О хорошести без Церкви

Сергей Худиев

Недавно меня еще раз спро­сили: разве нельзя быть при­лич­ным чело­ве­ком без Церкви? Это хоро­ший вопрос, и его задают снова и снова. Бывают вопросы, в кото­рых содер­жатся опре­де­лен­ные «под­ра­зу­ме­ва­е­мо­сти» – как в зна­ме­ни­том «пере­стали ли вы пить коньяк по утрам?» Вопро­ша­ние под­ра­зу­ме­вает, что у вас была такая вред­ная при­вычка. Так и вопрос, о кото­ром мы гово­рим, под­ра­зу­ме­вает неко­то­рые вещи.

В част­но­сти, он под­ра­зу­ме­вает, что глав­ная цель рели­гии – сде­лать нас при­лич­ными людьми, как, напри­мер, глав­ная цель диеты – сде­лать нас более здо­ро­вым. Это напо­ми­нает забав­ную исто­рию, кото­рую рас­ска­зы­вал один лектор. У него был зна­ко­мый пре­по­да­ва­тель вос­крес­ной школы, … атеист. Когда у него спра­ши­вали, зачем же он, атеист, пре­по­дает детям рели­гию, тот отве­чал: «Ну, кто-то же должен дер­жать малень­ких мер­зав­цев под кон­тро­лем!»

Люди часто исхо­дят из того, что глав­ная цель рели­гии – дер­жать мер­зав­цев под кон­тро­лем. Как гово­рил Воль­тер, если бы Бога не было, Его сле­до­вало бы выду­мать. Инте­ресы обще­ства тре­буют стра­щать людей адскими карами и обе­щать им небес­ные награды, чтобы они вели себя более-менее при­лично. А то люди впадут в атеизм, начнут воро­вать кошельки, зло­сло­вить началь­ству­ю­щих и нару­шать пра­вила дорож­ного дви­же­ния.

Глядя на это, неве­ру­ю­щий чело­век может ска­зать: «Да я, вообще-то, кошель­ков и так не ворую – безо всякой веры в Бога, рай и ад». И будет совер­шенно прав. Есть мно­же­ство чест­ных, поря­доч­ных, зако­но­по­слуш­ных граж­дан, кото­рые не верят в Бога.

Если рели­гия – сред­ство соци­аль­ного кон­троля, то необ­хо­ди­мость такого сред­ства можно оспа­ри­вать, как и его эффек­тив­ность. «Мне не нужна рели­гия, чтобы дер­жать меня под кон­тро­лем, я и так по чужим кар­ма­нам не шарю».

Но все дело в том, что цель рели­гии – совсем не в этом.

У веры, опре­де­ленно, есть соци­аль­ный эффект: пья­ницы остав­ляют свой порок, пре­ступ­ники ста­но­вятся зако­но­по­слуш­ными граж­да­нами, люди в целом ведут более тихую и без­мя­теж­ную жизнь – но цель рели­гии иная.

Хри­сти­ан­ская вера там, где ее при­ни­мают все­рьез, дей­стви­тельно делает людей луч­шими граж­да­нами (не луч­шими, чем вы, а луч­шими, чем они, преж­ние), но ее цель не в этом. Лекар­ство, исце­ля­ю­щее от смер­тель­ной болезни, при­во­дит к тому, что у чело­века улуч­ша­ется цвет лица – но это не сред­ство для улуч­ше­ния цвета лица. Это сред­ство, спа­са­ю­щее от смерти.

Быть доб­ро­по­ря­доч­ным граж­да­ни­ном обя­за­тельно, но все это кон­чится доб­ро­по­ря­доч­ным трупом на клад­бище.

Хри­стос пред­ла­гает другое.

Хри­стос при­хо­дит не для того, чтобы несколько улуч­шить обще­ство – это, скорее, побоч­ный эффект. Он при­хо­дит для того, чтобы дать нам – нам лично – жизнь вечную. Быть доб­ро­по­ря­доч­ным граж­да­ни­ном хорошо, важно и даже обя­за­тельно, но все это кон­чится доб­ро­по­ря­доч­ным трупом на клад­бище. Хри­стос пред­ла­гает другое: «Я есмь вос­кре­се­ние и жизнь; веру­ю­щий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живу­щий и веру­ю­щий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему?» (Ин.11:25–26).

Мы при­званы к жизни вечной и бла­жен­ной, по отно­ше­нию к кото­рой наша нынеш­няя жизнь – словно жизнь гусе­ницы, кото­рая затем пре­вра­тится в бабочку. Насту­пит момент, когда мы обна­ру­жим, что добра­лись до дома, бла­го­по­лучно завер­шили наш путь, сели за пир­ше­ствен­ный стол у нашего Отца, вошли в новый, спа­сен­ный и пре­об­ра­жен­ный мир, стали бес­ко­нечно свет­лыми, радост­ными, сия­ю­щими суще­ствами, испол­нен­ными бес­ко­неч­ной кра­соты и лико­ва­ния. Нас введут в небес­ный город, где мы будем тепло встре­чены его граж­да­нами, где его Царь, Гос­подь наш Иисус Хри­стос, примет нас и при­знает Своими.

Об этой радост­ной надежде писал святой апо­стол Павел: «Имею жела­ние раз­ре­шиться и быть со Хри­стом, потому что это несрав­ненно лучше» (Флп.1:23–24). Речь шла о при­бли­жав­шейся к нему муче­ни­че­ской смерти, в пред­две­рии кото­рой апо­стол был полон надежды. «Ибо знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, раз­ру­шится, мы имеем от Бога жилище на небе­сах, дом неру­ко­тво­рен­ный, вечный. От того мы и воз­ды­хаем, желая облечься в небес­ное наше жилище» (2Кор.5:1–2).

Эта надежда осве­щает каждую минуту жизни хри­сти­а­нина. Даже в самые печаль­ные дни нашей жизни у нас есть это ожи­да­ние бес­ко­неч­ной радо­сти.

Но может ока­заться и по-дру­гому. Мы можем услы­шать страш­ные слова: «Истинно говорю вам: не знаю вас» (Мф.25:12). Мы можем ока­заться перед закры­той дверью и слиш­ком поздно понять, что все это время нас звали, но мы не хотели, откла­ды­вали, не верили, насме­ха­лись, зато теперь время истекло, и мы ока­за­лись за дверью, во тьме внеш­ней.

Пока мы живем здесь, на земле, мы при­ни­маем реше­ния, кото­рые введут нас в бес­ко­неч­ную, вечную радость – или лишат ее навсе­гда. Насту­пит момент – рано или поздно для каж­дого из нас он неиз­бежно насту­пит – когда менять что-либо будет уже невоз­можно, и мы навсе­гда водво­римся в том месте, кото­рое избрали.

И наша вера – не о том, как быть при­лич­ным граж­да­ни­ном. Она о том, как войти в жизнь вечную и бла­жен­ную. При этом абсо­лютно необ­хо­димо быть чест­ным граж­да­ни­ном, доб­ро­со­вест­ным работ­ни­ком, забот­ли­вым семья­ни­ном – но речь идет о чем-то гораздо, гораздо боль­шем.

Всякий раз, про­ходя мимо входа в храм, мы про­хо­дим мимо двери, веду­щей в Жизнь. Мы можем войти, попро­сить у Бога настав­ле­ния и помощи, узнать больше, рас­спро­сить людей, при­сту­пить к испо­веди и встать на путь, кото­рый, конечно, помо­жет нам стать лучше, но, что более важно, при­ве­дет нас к вечной радо­сти.

Православие.ру

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки