотят!».

Самым глав­ным пре­пят­ствием на пути к изме­не­нию, отказу от греха, дей­стви­тельно, явля­ется неже­ла­ние самого чело­века меняться. Ведь даже если грех совсем не сладок, это не значит, что у чело­века нет причин оста­ваться с ним. В пси­хо­ло­гии есть поня­тие вто­рич­ной выгоды. Так назы­вают то, что удер­жи­вает чело­века в его про­блем­ном состо­я­нии. Это, чаще всего, какое-то бес­со­зна­тель­ное пре­иму­ще­ство. Даже у болез­ней есть такие выгоды, кото­рые могут мешать исце­ле­нию. Напри­мер, боль­ной ребе­нок может полу­чать мак­си­мум вни­ма­ния от роди­те­лей, чув­ство­вать себя нужным и зна­чи­мым. И если, будучи здо­ро­вым, он тепла недо­по­лу­чает, а стоит ему забо­леть, с ним носятся, как с писа­ной торбой, то резуль­тат нетрудно пред­ска­зать: такой ребе­нок будет болеть часто и с удо­воль­ствием. Не спе­ци­ально, не осо­зна­вая ничего — подоб­ное пове­де­ние обычно выби­ра­ется инстинк­тивно. Для взрос­лых, кстати, это тоже верно.

А ведь гре­хов­ная страсть – это тоже своего рода болезнь. И если она даёт чело­веку какое-то внут­рен­нее, не оче­вид­ное на первый взгляд удо­вле­тво­ре­ние, то ему будет вдвойне сложно бороться с такой стра­стью. Такие вот вто­рич­ные выгоды непро­сто осо­знать без тща­тель­ного само­по­зна­ния, без работы над собой. А ведь они зача­стую явля­ются истин­ным пово­дом для греха. И иногда одно лишь осо­зна­ние этих причин может при­не­сти исце­ле­ние.

Мне известны случаи, когда чело­век бросил курить не силь­ней­шим напря­же­нием воли и само­дис­ци­пли­ной, а одно­мо­ментно, раз и навсе­гда – осо­знав, зачем лично ему куре­ние.

Но чаще всего усилия нужны и для осо­зна­ния, и для того, чтобы на основе этого нового пони­ма­ния исправ­лять себя.

Под­го­товка к испо­веди должна быть глу­бо­ким ана­ли­зом своей души, а не просто при­зна­нием того, что вот такой-то грех у меня есть. Наша жизнь – не набор отдель­ных поступ­ков, а свя­зан­ные между собой выборы и их послед­ствия. Но осо­знать все и сразу мы не можем, а неко­то­рые, чего уж там, и не ста­ра­ются тща­тельно «копаться в себе».

В любом случае, на испо­ведь чело­век «при­но­сит» опре­де­лен­ные грехи, а не всю сово­куп­ность своих грехов.

Однако чаще всего один грех тесно связан с другим. Или даже не с другим грехом, а со стра­стью, кото­рую чело­век как бы игно­ри­рует – или реально не заме­чает в себе.

При­веду пример: в моей прак­тике очень часто при­хо­дится стал­ки­ваться с тем, что чело­век отри­цает свои обиды. Он знает, что оби­жаться плохо, грешно, поэтому уве­ряет себя в том, что не оби­жа­ется. Но не осо­зна­вать, не при­зна­вать обиду – не значит «не оби­жаться». Если обида есть, то, даже не осо­зна­вая ее, чело­век посто­янно внут­ренне про­ти­во­стоит дру­гому, и в их отно­ше­ниях воз­ни­кают серьез­ные про­блемы. С точки зрения гре­хов­ных стра­стей обида – это скры­тый гнев, зло­па­мят­ство, памя­то­зло­бие. И послед­ствия у нее могут быть самые разные. Это посто­ян­ное непо­ни­ма­ние, напря­жен­ная атмо­сфера в семье (и на этом фоне нев­розы и пси­хо­со­ма­ти­че­ские забо­ле­ва­ния у самого чело­века). Могут быть и скан­далы.

