Азбука веры Православная библиотека архиепископ Игнатий (Семенов) Истина святой Соловецкой обители против неправды челобитной, называемой Соловецкой, о вере
Распечатать

архиепископ Игнатий (Семенов)

Истина святой Соловецкой обители против неправды челобитной, называемой Соловецкой, о вере

Содержание

Предисловие «Челобитная Соловецкого монастыря, какова послана к великому государю к Москве, в 7176м (1668) году в октябре месяце»  

 

Буди мир в силе твоей, и обилие в столпостенах твоих. Ради братий моих и ближних моих глаголах убо мир и тебе: дому ради Господа Бога нашего взысках благая тебе.

Пс. 121:7,8,9

Открывается гнев Божий с небесе на всякое нечестие и неправду человеков, содержащих истину в неправде.

Рим. 1:18. Зач.80

Предисловие

Известна «Челобитная Соловецкого Монастыря какова послана к Великому Государю к Москве в 176 году1, в Октябре месяце.» В ней Монастырь жалуется якобы на перемену Веры с исправлением церковных книг, изъясняет погрешности книг и, наконец, вовсе отрекается от принятия их, с решимостью умереть за свою веру старую. Вслед за тем заключился он, девять лет держался в осадном положении и, наконец, взят был уже военною рукою. Такие события не могли не родить множество суждений в народе Православном по самой важности предмета и места. В особенности послужили они утверждением для ревнителей так называющегося ныне старообрядства. Поморские Скиты, под именем «Даниловских», начавшись от Соловецких выходцев, пред самым заключением Монастыря выехавших с острова, считают себя отраслью Монастыря Соловецкого в том именно духе, какой был в Монастыре по тогдашнему времени.2 Они и называют себя «Монастырским Согласием», считавшись доселе Монастырями и имев учреждения по своему обряду, хотя и вовсе неправильно, монастырские. Челобитная Соловецкая, быв вынесена сюда в списке, как завет отцов, во множестве списков распространялась отсель всюду в виде торжественного исповедания Веры подвижников знаменитой в отечестве Обители. В том же роде вскоре явилось и распространилось, также в списках, описание самых событий в Обители и с Обителью, последовавших за Челобитную. Описание известно под именем «Истории о отцах и страдальцах Соловецких, иже за благочестие и святые церковные законы и предания в настоящие времена великодушно пострадаша». История сочинена одним из киновиархов Даниловских, Семеном Денисовым. То и другое творения, История и Челобитная, в последствии времени печатаны были не раз в Польских типографиях, и иногда вместе, в одной книге, как бы для взаимной поддержки одной другою. Разлив мнений в пользу мнимой старой Веры оттого сделался еще более и более, так, что два сии сочинения стали служить не только основаниями для называющихся старообрядцев, но и, так сказать, воззваниями к простому народу относительно Веры, или, правильнее сказать, толка их. Мнения и правила сего сообщества, под именем Веры Даниловской, раскидались не только по всему нашему поморию, но и по всему почти Российскому миру. Федосей, отец Федосеевщины, живал также в поморие, в Данилове, и отделился от Даниловцев только для славы своего имени. Филипп, родоначальник Филипповщины, был из первых иноков Данилова Скита, и разделился, в последствии, по причинам более житейским, нежели по разности верования. Тот и другой толк, и Филипповский и Феодосеевский, пустили так же во всю почти Россию новые отрасли называющегося старообрядства, под разными, сверх их, именами. Словом – корень всей так называемой Беспоповщины – здесь, в помории. Три упоминаемые толка – главные, и первый из них – Даниловский или Монастырский.

На пространстве нашего севера едва можно встретить человека и из простецов, который бы не сказал вам сколько-нибудь или как-нибудь об упоминаемых в Челобитной и Истории подвигах Соловков, когда бы зашла речь о Вере. Список с Челобитной и Истории увидите вы почти у всякого здешнего грамотного. Слишком, кажется, известны они также и в других краях отечества нашего. Когда в 1779 году открылась вновь Славено-Херсонская епархия, и тамошний Преосвященный Архиепископ Никифор, видя в пастве и иных овец, яже не суть от двора Христова, послал к называющимся старообрядцам увещателей, с призыванием заблудших к возвращению в недра Церкви: – чуждающиеся Церкви тот час подали в ответ «Соловецкую Челобитную», и тем как бы сказали, что «с их стороны говорить об этом уже нечего: за них давно все решительно сказано: говорите против ней вы, учители Церкви, если можете.» Таким образом, отозвалась Поповщина. Значит – и она вместе с поморскую Беспопоповщиной за основание имеет здешнюю Челобитную. Челобитная, впрочем, и составлена от имени Духовных, в такое притом время, когда еще ее раскол состоял только в Поповщине, ныне называемой. О Беспоповщине и думано не было.

Признаюсь, мне с детства, так только стал я встречаться с народными сведениями о Челобитной Соловецкой и Истории вышеупоминаемой, всегда неизъяснимо больно было, что имя великой Обители северной страждет в таких сведениях народа и старообрядческих летописях. Думалось, когда я стал входить в рассуждение о них, что если таким образом, – как говорят в народе, и как пишется в упоминаемых книгах, – поступили тогда Соловецкие старцы, то сделали его частью по свойственной им и общей тогдашнему времени простоты, частью и из ревности, хотя совсем не по разуму, и – что может быть, на тот раз даже не имели они вовсе способов узнать истину в памятниках древности, по неимению или незнанию таких памятников в Монастыре своем. Так, вероятно, и многие думают. Вот все, что, казалось, можно сказать в оправдание тогдашнего Соловецкого Монастыря. Конечно, в нескольких прекрасных сочинениях, напр. в Ответах Преосвященного Архиепископа Никифора на Челобитную, совершенно убедительно объяснена уже правда, но – правда Православной нашей Веры и Церкви; а Обитель Соловецкая тем не менее, при таком свете, остается еще в мрачной тени своей; так как или неправда Соловецких старцев, или тогдашний недостаток Монастыря в местных памятниках прямой древности по Вере, становятся от того еще разительнее. Истина собственно Обители может быть доказана только или собственными актами Обители, или свидетельствами, прямо к ней относящимися. Доказательства собственные остались в ее древностях, и лежат в хранилищах Соловецких: – их доселе не касались еще исследования, в обличении Челобитной сделанные.

Между тем сподобил меня Бог в минувшее лето (1838) посетить святой Синай морский. И каково же было удовольствие мое, когда, насладясь о Господе давно желанным лицезрением Обители, подобной граду, ему же художник и содетель Бог, (Евр. 11:10. Зач. 328), полной поклонников, со всего почти Российского севера слетавшихся, насладясь лицезрением святого его чина Богослужебного, благоустройства иноков, благословения Божия над всем, встретился я там, между прочим, со многими памятниками древности, которые объясняют Челобитную, называемую «Соловецкого Монастыря», и объясняют решительно так, что совсем не Соловецкий Монастырь составил ее, отнюдь не он упорствовал против книг Церковных, и что во время составления Челобитной были там все средства к дознанию истины старой Веры, если бы челобитчики, кто бы ни были они, хотели обратить на них какое-либо внимание! Такие памятники – самые вещи, книги, грамматы Царские и Иераршеские. Там находится старинная опись Монастыря, составленная в 7184 (1676) г., следственно в самом начале заключения Монастыря, после подачи Челобитной. Из сей описи легко видеть можно, что вещи и книги3, кои объясняют истинно старые обряды Веры и верность исправления Церковных наших книг, были тогда в Соловках. Грамматы, кои сего же предмета и времени касаются, говорят сами за себя4.

Кто только имел в жизни утешение видеть спасение невинного, или оправдание обидимого, тот может представить себе особливый степень удовольствия, когда б представились ему во всей ясности виды невинности святой Соловецкой Обители в деле раскола! Считаю обязанностью разделить такие сведения с ближними моими, к общему, думаю, удовольствию всех благомыслящих. Возвратясь из Соловецкой Обители к своим, я приветствовал их везде молитвами Преподобных Угодников Соловецких и любовью ныне там иночествующих. Не было возможности изъяснить подобных благожеланий уклоняющимся от общения с Церковью вслед Челобитной Соловецкой: но да будут и для них благожеланиями, из Соловецкого Монастыря принесенными, сведения, кои теперь сообщить я имею. Пусть чуждающиеся истины Православной Церкви прочитают еще Челобитную с предлагаемым теперь изъяснением, с таким изъяснением, которое все в самых вещах могут они найти вместе в Соловецкой Обители.5 Иных свидетельств, кроме местных тамошних, не будем мы выставлять здесь. Они, как нельзя лучше, изложены уже в иных исследованиях, напр. в упомянутых выше Ответах Преосвященного Никифора.

И при тех Ответах и подобных изъяснениях на раскол, исследование наше представилось не излишним, в особенности для наших поморских читателей. Когда ни говорено что было решительно доказательного в изъяснение Челобитной по памятникам старины, не близ самого, так сказать, позорища событий и притом на разных местах находящимся; предубежденные люди, для которых и нужны подобные удостоверения, отзываются обыкновенно, что они не в состоянии поверить своим глазом всего, что таким образом пишется или сказывается. Здесь разбирается Соловецкая Челобитная по тем только памятникам древности, которые в одном месте находятся доныне в Соловках, и которые были там, повторяю, ранее Челобитной. Для читателей из мнимых старообрядцев, способных еще верить чему-нибудь, кроме сказанного им от самонаставников их, мы не только указываем здесь на такие памятники, но и с подробностью выписываем, что такое именно, и какими словами сказано в них о предметах сомнений. Некоторые, те же самые или подобные книги, без сомнения, есть у многих и из них самих в руках, или в других местах, кроме Соловецкого Монастыря: вникните в них, Старообрядцы, со вниманием! Челобитной не должно быть противно, чтобы вы узнали ее в самой точности. Когда же вы не имеете веры, если руками своими не осяжете истины: то или сам, кто хочет из вас, или кто-либо по выбору от собратий ваших, подите в Соловецкую Обитель, и все сказанное в Челобитной и в наших на нее замечаниях переверьте там с самыми памятниками древности, на которые мы ссылаемся. Удостоверение в правде на том самом месте или из тех источников, откуда проистекло предубеждение против нее, имеет особливую силу и не может не быть желательным для всякого ревнителя истины. Особенно поморяне, для которых особенно нужно знать Челобитную Соловецкую с правильной стороны, легко могут побывать для сего в святой Обители Соловецкой. Если же бы кто из ревнителей старины, слыша подобные извещения и напоминания не захотел удостовериться в том личным своим дознанием, когда сделать его столь удобно и, в особенности, столь нужно в деле вечного своего спасения, для которого не должно дорожить собственным покоем, хотя бы и на край мира сходить было нужно, так как иначе ожидала бы всякого мука вечная; о таком скажет самая его совесть, что желание его следовать истинно старой Вере весьма сомнительно или и прямо лживо.

7-го Июня 1839 года

в Петрозаводске

***

Сочинение под заглавием «Истина святой Соловецкой Обители против неправды Челобитной, называемой Соловецкой», в предлагаемом списке по всем приводимым в нем свидетельствам поверено, в Соловецкой Обители, с самыми вещами, книгами и грамотами, в ней находящимися. Означенные памятники древности могут быть на месте показаны всякому ищущему удостоверения в истине.

Соловецкий Настоятель, Архимандрит Иларий

29-го Июня 1840 года

в Соловецкой Обители

«Челобитная Соловецкого монастыря, какова послана к великому государю к Москве, в 7176м (1668) году6 в октябре месяце»

1) «Благоверному, и Благочестивому, и в Православии пресветло сияющему, от Небеснаго Царя показанному во Царех всея вселенныя, Великому Государю нашему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя Росии Самодержцу.»

Как именуют челобитчики Государя Царя Алексея Михайловича, так надлежало им располагать себя и самым делом. В дополнение к словам их можно присовокупить здесь, как именно присягой своей они обязывались поступать в отношении к Царю самым делом, – что в особенности нужно знать к соображению с тем Челобитной, и что непременно надлежало челобитчикам помнить при составлении оной.

При вступлении на царство Царя Алексея Михайловича, от чего-то замедлил прийти в Соловецкий Монастырь указ о присяге: посему Игумен Илия, как бы предчувствуя, дабы не случилось в Монастыре чего-либо худого, если не будут люди приведены ко Кресту на имя нового Царя, писал в Москву, не повелено ли будет привести Соловецких жителей ко крестному целованию. Царь послал об исполнении сего грамоту7. К ней приложена Форма, по которой присягать было велено. Присяга начинается так:

«Яз... целую Крест Господень Государю своему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея Руси на том» и проч. На чем целовали Крест, говорится далее, между прочим так: «а где уведаю или услышу на Государя своего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии в каких людях скоп и заговор или иной какой злой умысел, и мне за Государя своего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии с теми людьми битись, и будет мочь сяжет, и мне переймав привести к Государю; а будет за которыми мерами тех людей поймать не мочно, и мне про тот скоп и заговор сказать Ему Государю или его Государевым Боярам и ближним людям, или в городах Воеводам и приказным людям». Еще ниже: «А самому мне ни к какой измене и к воровству ни к какому и ни к какой воровской прелести не приставать, а служить мне Государю своему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея Русии, и прямить во всем в правду по сему крестному целованию. Также мне самовольством, скопом и заговором ни на кого не приходить» и пр.

Так ли поступали теперь челобитчики, увидим тотчас далее, и будем видеть много раз.

2) «Бьют челом Нищие твои Государевы богомольцы, Соловецкаго монастыря Келарь Азарий, и Казначей Геронтий, и Священницы, и Диаконы, и Соборные чернцы, и все рядовые и больническая братия и служки вси.»

1) Нет здесь главы Соловецкого братства, Настоятеля. Настоятель был тогда Архимандрит; а Келарь, Казначей и прочие составляют братство, Настоятелю подчиненное. Все же отеческие книги, в которых заключаются правила монастырские, и которых в Соловецком монастыре весьма много, гласят, чтобы без Настоятеля, без его воли и благословления, ничего братии предпринимать нельзя. Всей ей должно смотреть на Настоятеля, как на самого Христа. Следственно кольми паче нельзя было без его рассуждения и благословления начинать столь великого дела, которое в настоящей челобитной идет к Высочайшему лицу Государя, и состоит в самом великом рассуждении, – в рассуждении о Вере и руководстве ее по церковным книгам. Иначе, будет это духовный «скоп и заговор».

2) Настоятелем Соловецкого монастыря был тогда Архимандрит Варфоломей, и жил уже здесь до времени составления Челобитной около 9 годов. Некоторые из жителей Соловецкого монастыря явно не стали ему повиноваться; почему и прислан был из Москвы от Государя и освященного Собора, на место Варфоломея, другой Архимандрит, Иосиф, вместе с Варфоломеем (он вызван был в Москву). Челобитчики ни того, ни другого в Монастырь не впустили. Следственно они пишут теперь Челобитную одни: не потому, что не было у них Архимандрита, но – потому, что они намеренно захотели действовать без Главы братства возмутительно, прямо вопреки правил монастырского чиноначалия и повелений Царских. Это, по словам присяги, уже «злой умысел, измена и воровская прелесть».

3) При том пишущийся в Челобитной Келарь Азарий с Казначеем Терентием, вопреки законного порядка и избраны были на самое время заговора, самовольно, теми людьми, которые Челобитную составляли. Посему они даже не Келарь и Казначей, а самозванцы. В грамоте Государя Царя Алексея Михайловича 8 в 23-й день Декабря того же 7176 (1668) года , в котором писана и Челобитная, данной в следствие Челобитной и ныне в архиве Соловецком имеющейся, написано, «что выбраны вновь самовольством без Великаго Государя указу 9 Келарь Азарий и Казначей и их единомышленники, что они Великаго Государя и во Православии сияющих, Святейших Вселенских Кир-Паисия Папы и Патриарха Александрийскаго и Судии Вселенскаго, и Кир-Макария Патриарха Божия града Антиохии и всего Востока, и Кир-Иоасафа Патриарха Московскаго и всея Русии, благословения и изложения их и всего освященнаго Собора не послушали, Святей Соборной и Апостольской Церкви учинились противны, и Архимандрита Иосифа, который по Нашему Великаго Государя указу и по благословлю Святейших Патриархов послан в тот Монастырь, приняв, в Архимандритех в том монастыре быть ему не дали, и прислали к Москве с заручною Челобитною Соборнаго Старца Кирилла да дву служек».

Грамота писана не на имя Келаря или иных властей Монастыря, но в «Соловецкий Монастырь Соборным и рядовым старцам, которые Святей Соборней и Апостольской Церкви не противны и Великому Государю послушны». В заключение Государь писал в грамоте, что по указу Его Величества «послан в Соловецкий Монастырь к Архимандриту Иосифу с братьею, при Царской и Святейших Патриархов грамотах о обращении тех же противников, Сотник Стрельцов Московских Василий Чадуев, да с ним же отпущены с Москвы Соловецкаго Монастыря Соборный старец Кирилло, да служек два человека, которые присланы были к Москве с заручною Челобитною. И как они (продолжается в грамоте) в Соловецкий Монастырь с Нашею Великаго Государя и Святейших Вселенских Патриархов с грамотами приедут: и вы б, памятуя Наше Великаго Государя крестное целование.10 Соловецкаго Монастыря нововыбранным самовольством Келарю и Казначею и их единомышленником говорили, чтоб они от противности недоумения своего и от непослушания оастали, и у Архимандрита были в послушании. А буде они от противности своей не отстанут, и Нашему Великого Государя указу учинятца не послушны; и вы б их ни в чем не слушали, а им противником и непослушником, Келарю и Казначею и их единомышленником, Наш Великаго Государя указ за их непослушание и противность будет вскоре. Писан на Москве лета 7176 (1668) Декабря в 27-й день.»11 Вот исполнение вышеозначенной присяги со стороны челобитчиков. Не могли ли они слышать в Апостоле, который читается в Царские дни, Слова Божия: противляяйся власти, Божию повелению противляется: противляющиися же, себе грех приемлют? Рм. 13:2. Зач. 312.

4) В Царских грамотах, кои хранятся в архиве Соловецком, все участники в Челобитной прямо называются «ворами и мятежниками». В писанной на Москве лета 7178 (1670) Октября в 25-й день13 изображено: «Октября в 15 числе, писал к Нам Великому Государю с Заецких островов14 Стряпчей Игнатей Волохов, что Соловецкаго Монастыря воры и мятежники, бывший Келарь Азарий с товарыщи тринадцать человек да мирских двадцать четыре человека пойманы на море и привезены в Сумской, и посажены в тюрьму. И как к тебе ся наша Великаго Государя грамота придет, и ты б тем вором и мятежником велел давать хлебные и съестные запасы по своему разсмотрению, чем им мочно быть сытым, а по Нашему Великаго Государю указу велело их мятежников в Сумском (остроге) держать в тюрьме до Нашего Государева указу с большим береженьем, чтоб они не ушли и дурна никакого над собою и над людьми не учинили».

5) Участвовали ль в Соловецкой Челобитной «и Священницы, и Диаконы, и соборныя чернцы и вся рядовая и больническая братия и служки все», как прописано в ней, можно знать из нижеследующего:

а) Из приведенной выше (ч. 3) грамоты Царской видно, что она писана «в Соловецкий Монастырь к соборным и рядовым старцам, которые Святей, Соборней и Апостольской Церкви не противны, и Великому Государю послушны». Следственно были в Монастыре такие старцы, – как Государь мог обстоятельно знать от людей, посыланных из Монастыря и в Монастырь, – которые в составлении Челобитной не участвовали.

б) В то время , как челобитчики наконец заключились в Монастыре, в следствие подачи своей Челобитной, 11 человек монашествующих и 9 мирских, коль скоро нашли удобство, сами на берег в Суму, за 120 верст через море, явились к Начальству, с изъяснением, как сказано в грамоте Царя Алексея Михайловича, данной в 15 Октября 7179 года и ныне в архиве Соловецком имеющейся15, что «в Монастыре они к мятежникам не приставали».

в) Один из монахов, именем Феоктист, как скоро представилась возможность, указал осаждавшему Монастырь войску тайный вход сквозь стену монастырскую16, с чем вместе как известно, осада и кончилась. Когда же царское войско взошло в Монастырь чрез Святые врата, изнутри уже отверзтые, то одна часть Соловецких жителей столь отчаянно защищалась, что в одно это время убито ими из Войска Царского до 112 человек, но другая часть в то же время вышла из церкви со святыми Крестами навстречу войска. Сия часть жителей состояла, очевидно, из непристававших к мятежу и ждавших только свободы себе от преобладания мятежников. Убитые теперь из войска поименно значатся в Синодике Соловецкого Монастыря. О впущении войска в Монастырь и о выходе старцев со Крестами в сретение войску пишет и Семен Денисов, писатель Даниловский, в Истории своей о страдальцах Соловецких17.

г) В Синодиках старообрядческих, во всякой порядочной молельне Даниловской – так называемой – Веры имеющихся, пишется, что якобы, при взятии Соловецкого Монастыря, убито за Православие до 500 человек, защищавших Монастырь. В том числе несколько лиц упомянуто по именам: но нет в них ни одного Священнослужителя, кроме бывшего в числе братства на покое Архимандрита Никанора. Он был некогда Архимандритом Саввосторожевского Монастыря в Москве: а ныне жил здесь, вероятно, на обещании, т. е. как постриженик Соловецкий. Из упомянутых, кроме его, поименно 31 лица, только 15 называются просто иноками, а прочие все было, видно, простолюдины. Такие ли люди могли составлять настоящее общество святой Соловецкой Обители? Где же Священницы, как пишется в Челобитной? Где Диаконы? – Их по знаменитости Обители должно было быть не менее семидесяти, или около сего числа. Вероятно, притом, в числе пострадавших иноков, пишутся и те, которые умерли во время заключения Монастыря, и которые, может быть, не приставали также к мятежникам, а были в неволе у них. Что же касается Архимандрита Никанора, в старообрядческой «Истории об отцах и страдальцах» пишется, что он, при входе Царского войска Св. вратами в Монастырь, на встречу оного вывезен был на маленьких саночках, как дитя, и был здесь убит. Так случилось, без сомнения, от того, что мятежники на сем самом месте учинили самое отчаянное сражение с войском; а Никанор принадлежал к тем жителям Монастыря, которые встречали войско со Крестами, не к мятежникам; либо по своей дряхлости и детскому уже состоянию не понимал сам, что делал.

6) Если и был кто-нибудь из Соловецкой братии согласен на такую челобитную, какая известна под именем Соловецкой; то сказать о том никак нельзя больше, как сколько сказал Господь, что не возможно есть не приити соблазном; горе же человеку, его же ради приходит (Лк. 17:1. Зач. 8318). Из грамот, в Соловецком архиве хранящихся, видно, что, подлинно, некоторые из братии или, как говорит Апостол из лжебратии (2Кор. 11:26. Зач. 193), были недовольны Патриархом Никоном еще в то время, когда был он Митрополитом Новгородским, заведывая в своей епархии тогда и Монастырем Соловецким. Будучи строгим ревнителем древних преданий Отцев, Митрополит Никон писал иногда грамоты в Соловецкий Монастырь в подтверждение охранения преданий основателей Монастыря, Преподобных Отцев Зосимы и Савватия, обличал некоторые беспорядки, напр. варение пива вместо безхмельного квасу, скорость и неединогласность церковного чтения или пения, излишки расходов и п. д., некоторых монахов вызывал даже к себе в Новгороде для наставлений, и подвергал епитимиям.19 Когда сделался он Патриархом, то доносил и Царю о беспорядках по Церкви Российской вообще. Царь преследовал беспорядки своими Монаршими грамотами всюду и вне Новгородской епархии.20 Обличай премудра, и возлюбить тя, говорит притча Соломонова; а другая сряду: не обличай злых да не возненавидят тебе. Последнее случилось и с Патриархом Никоном со стороны некоторых из тогдашних Соловецких жителей. Некоторые из них явно называли Никона «врагом Монастыря и доносчиком Царю», когда получались здесь грамоты о каких-либо исправлениях.21 Такие люди не могли иначе помышлять, как так, что прежний их общник по Анзерскому скиту,22 воспользовавшись сведениями о временных слабостях их, нарочито порочил теперь Монастырь с высоты своей власти. Да, могли быть некоторые лжебратия в Соловках, нерасположенные к Патриарху Никону и готовые жаловаться на него. Но время тому давно уже прошло: до Челобитной, называемой Соловецкой, минуло почти три года, как Патриарх Никон лишен сана и сослан на покаяние. Следственно чего же еще недовольным желать для него более? Все сделано, чего бы и пожелать они и помыслить не могли. Твердится в Челобитной имя Никона, но – с тем, без сомнения, дабы дать вид, что Челобитная идет якобы противу человека, уже признанного столь враждебным Царю и Церкви, а между тем – скрыть прямые свои намерения.

7) За всем сим нет ни малейшего сомнения в свидетельстве, какое сделал о тогдашних Соловецких челобитчиках Преосвященный Игнатий, Митрополит Тобольский. Он был здесь уставщиком, спустя три только года, после прекращения мятежа. В последствии времени, быв Митрополитом, написал он к Сибирской пастве своей, между прочим, три послания о действиях в России мнимых старообрядцев. Список с сих посланий, за собственноручным Преосвященного подписом, видел я в библиотеке Соловецкой.23 В третьем послании о Соловецких жителях, составивших Челобитную, Преосвященный пишет, между прочим, так: «От Аввакумовых и Лазаревых Арменоподражательных учеников, прибегоша неции на море, во страны северные, на остров Соловецкий; и тако оную Святую Обитель Спасову, и Пресвятыя Богородицы, и Преподобных Отцев Зосимы и Савватия Соловецких, со всем братством возмутиша, еже слово не может изъявити. К тому же бесновательному их Арменоподражательству, прибегоша в тую же Обитель окаяннаго богоотступника и чародея, Донского Козака и Атамана Стеньки Разина, с помощники воры из Астрахани;24 а егда во Обитель внидоша, тогда бо уже и братству, иноком и бельцем волю всю отъяша, и поставиша себе начальником Фадейка Кожевника, да Ивашка Сарафанова, и начаша быти во всем противны, не только Св. Церкви хулами, но и благочестиваго Царя не восхотеша себе в Государя имети. Тии же отступницы, Донские Козаки, подтверждаху их, льстиво глаголюще: постойте, братие, за истинную Веру (нарицающие Арменоподражательство истинною Верою), и не креститеся треми персты: то есть, рекома, печать Антихристова; таковою бо хулою проклятии образ Святыя Троицы, в трех перстех изобразуемый, похуляху, якоже и прочии Арменоподражатели хулят. Се же они Козаки того ради с ними и притворяхуся, яко да время восприим, онех убо во Обители, братство же и мирских всех убо побиют; богатство же разбойнически из Обители восприемши, сами кождо где может убежати».

8) Дело у челобитчиков, по свидетельству самых единомышленников их25, было совсем не о Вере или книгах. Книги еще не пришли, а мятеж в Соловках был уже готов. Когда книги пришли, их не хотели и вскрывать, а располагались просто отослать назад. Остановил Архим. Илия, «Отцы и братия, сказал он, книги приимем, во еже не бессловесно гнев Царский на ся воспалите рассмотревше же несогласие и противность к Божиим законам и вину благословну восприимем стояния нашего». Очевидно, что восстали бы и без книг, или не за книги. Очевидно, что действовали не иноки Соловецкие, а какие-то нарочитые злоумышленники. Преосвященный Тобольский Игнатий, знавший дело изблизи, называет главных из них поимянно. – Нельзя думать, чтобы и Архимандрит Илия был якобы против новоисправленных книг, если он и дал совет к рассмотрению их в Соловках, как пишет старообрядческая История; то с таким, без сомнения, намерением, дабы сомневавшиеся о книгах своими глазами увидели в старых книгах разрушение своих недоумение, как будет свидетельствовать Сборник того времени, упоминаемый здесь ниже. Архимандрит Илия нигде в актах не замешивается в мятеже Соловецком, ни преемник его. Последний, напротив, ясно выставляется везде ревнителем за истину книг новоисправных. Никто и из второстепенных или и низших властей Соловецкого Монастыря не смущался об них.

9) Нельзя также заключать чего-либо в пользу старообрядства со стороны якобы настоящей Соловецкой братии и из того, что Челобитная послана к Царю, как пишется в грамоте Царской, с «соборным старцем» (Кириллом с двумя служками). Соловецкий Монастырь имел тогда подворье в Москве, под управлением Строителя; монахи Соловецкие ездили туда в оттуда часто, почему могло быть, что Челобитная послана с соборным старцем, как с попутчиком. Если же она послана и нарочито с соборным старцем, уповательно, такой нарочитый вызвался ехать для того, чтобы, при подаче, изъясниться пред Царем о сущности самого дела в Соловках, кроме того, что пишется на бумагах: сего желать должны были благонамеренные из жителей Соловецких. Из грамоты Царской, посланной в разрешение Челобитной, видно ясно, что она пишется «соборным и рядовым старцам, которые Святой, Соборной и Апостольской Церкви не противны и Великому Государю послушны». Им поручается увещевать мятежников, с тем и отпущается назад соборный старец Кирилл. Если бы он был посредником людей возмутившихся, он не мог бы быть таким посредником между Царем и Монастырем, каким представляется в грамоте. Трудно думать, чтобы и отпущен был мятежник назад без задержания в Москве. Посыланы или возвращаемы были в Монастырь для увещания лица преданные Церкви и Царю. Старец Кирилл в грамоте со стороны худой на мало не выставляется, как во всяком почти слове прямо выставляются с худой стороны мятежники Соловецкие.

10) Если в означенных выше людях, поднявших мятеж о книгах, могло недоставать таких грамотеев, которые могли бы толковать, хотя что-либо и как-нибудь, по книгам, дабы составить Челобитную; то и на это были тогда в Соловках готовые, также, пришлецы. По архивным сведениям Монастыря Соловецкого, видно, что пред сим самым временем сослано сюда было из Москвы разных людей, кои возмущались против гражданских преобразований и против исправлений книг Церковных, до 150 особ, частью для увещания, частью в наказание. В числе их был Князь Львов, главный Начальник печатного двора в Москве, искренний друг Аввакума, Никиты, Лазаря, Стефана и Феодора с Григорием Нероновых, известных справщиков и издателей книг, послуживших основанием расколу. Известно и старообрядцам, что так называемые иосифовские книги, изданием коих занимались упомянутые теперь люди, наиболее всех прочих несходственны с прежними по прибавкам, убавкам, отменам.26 За такую-то порчу книг и отставлены все те издатели от должности. Между тем, когда стали они поднимать гласное возмущение и буйство за сие против Начальства, то были наконец удалены из Москвы. Начальник типографии, как видим, сослан в Соловки. Сей-то ссылочный Львов, вероятно, был здесь теперь главным распорядителем по части письменной. Толпа только бушевала под лад его, как человека делового, знающего предмет свой, и важного. Когда тем Соловецким жителям, которые не принимали новоисправных Служебников, делано было соборное увещание, чрез Архимандрита Ростовского Сергия с прочими, и осталось оно без успеха, то упоминаемый Князь Львов был взят отсюда в Москву, вероятно, как особенный действователь. «Смута после того пошла все более и более», присовокупляет Соловецкий Летописец (рукописный)27. Весьма вероятно, что им, Львовым, или кем-либо из других ссыльных из Москвы, занесены были в Соловецкий Монастырь списки с челобитных, которые поданы был Царю, при самом начале смятения о книгах в Москве, бывшими Священниками Никитою и Лазарем. Обе те челобитные прописаны по статьям в книге, называемой: Жезл Правления. Сходство тех челобитных с называемою Соловецкой при небольшой разности изложения, за исключением впрочем того, о чем в особенности много писано было у Никиты из одной Скрижали, весьма ясно подтверждает это, что челобитная Никитина и Лазарева служили и образцом и пособием к составлению Челобитной Соловецкой.28 Никита сам признавал после Соловецкую Челобитную за свою.29 Когда снова, после раскаяния, впал в раскол, снова принес он на Московский Собор, в Грановитой Палате бывший, челобитную, надписанную от имени «Богомольцов Священническаго и Иноческаго чина и всех Православных Християн, опрично тех, которые новым Никоновым книгам последуют, а старыя хулят». Она прописана в книге Святейшего Патриарха Иоакима, называемой Уветом Духовным. Сия вторая Никитина челобитная по всему гораздо сходственнее с называемой Соловецкой Челобитной, чем с помещенной в книге Жезл под собственным именем Никиты. Помещенная в Жезле была первая Никитина челобитная; называемая Соловецкая составлена из ней, с несколькими отменами, а прописанная в Увете, Никитина же, выправлена из Соловецкой.

11) Чего в первой Никитиной челобитной нет против Соловецкой, то все, полагаю, взято в Соловецкую из Соборника, поныне в Соловецкой библиотеке под № 897-м находящегося. В нем заключается выписка 1) «из Хождения во Греки Арсения Суханова», со включением а) письма Святогорских старцев о знамении и изображении Креста, присланного к Митрополиту Стефану, и б) Сказания о монахе Арсении Греке, который сослан был в Соловки под начал по Государеву указу. 2) «О сложении перстов, еже которыми персты подобает Християнину воображати на себе знамение Честного Креста». Статья сия состоит в выписках: а) о Св. Мелетии Антиохийском;

б) книги Кормчей о Латынских ересях и проч.; в) слова Феодоритова о Кресте; г) Никона Черногорца о том же; д) Максима Грека о том же; е) Скрижали, называемой здесь Чиновником Патр. Никона, о том же; ж) Стоглава; з) Петра Дамаскина о том же и пр. Из сего-то Сборника взято в особенности все, что говорится в Челобитной о Греках, о их книгах, Богослужении, гражданской жизни под Турецким владением, духовных властях и пр. Даже одни и те же выражения часто встречаются в них, как покажем мы на своих местах. А известно, каким образом описывал Греков Арсений Суханов, который смотрел не на книги их, но на злоупотребления некоторых частных людей. Что ж касается Арсения Грека, то в самом сказании о нем, какое находится в упоминаемом Сборнике, достаточно видно, надлежало ль одного такого человека, или слова его принимать за основания делу Челобитной. В Сборнике сказывается, что Арсений Грек в 1649 году прибыл в Россию из Афона с Патриархом Иерусалимским Паисием и, как человек ученый, оставлен был Государем у нас, при возвращении Патриарха в Грецию. Но Патриарх с обратного пути напомнил Государю, что Арсений, хотя и ученый человек, но требует присмотра за его православием, так как он бывал и в Жидовской Вере, не только в иных Христианских (в чем и сам он после в Соловках будто бы сознавался, изъясняясь, что иначе нельзя бы обучаться ему в иностранных училищах). По сему-то, а может быть и по усмотрению на деле, Арсений послан был в Соловецкий Монастырь для испытания в образе мыслей и Веры. Арсений жил здесь два года; жил с неудовольствием и без строгого соблюдения правил монашеских, говорил о Патриархе, виновнике его ссылки, с досадою и укоризнами, равно как и о других властях Греции: не щадил даже Церкви своей со стороны наружного отправления Веры по стеснительным обстоятельствам народа Греческого, в похвалу Обители Соловецкой изъясняясь иногда, что здесь-то только благочестие, а в Греции оно в половину погибло: что крестное знамение двуперстное есть истинное, и произношение имени Господа Исус, а не Иисус есть правильное (хотя неискренность по последнему случаю, как ясно замечено в сказании, и сами монахи наши видели иногда); чем всем хитрый Грек, может быть, старался заслуживать снисхождение к себе и любовь монахов Соловецких. С сего-то Грека списывали челобитчики картину Греков, которую мы увидим в Челобитной! Его-то словами говорили они о властях Палестинских в обычаях Греков.30

Кем означенный Сборник составлен, и кто в особенности писал статью о крестном знамении, доподлинно не известно; в ней упоминается ясно и не раз только то, что она писана в Соловках.

Можно с вероятностию относить творение сие к жителю Соловецкому, по имени Герасиму Фирсову, о котором в Истории возмущения Соловецкого Семен Денисов сказывает, что этот Герасим был «муж довольнаго учения, уже во время Никона Патриарха новопреданий слово о крестном знамении иже на лицах сочинив, добрейшее мудрости своея изображение по себе остави». Слово Герасима Фирсова ходит по рукам мнимых старообрядцев и ныне в списке, печатанном в Супрясльской типографии, как и История об Отцех и Челобитная.31

Но нынешнее издание слова сего против рукописи Соловецкой, о коей теперь речь, крайне искажено, чему, впрочем, и дивиться нечего. Самая рукопись отчасти искажена уже была в самом начале. Она составлена, приметно, пред самым возмущением в Соловках, ибо она упоминает и о Скрижали, вышедшей до низложения Патриарха Никона, и Никона именует Святейшим Патриархом.32 Рукопись писана полууставом: состоит из выписок какие можно было взять, особенно о крестном знамении, в каких-нибудь Соловецких книгах, по случаю выхода Скрижали, изданной Патриархом Никоном, где, прежде всего, представилось Соловецким жителям крестное знамение; им начинается Предисловие Скрижали. Писец выписывал из книг так, как что есть в них. Но когда стали выписку читать, нашли в ней много мест, где говорится о сложении трех, а не двух перстов для Креста, вопреки тому, чего искали, – посему кем-то из тогдашних читателей, а может быть и собором челобитчиков, рукопись во всех почти таких местах перечищена и выправлена на лад мнимых старообрядцев. Где написано было о трех перстах, там почти везде ясно поправлено двух. Слово Феодоритово о Кресте так много перечищено и переправлено, что половина его наконец нарочито замарана, потом заклеена бумагой. (Бумага ныне отодрана; впрочем, всех слов разобрать нельзя). Такие подделки в некоторых местах столь неосторожны, что, где надлежало бы оставить, по смыслу речи, и в старообрядческом образе мыслей три перста, и там переправлено на два. А беспристрастность первого намерения выписки видна и из того, что включены в нее свидетельства и о треперстном знамении. Книга сия (я рассматривал ее подробно) может служить памятником совести людей, составлявших Челобитную Соловецкую. Вероятно, сочинители Челобитной, держа книгу выписок своих в руках, твердили из ней собратии своей, что так и так о перстосложении писано, хотя это было переписано ими самими по подчищенному.

Итак, не яснее ли полуденного света видно из современных документов, что «Челобитная, какова подана Великому Государю в Москве в 176-м году в Октябре месяце, а) не есть Челобитная «Соловецкого Монастыря» и б) не «братства Соловецкого и служек всех», но в) «воровская прелесть» и г) что еще хуже, «скоп и заговор» не только против Монастыря или закона, но и, как частью видим, частью далее увидим, даже против Высочайшей власти Государя, составленный несколькими мятежниками, пришлецами и ссыльными, с чистой ложью.

После сего уже не следовало бы нам иметь с такими людьми никакого дела. Так, действительно, и поступлено было с Соловецкой Челобитной в свое время. Государь в грамоте на имя Соборных старцев33 признал Азария и Геронтия с товарищами мятежниками. Челобитная их, недостойная имени Обители, под которым она писана совсем ложно, не удостоена и принятия, как пишут сами мнимые старообрядцы34, не только внимания, ни тем менее рассмотрения, что можно было бы тогда же предоставить освященному Собору, если б дело, подлинно, касалось знаменитой Обители Соловецкой, а не буйных пришельцев, совсем не Веру имевших в виду. Но между тем простые люди, не зная дела, ни таких людей, и не в состоянии будучи разобрать, правильно ль, что в Челобитной сказано, или нет, с благоговейным ужасом доныне слушают и читают такую Челобитную за имя святой Обители Соловецкой. Почему, в невольном внимании к нынешним читателям или слушателям Челобитной, мы продолжаем речь и о том, что именно в Челобитной писано? Самое продолжение времени, более ста пятидесяти лет после того, как Челобитная писана, положило на нее печать некоторой древности, которую надобно, посему, для нынешних людей изъяснять, как предмет исторический. В таком только уважении можно, и даже необходимо иметь еще дело с Челобитной, называемой Соловецкой. Продолжаем.

3) «По преданию, Государь, Никона Патриарха бывшаго, и по новоизложенным его книгам проповедают нам ныне его Никоновы ученицы новую незнаемую веру по своему плотскому мудрованию, а не по Апостольскому и Святых Отец преданию».

Если бы Государь не знал о выдаче по Церквам новоисправных книг, то и можно было бы челобитчикам всеподданейше бить челом ему на книги. Но Соловецкие челобитчики знали, что книги посланы в Монастырь по указу Государя Царя и всего Священного Собора. Они ясно могли видеть это, равно как и все дело книжного исправления, а) в предисловии к первому Служебнику35 и б) в Соборном Свитке, напечатанном при втором издании Служебника, почти за два года до Челобитной36. Первый Служебник издан прежде Челобитной за 13 лет37 и сряду прислан в Соловецкий Монастырь. Книги были присланы к ним обыкновенно при грамотах.38 Мы обстоятельно увидим в своем месте, как исправление книг происходило (ст. 54), и как делалось оно для всех известным. Здесь в особенности надлежит сказать, что когда челобитчики забыли или совсем не хотели читать сведений, к Служебникам приложенных, или грамот Правительства о них, то в тоже самое время, как стала появляться в Соловках смута о книгах, для личного и подробного изъяснения дела, еще за два года до сей Челобитной, при грамоте Царя Алексея Михайловича, от 14 го августа 7174 (1666) года писанной и хранящейся в Монастыре39, посланы были от Царя и Собора нарочитые увещатели. В грамотах писано: «по нашему Великаго Государя указу и от священнаго Собора посланы на Соловки для великих дел Церковных и нашего Великаго Государя сыскнаго дела, из Ярославля Спасова Монастыря Архимандрит Сергий, да большаго Успенскаго Собору Поп Василий Федоров, да Богоявленскаго Монастыря, что на Москве за ветошным рядом, черной Поп Иоасаф, да черной Дьякон Андреян, да Патриарш сын Боярской Григорий Чюровский, да Подьячей Володимер Гусев; и как к Вам ся наша Великаго Государя грамота придет, а из Ярославля Спасова Монастыря Архимандрит Сергий с товарищи к Вам в Соловецкий Монастырь приедут, и вы б его Архимандрита Сергия в Церковных делах, и в сыскном деле, для чего он Архимандрит Сергий с товарищи по нашему Великаго Государя указу, и по повелению богомольцев наших, Преосвященнаго Собора, послан, во всем ему были послушны без всякаго прекословия. А будет кто Соловецкаго Монастыря черных Попов и Дьяконов из Соборной и рядовой братии, и слуг, и служебников, и всяких чинов людей, которые в Соловецком Монастыре, будут против сего нашего Великаго Государя указу и освященнаго Собора повелению объявитця кто ему Архимандриту Сергию с товарищами в чем не послушен, и тем людям от нас Великаго Государя быть в жестоком наказании, и быть в дальних ссылках.» После всего того, ка дело было изъяснено столь обстоятельно, гласно, лично и с убеждениями, и после того, как подробно самое предприятие нескольких Соловецких жителей против книг растолковано было в нарочитых, упомянутых выше в 1-й статье, грамотах Царских, челобитчики не могли не видеть сто раз, что Челобитная их «скопом и заговором, со злым умыслом, воровством» составлена против повелений самого Царя, и что никак «по преданию Никона Патриарха бывшаго», не «по его книгам» и не «ученицы его проповедывали им Веру». Увещательные грамоты о книгах писаны были в Соловки от Царя и Собора уже с именем Патриарха не Никона, а Иоасафа, который был после Никона.40 Челобитчики сами называли в Челобитной теперь Никона уже «бывшим Патриархом» и, без сомнения, знали также, каким образом перестал он патриаршествовать. За три года до Челобитной он лишен сана Собором Греческих Патриархов и Российского Духовенства с соизволения Царя Алексея Михайловича. Следственно, если бы присланные в Соловецкий Монастырь Служебники, называемые «новоизложенныя книги, были составлены» по преданию Никона, «по его плотскому мудрованию, а не по Апостольскому и Св. Отцов преданию»: то были бы такие книги и без Челобитной Соловецкой осуждены, как осужден сам Патриарх Никон даже с лишением сана. Но посмотрите на суд над Патриархом Никоном (он помешен в изданном ныне полном Собрании Законов Российской Империи, том 1, стр. 649). Там и слова в осуждение Никона не сказано со стороны новоисправленных книг, хотя не только судьи, но и сам Царь со всем тщанием исследовал винности его, и вызывал к объявлению их всякого, кто мог бы что-нибудь сказать в обвинение. Посему было ли б умолчано теперь, если б можно было сказать, как говорят челобитчики: «по преданию, Государь, Никона Патриарха» и проч.?

В архиве Соловецком41 есть «граммата от Царя Алексея Михайловича к Архимандриту Соловецкаго Монастыря Варфоломею, да Келарю старцу Савватию, да Казначею старцу Боголепу с Братьею», которою грамотою повелено было донесть к Государю «со сказками и росписками обо всем том, что именно Патриарх Никон при бытии своем на Москве из Соловецкаго Монастыря имал себе каких Церковных потреб и Монастырския казны, и хлеба, и лошадей, и иного чего, и что он же из Соловецкаго Монастыря имал вотчины на мену и в цену и без цены, и как он бывший Никон Патриарх, оставя свой престол, что имал каких всяких Церковных и казенных и вотчинных потреб, и хлеба, лошадей, и вотчины в цену и на мену?» Донесено и то, что взял Патриарх 5 пудов слюды, вероятно, в близкий, строившийся тогда Крестный Монастырь. Из сего видно, что Царь ни единого действия Патриарха Никона не оставил без исследования, когда Никон был судим. Не был ли бы, посему, спрошен Соловецкий Монастырь о новоизложенных книгах бывшего Патриарха, касающихся Богослужения? И могли ли оставаться где-либо такие книги, если они были «книги Никона, новоизложенныя, по плотскому его мудрованию, учениками его?» С этой стороны всего наиболее за Соловецкий Монастырь, или паче за Церковь Святую был бы сам Благочестивийший Царь и освященный Собор. Доказательством сему служит то, что, когда в Служебнике, изданном при Патриархе Никоне, оказалось напечатанным вновь Соборное определение об освящении воды святых Богоявлений только в навечерии, с запрещением быть водоосвящению другой раз в самый день Богоявлений, Собор Патриархов в своем постановлении написал так: «Повеление же и клятву, юже неразсудно положи Никон бывший Патриарх, о действе освященныя воды на святых Богоявлений, еже действовати единожды (точию в навечерии) разрешаем, раздрушаем и ни во что не вменяем. Повелеваем же и благословляем творити по древнему обычаю Св. Восточной Церкви и по преданию Святых и Богоносных Отец в навечерии действовати освящение святых вод в Церквах, и по утрии на реке, якоже повелевают и все Церковные Уставы». Свиток писан в 7174 (1666) году, след. за 2 года до Челобитной. Челобитчики могли и должны были читать его. Кто же были ученики Никона, бывшего Патриарха, проповедовавшие Веру по его преданию и руководству? Те ли, которые судили его, лишили сана и послали в заключение: Собор Российского верховного Духовенства, Патриархи Греческие, новый Патриарх наш и Царь Всероссийский? Может ли быть противоречия в событиях или несбыточности более сего?

После сего, как все дело книжного исправления считается по Челобитной делом только Никона Патриарха и каких-то учеников его, которых быть при означенном деле не могло, а между тем яснее солнца из современных свидетельств и самого дела, равно как и времени, видно, что то сущая неправда, нам опять предлежало бы положить здесь перо и прекратить всякое исследование Челобитной за лживостью основной ее мысли. Но известно также, что имя Патриарха Никона есть только извет или предлог, под которым Челобитная взимается на истину Веры, и за нею мнимое старообрядство доныне укрывается, действуя как-будто собственно против Патриарха Никона, признанного виновным против Царя и Церкви Православной, следственно как бы стоя за Церковь и Царя. Посему с новым терпением продолжаем дело.

4) «Ёя же веры не точию мы, но и прадеды и отцы наши до настатия Никонова Патриаршества и до сего дни и времени не слыхали.»42

Если, подлинно, Вера нова; то тем менее можно было слышать ее прадедам и отцам челобитчиков. А когда челобитчики не слыхали о такой Вере, то надлежало им сделать по крайней мере не более, как со всем вниманием вникнуть: было ли в древнейших книгах то, о чем Начальство пишет в книгах своих, что все то было у прадедов и отцов по старым книгам, с которыми тогдашние новые книги, какие были в употреблении у челобитчиков, оказались не совсем согласными. А отвергать тотчас все потому только, что челобитчики ни прежде ничего не знали о Вере истинной, ни теперь не знают ничего, отнюдь не следовало. Чего могли не знать Соловецкие жители, простые люди, то могли и должны знать Верховные власти Церковные.

5) «А в коем православии прародители твои Государевы скончалися и многие Святые Отцы и Чудотворцы наши Зосима и Савватий, и Герман, и Филипп Митрополит угодили Богу, и ту истинную нашу Православную Веру они похулили, и весь Церковный чин и Устав нарушили, и книги все перепечатали на свой разум Богопротивно и развращенно.»

Отзыв на слова сии, неизъяснимо дерзкие, сделается сам собой, как пересмотрим содержание и доказательства Челобитной по частям.

Теперь же, впрочем, заметить надобно, что Челобитная говорит и в общих словах чрез меру много, без всякого основания, будто бы Никоновы ученики всю Веру вновь проповедуют в новых книгах, весь чин и устав они нарушили, и книги все перепечатали на свой разум. Из документов тогдашнего времени ясно видеть можно, что в Соловецкий Монастырь посланы были тогда одни только исправленные вновь Служебники. Так свидетельствуют и «История о страдальцах Соловецких» и Летописи Соловецкие.43 Не известно, послана ль была туда в то же время книга Скрижаль; вероятно – была; прямо видно только то, что в Челобитной упоминается о ней. Упоминается, может быть, по списку с Никитинской Челобитной. Могло быть и то, что кто-нибудь из ссылочных, напр. Князь Львов, привез ее сюда. При Патриархе Никоне во время его правления только и вышло в печать Церковных книг, что Скрижаль, Служебник и еще Кормчая.44 Последняя книга к печати приготовлена была и печаталась еще до него: она издана, как всяк видеть может, совершенно по старонаречному. Скрижаль переведена при нем с Греческого языка вновь,45 и следственно не могла быть названа «перепечатанною.» Перепечатан тогда был только Служебник. Откуда же челобитчики взяли сказать, что все книги перепечатаны? Вся ли Вера в одном Служебнике? Весь ли чин и Устав нарушен и в Служебнике так, что уже, напр., нет в нем ни Божественной Литургии, ни Вечерни и Утрени и пр. и пр., и ничего прежнего, тогда как в сих, собственно, чиноположениях и состоит Служебник? Очевидно, что такие выходки писаны без всякого основания, даже на самый первый взгляд, для того только, чтобы сказать сколь можно более и злобнее.

6) «А и то, Государь, их непотребство и развращение в тех новых книгах объявилося, и те их книги сами, мимо нас, обличают их в лицо.»

Тем лучше можно разобрать дело, когда оно в книгах, а не по слуху только известно. И поелику сия мысль, – что книги новоисправленные переменены все своевольно, – в последствии Челобитной часто повторяется и есть главная в ней мысль, то мы сделаем здесь общее примечание о том, что и как надлежало говорить челобитчикам о исправлениях в книгах, если бы они искали в них правды. Когда новоисправленные книги сами прежде всего говорили, что они выправлены, то твердить то же самое и Челобитной вновь было уже не нужно. Но когда при сем исправленные книги изъяснялись о себе, что они исправлены по древнейшим книгам, пред которыми бывшие тогда в употреблении книги были и назывались «новыми», и что тогда употреблявшиеся книги с древними не согласны, то челобитчикам и следовало тотчас обратиться к самым тем древним книгам для сверки со своими и новоисправными, а не кричать без всякого основания, что так или иначе в книгах перепечатано вновь богопротивно и развращенно. Те книги, которые были в употреблении у челобитчиков, очевидно, не могли быть слово в слово согласны с исправленными, равно как отнюдь не могли быть и основаниями сверки или рассуждения о книгах исправленных. Иначе не нужно было бы и быть исправлению книг. А Стоглавный Собор и самые те книги, кои в руках челобитчиков, были, в печатных своих Послесловиях непременно требовали исправления.46 Не надобно забыть притом, что некоторые молитвы дотоле содержимы были на память47 не быв ясно помещены везде в книгах, равно как некоторые и помещены уже в них были но преданию или также по памяти; между тем были теперь вполне напечатаны те и другие в новоисправных книгах, и потому нельзя было отыскать таких молитв или слов ни в новых, бывших тогда в употреблении у челобитчиков книгах, ни в древних, находившихся уже в библиотеке, кроме самых редких. Поверять же такие слова и молитвы тогдашним обычаем или на память, как стала делать Челобитная, значило противоречить тем самым книгам кои были в употреблении челобитчиков, и кои требовали исправления в том именно, «елика погрешена суть от многолетних обычаев». (Подробнее о сем будет говориться ниже в ст. 57). Еще Стоглавный Собор сказал, чтобы книги были исправляемы «с добрых переводов»; следственно он сказал таким образом, что были и недобрые переводы, почему надлежало опасаться, чтобы не попасть на них. И если теперь речь о старине, то надлежало, повторяю, для поверки книг обращаться к стариннейшим книгам, а не к тем только, кои были тогда в употреблении у челобитчиков и назывались тогда, по словам Собора, об исправлении книг бывшего, книгами «новыми». Они были не сходны со старыми, как сами доказывают.

7) «Яко же в книзе глаголемой Скрижали (лист 766) Дамаскин Иподиакон в слове своем в неделю 3-ю Святаго поста, повелевает нам Православным Християном ходити по-Татарски без Крестов, и пишет сице: Кая польза, или добродетель есть, носити кому Крест на раме своем? А святые Апостолы, Государь, и святые Отцы Крест нам на себе носити повелевают, и сами носили, яко же рече Апостол: мне же да не будет хвалитися, токмо о Кресте Господни. И Пророком Исаием Господь Бог верным Своим обетова: и приидут и узрят славу Мою, и оставлю на них знамение. Также и Великий Афанасий в толковании 59 псалма пишет: «верным, рече, людем, ниже нарицаются Християне, дано есть носити и имети Крест Христов.» И Василий Великий глаголет: «яко венец Царя Христа нашего Крест на себе носим.» И Св. Ефрем в слове своем, еже о страшном суде, пишет: «яко святый Крест на себе носили.» И паки в слове о Покаянии: «сие оружие на себе носити во дни и в нощи, и ничтоже без него не творити». Святая же Макрина, сестра Василия Великаго, Крест на себе носила и свидетельствует житие ея. Святый же Великомученик Орест Крест на себе носил, и о сем пишут в мучении его. Такоже и в житии Иоанна Милостиваго пишет: яко некто бяше мирянин Захарий нищелюбивый, и не имеяше просящему у него на пути чего дати, снем с себе Крест сребрен, даде нищему. И от сего яве, Государь, яко в прежняя лета в Греках не точию иноцы, но и мирстии на себе Крест носили. А ныне и нам носити возбраняют, и сами не носят, и хотят нас таковыя благодати Божия и непобедимаго на враги оружия лишенными сотворите. Аще ли, Государь, мы сие Небеснаго Царя оружие повернем от себе, и ходити начнем без Крестов яко же и Греки ныне ходят (его же не даждь нам Боже и помыслити): то явно, Государь, преданы будем в руце дияволу и конечную радость врагу сотворим, и дерзновение ему на себе подадим. Понеже бо и сами они проклятыя бесове свидетельствуют, яко же пишет в отеческих книгах, и в книге печатной Кормчей, лист 625: «егда вопросившему их некоему святому мужу, которых вещей они бесы боятся от всех? Бесы же реша ему: во истинну имате три вещи вельми проявляющияся нам: молитва Исусова, иже кто носят Крест на раме своем, и от знамения крестнаго трепещем, исчезаем». И того ради, Государь, вси Святыи единомысленно Крест Христов Правоверным всегда носити на себе повелевают: понеже велия тайна в сем знамении Святыя неразделимыя Троицы, Отца, и Сына, и Святаго Духа прославляется. И сим знамением благочестивыи от неверных разделяются. А той Дамаскин Иподиакон по диаволю научению написал в Греческой своей книге, на погибель душам нашим, ходити аки Татаром без Крестов, и в том ему судить Господь Бог.»

Сею статьею начинаются доказательства той коренной мысли в Челобитной, что «Никоновы ученицы перепечатали все книги по плотскому их мудрованию». Итак, Дамаскин Иподиакон, потом Митрополит Солунский в Греции, – это первый из учеников Никоновых, по мнению челобитчиков!? Книга Скрижаль – первый пример тому, что все старые книги перепечатаны Богопротивно и развращенно!? Но челобитчики могли видеть и из заглавия слова Дамаскинова, что он Студит, т. е. инок Студийского Греческого Монастыря, а не Россиянин.48 Пусть не могли они знать, что Иподиакон Дамаскин жил ранее нашего Патриарха Никона двумястами лет слишком49: но они могли видеть из Послесловия самой Скрижали, если не видели из Соборного Свитка, при Служебнике напечатанного, что слово Дамаскина, равно как и вся почти Скрижаль, – перевод с Греческого языка, вновь тогда сделанный, а не Русское творение, и книга сия на Русском языке дотоле еще не бывала. В Скрижали упоминается (лист 43, 201), что она составлена в Царьграде на Греческом языке, по рассуждению Собора тамошних Патриархов, без всякого ведома Патриарха Российского. В упоминаемом теперь месте Скрижали, равно как и в самых первых словах Предисловия оной, ясно видно, что Патриарх Никон сам не стыдился учиться, и желал, как и порядок требует, знать истину от Греческой Церкви в некоторых недоумениях. Как же можно было Греческим Патриархам, которые сами собой послали к нашему Патриарху книгу Скрижаль, в ней, между прочим, Слово Дамаскина, жившего раньше двумястами лет, быть учениками Никона, Патриарха Российского, около 7176 (1668) года? И как может служить примером развращенности или перепечатания Церковных наших книг книга, вновь тогда в первый раз у нас появившаяся?

Обратимся, однако ж, к словам Дамаскина. Если бы челобитчики прочитали со вниманием, хотя одно то выражение, которое выставили из Дамаскина в жалобу, не могли бы написать, что «Дамаскин повелевает ходить им без Крестов». Вникните: «какая польза и добродетель есть носити кому Крест (выше тут же наряду сказано: «сотворенный от древа») на раме своем», пишет он. Носили ли они, челобитчики, сами, и кто когда имел обычай носить таким образом крест, устроенный из древа, – на раме, на плече? Не о ношении Креста на шее или на груди речь здесь. О каком же деревянном кресте пишет Дамаскин, носимом на плече? Когда бы челобитчики прочитали в Скрижали слово его о Кресте [Скрижаль есть в библиотеке Соловецкой]50 в связи речи, увидели бы, что Дамаскин говорит о Кресте в изъяснение слов, кои сказал Господь: аще кто хочет по Мне ити да отвержется себе, и возьмет крест свои. «Кий убо есть разум, пишет Дамаскин, еже глаголет Христос, да возьмет на себе (Христианин) Крест свой?» Приметьте: в слове Христовом и в изъяснении Дамаскиновом говорится о кресте не Христовом, а своем для каждого Христианина. Обыкновенно же носим мы на выях своих Крест Христов, а не свой крест, не такой крест, на котором сами бы мы распинались или могли бы быть распятыми плотью, но на котором распялся Христос, и по образу Которого должны распинаться мы духовно страстьми и похотьми. «Не повелевает Христос, продолжает Дамаскин яко да сотворит кийждо Крест от древа и носит на раме своем. Но что хочет рещи? Тако да имате пред собою смерть вашу, яко же и он, иже имать распинатися за некое погрешение, носить крест на раме своем, и ходит трепеща и ожидая смерти. Тако и вы да чаете смерть вашу, толико, яко да не надеется, яко имате пренощевати, и паки нощию да не надеетеся, яко имате предневати. От всех грехов мира да будете умерщвлени.

Яко же повелевает и Павел Апостол: мир мне распяся, и аз миру. Так да умираете на всяк день, яко же глаголаше, и паки тойжде Апостол, на всяк день умираю. И да не умираете естественною смертию, но производительною. Кая есть производительная смерть? Егда умертвиши страсти, егда презриши похоти телесныя: егда умертвиши нелепая твоя хотения, тогда глаголешися, яко умерли еси произволительною смертью. Тогда тело твое умерщвляется, душа же твоя оживляется: сие хощет рещи, еже да возьмет Крест свой».

Сказано у Дамаскина: «Тако да имате пред собою смерть вашу, яко же и он, иже имать распинатися за некое погрешение;» по-русски, не по-славянски, сказать бы: «так имейте пред собою смерть свою, как имеет пред собою смерть тот, кто присужден на распятие за какое-либо преступление». В то время, когда употреблялась у язычников смертная казнь распинанием на кресте, присужденные к ней должны были сами носить на себе с места суда до места казни орудие казни, тот крест, на котором кто должен быть распят. По сему обычаю и на Иисуса Христа, когда Он осужден был на проклятие, возложен был Крест Его, с тем, чтоб Он нес его на Себе до Голгофы, как и нес Господь, пока не сложили на Симона Киринейского (Лк. 23:26. Зач. 110).

И носяй крест свой изыде (Ин. 19:17. Зач. 60), написано во святом Евангелии о Иисусе Христе. – В таком виде Иисус Христов, носящий на раме Своем деревянный Крест Свой, изображается иногда на святых иконах: в таком виде изображается Он на всех старообрядческих иконах, где пишутся «Страсти Христовы». Хотя же и сказано в Евангелии, чтобы мы последовали Христу, взявши так же крест свой, однако никогда не заповедовалось нам носить всегда на раме вещественный деревянный крест, такой величины, что его можно бы было водрузить в землю и на нем быть распяту. Никто из Святых не носил на себе такого креста, кроме тех случаев, когда кто из Мучеников, действительно, был присуждаем к распятию. А надобно разуметь такое крестоношение духовно и исполнять произволением сердца, как изъяснено выше у Дамаскина. Во святом Евангелии от Марка, гл. 10, написано, что некто спросил Иисуса Христа, как наследовать ему жизнь вечную? Господь сказал ему между прочим: иди, елика имаши продаждь, и даждь нищим, и имети имаши сокровище на небеси: и прииди, ходи в след Мене, взем крест.

Взем крест: не того Христос требовал, чтобы последователь Его тотчас возложил на рамо свое вещественный крест, какой употреблялся для распятия. Никто так не делал. Слово Христово:

взяв крест, значит то, чтоб последователь Христов был в таком расположении духа и с такой готовностью на самую смерть за Христа, в каком расположении духа и как близок бывает к смерти человек, присужденный на крестную смерть и идущий уже на место смерти с крестом своим.

Сколь посему напрасно челобитчики занимали себя приводом свидетельств и примеров, выписанных из книги о Вере51 (гл. 9) в опровержение Якобы слов Дамаскина о Кресте! Дамаскин совсем не о том Кресте пишет, о котором говорят челобитчики. Что чада Православной Церкви носят на выях своих (не на раме или плече), образ Креста Христова в малом виде, во образ ношения своего духовного креста, по заповеди Господа, в том никогда никакого сомнения нет и не бывало. Такой Крест, как все знают, возлагается на нас при святом Крещении.

Если челобитчики и пишут в рассматриваемой статье, что яко бы Греки ныне Крестов не носят на себе: то замечание сие взято именно с бывшего у них ссылочного Арсения Грека. «А Креста на нем, упомянуто в Сборнике под 897, не было». Но можно ли взять такое общее замечание о Греках с одного ссылочного Грека-монаха, который и сослан был за сомнительную жизнь, если и разуметь его так точно, как пишется о нем в Сборнике Соловецком? Мы уже оставляем здесь пересматривать порознь, в таком ли, точно, разуме приводят челобитчики слова Святых Отцев, в каком они сказаны на своих местах. Дело касалось только слов Иподиакона Дамаскина. Не излишне однако-ж сказать при сем, что, кроме свидетельства об Иоанне Милостивом, все прочие свидетельства гласят о крестном знамении, а не о носимом на шее, тем менее на раме. Крест, как ясно всякому можно видеть в самой книге «о Вере».

Примечание. Лазарь в 40-м обличении своем выразился о вышесказанных словах Дамаскина так: «Да в тех же книгах напечатано: Креста на себе носити не велено. А кто носит Крест, и тот не надеется нощи перенощевати, или дня передневати, и то есть Святых Отец преданию попрание.»52 Как искусно Лазарь извлек общий смысл из слов Дамаскина!

8) «Да он же Дамаскин не убояся страха Божия, отрыгнув от злаго сокровища сердца своего, в том же слове именовал безгрешнаго Сына Божия Господа нашего Иисуса Христа грешным, якобы Он спаситель наш распялся за некое прегрешение, а не за мирская прегрешения и спасение, и пишет (в Скрижали лист 766) сице: «тако да имате пред собою смерть вашу, яко же и Он, Иже имать распинатися за некое погрешение, носит Крест на раме Своем, и ходит трепеща и ожидая смерти.»

Из сказанного выше довольно видно уже, что не о Господе Иисусе Христе слово у Дамаскина, и что челобитчики не умели читать книг со смыслом и сражаться стали только с собственными мечтами, или со своими вымышленными понятиями.

9) «К сему-ж и иныя многия, Государь, непотребныя статьи напечатали (яко же в книге 4-й Иоанна Дамаскина глаголемая Небеса, новаго же выходу, Епифаниева переводу Киевлянина во главе 27, лист 56, положено), его же страшно и писанию предати: проповедуют Сына Божия еще в плоть не пришедша но впредь пришествовати его сказуют, и напечатано сице: «всяк убо не исповедуя Сына Божия и Бога во плоти пришествовати, антихрист есть». А не якоже Апостол Иоанн Богослов в послании своем (73 3ачал.) во плоти пришедша Его глаголет, а не пришествовати.»

Второе доказательство на то, что книги Церковные были тогда перепечатаны, – книга «Небеса!» Книга сия вышла тогда в свет 1637 года первый только раз, вновь за пятнадцать годов раньше патриаршества Никонова!! Тогда Никон был еще простым только монахом в Кожеозерской пустыни: он во Игумена сюда поставлен в 1643 году. Вникнем, однако же, в самое доказательство. Если книга Св. Иоанна Дамаскина «Небеса» Епифаниева перевода была у челобитчиков в руках; то они видеть были должны, что в приводимом месте у Епифания нет слова «впредь», как они прибавляют, и тем дают речи совсем другой смысл. Там написано так: «требует знати, яко подобает антихристу прийти. Всяк убо не исповедуя Сына Божия и Бога во плоти пришествовати и быти Бога совершенна и быти человека совершенна во еже быти Бога, антихрист есть». Книга 4, гл. 27, лист 56. Книга сия находится в Соловецкой библиотеке53. Видите, говорится здесь о Сыне Божем, как уже воплотившемся, как о Боге и человеке совершенном. Правда, самый оборот речи в словах: во плоти пришествовати – труден для разумения. Епифаний употребил здесь грамматический оборот, так называемый неопределенный вместо Греческого называемого причастием. И если бы Славянское грамматическое выражение Епифаниево: во плоти пришествовати перевести на Русское, то следовало бы сказать, как все учившиеся Грамматике скажут, таким образом: «всяк, кто не исповедует, что Сын Божий и Бог пришел во плоти, и что Он есть Бог совершенный и проч.» И потому опять челобитчики боролись здесь с собственной мечтой или невежеством.

Что-ж касается до того, что якобы надлежало, по мнению челобитчиков, исповедовать Сына Божия в плоть пришедша, то, хотя такое выражение, по ошибке писцов и за ними типографов книг, употреблялось иногда в Славенском переводе 1-го послания Св. Апостола Иоанна в гл. 4, в ст. 2 и 3, но исстари, без сомнений, было так: в плоти (а не в плоть) пришедша. Иначе выражение «в плоть пришедша» значило бы, что Христос пришел якобы в готовую плоть, как думали некоторые еретики, а не от Пресвятой Девы Богородицы заимствовал ее.

Нельзя при сем оставить без примечания, что челобитчики, по одному произвольно взятому ими слову из книг, без связи, без понятия, тотчас делают заключения о Церкви общие и столь страшные, как напр. и это, что в книге Небеса Епифаний употребил выражение: «Сына Божия и Бога во плоти пришествовати»; следственно исправители книг проповедуют Сына Божия «еще во плоти не пришедша, но впредь пришествовати Его сказуют». Если бы выражение Епифаниево было, по понятию челобитчиков, и неправильно; то говорить бы им только о выражении, а не выводить из того общих умствований на Православную Веру, совершенно ложных. Общие заключения делаются тогда уже, когда бы о каком предмете во всех случаях, где ни должно бы быть слову о нем, было или умолчано, или сказано не так, как следует. Не знали ль челобитчики, что в том и состоит главное учение Св. Церкви, в том ее Таинства, в том все Богослужение, в том вся Церковь, что она исповедует Сына Божия во плоти? Не видят ли они в символе Веры по книгам нашим, что веруем: и во единаго Господа Иисуса Христа Сына Божия и проч. – Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы и вочеловечшася? Посему такие заключения их – или опять собственная их мечта, или такая злоба, которая говорит ложь, и говорит, по слову Евангельскому, с хулою на Духа Святаго; а это – грех непростительный ни в сем веке, ни в будущем (Мк. 3:29,30. Зач. 14).

Из подобных замеченному теперь заключений или выводов состоит вся Челобитная, как непрестанно будем иметь случаи видеть на своих местах. Так напр. в следующей статье из того одного, что в Тропаре «Благообразный Иосиф» в Великую субботу не упомянуто на конце о воскресении Христовом, челобитчики выводят, будто бы учители Православной Церкви «воскресения Сына Божия не проповедуют», тогда как все дело состоит только с том, что не упомянуто о воскресении в Тропаре «Благообразный Иосиф», когда он читается в Великую субботу, хотя впрочем в том же Тропаре в другие дни и в другие случаи исповедание воскресения Сына Божия, по разуму самих писателей Челобитной, не оставляется. Это для того, чтобы сказать сколь можно жесточе и устрашить простецов.

10) «Тако-ж, Государь, и воскресения Сына Божия во многих местах в новых своих книгах не проповедуют. В служебниках на Литургии, и в Триодех, в Великою Субботу, в Тропаре Благообразный Иосиф, и в Тропаре Мироносицам женам, и в Кондаке Иже бездну затворивый, и в Светильнике воскресном 3-го гласа, воскресение Сына Божия оставлено, не ведомо для чего.»

Возможно ль сказать, по совести, чтобы Церковь Православная не проповедовала воскресение Сына Божия, когда она в Символе Веры исповедует Сына Божия и воскресшего в третий день по писанием; каковое свое исповедание свидетельствует седмичным светлейшим торжеством Пасхи и посвящением одного дня в каждой седмице круглого года Воскресению Христову с совершением службы в воспоминание оного? Когда не ведомо челобитчикам, для чего не упоминается иногда о воскресении в выставляемых ими нескольких стихах Церковных, так как и нельзя отнюдь требовать, чтобы все им челобитчикам в книгах было ведомо, то надлежало бы им просто спросить о том знающих людей. Им с любовью было бы сказано: сделано так для того, что, как по Херувимской песни на Литургии при покровении святых Даров, по перенесении их на Престол, тайнодейственно вспоминается погребение Христово54, причем Престол означает гроб Христов, а воскресение на Литургии вспоминается уже в другом действии, когда читается: Воскресение Христово видевше, Светися, светися! О пасха велия и проч. 55, то и следует в читаемом там Тропаре «Благообразный» упоминать только о погребении, не упоминая о воскресении Христовом. Так значится и в Греческих подлинниках, и в Древнейших Славянских Служебниках. Известно, что и вся воскресная служба в Воскресный день иногда оставляется, когда бывает напр. неделя Ваий или Преображение Господне, или иной великий день Господень. По тому же самому не упоминается о воскресении Христовом в Тропаре «Благообразный» и в Тропаре «Мироносицам женам», когда читаются они в Великую Субботу, в которую вспоминается только погребение Христово. Но в сих же самых Тропарях и Кондаке упоминается на конце и воскресение Христово: «но воскресе Господь» и проч., когда они читаются в неделю Мироносиц, при воспоминании, т. е., воскресения Христова. В Кондаке «Бездну затворивый» и в Светильне воскресном 3-го гласа сказано в будущем «воскреснет», а не в совершенном времени «воскресе», потому что, верно, так найдено было при сверке книг со старыми. Хотя со скорости и не могу я указать теперь на Соловецкие стариннейшие книги, в которых было бы так точно сказано в упоминаемых стихах, как сказано в исправленных; однако ж в своем месте исследования увидим, что, при исправлении книжном, действительно, были такие древнейшие книги, где найдено было все вообще так, как ныне выправлено.56 А что смысл речи в упоминаемом Кондаке и Светильне требует времени будущего «воскреснет», а не совершенного «воскресе», то это очевидно. Сия суббота есть преблагословенная, читалось в неисправленных книгах на конце Кондака великосубботнего, в ню же Христос уснув и воскресе тридневно. В Великую субботу воспоминается только смерть Господня, а воскресение торжествуется уже в день Воскресения, следовательно в ту субботу не иначе и говорить прилично о воскресении, как во времени еще будущем, предсказательно. В субботу Христос еще не воскрес. «Воскреснет», а не «воскресе», сказано и в подлинных Греческих книгах, как исправлено в наших.

11) «Да они же, Государь, напечатали в новом Потребнике (лист 42) в молитве на Крещение человеком, повелевают молитися духу лукавому: сего же их умышления не даждь нам, Боже, и помыслити. А по преданию Святых Апостол и Святых Отец написано: но молимтися, Владыко, Дух Святый и проч.»

Самое жестокое и Богохульное усилие исказить истину вырванием слов из связи их, под предлогом будто бы недоразумения, и представлением их совсем в другом виде и связи речи. Скажите так о молитвах святого Крещения нашего простецу: он ужасается и верит, не зная разобрать дела доподлинно. Может ли же быть, чтобы писатели Челобитной говорили теперь таким образом по совести, с действительным сомнением своим, когда во всех почти молитвах Крещения и в заклинаниях единственно читается об отгнании духа злого? Еда ли, скажем словами Господа, сатана сатану изгонит? Прочитайте, как написана выставляемая часть молитвы в Требниках старонаречных и исправленных.57 В старонаречных: «Да сокрушатся под знамением, воображения Креста Твоего, все сопротивныя силы. Да отступят от нас все воздушная и невидимая привидения. И да не утаится в воде сей бес темен, ниже да снидет со крещающимся дух лукав, помрачение помыслом, и мятеж мыслен на разум наводя. Но молимся Тебе Владыко, ты Господи всех покажи воду сию» и проч. В исправленных: «Да сокрушатся под знамением образа Креста Твоего вся сопротивныя силы. Молимся Тебе, да отступят от нас вся воздушная и неявленная привидения: и да не утаится в воде сей демон темный: ниже да снидет с крещающимся дух лукавый, помрачение помыслов и мятеж мысли наводяй: но Ты Владыко всех покажи воду сию» и проч. Выше пред тем сказано в молитве: «Яко Твое Господи имя призвав, дивное и славное и страшное сопротивным». Где же то, что якобы молиться велено духу лукавому? Если, по разуму челобитчиков, слово молимся относить к духу лукавому, то почему они не отнесли его к ближайшему слову, чтобы сказать: «молимся тебе вся воздушная и неявленная привидения» и проч.? Почти столь же неправильно было бы сказать: «молимся тебе – дух», не: «душе!»

12) «А в Церковном, Государь, священии в том же Требнике (лист 73) напечатали не по преданию же Святых Отец, повелевают свящати мылом: и то, Государь, Церкви Божия не освящение, но паче осквернение. Понеже в мыле всякая бывает нечистота и скверность: по преданию же Святых Отец велено освящати губою грецкою, или платком чистым.

В Сборнике 897, во 2 ст. упоминаемом, написано полнее так: «Ныне же Потребники напечатаны в десть, в 166-м году. А в них напечатано, что прежде мылом крестить грецким Престолы, а во всяком мыле ведь сало, ино стало мыло больше святого мира и родостигмы сиречь благоуханныя воды, то не явная ли ересь?»

Но не мылом Церковь освящается, равно как в не грецкою губою и платком чистым, а Словом Божиим и молитвою (1Т. 4:5. Зач. 285), или тайнодействиями, на освящение Церкви положенными. Иначе освящали бы Церковь лучше женщины, чем Священники. Если же при омовении Престола упомянуто и о мыле, то для того, что, когда положено быть при освящении Церкви омовению Престола, может быть употреблено при сем и мыло, как вещь, особенно служащая к чистому мытью, дабы исполнить и омовение, сколь можно лучше, уважительное к вещи столь досточтимой, какова Трапеза в алтаре. Если кто представляет себе какое-то мыло со всякою нечистотою, хотя люди для того моют им вещи и сами моются, чтобы очищать и очищаться, то в Церковном Обряднике, переведенном с Греческого языка, разумеется мыло Греческое благовонное; а такое мыло, по свидетельству Греков58, составляется из золы, которая из просеянного пеплу и чистой извести выбирается, и с маслом деревянным, и иногда с розовою водою перемешивается. А родостама и другие благовония при освящении Церквей само собою употребляются у нас. И не ими, впрочем, Церкви освящаются.

13) «А над умершими вместо помазания святаго масла велят пепелом посыпати, его же срамно есть не точию творити, но и глаголати».

Справьтесь: посыпать велено там не просто пеплом, по «пеплом из кадила», и не «вместо помазания святого масла, какового помазания и никогда не бывало, а было возлияние, – но сказано надвое: «И по сем поливает (Священник) верх мощей елей от кадила или сыплет пепел от кадильницы.59» Какой же срам глаголати о таком пепле, который берется из кадила, приносимого в воню Благоухания Богу и составился между прочим из фимиама благовонного? Нет сомнения, что пеплом из кадила посыпали тела тех только умерших, над которыми пред смертию не было совершено Молитвомаслие, а елей возливался на тех, которые были соборованы маслом, как и ныне делается. Так точно в древних Требниках «в чине священия маслу» пишется: «Аще ли случится болящаго ради святити масло, то святити новое масло неосвященное, и освятив аще умрет боляй, то оставшим маслом полити умершаго. Аще ли оздравиет боляй, то священное масло сжесщи в паникадиле или в кадиле. Буди же ведомо, яко и всякаго усопшего, иноки же и миряны в погребении поливати крестообразно, святым сим маслом, по писанию Св. Дионисия Ареопагита». (Требн. с. 4, лист 394. В стар. иноч. Требн. Патр. Филар., лист 125)60.

