Аскетика

(15 голосов: 4.87 из 5)

 

Аске́тика – раздел православного богословия, предметом которого является изучение процесса возрождения, исцеления падшего человеческого естества в процессе осуществления христианского подвижничества.

Аскетика может быть названа наукой о сущности христианского подвижничества. Само христианское подвижничество именуется аскетизмом.

Как научная дисциплина, аскетика имеет ряд особенностей.

Во-первых, аскетика не является абстрактной, оторванной от духовной жизни наукой, но дает знания, которые могут быть востребованы в реальной практической деятельности христианина. Это связано с тем, что гносеологическим источником аскетики являются живой святоотеческий духовный опыт. То есть аскетика опирается на знания, переданные Церкви христианскими подвижниками (аскетами), уже прошедшими более или менее длительный путь духовного возрождения и преображения. Многие из этих знаний зафиксированы в аскетической лиетратуре, многие передаются устно, в рамках духовных традиций, бережно сохраняемых в монастырях.

Во-вторых, аскетика не изучает внутренний мир человека так, как это делает психология и антропология.. В отличие от названных наук, предметом её изучения является не «строение» человека, его природы, души, но средства и способы реализации человеком своего высшего призвания и предназначения, осуществляемого в христианском подвиге при благодатной помощи свыше. В этом отношении аскетика также является особой наукой, поскольку не ограничивается изучением земной реальности, но раскрывает условия надлежащего взаимодействия человека с нетварной Божественной благодатью. Аскетика призвана показать синергийный смысл христианского подвижничества, раскрыть его основание как в человеческой воле, так и в Божественной. Она выявляет вышеестественное содержание христианского подвига, учит видеть в нем присутствие Бога.

Рассматривая христианский подвиг как живое сотрудничество и взаимное действие Бога и человека, аскетика неразрывно связана с Богопознанием. Богопознание же раскрыто в стройных догматических формулировках Церкви. Поэтому аскетика тесно связана с догматическим богословием. Она основана на православном догматическом учении о спасении, закрепленном в Предании Церкви.

С аскетикой тесно связано пастырское богословие. Для определения норм и принципов пастырствования необходимо знать путь духовного преображения личности и самому идти по нему. Именно поэтому теоретическое и особенно практическое изучение христианской аскетики важно для пастыря церкви.

 

Отношение аскетики к другим богословским наукам и сущность аскетизма.

Как богословский предмет Аскетика связана со многими богословскими дисциплинами и особая связь с разделом сотериологии догматического богословия. Учение о спасении, являющееся одним из основных разделов Православной догматики, и в то же время занимает центральное место и в Православной аскетике. Ведь сам аскетизм в своих формах и проявлениях происходит из понимания спасения и стремления к спасению. Отсюда и понять аскетизм и правильно совершать подвиг без уяснения спасения невозможно. Сотериология и аскетизм имеют неразрывное внутреннее единство. Постижение догмата о спасении человеком должно производить в нем глубокие внутренние изменения, не приспособление учения под себя, а к изменению ума, преобразованию души человека, должно делать человека «новым творением», что совершается через подвиг, аскезу. Отсюда, аскетика, как предмет, изучает область опытного богословия. В этом отношении аскетика близка и к гомилетике, литургике, каноническому праву, которые изучают формальную сторону пастырства, не касаясь его внутренней стороны, и предмет Пастырского богословия, который раскрывает внутреннюю сторону и психологию пастырства.

«Изучение законов развития и роста христианской жизни в личности спасающегося и составляет предмет Аскетики, как науки. Аскетика в общем своем определении есть наука о подвижничестве или о том, как путем подвига совершается переход человека из царства диавола в царство Божие, с уяснением причин самого подвига и всех частных явлений в этом процессе перехода человека от смерти к жизни.»

Аскетика имеет «своим предметом выяснение законов духовного подвига в его историческом проявлении и фактической данности». Сущность Аскетизма может быть понята и определена с точки зрения учения о спасении, учения о способах и средствах усвоения спасения, совершенного Иисусом Христом.

Необходимость предмета Аскетики в духовных школах вытекает из существа пастырского дела – опытно самому переживать религиозную истину и истину спасения во Христе и глубоко изучить религиозный опыт духовной жизни. Без личного подвига (аскетизма) невозможно истинное пастырское служение, ибо оно превращается в простое требоисполнение и чиновничество.

Истина не может быть абстрактной идеей, созданной умом человека, истина должна быть конкретной, личностной, должна быть Личностью

Православная аскетика (Зарин С. М.)

 

Греческое слово аскесис (аскеза) переводится как «подготовка», «упражнения». В Античной Греции аскетами называли атлетов, готовящихся к Олимпийским состязаниям и потому подвергающим себя определенным ограничениям. Метафорически же – на языке древних философов – аскет есть упражняющийся в добродетели, особенно в обуздании неразумных порывов своей воли.

Смысл аскезы – как физической, так и духовной – состоит в разумном отказе от второстепенного ради достижения главного, в преодолении физических и нравственных препятствий. Награда атлету – венок лавровый, награда христианину – венец спасения. И потому христианский пост-аскеза направлен не на «умерщвление», но на восстановление внутренней свободы и изначальной цельности духовно-телесной сущности человека. Христианский аскетизм исходит не из противопоставления плоти и духа (которое особенно сильно в буддизме), а из необходимости привести их в состояние гармонии.

Подвиги аскетические – это не цель, а средство, средство для борьбы за «венец нетленный», свершающейся на «ристалище» всей нашей жизни. Поэтому «аскетом» может быть назван каждый разумный христианин – монашествующий и женатый, клирик и мирянин. Конкретная же форма и степень его аскезы определяется данными им обетами, жизненным призванием и советами духовного отца.

(Юрий Рубан. Из журнала «София» (Новгород), 1997, №1).

Во всех случаях, когда в христианской аскетической литературе говорится о вражде между плотью и духом (начиная с апостола Павла: «плоть желает противного духу, а дух – противного плоти»; Гал. 5:17), речь идет о греховной плоти как совокупности страстей и пороков, а не о теле вообще. И когда говорится об «умерщвлении плоти», имеется в виду умерщвление греховных склонностей и «плотских похотей», а не презрение к телу как таковому. Христианский идеал не в том, чтобы унизить плоть, а в том, чтобы очистить ее и освободить от последствий грехопадения, вернуть к первоначальной чистоте и сделать достойной уподобления Богу.

Еп. Иларион (Алфеев)