И покуда на испо­ведь чело­век будет при­но­сить именно грех ссор, ругани, а грех своего зло­па­мят­ства не заме­чать, то его борьба с грехом будет подобна уборке снега во время сне­го­пада – только убрал, а снег снова напа­дал. Или можно при­ве­сти пример с убор­кой сор­ня­ков – если ботву сре­зать, остав­ляя корни, то сорняк неиз­бежно будет снова вырас­тать.

Отец Дио­ни­сий: Несо­мненно, при­чинно-след­ствен­ные связи есть во всем, и если чело­век до испо­веди поста­рался рас­пу­тать хоть один клубок своих грехов и стра­стей, то пока­я­ние на испо­веди более осмыс­лен­ное. Но гораздо чаще люди гово­рят именно о след­ствиях, и порой даже не заме­чают в этих след­ствиях своих грехов. Что каса­ется обид, по моим наблю­де­ниям, это одна из самых слож­ных про­блем, с кото­рой стал­ки­ва­ются многие. Часто при­хо­дится слы­шать, что чело­век не может про­стить кого-то. Это состо­я­ние «непро­ще­ния» может длиться годами, даже деся­ти­ле­ти­ями. Так сильно обиды вгры­за­ются в душу и созна­ние. Но если быть объ­ек­тив­ным, то обида – это про­из­вод­ная уязв­лен­ной гор­дыни. Если даже обида нане­сена неза­слу­женно, все равно реак­цию на нее дик­тует соб­ствен­ное само­мне­ние, попро­сту – гор­дыня. И даже если чело­век начи­нает убеж­дать себя в том, что про­стил, внешне ста­ра­ется не про­яв­лять обиду, то в душе все равно сидит этот червь и грызет. Порой эти нега­тив­ные чув­ства все же выплес­ки­ва­ются, и послед­ствия могут быть очень непро­стыми.

Грех – как снеж­ный ком, обра­зу­ется из неболь­шого снежка, бро­шен­ного по склону. Ска­ты­ва­ясь, ком ста­но­вится все больше и пре­вра­ща­ется в лавину, кото­рая сме­тает всё на своем пути. Если грех засел глу­боко, а чело­век тешит себя мыслью, что ничего страш­ного не про­ис­хо­дит, и на самом деле при­чи­ной своих про­блем явля­ется не он сам, а близ­кие, то рано или поздно «лавина» снесет и близ­ких, и его самого. Согла­сие с грехом и попытка оправ­дать себя в нем – одна из причин цик­лич­но­сти рас­ска­зов об одних и тех же грехах на испо­веди. И чело­век совсем не лука­вит, когда гово­рит «ста­ра­юсь, а ничего не полу­ча­ется». Он искренне ста­ра­ется бороться с послед­стви­ями греха, с пло­дами уязв­лен­ной гор­дыни, кото­рые выра­жа­ются, напри­мер, в скан­да­лах, при­дир­ках, но не ощущая себя винов­ным в том, что не может про­стить, ищет при­чины в близ­ких. Чело­веку вообще гораздо проще при­знать винов­ным не себя, а кого угодно или что угодно. А вот найти в глу­бине своего созна­ния тот самый началь­ный грех, кото­рый поро­дил «лавину», намного слож­ней.

Или вот еще излюб­лен­ная мно­гими фраза «бес попу­тал» — как оправ­да­ние соб­ствен­ных грехов. Пере­кла­ды­ва­ние вины – я ни при чём, это все бес вино­ват. Бес, несо­мненно, вино­ват, но разве на испо­веди мы гово­рим о его вине? Так посту­пил Адам, когда на вопрос Бога о том, не ел ли он плодов запре­щен­ного древа, отве­тил: «жена, кото­рую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел» (Быт.3:12). Все вокруг вино­ваты, а я нет. Если чело­век будет так посту­пать посто­янно, не при­зна­вая или не видя соб­ствен­ного греха, то и каяться в после­ду­ю­щих, про­из­вод­ных от него грехах, он тоже будет посто­янно.

Ната­лья: Само­оправ­да­ние – это очень рас­про­стра­нен­ное явле­ние. Хуже всего то, что оно сейчас соци­ально одоб­ря­ется. Более того, даже стало частью меди­цин­ских и пси­хо­ло­ги­че­ских реко­мен­да­ций – причем отнюдь не в ситу­а­циях само­ед­ства, когда чело­век раз­ру­шает себя.