14) «И Господу нашему Иисусу Христу спасенное Его имя, нареченное от Бога Святым Ангелом (переменили же).»

Теперь только, после выражений Иподиакона Дамаскина и Епифания, после духа лукавого, мыла и пепла – о спасительном имени Господа! Имя Господа отнюдь не переменено, а знать дано только о том, как должно произносить его, или выговаривать под титлою. И в наше время некоторые грамотники не знают произносить правильно титлового имени Ии҃ль, произнося Иизраиль, вместо Израиль: молчать ли же, что незнающие люди читают слово неправильно? Подобным образом неправильно Соловецкие челобитчики складывали под титлою сладчайшее имя И҇с. Во всех старинных Церковных книгах, которых в Соловецкой библиотеке весьма много, писалось оно под титлою И҇с или И҇ѵ, но ни в одной не под титлою не написано и не напечатано Исус. Следственно надобно знать, как оно произносится под титлою: дело не в имени, а в произношении его. Как же произносить его, – это могли знать и Соловецкие челобитчики из книги, напечатанной за 41 год до их Челобитной, и бывшей в библиотеке у них во время составления Челобитной61. Книга сия62 называется: «Лексикон Славеноросский и имен толкование. В Киевской Лавре 7135 г. Памвы Берынды, Протосингелла Трону Иерусалимскаго». В ней, на стр. 414, сладчайшее имя спасителя напечатано сперва под титлою И҇с, потом сряду полною речью Иисус. В последнем случае напечатано оно так, как произноситься должно, и как произносимо было людьми знающими, не теряющими в дурной привычке спешного чтения правильности произношения слов; в первом так, как писалось. Книгу сию напечатать дозволило Церковное наше Правительство за 25 лет до Патриарха Никона, еще при Святейшем Патриархе Филарете Никитиче, в 9-й год патриаршества его, и была при его патриаршествовании 6 лет. Была она и в патриаршествование Святейших Иоасафа 1-го и Иосифа. Но ни три сии Святейшие Патриарха, ни иной кто во все время до Соловецкой Челобитной ничего худого или зазорного не писали о ней и не говорили. Патриархи могли бы и должны были тотчас изъять ее из употребления народного, если бы считали ее неправильною. Писалось же сладчайшее имя Иисус в книгах так, как писалось на святых иконах. А на святых иконах писалось оно, очевидно, по-Гречески, не по-Славянски. Ибо а) на тех иконах, где над Сыном Божиим пишется И҇с Х҇с, над Богородицею пишется М҇р Ө҇, что полною речью написать бы следовало по-Гречески Μητήρ Θεοῦ, по-Славянски было бы Матерь Божия; б) самое окончание слова И҇с показываете свойство Греческое; по-Славянски следовало бы писать, с обыкновенною конечною буквою ъ, І҇съ Х҇съ. Но по-Гречески Спасительное имя Иисус, когда и под титлою, и без титлы полною речью пишется, всегда выговаривается Иисус, а не Исус, как всякий учившийся по-Гречески в Греческих книгах видеть может, и как всякий, даже Русскую только грамоту знающий, слово сие, по сходству Греческих букв со Славянскими, разобрать в состоянии. Так и нам надобно произносить сие имя: ибо оно в Св. Евангелии, в том месте от

Мф. 1:21. Зач. 2. и от Лк. 1:31. Зач. 3, где пишется о наречении имени Господу нашему, как упоминают челобитчики, предано нам по-Гречески, а не так, как передают Соловецкие челобитчики по-своему, затвердив слово неправильно от спешности своего чтения без всякого понятия. И чтобы впредь никто не произносил Божественного имени И҇с Исус неправильно, спешно, для сего и положено печатать Ии҃с, так как и произносить надобно и произносилось оно издревле правильно Иисус. В Сборнике, часто упоминаемом нами63 записано, что хотя Арсений Грек и притворялся иногда между старцами Соловецкими в произношении сладчайшего имени Господа Исус вместо Иисус, из боязни, но «еретик сей тем же окаянным недугом (т. е. разделением, как там же сказано, имени союзом и) болел, и той болезни и в наше государство подал, и сим малым начертанием положения весь символ Православия исказил». Но можно ли сказать таким образом о человеке, сосланном в Соловки под начало, чтобы он ввел у нас в России неправильное произношение имени Господа Иисуса? Кто бы послушал одного монаха? Если бы кто и послушал, не был ли бы он брошен за ложь, как был брошен в Соловки за другие вины свои?

15) «И самый истинный и животворящий Крест Христов, от трех древ, от певга и кедра и кипариса сотворенный, отставили, и возненавидели его, и непотребна сотворили, и возлюбили Крыж Латинский, и во всем почитают его паче истиннаго и Божественнаго Креста Христова, от трех древ сотвореннаго.»

Откуда ж это взято? В книгах ли новоисправленных написано было, как в других случаях ссылается Челобитная, чтобы отставить такой Крест? Грамота ли послана была в Соловецкий Монастырь или куда инуда о том, чтобы считать непотребным такой Крест? Самым ли делом велено было переменить в Соловецком Монастыре, или где-нибудь, Кресты на Престолах, на Церквах, на ризах, и везде, где были они, из трех древ? Нет, ничего такого не было и не может сказать никто. Слово о Кресте, так называемом тогда «тричастном», ныне «осмиконечном», и «о двучастном или четыреконечном». Но таких названий и различия между Крестом и Крестом до Челобитной совсем не было64: Крест и называемый двочастный, или четыреконечный, и тричастный, или осмиконечный, просто назывался всегда Крестом. Как ныне в Церкви Божией равно тот и другой почитается и употребляется, так было и тогда. Сами челобитчики пишут только, что якобы «Крест двочастный почитается паче Креста истиннаго», следственно они видели, что и Крест, от трех древ сотворенный, почитается. В Скрижали и в Служебнике ни слова нет о любви ко Кресту двочастному или ненависти к сотворенному из трех древ. Напротив, в новоисправном Служебнике, который имели в руках челобитчики, пред чином Божественной Литургии на листе 165-м изображен Крест осмиконечный. На конце Служебника пред подписом Патриарха Никона, в печати Патриаршей Крест изображен такой же65.

Понимаем: Челобитная Соловецкая настоит, собственно, о Кресте, на просфорах изображаемом, как то ясно о том одном в рассуждении Креста и писал еще до ней в своей Челобитной Никита, первый челобитчик по мнимому старообрядству66. Никита не имел, видно, причины жаловаться на отмену Креста, от трех древ сотворенного, в других случаях, кроме просфоропечатания, и на введение будто бы вновь двочастного, как не имеет причины жаловаться на это и никто. Но он, а за ним и челобитчики Соловецкие увидели, вероятно, на рисунке в новоисправном Служебнике, что печать на просфоре состоит из Креста не трехдревного, но двочастного: (трехдревный, впрочем, и в прежних Служебниках не был нарисован, а употребляем был по обычаю); и, на своем наречии преувеличений, стали вопиять, что истинный Крест отставлен, возненавиден и непотребен сотворен. Не лучше ли бы челобитчикам так только и сказать прямо, как писал самый Никита, об отмене Креста на одних просфорах, не пугая Православных жалобою совершенно излишнею и столь страшной? Нет, тогда бы рассуждение пошло уже совсем иное. И именно: когда почитается в Православной Церкви наравне тричастный Крест и двочастный, а на просфорах только заменен он в исправленных Служебниках прямо двочастным, то должна быть особая на сие причина, а не та прямо, что тричастный совсем возненавиден и непотребен сотворен. Вот сего-то и не хотелось челобитчикам, чтоб сказано было правильно: им нужно сказать, сколь можно, более, злобнее. Рассмотрим, однако же, по древностям а) и вообще о Кресте, как осмиконечном, так и четыреконечном, и б) о том в особенности, какой Крест должен быть на просфорах.

16) «А Святые Пророцы о том тричастном Кресте Христов за много лет до Христова вочеловечения пророчествоваша, яко от трех древ сотворение ему быти (глаголюще), яко же велегласный Пророк Исаиа о нем во главе 60 пишет сице: Слава Ливанова к тебе приидет, с певгом и кедром и кипарисом, прославите имя Мое святое и проч.»

В самом пророчестве стоит не имя, а место.

Какой же выходит Крест, если он составлен из трех древ и должен назваться тричастным, а не двочастным, как называют в соотношении с ним четыреконечный, из двух частей, прямой и прекой состоящий? Не тот, какой надобен на просфоры челобитчикам: он был бы только о шести концах, а не об осми, для чего нужно уже четыре древа, а не три, и Крест был бы не тричастный, а четыречастный.67 Если бы притом, подлинно, в приведенных словах о трех древах Пророк Исаия говорил о Кресте Христовом, то слова должны бы самым делом исполниться; между тем они не исполнялись. Возьмите Пролог68 на день Воздвижения Креста Господня, где пишется об обретении Креста Царицею Еленою в Иерусалиме. Там пишется, что в земле открыты была вмести три Креста, т. е. Христов и двух сраспятых разбойников; и потому нельзя было узнать по виду, который Крест Христов: объяснилось уже чудом воскресения мертвеца, когда возложен был на него Крест животворящий. Смотрите, можно ли было бы и по виду, хотя на минуту, усомниться о том, который из трех был Крест Христов, если бы сей Крест был ясно отличен от двух устройством своим из трех, столь известных и особенных древ, тогда как два остальные креста должны быть простые? Как можно бы тотчас не узнать Креста Иисуса Назорянина Царя Иудейского, когда бы была на нем титла, входящая в осмиконечие, или по крайней мере знаки в древе крестном, где должна она быть вделана, если составляла особую часть Креста? Известно, что на крестах разбойников не было титл69. Переставал ли Крест Господень быть животворящим и истинным Крестом Господним, когда титлы на нем не находилось, а он оживотворил мертвеца? И так следуя древним толкователям, паче же самой связи слов пророчества Исаиина о кипарисе, певге и кедре, надобно слова Пророка относить не ко Кресту Христову, но к воссозданию Иерусалима после плена Вавилонского и, в особенности, к сооружению вновь храма иерусалимского, жилища Божия70. Храм Соломонов был разрушен, Иерусалим опустошен. Но и храм и град снова воздвигнутся, по прекращении плена, говорит Пророк, утешая Иудеев. Иудеи плакали, воспоминая великолепие и богатство храма Соломонова: там все блистало златом, самые дерева были наилучшие и дорогие, привезенные с Ливана; снова слава Ливанова, т. е. все, чем славится Ливан гора, к тебе (Иерусалиме) приидет кипарисом и певгом, и кедром (ими Ливан славился), вкупе прославити место святое Мое, говорит Бог чрез Пророка. Пред тем Исаия исчислил другие сокровища, кои снесены будут во Иерусалиме, и говорил: приложится к тебе богатство морское, и языков, и людей; стада верблюдов (с суши) злато и ливан принесут, и камень честен. К сооружению ли Креста все сие? Нет, – к сооружению града и храма, в котором имел явиться Христос, тогда еще ожидаемый, или лучше, к изображению духовного о Христе града грядущего, ему же художник и создатель Бог. (Ер. 11:10. Зач. 328). Не иначе, как о Иерусалиме и храме, а не о Кресте собственно, разумеет слова Пророческие в рассуждении кипариса, певга и кедра известная книга «о Вере», в патриаршество Иосифа изданная.71 Хотя частию и упомянула она в гл. 9-й, что словами о кипарисе, певге и кедре Исаия Крест назнаменовал (см. ст. 18); однако же ни мало не сказано и там, чтобы Крест был из трех древ. Благословляется по Соломону, просто, древо, как тут же сказано, им же правда бывает (гл. 69).

17) «Такожде Святый Иоанн Дамаскин о нем хвалится и вопиет: О треблаженное древо, на нем же распятся Христос Царь и Господь!»

Это уже не Пророк, как Челобитная предположила говорить о Пророках, и слова Св. Иоанна Дамаскина гласят не о трех, а об одном только древе, которое называется трехсаженным, т. е. блаженнейшим, в самом высоком степени блаженнейшим. Как нередко подобным образом говорится и о других предметах, в которых не ищется однако же никакой тройственности. Напр. «трилюбезен есть нам Сион», повторяет слова Феодоритовы Иосифовская книга

«о Вере» (гл. 1, л. 13). Сами челобитчики ниже в ст. 29 называют «блаженным и треблаженным того, кто пострадает за Веру.»

18) «И в Октае (Октоих), Государь, третияго гласа в среду и в пяток на утрени седален: на кипарисе, и на певге, и на кедре вознеслся як Агнче Божий.»

Очевидно, что писатель Седальна заимствует выражение из приведенного выше пророчества Исаина, и по соображению с тем, что сказано уже выше о сем пророчестве, относит не к тому собственно, что Христос распят на трехдревном Кресте, ибо на деле не было сего, но просто, – что распят на одним из тех древ, кои были привезены с Ливана еще для строения храма Иерусалимского, и остались без употребления тогда в дело, до времени распятия Иисуса Христа. Предание о сем читал где-то и Аввакум, глава мнимых старообрядцев, как упоминает он в посланиях своих, или «в беседе человека грешна, и не утверждает, и не отрицает онаго. Св. Димитрий Ростовский в 23 гл. Розыска пишет, что такое предание находится в Российской рукописной книге, называемой Избранник; и во многих других книгах, как то: в печатной книге Ключ разумения, лист 335, в кн. 10 Иоанна Карфагена, омилия 19, Николая Ирана в толков.

Ин. гл. 5, в Хронике Иакова Вергомиты, л. 59, в Хронографе Иоанна Навклира, л. 16372. Дело теперь в том только, что такое предание было, а потому могло быть и употреблено в Церковном стихе, по смыслу предания, а не так, как толкуют челобитчики.

19) «Тако же и во многосложном своем послании Герман Патриарх пишет сице на лист. 2: яко честный и животворящий Крест от трех древ, кипариса и певга и кедра, в тридневную смерть Господа Иисуса соделан бысть.»

В том же разум говорит о древах Креста и Патриарх Герман. Возьмите книгу, при Патриархе Филарете изданную, называемую Соборник73. Там, впрочем ее во многосложном свитке, который и писан не Германом, но в слове Германа на первую неделю поста, на листе 2-м, а по общему счету Соборника 314-м, пишется не совсем так, как выставлено в Челобитной, но вот как: «Крест, аще и Божественныя силы оружие есть победоносно на диавола и на вся того сопротивныя силы есть, похвалам же похвала вышний всех, но убо от бездушных же есть устроен, кипариса убо глаголю, и певга и кедра. И не се токмо, но и руками беззаконных древоделанным орудием в тридневную смерть Господа Иисуса соделан бысть.» В словах Св. Германа о тридневной смерти Господа говорится отдельно, без отношения к древам, не так, чтобы они были предзнаменованием тридневной смерти. О таком преобразовании ни Св. Иасаия, ни Отцы Церкви никогда нигде не упоминали. Что же касается до вида самого Креста, то Св. Герман не об осми концах разумеет оный, а о четырех собственно, как ясно видно из следующих слов его там же на листе 4-м: «Яко же Отец в Сыне и Сын в Отце, тако и образ в Кресте и Крест в образе. Сие же Моисей Боговидец, егда чувственного Амалика победи, крестообразно на горе руце простер. Крест собою яко во образе вообразив (изобразив), сиречь Иисуса в Кресте ради нашея плоти и Крест во Иисусе». В изъяснение сего можно присовокупить следующие слова из старообрядческой книги о Вере.74 «Человек по образу Креста сотворен; егда бо руце распрострет, то яве Креста образ покажет.» (Гл. 9, л. 67). Какой же это Крест? Не четыреконечный ли?

20) «По сих же и Преподобный Григорий, Синаит в Воскресном и дневном Каноне творения своего во многих местах воспоминает точно о истинном тричастном (трисоставном) Кресте Господни и пишет сице: Кресте трисоставне и трисвятне! Кресте треблаженный! Треобоюдный мечю, древо трелюбезное, и знамение непостижимыя Троицы, Крест трисоставный, Троицы бо носить трисоставныя образ.»

В том самом Каноне, из которого выставлены здесь слова, в разных стихах пишет Преподобный Григорий и иначе.75 Напр. в 1-й песни в ст. 2: «Крест всечестный, четвероконечная сила» и проч.; в 4-й песни в ст. 2: «Твоя высота живоносно Кресте воздушнаго Князя биет, и глубина вся бездны закаляет змия, широту паки воображает, низлагая мирскаго Князя крепостию Твоею; в 8-й в ст. 2: «Высото Божественная, глубино неизглаголанная, Христово ты еси знамение, Кресте пребогате, и широта безмерная и знамение непостижимыя Троицы жизноносче». Что же посему значат слова, в 8-й песни в ст. 4: «Крест трисоставный, честное древо, Троицы бо носит Тривностасныя образ?» Не то, чтобы три древа, яко бы в Кресте Христовом употребленныя, были знамением Св. Троицы; ибо ни Св. Писание, ни Отцы Церкви нигде не упоминают о таком знаменовании трех древ, и самым делом тех трех древ в Кресте не было, как мы выше видели (см. ст. 17); ни мало нигде не изъясняет в Каноне таким образом троичности в Кресте сам Григорий Синаит. Притом и Крест из трех древ не был бы, как мы уже заметили выше, осмиконечный, а только шестиконечный. Не значат слова Григориевы и того, чтоб три состава или склада древ Креста были образом Троицы Триипостасныя; ибо для трех составов нужны уже не три дерева, а четыре, чтоб противоречило бы пророчеству Исаиину по понятию челобитчиков. В чем же «трисоставность Креста, знамение Троицы Триипостасныя»? В том, в чем указывает ее сам преподобный Григорий в приведенных выше стихах из 4-й и 8-й песни, т. е. в высоте, глубине и широте, как осязаемо видно то всякому при изображении на себе крестного знамения во имя Отца и Сына и Св. Духа. При сем действии, как виде Креста представляется в четыреконечен, в высоте, глубине и широте, так и в складе трех перстов руки образ Триипостасного (в старых книгах: «Трисоставного»).76 Божества. Книга о Вере (в гл. 9, л. 67) говорит: «высота и глубина и широта и долгота образ Креста содержит. (ниже л. 69) Св. Апостол Павел пишет: да возможете разумети со всеми Святыми, что широта и долгота и глубина и высота? (Еф. 3:18. Зач. 223). Все учители свидетельствуют; яко о Кресте сие написано есть».77 Итак Крест, по свидетельству Преподобного Григория Синаита, не есть Крест из трех древ сотворенный, ни осмиконечный, как и ясно он называет его «четыреконечною силою», (Пн. 1, ст. 2).

21) «Такожде, Государь, и вси Святыи пишут и почитают той истинный тричастный Крест Христов, а не Крыж двучастный. О нем же никто же от Святых воспомянул ни во едином слове, еже бы предпочтену быти ему, паче истинного Креста Господня.»

Если такожде: то и из сказанного доселе уже довольно видно, что нет для Челобитной никакой опоры в словах всех Святых на то, чтобы не истинный был Крест Христов, называемый ею двочастный. Не слишком ли, впрочем, мною принимает на себя Челобитная, когда решительно говорит, что яко бы все Святые так пишут о Кресте, и что о двучастном никто же воспомянул ни в едином слове? Мы укажем только на некоторых из Святых. Напр. Св. Афанасий Великий пишет:78

«Крестному образу, от двою древу слагаему, покланяемся, иже на четыре страны разделяется.» (Вопр. 41-й). Подобным образом говорит Преподобный Никон Черногорец:79 «Крестный образ написуется от прямого начертания и прекаго». (Слово 8). Книга о Вере в главе 9-й, нарочитой о Кресте, множество представляет подобных сим свидетельств, и ни в одном из свидетельств ея не видно, чтобы напротив упомянул кто-нибудь из Святых о Кресте тричастном; все упоминают только о двучастном. Прочитайте 9-ю главу о Вере со вниманием.80 Мы не распространяемся здесь в исчислении таких доказательств, предоставляя себе говорить о том несколько ниже по ряду сказании Челобитной. Между тем обратим внимание на самый опыт вещей, которые для всякого видное и гораздо проще изысканий книжных. Осмотримся в одном только Соловецком Монастыре.

1) Там в Соборной Церкви в ковчеге на налое хранится между прочими святынями, напр. ковчежцами с частями святых Мощей, два наперсных древних Креста; а те Кресты видом четыреконечные, с изображениями на них крестов осмиконечных.81

2) В часовне Преподобного Германа есть каменный Крест, который находился в келье Преподобного Савватия Чудотворца; а крест тот и сам четыреконечный, и изображение имеет изсеченное четыреконечное же, в том точно виде, как изображается Крест ныне на просфорах. На обратной стороне сего Креста находится надпись следующая: «лета 7064 (1556), взысканием и потружением Игумена Филиппа».

3) В ризнице находятся две ризы, одна – Преподобного Зосимы Чудотворца, другая – Святителя Филиппа Митрополита, бывшего здесь Игумена: а на тех ризах Кресты четыреконечные. Такие же Кресты на ризах, омофорах и епитрахилях находятся у Святых на всех древних иконах.

4) В ризнице хранятся серебряные кадилы, в том числе устроенное при Игумене Иакове, бывшем вскоре после Преподобного Зосимы, и при Св. Филиппе Игумене, бывшем потом Митрополите; а на кадилах сих Кресты осмиконечные и есть в цепочках четыреконечные.

5) В библиотеке82 есть Харатейный Служебник, писанный в Афонской горе в 7040 (1532) году Доместиком Варлаамом; а в нем на заглавных листах статей, украшенных рисунками, изображены Кресты четыреконечные, и в двух местах в чине Литургии Св. Василия Великого и Преждеосвященных из слов молитвы , «повнегда потребити Святая» читаемой, составлены в письме Кресты, также похожие на четыреконечные, а не на осмиконечные.

6) Там же в библиотеке находится книга Стоглав, писанная, как заметил член Археографической Экспедиции, Г. Бередников, во время самое близкое к Стоглавному Собору. В той книге в вопросе 8-м пишется, что пред тем самым временем, как состоялся Собор Стоглавный, водружен был Крест на Успенской в Москве Соборной Церкви вновь, «яко же есть в Церквах воздвизальный, им же благословляют.» А за сими словами сказано далее: «и о том рассудите и уложити, которым образом впредь ставити Кресты на Церквах, и о тех Крестах, которые стоят на Церквах, достоит рассудити». Ответ Собора в разрешение состоял в том, чтоб Крестам быть на Церквах, какие где поставлены, равно как и поставленный вновь Царем Иваном Васильевичем на Успенской Соборной Церкви Крест был бы так, как есть; притом подобные ему кресты и впредь поставлялись бы на Церквах. Далее присовокуплено, чтобы только устрояемы были Кресты без излишнего украшения и прочные, в предосторожность от бурь. Из всего рассуждения Собора видно, что Кресты на Церквах дотоле были в Москве все, четыреконечные, с подделываемыми иногда на концах маленькими многими Крестами такими же. Вообще же Стоглав никакого различия между Крестом двучастным и тречастным не находил и не поставил. Читайте самую книгу.83

Вот мы, кажется, с основательностию можем сказать теперь, что все, по крайней мере Соловецкие, древние Св. Отцы самым делом почитали и двочастный или четыреконечный Крест. Нельзя сказать, как сказано в Челобитной, чтобы они воспомянули где-нибудь «еже бы предпочтену быти сему Кресту паче истинного Креста Господня», потому что Крест Господень только один и есть истинный, осмиконечный ли он ясно, или четыреконечный с титлою и подножием, всегда при нем предполагаемыми. И все вообще древние Св. Отцы Российской Церкви почитали за истинный Крест Господень – Крест двучастный, напрасно называемый вновь теперь в Челобитной «Латинским». В библиотеке Соловецкой есть печатная книга84, Требник, в котором, между прочим, содержится Соборное Изложение Патриарха Филарета: в Изложении сем с подробностию исчислены все неправости Латинской Церкви: но о неправости тамошнего Креста не только ничего не сказано, а напротив еще ясно признается он и именуется Крестом Господним (л. 241, ст. 24).

Соловецкая Челобитная в жалобе своей о предпочтении Креста двочастного, составленного из трех древ, разумеет, конечно, как заметили мы выше, только предпочтение его на просфорах, где, точно, положено изображать именно двучастный, а не из трех древ, или вернее, из четырех сотворенный. Так писал в первой своей Челобитной Никита, бывший поп, началовождь челобитчиков. С того начался в Москве весь раздор против книжного исправления. И надобно сказать, – без всякого унижения Кресту осмиконечному, так как Крест Господень один, – что на просфорах предпочтен ему четыреконечный, притом отнюдь не при исправлении наших Служебников, но из глубокой древности с самым составлением Богослужебных книг. Впрочем, ни в одном старом Служебнике и ни в какой старой книге не написано прямо, какому Кресту быть на просфорах, четыреконечному ли или осмиконечному. Велось обычаем. Не знаем, был ли то повсеместный в России обычай, какой был пред исправлением книг в Москве; что печать была на просфорах из осмиконечного Креста. А в новоисправных книгах, точно, показано, что Крест на них должен быть четыреконечный. Такой содержала всегда Греческая Церковь: такой должен быть и по старым нашим Церковным книгам. Возьмите какой-нибудь угодно старонаречный Служебник, которых в Соловецкой библиотеке бездна85; во всех их пишется относительно Креста, в Священнодействии над Агнцем употребляемого, следующее: а) в совершении Проскомидии: «приемлет Иерей в левой убо руце просфору, в десной же святое копие, и знаменает с ним трижды верх просфоры крестообразно, глаголя сице: воспоминание творим великого Господа Бога» и проч.; б) по изъятии Агнца: «и режет Иерей крестообразно, глаголя сице: жрется Агнец Божий» и проч.; в) пред причащением в конце Литургии: «Иерей же, разделив святый хлеб на четыре части, полагает их на святом дискосе крестообразно». Очевидно, что как знаменание копием, так и заклание, и раздробление, и положение святого Агнца на дискосе быть должно Крестом не иным, как только четыреконечным, каким благословляет Иерей; следственно такому Кресту должно быть в соответствие и отпечатано на просфоре, как бы чертам Священнического знамения, заклания и раздробления, – что, конечно, важнее положения печати просфирнею, какого бы вида печать ни была. Не печать, просфирнею наложенная, священнодействует хлеб в Тело Христово, но слово Божие, молитвы и благословение Иерейское, не иначе, как двучастным крестным знамением совершаемое. И на Литургии бывает несколько просфор с одинаковою печатью; но одной только просфоры и одна только та часть просфоры прелагается в Тело Христово, над которою совершено священническое тайнодействие. Представьте себе при сем, что когда из самого Тела Иисуса Христа под видом хлеба, по разложении его на дискосе, как сейчас упомянуто выше под буквою в), составляется Крест двучастный, не иный; то отвергать ли такой Крест пред Крестом, из трех древ сотворенным? Сей четыреконечный Крест изображает теперь действенно то самое, как сказал Св. Герман Патриарх (ст 19), что «Крест во Иисусе Иисуса в кресте почитаем», или как сказала книга о Вере, что «человек по образу Креста сотворен; егда бо руце распрострет, то яве Креста образ покажет». (Гл. 9, лист 67) . Когда крестообразным разложением святого Агнца на дискосе тайнодейственно изображается распятие Агнца Божия; то, поистине распростертие действительного тела на Кресте не иное быть может как в двух протяжениях всего тела от главы до ног по древу прямому и рук по прекому. Титла и подножие становятся при сем уже только принадлежностями Креста: он составляется существенно из четыреконечия и из двучастия. Всему же сказанному теперь о виде и силе, или значении Креста свидетельством служит венец Спасителя, на святых иконах обыкновенно изображаемый. В венце буквы own обыкновенно ставятся между линиями, кои очевидно делают Крест около главы Спасителя. Крест четыреконечный, и таким образом говорится самым делом, что сказано выше: «Крест во Иисусе и Иисуса в Кресте почитаем.»

22) «А Прародители твои, Государь, Благоверные Цари и Великие Князи в Русской земли Крыжем чести отнюдь не воздавали же.»

«Крыжем», т. е. таким крестам, кои, собственно, назывались таким именем, – это правда, как увидим ниже. Если же Челобитная разумеет под именем крыжей не иное что, как четыреконечные Кресты, то – сущая неправда. Предки Государя Царя Алексея Михайловича украшали себя именно четыреконечными Крестами. На коронах, начиная с Мономаховой, присланной из Греции, у Царей и Великих Князей наших Кресты (по свидетельству Патриарха Иоакима)86 были всегда не иные, как четыреконечные, никогда впрочем не называвшиеся Крыжами. Такие же Кресты носимы были Царями и на персях поверх далматиков. Не иные, как четыреконечные Кресты были и на скипетрах Царских, и на державах. Такие же Кресты были и на Патриарших митрах, и на персях Архиереев. Древние украшения или знаки сана Царей наших и Патриархов можно видеть в Москве в местах хранения их.

23) «Яко же во Истории пишет: (еже бысть от создания мира в лето 6981) егда прииде из Царя града Царевна София в Царствующий град Москву, к Великому Князю Иоанну Васильевичу, с нею же пришел из Рима от Папы посол Антоний Ляготос, и нес пред Собою Крыж. Великий же Князь и Преосвященный Филипп, Митрополит Московский и всея России, и весь Собор освященный и Царский Синклит, и все московские народы с тем Крыжем ни близ Царствующего града Москвы приити не подпустили сего ради, яко да не будет нам Православным Латинская Вера почитаема. Понеже бо писано есть: яко возлюбив и похвалив чужую Веру, той своей поругался есть.»

Вот единственный только случай, при котором Крест двучастный назван не по-Русски – Крестом, а по-Польски Крыжем, и назван, впрочем, не в Церковной книге, а в Гражданской Истории, притом и без всякой укоризны для Креста двучастного, какую в слове Крыж находят ныне старообрядцы. Ибо Крыж, по-Польски, значит то же, что у нас слово Крест; и какая же в том укоризна Кресту, что он на разных языках называется разным образом, каждому языку свойственным? В настоящем случае и следовало назвать Крест, пред Послом Папским предносимый, не иначе, как Крыжем. Мы видели уже выше, что обыкновенный четыреконечный Крест Церкви Латинской Православная Церковь всегда почитала и называла, наравне, как и свой, Крестом Господним: но этот Крест, который приносим был пред Легатом, был Крест не осеняльный обыкновенный, а нарочито устрояемый для выходов (процессий) Архиереев Католических, на таком же древке, в каком виде устрояется и жезл Архиереев. Он и носится подобно жезлу. А как у нас устрояемых таким образом Крестов нет; то Русские и не могли иначе наименовать клейнод Католического Архиерея, как на языке не-Русском. Впрочем, хотя и не позволено было Папскому Послу войти в Москву с Крыжем; но это произошло отнюдь не из пренебрежения к такому Кресту (мы видели уже, как святые папы предки разумели двучастный Крест), а из осторожности, чтобы дозволением торжественного,

с знамениями власти, вшествия в столицу иноземному Первосвященнику не предоставить издишней почести Папскому престолу, всегда стремившемуся распространить власть свою и над Российскою Церковью. Великие Князья и Святители наши обыкновенно остерегались Католической Церкви, которая между тем обыкновенно хотела везде показывать вселенское достоинство Папы, не только непризнаваемое Константинопольским Патриаршим престолом, коего Екзархатом была Митрополия Всероссийская, но и отсеченное от молитвенного нашего общения. По сему-то Преосвященный Митрополит Филипп и не мог иначе ни поступить, ни рассуждать о торжественном принятии в Москву Папского Посла, со знаками его сана, как таким образом, каким образом говорил он. Ни один Патриарх и из единоверных не может входить в Патриархию другого со властью или со славою, равно как и Епископ в Епископию другого, или Настоятель в Обитель чужую. Дело и там было также совсем не о виде Креста, а о вхождении с ним со славою. Подобный случай встретился у нас. Когда Патриарх Никон пришел на Московский Собор к суду, над ним производившемуся, и пришел с предносимым пред Патриархом в ходах Крестом осеняльным, подобно тому, как это делается при входе каждого Архиерея в Церковь; то Собор, считая такую почесть уже неуместною для подсудимого, велел отобрать Крест, и впредь ему так не являться. Следует ли однако же из сего, что Русские не уважали теперь Русского Креста?

Примечание. Мы уже не говорим теперь о том, что Челобитная неправильно сказывает, будто бы Царевна шла из Царяграда, и будто бы Посол не был допущен до Москвы и проч. Шествие было из Рима, и Посол был допущен не только в Москву, только просто, без славы, но и был в Успенском Соборе при совершении брака Царя с Царевною, как можно видеть в том же самом Хронографе, из которого взята вышеписанная история. Сказание о сем находится в книге, имеющейся в Соловецкой библиотеке.

24) «Також, Государь, и вселенский Учитель Иоанн Златоустый (в Воскресном толковом Евангелии в неделю 3-ю Святого поста) той Латинский Крыж за истинный Крест Христов не почитает же, но образ и сень быти его нарицает.»

Посмотрите означенные слова Св. Златоуста в книге старинной Соловецкой87. Там ни слова нет о Крыже Латинском, и не может быть. Во времена Св. Златоуста и не было еще никакого разделения между Церковью Восточною и Латинскою; оно случилось спустя около 400 лет после Златоуста. Вот что только написано в Слове Св. Златоуста на 3-ю неделю Великого поста: «Прообразуя и предписуя Божественный Моисей животворящего и Божественного Креста, жезлом Чермное море пресече. – Аще же жезлом он, образ только и сень Креста начертая, таковым и толиким чудесем бысть делатель. Что убо есть еже не имать содеяти и сотворити той самый и честный и Божественный животворящий Крест.

Не знаменно бо ныне и разумно преображаем и проначертываем есть. Самовидением же видим, и нами покланяем и почитаем самый той животворящий Крест». Кто же из слов Св. Златоуста не видел бы, что Крест из двух протяжений, прямого и прекаго, считает он самым тем истинным и животворящим Крестом, который Христиане почитают Господним? Образом и сению называется такой Крест в том только разум, что был он еще прежде, поколи самою вещию стал быть, по распятии Христовом, силою Божьею. Свидетельство Св. Златоуста говорит, как и прочия приведенныя выше, против Челобитной.

25) «Аще ли Государь, крыж, все Божественное Писание свидетельствует, яко образ и сень Креста, а не самый истинный и животворящий Крест Господень. То кая потреба ныне нам оставя истину, и паки тую законную сень гонити, и Латинская мудрствовати еже крыж почитати, а истинный Крест Христов презирати? а еще бы, по Апостолу, первый закон непорочен был, не бы второму искалося место.»

В Божественном Писании, т. е. в Библии, нигде нет и слова: Крыж. Справьтесь по Симфониам. Нет сего слова и ни в одной Церковной или отеческой старой книге. Где же взяла Челобитная такое понятие о нем всего Божественного Писания? Она составила его сама от себя, – и, увы! сколь противно всему Божественному Писанию! Писание обширно и глубоко: обратитесь к видимой действенности его на самом опыте. Не станем повторять того, что выше уже сказано о вещественных Крестах четыреконечных, которые имели и почитали Святые Отцы, – скажем здесь только – Соловецкие; упомянем о том в особенности, оставя ли истину, снова гонялися за сению законною божественные наши Богослужебные древние книги, по коим службу Богу отправляли все Святые, когда во всех их при священнодействиях по новому Завету Господа нашего, с упразднением сени законной, употребляется Крест не иной, как четыреконечный? Пересмотрите все старые Требники и Служебники в Соловецкой библиотеке, которых там множество88, и вы увидите в них, равно как видите и на деле в Церкви, что освящается ли вода для просвещения людей святым Крещением, – освящается рукоблагословением Священника, четыреконечно совершаемым; возлагается ли на крещаемого печать дара Духа Святаго в Миропомазании, – Крест святым миром на челе, устах, персях и всех членах печатается не иный как четыреконечный; совершается ли Божественная Евхаристия, – не иным Крестом совершается она, как тем же Крестом, составляющимся, как выше сказали мы, даже из самого Тела Господня; преподается ли благословение Божие в честном Браке, – четыреконечным рукоблагословением преподается оно; объявляется ли прощение грехов в Покаянии, – с таким благословением объявляется оно; сообщается ли немощным крепость душевная и телесная в Молитвоелеевании, – помазание делается Крестом двучастным; устрояется ли самый Служитель Веры для всех священнодействий,– устрояется крестообразным рукоположением и благословением. Словом, знаменает ли кто из Христиан лице свое Крестом, – не иным, как четыреконечным. Не так ли крестились и те люди, которые сочиняли Челобитную, если хотя раз кто-нибудь из них изображал на себе крестное знамение с понятием? Не так ли крестятся рукою доныне все мнимые старообрядцы, хотя и презирают Крест четыреконечный? Если все это сень только законная, а не самая истина во Христе; то не откажемся сказать им собственными словами Челобитной: «Кая потреба ныне вам оставя истину и паки тую законную сень гонити и Латинская мудрствовати?» – А слово Апостольское, приводимое в Челобитной, совершенно истинно, что «аще бы, по Апостолу, первый закон непорочен был, не бы второму искалось место».

Примечание. Пусть заметят при сем мнимые старообрядцы нашего времени, что во всех их нынешних рукописных книгах пишется и ими называется двучастный Крест – страшно говорить!– печатию антихристовою, тогда как первые ревнители мнимой старины, при всей своей дерзости, не говорили о нем и не писали таким образом. Укоризненнее того, что он сень Креста и Крыж Латинский ничего ими не сказано. Сколько посему отступлено ныне в старообрядстве и от первоначальных его ревнителей!

26) «Да в тех же, Государь, в новых книгах напечатано по того же Дамаскинову преданию (и по диавольскому учению) велено нам креститеся щепотью, тремя персты.»

Доказательство на порчу книг чрез перепечатание опять из новой книги Скрижали! Пусть так, Слово Дамаскиново есть в Скрижали; а дьявольское учение откуда и из какой книги сюда взято Челобитною? И можно ль сказать по самой малой совести, при самом малом уме, чтобы диавол учил креститься и слагать персты в образ Св. Троицы, по слову Феодоритову? «Идеже будет знамение Христово, сиречь Крест, ту и Христос есть. Противник наш диавол, видя Крест Христов и знамение Его, отбегает. Аще убо знаменавше лице свое, абие отскочит лукавая сила. Аще ли не знаменаешися, от врат абие оружие повергл еси. Та же нага и не вооружена тя поим диавол, тмами обложит лютыми». Такие свидетельства Св. Иоанна Дамаскина, Кирилла Иерусалимского и Иоанна Златоустого приводит Иосифовская книга о Вере в гл. 9, лист 7389. Что крестное знамение состоит, собственно, не в перстах, а в крестообразном осенении рукою чела, персей и рамен, о том ясно пишет книга о Вере в целой 9-й главе. Напр., приводя слова Божии из пророчества Исаина: и оставлю на них знамение, книга говорит: «Все Святые единомысленно о Кресте сие разумеют. И в сем знамении глаголют Святии, велия тайна Святыя неразделимыя Троицы Отца и Сына и Святаго Духа повторяется». Вот здесь видно вместе и то, что для крестного знамения нужно употребление трех перстов, а не двух.