В сере­дине про­шлого века извест­ный фан­таст Жерар Клейн напи­сал про­из­ве­де­ние, в кото­ром повто­рил прин­цип «Писем Бала­мута» К.С.Льюиса, изла­гая от лица лите­ра­тур­ного дья­вола неко­то­рые духов­ные ошибки, кото­рые пре­пят­ствуют пока­я­нию. К сожа­ле­нию, Клейн поло­жил в основу своего рас­сказа «Ад есть ад» идею, дале­кую от хри­сти­ан­ского пони­ма­ния пока­я­ния и греха. В его про­из­ве­де­нии все постав­лено с ног на голову и те, кого не мучает совесть, у кого нет пока­я­ния, в ад как раз не попа­дают: «В ад могут отправ­ляться только те люди, кото­рые сознают свои  пре­ступ­ле­ния и несут за них ответ­ствен­ность». Но при этом клей­нов­ский дьявол как раз ана­ли­зи­рует – почему люди не испы­ты­вают чув­ства вины. А если учесть, что автор изучал пси­хо­ло­гию в Сор­бонне, то можно пред­по­ло­жить, что он знал, о чем гово­рит. Клю­че­вой пре­гра­дой для пока­я­ния он назы­вает «осла­бев­шее чув­ство ответ­ствен­но­сти». Клейн в своем рас­сказе выво­дит, можно ска­зать, «прин­цип фун­да­мен­таль­ной без­от­вет­ствен­но­сти» и при­чины его видит в соци­аль­ном воз­дей­ствии. Он гово­рит о паде­нии мораль­ных устоев и о слож­но­стях, воз­ник­ших из-за того, что люди много путе­ше­ствуют, узнают о раз­ли­чиях морали в разных краях и исполь­зуют это раз­ли­чие для само­оправ­да­ния (что уж гово­рить о совре­мен­ных СМИ и интер­нете!).

“Но самым серьез­ным, самым тра­ги­че­ским явля­ется вме­ша­тель­ство пси­хо­ло­гов. <…> Это они пока­зали людям, что такое чело­век в своей сути. Они поста­вили людей лицом друг к другу, объ­яс­нили им, что, скорее всего, они просто больны, что им, быть может, сле­дует поле­читься, но что они ни в коей мере не вино­ваты, что древ­ний ком­плекс вины <…> был худшей из лихо­ра­док, лихо­рад­кой скры­той, зараз­ной, зло­ка­че­ствен­ной, но все же изле­чи­мой. Они сде­лали людям при­вивку против чув­ства вины и теперь жалеют пре­ступ­ни­ков, окру­жают их вни­ма­нием и пре­ду­пре­ди­тель­но­стью, казнят их почти тайно, если счи­тают, что это все-таки надо сде­лать, и вдо­ба­вок испы­ты­вают по этому поводу угры­зе­ния сове­сти. <…> А теперь еще пришел черед социо­ло­гов. Они уже давно норо­вят воз­ло­жить на все обще­ство ответ­ствен­ность за дурное пове­де­ние каж­дого отдель­ного чело­века. И им верят. Это просто ужасно”.

И ведь на самом деле много лет в рамках моей люби­мой пси­хо­ло­гии успешно боро­лись с нор­маль­ными про­яв­ле­ни­ями души. И, к сожа­ле­нию, доби­лись нема­лых успе­хов: совесть многие теперь счи­тают ата­виз­мом, жажду Бога – при­ми­тив­ным уров­нем суще­ство­ва­ния,  со стра­стями не только не счи­тают нужным бороться, но даже наобо­рот – мно­же­ство тре­нин­гов направ­лено на «про­буж­де­ние инстинк­тов», ответ­ствен­ность за пове­де­ние чело­века воз­ла­гают на обще­ство, на семью, на пред­ков (даже тех, кото­рые еще в пеще­рах жили) – на всех, кроме него самого.

Я ни в коем случае не хочу ска­зать, что пси­хо­ло­гия – это одно­значно плохо. Я сама прак­ти­ку­ю­щий пси­хо­лог. Но в пси­хо­ло­гии суще­ствует мно­же­ство школ и учений, многие совре­мен­ные пси­хо­ло­ги­че­ские методы про­ти­во­ре­чат даже науке. Псев­до­пси­хо­ло­гия – вообще отдель­ная тема. Именно подоб­ные учения и при­вели к столь пла­чев­ным послед­ствиям.

Но я сама чело­век пра­во­слав­ный, поэтому для меня важно, чтобы пси­хо­ло­гия не шла враз­рез с пра­во­слав­ным уче­нием. И, слава Богу! – сейчас снова, как и в 17 веке, когда в Киево-Моги­лян­ской ака­де­мии только начали пре­по­да­вать науку о душе, хри­сти­ан­ская пси­хо­ло­гия рас­смат­ри­вает пси­хику во вза­и­мо­связи с Богом. А значит, учи­ты­вает, что жажда Бога и Страх Божий, мораль и совесть, ответ­ствен­ность за свои поступки – это все реаль­ность.

Пра­во­сла­вие – это словно остров здра­во­мыс­лия, кото­рый хранит свод правил здо­ро­вой души. Даже совер­шенно неве­ру­ю­щие, бого­бор­че­ски настро­ен­ные кли­енты не раз гово­рили мне, что Еван­ге­лие – это пре­крас­ный пси­хо­ло­ги­че­ский само­учи­тель.

Но совре­мен­ные пра­во­слав­ные люди, хоть и стре­мятся испол­нять запо­веди, но все же  живут в обще­стве и про­пи­ты­ва­ются его ядом. На приеме в Мис­си­о­нер­ском отделе у меня чаще бывают именно пра­во­слав­ные люди, ищущие пра­во­слав­ного пси­хо­лога. При этом у меня был даже случай повя­зан­ного, пока я не видела, на ножку стола платка для заго­вора «черт-черт, пошу­тил и отдай» — чтобы найти поте­рян­ную сережку. А уж по рукам, сту­ча­щим по столу, чтобы не сгла­зить (после 3‑х плев­ков через левое плечо) хоть стучи линей­кой, как в старых школах.

Это свя­зано еще и с рели­ги­оз­ным неве­же­ством – люди зача­стую просто не осо­знают, что их пове­де­ние про­ти­во­ре­чит пра­во­сла­вию. И даже если чело­век знает, что те или иные вещи недо­пу­стимы для пра­во­слав­ных, знание не всегда равно пони­ма­нию. Если внут­ренне чело­век не согла­сен с запре­том, то он найдет, чем себя оправ­дать. И тогда на испо­веди он будет рас­ска­зы­вать, что грешен – зная пра­вила, но не чув­ство­вать этого на самом деле. А так грех не иско­ре­нить.

Про­ти­во­сто­ять всем соблаз­нам оправ­даться, снять с себя вину неимо­верно сложно. Ведь от чув­ства вины больно. От него хочется изба­виться. А пока­я­ние – это про­цесс сам по себе непро­стой, болез­нен­ный. Поэтому и выби­рают люди более «про­стые» спо­собы избав­ле­ния от вины, оправ­ды­вая себя.

Само­оправ­да­ние, дей­стви­тельно, может быть важным в ситу­а­циях, где от чело­века ничего не зави­сит, где он не может объ­ек­тивно отве­чать за про­ис­хо­дя­щее. Напри­мер, если чело­век будет обви­нять себя лично в том, что на другом конце света про­изо­шло зем­ле­тря­се­ние, это уже ненор­мально. Чело­веку нужно четко пони­мать гра­ницы своей ответ­ствен­но­сти. Но я при­вела пример, совсем уж явно пока­зы­ва­ю­щий пре­делы здра­во­мыс­лия. В обыч­ном обще­нии чело­век зача­стую точно так же обви­няет себя нера­зумно, забы­вая, что не вла­стен над другим чело­ве­ком, что у дру­гого есть данная Богом сво­бод­ная воля, право на выбор. Соот­вет­ственно, и ответ­ствен­ность за этот выбор лежит  на самом чело­веке. В подоб­ных слу­чаях само­оправ­да­ние — лишь дей­ствие здра­вого смысла, адек­ват­ное миро­вос­при­я­тие.