Обратимся к Дамаскину. Мог ли Иподиакон дать в ХѴ-м столетии после Р.Х. предание о сложении перстов для крестного знамения, которое употребляется во всей Вселенской Церкви с самого начала Христианства? Дамаскин упомянул только в Слове своем, как о вещи всем известной, свято везде хранимой, о знамении крестном треми персты, говоря о том, собственно, чтобы изображать оное на себе Христианам с благоговением90 (лист 713). В Скрижали сказано и о предании относительно треперстного сложения; но оно не относится к Иподиакону Дамаскину. Там сказано, что говорили о предании крестного перстосложения Вселенские Патриархи Греческие, которые говорили и писали от лица всей Церкви Восточной, не от себя. «Предание прияхом, говорили они, с начала Веры от Св. Апостол и Св. Отец и святых седми Вселенских Соборов творите знамение честного Креста с треми первыми персты десныя руки, и кто от Христиан Православных не творит Крест тако по преданию Восточныя Церкви, еже держа с начала Веры даже до днесь, есть еретик и подражатель Арменов» и проч. (Скриж. лист 1, 2 и после 755). В Скрижали упомянуто, что то же самое предание хранилось и у нас в России из веков в простом народе, между которым не было еще известно сказание о Кресте Феодоритово. (См. лист 2 и 3-й). Может ли же такое всеобщее предание, и о таком священном предмете, считаться Дамаскиновым или еще и диавольским учением? Называть такое предание диавольским ученьем–прямая хула на Духа Святаго, – грех, по слову Господа, не отпущаемый ни в сей век, ни в будущий, (Мк. 3:29,30. Зач. 14). Не мало дерзко также называть совокупление для Креста трех перстов в образ Святыя Троицы площадным словом «щепотью». Во всех старонаречных Служебниках (см. ст. 21) в чине Божественной Литургии в том месте91, где говорится о Причащении священническом, написано, что «Иерей берет святый Агнец треми персты». О щипании ли слово там? Чем же три первые персты порочны в сложении для крестного знамения, когда ими именно, а не другими вольно прикасаться к Телу Владычню? Напоминанием в сем случае о трех именно первых перстах, без сомнения, внушается то, чтобы исполнять описываемое там священное действие с благоговением, наилучшею частию руки.

27) «А яже мы из начала прияхом по Апостольскому и Святых Отец преданию, и по свидетельству Преподобного Петра Дамаскина и Святого Феодорита и блаженного Максима Грека, и по Соборному уложению Макария Митрополита Московского и всия России, и всего освященного Собора (двумя персты якоже Христос) тыя новыя веры учители двумя персты креститеся возбраняют, а некрестящихся щепотью (тремя персты) проклинают. И тем они точию всуе себе труждают, и грех на свою голову собирают, понеже бо писано есть: Аще Святитель проклинает не по воле Божией, сиречь, не по Священным правилом, не последует им Божий суд: а покаряющиися аще и проклинаемы от них, но от Бога великим хвалам сподобятся, и достойны суть. А иже при Благоверном Царе и Великом Князь Иоанне Васильевиче всея России и Преосвященном Макарии Митрополите по Апостольскому преданию на освященном своем Соборе уложили: «аще кто не крестится двумя персты, якоже Христос, да будет проклят» и вечному проклятию предали: и они тому Царскому уложению и освященному Собору, паче же Христову и Апостольскому преданию не повинуются, да и нам такожде повиноватися не велят, и полагают то Соборное проклятие ни за что. И тем своим неповиновением учинили себе под вечным проклятием, да и нас грешных ведут ныне с собою под тое же проклятие.»

«А яже мы», т. е. Соловецкие челобитчики? Кому же верить? Кому лучше знать истину предания Восточной Греческой Церкви? Правительству ли Церкви верховному, которому Словом Божиим предоставлено право править слово истины (2Т. 2:2, 15), или челобитчикам, монастырянам, на краю северного света живущим, даже Иеромонахов не имеющим в обществе своем92? Челобитчики сами шлются в Челобитной на Греков же: на Петра Дамаскина, на Максима, на Блаженного Феодорита и, наконец уже, на свой Русский Стоглавный Собор. Но знать надобно, что Петр Дамаскин был простой также монах, и жил уже в одиннадцатом столетии после Р. X. А книги его поступили в Соловецкий Монастырь не раньше 17-го столетия, после первого перевода их на язык Славянский93. Максим, монах также, жил уже в 16-м столетии. Стоглавный Собор был еще после и Максима, в 1551 году, и сам должен был узнавать, и узнавал от Греческих писателей истинное восточное предание о Кресте. Древен только Феодорит, живший в 5-м веке. Но всех их древнее обычай, общее Церковное предание: оно было с самого начала Христианства. «Из сохраненных в Церкви догматов и проповеданий, – пишет Св. Василий Великий94 в 4-м веке, –некоторые имеем мы от письменного наставления, а некоторые прияли от Апостольского предания по преемству в тайне. Напр. прежде всего упомяну о первом и самом общем, чтобы уповающие на имя Господа нашего Иисуса Христа знаменались образом Креста, – кто учил сему Писанием?»

Пусть так в Соловках жители увидели в новоизданных при Патриархе Никоне книгах предание о Крестном перстосложении не такое, какое они доселе имели в употреблении и видели уже в изданных пред тем самым временем при Патриархе Иосифе Церковных книгах, новых, напр. в Предисловии к Псалтыри Московской печати, в книге о Вере, или даже Якобы в писаниях Петра Дамаскина, Максима Грека, Феодорита и Стоглава: по меньшей мере оставалось бы им разобрать и удостовериться, которое из двух предание верное? Не довольно было удостоверения по Стоглаву; он сам основывался в сказании о Кресте на свидетельстве Мелетия Антиохийского и Феодорита (см. в Стоглаве95 статью о крестном знамении 31). Нельзя было опираться прямо ни на Петра Дамаскина, ни на Максима Грека; они не были приняты за свидетелей на Стоглавном Соборе, следственно опираться на их свидетельства значило бы разногласить со Стоглавом. О Мелетии, упоминаемом в Стоглаве, не шлется в свое оправдание и Челобитная, и не шлется, как увидим, по убеждению справедливому. Оставалось челобитчикам разобрать дело главным образом по Феодориту, и совершенно удостовериться по прежним спискам книг, так ли в них писано о Кресте у Петра Дамаскина, Максима Грека и в Стоглаве, как напечатано в некоторых Иосифовских книгах? Как же поступить? Надлежало пересмотреть в Соловецкой библиотеке, нет ли там слова Феодоритова в старых списках, также сказаний Св. Мелетия, Дамаскина, Максима Грека и Стоглава о Кресте, и как именно писалось там исстари? Таким образом, казалось, дело и начато было. Старообрядческая «История об отцах и страдальцах Соловецких» сказывает, что, когда новоисправленные при Патриархе Никоне книги пришли в Соловки, в Соловках уже были люди с готовностью не принимать их и отослать назад. Удержал тогдашний Архимандрит Илия, и по его, будто бы, совету, книги отданы знающим людям для рассмотрения и соображения. Архимандрит, конечно, думал, что смущающиеся сами увидят в старых книгах нужное для себя удостоверение. Известно, как пошло самое дело после (ст. 2). Главный предмет быль перстосложение крестное, которое внесено было в иосифовские книги, за что и был в Соловках в заключении Князь Львов. Сим то предметом, т. е. перстосложением, в особенности и занялись. С таким-то намерением, как ясно видно, и составился Сборник под № 897, о котором упоминали мы в ст. 2, как об одном из источников Соловецкой Челобитной. В него столь тщательно собрано все, что могло быть известным для собирателя о Кресте, что не оставлено даже Предисловие к Славянской Грамматике, печатанной в Киеве 7103 (1595) года. Настоящая 27 статья о Кресте есть извлечение из того Сборника, как свидетельствуют некоторые выражения, оттуда выписанные, напр.: «аще Святитель проклинает не по воле Божией» и проч. Почему мы прежде всего обратим внимание на упоминаемый Сборник.

Содержание его известно уже из 2-й статьи. Замечательно, что не все из него внесено в статью Челобитной о крестном знамении, а иное и опущено. Не писано а) о Св. Мелетии, б) о книге Кормчей, в) о Никоне Черногорце, г) Арсении Суханове и д) письме Святогорских старцев. Мы не оставим сказать и о том, почему челобитчики не поместили у себя таких сказании. Сперва о том, что поместили они.

1) Слова Петра Дамаскина: «два перста и едина рука» находятся в Сборнике; но речение два, упомянутое в выписке до трех раз, написано везде по подчищенному, другою рукою и другими чернилами. Следственно в самых списках Петра Дамаскина было, видно, не так. Впрочем, такие слова «два перста и едина рука» и проч., хотя бы они и были так, в пользу двуперстного знамения ничего ясного не говорят, так как не известно, о которых двух перстах речь здесь, о 2-м ли и 3-м, кои протягиваются по-старообрядчески, или о 4-м и 5-м, кои по-Православному пригибаются к руке? Последнее ближе к сказанию вместе – и об одной руке.96

2) В Сборнике находятся, мопеду прочим, следующие слова Максима Грека: «Совокуплением бо трех перстов, спречь пальца, и еже от среднего и малого тайну проповедуем Богоначальных трех Ипостасей». Но речения: «и еже от, и малого» написаны по подчищенному весьма много, и другою рукою, и другими чернилами. Творения Максима вообще были переписываемы и потом печатаны теми же самыми людьми, которые изменяли и Церковные книги: следственно могли быть испорчены так же, как и последние.

3) Из Стоглава в Сборнике выписано о перстах так: «Также бы Священные Протопопы и Священницы и Диаконы на себя воображали крестное знамение Креста образно и по чину, и благословляли бы Протопопы и Священники, Православных Христиан Креста образно же яко же предаша Святые Отцы. Так же бы и детей своих и всех Православных Христиан, поучали и наказывали, чтобы себя, огражали крестным знамением по чину и знаменалися крестообразно. И правую бы руку, сиречь десницу, уставливали ко крестному воображению. Большой палец да два нижние перста97 во едино совокупив. А верхний перст, со средним совокупив простерт, и мало средний нагнув, тако благословити Святителем и на себя крестное знамение возлагати рукою двема персты, яко же предаша Святии Отцы воображати крестное знамение. Первое возлагати на чело, таже на перси, сиречь на сердце: и потом на правое плечо, таже на левое. То есть истинное воображение крестного знамения. Такоже подобает и всем Православным Християном руку уставливати, двема98 персты крестное знамение, на лицы своем воображати и поклонятися яко же предрехом, аще ли кто двема персты не благославляет, яко же и Христос: или не воображает двема99 персты крестного знамения, да будет проклят Святые Отцы рекоша».

Речения, подчеркнутые здесь двема везде написаны по подчищенному, другою рукою и другими чернилами. При сем надобно вообще сказать, что в Сборнике нашем нигде нет почисток и поправок, кроме тех мест, где пишется о перстах для Креста. Не оставлено без того и Предисловие упомянутой выше Грамматики. В таких местах поправки сделаны инде без нужды, даже не кстати. Если же из правила Стоглава устранить поправки, то было бы видно, что благословлять велено двумя перстами, как и ныне делается, а креститься тремя. И слово в Стоглаве главным образом не о перстах, а об истовом или точном изображении на себе образа Креста.

4) Слово Феодоритово не раз прописано в Сборнике. В первый раз так: «В Слове Блаженного Феодорита како подобает человекови творити Крест. Тако подобает благословляти каждому и творити же Крест во образ Святые Троицы Бога Отца Бога Сына Бога Духа Святого, не три Бози, но един Бог втрилицы именуем едино же есть Божество. Отец не рожден ниже создан. Дух Святой ниже рожден даже создан но исходай, три в Божестве едина сила, едина слава, едино поклоняние от всего естества ангельского и человеческого, сие знаменует соединение перстов трех. Два перста наклоним когда покланяемся яко да явим две естестве Христове, Божество якоже рече и человечество. Бог по Божеству и человек по человечеству и во едином и в другом совершен. Другой перст правицы нашея изобразует Христово Божество. Другий же третий изобразует человечества его, понеже сниде свыше яко да спасает нас нижних. Наклонение же перстов являет яко преклон небеса и сниде ради спасения нашего. При сих тако подобает творити Крест и благословляти якоже нас, научиша и положиша нам закон Божественные Отцы. И кто не знаменуется двума пальцы яко и Христос, да будет проклят. Благословити же и творити Крест двума персты вкупе же с великим первым и да наклоняет персты изображает яко преклон неба якоже и два свыше ими же благословляет, акиже изображают Божество и человечество. Сих ради тако подобаеттворити человеку Крест и благословляти совокупляй сиречь два перста нишьшие с великим предним а два вышьшии100». Слово сие согласно с вышеозначенною выпискою из Стоглава, если устранить там поправки. Благословлять велено двумя перстами.

В другой раз Слово Феодоритово написано так: «Феодоритово, какося благословляти рукою и креститися. Три персты равно имети вкупе, великий, иже глаголется палец, да два последних101 исповедуется тайна по образу Троическому: Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святый: не три Бози, но един Бог в Троице, имены разделяется а Божество едино. Отец не рожден, ни создан: а Сын рожден от Отца, а не создан: а Дух Святый, ни рожден ни создан но исходен; трие во едином Божестве едина сила едина честь, едино поклонение от всея твари от Ангел и человек; тако тем трем перстом указ». Смотрите – «трем».

Далее половина страницы в четверть перечищена, потом некоторые слова и по подчищенному помараны чернилами и по местам соскоблены до дыр: потом вся сия полстраница была заклеена бумагой другого совсем вида; но когда-то наклейка снята.

При последнем списке Слова Феодоритова на поле помечено тою же рукою, которою писана и выписка: «Псал. Москов. друк. Москов. Кирил. Иерусал. слово о Кресте гл. 14. Книга новая о Вере». Вот основания! Т.е. те самые книги, о поверке которых идет дело, ставятся правилом поверки прежних списков!

На таких-то недобросовестных основаниях решились стать челобитчики за двоеперстие! Они должны были помнить напоминание Стоглавного Собора, чтобы в сверке книг держаться «добрых переводов», почему и должны были остерегаться, чтобы не попасть на недобрые; видно, были и недобрые: но они сами нарочито портили переводы на свой лад! Мы увидим ниже, какие имелись тогда в Соловках способы удостовериться более и более из старых книг о том, какое перстосложение, двуперстное или треперстное, древнее? Самая выписка, о которой речь теперь, свидетельствовала уже, что в книгах встретились челобитчики не так, как полагали, и потому вместо того, чтоб образумиться, они вздумали искажать выписку по-своему. Если же почистки и выправки или порчу их устранить: то и из выписки достаточно уже видно было, что перстосложение должно быть треперстное, а не двуперстное.

Теперь скажем о том, от чего Челобитная из Сборника не поместила в себе на свою сторону некоторых сказаний, о коих выше уже упомянуто было?

1) Выписка из книги Кормчей говорит о благословении Священническом, а не перстосложении для крестного знамения. Следственно было бы говорить из ней напрасно. Они и не говорили.

2) Сказание о Св. Мелетии Антиохийском таково, что оно наиболее и яснее доказывает треперстное, а не двуперстное крестосложение. Следственно выставлять такое сказание значило бы говорить против себя.

3) Разглагольствий Арсения Суханова с Греками о Кресте нельзя было включить сюда, потому что иначе надлежало бы сказывать, что все Греки крестятся и крестились всегда треперстно, а двуперстие отвергают. Тогда встал бы против двуперстия вселенский обычай Церкви Восточной! В самом «Хожении во Греки» упомянуто, что Греческий Патриарх спросил однажды Арсения Суханова: «так ли вы креститеся?», – и Арсении «сложа два102 перста руки своея, как писано в Кириловой книге» и пр.

4) Тем наименее можно было выставить послание Святогорских старцев, потому что оно прямо обличает двуперстие, как новость Русскую, и доказывает, что истинное, древнее, вселенское крестосложение перстов есть треперстное. Оно упоминает даже, что Греция никогда не знала Слова Блаженного Феодорита о Кресте, ни того сказания, которое о том же предмете приписывается Св. Мелетию, хотя в ней и явились все творения того и другого. В нем упоминается, что на Афоне сожжена была рукопись, в которой оказалось там слово о двуперстии, кем-то из Русских занесенное в Афон, и тот Русский монах, который держался по рукописи своей двуперстия, подвергнут проклятию Святогорских старцев, когда он не хотел отстать от двуперстия.

Сколько посему в одной выписке, которая нарочито сделана была в Соловках, о крестном перстосложении, челобитчики имели уже на виду убеждений в истине, если бы они искали дела, а не затей своих!

Присовокупим, однако ж, сколько еще и еще могло быть у них в руках удостоверений о том? Если бы они, подлинно, по любви и ревности к истине, захотели знать хотя об одном, главно, Феодорит, и обратились ко книгам Монастырской библиотеки; то оказалось бы, что в тамошней библиотеке список Феодоритова Слова не один, что разные списки разно и говорят, один с упоминанием, другие без упоминания о именовании перстов, что списки без прибавления о звании перстов – старинийшие, а с прибавлением о перстах – новейшие, и тогдашние новые Церковные книги, при Патриархе Иосифе печатанные, держатся новейших списков, т.е. с прибавлением, а не старых, без прибавления, и тем самым изменили предание о крестом перстосложении древнейшее, о котором напоминают Греческие Патриархи и Писатели в Скрижали.

В библиотеке Соловецкой есть рукописный большой Сборник в 4 долю листа103, с помещением, между прочим, и Кормчей. Книга писана, как сказано в ней самой, в Новгороде по распоряжению Игумена Досифея, ученика и преемника Преподобному Зосиме, и писана именно для вклада в Соловецкий Монастырь, следственно была она там исстари. В сей то книге, между прочим, помещено Слово Феодоритово о Кресте в следующем виде:

«Слово Святаго Феодорита како Благословити и креститися.

Сице благословити рукою и креститися рукою. Три персты равны имети вкупе по образу Троичьску... Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святый не трие суть Бозе но един Бог втроици, имены разделяется, а божество Едино, Отец не рожден, а Сын рожден. А Дух Святый ни рожден, ни создан но исходя. Трие во Едином Божестве, едина сила, едина честь Единопоклоняние. От всея твари от ангел и человек, тако тем трем престом. Указ а два преста имети наклонена. А не простерта, Атем указ тако: то образуют две Естестве Божество и человечество. Бог по Божеству. А человек повочеловечению. А в обоем с вершен, вышнииже прест образует Божество. А нижнии Человечество понеже сшед от вышних и Спасе нижния то съзбение прстоутолкует: преклони бо Небеса, и сниде нашего ради спасения тако Святыми Отци указано, и узаконено Емуже слава Отцу и Святому Духу и присно и во веки веков. Аминь.»

Там же в библиотеке104 есть рукописная книга в лист, большой также Сборник, в котором помещена частию и Кормчая: в этой книге прописано также сказание Феодоритово о Кресте, под названием: «Феодоритово, како подобает креститись». В нем написано все то же, что и в Досифеевом списке; но за тем уже сделано на конце следующее прибавление:

"И тисукесфрае и зете метадиоу лактиос. оскеохрито. на ести афори-менос. 105 иже кто не знаменуется двема прсты, яко же и Христос, да будет проклят. Фотираноа как знаменоватися крстаобразно: первый дебелый един от них к долнима двема прекланяется, и совокупляется горний с долними, два же врховнейшая. Одебелаго сима же знаменование Креста. Елика сшед от вышних согнути долняа, врвнейша же два. Бог. и человек да никтож не невероуи».

Третьего рода списки Слова Феодоритова о Кресте были там такие, которые прибавление или изъяснение о перстах писали уже не на конце, а в самом сказании Феодоритовом в ряду слов его. Последнего рода списки наиболее и были в руках челобитчиков.

Нужно было разобрать, которому из двух древних, упоминаемых выше, списков дать веру? В самом сказании они оба одинаковы; но вторый имеет в прибавок изъяснение перстов; а прибавков старая Вера не любит, о чем одном дело и в книжном нашем исправлении. Без прибавления, какое сделано к слову Феодоритову, очевидно набно, по слову сему, креститься треми первыми персты: ибо слова «три персты равны имети вкупе по образу Троическу», не иначе могут быть понимаемы и исполняемы с точностию, как когда будут употреблены персты 1-й, 2-й и 3-й, а не 1-й, 4-й и 5-й; иначе персты так и считались бы, первый, четвертый и пятый, не 1-й, 2-й и 3-й. Пятый и четвертый не могут стать, ни назваться равными. А если исполнить еще и то, чтобы они были «вкупе»; то два перста 2-й и 3-й невозможно иметь «не простерты», как велено в сказании: иначе вышло бы перстосложение совсем не для крестного знамения, в виде полусжатой горсти.

Как и еще далее дойти до того, который список вернее? Так: 1) сличением древности их,

2) соображением важности их, 3) разбором самого сказания, которое из них с истиною согласно, и 4) снесением с другими старинными книгами о том же, буде такие книги есть.

1) Возьмите, посмотрите обе книги, и никто не затруднится сказать на самый первый взгляд, что книга в 4 долю листа и по письму, и по всему гораздо старше листовой.

2) Четвертная книга, по всей достоверности, положена вкладом от Игумена Досифея, ученика Преподобного Зосимы, и писана в Великом Новгороде, без сомнения, с лучшего древнего списка; а листовая не известно, как и когда взошла в Соловецкую библиотеку, где писана и с каких списков? За первую ручается и библиотека Новгородская Софийская; за вторую – ничто.

3) Сказание в четвертной книге само с собой согласно, а в листовой прибавление противоречит сказанию, и именно вот в чем: а) В сказании пишется сперва о трех перстах, а в прибавлении сперва о двух. Но и по книге «о Вере» главное в крестном знамении – Троичность Лиц Божества. (См. ст. 20). б) В сказании сказано: «три персты равны имети вкупе»; в прибавлении совсем иначе: «первый дебелый от них к долнима двема прекланяется». Персты выходят уже не так, не вкупе, неравны, как всяк видит. в) В сказании написано: «Три перста по образу Троическу»; по прибавлению не выходит этого, потому что в образе Троицы не было бы совокупности, равенства и нераздельности, если образ сей будет заключаться в персте 1-м, 4-м и 5-м, а не 1-м, 2-м и 3-м. г) В сказании: «два перста имети наклонна, а не простерта»; в прибавлении: «двумя наклонными», т. е. 4-м и 5-м, прижатыми к длани, велено креститься, что ужо не возможно, как говорит самый опыт. д) Из последних слов сказания видно, что три перста должны быть простерты, а не наклонны; но в прибавлении: «первый дебелый от них к долнима двема прекланяется», так как и те два, т.е. 4-й и 5-й, должны быть не простерты, а наклонны. е) В сказании не сказано: «яко же и Христос»; в прибавлении сказано, и сказано несправедливо; ибо Христос не крестился, но благословлял: а это по крайней мере такая же разность. как между рукоблагословением Первосвященника и крестным знамением простолюдина. Простолюдин осенять им другого не может: Христос безгрешный ограждать Самого Себя крестным знамением не имел нужды. ж) В сказании нет слов: «да будет проклят»; в прибавлении сказаны такие слова, и следственно они свидетельствуют, что крестились и иначе, не двумя перстами, а тремя, как пишется в сказании; иначе на что бы удерживать кого-либо с такою строгостию от того, чего нет и не было? Словом, прибавление с самым сказанием, к которому оно присоединено будто бы в объяснение, не только несогласно и не изъясняет сказания, но совершенно противоречно с ним.

Не упоминаю уже, что Греческий язык, которым отчасти написано прибавленное изъяснение Феодоритова сказания, отнюдь не может быть языком того времени, когда жил Феодорит (в 5-м веке), но есть уже язык новейший Греческий, или Ромейский, по взятии уже Константинополя образовавшийся, как всякому знающему язык Греческий преизвестно.

4) Наконец надлежало поверить оба столь разные списки Феодоритова сказания о Кресте тем, нет ли в Соловецком книгохранилище и других книг или рукописей, в которых говорилось бы также о Кресте, кроме сказания Феодоритова? Такие книги, в самом деле, есть там.106 а) Есть там 4 экземпляра книги, называемой Кирилловой, совершенно уважаемой старообрядцами, печатанной при Патриархе Иосифе в 7152 (1644) году, за 24 года до Челобитной: а в той книге на листе 236-м, где прописано прение Никифора Панагиота с Латины, сказано к Латинянину о крестосложении так: «И почто не согбаеши три персты и крестишися десною рукою, егда полагаеши на челе твоем и не одеваешися оружием Креста Господня, но твориши Крест обоими персты и последи пальцем внешнею страною» и проч.?107 б) Есть там список жития Преподобного Александра Ошевенского108 «Житие, писанное 7075 (1567) года повелением Царя и Великого Князя Иоанна Васильевича всея Руси и его благоверных Царевичев Иоанна и Феодора, по благословению Митрополита Антония, сыскано Епископом Варлаамом Велико-Пермским и Вологоцким, при Митрополите всея Руси Филиппе, при Архиепископе Пимине Великого Новаграда и Пскова во Обители Великого Чудотворца Николы, в созданном от Преподобного Монастыре, иже именуется Ошевнев» и проч. А в той книге близ конца, при описании чудоявления Преподобного Александра, бывшего над самим писателем жития, Священником Феодосием, ясно видно, что крестное знамение изображалось тогда во Обители Ошевенской 3-мя первыми перстами. «И увидех бывшая над собою, пишет Феодосий, яко десная моя рука ослаб, длань же о запястий согнуся, три же персты верхних егда возмогох вместо содвигнути, иже на лицы своем крестное знамение воображати два же перста нижних ко длани прикорчишася».

Из всего же сказанного доселе очевидно, что никак не следовало любителям старины держаться Феодоритова Слова, не старинного, не согласного с другими старыми книгами, а нового, с прибавлением о двуперстном сложении для крестного знамения, под предлогом якобы Феодоритова предания, о чем предание Феодоритово и другие старые книги ясно гласят совершенно иначе. Такой-то испорченный список прописывается в некоторых списках Стоглавного Собора вместо того, чтобы прежде справиться с другими древнейшими списками, или, как положил сам Стоглавный Собор, с «добрыми переводами»!

Между тем не излишне заметить здесь, что упоминаемое прибавление о двуперстии стояло по древним спискам и Стоглавного Собора только на конце сказания Феодоритова, прямо как прибавление, а со времени Патриарха Иосифа во всех мнимых старообрядческих книгах, вновь тогда печатаемых, как то: в Псалтирях, Часословах, Вере и т. д., оно помещается уже в строку наряду с прочими словами о перстах, в самом сказании якобы Феодоритовом. Таким образом сказание искажено еще более и более. Между прочим, такая лживость составляет доныне единственное основание крестного перстосложения раскольнического с укоризною для истинного.109

Что ж касается до проклятия на двуперстное сложение; то не новые Российские учители произнесли сие проклятие, но Собор трех Патриархов Православных с согласием прочих двух и всего Российского Духовенства (см. ниже ст. 54). Сделать же это Собор был в неизбежной необходимости, потому что Стоглавным Собором предано было проклятию крестное знамение треперстное, истинное по Апостольскому и всей Восточной Церкви преданию.

Следственно Собор Патриархов только уничтожил проклятие меньшего Собора, которое падало на всю вселенскую Церковь и на предание Апостольское, и сделать это по правилам Св. Отец (книга Кормч. 6 Всел. Соб. uр. 16)110, имел полную власть, потому что Стоглавный Собор был меньший, под председательством одного только Митрополита, а нынешний – трех Патриархов с согласием и прочих двух. (См. ст. ниже 54).

28) «А не повинующихся, Государь, их странному учению, и не приемлющих новые их веры, они Никоновы ученицы мучат всякими томленьми, и ругаются руганием бесчеловечным. А Святые Апостолы, Государь, и Святыи Отцы в прежние лета, такового ругательства и бесчеловечия и над Богоотступниками отнюдь не творили: по аще кто (по Апостолу) впадет в некое прегрешение, и они исправляли таковых духом кротости, и любови, и терпением, последствуя кроткому Пастырю своему и Учителю Христу: понеже Он Спаситель Христос Бог наш Начальник и Совершитель нашей Православной Христианской Веры, Сам учил пречистыми усты Своими Божественным Своим и спасенным заповедям, не гордостью, не мучением и не руганием, якоже они творят: но Сам вся претерпев нашего ради спасения. А нынешние, Государь, наконец последнего века новыя веры проповедницы зело не милосерды, горды, не благоприступны и нетерпеливы: ащо и едино слово явится им не угодно, и они хотят за то и душу с телом разлучити, и смерти предать.»

Не судите, да не судимы будете, сказал Господь: особенно осуждать не должно Учителей Веры. Нет сомнения, что люди, которые в Челобитной к Высочайшему Лицу Государя предание Православной Церкви о Кресте, содержимое и одобряемое самим Государем, прямо называют «дьявольским учением», (ст. 26), священные слова книг – «непотребными», (ст. 42), некоторые действия Церковных обрядов – такими, о коих «срамно и глаголать» (ст. 13), немилосердно лгут, что якобы Церковь велит ходить Православным без Крестов (ст.7) и проч. и проч., – такие люди легко могли сказать еще и еще, какую хотят, ложь на служителей Веры Православной. И если тем паче на опыте лично или частно не могло не быть всякого буйства таких людей против Духовенства; то, конечно, не могло быть оставлено без действия со стороны сего последнего Апостольское правило, всякому блюстителю Церкви врученное: Критяне присно лживы; злые зверье, утробы праздные. Ея же ради вины обличай их нещадно, да здрави будут в вере. (Ти. 1:12, 13. Зач. 300). Глаголи и моли и обличай со всяким повелением, да никто же тя преобидит (2:15. Зач. 302). Когда, впрочем, употребление и такого только правила было несносно для защитников мнимой старой Веры: то могло ли быть место со стороны Духовенства другим мерам? Никита, бывший поп, на известном Соборе, в котором был и новоявленный ныне Чудотворец, Святитель Митрофан, решился даже в Высочайшем присутствии Царей и всей Царской Фамилии ударить в грудь Архиепископа Афанасия, за обличение Никиты словами, и едва был удержан гражданскою силою от дальнейших покушении. Он и единомышленники его и до прибытия на Собор, и по выходе кричали на площади к народу, что нет ныне Церквей, Церкви только конюшни, нет Веры, Патриарх и все власти еретики, а в посланных для словесного увещания Священников кидали камнями, коими запаслись было для того, чтобы Соборян убить тогда до смерти.111 В особенности Соловецкие писатели никак не могли жаловаться на строгость и нетерпеливость обращения с ними со стороны увещателей. Посмотрите, сколько в Соловецкий Монастырь послано было к ним или об них грамот от Царя, освященного Собора и от Епархиального Новгородского Митрополита, с кротким увещанием к обращению и с обещанием всепрощения в случае раскаяния.112 Для личного даже разглагольствия о том посылан был от Собора к ним, в самую глубь севера, Ярославский Архимандрит с несколькими Соборными Священниками Московскими; между тем как Соловетчане, до заключения своего в Монастыре, могли бы быть подвергнуты совсем иным законным мерам вразумления.

29) «И во истину блажен, и треблажен той, его же сподобит Господь от таковых нынешних Учителей до смерти пострадати! Веруем Божественному Писанию, яко тии паче прежних великих мучеников у Бога обрящутся. О сем бо и мы молим человеколюбие Божие, яко да и нас грешных сподобит от них пострадати и поне малу отраду в будущем веце за своя согрешения получити».

Да, вот в этом то, подлинно, на самом опыте, для всех видимом, оказалась особенная истинность слов челобитчиков Соловецких!! Св. Мученики готовы были на всякие позорища страданий; а Соловецкие тотчас заперлись военною рукою в Соловецкой Государственной крепости113, выдержали осаду девять лет и наконец, когда Царское войско входило уже во святые врата Монастыря, по взятии от мятежников, на самом том месте убили рукою ратною 112 человек из оного. Можно судить по сему, как кротки, добры и святы были люди, которые жаловались в Челобитной Царю на учителей новой Веры в недоступности и несоблюдении Христоподражательного милосердия!! (См. ст. 28).

30) «Да в тех же, Государь, в новых книгах напечатано, велено говорить Аллилуиа трижды, а в четвертый, Слава Тебе Боже.»

В Соловецкой библиотеке были дли челобитчиков на виду и ныне находятся там три «Псалтири со возследованием», из коих два принадлежали Св. Филиппу Игумену, бывшему потом Митрополиту Всероссийскому, третья – Духовному его отцу, старцу Шамину: а в тех книгах на часах после обычных Псалмов везде сказано Аллилуия трижды. То же самое видно и в Часослове Святителя Филиппа, там же имеющемся.114 То же самое видно и в других древних Псалтирях и Часословах библиотеки Соловецкой.115

31) «И мы Богомольцы твои троити та Божественная Аллилуия отнюдь не смеем. Бояся того же гнева Божия, и Пречистыя Богородицы, иже бысть ясное наказание за утроение той Божественной Аллилуия на Иове распопе Псковском, иже и мотыльный столп наречеся: (Маия 15, в Житии Препод. Евфросина Псковского) егда он не послушал наказания Преподобного Отца Евфросина Псковского Чудотворца, еже двоити Божественная Аллилуия, якоже предаде ему Иосиф Царя Града вселенский Патриарх, и того ради своего непослушания и суемудренного начинания он Иов восприят от Бога велие отмщение, иным впредь во уверение, прежде будущего мучения поврежден бысть Богопопущенной лютой язвой и неисцеленным недугом кипел в червях, и в смраде неудобостерпимом два года, и в той лютой язве душу свою изверже.»

Слышите, – в старых книгах, о коих сейчас упоминали мы, велено петь Аллилуия трижды. Между тем, вместо своих древних и Богослужебных книг Святых Отец, Соловецкие челобитчики обратились за доказательствами для сугубой Аллилуия к жизнеописанию Преподобнаго Евфросина Псковского. В частной ли бы только истории быть такому правилу, которое касается всей Православной Церкви, каково правило об употреблении песни Аллилуия на всех Церковных службах? Правилу сему надобно быть существенным образом в Богослужебных книгах, не инде. Если же оно встретилось и инде, как напр. тогда, в описании жития Преподобного Евфросина, и оказалось несогласным с Богослужебными книгами; то, по всей справедливости, надлежало усомниться о нем и верить не правилу, в одной частной книге найденному, но древнему всеобщему обычаю и обрядовым Церковным книгам. Если бы притом Преподобный Евфросин сам написал, что дважды должно петь Аллилуия, и что Протопоп Иов, точно, за непослушание в том наказан от Бога болезнию и проч.: то так и рассуждать бы тогда, что так велел Преподобный Евфросин. Но все сие говорит о Преподобном Евфросине сочинитель жития его,116 дьячек Василий. Следственно нужно прежде знать, правду ли тот сочинитель пишет о Преподобном Евфросине. А верить ему в том, о чем иначе гласят Церковные книги, нельзя. Но и аще мы, или Ангел с небесе благовестит вам паче, еже благовестихом вам, анафема да будет, сказал Св. Апостол. (Гал. 1:8. Зач. 199). По сему правилу тотчас надлежало отвергнуть сказание об Аллилуия, как скоро оно ясно противно обычаю и древним Церковным книгам, хотя бы сказание говорило и от имени Преподобного Евфросина. Между тем челобитчики, на основании такого сказания, сами собой основывают новое определение о песни Аллилуия. Если бы, впрочем, и они вникнули в сказание, не могли б не видеть сомнительности в нем. Льзя ль не усомниться, почему такое правило о песни Аллилуия дал Патриарх Цареградский одному Псковском иноку, и не сообщил его Начальству Церкви Российской, ни настоял о нем для своей Церкви Греческой? Что в Греческой Церкви всегда пели и поют Аллилуия по-трижды, о том свидетельствуют все Греки и все древние их Богослужебные книги. Что так же было это и в Российской Церкви, тому свидетельством также все древние Церковные книги и само сказание от имени Преподобного Евфросина, так как оно говорило бы лишнее, если бы не по-трижды пето было у нас Аллилуия до него. (См. ст. 34). Льзя ль также было верить сказанию и в том, что Протопоп Иов будто бы за утроение Аллилуия погиб в тяжкой болезни, когда обычай Церкви и все наши и древние и Греческие книги, и отчасти самое жизнеописание Евфросиново свидетельствуют, что так пели Аллилуия в Греции все, и у нас везде до Преподобного Евфросина, и – не погибали, а спасались? Пусть, был болен Иов; но кто открыл суд Божий, за что именно страдал он? Челобитчики сами говорят инде, что Бог подобными болезнями иногда посещает и праведников, как милостию. (См. ст. 63). Не станем уже говорить того, что сказание оказывается весьма несогласным с Историею, чего, конечно, не могли разобрать челобитчики. Напр. оно упоминает, что Преподобный Евфросин ходил из Монастыря своего к Цареградскому Патриарху Иосифу; а История свидетельствует, что Иосиф скончался па Флорентийском Соборе (об Унии) в 1439 году, между тем как Преподобный Евфросин, по тому же сказанию, основал Монастырь свой в 1447-м году, и умер уже в 1481-м году. Следственно Иосиф Патриарх умер десятью годами раньше основания Монастыря Евфросинова. А Царь Кальян, при котором, по сказанию Жития, якобы приходил в Константинополь Преподобный Евфросин, оставил престол еще в 1387-м году, что целым столетием было раньше начала Монастыря Евфросинова.117

32) «А иже троити Божественная Аллилуия возбраняющего Преподобного Отца Евфросина Псковского Чудотворца за сие Богоугодное мудрование Господь Бог прославил во Святых.»

Кто же так присудил, что Преподобного Евфросина спас Бог только за Аллилуия? Челобитчики? Напротив, бессомнительно сказать должно, что говорити таким образом значит унижать и святость Евфросинову, и правду Божию. Не всяк глаголяй ми Господи, Господи, сказал Иисус Христос, внидет в царство небесное, но творяй волю Отца Моего (Мф. 7:21. Зач. 23). Иначе и нынешние старообрядцы все без изъятия уже во Святых.

33) «А по преставлении его нам наипаче того совершенье бысть извещение: сама бо Владычица наша Пресвятая Богородица в явлении своем, со Архангелом Гавриилом и Преподобным Евфросином, явися спасателю жития его, и повели Православным Христианам Божественная Аллилуия глаголати дважды, а в третий приглашати Слава Тебе Боже: троящим же изрече прещение страшное.»

Теперь писатель Жития Преподобного Евфросина ставится выше самого Преподобного Евфросина: его «извещение совершеннее и важнее». Но когда видна ложь и в истории его сказания; то как верить ему в собственном его сновидении? Сновидение его такая мечта, что заключает в себе нелепости не только против исторической известности, напр. в том, что якобы немцы не веруют воскресению, но и – многие ереси, о которых, однако ж, конечно, сам мечтатель не имел никакого понятия, а бредил ими по неведению. По чему и мы не станем здесь распространяться в изъяснении слов его.

34) «К сему же, Государь, в книге глаголемой Стоглав, в Царском и Святительском Соборном уложении написано, яко то Латинская ересь, еже троити Аллилуиа, и пишет сице: яко Соборная и Апостольская Церковь имея и предади, еже дважды глаголати святая Аллилуиа, а не трегубити. Понеже сия несть Православных предания, но Латинская ересь: не славят бо Троицу, но четверят, и Духа Святого от Отца и Сына исходяща глаголют, и тем раболепна Духа Святого творят. И того ради не подобает святая Аллилуия трегубити, по дважды глаголати: Аллилуиа, Аллилуиа, а в третие, Слава Тебе Боже. Тако же и блаженный Максим Грек в книге своей пишет, и нарицает то Латинскою ересию.»