Но совсем другое дело, когда чело­век оправ­ды­вает себя в тех ситу­а­циях, где он может что-то изме­нить, где многое зави­сит от его пове­де­ния. Пока чело­век будет взва­ли­вать вину на других, избе­гать работы над собой, борьбы с соб­ствен­ными стра­стями, он так и будет ходить по замкну­тому кругу.

Есть и другая край­ность — даже многие пра­во­слав­ные люди уве­рены, что обви­не­ние себя во всех грехах явля­ется образ­цом доб­ро­де­тели. Но это не так: чрез­мер­ное уто­па­ние в соб­ствен­ных грехах (осо­бенно без надежды на про­ще­ние) это своего рода иска­жен­ное само­лю­бо­ва­ние «я настолько грешен, что недо­стоин про­ще­ния». Это — скры­тая гор­дыня.

Отец Дио­ни­сий: Мы подо­шли к теме само­ед­ства. В моей прак­тике было несколько слу­чаев чрез­мер­ного само­ед­ства. Люди просто поедом себя ели за какой-то грех или сово­куп­ность грехов. Сложно было назвать это пока­я­нием, поскольку не про­ис­хо­дило изме­не­ние ума, чело­век просто зацик­ли­вался на чем-то и ходил кру­гами, в уме вновь и вновь пере­жи­вая ситу­а­ции, про­ис­хо­див­шие давно. Инте­ресно, что порой новые ситу­а­ции, не име­ю­щие ника­кого отно­ше­ния к когда-то совер­шен­ному и испо­ве­дан­ному греху, чело­век при­вя­зы­вал именно к нему, видя некую при­чинно-след­ствен­ную связь. Дохо­дило до абсурда, напри­мер, чело­век корил себя за вполне есте­ствен­ную смерть близ­кого чело­века по ста­ро­сти, ссы­ла­ясь на то, что недо­дал когда-то ему долж­ного вни­ма­ния. Такое само­ед­ство вовсе не ред­кость. Пусть и не в такой гипер­тро­фи­ро­ван­ной форме.  

Часто при­хо­дится слы­шать на испо­веди фразу «грешен во всех грехах». Очень лег­ко­мыс­лен­ная фраза и, по боль­шей части, с реаль­ным поло­же­нием вещей ничего не име­ю­щая. Стоит назвать парочку дей­стви­тельно страш­ных грехов, как чело­век в ужасе отска­ки­вает – нет, нет, такого не делал. Полу­ча­ется, что идя на испо­ведь, он совер­шенно не думал о пока­я­нии, но пола­гает, что это очень по-пра­во­слав­ному – каяться во всех грехах сразу. Такое неот­вет­ствен­ное отно­ше­ние к испо­веди не дает долж­ного резуль­тата.

Инте­ресно и другое явле­ние – «повсе­днев­ные» грехи, в кото­рых каются, пожа­луй, еще чаще, чем во «всех сразу». Попытка ана­лиза этого явле­ния отча­сти при­вела меня к сло­жив­шейся в РПЦ прак­тике обя­за­тель­ной испо­веди перед при­ча­стием. Сейчас у нас суще­ствует жест­кая при­вязка испо­веди к при­ча­стию, хотя это два само­сто­я­тель­ных Таин­ства. Не скажу, что прак­тика плоха, как раз наобо­рот, если со всей ответ­ствен­но­стью под­хо­дить к ней. Если чело­век при­ча­ща­ется часто, то и испо­ве­ду­ется часто. С одной сто­роны – это пре­крас­ная воз­мож­ность загля­нуть в себя и не поте­ряться в обилии соб­ствен­ных грехов. Частая испо­ведь дис­ци­пли­ни­рует, если совер­ша­ется с долж­ным усер­дием и осо­зна­нием. Редкая испо­ведь – это плохо, поскольку многие грехи просто забы­ва­ются. Но что делать, если с момента послед­ней испо­веди чело­век не совер­шил тяжких грехов, кото­рые явно ведут его к отпа­де­нию от Церкви, и в кото­рых должен непре­менно пока­яться на испо­веди? Живет по Еван­ге­лию – любит Бога и ближ­них, ста­ра­ется помо­гать всем, не осуж­дает, не сквер­но­сло­вит. Он, конечно, не без­гре­шен, но и ярым греш­ни­ком не явля­ется. Хотя, чаще бывает по-дру­гому – чело­век грешит, но не заме­чает своих грехов, не осо­знает их, духовно не вни­ма­те­лен к себе и к тому, что совер­шает по отно­ше­нию к ближ­нему. В обоих слу­чаях идти на испо­ведь без грехов как-то непра­вильно, не святой ведь – раз­мыш­ляет чело­век. Хотя святые и не счи­тали себя без­греш­ными, как раз, наобо­рот. Но стоит поду­мать о том, что грехи есть и надо в них испо­ве­до­ваться, так «на помощь» при­хо­дят так назы­ва­е­мые «повсе­днев­ные» грехи, кото­рые, по опре­де­ле­нию, совер­шает всякий. Чело­век начи­нает искать в себе эти грехи, и непре­менно обре­тает. А если не обре­тает, но при­ду­мы­вает их себе. Но вот неза­дача – они же «повсе­днев­ные», то есть повто­ря­ю­щи­еся изо дня в день. А значит, и изба­виться от них невоз­можно, поскольку «грешим мы все и каждый день». В итоге чело­век тащит на испо­ведь целый ворох грехов, в кото­рых глу­боко не кается, поскольку испра­вить апри­ори не может в силу их «повсе­днев­но­сти». И так из раза в раз, из года в год, повто­ряя одни и те же грехи на испо­веди. Этому еще спо­соб­ствуют мно­го­чис­лен­ные «посо­бия для каю­ще­гося» с пере­чис­ле­нием неимо­вер­ного коли­че­ства грехов. Такие сбор­ники очень рас­про­стра­нены и пере­да­ются из рук в руки. В основ­ной своей массе они несут больше нераз­бе­рихи, чем пользы. Хотя есть очень хоро­шие и умные книги на эту тему. Напри­мер, «Опыт постро­е­ния испо­веди» архи­манд­рита Иоанна Кре­стьян­кина

А что же делать? Надо пере­стать име­но­вать грехи повсе­днев­ными и вос­при­ни­мать их тако­выми. Если думать, что согре­ша­ешь каждый день и никак это не изме­нить, то и жела­ния что-то менять не воз­ник­нет. Надо при­знать, что «повсе­днев­ные грехи» – это не только немощь и сла­бо­во­лие, но часто само­уте­ше­ние и само­оправ­да­ние. К соб­ствен­ным грехам стоит отно­ситься серьезно, а не вос­при­ни­мать их как нечто есте­ствен­ное и само собой разу­ме­ю­ще­еся. Искрен­нее пока­я­ние пре­об­ра­жает чело­века, появ­ля­ется жела­ние исправ­ле­ния и духов­ная борьба. Нельзя ска­зать, что грехи пре­кра­тятся вовсе, но цик­ли­че­ски повто­ря­ю­щихся грехов станет меньше, они пере­ста­нут быть «повсе­днев­ными».

К ска­зан­ному о само­ед­стве необ­хо­димо доба­вить, что стоит отли­чать само­ед­ство, осно­ван­ное на необ­хо­ди­мо­сти посто­ян­ного поиска грехов в себе перед испо­ве­дью, от само­ед­ства как оче­вид­ной пси­хи­че­ской про­блемы. Тут уже свя­щен­ник без спе­ци­аль­ных знаний вряд ли сможет помочь.

Ната­лья: Да, если у чело­века есть пси­хи­че­ские забо­ле­ва­ния, необ­хо­дима помощь врача-пси­хи­атра.

Но здо­ро­вым людям стоит узна­вать о хри­сти­ан­стве, чтобы лучше пони­мать смысл Таинств. Насколько я знаю, испо­ведь порой вообще вос­при­ни­мают не как таин­ство Пока­я­ния, а как воз­мож­ность пого­во­рить со свя­щен­ни­ком и полу­чить от него совет.