«К сему же», т. е. к собственному своему определению, на основании сказания об Аллилуия из Жития Преподобного Евфросина, присовокупляют челобитчики постановление Собора Стоглавного? Не в порядке. Если это – постановление Соборное; то подлежало быть основанием ему, а не частному сказанию писателя Жития Евфросинова, ни рассуждению челобитчиков, на нем основанному. Впрочем, и сам Стоглав на том же одном только сказании писателя Жития Евфросинова основал свое положение об Аллилуия, и сам свидетельствует, что до сего сказания говорилось Аллилуия по-трижды следственно сам свидетельствует о себе, что он вводил было новость так называемым двоением Аллилуия, единственно на основании сказания о Преподобном Евфросине, а не древних Церковных книг, и вопреки обычаю. Стоглав118 пишет в гл. 42-й следующее: «В Пскове, и Псковской земли по многим Монастырем, и по Церквам да в Новгородской земли, по многим же местом до днесь говорили трегубную Аллилуию кроме Апостольских и Отеческих преданий. Известно же уведехом от писателя Жития Преподобного Отца нашего Евфросина нового Чудотворца Псковского, как его ради святых молитв извести, и запрети Пречистая Богородица о трегубой Аллилуиа, и повеле Православным Христианом говорити сугубую Аллилуию, а в третие Слава Тебе Боже, и того ряди отныне всем Православным Христианом говорити двоегубое Аллилуия, а в третие Слава Тебе Боже, якоже Святая Соборная Апостольская Церковь имея и предаде, а не трегубити Аллилуии, якоже прежде сего в Пскове говорили, и по многим местом, а в четвертое Слава Тебе Боже. Сия несть Православных предания, но Латинская ересь, не славят бо Троицу, но четверят, и Святого Духа, глаголют от Отца и Сына исходяща, и тем раболепна Святого Духа творят, и того ряди не подобает святыя Аллилуии трегубити, но дважды глаголати Аллилуия, а в третие Слава Тебе Боже, понеже бо по-Еврейски Аллилуия, а по нашему по-Русски Слава Тебе Боже.»

Что же это за жизнеописание Преподобного Евфросина? В нем самом сказано, что писал его клирик Васили1 в 1547-м году, следственно за 4 только года пред Стоглавным Собором. Такое-то только и основание сугубой Аллилуии! Напрасно притом названо утроение оной Латинскою ересию. В Соборном уложении Патриарха Филарета119 с подробностью исчислены все погрешности Латинской Церкви, но не сказано нигде, чтоб в утроении песни Аллилуия заключалось какое-либо разногласие с Церковью Российской. Упомянуто там и об Аллилуия; но с той только стороны, что Латиняне поют ее о Пасхе, между тем как мы поем в пост. Не станем говорить о прочем; упомянем к настоящему рассуждению только о том замечании Стоглава, что говорить Аллилуия трижды, а в четвертый раз Слава Тебе Боже, значит ли четверить Аллилуия или Св. Троицу? Нимало не значит. По всем древним книгам и по тем самым, кои употреблял Стоглав и челобитчики, или употребляют ныне называющиеся старообрядцы, в те дни, когда поется на Утрени, вместо Бог Господь, Аллилуия, поется она на клиросах четырежды, по числу стихов, а всего, с произношением самой той песни сперва Священником или Канонархом, 5 раз.120

Достойно замечания, каким образом судили о сугубом и трегубом Аллилуия другие, кроме Стоглавного Собора, около того же времени жившие учители наши, когда разногласие в клире об Аллилуия стало уже появляться, точно так же, как и разногласие о крестном знамении. В прибавлении к Пасхалии, составленной Св. Геннадием, Архиепископом Новгородским,121 написано, между прочим, примечание его же Св. Геннадия следующее: «О трегубой Аллилуия. Иные убо однако судят, занеже трегубое Аллилуия, а в четвертое Слава Тебе Боже являет Триипостасного Божества и неразделенного, а сугубое Аллилуия являет в двух естествах едино Божество. Ино како молвит человек тою мыслию, тако и добро. Аллилуия же толкуется хвалите Господа, или сущего хвалите». Св. Геннадий скончался в 1506-м году, следственно ровно за 50 лет до Стоглава. Так судил о сугубой и трегубой Аллилуия Св. Геннадий по отношению песни к лицу Сына Божия. Песнь сия может иначе относиться и ко всем трем лицам Божества, подобно как и в других молитвословиях иногда относятся слова к единому Спасителю нашему Богу Иисусу Христу, иногда к Пресвятой Троице. Когда в сем-то другом отношении рассматривается Аллилуия; то уже непременно требуется, чтоб была она трегубая, а не сугубая, как судил тот самый Митрополит Макарий, при котором был Стоглавный Собор. Писатель «Бесед к глаголемому старообрядцу» в последнем дополнении на листе 108-м говорит: «В великой Четьи-Минеи, хранящейся в Синодальной библиотеке, в книге месяца Августа, под числом 31, в статье: указ о трегубной Аллилуии, – под конец написано: «Иже поют мнози по дважды, Аллилуиа, и не трегубно, на грех себе и на осуждение поют. Тако подобает пети: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа Слава Тебе Боже. Аллилуиа же речется: пойте Богу. То типрьвое речется: Пойте Богу, то Отцу. А се второе: пойте Богу, то Сыну. А се третьее: пойте Богу, то Святому Духу. Также: Слава Тебе Боже. Первое пойте Аллилуиа трижды Пресвятой Троице Отцу и Сыну и Святому Духу. А се Единому Богу в Троице сущу: Слава Тебе Боже. Пойте всякий Христианин по трижды, а не дважды. Аще ли дважды: то разлучает Святого Духа от Отца и от Сына.» Мы не могли не внесть в исследование наше столь особенного и важного для старообрядцев свидетельства, хотя, к сожалению, и нет ныне в Соловецкой библиотеке месяца Августа Макарьевской Минеи, а есть 19 разных книг ее других месяцев.122

Примечание. Пусть, сказания о песни Аллилуия, в Житии Преподобного Евфросина помещенного, как единственного основания о употреблении оной по мнимому старообрядству, челобитчики не в силах были исследовать по правилам: но они могли видеть отзыв о том сочинении Собора трех Патриархов в 7174-м (1666) году, за два года до их Челобитной бившего и напечатанного при Служебнике123, бывшем уже до Челобитной, и тем более обратить внимание на дело. Там сказано: «К сим же заповедуем, и о еже писано в Житии Пр. Евфросина, от сочинения мечтания списателева, о сугубой Аллилуии, да никто же тому верует, зане все тое писание лживо есть, от льстивого и лживого писателя писано, на прелесть благочестивым народам.»

35) «Да они же, Государь, новой веры Учители, в Молитве Исусове Сына Божия именовати нам не велят, не ведомо, для чего. Святой же Иоанн Златоустый в Воскресном Толковом Евангелии (в неделю 17) пишет сице: Аще ясте, или пиете, или делаете что, или шествуете, или седите, или стоите, или ино что творите, непрестанно вопийте кийждо вас: Господи Иисусе Христе Сыне Божий помилуй мя: и в книзе беседах Апостольских (лист 130) и во многосложных посланиях Германа Патриарха Царя Града, и Григория Двоеслова в книзе, и Григория Синаита и Кирилла Иерусалимского (лист 178) и в Пролозе Генваря в 9-й день, Июня 22-й день, и в книге Филофеа Патриарха, и Нила Сорского, в житии Михаила Малеина, и во Псалтырях, и Часовниках печатных, и письменных, и во многих книгах Святые Отцы в Молитве Иисусове Сына Божия глаголати повелевают.»

Где же сказано, что «не велят»? Не только так нигде в книгах наших отнюдь не сказано, но и самым делом в молитве Иисусовой положено Господа Иисуса Христа именовать также Сыном Божиим, как именуется Он в ней и Богом. Напр., в начале молитв утренних по всем новоисправленным книгам сказано: «Господи Иисусе Христе Сыне Божий помилуй мя грешного». Так же сказано и в отпуске утренних молитв. Так же сказано в начале и на отпуске молитв вечерних.124 Сыном Божиим именуем Господа Иисуса и в особеннейшей молитве Иисусовой, в Акафисте Иисусу Сладчайшему: «Сыне Божий помилуй мя», стократ вопием Ему. Словом, везде, где молитва Иисусова говорится от одного молящегося лица, а не от множества, написано в книгах новоисправных: Господи Иисусе Христе Сыне Божий и проч. Так же точно сказано и в примере молитвы, выставленном в Челобитной: молитва там от одного лица, а не от многих. Челобитчики, по своему правилу преувеличения, словами, что якобы не велят им именовать в молитве Иисусовой Сына Божия, хотели сказать только то, что инде в молитве Иисусовой сказано у нас так: Господи Иисусе Христе Боже наш (а не: Сыне Божий), помилуй нас. Точно, в тех случаях, где молитва Иисусова произносится от лица многих, говорится в ней: Боже наш. Из чего же быть тут раздору? Челобитчики в пример выставили только учительные писания, а не книги какие-либо молитвенные, напр. Молитвослов, Часослов и т. д., и не могли выставить таких книг, потому что молитва Иисусова келейная, от одного лица произносимая, чрезвычайно редко где в тех книгах вполне писана, как свидетельствуют старые книги.125 Она упоминается в книгах кратко, и произносима была наизусть. И вот, когда Соловецкие челобитчики увидели в новоисправных книгах, что молитва Иисусова напечатана в них вся вполне, и в келейном употреблении напечатана не так, как они дотоле неправильно затвердили ее, говоря во всяком случае без разбора, хотя бы и от лица многих: Господи Иисусе Христе Сыне Божий помилуй нас; то вступились, что в новоисправных книгах молитва несхожа с тем, как они ее произносили напамять. Была ли же стать челобитчикам книги, исправленные сличением со старыми изданиями и рукописями, поверять собственным своим изустным употреблением молитвы? Не должны ли они рассмотреть прежде, что может быть они произносили уже неправильно молитву Иисусову наизусть, а не так тотчас заключать, что книги напечатали ее неправильно?

И с чего же челобитчики соблазнились употреблением в молитве Иисусовой инде имени Бога вместо Сына Божия, как писалось также в других местах книг наших, когда и по тем книгам, по коим они сами службу тогда исправляли (видно без понятия), в некоторых местах сами они, челобитчики, в молитве Иисусовой именовали Господа Иисуса Богом, а не Сыном Божиим? И в тогдашних книгах примечается тоже самое об употреблении имени Бога и Сына Божия в молитве Иисусовой, что замечено выше об исправленных, что т. е. говорится в ней Сыне Божий, когда говорится молитва от одного молящегося, а Боже наш, – когда от многих. Напр. во всех Патриарших Служебниках в начале Литургии Св. Златоуста, после стиха: Глас радости, изображена молитва Иисусова так: Господи Иисусе Христе Боже наш помилуй нас126, а от одного лица Священника так: Господи Иисусе Христе Сыне Божий помилуй мя грешного. Везде также в печатных Патриарших Служебниках сказано: За молитв Пречистыя Твоея Матере и Св. Отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш помилуй нас. Везде отпуст молитв Церковных начинается так: Христос истинный Бог наш молитвами и проч.

Если бы челобитчики всмотрелись в свои книги в рассуждении молитвы Иисусовой; то им оставалось бы только недоумение свое о ней по книгам своим и новоисправным сообразить с тем, что в молитве Иисусовой, от лица многих, а не от одного произносимой, надобно, точно, говорить Боже наш, а не Сыне Божий. Пересмотри они Служебник, который сами употребляли, пересмотри по всем своим изданиям, тотчас было бы видно им, что в общих молитвах Церкви к лицу Сына Божия говорится почти везде таким образом. Напр. в молитве на Литии: «Владыко многомилостиве Господе Иисусе Христе Боже наш» и проч. В молитве благословения хлебов: «Господи Иисусе Христе Боже наш» и проч. В молитве пред целованием святых даров по старинному Служебнику «Господи Иисусе Христе Боже наш» и проч. В молитве главопреклоненной на Литургии: «Вонми Господи Иисусе Христе Боже наш» и проч. Следственно, в сообразность с тем, надобно говорить от лица многих и в молитве, собственно так называемой Иисусовой: Боже наш, а не: Сыне Божий.

И о чем же было спорить? О том, что Иисус Христос именуется в молитве Богом, также как и Бог Отец и Бог Дух Святой? Сыном Божиим в молитвах своих именовали Его по-своему и Ариане, а Богом – нет. Когда же именуем в молитве Его Богом; то разумеем Его с тем вместе непременно и Сыном Божиим.

36) «Такожде, Государь, и Символ Православныя Христианския Веры изменили. Говорят: и в Духа Святаго Господа животворящаго, а истиннаго отняли. А Святыя Отцы, Государь, того отнюдь не изменяли, и прибавить или убавить собою ничего не смели: якоже Преподобный Иоанн Дамаскин во многосложном своем послании пишет в Соборниках дестевых и в полдесть, и в книге блаженнаго Максима Грека во главе 5, в слове ответном к Николаю Латинянину, и в Духа Святаго Господа истиннаго и животворящаго. Такожде и в книге Никонских правил от слова 39-го. И в книге Кирилла Иерусалимского лист 128 и 144. И паки в той же книге Максима Грека в главе 1. И в книге Кормчей Московской печати под последним числом лист 2-й. В тех во всех книгах, идиже Символ Православныя Веры положен, везде с истинным, а истинного нигде не оставлено.»

Не изменили Символ Веры, а освободили от изменения, которое было сделано в книгах последнего пред тем времени, и следственно поступили так именно, как велено Св. Отцами хранить Символ, без изменения в убавке или прибавке. Все те книги, на которых Челобитная шлется, были тогда книги новые, в которые именно и вкрались перемены против старых книг. Следственно напрасно шлются на них челобитчики. Надобно слаться на книги старые. А старые говорят совсем иначе. Даже Стоглав, который был до Челобитной за 117 только лет, говоря вообще о настоявшей тогда крайней нужде в исправлении книг, упомянул, между прочим, для примера особенно о погрешности в Символе Веры чрез прибавку лишнего слова в член о Духе Святом: «Яко же и в Верую, пишет Стоглав (гл. 9), суще и глаголется: и в духа Святаго истиннаго: ино то гораздо, а в нецыих и в Духа Святаго Господа истиннаго, ино то не гораздо. Единаго глаголати или Господа или истиннаго». Отцы Собора видели, конечно, что в разных переводах или списках древних писано было надвое: или Господа, или истинного, а в последних, тогдашних новых, ныне старыми называемых книгах стали быть писаны и оба те речения вместе, и следственно составляло уже это перемену в Символе прибавкою лишнего слова. В Соловецкой библиотеке127 есть рукописная книга в лист (Требник), принадлежавшая Макарию Митрополиту, как помечено на нем старинною рукою: в книге сей помещено, между прочим, толкование Литургии и в ней Символа Веры. Здесь 8-й член Символа читается так: «и в Духа Святаго Господа и животворящаго» и проч. В толковании написано: Толкование. Не токмо глаголю есть Святый Дух, но верую вонь, яко во Свята, яко в Господа, яко в животворящаго, понеже живот дает иным и живот есть Сам» и проч. Таким же точно образом читается член Символа Веры о Духе Святом, но без толкования. в рукописной Кормчей в гл. 56. Рукопись писана в 7027 (1519) году в княжение Василия Иоановича.128 Там сказано: «И в Духа Святаго Господа животворящего» и проч. Такими же точно словами читается Член Веры о Духе Святом в рукописи 16-го века, называемой «Круг миротворный» или Пасхалия сочинения Св. Геннадия, Архиепископа Новгородского129. Св. Геннадий епископствовал за 50 лет до Стоглава. Таким же образом о Духе Святом: «и в Духа Святаго Господа животворящаго» и проч., без прибавки «истиннаго», – сказано в ветхой рукописи, пожертвованной в Соловецкую библиотеку 7049 (1541) года и ныне там имеющейся.130 А в четвертном Сборнике, заключающем и часть Кормчей, писанном по распоряжению Игумена Досифея, ученика и преемника Преподобному Зосиме при том же Великом Князе, член Символа о Духе Святом изложен так: «И в Духа Святаго истиннаго и животворящаго»131, а «Господа» не сказано. Из таких свидетельств ясно видно, а) что в старых книгах было одно слово в Символе Веры о Духе Святом: или «Господа», или «истиннаго», и б) что обыкновеннее и древнее было в Символе слово «Господа», а не «истиннаго».

37) «Да они же, Государь, в стихе: Царю Небесный: совершенно Духа Святаго истинным не именуют. Напечатали сице: Царю Небесный, Утешителю, Душе истины: две буквы наш (н) да иже (и) из истиннаго отняли, и потом сотворили Духа Святаго, аки Причастника истине, а не самый истинный Святый Дух именуют.»

Правда, но старинным нашим книгам в молитве «Царю Небесный» везде стояли слова: «Душе истиный», а не «истины»; по крайней мере мне не привелось знать таких книг, где б было иначе: но рассуждение челобитчиков, чтоб слова в исправленном виде были унижением Духу Святому, совсем несправедливо. Напротив, сказать: «Душе истины», значить сказать более, нежели «истинный». Это не значит быть причастником истине, но источником истины или самою истиною. И Дух есть истина, говорит Писание (Ин. 1:5, 6. Зач. 74).

Слова в молитву взяты из Евангелия (Ин. 16:13. Зач. 53), где в подлиннике Греческом Дух Святый именуется Духом истины, а не истинным. Что сим выражением изображается не то, что Дух причастен истин, но – что есть самая истина или источник истины, видно из тех же слов Евангельских, где, говорит Господь: Егда же приидет он, Дух истины, наставит вы на всяку истину. Духом истинным, т. е. существом невещественным или бесплотным, можем назваться и Ангел, и душа человеческая, но никогда – Духом истины. Бог именуется и Милостивым, и Щедрым, и Человеколюбивым, как именуются и некоторые создания разумные; но еще возвышеннее именуется Он, напр. в Возгласах Церковных, – «Богом милости, щедрот и человеколюбия». Бог любы есть, по Писанию (Ин. 1: 4, 8. Зач. 73), не только т. е. любящий нас, но и самая любовь.

38) «А на Троицкой вечерни молитву Святому Духу отняли всю, и ектению большую оставили же.»

Не было сей молитвы в старинных Служебниках, а потому, при поправке книг со старыми, и пропущена молитва, прибавленная в новые тогда печатные книги. Напр. нет ее в рукописном Требнике 16-го столетия, имеющемся в Соловецкой библиотеке132. И в печатных тогдашних книгах молитва Филофеева называется «прилагаемою»133. Ектения отнюдь не оставлена: она помещена в новоисправных книгах;134 но только опущено из ней несколько статей, находящихся в печатных тогдашних книгах, и не бывших прежде в книгах старых. Надобно было справиться с древнейшими книгами, не «приложишеся» ли те статьи в тогдашних книгах, как «приложена» была и молитва Патриарха Филофея. А поверять исправление тем самым, что надлежало исправлять, нельзя, как уже и вообще было сказано выше, в ст. 6.

39) «А молятся стоя на коленах, и глав не преклоняют, а молитвы читают обратяся на запад от Престола Божия. Во уставах же печатных и писменных, и в Потребниках и в Служебниках велено главы с коленома на землю приклонше молитися, а не на коленах стояти, а молитвы читати на восток к Престолу Божию велегласно во услышание всем.»

1) О коленопреклонении. В древних рукописных Требниках, в Соловецкой библиотеке имеющихся, сказано: «нам преклоньшим колена на землю откровенными главами»135 и проч., т. е. при откровенных главах. О главах упоминается в настоящем случае для того, чтобы сказать, что во время коленопреклонных Пятдесятничных молитв нужно снимать монахам камилавки, а не для того, чтобы преклонять и главы на землю, как колена. Во всех и печатных тогдашних книгах возследование в вечер Пятдесятницы называется «службою ради коленнаго преклонения», а не главопреклонения136; равно как и на ектении и на самом возглашении к коленопреклонению говорится только о коленопреклонении. Очевидно, что в печатных тогдашних книгах, в том месте, где говорится о непокровении глав, подразумевалась слово опущенное «имущим», и читать надлежало в Уставе так: «и нам главы непокровены имущим и колена преклоншим» и проч.

2) О том, как читать молитвы Священнику в вечер Пятдесятницы. Не сказано ни в каких и тогдашних книгах, чтобы читать «на восток к престолу»137: но сказано во всех печатных тогдашних книгах: «и прочитает Иерей молитвы сии от олтаря во услышание всем, умильным гласом и неспешно». «От олтаря», следственно иначе сказать надобно: из олтаря, а не в олтаре, не на олтаре. Обычай ясно подтверждается другим совершенно подобным. Молитвы, читаемые в вечер Пятдесятницы совершенно подобны молитве, которую в обыкновенные праздничные вечерни читает Священник на Литии при выходе в притвор: а о чтении Литийной молитвы во всех и печатных тогдашних книгах последнего пред исправлением их времени сказано так: «Иерей, обращься к западом, глаголет, во услышание всем, откровенною главою».

40) «А Трисвятое, Ангельское пение, те новые учителя переменили же, и напечатали (в Ирмологе, лист 384) с прибавком сице: силы, Святый Боже, Святый крепкий, Святый безсмертный, помилуй нас.»

Слово «сила» сказано при последнем разе пения Трисвятаго. Слово «сила» не поется, а служит только пометкою, что в последний раз Трисвятое постоя «сильнее», или, как в нынешних новоисправных и тогдашних печатных было сказано: «также высочайшим гласом». Почему как сии слова: «таже высочайшим гласом», не означают прибавки к Трисвятому, потому что они не поются, так и слово «сила» не значит прибавки к Трисвятому, потому что оно также не пелось.

41) «А в прежния, Государь, лета при Благочестивом Царе Феодосии еретницы Ангельской песни лишнее прибавливать начинали же, и того ради от Господа с Небесе бысть отрочатем извещение и знамение страшное, и о сем свидетельствует Пролог Сентября 20 дня.»

Напрасная осторожность. И в нынешния времена нет никакой прибавки, как доказывается разбором самой Челобитной из книг истинно старых.

42) «Да они же, Государь, напечатали непотребно слово: Честнейшую Херувим, и славнейшую без сравнения Серафим. Понеже ветренный Серафимы.»

Какое же непотребное слово: «без сравнения» ли, или «Серафим»? Из объяснения: «Понеже ветренный Серафимы», видно, что непотребным словом разумеют челобитчики последнее. Но оно во всех книгах, и принимаемых челобитчиками и неприимаемых, есть одно и то же, как и сами челобитчики сряду употребляют слово Серафим; следственно не может быть непотребным в одних книгах, когда благопотребно в других их собственных. Я понять не мог этой странности, почему бы слово Серафим было непотребное, и от чего Серафимы называются ветренными, пока в Челобитной Лазаревой не увидел сказания о том ясного. В обличении 31-м Лазарь пишет: «Да в новых же книгах напечатано: Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим. Серафимы же напечатаны ветрени, и та их речь ложная Богородице похуление. А по преданию Святых Отец истинно рещи: Честнейшую Херувим и славнейшую во истинну Серафим, небесных сил, а не ветренных.» По объяснению книги Жезл138, Лазарь смешал здесь толкование песни «Достойно есть» с понятиями о Серафимах, усмотренными им в книге Скрижали. В Скрижали упомянуто о различии между Херувимами и Серафимами: о первых сказано, что они огненные, а о вторых – ветренные. Лазарь вступился в это, как видите в обличении его. А Соловецкие челобитчики, держась Лазаря и не вникнув в смысл 31-го его обличения, выразились о слове Серафим столь нелепо, что и самое сие слово Серафим называют «непотребным». Нужны ли для кого-либо из смыслящих опровержения на такие безумные слова?139

43) «А по преданию Святых Отец: Честнейшую Херувим, и славнейшую воистинну Серафим, понеже она Пресвятая Богородица выше всех Херувимов и Серафимов и всех Святых.»

Никакого нет сомнения: новоисправныя книги утверждают это еще более, когда и сравнения никакого между Серафимами и Материю Господа не полагают.

Песнь «Достойно есть» писалась в прежних старых книгах не вполне, а только с упоминанием, чтобы петь или читать «Достойно». Почему в тех стариннейших книгах в Соловецкой библиотеке и не довелось мне по скорости отыскать, как было в них прежде: «во истину», или «без сравнения». Впрочем, очевидно то, что из старых книг нельзя и челобитчикам доказать, что было: «во истину». Челобитчики читали «Достойно» на память, как выше сказано и о молитве Иисусовой; следственно может быть давно и не по-старинному, а так только, как затвердили они, и как казалось им легче. Между тем вздумали они своим чтением поверять исправление книг, деланное по книгам, а не с памяти. (См. ст. о молитве Иисусовой).

44) «А в Богородичном Воскресном Тропаре, Иже нас ради рождейся: напечатали нас отчаянными, а отчаянныя. Государь, бесы, и кто сам себе закла. А нам грешным Господь Бог до последнего издыхания не повелевает отчаиватися: и спаси Спасе наше люди согрешшыя, понеже мы согрешили, и покаемся Господу Богу.»

В Соловецком Монастыре есть следованная Псалтирь Духовнаго отца Св. Филиппу Митрополиту, Московскому Чудотворцу, старца Шамина140; а в той Псалтыри в Тропаре: «Иже нас ради рождейся», между прочими Воскресными Тропарями помещенном, написано на конце: «люди отчаянныя.»

45) «Да они же, Государь, в новых своих правилах налагают человеком бремена тяжка, и неудобно носима, не против человеческия меры и Святых Отец предания.»

Когда книги – перевод; то и нельзя винить переводчиков в том, что яко бы они сами что-нибудь установляют. Надобно смотреть в книгах, и справщиков винить только в том, справедливо ли они что выправили, или нет; а тяжко ли что-нибудь или легко сказано, в том ответ уже книг, а не справщиков.

46) «И напечатали в новом своем Потребнике, в Номоканоне, в главе 109 сице: инок аще взыдет из Монастыря, и за то его 12 лет не причащать и не пущать в Церковь: и они написали то ложно на 4 правило Святаго 4 Собора. Чего отнюдь в том 4 Соборе по их мудрованию не положено.»

Не так в Требнике сказано. См. в библиотеке Соловецкой Требнике издания 1658 года.141 Там сказано о монахе «иже избежит отай из Монастыря, идеже пострижеся, непричастен да будет 12 лет отлучайся и от Церкви по 4 правилу 4 Собора». И ниже: «аще ли бысть ему душевный вред, и сего ради бежит, должен обрести отца искусна, и прияти от него завет, или яко имать канон дати ему». Точно в таком разуме стоит 4-ое правило четвертого Собора. См. Кормч. старого издания 7158 года.142 Слово в слово так же, как в нашем Требнике, сказано и в Иосифовском Требнике, кроме того, что после слов. ... «идеже пострижеся», сказано там еще .... «и обтичет всюду».

47) «Да они же напечатали в Номоканоне же во главе 9: инок аще в келии поет, и за то епитимию положили против блудника на 7 лет.»

Ссылаемся на книгу143. Там напечатано не то, а вот что: «иже убиет на брани или в разбойницах, егда приидут на него с мечами, лета 3 да не причастится по 13 правилу. Аще же разбойник с мечами не прииди разве да украдет или возмет нечто от своих ему, и той могий бежати не бежа, но меч употреби и уби разбойника, яко убийца запрещен будет 20 лет». Во всем Номоканоне при Требнике нет правила, прописываемого Челобитною. (См. там особенно правила о монасех от 77 до 119-го).

48) «И то, Государь, все затевают они не по правилом Святых Отец, но собою на погибель душам нашим, а не на спасение.»

Да, затевают челобитчики, и так точно, как пишут.

49) «А иноческий, Государь, паче же Ангельский чин те новые учители до конца исказили, и правило Святаго Василия Великаго гордостию своею положили ни во что: ходят в Церковь Божию, и по торгам без мантий, безобразно и безчестно, аки иноземцы, или кабацкие пропойцы: а правило Василия Великаго в Номоканонех во главе 59 иноку отнюдь без мантии быти не повелевает не точию на молитве, и на рукоделии.»

Совершенно в другую сторону поворотились челобитчики: там вступаются за то, что писано строго: здесь настоят, почему слабо? Кому уподоблю род сей? (Мф. 11:16. Зач. 40). Где же, впрочем, положено в новоисправных книгах, чтобы не употреблять мантии, точно так, как написано в правилах Св. Василия Великаго? Отнюдь нигде. Если же один или несколько монахов усмотрено безчинно ходящих; то книги ли в том виновны, или одни те монахи? Иначе можно нанесть укоризну и всей Вере Христианской, если судить о ней по некоторым поступкам людей, несообразным с Верою. Надобно знать при сем, что замечание о хождения монахов яко бы без мантии взято из Проскинитария Арсения Суханова: он видел в Греции властей духовных, ходящих без мантии. Относится ли слово ко книгам или к нам144?

50) «А в пострижении, Государь, иноческом в Потребнике печатном той мантии и параман на постриженников класти у них не указано.»

Замечание о парамане взято опять у Суханова и с Греков. Мы ссылаемся на самую книгу Требник первого новоисправного издания.145 Там велено возлагать на постриженников мантию, названную в книге «палий», что значит то же. Не упомянуто почему-то о парамане: но, как свидетельствует доселе самый опыт, и параман, как и мантия, возлагаются на монахов при пострижении. О парамане не упомянуто в особенности потому, вероятно, что носят его живущие в Монастырях еще ранее пострижения полного, особенно при рясофоре. Подобно не сказано в Требниках времени Челобитной и о Кресте, с параманом вместе возлагаемом, потому, без сомнения, что он на всякого Христианина возлагается еще при Крещении. Кто же, однако, усомнился бы по Требнику челобитчиков о том, указано ли возлагать на монахов, при пострижении, Крест? Все это знают и исполняют, равно как все знают и о парамане.

51) «Да они же, Государь, в покаянии и исповеди Псалмы и молитвы исповедником и над умершим прощательные и разрешительные молитвы, и величания Святым отставили.»

Что слово здесь, то клевета. Клевета сия взята из Проскинитария Арсения Суханова, который, видя в Греции того времени, что некоторые из Священников не совсем точно исправляли службу Божию, в особенности опускали Полеелейные празднования, в кои бывают у нас Величания, записал это в своих наблюдениях. А челобитчики наши личныя некоторых упущения отнесли к Церкви, ко книгам Церковным и даже к нам Русским за Греков! Конечно, такой торжественности праздников, какая бывает у нас в Христианском Государстве, уже и не могло быть в Греции под игом Мусульманским, во время посещения Греции Сухановым. Но не осуждать ее, а сожалеть о ней надлежало. Сличите, кто хочет новоисправныя наши книги с называемыми ныне старыми, а тогдашними новыми, и – всякой увидит в исправленных книгах, в чине Покаяния, псалмы и молитвы исповедников, разрешительныя молитвы над умершими и Величания. А что в новоисправных книгах оказались некоторыя несходства с употреблявшимися тогда в какой-либо отмене некоторых молитв и псалмов; то смотреть должно на то, как все сие находилось в стариннейших книгах, а не на то, как – в тогдашних. (См. ст. 6).

52) «И все действо в Божественных службах творения Василия Великаго, Иоанна Златоустаго и Григория Папы Римскаго преложили на свой чин, по своему плотскому пренебрежению.»

В Библиотеке Соловецкой есть харатейный Служебник, писанный в 7040 (1532) году в Афонском Изографском Монастыре.146 Сличите его и подобные147 со Служебниками Русскими, в руках челобитчиков бывшими, равно как и с новоисправными, и вы увидите, сколь много не согласны с ним тогдашние печатные Соловецкие Служебники, за кои стоит Челобитная.

53) «Такоже и прочая Церковная пения: заутреню и вечерню, и полунощницу, и молебны, и панахиды, и вкратце рекше, весь Церковный чин, и Устав, что содержит Церковь Божия, то все применили, и книги перепечатали, не по преданию Святых Отец, и всю Православную Христианскую Веру превратили на свой разум.»

Так могли говорить только такие люди, которые никаких книг, кроме находившихся тогда на аналое или клиросе их, не рассматривали. А если бы Соловецкие челобитчики обратили внимание и на другие служебные книги, в библиотеке Соловецкой находившиеся, на книги, заключающие в себе чинопоследования служб Церковных: то увидели бы, сколь много те книги сами между собою разнятся. По крайней мере ныне, ревнители мнимого старообрядства, сличите книги обрядовые, как-то: Служебники, Требники, Часословы и Псалтыри, хотя в одной Соловецкой библиотеке находившиеся в то время, как поборствовали за них Соловецкие челобитчики, и вы удивитесь, сколь много разногласий в порядке чинов, в неполноте некоторых и проч. и проч.148

54) «А указывают на старыя книги, и говорят: что-де в Греческих книгах так написано, и печатают с них без рассмотрения и без свидетельства, аще что и до конца худо и непотребно, и тому они не внимают, но точию было б им против Греческих книг.»

Когда указывают таким образом; то уже исправление книг сделали не «на свой разум». Челобитчикам оставалось только пересмотреть беспристрастно, так ли подлинно в книгах, на кои указывается в исправлении книг, как что исправлено? Исправление книг было не по одним Греческим только книгам, если не угодно челобитчикам, чтоб переводы были поверяемы подлинником, – чем одним по правилам и может быть прямая поверка списков, но чего, без сомнения, желать такие люди, каковы челобитчики, были не в состоянии по незнанию языков. Между тем сами те книги, кои были тогда в употреблении у Соловетчан, в особенности того именно и желали, чтобы быть им выправленными по Греческим подлинникам, хотя, к сожалению своему, получить этого ранее еще не могли. Напр. при издании Шестоднева во время Патриарха Иосифа издатели в ходатайство извинения неисправностей книги говорят: «с прежних переводов печатано, а Греческих еще не видехом.149» Книги наши, говорим, исправлены не по одним Греческим, но и по Славянским древним спискам, пред которыми тогдашние печатные издания были, как и назывались, книги новые, а не стары. Все же сие сделано не без свидетельства, но по рассмотрению и одобрению Соборов, неоднократно бывших. Дело происходило известным образом, как челобитчики в свое время могли читать в самых тех исправленных книгах. (См. ст. 2). Что же именно могли они там видеть, о том пусть перескажут здесь вкратце сами книги. Служебник 1655 года150 в Предисловии говорит: «Святейший Никон Патриарх, входя в книгохранильницу со многим трудом, многи дни в рассмотрении положи, и обрете ту грамоту; в ней же написано Греческими писмены, како и коим образом в Царствующем граде Москве начаша Патриархи поставлятися, и паки обрете еще книгу, писанную с Собору вселенских Патриархов, Греческими же писмены, беже Собор той Святый в новом Риме Константинополи в лето 7101 (1593). К сим же в той книзе соборныя глаголы сицевы: яко понеже убо совершение прият Православных Церковь, не токмо по благоразумия и благочестия догматом, но и по Священному Церковных вещей Уставу, праведно есть и нам всякую Церковных ограждений новину потребляти , видящим новины всегда виновны бывати Церковнаго смятения же и разлучения: по Уставом последовати Святых Отец, и яже наученная невредима без приложения коего либо и отъятия приемлющим: от единаго бо Духа все Святые озарившеся, уставаша полезная. И яже убо анафеме предают, и мы проклинаем: и яже низложению, и мы низлагаем: и яже отлучению, и мы отлучаем: и яже запрещению предают, и мы такоже подлагаем, и прочая. И яко да во всем великая Россия Православная со вселенскими Патриархи согласна будет. Прочет же сию книгу Патриарх в страхе велик впаде, несть ли что погрешено от их Православнаго Греческаго закона, и нача в нужных рассмотряти, еже есть Символ Православныя Веры. И узре на саке Святительском его же от Грек в Царствующий град Москву прежде 250 лет, принесе Фотий Российский Митрополит, Символ Православныя Веры воображен Греческими шитыми писмены, во всем согласующеся Святей восточной Церкви. По том узре той же Символ в Московских в новых в печатных книгах: и много обрете несогласия: таже и Святую Литургию рассматрив, обрете в ней ово прибавлено, ово же отъято и превращенно. По сем и во иных книгах узре многая несходства. И совет сотвори Великому Государю Царю, и Великому Князю Алексею Михайловичу всея великия и малыя Россия Самодержавцу, дабы по 37 правилу Святых Апостол и по 50 правилу вселенскаго шестаго сбора; и по 6 правилу вселенскаго седмаго Собора, о Церковных вещех, и о Божествственных повелениях и стязаниях, и о разрешении недоуменных и недоразумных вин, Собор повелел составити. На Соборе, где были кроме Патриарха, 10 Архиереев, 11 Архимандритов и Игуменов, 13 Протопопов и Царский Синклит, Патриарх между прочим возгласи ко Благочестивейшему Царю, и ко всему Священному Собору, и к Ситклиту, и рече: и о сем прошу, решения, новым151 ли Московским печатным книгам последовати, в них же многая обретошася нами от преведших, и преписующих я не искусне, с древними Греческими же и Славенскими несходства, и несогласия, явне же рещи погрешения, или древним Греческим и Славенским, иже обаче един купно чин и устав показуют. В них же Святии Божии человецы и велицыи сих творцы восточнии Богословцы и Учители, Афанасий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоустый, Иоанн Дамаскинский, и Петр, Алексий, Иона, и Филипп Московстии Чудотворцы, и прочии Святии поучающеся Богови угодиша, и нам в пользу нашу не зазорныя оставиша и не вредны блюсти повелеша. Сия Святейшему Никону Патриарху Богодохновенно изглаголавшу: Благочестивый Царь, и весь освященный Собор вси едино отвещали: достойно и праведно исправити противо старых харатейных и Греческих. И еще Святый той Собор рече сице: и мы такожде утверждаем быти, якоже Греческия и наши старыя книги, и уставы повелевают. И так Благочестивый Государь Царь и Великий Князь Алексий Михайлович и Святейший Никон Патриарх, Святый оный Собор совершивше, повелеша древния Святыя книги от Греческа языка на Славянский прежде многих лет, яко 500 лет, и вящше преведенныя, и на хартии писанныя, в Царствующий свой град Москву собрати. И абие премудрым их повелением от всюду из древних Российских книгохранительниц, и из Великаго Нова града, и Живоначальныя Троицы из Сергиева Монастыря, и из Юрьева Монастыря, и из Хутыня Монастыря иже в Великом Нове граде, и из Иосифова Монастыря Волоцкого и из прочих градов, и честных Монастырей, Святыя оныя древния пред многими леты писанныя книги собрашася. Таже Благочестивый Царь и Христолюбивый Патриарх, оными собранными книгами едиными не удоблившеся, уныслиша здраво, да не едина их воля, но и да совет вселенских Патриархов оных книг о исправлении будет вкупе. И усвоивше богобоязлива мужа, именем Мануила Грека, и с ним грамоты своя, в них же и о погрешенных в книгах вопрошения написавше, ко вселенским Патриархом послаша, в тоже 7162 (1654) лето. Всесвятейший же вселенский Патриарх Паисий и с ним Священнии мужие, Благовернаго Царя, и Благочестиваго Патриарха писания приемше. Собор о сих скоро сотвориша, и главизнами на нем содеянными о всех писанных к ним Благочестивому Царю, и Христолюбивому Патриарху ответ давше, и деяние Соборное прислаша, в лето 7163 (1655), ко всем повелевающе последовати, древних великих Православных восточныя Церкве Учителей, повелением сущим в ветхих книгах, Греческих же и Славенских. Восписа же Всесвятейший Паисий Патриарх вселенский к Никону Патриарху Московскому, и в грамоте своей: разумехом (...)152 Церковных Прошений, их же толкование приять от Апостольския Соборныя по нам великия Церкве, и собрахом Священный Собор, и узрехом (я...) и писахом на едином коемжде чистое и православное толкование, и се связахом я в книзе, и (посылахом я...) с помощию Божиею в руце ваша.153 Да разумеет всяк толкование и смыслы, яже имут (...) Церковных Таинств, да предадите их всем Священным лицам, да совершат последование, и всякое Священнодеяние по чину великия Церкве: да ни едино разнство имамы, яко чада истинная единыя и тояжде матере, восточныя Апостольския Соборныя великия Церкве Христовы: и да ни едину вину обретают скверная еретическая уста оглаголати нас о некоем разнстве, но да стоим во истинном согласии тверди и непоступни и прочая. Написа же Всесвятейший вселенский Патриарх Паисий в той же своей грамоте и сие, зело дивяся и глаголя тако: обаче преблаженнейший брате, со прошением зде речеся слово, яко бывают в Церковных чинах некая, яже зрятся не стояти добре, зане не имут подобие чином великия Церкве, и удивляюся како не вопросишася и сия. И первое, яко во Святом Символе Святых Отец Никейскаго Собора имате некая приложения, и некая словеса, яже мы не имамы. По сем и иная некая несогласия в Церковных вещех. Сего ради мы от многия любве, и еже по Богу желания, еже имамы быти во всех соединени и подобни яко едино тело Церковное, желаем да исправятся, да не пребудет некое слово у еретиков осудити нас, яко имамы разнства между нами: и прочая. К сим тойже Всесвятейший Паисий Патриарх вселенский, и Символ Православныя Веры Греческим языком написанный, и во всем трех сот осминадесяти Богоносных Отец на Никейстем Соборе и 150 Святых Отец, в Константине граде сошедшихся Духом Святым составленному сложению согласующиися, в Царствующий град Москву ко благоверному Царю, и ко благочестивому Патриарху присла. И тако Благочестивый Царь Христолюбивый Патриарх от вселенскаго Паисия Патриарха, о всех писанных ответ приемше, и Соборное оно деяние прочетше, и сим к большему благих желанию воздвигшиеся, и сущыя в России ветхия Греческия же и Славенския книги, на исправление не довольно мняще, изволиша со многою своею милостынею старца Арсения Суханова послати во Афонскую гору, и во иныя Святыя старожитныя места, к держащим и еще Греческаго закона Уставы непреложно, яко да и оттуду своея ради богатыя милостыни старописанныя книги притяжут. И сему сбывшуся, Святыя горы Афона, Боголюбивии Начальницы, Святых и честных Монастырей Лавры, Ватопеда, Хиландара, Иверскаго, Дионисия, Пантократора, Ксиропотама, Котулмуса, Дохериа, Симона, Петра, Рускаго, Филофеа, Святаго Павла, и прочих, изыскавше во своих книгохранительницах книги изрядны, и правописаны Греческим языком, числом, 500. В них же тако суть книги древния, яко от того времене, в неже они писаны, прейде лет, Евангелию 1050, Евангелию же 650. Псалтири, яже писана при Греческом Царе Алексии Комнине, 600. Евангелие же, еже от Грек Епископ Иоаким принесе в великий Нов град, внегда благоволением Божиим первое крести его. Григория Богослова 737, Служебнику 600, Служебнику же 455 и прочия, Евангелия, Апостолы, Псалтири, Пророческия, Апокалипсисы. Святыми Отцы восточными изрядно истолкованныя. К сим Святых Дионисия Ареопагита, Василия Великаго, Иоанна Златоустаго, Иоанна Дамаскинскаго, и многих Святых. К сим же Уставы, Октаи, Триоди, Минеи, Часословы, и прочия Святыя книги. Овым убо от них от того времени егда писаны, преидоша 700 лет. Овым же 500, овым 400. И сия вся со оным Арсением Сухановым в Царствующий град Москву прислаша. Еще же и от Иеросалима Патриарх Святейший, Евангелие прежде шести сот лет писанное присла. К сим Святейший Александрийский и Антиохийский Патриархи, и Архиепископ Пекский, и Патриарх Сербский, и Халкидонский и Ахридонский, и Никейский Митрополити, и иныя мнози от Православных стран, писанием из Царствующаго града Москвы прошени, неменее двою сот книг различных древних и Святых в него прислаша. И тако благочестивая сия и Богомудрая двойца, Великий Государь Царь и Великий Князь Алексий Михайлович и Никон Патриарх Московский, Макарий Патриарх Антиохийский, Гавриил Патриарх Сербский с Митрополиты, и со Архиепископы, со Архимандриты, и Игумены, и со всем освященным Собором. Почетше же Святое Евангелие, и Боговдохновенная Апостольская, и седми вселенских Соборов правила. К сим и бывшее в лето 7162 (1654) при державе Благочестиваго и Христолюбиваго Государя Царя и Великаго Князя Алексия Михайловича в Царских его Палатах Соборное утвержение, и оное от всесвятейшаго вселенскаго Паисиа Патриарха, присланное Соборное деяние пред ся принесше, со усердием почтоша, и судиша с право, и от Духа Святаго составлено бысть. Принесе же Макарии Патриарх Антиохийский на Собор, и своя Православныя книги, Служебник и прочая. И тако вся старописанныя Греческия и Славенския книги рассмотривше, обретоша древния Греческия с ветхими Славенскими книгами во всем согласующася: в новых же Московских печатных книгах154, с Греческими же и Славенскими древними, многая несогласия и погрешения. Прочтенным же сим всем и разсуждением, судиша тако быти, якоже Апостольская, и со седми вселенских Соборов, Святыя правила повелевают: и якоже на Святых Соборах, первое в Царствующем граде Москве, в Царских Палатах, потом же в Константинополи у всесвятейшаго Паисиа вселенскаго Патриарха, и с ним Священных мужей уставлено бысть. По сем от Греческих и Славенских древних книг истинное избравши, и сию Святую книгу Служебник во всем справя, и согласну сотворя древним Греческим и Славенским, повелеша в Царствующем своем граде Москве напечатати, в лето 7163 (1655), и не точию едину сию книгу исправити восхотеша, но и прочая Святыя книги, в них же, неким от преписующих невниманием, погрешения обретаются, во всем с древними Греческими и Славенскими Священными книгами, в них же ни едино погрешение обретается, согласити и исправити узакониша». Дозде Служебник.

Когда, по отшествии Патриарха Никона от престола, некоторые из Русских соблазнились исправлением Служебника, как будто новизною, то чрез 11 лет, по повелению Государеву, собран был для рассмотрения дела сего опять Собор в 7174 (1666) году между Патриаршеством. Собор, как пишется в Соборном Свитке, изданном при втором издании Служебника, сделал о Служебнике следующее определение: «Сошедшеся мы великороссийскаго Государства вси Архиереи, Митрополити, Архиепископи и Епископы, и от прочих духовных чинов нарочитии мужие Архимандрити и Игумены, и Протопопи в Патриаршей Кресотовой Палате: и испытовахом подробну чрез многое время новоисправленыя и новопреводныя печатныя книги, и старыя харатейныя, Славянороссийския рукописанныя, о вышереченных вещех, и о прочем. И ничтоже стропотно, или развращено, или Вере нашей Православной противно, в новоисправленных и новопреведенных печатных книгах обретохом: но все согласно, со старыми Славянороссийскими харатейными книгами. В них же видехом и Святый Символ без прилога истиннаго яко и в новопечатных исправлено и напечатася: и Аллилуиа, написано в ряд, трижды: Аллилуия, Аллилуия, Аллилуия: таже, Слава Тебе Боже. И о знамении честнаго Креста, сиречь о сложении триех первых перстов десныя руки; и о Иисусове молитве: и о чине Святыя Литургии и прочая, все согласно в старых Славянороссийских харатейных иных книгах обретохом, якоже и исправленных печатных книгах. Зане Никон бывший Патриарх, повел книги исправляти и преводити не собою: но повелением Благочестивейшаго Государя нашего Царя, и Великаго Князя Алексия Михаиловича всея великия, и малыя и белыя России Самодержца, Благословением же, и советом и произволением Святейших Вселенских Патриархов, с согласием Архиереев всего Российскаго Государства, и всего освященнаго Собора: с Греческих, и древних Славянороссийских харатейных книг, соборне изречеся исправляти я. Которыя древния славянороссийския харатейныя книги, и сами мы ныне, испытахом, и рассмотрихом подробну. И при Благочестивейшем, Тишайшем, Великом Государе нашем Царе, и Великом Князе Алексии Михайловиче, всея великия, и малыя и белыя России, Самодержце: и при всем его Царском Пресветлом Сигклите, в Царских его высочайших Палатах предложихом, и чтохом, и свидетельствовахом. Из них же некия, и всем Священником Царствующаго града Москвы, соборне показахом, в Патриаршей Крестовой Палате.

«Егда же приидоша в Царствующий великий град Москву, Всесвятейшии и Преблаженнейшии вселенстии Патриархи, Кир Паисий, Папа и Патриарх великаго града Александрии, и Судиа вселенней: и Кир Макарий, Патриарх Божия града великия Антиохии, и всего востока: призванием155, молением, и тщанием Благочастивейшаго Великаго Государя нашего Царя, и Великаго Князя Алексия Михайловича яко да исправят и рассудят, яже между нашея Церкве случшияся раздоры, соблазны, и мятежи. И мы весь освященный Собор великороссийский, благодаря Господа Бога, и Пресвятую Богородицу, о их пришествии зело возрадовахомся. И мы им Патриархом, наши Соборы, и дела вся подробну известихом. И они всесвятейшии Партиарси, наши Соборы, и дела и рассуждения слышавше глаголали: яко тако есть истинно, и право рассудите, и с нами во всем согласно. Якоже мы держим, и мудрствуем, свыше, и изначала: тако и вы соборовали есте, и мудрствовали. Зане сие предание есть Святых Апостолов, и Святых Отцев, а Святыя Церкве чин древний, и книги новопреводныя исправленыя печатныя суть правы, и согласни с нашими Греческими книгами. И своим великопастырским благословением наши Соборы и дела, благословиша и утвердиша.»

«И егда Господь Бог, и Пресвятая Пречистая Богородица, по их пришествии без медления дароваша нам, крайняго Архиерея, и Архипастыря, Святейшаго Иоасафа Патриарха Московскаго, и всея России: и к нему такожде приносихом тая наша Соборная дела, и писания, и предложихом пред ним, еже рассмотрити, рассудити, благословити и утвердити своим великопастырским благословением. И он Архипастырь наш, великий Господин, Святейший Иоасаф Патриарх Московский, и всея России, слушав и рассмотря тая наша Соборная дела, и писания, своим великопастырским благословением утвердил согласно во всем». – Дозде Соборный Свиток.

Упоминаемый Собор Патриархов Греческих и Российскаго Иоасафа с 14 Митрополитами, 8 Архиепископами, 5 Епископами, 25 Архимандритами, 8 Игуменами и 13 Протопопами, между прочим написал в своем определении, как значится в том же Свитке, следующее: «Да будет вам ведомо, от нашего освященнаго Собора, всякому от освященнаго Клира, о книзе сей, Служебник, яко не просто ниже от своего си разума, еже в чесом где в чинех в нем исправихом». На конце: «Не мни же тебе единыя главы сему разумом содеватися, но прилежным рассмотрением и премудрым рассуждением Святейших Патриархов Кир Паисиа милостию Божиею, Папы и Патриарха Александрийскаго, и Судии вселенныя. И Кир Макария милостию Божиею Патриарха Великаго Божия града Антиохии, и всего востока. И Кир Иоасафа милостию Божиею Патриарха Московскаго, и всея России: еще же и единогласным советом всего освященнаго Собора от Греческих и Российских Архиереев, и Преподобных Отец совокупленнаго, непщуй тебе сие чиноисправление утверждено быти. Приемли же якоже спасенное, зане же во мнозе совет спасение. Лобзай яко от Самого Христа устроенное: ибо идеже два или три во имя мое собрани, тамо и аз есмь посреде их, глаголет Господь. Сам посреде во имя Его собранных правительствует, яко вождь посреде воинов, яко Учитель между ученики своими, и яко кормчий в корабли своем. Сам убо есть руководитель писанию узаконения, правильнаго и праведнаго сего освященнаго Собора. Тем же по оному словеси сему: аз есмь путь, истинна, и живот, наставил ны есть на путь воли своея, сим освященным Собором, прогнал есть лжи тму, безумных раскольников, и ведет ны в жизнь вечную. Еяже же сладости учреждение тем точию обретовася, иже слушают гласа Пастырей Богом себе дарованных, яко самых уст Христовых, ибо рече Господь слушаяй вас, меня слушает». Дозде Свиток.

Какие же именно старые Славянские книги приняты были за основание исправления книжного, и откуда они поступили на Собор, об этом Святейший Патриарх Иоаким с подробностию пересказал в Духовном Увете156 своем, изданном по случаю нового возмущения о книгах во времена стрелецких бунтов. Патриарх сей поступил на место Иоасафа и, вероятно, находился в числе Духовенства, на Соборе о книжном исправлении бывшего. Мы перескажем вкратце словами самаго Увета указания его по каждому предмету.

1) О Тропаре: Благообразный Иосиф и проч. «Те Тропари по Херувимской песни и в Великую Субботу напечатаны тако, со многих Греческих и Славянских харатейных старых книг, Триодей и Служебников. А в коих писано, и то зде полагается: книги Греческия, Триодь постная и цветная в полдесть, писана отселе157 за триста тридесять осмь лет в лето 6852 (1344), принесена и положена в Соборную Церковь Фотием Митрополитом Московским и всея России. В ней в великий пяток на вечерни Тропарь Благообразный Иосиф: конец его писан, закрыв положи158. Такожде пишет в Греческом письменном Служебнике по Херувимской песни в Литургии Златоустов, окончание того же Тропаря, закрыв положи. И паки в русских Служебниках обретается Евфимия Новгородскаго Чудотворца, писаннаного в его лета, отселе за 244 лета, по Херувимской песни конец того Тропаря, закрыв положи. И паки в Служебнике Иосифова Монастыря Волоцкаго, того же Тропаря конец, закрыв положи. И во всех старых книгах Греческих и Славенских стоят Тропари такожде».

2) О молитве в чин Крещения: «И в древних Греческих Требниках племенных и печатных, и Славенских харатейных, и Сербских и Киевских Требниках писано согласно, против новоисправных Требников».

3) О пепле: «А писано то сыпание в книгах Греческих Требниках писменных, печатных, и в Славенских Требниках древних, и Киевских печатных произвольно (надвое или на произвол): егда не сущу маслу от кадила, тогда посыпают пеплом от кадильницы мало. Подобна, егда успшему зде творится надгробное пение, а в землю погребают во ином граде, или Обители, и ради сего, сотворивый надгробное Архиерей поливает маслом умершаго, и потом сыплет крестообразно пепел: тако содержит Святая восточная Церковь».

4) О Кресте: «Виждте, о погибающий людие, поне сей Крест Святый предрагоценный окладом, неоцененный же образом, древностию пречестный, именуемый Корсунский, иже в Соборном Храме, в Монастыри всех Церквей, Олтарь Господень яко солнце просвещает: и во всяких ходах от всего народа Боголепно почитаем бывает». В Увете приложен рисунок сего Креста, – Крест четыреконечный. «Зрите каковыя Кресты от начала Крещения на персех своих обыкоша людие вернии носите, не четыреконечные ли? Ей тако. Вопросите честных Иеромонахов, от Святыя горы Афонския приходящих, како у них Просфоры печатаются из начала: и приимете ответ: яко сицевым образом Креста Господня. Взыщите от Архиереев всего Православия Греческаго, и тоежде услышите».

«И в Минеях четьих старых рукописанных о четвероконечном Кресте написано во многих местах, такожде и в книгах Греческих и Славенских харатейных древних, писаны Кресты в лицах, четвероконечные. В книге Григориа Богослова, писанней в великом Нове граде на хартии, при Архиепископе Новгородском Иоанне, отселе за пять сот лет. И паки, в книге Часослове древнем харатейном, великия Соборныя Церкве, в начале писаны четвероконечные Кресты. И паки в книге древней писмянной харатейной во Уставе, в начале писаны четвероконечные Кресты».

«Такожде и во иных многих книгах обретается, но множества ради зде оставляем. И паки Святый Крест Царя Константина от злата устроенный, имже побеждаше супротивныя, иже принесен из Святыя горы Афонския, иже ныне в велицей Соборней Церкви, сицевым образом устроен, якоже зде изобразися.» Изображен четвероконечный.

«Такожде и на сосудех Антониа Римлянина, иже в бочке морем принесены быша в великий

Нов град. Ныне же во Святей велицей Соборней Церкви на Москве те сосуды, на нихже знамение Креста четвероконечным образом. И паки на Церкви Пресвятыя Богородицы честнаго ея благовещения яже на Церковном дворе златый Крест поставлен на большой главе, якоже ныне всеми видим четвероконечный есть.»

«Еще же таковы Кресты всяк зри издревле устроены на Царских венцах, якоже и зде венец Царский, Мономахов, и на Царской державе и Скиптре, и на главах своих носили благочестивые Цари, и ныне носят. И на Патриарших митрах, таковы же Кресты: такия же Кресты на старых Антиминсах, иже привезены из Владимира из Монастыря Царя Константина.»

«Подобне на многих древних Церквах и доныне четвероконечные Кресты, якоже видим зде в Царствующем граде Москве. И в великом Нове граде, и во граде Киеве, в пречестной и великой Киевопечерской Лавре Антониа и Феодосиа, и во Пскове обретаются всюду. Что тех свидетельств светлее; или что вернее быти может?»

5) О перстосложении: «Великий во Святителех Василий Архиепископ Кесарии Каппадокийския в книзе своей глаголет сице: еже знаменати Крест на лице и на персех, Апостольское есть древнее предание, поучением, а не писмены нам преданое. А о согбении перстов ничесоже пишет.»

«Доводствуем же предание сие быти Апостольское и Отец Святых сице: Еже от начала Церкви кроме писания в Церкви соблюдаемо хранится, и от многих народов содержится, есть Святых Апостол и Отец Святых предание; но треперстное сложение во Креста Господня и воображении из начала Церкве, и от многих народов содержится, и хранится. Убо треперстное сложение есть Апостольское и Святых Отец предание. А яко из начала Церкве хранится, явственно есть, ибо Святая восточная Церковь новостей не терпит, паче же отревает, яко и ныне двуперстному сложению творит, ово же яко от многших народов треперстное соблюдается сложение, солнца есть светлейше. Ибо Грекове и Грузи, Серби, Болгары, Волоси, Молдави, малая и белая Россия, Литва яже в Православии, и прочии народове: напоследок и великой России мнози людии старии, иже не прельстишася некоего Феодорита писанием, держат треперстное сложение неизменно. Убо истинно есть, яко Апостольское есть, и Святых Отец предание.»

6) Об Аллилуия: «Еще же и в древних Греческих книгах, в Триоди Цветной писанной в лето

6852 (1344). И свидетельствована та Триодь Максимом Греком Святыя горы, и его рукою та Триодь подписана, что Фотий Митрополит Российский положил в Соборную Церковь, в ней пишет в конце книги, в великую Субботу на утрени по кафисме: блажени непорочнии: по Тропарех же, Ангельский Собор удивися зря тебе, сице: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа Слава Тебе Боже. Еще в Требнике старописанном Греческом же по Тропарех: Святых лик: аллилуиа трижды; а в четвертое Слава Тебе Боже. И паки Соборныя Апостольския великия Церкве, старой Часослов харатейной, в нем на вечерни по Псалме: Благослови душе моя Господа: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа Слава Тебе Боже. Еще в Четиих Минеях во Иунии и во Августе месяцах, иже писаны повелением Макария Митрополита Московскаго, во дни Царя Иоанна Васильевича, в лето 7061-е: в конце книги с толкованием159 о трегубой аллилуии, пространно писано, такожде повелено глаголати трижды аллилуиа, а в четвертое Слава Тебе Боже. И инде на многих местех обретается в Греческих и Русских книгах древних, по трижды аллилуиа, а в четвертое Слава Тебе Боже. Но множества ради оставляем сия.»

7) О молитве Иисусовой: «К сему же сия молитва: Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас, напечатана в книзе глаголемей Кирилла Иерусалимскаго с толкованием, на листе 552, и 553, и 554, и 555 и 556. Чесо ради повелеша Святии Отцы глаголати, всяк бо чтый тамо разумеет. И паки в книге Чудова Монастыря старописменной Никоновых правил Черногорскаго, таже молитва положена с толкованием, глава 55. К сим же и в книзе Соборнике писменном в полдесть яже взята у раскольников, иже приносиша во грановитую Палату160, писана молитва с толкованием, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас. И во иных многих Греческих и Славенских древних книгах всюду обретается, и в печатных такожде.

8) О словах в Символе Веры: Господа истиннаго и животворящаго. «Взыщите книги древния Греческия, вопросите Святыя горы Афонския: пройдит вся пределы Греческия, и Грузинския, не узрите, ниже услышите в Символе того имене прилагательнаго до Святаго Духа, истиннаго. Приидите и виждьте в ризнице Патриаршей зде в Царствующем и Богоспасаемом граде Москве, явное и рукама осязаемое свидетельство о сем. Еста зде два сакка от лет Фотия Митрополита Московскаго и всея России, на не юже изсошвен есть Символ Греческими писмены кроме приложения того имене истиннаго. Приидите чтите и Соборное деяние еже прислала четыре Святейший Патриарси Константинопольский, Александрийский, Антиохийский, Иерусалимский, ко Благочестивому Великому Государю Царю и Великому Князю Феодору Иоанновичу всея России Самодержцу, о поставлении Иова 1-го Патриарха Московскаго161, за руками своими Патриаршими, и многих Святителей под ними бывших, почтите в нем Символ Святый, и ни тамо обрящете того имене, истиннаго. Паки возвещаем вам, яко и в наших книгах Славенских, из начала сие имя, истиннаго, в Символе Святом не бяше. Свидетельствует о сем монах Зиновий ученик Премудраго Максима Грека, иже глаголет: видех в правилех древняго превода книги, преписаны же быша при Ярославле Князе сыне Владимирове, и при Епископе Иоакиме, в начале крещения нашея земли, во изображении Православныя Веры, писано: и в Духа Святаго Господа, а не написано, и в Духа Святаго Господа истиннаго, но написано, Господа. Дает свидетельство подобное и ныне древняя и от пяти сот лет и вящше харатейная книга, юже на Собор привезе из великаго Нова града Новгородский Митрополит, на обличение непокоривых: в ней же есть Символ Православный кроме приложения того имене, истиннаго. К сему книга Григория Архиепископа Селунскаго о Вере в десть, Митрополита Макария Московскаго келейная иже был при Царе Иоанне Васильевиче, добраго преводу, в ней писан Символ Православныя Веры, согласно с Греческим, егоже царствию не будет конца. И в Духа Святаго Господа животворящаго. И паки книга Псалтирь со возследованием в полдесть писма добраго, Соловецкаго Чудотворца Зосимы келейная, по ней же сам Чудотворец правило исправлял, в ней писан Символ без прилогу истиннаго. Подобне книга Часослов харатейной в малую десть Святыя великия Апостольския Соборныя Церкве, писан при Фотии Митрополите Московском, в нем писан Символ Православныя Веры, без прилогу истиннаго. И паки книги древния два Требника в малую десть, един писан во Святой Афонской горе в лета древния, другий зде в России писан со Греческаго переводу, в лето 6989, в нихже Символ Православныя Веры во Святом Крещении писан, без прилогу истиннаго."

«К сим же в книге глаголемей Кирилла Иерусалимскаго (ибо не его) печати Московския при Иосифе Патриархе напечатано в конце книги, на листе 430, Святое изображение Веры Христианския, и в Духа Святаго Господа животворящаго, без прилога истиннаго, и во иных многих Славенских древних писменных добрых преводех, всюду обретается без прилога истиннаго Символ Православныя Веры. Множества же ради оставлена суть.»

9) О имени Иисус «Славенския древния харатейныя книги, книга Григориа Богослова, яже писана в великом Нове граде на хартии за 500 лет, при Иоанне Архиепископе Новгородском, в ней писано Иисус, во многих местах. И паки: в книзе Иоанна Дамаскина харатейной Болгарскаго переводу за многия лета писано Спасителево имя Иисус, во многих местех. Подобне и в древних харатейных Евангелиях опракосах писано имя Спасителево с приложением литеры и, сице Иисус, и во иных многих древних книгах обретается, но множества ради оставися зде.»

10) О коленопреклонении в день Пятдесятницы: «К сим предложим Устав древний харатейный, егоже приложил Чудотворец Евфимий Архиепископ Новгородский, в обитель всемилостиваго Спаса, иже на Хутыне, в лето 6949-е, ныне же той Устав в Патриаршей ризнице, в нем писано, в неделю Пятдесятную вечера, сице: «паки, и паки преклонше колена Господу помолимся. И нам преклоншим колена, и непокровенными главами стоящим, прочитает Иерей, первую молитву, от Олтаря велегласно». – «Подобне сему и во иных многих древних харатейных Руских, и Греческих Уставех и Триодех, и Требниках, согласно обретается.»

11) О ектении и молитве: «Книга Требник харатейный Греческий писан в лето 6856-е Царя Православнаго Иоанна Кантакузина, и на его имя подписан. И вторый Требник Греческий древний писменный принесенный от Святыя горы Афона, такожде и Триоди и Уставы Греческия, принесенныя от Святыя горы Афона. И Руския Уставы харатейныя, Требники, в нихже сим преводом, ектения, и молитвы, во всех согласно обретается, якоже в новопечатных. Молитва же Святому Духу особна, зде прибавлена не в давных летех, с преводов Киевских. Якоже являет надписание оноя молитвы сице: «Молитва прилагаемая по сих молитвах особна Святому Духу, творение Святейшаго Патриарха Константина града Филофеа.» Требник при Иосифе Патриархе, выходу 7160 года, лист 83-й на обороте. И от сего разумно, яко в нове бе: понеже рече, прилагаема. И Филофей Патриарх был много лет спустя после седмаго Собора, того ради, у древних Святых Отец, в их Святых книгах, во Уставех, и Требниках, и Триодех не обретается сия молитва.»

12) О Служебнике: «А с которых древних книг наших Руских Чудотворцов исправися чин Служебника, и тии зде во свидетельство полагаются: во первых Антониа Римлянина: Преподобнаго Варлаама Хутынскаго: Архиепископов Иоанна, Евфимиа, Серапиона. Новгородских Чудотворцов Служебники, по нихже сами служиша. К сим же Святаго Киприана Митрополита Московскаго и всея России, писанный на хартии его рукою Служебник, на пяти просфорах. Великаго Чудотворца Сергиа Радонежскаго обители, харатейный Служебник на пяти просфорах. Иова перваго Московскаго Патриарха со златыми писмены. Иосифова Монастыря Ламскаго, Служебники и иных Святых многих, но зде множества ради оставляем. Все сии Служебники согласны суть со Греческими, и с нынешними исправленными молитвы и чин имут вси един.»

13) О просфорах: «Понеже чин служения над седмию просфорами в восточной Церкви у Святых Отец нигде не обретается в древних преводех. Подобне и у нас в России, во всех старых Служебниках, иже писаны за 500, и за 300, и за 100 лет, по нихже служили Святыя Чудотворцы Российския, якоже в 17 главе вси по ряду изочтошася, в нихже ни во едином обретается над седмию просфорами Священнодействие. К сему же и во Греческих древних харатейных писменных Служебниках и в Номоканонех Святыя горы Афонския, и во Львовских древних Православных чин повелевает на пяти просфорах Божественную Литургию совершати, по преданию Святых Отец, а не на седми. Подобна и Номоканоны, иже первее напечаташася, со Греческих добрых преводов, в Киевопечерской Лавре великих Чудотворцов Антониа и Феодосиа в лето 7132 (1624): в тех Номоканонах напечатано, на Святой Проскомидии: колико просфор имети должен еси? На Святой Проскомидии Божественныя Литургии, пять просфор да имаши, первая, за Господский хлеб: вторая, Пресвятыя Богородицы: третия, за Святых: четвертая, за живых человек, ихже хощеши поминати: пятая за усопших, едино прямо единому особно кождо чином своим, якоже в Служебниках указано и изображено имаши. Зри ми истину, являет Номоканон, яко и в служебниках согласно на пяти просфорах Божественная Литургия прежде бяше, того ради и воспомяну указ Служебника. А зде в Московской Типографии при Святейшем Патриархе Иоасафе первом, в лето 7148: Требники иноческия в десть, в нихже и Номоканон прежде помяненный напечатан с Киевопечерских преводов, во всех правилах и речениях согласен, кроме того 210 правила о Божественной Проскомидии. Сие, 210, правило от своего смышления не согласяся со Святыми Греческими и нашими древними книгами, превратили собою, и напечатали не противу преводу. В преводе убо стоит пять просфор да имаши на Божественной Литургии: а зде на Москве напечатали, седмь да имаши. И се явно, яко от своего разума сице сделано и написано: первая за Господский хлеб: вторая Пресвятыя Богородицы: третия за Святых: (зде прибавили) четвертая за Патриарха: пятая за Царя и за Царицу и за чад их. А идиже будет к Цареву Величеству послати, то выимати по имяном всем по просфоре. Шестую же за всех Православных живых человек: седмую, за усопших. Зри, и внимай, прежнии Святии Отцы смирением водились: сего ради не дерзнуша отделити Патриарха и Царя от прочих Христиан, но купно со всеми Христианы учиниша поминати от единыя просфоры. Зде же тщеславия ради, или от простоты разума, не по преданию Святых Отец, повелеша тако напечатати собою, а не с преводу. Сего ради со Святою восточною Церковию разгласишася. Убо с волею великаго Государя, добре исправися Святая книга Служебник против древних Греческих и наших Российских харатейных добрых преводов, со многим истинным свидетельством, якоже выше изъявихом».

14) О Кресте на просфорах: «Рцыте нам, о раскольницы, кто предаде от Святых Апостол, или от Святых Отец, или от Патриарх на просфрах имети Крест осмиконечный с копием и тростию и со главою Адамлею, и с надписанием: Се Агнец Божий, и прочая: якоже вы глаголете? Или повеле кий Патриарх Московский, Филарет, или Иоасаф, или Иосиф напечатати о сем, или указати или обрести ни в коих книгах не можете.»

«А еже в Божественной Литургии на просфорах, прият Святая Церковь четвероконечный Крест, по разуму прочих Тайн, и знаменует на просфорах той Крест плотскаго Христова смотрения образ. Понеже плотию Христос, якоже мы егда распрострети имамы руки, четвероконечен есть, и бывает той Святый Агнец, иже вынят от просфоры, под видом хлеба, самое тело Христово призыванием Святаго Духа, и молитвами от Священника прочитаемыми: и под видом вина, пречистая Кровь Христова бывает. Сих ради предлежащих вин, Святая восточная Церковь содержит на просфорах четвероконечный Крест точию с надписанием имене Иисус Христос под видом хлеба, а не образ Креста. Четвероконечный же Крест знаменует пречистую Христа Бога нашего плоть. Сему образ явлен кийждо нас имать сам себе всякий человек». (См. выше ст. 19).

Общее замечание в Увете Святейшаго Иоакима Патриарха на конце книги: «А еже они раскольники с собою книги носили, и людей прельщали, якобы написано праведно, у нихже ныне взята книга Соборник писанная, в нейже писано аллилуиа трижды, в четвертое Слава Тебе Боже, и, для чесого тако глаголется, толковано, и в четвертое после трижды аллилуиа, Слава Тебе Боже, в той книзе выскребено. И в вопросах в той же книзе написано: и в Духа Святаго Господа истиннаго животворящаго. И молитва: Господи Иисусе Христе Боже наш помилуй нас: тамо

писано же. И о четвероконечном Кресте, яко от двою палиц Крест составляется, такожде писано. И о том выскребании аллилуия, и Господа, они раскольники чернцы вопрошени быша, и сказали, что то выскребал раскольник же, что за той раскол быв многое время в сылке, и не токмо покаяся, но и тамо блядныя писма раскольныя писал, и ради возмущения людем разсылал, казнен смертию, бывший Диакон изверженный Феодор, и та де книга его Феодорова, и выскребал и приписывал он же. И зде подобает смотрети их раскольников воровство, тако людей книгами, и в них писанием воровским прельщают162».

«И аще бы кто малым свидетельством единою книгою и от невеждей писаною в чем соблазнится, то пришел бы ради сумнения своего посмотрел в Царскаго Величества книгохранительной Палате, такожде в Святейшаго Патриарха книгохранительнице, и на печатном дворе в книгохранительной же Палате, коликия тысящи книг старых Греческих и Российских, писанных и печатных, харатейных и бумажных, и не в давных летех такожде писанных и печатных, предлежат. И что в них писано, яко неоцененное есть сокровище. И како возможно есть кому противно, тем Святым книгам противяся, по своему мнению возможно печатати на развращение, но и помыслити есть странно, и Святыя восточныя Церкве чужде. И по что кому всуе клятвы Святых Отец на ся, и из какия прибыли наводите: не против коея книги, и вред творящая, и погубления делати. Ибо никтоже хощет соблазна и вечныя пагубы.»

В выписках из Увета не упомянуто здесь в разборе Челобитной Соловецкой о некоторых предметах прекословия, потому что не было сказано ничего о таких предметах в Увете, а там не сказано потому, что тех сомнений не выставляли уже мнимые староверы в новой Челобитной, которую разбирал Увет, хотя та Челобитная состояла (см. ст. 2) из списка Соловецкой Челобитной.

Есть также предметы, кои не помещены в Соловецкой Челобитной, но кои считаются в наше время наиболее многих других важными. Напр. нынешние старообрядцы едва ли не всего наиболее, после крестного перстосложения, хлопочут о хождении при Крещении, Браке и освящении Церквей посолонь, хотя ясно не настояли в этом Соловецкие челобитчики, ни иные первые ревнители обрядов. Требование новейших слабо уже по тому самому, что оно ново. Однако-ж когда есть, подлинно, слово посолонь в тех новых книгах, кои исправляемы были по старым и теперь называются старыми; то мы присовокупим примечание по памятникам Соловецким и о посолонном хождении.

1) В Соловецкой библиотеке ни в печатных, ни в древнеписанных Требниках нет слова посолонь в обряде Крещения и хождения вокруг Церкви при освящении: слово посолонь находится в печатных только книгах и только в обряде Брака. Что и в обряде Брака по книгам рукописным слова посолонь нет, и что следственно оно новое, прибавленное, тому довольным может быть свидетелем Требник Макария Митрополита, того самого, при котором был Стоглавный Собор.163 Впрочем, что круговое Церковное хождение должно быть в обрядах вообще отнюдь не посолонь, и что ходить таким образом по чиноположениям Церковным даже ясно запрещено, тому находится в Соловецкой библиотеке прямое свидетельство в харатейном Служебнике, писанном в 7040 (1532) году в Афонском Монастыре.164 В книге сей, о хождении вокруг Церкви при освящении, в чине о том написано так: «Подобает и се ведати, яко егда обходят Церковь миросающе да не идют опако165, якоже Латине еретиси, но сице подобает якоже Святыя дары одеснюя ити. Аще ли же кто от Священник начнет мудрствовати якоже еретифрязи, анафема таковаго и послушающаи его яко единомысленники с ними осюдятся.»

2) Упомянем и о том для желающих знать иногда не менее, как и о посолонном хождении, что в вышесказанном Макариевском рукописном Требнике166, в статье толкования о Церкви и Божественной Литургии, ясно видно, что просфор должно быть пять, хотя прямо числа того и не сказано: 1) для Агнца, 2) в честь Богородицы, 3) в честь Святых, 4) во спасение живых, 5) в память усопших. Написано так: «Положит (Священник) просфору на блюде, а не на дискосе и перекрестит крестообразно глаголя: яко овча на заколение веден бысть», и проч. «Таже просфору Богородици вынимая, приими Господи жертву сию, в честь и во славу Святеи Владычицы нашей Богородицы и Приснодевици Марии. Еяже молитвами спаси душа, такоже и Святому тоже. И се за воздоровие, приими Господи приношение се, во честь за раба твоего, Священноиннока Якима имя рек, о здравии и о спасении, и отпущении грехов. Такоже и за болящаго, а се за упокой, покои Господи

душу усопшуяго раба своего имя рек. Тоже все до конца глаголи». В двух древних рукописных Служебниках167, из которых один положен в Соловецкую библиотеку вкладом от Священноинока Досифея, ученика Преподобнаго Зосимы, упоминается, что просфор на Литургии употреблялось шесть. Следовательно, седмеричное число оных не есть необходимость.

55) «И теми, Государь, Греческими книгами они Православную нашу Веру Христианскую до толика истребили, якоже несть и следов Православия в твоем, Государь, Российском Царствии.»

Вероятно, кроме Соловецкого тогдашнего Монастыря? Притом и там слово по Челобитной было отнюдь не о Православной Вере, но о древах, о мыле, о пепле, о пальцах, о словах, о мечтах челобитчиков. Вера же, по слову Апостольскому, есть уповаемых извещение, вещей обличение невидимых, каковы все предметы Веры, в Символе исчисленные. Но и в том, что челобитчики называют по своему понятию, вопреки Слову Божию, «Верою», неправду их мы видели уже выше с подробностию.

56) «И которая вера до сего времени отнюдь не именовалася, ныне тоя новыя веры Учители учат нас новой веры, якоже неведущих Мордву, или Черемисов истинныя Христианския Православныя Веры.»

Видно из сказанного доселе, именовались ли до сего времени, не скажем, Вера, а и те самые внешности, о которых настоят челобитчики, и которым якобы вновь их учат исправленные книги. Виновна ли истина Веры в том, что не слыхали о ней до сего времени челобитчики, хотя они и не Мордва или Черемисы?

57) «А мы Богомольцы твои Государевы, аще и многогрешны, но обаче держим истинную Православную Веру Христианскую самим Господем нашим Исусом Христом преданную, и Святыми Отцы седмию вселенскими Соборы утвержденную, непоколебимо и нерушимо.»

Если Вера их в том, в чем они высказали ее выше; то это весьма унизительно для Православной Веры, будто бы она состоит в том только, в чем, вопреки Слову Божию, поставляют ее челобитчики. В наше время справедливее уже стали говорить о себе мнимые старообрядцы, что они только старообрядцы, а не староверы. Но и обряды их, как видели мы выше, не старые, а новые, пред тем только временем начавшиеся. Истинно старые обряды те, кои пишутся в книгах новоисправных.

58) «То же предание, которое по се время держаша Прародители Твои Государевы, Благоверные Цари и Великие Князи, и Отец Твой Великаго Государя Благоверный Государь наш Царь и Великий Князь Михаил Феодорович всея Руссии.»