Или же испо­ведь пони­мают как фор­маль­ное дей­ствие, кото­рое необ­хо­димо совер­шить, чтобы полу­чить отпу­ще­ние грехов. И глав­ным ста­но­вится не пока­я­ние, а уча­стие в Таин­стве само по себе – сходил на испо­ведь, рас­ска­зал свя­щен­нику о грехах, «поста­вил галочку» и успо­ко­ился до сле­ду­ю­щего раза.

«То есть для такого чело­века задача не в том, как бы пока­яться, а в том, как бы не попасть в адскую муку! Насто­я­щее пока­я­ние – осо­знать свои пре­гре­ше­ния, испы­тать за них боль, попро­сить у Бога про­ще­ния и после этого поис­по­ве­до­ваться» (прп. Паисий Свя­то­го­рец).

 

А полу­ча­ется, что этого насто­я­щего пока­я­ния, изме­не­ния ума, изме­не­ния всей жизни тут и нет. Словно ребе­нок просит про­ще­ния у роди­те­лей, лишь бы его не нака­зы­вали, но при этом не пони­мает, что пло­хого он сделал, что ему нужно изме­нить. Неуди­ви­тельно, что при таком под­ходе грехи оста­ются с чело­ве­ком, и он из раза в раз на испо­ведь при­хо­дит с одним и тем же спис­ком.

Отец Дио­ни­сий: Вы абсо­лютно правы – многие люди исполь­зуют испо­ведь как воз­мож­ность беседы со свя­щен­ни­ком, воз­мож­ность полу­чить совет или услы­шать мнение батюшки по тому или иному поводу. Про­ис­хо­дит под­мена поня­тий – вместо пока­я­ния просто раз­го­вор. Хотя этот раз­го­вор вполне можно было бы пере­не­сти на другое время, а на испо­веди гово­рить именно о грехах, каяться в них. При­ходя на испо­ведь, чело­век должен четко пони­мать, что и зачем он делает, и свя­щен­ник не должен пота­кать жела­нию пого­во­рить вместо испо­веди.

Что же каса­ется духов­ного про­све­ще­ния, то необ­хо­димо ска­зать, что это не только прямая обя­зан­ность свя­щен­ника, но и пер­во­оче­ред­ная обя­зан­ность любого хри­сти­а­нина по отно­ше­нию к себе. Сейчас, слава Богу, пра­во­слав­ная лите­ра­тура на любую тему очень доступна. Если люди будут изу­чать основы пра­во­слав­ной веры, то многих недо­умен­ных ситу­а­ций можно будет избе­жать.

Ната­лья: В конце хоте­лось бы еще раз пере­чис­лить те наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ные и рас­смот­рен­ные выше фак­торы, спо­соб­ству­ю­щие частому или цик­ли­че­скому повто­ре­нию одних и тех же грехов на испо­веди:

  • неже­ла­ние чело­века меняться;
  • сла­бо­во­лие;
  • гор­дыня и ее «про­из­вод­ные» — обида, неже­ла­ние про­щать;
  • само­оправ­да­ние и обви­не­ние других;
  • само­ед­ство, меша­ю­щее адек­ват­ному вос­при­я­тию грехов;
  • само­успо­ко­е­ние и непо­ни­ма­ние пагуб­но­сти греха;
  • при­пи­сы­ва­ние себе грехов из необ­хо­ди­мо­сти что-то ска­зать на испо­веди;
  • прямое удо­воль­ствие или вто­рич­ная выгода, полу­ча­е­мые от совер­ше­ния грехов;
  • кон­цен­тра­ция на про­блем­ной ситу­а­ции с игно­ри­ро­ва­нием вызы­ва­ю­щих ее соб­ствен­ных стра­стей и грехов;
  • раз­мы­тость мораль­ных норм и несра­ба­ты­ва­ние сове­сти при их нару­ше­нии, отсут­ствие того чув­ства вины, кото­рое служит осно­вой пока­я­ния как изме­не­ния, раз­ви­тия;
  • непра­виль­ное отно­ше­ние к Таин­ству испо­веди – про­стое пере­чис­ле­ние грехов без пере­осмыс­ле­ния жизни, изме­не­ния мыш­ле­ния в свете еван­гель­ского учения, непо­ни­ма­ние того, что такое пока­я­ние в хри­сти­ан­стве, фор­маль­ный подход к духов­ной жизни.