Не так говорил об этом сам Царь Михаил Феодорович и предки его. В Послесловии при Требнике, напечатанном при Царе Михаиле Феодоровиче и отце его Патриархе Филарете в 7132 (1624) году, пишется168: «Слышавше Благочестивейшие Пастырие они, Богом венчанный Царь Михаил Феодорович и Отец Его Святейший Патриарх Филарет много некое и преизлишно в Божественных разногласие, еже и заповедем Господа нашего Иисуса Христа не сличное стихословие: и о сем разумно внемлюще и помышляюще, откуда есть вина толикаго разгласия Божественных Писаний, точию за небрежение и леность и неведение Божественных Писаний всякое несогласие и несостояние в Церковном соединении случашеся, и тако самоволен тернием небрежения путь новый покрывашеся. И повелеша от градов книги харатейныя добрых переводов древних собрати и в свидетельство Божественных Писаний благоразсудный свой совет преподавати, и от тех древних Божественных Писаний стихословие исправляти, яже неисправлением от преписующих и многолетных обычаев погрешена быша.» В Послесловии в Минее, напечатанной при том же Патриархе в 7131 (1623) году, сказано169: «Отцы и братия, яко хотяще Святую сию книгу глаголати или приписывати, любезно молим вас, милостиви нам будите и незазорливы ума нашего грубости и неразумию, аще за немощь прегрешений наших и недоумением сократися, или приложися, или отменися, сами исправляйте благоволением и действием Святаго Духа170». А прежние, до Государя Михаила Феодоровича, Цари наши, кроме Ивана Васильевича и Феодора Иоанновича, жили при тех книгах, по которым сделано исправление книг, а не при тех, коих держится мнимое старообрядство. И Царь Иван Васильевич жил во время Стоглавного Собора; а из Стоглава ясно видно, что некоторые предметы нового старообрядства были тогда точно так же, как ныне, по новоисправным книгам. Напр. 8-й член Символа Веры был без приложения слова истиннаго

(ст. 36); Крест почитаем был и осмиконечный, и четыреконечный (ст. 15–25); некоторые предметы вновь только появлялись в Стоглаве, как-то: крестное двуперстие и сугубая Аллилуия, и следственно самим Стоглавом ясно были свидетельствованы с той стороны, что они новость, а до того времени были они совсем не так. (Ст. 26, 27, 31–34).

59) «В ней же и Чудотворцы наши Зосима и Савватий, Герман и Филипп Митрополит Московский и всея Руссии, и вси Святии Отцы угодили Богу».

Они угодили Богу не древами, не пеплом, не мылом, не перстами, не словами, не внешностями, но Верою истинною и деятельною, т. е. здравыми понятиями в Вере и добрыми делами. Иначе и не было бы тогда ни одного не-Угодника. Что-ж касается и до обрядов, в коих одних поставляет всю Веру Челобитная; то и те обряды, как выше видели мы, не так содержали Преподобные Угодники Соловецкие. (См. напр. ст. 21). Наибольшее множество Угодников Божиих находится еще вне России: в Греции, Иерусалиме, Александрии, Антиохии, Риме и в иных местах; а они не знали наших книг, называемых старинными, ни двуперстия нашего, ни двойного Аллилуия, ни иного тому подобного, о чем настоит Челобитная, содержа напротив обряды так, как писано в Греческих книгах, против чего Челобитная вооружается. Но они-то и угодили Богу прежде наших Чудотворцев. Соловецкие Чудотворцы спасались уже по их следам. Все же они, повторяем, спасались не тем, в чем спасение и Веру ставит Челобитная. Они знали заповедь Самого Господа: Аще не избудет правда ваша паче книжник и фарисей, говорил Господь Своим ученикам,

не внидете в царствие небесное (Матф. 5:20. Зач. 12). А Фарисеи поставляли свою праведность, также как и челобитчики, в одних только внешностях, во своих чашах, в одеждах, в словах. Не в словеси царство Божие, говорит Апостол, но в силе. (1К. 4:20. Зач. 132. Мф. 23:1–39).

60) «И многие Чудотворные иконы Господь Бог в чудесех у нас в Русской земли прославил,

и ныне прославляет, и неизреченную Свою милость нам подает.»

Прославил Бог тогда, как были книги истинно старые, отнюдь не те, за которые стоит Челобитная, и как была Вера истинная, а не в наружностях только состоящая.

61) «Сверх, Государь, того вселенские Патриархи прежде бывшие у нас в Русской земли, Иеремия Цареградский, и Феофан Иерусалимский и иныя многия Палестинския власти, о нашей Православней истинней Вере свидетельствуют описанием (якоже в книге Кормчей Московской печати лист 15 и 26 пишет), сице: что де у них в Царе граде и во Иерусалиме конечно Православие Вере Греческаго закона и от Агарян насилие и погубление, и Церквам Божиим запустения и разорения, но точно Ты един во всей вселенней Владыка, и блюститель непорочныя Веры Христианския Самодержавный Великий Государь Царь благочестием всех превзыде и вся благочестивыя в Твое Государево едино Царство собрашася, и третий Рим благочестия ради Твое Государево Московское Царство именоваша.»

Не так написано в книге, как здесь; но вот как171: «Ветхий Рим падеся, Аполинариевою ересию. Вторый же Рим, иже есть Константинополь, Агарянскими внуцы от Безбожных Турок обладаем. Твое же, о Благочестивый Царю, великое Руссийское Царствие, третий Рим благочестием всех превзыде, и вся благочестивая в Твое Царствие в едино собрашася, и ты един под небесем Христианский Царь именуешися во всей вселенней во всех Християнех». Так писал Иеремия; а Феофан так: «Егда бех во Святом граде Иерусалиме с преже бывшим мене Патриархом Святейшим Кир Софронием и со иными боголюбивыми тамо сущими Митрополиты и Архиепископы и Епископы, и видех на востоце и на полудне от поганых Агарян Святым Божиим Церквам запустение и Православным Христианом Святага Греческаго закона великое насилие и погубление, и утешения ни откуду несть, точию слух Благочестиваго Христианскаго Руссийскаго Царя, яко той един на вселенной Владыка и блюститель (есть) непорочныя Веры Христовы». А в этом разность против написанного в Челобитной весьма велика. Сказания говорят о гонениях на Веру Греческого закона со стороны Магометанского начальства, а не о погибели Веры, как говорит Челобитная.

Что же касается до похвалы Веры Российской; то Патриархи хвалили совсем не то, чего держится Челобитная, а то, напротив, против чего восстает она, если говорить теперь о Вере, хотя с той одной стороны, с которой разумеют Веру челобитчики, т. е. со стороны некоторых только немногих внешностей. Перечислим статьи сомнении по-скору. Стат. 7, 8: Слова Дамаскина Студита; ст. 9: книга Небеса, не в Русской составлены Церкви, а в Греческой, где Иеремия и Феофан патриаршествовали, и составлены раньше их. (Св. Иоанн Дамаскин, творец книги Небеса, жил в 8-м веке, а Иподиакон Дамаскин в 15-м. Упоминаемые же Патриархи быди у нас: Иеремия в 1589 году, Феофан в 1619, следоват. в 16 и 17 веке). Стат. 10: Тропари Благообразный Иосиф, Мироносицам женам и проч. в Греческих книгах, по коим Патриархи служили читались так же, как были они в самых старых наших книгах. (Снес. ст. 54. Ч. 1). Ст. 11, 12, 13: О молитве духу лукавому, о мыле и пепле они стыдились бы и говорить так, как пишет Челобитная, вопреки книгам Греческим Патриаршим. (См. самыя те ст. и сн. ст. 54, Ч. 2, 3). О таких предметах стыдился говорить даже и Никита в новой своей Челобитной, переделаной из Соловецкой. (Снес. ст. 2 и 84). Ст. 14: В Греции не знают иначе и произносить имени Господа, как Иисус, а не Исус. (См. самую ту ст. и снес. ст. 54). Ст. 15–25: Двучастный Крест видели Патриархи Иеремия и Феофан на всех почти Церквах наших, на коронах, скипетрах и державах Царей наших, на престолах в церквах и везде. (Снес. ст. 54. Ч. 4). Ст. 26, 27: Тремя перстами крестились сами они, так как в Греции и не бывало инаго сложения перстов для Креста. (Снес. ст. 54. Ч. 5). Ст. 30–34: Аллилуия в их книгах, как и в наших старых, читалось по-трижды. (Снес. ст. 54. Ч. 6). Ст. 36: В Символе Веры, писанном Иеремиею и Феофаном по случаю посвящения наших Патриархов, слова истинного нет. (Снес. ст. 54. Ч. 8). Ст. 37–53: Словом, все молитвы Церковныя и чины в Греческой Церкви у Патриархов были так точно, как в наших, самых старых книгах, и как в нынешних выправленных. (Снес. ст. 54).

62) «Да и еще, Государь, в Божественном Писании всем нам не малое на нашу Православную Веру свидетельство, якоже в книге печатной, глаголемой Кормчей лист 572, пишет сице: «Егда Святыя Церкви без мятежа и без опасности в мире бывают, тогда вся благая от Бога бывают подаваема». «Такожде пременения ради Церковнаго пения и Святых Отец предания вся злая на нас приходят.»

Да и еще не так сказано, а вот как: «Егда Святыя Церкви без мятежа в мире бывают, тогда вся благая от Бога бывают подаема: преслушания же ради заповедей Господних вся злая приходят на ны». См. Кормч. в Соловецкой библиотеке.172 Великая разность между Церковным пением и заповедями Господними. Притом тогдашний мятеж Церковный был произведен самими челобитчиками и им подобными староверами.

63) «Ныне же, Государь, грех ради наших, попущением Божиим отвел же оныя новыя учители начаша изменяти Церковное пение, и Святых Отец предание и Православную Веру, от того, Государь, времени в Твоем Российском Царствии начаша быти вся неполезная, моры и войны безвременные, и пожары частыя, и скудость хлебная, и всяких благих овощей оскудение.»

Если так, то кто же виною мятежа, как не сами челобитчики? Но ныне ли, впрочем, начались бедствия? Посмотрите в древние хронографы, которые есть в Соловецкой библиотеке173, и увидьте там, сколько бывало злополучий народных в отечестве нашем в прежния времена. И как при том можно столь смело входить в судьбы Господни, чтобы определять скудным умом человеческим, за что именно случаются такия или иныя общественныя несчастия? По крайней мере нельзя никак сказать, что те бедствия, о коих теперь слово, случились именно за мнимую якобы перемену Церковного пения: ибо когда челобитчики, таким образом судившие отечество свое, заключались после в Монастыре единственно в защищение мнимой своей Веры, и когда особенно умножили моление свое, как духовную ратную силу, против так называемых учителей новой Веры; то, по сказанию раскольнической Истории о страдальцах Соловецких, «Господь посла на ня мор великий знамениями язв, являемый прежде трех или четырех дней смерти. Таковою язвою, таковою Христианскою смертию многи скончашася, яко до седмих сот преставишася»174. Его составляло, по самому меньшему счету, половину всего числа заключившихся, а по большему – почти две трети. За что же они наказаны судом Божиим?

64) «И аще, Государь, толикия многия и безчисленныя свидетельства на нашу Православную Христианскую Веру, яко непоколебимо в православных догматах и в Церковных исправлениях и до сего времени пребывали, и за Церковнаго пения пременение видим вси наказание Божие: то кая, Государь, нужда нам тую истинную Православную Веру самим Господем Богом преданную и утвержденную Святыми Отцы, и вселенскими верховнейшими Патриархи похваленную, ныне покинути и держати новое предание и новую веру?»

Кажется, ясно, что толикие многие и безчисленные свидетельства совсем не то говорят, а совершенно противное Челобитной. А потому и следствие слова само собою обращается на писателей ее: «Кая нужда им тую истинную Православную (нашу) Веру Самим Господем Богом преданную и утвержденную Святыми Отцы, и вселенскими верховнейшими Патриархи похваленную, ныне покинути, и держати новое предание и новую веру?» При рассмотрении о том, кто писал Челобитную, мы уже видели (ст. 2), кая для них была в том истинная нужда.

65) «Аще ли, Государь, нам ныне наконец последняго века, учитися съизнова новой вере и слушати их непотребнаго учения, егоже страшно и помыслите еже духу нечистому молитеся, и ходити по-Татарски без крестов, и безгрешнаго Сына Божия и Бога именовати грешным, и воскресения и вочеловечения не проповедати, и креститися щепотью, а Истинный Крест отринути, и крыж Латинский почитати, и аллилуиа четверити, и прочая их не Богоугодная мудрствовати: то разве, Государь, и креститися нам будет съизнова, и Святых Угодников Божиих и Чудотворцев из Церкви Божией по их мудрованию будет изринути вон, этоже не даждь нам, Боже, и слышати.»

Челобитная повторяет здесь в своде все свое учение, о котором прежде изъяснялась порознь. Жалости достойные мечты! А вот это непотребство, подлинно, от ней самым делом случилось, что в последствии времени стали последователи ее «креститься съизнова» и даже не в один раз, составив из себя общество «Покрещеванцев» или беспоповцы. Чего Челобитная не предполагала, как необычайной странности, это-то в ней и заключалось и родилось из ней: а о чем она писала, как будто о деле, все было совершенно пустое.

Челобитчики имели, между прочим, дерзость выразиться: «не изринуть ли уже за сим было бы вон Святых Угодников Божиих и Чудотворцев из Церкви Божией?» Мысль та, что, по перемене Веры, какую перемену они воображали себе, якобы не могут уже в Церквах наших оставаться и святыя мощи Чудотворцев, которым новая Вера должна быть противна, как несогласная с их Верою. В отражение такой мысли мы имеем утешение заметить всякому благомыслящему, что Святые Соловецкие Угодники, как при жизни держались тех книг и обрядов, по которым сделано исправление книг тогдашних новых, ныне называющихся старых (см. ст. 59 и 60), так и поныне пребывают с нами в Церкви Святой, и совершают между нами безчисленные чудотворения. Такие чудотворения, сряду по очищении Соловецкого Монастыря от челобитчиков, были именно в доказательство истины благочестия при исправленных книгах. Преосвященный Игнатий, Митрополит Тобольский в упомянутом выше (ст. 2) послании своем пишет, между прочим, следующее:175 «Еще Святии Чудотворцы жительство свое пред Богом воспоминуша, и вложиша мысль благу Благочестивому Государю Царю и Великому Князю Алексию Михайловичу всея России Самодержцу, и посла к той Обители некоего воеводу, дав ему неколико воинства; тии же пришедше на остров, и оных проклятых Козаков осадиша, и по многом стоянии Обитель паки восприяша, и оных проклятых отступников казни предаша в лето 7184-е Ианнуария в 22-й день, и паки та Святая Обитель в древние своея лепоты красоту устроися, и Троицы Святыя служители населишася благоговейнии монаси и послушницы, якоже и прежде до смущения того Арменоподражательства бяше, в Тройческом единстве и во истинном Православии Греческом, и паки многа чудеса быша от чудотворных мощей Преподобных Отцев Зосимы и Савватия Соловецких, и начаша приходити от всея великия России мужие же и жены молящеся Господу Богу, и обеты своя Преподобным воздающе, яже изрекоста в печали уста их; неисполняющим же обетов своих, являхуся в сонных видениях некиим, да идут во Святую Обитель, идеже они потрудишася, елика обещашася, да воздадят Господу Богу во спасение свое. Какоже бысть, слышите: Прииде убо некий человек от градов за-Московских еже есть обону страну града Москвы, и поведа сам о себе, Преподобных Отцев Соловецких Начальников и Чудотворцев сбывшееся чудо. Бех бо, рече, во стране моей и в дому моем боля, и близ смерти приближихся от многаго изнеможения, и молих Господа Бога и Пречистую Богородицу о исцелении своем, призываше же в молитвах, яко теплых заступников, Зосиму и Савватия Соловецких Чудотворцев, и обещася путешествовати в Соловецкий Монастырь и молебная совершити. И бысть по сем вскоре оному молящемуся исцеление молитвами Преподобных Соловецких Чудотворцев; внегда же боляший он оздрав, не восхоте поити тамо в Соловецкую Обитель, обеты своя воздавати: понеже, якоже выше рекох, отступники Святыя Церкви, с ними же собрашася и разбойницы они, иже от Богоотступникова дружества в Соловки прибегшии, Донские, глаголю, Козаки, Обитель оную смутивше затворишася во осаду, и никого же уже в Обитель пущаху приходящих, ниже молитвы ради, ниже инаго какова потребствования. Егда же, якоже Пророк Царствующий глаголет во Псалме 93-м, Бог отмщений не обинулся есть, воздати гордостне на Святую Церковь хулителем отмщение, и за хуления их предаде их не точию вечной муце; но и в настоящем времени смертной казни. Обитель же Святую в первую доброту возведе, и Православным Христианом свободный путь подаде: тогда Преподобнии Зосима и Савватий Соловецкие Чудотворцы явишася мужеви оному во сне, глаголюще: почто убо обет свой не исполняеши и во Обитель нашу не идеши? Се убо Обитель нашу Господь Бог, молитвами Пресвятыя Богородицы, избавил есть от врагов наших, и в прежнее благокрасотство устроися; смущающии же во Святей Церкви трудов наших вси погибоша и казни предашася. Исцелевый же оный человек абие востав, и иде из дома своего с прочими богомольцы в Соловецкий Монастырь в лето 7185 (1677) и пришед исполни молебная, и подаде милостыню братии, часть же имения своего во Святую Обитель Чудотворцем подаде, и сие на нем бывшее чудо, и учение Святых о шествии во Обитель Соловецкую, Настоятелю Обители тоя и братии возвестив, отъиде во страну свою благодаря Бога и Преподобных Чудотворцев. Многа же и ина знамения и чудеса быша в та времена богомольцем приходящим, на земли же и на мори, яко всякаго богомольца вопрошах аз смиренный, яко сый уставщик, каковою кто виною пришел есть молитися в Соловках Преподобным Чудотворцем, и всяк кийждо повода ми о себе благодать Божию, явленную на нем молитвами Преподобных Чудотворцев, ихже за множество не писах в книжице сей, кроме повести сея». Дозде послание.

66) «И аще по их новых учителей хулению держали мы по се время будто не истинную Православную Веру: но убо Прародители Твои Государевы, Благоверныи Цари, и Великии Князи и Святыи Отцы известно Православныи, то и мы, яве, яко православныи: понеже в том же благочестии пребываем. Аще ли, Государь, они Православныи, и мы техже наследницы, то по что им у нас Православныя Христианския Веры изменять, и учити нас новой вере, яко истинному учению тем, которые сами ничего не знают, и конечнаго учения и исправления в Православной и Вере требуют.»

Можно было думать, что и челобитчики держали по то время истинную Православную Веру, пока они не объявили в своей Челобитной понятий, совершенно противных Вере. Противно самому существу Веры вообще то, что они полагают ее в веществе и видимости. Есть же Вера, говорит Слово Божие, уповаемых извещение, вещей обличение невидимых (Евр. 11:1. Зач. 326). А те все предметы, о которых настоит Челобитная, и о которых одних непрестанно твердит, что то – Вера, видимые, и в наше время самими ревнителями мнимого старообрядства справедливее называются уже обрядами, а не Верою. И обрядов самую малую часть только составляют такие предметы. И о предметах, собственно, не составляющих Веры, челобитчики возымели понятия не истинные Православные, прямо старым книгам и понятиям предков противные, как доказано то выше с нужною подробностию. Напротив того, нет ничего известнее, что Благочестивые Цари и Великие Князья наши, и Святые Отцы, и все предки наши до времен Челобитной пребывали в истинной Православной Вере. Они а) веровали точно так и тому, в чем и как Веру поставляет Православный Символ Веры; б) хотя некоторые из них, весьма немногие, жили в продолжение 20 лет и при неисправных книгах Церковных, однако же дух Веры имели истинный, а касательно слов, и внешностей, согласно с самыми теми книгами, ожидали исправления их, которое и предоставляли времени, тем более, что слова и внешности спасения их составлять не могли: не в словеси бо царствие Божие, говорит Св. Апостол, но в силе. (1К. 4:20. Зач. 132).

А как челобитчики такого духа Веры и самых понятий о ней предков открыто оказали себя не наследниками; то и следовало направлять их к той истинной Православной Вере, которою спасались предки, не исключая и самых внешностей ея. Ибо исправление книжное, как всякий благомыслящий ясно видит и как говорили самыя книги, есть только возврат наш по Вере к древнейшим предкам нашим о Христе и восстановление согласия с ними во всем, на несколько времени прерывавшегося. В сем-то смысле оно может быть названо «переменою Веры, но – Веры челобитчиков, неправой, на истинную, новой на старую?»

67) «Понеже, Государь, очи ушию вернейшии суть, и паче слуха видение, всем нам видимо, каково их исправление. Ибо и самые их лучшие Греческие Учители, егда приезжают в Рускую землю, ни един лица своего перекрестити не умеют, и ходят без Крестов. А у нас, Государь, и поселяне им дивуются, и говорят, что-де они Палестинския власти, пастыри и учители нарицаются, и в иную землю учити приезжают, а сами и лица своего перекрестити не умеют, то де чему им нас научити; каковаго от них научитися нам Православия; и каковаго от таких нам ждать в Православной Вере исправления.»

Учили нас не люди, а старые книги, и притом наши же Славянские. Челобитная, начав слово тем, что учат новой Вере «Никоновы ученицы», не упомянула ни об одном из них, а беспрестанно твердит только о Греках. Теперь слово единственно о них. Ученики ли они Никона, Патриарха Российского, притом уже низложеннаго? Дивно, впрочем, как пустынножители Соловецкие знают о приезжающих в Москву Палестинских властях! Вероятно, насказали им об них ссылочные из Москвы, о которых упомянуто было в своем месте выше. А может быть и потому так писали Соловецкие жители, что вычитали такие отзывы о Греках у Арсения Суханова, и имели пред глазами у себя Грека Арсения. Перед самым временем Челобитной жил у них в ссылке Арсений Грек, монах ученый, прибывший в Россию с Паисием Патриархом и сосланный сюда на испытание в правоверии по указу Государеву. О сем-то Греке в Сборнике под № 897 помещено особое сказание, где упоминается, что ходил он будто бы без Креста, крестное знамение изображал на себе небрежно, поклонов земных не клал. Но можно ли делать примечание на всю Церковь и Веру с человека, посланного под начало именно для испытания в Вере, как сами пишут? В сказании пишется, что Арсений дурно говорил и о Патриархе Паисии. Но можно ли верить человеку, который послан был сюда по отзыву Паисия невыгодному, как тут же сказывается? (См. ст. 2). И как же опять смиренным инокам издали и так торжественно осуждать властей Палестинских, всех без изъятия, вопреки заповеди Господней о неосуждении и единого ближнего? Слово здесь не о поведении, но об учении. А Спаситель сказал и о таких Наставниках Веры, каковы были в свое время фарисеи, чтобы слушать их учения, не смотря на их поведение: На Моисеове седалище седоша книжницы и фарисеи; вся убо елика аще рекут вам блюсти, соблюдайте и творите; по делом же их не творите, глаголют бо и не творят (Мф. 23:2,3. Зач. 93), сказал таким образом Господь, самая истина; а ты кто еси судяй чуждему рабу, говорил Апостол? Своему Господеви стоит или падает. (Рм. 14:4. Зач. 112). И может ли быть верно слово, чтобы власти Палестинские перекрестить лица не умели? Это, без сомнения, клевета, вместе с прочим, на все Греческое, на книги Греческие, на обряды Греческие, на благочестие Греческое и проч. Если Соловецким жителям не нравился Грек Арсений со стороны небрежности об обрядах или обычаях по Вере; то за сие же самое и послан он сюда по совету Паисия, Патриарха Иерусалимского. Видно, Патриарх не терпел такой небрежности.

68) «А Божественное Писание неистово крестящихся нарицает отметниками Креста Христова, и пишет сице: аще кто леностию или невежеством не исправляет Креста Христова на лице своем, той отметник Креста Христова, и предается диаволу.»

Речь обращена на Грека Арсения. Пишет, впрочем, не Божественное Писание, которое заключается, собственно, в Библии, а примечание под Словом Феодоритовым о крестном перстосложении, как видели мы в Соловецкой библиотеке в рукописном Соборнике176, и пишет не о складе перстов, но о небрежности в изображении рукою Креста Господня: «Мнози неразумнии человецы, махающе рукою своею по лицу своему: творят крестящеся, а всуе тружаются. Тому маханию беси радуются. А тако есть право креститися: первое положити руку на челе своем, потом на персех, таже на правом плечи, потом на левом; то есть истинное въображение крестному знамению. Аще кто право крещает лице свое сим знамением; то никтоже неубоится дьявола, ни зла супостата и от Бога мьзду всприимет за то, аще и единова кто перекрестить лицо свое и по истиние право крестяся. Аще ли кто леностию или невежеством, неисправляеть креста на лице своем; тот отмещется Креста Христова и предается дьяволу. А кто наставник будеть научит неразумных, а они приемлють с радостию: то от Бога сугубу мзду всприимуть за то. А кто невнимает, ни послушает благаго наказания; да отлучен будет».

69) «По истинне, Государь, те прежние вселенские Патриархи, Иеремия и Феофан писали о Греках не мимо дела, что Православная Вера у них от насилия поганых Турок до конца изсякла».

Иеремия и Феофан этого не писали, а писали о стеснении Веры Православной Турками. В подобном состоянии была Вера Христова и во времена Мученические и Апостольские. Иссякала ли однако же тогда Вера?

70) «А нынешние, Государь, Греческие учители приезжают из своей земли в Твое Государево благочестивое Царство не исправлять, но злата и сребра, и вещей собирать, и мир истощать. В лепоту убо, Государь, приезжати им в Твое Государево благочестивое Царство самим учитися Православней Христианстей вере, и благочестию навыкати, яко да довольны будут во своей земли и иных научити. Подобает бо, Государь, по Божественному Писанию, учителю прежде самому научитися и творити, такожде и иных учити.»

«Самим учитися». Учили Арсения Грека Соловетчане поклонам, молитвам, посту, как упоминается в упомянутом выше сказании об Арсении! Следует ли же состоянием подначального монаха, посланного по совету Греческого же Патриарха на испытание, укорять всю Греческую Церковь или властей ее? Не совестно ли в особенности укорять бедную Греческую Церковь за то, что она иногда прибегала к счастливой своей дщери, к Церкви Российской за пособиями к платежу податей неверным, для искупления гроба Господня и самого дозволения на отправление службы Христианской! И простого нищего, простирающего к тебе руку для принятия милостыни, укорять не велено: мог ты не подать ему, но не судить и тем менее упрекать. Челобитчики потеряли, видно, все человеческие чувствия, и в простом быту столько всем известные! Укоризна их на Греков за сбор подаяний относится к лицу Патриарха Паисия. Но и Патриархи Греческие Иеремия и Феофан, приезжали также за сбором к нам, и никто их не укорял за то.

71) «Ныне же, Государь, видя в нас от их Греческаго новаго учения толикое в Православней нашей Христианстей Вере смятение, и Церквам Божиим неумирение и повседневное преложение, многия иноземцы посмехаются нам, будто мы Православныя Христианския Веры по се время не знали, а будет и знали, то ныне заблудили, потому, что-де ваша вера и книги переменены по нову, и с прежними-де вашими книгами, кои при прежних Патриарсех и Царех были, нынешние книги ни в чем не сходятся. И нам, Государь, против их ругательства ответу дать нечево, потому что они укоряют нас делом, слыша у нас ныне в Церквах Божиих повседневно пременение во славней нашей Вере, и в книгах велия смятения. Но точию тем правимся, и от них отходим, и говорим, что у нас истинная Православная Вера от крещения Русския земли Прародителя Твоего Государева Благовернаго и Равноапостольнаго Великаго Князя Владимира лет 700. до Никонова Патриаршества и учеников его, и до нынешних Греческих Учителей стояло во благочестии нерушимо и непоколебимо».

Каким образом опять столь близко и обыкновенно знакомы Соловецкие пустынножители на своем острову с иностранцами, которые никогда там не бывают? Опять, конечно, по сказкам ссылочных из Москвы Львовых, Арсениев Греков и им подобных, но и эта сказка невероятная.

1) Приезжие к нам иностранцы, не зная обрядов нашей Церкви, не могут и замечать того, переменяются ли в чем обряды или нет. Особенно как им можно замечать перемену перстов при крестном знамении, число и печать просфор, разные слова в книгах, когда они едва могут вникать и в общий ход Богослужения нашего, бывая при нем чрезвычайно редко? – 2) Если же кто из иностранцев мог как-нибудь узнавать о различии вообще Веры наших мнимых старообрядцев от Веры Церкви господствующей, то ни один из них не рассуждает о них иначе (да позволено будет повторить чужие слова), как о невежах, суеверах и фанатиках, всю Веру поставляющих только во внешностях, чего в особенности не много уважают иностранные иноверцы. – 3) Наконец никто из иноверцев нигде не может смеяться над Верою господствующею и ни над какою терпимою, потому что Вера господствующая и всякая терпимая находится под покровительством Высочайшей власти, и за всякую укоризну их было бы взыскано законом.

72) «И Твоему Великаго Государя Российскому Царствию от иноплеменник разорения, и Церквам Божиим запустения, и еретическаго раздирания, и книгам Святым истребления, при Прародителех Твоих Государевых, и Твоими Великаго Государя праведными молитвами не бывало измены у нас Православней Вере, и быти не от чего.»

К сожалению, впрочем, по общей судьбе настоящего мира, все это было в некоторой степени и в любезном отечестве нашем: а) во время Татарскаго порабощения, 250 лет продолжавшегося,

б) во время междоусобных браней удельных Князей, в) во время Церковных раздоров, каковы были напр. со стороны Стригольников и Жидовствующих. Самые действия Собора Стоглавного не ясно ли свидетельствуют, какая была тогда измена, как говорит Челобитная, измена Веры, когда крестное перстосложение, сугубое Аллилуия и некоторыя другие Церковные учреждения, вновь постановленные, столь много уклонились от древних книг наших, как доказывает опыт самых старообрядцев, при сличении понятий их с истинными памятниками древности!

73) «А сверх, Государь, того нашу Православную Веру свидетельствовали вселенские Патриархи и все Палестинские власти не в одно время, но и до конца у нас в Русской земли благочестивое истинное Православие похвалили, и писанию предали, и печатьми Царскими, и руками своими то писание утвердивше, в Соборной и Апостольстей Церкви положили, якоже в предиреченной книзе Кормчей о сем свидетельствует, и хотяй сего подлинно уведати, сам да смотрит тамо. И они Греки положили ни во что.»

Это уже сказано было выше. И те Греки, которые участвовали у нас в исправлении книжном, ни во что не полагали свидетельства прежних своих Патриархов о благочестии Руских, когда имели они с Русскими благочестное общение по настоящему делу, и не оставили нас без своего содействия. (См. ст. 54).

74) «А им, Государь, Грекам Православныя Христианския Веры по все время упразднить не дивно, понеже живут, яко овцы посреди волков, толико множество лет посреде безбожных поганых Турок во всяком озлоблении и неволи, и Православную Веру держат, дни своя окупующе, и многия Монастыри и Церкви Божия стали у них в конечном разорении.»

Так будто бы говорил в Соловках Арсений Грек, что Вера в Греции упала; так писал Арсений Суханов во своем похождении о внешнем состоянии Церкви Греческой.177 Но то же самое можно было бы сказать и об Апостолах и Мучениках и всех Христианах первых трех веков с половиною до обращения Царя Константина: справедливо ли же было бы сказано таким образом? Не тогда ли наипаче, не под Крестом ли особенно и должна процветать истинная Вера? Сама Челобитная недавно ссылалась на свидетельство Греческих Патриархов Иеремии и Феофана о православии нашей Церкви и о принятии от них посвящения первым нашим Патриархом Иовом и третьим – Филаретом, тогда как Патриархи Греческие были у нас до Никона – первый за 64, другой только за 33 года (см. кн. Кормч.).178 Известная старообрядческая книга о Вере говорит вообще о Греках своего времени совсем не так, как Челобитная. А книга та напечатана в 7156 (1648), в 7-м году Патриаршества Иосифова, следственно за 20 только лет до Челобитной. В этой то книге179 о состоянии тогдашней Веры Греков говорится, между прочим, следующее: «Дух Святый закон благодати во Иерусалиме подаде. Сей и ныне в Церкви Сионстей Иерусалимской Господней есть, по свидетельству Святаго Пророка и Царя Давида. Благословен Господь от Сиона живый во Иерусалиме; и по Господню обещанию: Се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века. Отонуду же едина есть Святая Кафолическая Соборная и Апостольская Церковь, Духом Святым начата и основана Апостолы, бе, есть и будет, (гл. 1, л. 10). Аще же речет сопротивляяйся, яко тако бяше от начала, а ныне одержащу вся та Святая места поганину, и вся уже попрана быша, на сия словеса ответ с Пророком Исаиею творю: за гнев Мой поразих тя, и милости ради возлюбих тя. Погибели ради мирския власти Церковь и Святая места не погибоша (л. 12). Иже не приобщается ныне Сионскому исповеданию и сродных во Иерусалиме в Вере не имать, таковый не подобен будет и Небеснаго Отечества имети"(14). Кирилл Иерусалимский в слове о страшном суде пишет: «Иже Церкви Сионския общения удаляются, врази Божии бывают, а бесом друзи». Ниже в гл. 2-й та же книга пишет: «Святая восточная в Грецех обретенная Церковь, правым Царским путем, аще и вельми тесным, по обаче, от Иисуса Христа Бога и Спаса нашего и истинных его наследников утлаченным, ни на право, ни на лево с пути не совращаяся, к горнему Иерусалиму, сыны своя препровождает, в поданом от Господа Бога крестном тернении; и ни в чесом установления Спасителя своего, и блаженных его ученик, и Святых Отец предания, и седми вселенских Соборов, Духом Святым собраных Устав, не нарушает, не отменяет, и в малейшей части не отступает, ни прибавливая, ни отъимая что, но яко солнце одинакою лучею правды всегда, аще и в неволи пребывая, светится правою Верою. А чтобы лучше Православный Христианин, в той мере ведомость могл имети, яко стадо Божиих овец, в Греции живущих, аще телесную чувственную, от телеснаго и чувственнаго врага неволю терпит, но Веру истинную, и совесть свою чисту и не скверну, Царю над всеми Цари и Богу сохраняет. Ничесо же бо Турцы от Веры и от Церковных чинов отъимают, точию дань грошовою, от Греков приемлют. А о делех духовных и о благоговеинстве нимало належать, и не вступают в то. И якоже людие Божии, егда в работе Египетской были, Веры не отпадоша, и первии Христиане, в триста лет в тяжкой неволе будучи, Веры не погубиша. Тем же образом и в нынешнее время, в неволе Турецкой Христиане, Веру Православную целу соблюдают. А кто бы хотел сие лучше разумети, прилагаю зде слова, от послания Святыя памяти Мелетия Патриарха Александрийскаго, до границ наших в лето 1597 писаныя. Которыи таковую о постановлении нынешнем Церкве Божии в Греции будущей ведомость истинную, сими словесы свидетельствует. Или не имате удивлятися сему, яко на востоце, аще и Царство опровержено есть, обаче же Вера Православная, волею Божиею стоит, и пребывает нерушима. Веруем бо, яко Бог милосердный николи же оставляет раб своих, наипаче же светлейше и яснейше сияет благочестие Христианское. И наипаче во искушениих без Царства распространяется, коли благодать Божия совершене господствует, посреде безбожных мучителей и яко крин процветает межи тернием, силу приемля не человеческою мудростию, якоже ухищряя утверждают, не богатствы, ни силою укреплено, но самою рукою Божию защищена; или недостойна удивлению сия превеликая вещь видится вам. – Дозде словеса Мелетия Патриарха, ихже сего ради зде положихом, чтобы Правовернии Христиане ведали с яковым умыслом, с каким смирением и благодарением, той терпения Крест, истиннии хвалебницы Божии, во Греции сущии на раменах носят, яко вину своего временнаго печалования, на непостижимую судеб Божиих глубину возложивше, неизреченней благодати промыслу и милосердию его Пресвятому сия причитают, яко по неизреченной Божественной своей судьбе, посреди явных имене своего врагов, якоже Даниила посреде львов без всякаго сумнения и без ущербу в Вере, дивным своим прозрением сохраняет. К сему же не бо просто и сие в Божественном Писании положено; иже кого любит Господь, того и наказует. Потом, да заградятся всякая уста, глаголющих неправду, гордынею и уничижением на смиренных Греков.» Дозде книга Вера.

75) «И книги, у них Греков, кои прежняго благочестиваго исправления были, после Цареградскаго взятия отняли Римляне, и перепечатали у себе по своему Латинскому обычаю, и те им свои Латинския книги раздавали, а их Греческия книга все огнем сожгли. О сем свидетельствует в книге своей блаженный Максим Грек

Если это и правда; то было так еще задолго до Патриархов Иеремии в Феофана и до книги, называемой Верою: а Церковь Российская не считала тогда прописываемого случая случаем истребления всех книг Греческой Церкви и Веры; но приняла от Греческой посвящение Патриархов, первого Иова и третьего Филарета, которым в последствии преемником был наконец Иосиф. Правда, в жизнеописании Максима, неизвестно кем написанном, упомянуто180, будто бы он Максим сказал Великому Князю нашему Василию Иоанновичу следующее: «Егда убо безбожные Турцы обладаша Царствующим градом, тогда нецыи благочестивые взяша много множество Греческих книг, хотяще соблюсти благочестие Веры, да не до конца угаснет светило Греческое Православие от безбожных и богомерзких Турок. И тако отплыша морем в Рим. И Латинстии людие, тщеславны людие зело, и от многих лет желаху восточных учителей списания видети: по Гречестии Цари не изволиша сему быти ради отступления их от Православия. Егда улучиша время, принесенныя убо от Грек книги в свой Римский язык преложиша, и греческия же книги отнюд все огнем сожгоша. И тако конечно оскуде от Грек Философия». Но слово здесь только о тех книгах, кои были взяты в Цареграде; а сколько книг было инде в Греции, славившейся всегда особеннейшею любовию к просвещению и во всех почти городах имевшей знаменитые библиотеки! Впрочем, исследование о библиографии Греческой нимало сюда не относится; потому что здесь речь о книгах только Церковных, а не о Литературе или философии Греков, как пишется в житии Максима Грека. Притом выше уже подробно сказано, какие именно книги, каких лет и откуда были взяты у нас в России для книжного исправления. На что так беспокоиться о книгах Греческих? Для нас довольно одних Славянских, о коих выше уже сказано.

76) «А у нас, Государь, в Русской земли в Твоем Государстве в Российском Царствии благодатию Христовою по се время того не бывало.»

Подлинно не бывало, чтобы все книги были отняты, перепечатаны, и розданы, а старые сожжены. Следственно и нет никакого сомнения, можно ли было, при поправке наших книг, иметь на виду и в руководство книги Русские неиспорченные и самые древние, как то было тогда принято в соображение по сказанному выше. (См. ст. 54).

77) «А кои, Государь, книги у них ныне у Греков выходят вновь, и те многия книги печатают они у Латин в Риме и в Венеции, или где кто хочет.»

Так будто бы говорил в Соловках подначальный Арсений Грек. У него и была одна только книга, Грамматика Латинская, с собою.181 В Соловецкой библиотеке есть книга «Литургия Св. Апостола Иакова» на Греческом языке, печатанная в Венеции 1645 г. По ней, видно, писали Челобитчики об издании книг «в Венеции». Впрочем, исследование о сем до нас не касается: слово о старых книгах, а не тогда выходивших. В повреждении же старых книг не подозревала книга о Вере и Греков своего времени, т. е. за 20 только лет до Челобитной. (См. ст. 73). В продолжение того времени перемен никаких в Греции не было.

78) «А которыя, Государь, старыя книги у них Греков ныне еще есть, и те книги от еретиков испорчены, насеяно в них много худых плевел, понеже во время тех старых книг в Греках еретиков и богохульников, и иконоборцов было много, и Святых 7 Соборов Греческие были на еретиков же.182"

Поэтому хотя все надобно бросить из рук; все пропало: новые Греческие книги перепорчены, старые писаны во времена еретиков, следственно в них много насеяно худых плевел? Из сего, по рассуждению Челобитной, следует, что с плевелами должна быть и самая Библия, понеже она писана во времена Иудеев и язычников; а Новый Завет и против них особенно?! В особенности прямо, по мнению Челобитной, не заслуживают нашего вероятия правила Вселенских Соборов, потому-де, что Те Соборы были на еретиков?! Но иное дело творения врагов истины, иное –самая истина против врагов ее.

Ревнители благочестия тем более пеклись о ней, тем наиболее хранили самые основания ее, книги, чем более опасались повреждения оных. А на то, чтобы отличать повреждения книг от неповрежденности их, есть известные правила и признаки, по коим истина от лжи отделяется так же, как свет от тьмы.

79) «Да и нам, Государь, ныне те их книги стали явны что он неисправны, и от еретиков испорчены.»

Книги Греческие, которых челобитчики и читать не умели?! Стали явны столько, сколько выше Челобитная доказала? – Каким же образом стали быть явны они? Сличением с теми Русскими, какие в руках имели челобитчики? Прекрасное правило – поверять подлинники переводами, несколько раз уже испорченными, как сказал об них Максим Грек! (См. ст. 79).

80) «Понеже, Государь, в Руских наших печатных книгах до сего времени, покамест из Греческих книг не печатали, ни которыя новинки ни зазору не бывало.»

Предки наши и самые книги говорят о том совсем иначе.

1) Известно, что Максиму Греку поручено было Правительством нашим183 пересмотреть и поправить Церковные книги, бывшие в то время в употреблении; на что же, если-б не было в них зазору?

2) Максим открыл в книгах бесчисленное множество повреждений. Свидетельствуясь совестью и Богом, сей досточтимый муж говорил184, что «в них растлешася, ово убо от преписующих их ненаученых сущих и неискусных в разуме и хитрости грамматикийстей, ово же и от самих исперва сотворших книжный перевод приснопамятных мужей. Речет бо ся истина, есть негде не полно разумевших силу Еллинских речей, и сего ради далече истины отпадоша. (Сл. 11). Паки инии неции малоумнии поеле их хотяще якобы исправити и наибольше испортили». (Сл. 12).

3) Свидетель тому Стоглавный Собор185. На Соборе Царь Иоанн Васильевич о книгах предложил: «Божественныя книги писцы пишут с неправильных переводов, а написав не правят же. Опись к описи прибывает и недописи и точки есть непрямые, и по тем книгам в Церквах Божиих чтут и поют и учатся и пишут с них, что о сем небрежении и о великом нашем нерадении от Бога будет по Божественным правилом?» Собором определено: «Да Протопопом же и старейшим Священником со всеми Священники во коемждо граде во всех Святых Церквах дозирати святых икон и священных сосудов и проч. и которые будут святые книги, Евангелия и Апостолы и Псалтыри и прочия книги в коейждо Церкви суть обрящете неправлены и описчивы: и вы бы те святыя книги с добрых переводов исправили соборне. И вы бы о всех тех предиреченных чинех Церковных и о святых иконах и всем том потщалися совершати и исправити елика сила ваша; и за то от Господа Бога великую мзду восприимите». (Вопр. 5 гл. 27).

4) Не в лучшем виде были книги и после. В Послесловии к первой в Москве печатанной книге (Апостол) написано186: «Благоверный Царь и Великий Князь Иоанн Васильевич всея Русии повел святыя книги на торжищах куповати и в Святых Церквах полагати, Псалтири, Евангелия и Апостолы и прочия святыя книги, в нихже мали обретошася потребни, прочии же вси растлени от преписующих ненаученых сущих и неискусных в разуме, ово же и неисправлением пишущих». В Послесловии к печатному Требнику, при Патриархе Филарете изданному187, сказано подобным же образом, как уже и прописано выше в ст. 58.

5) Сами книги о себе говорили, что они еще неисправны, и просили исправления впредь. а) В Послесловии при Уставе времени Патриарха Ермогена188 сказано: «Молим вы мы грубии и немощнии, паче же и ненаказании, и раболепно поклонение до лица земли умиленно сотворяем, яко хотяще сию святую книгу прочитати или переписывати, и аще за немощь прегрешений моих, или мне повинующихся делателей, недоумением укротися, или приложися, или отменися, милостиви к нам будите и не зазорливи ума нашего немощи и недоумению. Сами же, сподобльшеся от Богатодавца больших дарований духовных, исправляйте». б) В Послесловии к Минее Патриарха Филарета189 написано: «Отцы и братия, яко хотяще святую сию книгу глаголати или преписывати, любезно молим вас, милостиви нам будите и не зазорливи ума нашего грубости и неразумию, аще за немощь прегрешений наших и недоумением сократися, или приложися, или отменися, сами исправляйте благоволением и действием Святаго Духа».

в) В Послесловии к Апостолу, при последнем Патриархе так называемых ныне старых, а тогда новых книг вышедшему190, пишется: «Вас же о Богоизбранная чета Православия, отец и братию освященных и причет, паче же и простых, и всех во благочестии преспевающих, и в Божественных Писаниях догматех прилежащихся, мы грубии ни делу, ни слову искуснии вси потрудившиеся припадающе и к земнаго праха персти с купноколенным наклонением лица своя прилагающе, и со усердием молим прощения просяще, и да не сподобимся от вашего Преподобия елика убо вникнув обрящете в сей книге погрешительная за недоведение наше пошествия, яко да и вы от направляющаго умная слуха в разумении сердец ваших милость получите от Бога; а забвение и скудость в разуме над всеми хвалится. По совету же Соборныя Церкве исправите недокончанная или погрешенная в разуме». г) Подобным образом почти все тогдашнего времени книги говорят о себе. В Соловецкой библиотеке многое множество их.191

Сколько же появилось в тех книгах новизн – тому свидетель самая Челобитная, по которой сличали мы новые тогдашние книги с древнейшими, свидетели – Соборы, неоднократно бывшие в Москве по делу книжного исправления, свидетели – самые книги, если сличить их одни с другими.

Возмите напр. Требник издания Иосифовского, сличите его с изданием бывшим, хотя только при прежних Патриархах, не говоря о книгах древнейших, рукописных, и вы удивитесь, сколько откроется между ними разностей!

81) «А как начали, печатати из Греческих книг переводов, и в тех новых Русских печатных книгах почало быти много худых, Богохульных и непотребных речей, ихже вкратце Тебе Великому Государю в сей Челобитной выше сего изъявихом.»

Да, при сличении книг того времени, когда жили челобитчики, с древними, оказалось много неисправностей тех новых их книг, а в Челобитной слишком много худых, Богохульных и непотребных речей против книг истинно старых. Все это вкратце изъяснено выше порознь.

82) «Милосердный, Благочестивый, Богом избранный, Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея великия и малыя и белыя России Самодержец, молим Твою Великаго Государя благочестивую державу, и плачемся вси со слезами, и милости просим: помилуй нас Богомольцов своих сирот, не вели Государь, у нас тем новым учителем, и вселенским Патриархом истинную нашу Христианскую Веру, Самим Господем нашим Исусом Христом и Святыми Его Апостолы преданную и седмию Соборами вселенскими, и Твоими Государевыми Прародителями утвержденную изменити и порудити (повредить): чтобы нам Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа Царя Царствующих и Господа господствующих не прогневать, и во веки в бесконечное мучение осужденным не быти, и тою новою верою Прародителей Твоих Государевых и Святых Отец не посрамить, а иноземным, и наемником нашея Православныя Веры впредь дерзновения не подать.»

Это-то самое, как выше видно, и сделано с исправлением книг.

83) «И повели, Государь, нам быти в том благочестии, и в предании, в коем Чудотворцы и Начальницы наши Зосима в Савватий, и Герман, и Филипп Митрополит Московский и всея Русии и вси Святии угодили Богу, и вси Прародители Твои Государевы, Отец Твой блаженныя памяти Благочестивый и Великий Государь Царь и Великий Князь Михайла Феодорович всея Русии, и дед Твой приснопамятный блаженный Филарет Никитич Московской и всея Русии Патриарх богоугодно препроводиша дни своя: чтобы и нам под запрещением и клятвою Святых Отец не быть, и во веки душою и телом не погибнуть.»

Сие-то самое, как доказано выше, и повелевалось с исправлением книг.

84) «Аще ли Твой Великаго Государя гнев на нас грешных излиется, и Православную нашу Христианскую непорочную Веру тем новым проповедникам отнять от нас попустити изволишь, и Чудотворцов наших и прочих Святых Отец предания изменить, и о сем Тебе Великому Государю прежде в Челобитной своей писали, и ныне тоже пишем: лучше нам временною смертию умрети нежели вечно погибнути. Или аще Государь, огню и мукам нас те новые учители, предадут, или и на уды рассекут, но убо изменить Апостольскаго и Отеческаго предания не отбудем во веки. Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, смилуйся пожалуй!»

Угроза исполнилась совсем не так, как по словам и делу ожидать было можно. Челобитчики напротив заперлись в Монастыре, который был вместе и Государственною пограничною крепостию, и девять лет защищались оттуда военною рукою. Где же и когда истинные страдальцы за Веру, каковы были прежде Мученики и Исповедники, поступали таким образом, чтобы, завладев Государственным достоянием, держать войну против Государя своего? Не то ли только и имели Мученики собственного, что выставляли, т. е. свою совесть и грудь, не предпринимая никакого защищения себя оружием? Противляяйся власти, говорит Слово Божие, Божию повелению противляется. (Рм. 13:2. Зач. 111). Повинитеся убо, пишет Св. Апостол (1П. 2:13–18. Зач. 58), всякому человечу Начальству Господа ради: аще Царю, яко преобладающу: аще ли же Князем, яко от него посланным, во отмщение убо злодеем, в похвалу же благотворцем: яко тако есть воля Божия, благотворящим обуздовати безумных человек невежество: яко свободни, а не яко прикровение имуще злобы свободу, но яко рабы Божии. Всех почитайте: братство возлюбите, Бога бойтеся, Царя чтите. Да не ктоже от вас, пишет еще к Христианам тот же Св. Петр, постраждет яко убийца, или яко тат, или яко злодей, или яко чуждопосетитель. Таким точно образом кончилось и настоящее дело челобитчиков: быв наконец взяты с оружием в руках, те из них, которые не раскаялись, казнены192, раскаявшиеся прощены.

Но такова была судьба, несчастная судьба тогдашних обстоятельств книжного исправления у нас, что сия самая Челобитная послужила еще, в последствии времени, вновь воззванием ко крамоле в Москве. Бумага, как говорили мы выше, составлена была первоначально в Москве же Никитою Суздальским; Никита раскаялся; взялись за его Челобитную люди в глубоком Севере, в Соловецком уединении, куда Челобитная занесена была ссыльными. Но, когда и Соловецкие мятежники были покорены. Никита, спустя после того 14 лет, как бы из раскаяния в слабости, ухватился вновь за свою Челобитную, ставшую в том виде, как она именовалась уже – Соловецкою, и явился с нею всенародно, сперва на площади Кремлевской, потом в Грановитой Палате, пред лице Патриарха с Собором, даже в Высочайшем присутствии Царей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича со всею Августейшею Фамилиею и Двором. Кому не известна, хотя по изображению на картине, история этого мятежа раскольников? В Соловках действовали Казаки из шайки Стеньки Разина; в Кремле – Стрельцы. Слово о том, что Никита со Стрельцами бушевал тогда опять с Челобитною, с Челобитною гораздо более уже схожею с Соловецкою, нежели с прежнею своею, без имени однако же Обители Соловецкой. Такое имя повредило бы тогда делу; ибо во свое время все знали, кто по Челобитной действовал в Соловках. Последняя Никитина Челобитная подана от имени «Богомольцов священническаго и иноческаго чина и всех Православных Христиан, опрично тех, которые новым Никоновым книгам последуют, а старыя хулят». Она прописана в Увете Духовном и разобрана там со всею основательностию. А первая Никитина Челобитная с Лазаревою, под именем Обличений, прописана в Жезле и сокрушена была тем Жезлом. Сличение всех, как изданий разных, может послужить к изъяснению того, сколько начальники раскола, не только друг с другом, но и сами с собою по времени были несогласны в предметах прекословия. Но к настоящему случаю то в особенности заметить надобно, что Челобитные Никитины, ни первая, ни последняя, не рассеялись между мнимыми старообрядцами и не считаются опорою их; а Челобитная с именем Обители Соловецкой доныне повсеместно повторяется, хотя и сия Челобитная также Никитина.

Обратите же, любезные соотечественники, внимание ваше против клеветы, какую совершенно напрасно взводит на святую Соловецкую Обитель имя Челобитной, якобы Соловецкой. Вы видели, что Обитель Соловецкая никак не могла писать такой дерзости, невежества, лжи и хуления, как все то написано в Челобитной, и что, действительно, не она писала такую Челобитную, а под ее имя переписали Никитину Челобитную пришелецы, овладевшие Обителью в то время. Так считалось это дело во свое время. Между тем раскол успел втайне разгласить его в свою пользу, и в наше время, когда обстоятельства, всем во свое время известные, забыты, имя Обители Соловецкой прямо опять пишется на Челобитной, как несомненное. Имя, столь досточтимое и святое, конечно, само собою одно, без всяких исследований дела, весьма, может располагать Православных следовать ей. Но припомните слово Господа нашего Иисуса Христа, что лжеучительство может решиться прельщать, аще возможно, и избранных, прельщать даже Пресвятым именем Его Самого. Аще убо рекут вам, сказал Господь последователям Своим: се в пустыни есть Христос: не изыдите. – Столп и утверждение истины, по Слову Божию, есть Церковь, по изображению Символа Веры, составленному из Писании, единая, Святая, Соборная и Апостольская. (Мф. 24:24, 26. Зач. 99. 1Т. 3:15. Зач. 99, 284).

* * *

1

В 7176 году от С.М. 1668 от Р.Х.

2

Они точно так же по два раза поступали в Палеостровском Монастыре. Ист. об Отцах и страдальц. в архиве Олонецк. Уезда. Суда есть полное следственное дело о том под № 108.

3

Книг по описи значится 1736.

4

Чего не успел я записать с подробностью во время моей бытности в Монастыре, о том выписки и сведения по запискам моим доставил мне с любовью почтеннейший тамошний отец Архимандрит Иларий. О.Кассиан монах трудился в послушании исполнения. Огромная тамошняя библиотека с архивом и опись оных, трудами сего монаха, под распоряжением бывшего Настоятеля О. Архимандрита Досиеея, приведены в отличное состояние. Он и библиотекарь, Иеродиакон Памво, удивили меня скорым удовлетворением всех требований о книгах при личном осмотре библиотеки. Так называемых старых книг, равно как и иных разнородных свидетельств древности, служащих к опровержению раскола вообще, и в особенности поморского местного, весьма много уже находилось в руках моих и прежде; но нужны были для сего памятники собственно Соловецкие.

5

Списков Челобитной много, и все они, особенно письменные, разнообразны: в одних предметов сомнений прописывается более, в других менее. Мы будем здесь держаться Челобитной печатной, так как она, по мнению самих Старообрядцев должна считаться очищенною от излишеств. По желанию моему тщательно искан в Соловецком архиве и между рукописями и подлинник, или отпуск Челобитной; но не найден.

6

Годы от Р. X. присовокупляются по счету того времени. А если смотреть на то время нам по счету с Января, между тем, как прежде год, и от Р. X., и от С. М. начинался Сентябрем, то надобно иметь ввиду разность четырех месяцев между началами годов.

7

№ 1, том 2. Описи стар. грамм. в подлиннике.

8

№ 124. Подлин.

9

Настоятель и Келарь Соловецкой Обители утверждались тогда Высочайшей волею Государя. См. грам. Царя Михаила Феодоровича № 354.

10

О нем подробно писано выше.

11

№ 125-й.

12

Старонаречные книги: Апостол печатн. №№ 39–72; рукописн. №№ 24–48.

13

№ 136, том 2. Подлин.

14

В пяти верстах от Соловков, на том же Соловецком острове. А Сума или Сумской (острог) находится в 120 верстах от Монастыря через море на матерой земле.

15

№ 153, том 2. Подлинная.

16

Вход сей и ныне виден с восточной стороны Монастыря от Св. Озера: он излегка закладен кирпичем.

17

См. в Библ. Данил. скита и в Солов. Библ. Летописец № 483 и 484.

18

Евангелия старонар. №№ 311–328. Рукописи 118–167.

19

№ 87 и 88 том 3.

20

№ 83, 91, 100 том 3.

21

№ 84 том 3.

22

Патр. Никон жил Иеромон. в Анзерах, в ските, принадлежавшем и ныне принадлежащем к Монастырю Соловецкому. Скит отстоит от Монастыря в 22 верстах.

23

№ 663. У меня есть список.

24

Об Астраханцах упоминается и в Даниловских старообрядческих историях, как то, в Виногр. Росс. о зачале Выг. пуст. и пр.

25

История об отцах и страд. Солов., Семена Денисова.

26

См. Раскольнич. рукоп. Виноград Российский, соч. Семена Денисова.

27

№ 483, 484.

28

Жезл Правления в опровержение челобитных Никитиной и Лазаревой был уже напечатан в 1668 году, т. е. в год составления Челобитной Соловецкой.

29

См. ниже.

30

Мы в настоящем случае не входим в прекословие: справедлива ли в Сборнике статья о Греке Арсении, а говорим о нем челобитчикам по собственным их сведениям. В статье они пишут: «Арсений нам сам сказывал» обо всем, между прочим, и о причине своей ссылки. В самом деле, в статье говорится об нем все с современной обстоятельностью, упоминается по имени и Духовник Арсения в Соловках и Старец, которому он поручен был. Может быть, и это была также осторожность Грека, что не сказывал он прямой причины ссылки своей в Соловки. Ею сочинитель Словаря о писателях Духовного чина в России (см. имя Арсений) поставляет ревность Арсениеву в обличении неправильности Церковных наших книг в тогдашнее время, при Иосифе Патриархе находившихся и вновь издаваемых. По сведениям, мимо статьи Соловецкого Сборника, известно, что Арсений Грек, основатель первого у нас Греко-Латино-Славянского училища, прибыл в Россию будто бы еще при Царе Михаиле Феодоровиче и Патриархе Филарете, – по крайней мере, по свидетельству, находимому о нем у Олеария, не позже времени бытия у нас Олеариева в 1639 г., или даже в 1643 году, как находит сочинитель статьи о Духовных училищах в Москве в XVII столетии, помещенной в Прибавлениях к изданию Творений Святых Отец при М. Д. Академии за 1845 год. Таким образом прибытие Арсения в Россию с Патриархом Паисием в 1649 году, по Сборнику Соловецкому, становится несогласным с обстоятельствами Истории. Но нельзя оставить без внимания и Сборник. Сборник, очевидно, писан еще до раскола, перед самым, впрочем, расколом (см. стр. 17). Он Арсения Грека лично никакими укоризнами не касается, даже хвалит правоверие его в догматах, смирение и послушание, а все, что находит в нем укоризненного, относит собственно к образу жизни и Христианских обычаев Греков вообще тогдашнего времени. Разноречие во времени прибытия Арсениева в Россию в 1649 году само собою исчезает, если принять за имоверное, что Арсений в тот год прибыл из Афона в Россию снова, чего, впрочем, в Сборнике не говорится: там взял его с собою Патриарх Паисий, как говорил он сам, по свидетельству Соловецкого Сборника. Бывши в Москве прежде, во время упоминаемое по ученой нашей Истории, он, вероятно, уклонялся из Москвы на Афон, по тем самым причинам, о которых говорит писатель Словаря, как сказано выше. Патриарх Никон возвратил Арсения из Соловков, конечно, не раньше 1652 года; а здесь был Арсений, по свидетельству Сборника, два года; и потому он сослан был вскоре по отъезде Паисия из Москвы. В 1649 году начальником училищ в Москве был уже Епифаний Славеницкий, Киевлянин. В Сборнике Соловецком о письме Паисия к Царю касательно Арсения обстоятельно упомянуто, что письмо писано с Литовской границы, что Паисиий в нем благодарил Царя за милости, оказанные ему в России, и как бы из благодарности за оныя, напомнил, что, хотя он по желанию Царя и оставил в Москве Арсения Грека, как надобного по познаниям в языках и науках, но что нужно гораздо рассмотреть его правоверие. К сожалению, нет в Соловецком Монастыре той грамоты, при которой прислан был туда Арсений, ни той, по которой вызван в Москву назад. Первая, вероятно, истребована обратно в Москву с возвращением Арсения при Патриархе Никоне. Он возвращен для книжного при сем Патриархе исправления. А другую грамоту, может быть, истребили челобитчики. По сему-то самому, что Арсений сделался в числе справщиков книг Никонова времени, Соловетчане и написали о нем нарочитую статью в своем Сборнике, подготовленном к пересмотру ими новоисправленных книг, дабы по Арсению рассуждать о всех Греках тогдашнего времени. Потому-то и книга «Небеса» подверглась особливому замечанию челобитчиков (см. стр.9), что Арсений из Соловков был вызван в помощника переводчику оной, Епифанию Киевлянину, при исправлении и издании книг. По Арсению перешли они и к Епифанию, сотоварищу его.

31

Оно печатается под заглавием: «Послание смиреннаго инока, но Православна Обители Пантократоровы, иже есть во отоце Окияна моря, глаголемей Соловки.» Если инок Герасим составлял сказание о крестном знамении в упоминаемом нами Соловецком Сборнике, то он не виновен ни в чем: рукопись его беспристрастна, но ее исказили другие и издали под его именем в ложном виде.

32

Киновиарх Даниловский Семен Денисов в книжке: «Об отцах и страдальцах Соловецких» упоминает, что, по получении новопечатных книг в Соловках, отданы были книги «ведущим рассмотрети новины». Сборник в это время и составлялся в подготовку к рассмотрению.

33

См. сию ст. выше под числ. 3 и 4.

34

Истор. об отцах и страд. Соловецких.

35

№ 1705.

36

В библиотеке Солов. нет ни одного экземпляра издания сего. Денисов, сочинитель Истории о страдальцах Солов., пишет, что Служебников целые ящики были присланы сюда. Нет сомнения, что мятежники истребляли такие книги.

37

Свидетельствует и раск. писатель Семен Денисов в Историях о страдальцах Солов.

38

№ 135. Грамота сия писана, собственно, в какое-то село, принадлежавшее Солов. Монастырю. Без сомнения такие грамоты были посланы в самый Монастырь; но они тогда же были, вероятно, истреблены. Ныне их нет. «Дошедшим Царским и Патриаршим письменом в Соловецкую обитель с новопечатаными книгами и пр.,» пишет Денисов в своей Истории.

39

№ 113.

40

См. ст. 2, ч. 3.

41

№ 95. Том 2.

42

Слова взяты из Выписки о хождении Арсения Суханова в Греки. № 897. См. ст. 2

43

Летописцы № 483, 484.

44

Книга «Небеса» вышла уже в 1665 году, после отбытия Патр. Никона с престола.

45

Так говорит челобитчикам Соборн. Свиток в ст. 25, № 1622 См. Предисл.

46

№ 932. Рукоп. гл. 27.

47

См. ст. 35, 43.

48

В Сборнике Соловецком (см. ст.2) пишется о нем: «А он был Латинскаго учения студент.» В другом месте слово студит изъяснено так: «тщатель учения». Вот сколько понимали слово Студит хотя оно часто встречается в житиях Св. Отцев, и есть даже в Святцах), напр. Ноября 11-го и Янв. 2-го упоминается Федор Студит!

49

Дамаскин жил еще до взятия Царяграда Турками, т. е. до 1453 года. В Сборнике он представляется современником Патриарха Макария и других греков, бывших у нас при исправлении книг на Соборе и упоминаемых в Скрижали. Упомянув о Патриархах, Архиереях и Протопопе тогда бывших, Сборник продолжает: «их же некто учитель новый, мниха себе исповеда и Иподиакона нарек, приложил же себе и порекло (прозвание), благо слышати, Дамаскина, еще же и студитом себе нарек, покрываяся всяко благочестия, имея еже у нас тии оба поборники и благочестия хранители, книги их есть в Руси. Гласом же Иоанна Дамаскинского; многие учения и Феодора Игумена Студийския Царяграда, а тот творец прикрылся, яко же некий волк благочестия имени, а прямого имени своего не объявил, кто он есть, точию дерзнул написати словеса» и пр. – Имя Дамаскина дается как собственное, а не проименование порекло

50

№ 1622–1628.

51

№ 1095–1099.

52

См. Жезл, лист 102. № 418–428.

53

№ 253–262.

54

Изъяснение сего см. в древнейшем толковании Божественной Литургии, находящемся в рукописной книге Соловецкой библиотеки под № 1085.

55

См. Служебники исправл., лист 130, №№ 1642–1706.

56

См. ст. 54.

57

№№ 1840–1921.

58

Ответ Преосвящен. Никифора Астраханского, гл. 6. – См. также Путешествие к святым местам Василия Барского Изд. С. п. б. 1819 г. в 4, стр. 344.

59

№ 1868–1922.

60

№ 1844–1846.

61

Свидетельствует опись.

62

№ 312–320.

63

№ 897. См. здесь ст. 2.

64

В Сборнике Солов., на который мы непрерывно ссылаемся, как на основание Челобитной, ни слова нет о Кресте четыреконечном или осмиконечном. Статья о нем в Челобитной Сол. взята из Челобитной Никитиной.

65

№ 1622–1628.

66

См. Жезл Правл. Облич. 23. № 418–428

67

Нынешние старообрядческие учителя, чувствуя это, крайне остерегаются называть Крест тричастным, а называют его трисоставным, т. е. из трех складов сложенным. Но такое мудрование не согласно и со старыми старообрядцами, не так говорившими, и со смыслом пророчества, о трех древках, а не составах, упоминающего, и с отношением Креста трисоставного к двочастному, доныне так называемому, очевидно, по числу древ, прямого и прекаго, а не по составу, каковом отношении и называться бы он должен одночастным или односоставным.

68

№ 1319–1322 и пр.

69

Св. Феофилакт Болгарский, в толковании на Евангелие от Иоанна. № 355, 358, 368.

70

№ 190–201. Ис.гл.60.

71

Гл.1, л.12. №1095–1099.

72

№ 1487–1491.

73

№ 1510.

74

№ 1095.

75

№ 621–669.

76

№ 520. Рукоп.

77

№ 1095.

78

№ 98 Рукоп.

79

№ 594 Рукоп.

80

№ 1095.

81

Сам Аввакум упоминает в своих посланиях о Крестах, таким образом, устроенных; но что же между тем говорит о четыреконечном? – Он прибавляется к осмиконечному будто бы для того, «чтобы истинный не дотыкался к телу». Возможно ли, по совести, рассуждать таким образом?!

82

№ 1015.

83

№ 932.

84

№ 1844–1846.

85

№ 1637–1706 и рукоп. 1013 – 1032.

86

№ 1948 –1950. Уайт Дух.

87

№ 1510.

88

№ 1637, № 1840–1867. Рукоп. 1015–1024.

89

№ 1095.

90

№ 1622–1628.

91

Напр. № 1638, лист 130, 131, 191.

92

См. ст. 2 г.

93

См. Опись Соловецкой библиотеки.

94

Кн. о Св. Духе гл. 27, пр. 91.

95

№ 932, 933 Рук.

96

Достойно замечания, что в книге сей и трех следующих, по экземплярам, имеющимся ныне в Соловецкой библиотеке, почисток не оказывается, и следственно те экземпляры, с которых составлена выписка, были в то же время уничтожены челобитчиками, и оставлены только новые экземпляры, с которых чинены и почистки в выписке и указания или ссылки в Челобитной. Нынешние экземпляры не во всем сходны с выпискою и в прочем.

97

Слово поправлено несколько другою рукою.

98

Приметно, что было до почистки трема.

99

То же.

100

Здесь слово не написано в подлин.

101

Последних написано по подчищенному, другою рукою и другими чернилами. Приметно, что до почистки было подле него, как и смысл речи и связь слов требует.

102

По подчищенному и весьма приметно, что выправлено из слова «три». Так велит и упоминаемая Кириллова книга. См. ниже.

103

№ 858. Рукоп.

104

№ 476. Рукоп.

105

Правильнее написать следовало бы так: «и тис у сфрагизете мета дио дактилон, ос ке о Христос, на ести афорисменос». Εἴ τις οὐ σφραγίζεται μετὰ δύο δακτύλων, ὤς καὶ ὁ Χριϛὸς, νἀ ἐϛί ἀφορισμένος.

106

№ 672–675.

107

Подобное сказание о троеперстии, а не двуперстии, помещено в больших Макарьевских Четь-Минеях рукописных под 13 числом Декабря: но книги этого месяца нет ныне в Соловках. Писатель их – тот самый Макарий, Митрополит Всероссийский, который держал первенство на Стоглавном Соборе.

108

№ 992. Рукоп.

109

Примечание. Книга «о Вере», печатанная при Патриархе Иосифе, изъясняется о сложении перстов несообразно ни с Феодоритовым Словом, ни с самой собою. Видно, что она затруднялась, как выразиться ей об обычае, тогда уже неправильно одолевшем духовных после Стоглава. № 1095–1099, лист в ней 74.

110

№ 679, 689.

111

Пишет о сем очевидец, Святейший Патриарх Иоаким, при котором все сие было, – в Увете Дух. в Предисловии. № 1948–1950.

112

Т. 2. № 113, 124, 125, 183. См. выше ст. 3. Упоминает о том и История о страдальцах Солов., соч. Семена Денисова.

113

Видно из грамот Царских, в коих даваны были полные военные распоряжения и средства.

114

№ 711, 733, 713, 1146.

115

№ 714–764 и 1145–1148. Рукоп.

116

№ 703–705. См. там Маия 15-й день.

117

Словарь о пис. дух. чина в России, под словом: «Евфросин».

118

№ 923, 933.

119

№ 1907–1911.

120

Напр. № 1971. Устав печатный при Патриархе Филарете в лето 7141, лист 21 на об.

121

№ 479. Рукоп.

122

Достойно замечания, что нет там ныне и месяца Декабря, где под 13 числом заключается сказание о прении Никифора Панагиота с Азимитом, а в том сказании упомянуто что креститься надобно треперстным Крестом. Я видал тот месяц и сказание в бывшем Ладожском Скиту. Можно думать, что едва ли челобитчики в Соловках не попеклись во свое время удалить некоторые из таких книг с глаз людей. В описи, которая составлена в 7184 году, во втором по заключении Монастыря, пишется общим счетом 24 книги письменных Четий-Миней, – шесть экземпляров полных, полагая в каждый по 4 книги, по свидетельству сочинителя Словаря о писател. Духовн. чина в России; а в нынешней описи считается тех Миней уже только 19 книг. Кстати еще заметить вместе, что книги того времени, когда челобитчики действовали, были для Соловецкой библиотеки писаны кем-то уже с исключением сведений, противных делу челобитчиков. Напр. в рукописном Сборнике (№ 837. Рук.) помещена, между прочими, вышеупомянутая статья о прении Панагиота с Латины о крестном знамении, но уже совсем без упоминания о перстах, как ясно говорит она

о трех в Чет-Минее под 13 числом Декабря. Припомните, что в рукописном также Сборнике (№ 897. Рук.), начинающемся Проскинитарием Арсения Суханова, находится статья о крестном перстосложении, в которой многие места подчищены и даже заклеены, что сделано, вероятно, в то время как писалась в Соловках Челобитная и, без сомнения, сделано писателями ея. Какая в том нужда другим? Это Сборник тот, о котором упоминали мы выше столь часто. Из сего видно, с какою осторожностию любителем истинной старины надобно рассматривать книги, особенно рукописи, истинно старые, и отличать от списков, даже нарочито испорченных мнимыми старообрядцами или писанных уже в тогдашнее их время, как то видели мы обстоятельно в рассуждении двух разных списков Слова Феодоритова о Кресте. См. ст. 27 и 54 в общем замечании Увета.

123

Мы уже заметили выше, что в Солов. Монастыре нет ни одного экземпляра книги: она, вероятно, истреблена там во время составления Челобитной. Но есть она инде.

124

№ 625–663.

125

№ 339–399. Рукоп. 633 – 663.

126

Напр. издан. 7135 г. См. лист. 56 и 58, 45. 7145 г. лист 60 и 62. 48. № 1637–1639.

127

№ 1085.

128

№ 476.

129

№ 479, 515.

130

№ по ветхости своей не имеется уже в описи.

131

№ 858. Рукоп.

132

№ 1088. Рукоп.

133

№ 1637–1639.

134

№ 1820–1835.

135

№ 1088.

136

№ 1637–1639 и рукоп. 1088.

137

См. все старонаречные печатные книги.

138

№ 418–428.

139

Мнимые старообрядцы нашего времени непотребным словом считают «без сравнения», а не «Серафим», говоря, что в предлоге «без» – бес. Исправились!

140

№ 713. Рукоп.

141

№ 1866.

142

№ 679.

143

№ 1866.

144

№ 897. См. ст.2.

145

№ 1866.

146

№ 1015. Рукоп.

147

№ 1016–1027 рукоп. и 1637–1706.

148

№ 1015–1027. Рукоп. 1637–1639, 1840–1854.

149

№ 2049.

150

№ 1694.

151

Ныне те книги называются старинными.

152

Текст неразборчив – примечание электронной редакции.

153

Сия-то книга есть Скрижаль, часто упоминаемая в настоящем .... № 1622–1628.

154

Ныне у старообрядцев называются они старыми.

155

Они приглашены для суда над Патриархом Никоном.

156

№ 1948.

157

От времени Увета.

158

Т.е. не упоминается о Воскресении: «но воскресе Тридневен» и проч.

159

См. ст. 34.

160

Когда был известный Собор по случаю возмущения вновь Никиты Пустосвята.

161

При Хиротонии Архиереев Символ Веры читается как присяга, или обязательство к охранению Веры.

162

Известно, что наставники мнимого старообрядства не чуждаются подобных подделок. Федосей, начальник Федосеевщины, в переписке своей с Андреем Денисовым и с Даниловским Собором уличает Даниловцев, что они титлы на старинных Крестах во своих часовнях переправили по-своему, из «I. Н. Ц. I.» на «Царь славы». Олонецкие или Поморские ответы также весьма несправедливо приводят доводы свои, говоря совсем не так, как свидетельствуют самые вещи и книги, на кои ссылаются. Мне довелось видеть в руках старообрядцев много книг печатных, коих слова и смысл при почистках выправлены ими по-своему, самым нелепым образом.

163

№ 1085 ст.35.

164

№ 1015.

165

Идти опако или на-отмашку в просторечии значит идти с поворотом на правую свою руку. По выходе из Церкви, будет это – на север. Латины ходят посолонь, поворачивая на север.

166

№ 1085.

167

№ 1019, 1024.

168

№ 1842, 1843.

169

№ 826–829.

170

Говорили типографы.

171

№ 679–680.

172

№ 679, 680.

173

№ 50–54. Рукоп. и множество Сборников.

174

Ист. о страд. Солов. Соч. Семена Денисова.

175

№ 663. Рукоп.

176

№ 858 и № 897, тот самый, о котором сказано в ст. 2.

177

№ 897. См. ст. 2.

178

№ 681, л.7, 18.

179

№ 1095–1099.

180

Заимствую из ответов Преосвященного Никифора Астраханского то, что сказывается от лица Максима.

181

№ 897 ст. 2.

182

Мысль сия взята из упомянутого выше Сборника под № 897. Так будто бы говорил Арсений Суханов Грекам, когда был у них.

183

№ 741. Рук.

184

№ 494–497. Рук.

185

№ 932. Рук.

186

№ 39, 40.

187

№ 1842, 1843.

188

№ 1968–1970.

189

№ 826–829.

190

№ 63.

191

См. Апостолы, Уставы, Триоди, Минеи, Требники и проч. – На первом листе книги, значащейся ниже в Списке книг библиотеки Соловецкой, под 720-м № Списка, а по описи под 599-м №, находится следующее старинной рукописи примечание: «Лета 7155 Мая в 15 день, дал сию лествицу книгу печатную Великий Государь Святейший Патриарх Иосиф Московский и всея Русии Ипатскаго Монастыря Архим. Сергию, вместо полдестевые книги письменные лествицы, что он взял у него Сергия его письма книгу лествицу и отослал к печати, и приказал ему изо всех книг выбирать тольки по достижению его разума. Елико мочно. И благослови его рукою крестом у собя на дворе в крестовой своей келье. А Сергей поставлен в то время и совершен в Архимандриты в Ипацкой Монастырь, да тут же де и ему Патриарх говорил, что книга де и печатных слов много нет, яз де ее двожды прошол, а ты ее пройди также гораздо со вниманием и исправь елико мощно. И я Сергей по ево благословению и но приказу прочтох пятья книгу ту, и елико обретох в ней не гораздо против старых лествичных переводов так исправих молитвами святыми его, елико ми Бог поспешествовал.»

192

Не излишне упомянуть здесь и о том, против чего написал неправду сочинитель книжки Об отцех и страдальцех Соловецких (см. Предисл.), Даниловский киновиарх Сем. Денисов. Он сказал, что тела казненных мятежников лежали на льду в губе пред Монастырем с 29 Января за Пятдесятницу «вящшую часть Петрова поста» и ето, что лед не таял, выставил чудом к славе якобы пострадавших. Читатели, незнакомые с тамошнею местностию могут, в самом деле, приостановиться на таком событии. Но если и так дело было, как описывает его Денисов, в чем, однако ж, прямой веры, по дознанной лживости рассказов его, дать нельзя: то в нетаянии льда до означеноаго времени нет там ничего необыкновенного. Петров пост, как всякому справиться можно по Зрячей Пасхалии, в тот 1676 год начался 21 Мая; а в конце только Мая начинают там губы морские очищаться или вскрываться. Я в 1838 г. прибыл в Соловки 7-го Июня и нашел еще кучи снегу, лежащие на берегах губы по ложбинам. Архангельский именитый гражданин Александр Фомин в Описании Белого моря (напеч. в С. П. б. 1797 г. в 8) пишет: «Беломорское устье по большей части до конца Июня, а иногда до начала Июля заперто бывает наносимыми полюсными льдами, с коих веющие ветры на всю страну нашу наносят хлад и мраз». (Письмо 4, стр. 53). В Двинском Летописце (напеч. в 1-й ч. Опыта трудов Вольного Российского Собрания), под 1541 годом записано, что «Северная Двина вскрылась в Петров пост, который тогда начинался 13 Июня». А губы морские, находящиеся гораздо далее Архангельска к северу, без сомнения, очистились от льда еще позже.


Источник: Истина святой Соловецкой обители против неправды челобитной, называемой соловецкой О вере Святой Соловецкой обители приношение Игнатия, архиеп. Донск. и Новочеркасск. - (2-е изд., пополненное). - Санкт-Петербург : тип. Деп. внеш. торговли, 1847. - [2], 301 с.

Комментарии для сайта Cackle