Отец Дио­ни­сий: Вну­ши­тель­ный полу­чился список, хотя и он не полный. Оче­видно, что все зави­сит от кон­крет­ного чело­века и кон­крет­ных ситу­а­ций. Слу­ча­ется так, что чело­век вынуж­денно совер­шает один и тот же грех, не может испра­виться, поскольку исправ­ле­ние ситу­а­ции не зави­сит от него. Но это ред­кость.

Слу­ча­ется и иная про­блема – неоче­вид­ное для каю­ще­гося, недо­ве­рие Богу, отсут­ствие веры в дей­ствен­ность Таин­ства пока­я­ния. Чело­век просто не верит в воз­мож­ность своего духов­ного пре­об­ра­же­ния через пока­я­ние. Это может сопро­вож­даться само­ед­ством и само­уни­чи­же­нием. Логика там такая – я посто­янно грешу, изме­ниться не могу, значит, Бог меня не про­стит. Конечно, это заблуж­де­ние, ибо «невоз­мож­ное чело­ве­кам воз­можно Богу» (Лк.18:27). Бог исце­ляет и пре­об­ра­жает, пола­га­ю­щийся только на свои силы долго не про­тя­нет. Чело­век не спа­са­ется сам по себе, Хри­стос спа­сает его от раб­ства греха. Нужно дать воз­мож­ность Христу дей­ство­вать в нас через уча­стие в Таин­ствах.

И еще очень важно не забы­вать о мно­го­ве­ко­вом опыте Церкви. Было бы очень глупо, если хри­сти­а­нин пола­гался лишь на соб­ствен­ное разу­ме­ние в деле пока­я­ния и духов­ного воз­рож­де­ния. Цер­ковь, бережно сохра­няя накоп­лен­ные веками знания, дает воз­мож­ность своим верным чадам исполь­зо­вать их для духов­ного ста­нов­ле­ния. Суще­ствует такая наука – аске­тика, изу­ча­ю­щая сущ­ность хри­сти­ан­ского подвиж­ни­че­ства. На первый взгляд может пока­заться, что аске­тика – это наука о мона­ше­стве и необ­хо­дима она лишь узкому кругу людей. Но отнюдь, аске­тика может быть полезна любому хри­сти­а­нину, поскольку она не явля­ется абстракт­ной, ото­рван­ной от духов­ной жизни наукой, не явля­ется неким тайным зна­нием для посвя­щен­ных, но дает знания, кото­рые могут быть вос­тре­бо­ваны в реаль­ной прак­ти­че­ской дея­тель­но­сти хри­сти­а­нина. Аске­тика опи­ра­ется на знания, пере­дан­ные Церкви хри­сти­ан­скими подвиж­ни­ками (аске­тами), уже про­шед­шими более или менее дли­тель­ный путь духов­ного воз­рож­де­ния и пре­об­ра­же­ния. По опре­де­ле­нию прп. Иоанна Кас­си­ана Рим­ля­нина: «Подвиж­ни­че­ство есть искус­ство или наука, име­ю­щая своей конеч­ной целью полу­че­ние Цар­ства Небес­ного, а бли­жай­шей зада­чей – дости­же­ние чистоты сердца, без кото­рого невоз­можно полу­чить первое». Поскольку пока­я­ние – это при­ми­ре­ние с Богом, а конеч­ная цель для любого хри­сти­а­нина – Цар­ство Небес­ное, то аске­тика ука­зы­вает путь к духовно-нрав­ствен­ному совер­шен­ству и соеди­не­нию с Богом через пла­но­мер­ное и созна­тель­ное упраж­не­ние в хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лях. Таким обра­зом, изучая аске­тику, хри­сти­а­нин найдет для себя мно­же­ство знаний, накоп­лен­ных веками, кото­рые помо­гут ему осо­знать при­чины соб­ствен­ной гре­хов­но­сти и найти пра­виль­ные и про­ве­рен­ные пути борьбы с гре­хами. Хочется поже­лать чита­те­лям искрен­него пока­я­ния, духов­ного пре­об­ра­же­ния и укреп­ле­ния в вере. 

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки