архиепископ Иоанн (Смирнов)

Пророк Малахия

Содержание

Первое отделение речи (1:6–2:9) Второе отделение речи (2:10–16) Tретье отделение речи (2:17–4:6)  

 

Страдания, какие пришлось евреям вытерпеть среди плена у язычников, отбили у них охоту к грубому идолослужению, но не отбили охоты к идолослужению более утонченному, более духовному. В народе начало мало-помалу развиваться поклонение своей праведности, состоявшей в наружном исполнении буквы Божьих заповедей и недумающей о внутренней чистоте души и непорочности ее перед Богом. Не смотря на то, что народ этот был полон внутренней, греховной нечистоты, не смотря на то, что жрецы его были люди, полные любостяжания, жадности, корыстолюбия, люди, не желавшие ничего народу делать даром; не смотря на распространение в среде самого народа незаконных браков с иноплеменницами и частых, беспричинных разводов с единоплеменницами; несмотря наконец на распространение лживых клятв, прелюбодеяния, притеснения вдов и сирот, народ все таки считал себя народом праведным, народом достойным вполне того, чтобы Бог благодетельствовал ему, чтобы, преимущественно пред всеми другими народами, его миловал и спасал. Но так как Господь ожиданий самообожающаго народа не оправдывал, так как сему народу не давалась еще та полнота спасения, которая предвещаема была прежними, допленными пророками, как имеющая наступить, по возвращении очищенного народа из плена; то народ стал роптать на Бога, стал сомневаться даже в господстве над миром Божьей правды, стал требовать настоятельно скорейшего суда Божия над язычниками, не представляя того, что суд должен начаться с него самого. В борьбу с этим направлением, во всей своей широте и силе, раскрывшимся в последствии в Фарисействе, выступил последний ветхозаветный пророк, именем Малахия.

Обстоятельства жизни пророка Малахии до того неизвестны, что спорят даже о самом имени, усвояемом пророку в 1-й гл. 1–м. ст., спорят, т. е. о том: Малахия – есть ли это имя – личное имя пророка, или же только идеальное обозначение пророка, как лица пророчествующего о послании вестника Божия (Мал. 3:1), тогда как собственное имя его не сохранилось в предании? Не останавливаясь на разных спорах касательно этого вопроса, мы можем ограничиться приведением только того главного положения, которое наиболее достоверно говорит в подтверждение того, что Maлахия (с евр. знач. «вестник Иеговы») есть личное имя пророка, данное ему при его рождении, так как все основания, приводимые против личного понимания имени, под пером ученой критики оказываются несостоятельными. Все пророки, от которых остались нам заключенные в канон писания, обозначаются в надписях своих книг их личными именами; равным образом имена и остальных ветхозаветных пророков, упоминаемых в книгах священных, суть их действительные, личные имена. Таким образом понимание имени «Малахия» не как личного имени, а только в смысле идеального обозначения пророка, как вестника Господня, не имеет для себя в писании никакой соответствующей такому пониманию аналогии. Taкие имена, как Агур и Лемуил, на которые ссылаются защитники идеального понимания имени, не могут быть принимаемы здесь во внимание даже и в том случае, если бы идеальное понимание сих двух имен стояло вне всякого сомнения, ибо сборник притчей есть поэтическое произведение, которого нравственная и религиозная истина зависит не от лица поэта; между тем как пророк своею личностью, или своим именем ручается за божественность своего посланничества и истину своего пророчествования.

Как спорно имя Малахии, так спорно также и время жизни этого пророка, хотя все согласны в том, что он жил и пророчествовал после плена вавилонского. Между прочим, из книги пророка видно не только то, что он выступил со своею пророческою деятельностью после Аггея и Захарии, выступил тогда, когда храм был уже построен и богослужение в нем было вполне восстановлено (Мал.1:6–14, Мал. 3:10): но и то, что он пророчествовал во времена после первого пребывания Неемии во Иepycaлиме, т. е., после 32-го года царствования Артакасеркса Лонгимана. Главным основанием для этого последнего мнения служит согласие между Maлахиею и Неемиею (Неем. 13) в порицании вошедших в народ и священническое сословие злоупотреблений, каковы брак с языческими женами (Мал. 2:11–16, ср. Неем. 13:23–28) и нерадивое внесение десятин (Мал. 3:8–10, ср. Неем. 13:10–14). Правда, первое из этих злоупотреблений, состоящее в том, что многие даже из священников и левитов женились на язычницах, еще при прибытии Ездры во Иерусалим вошло уже в употребление в народе израилевом и было прекращено только усиленными стараниями самого Ездры, обязавшего народ строго к тому, чтобы он в течение трех месяцев развелся с языческими женами (1Ездр. 9, и 1Ездр. 10). Но относить деятельность Малахии на указанное время деятельности Ездры потому нельзя, что с одной стороны выставляемое Maлахиею убеждение помнить закон (Мал. 4:4), равно как и вообще все основанное на важности закона содержание книги пророка гораздо более соответствует времени последующему уже затем, как Ездра вполне раскрыл, свою деятельность относительно восстановленния в народе упадшего было авторитета закона (1Ездр. 7:14, 1Ездр. 7:25–26), нежели времени предшествующему, а с другой, – порицаемое Maлахиею приведение к жертвенному алтарю плохих животных (Мал. 1:8) и неверное доставление в храм десятин и приношений (Мал. 3:8) тогда только становится допустимым, когда Израиль сам заботился о нуждах храма и поддержании культа, чего не было во времена Ездры, по крайней мере непосредственно после его прибытия во Иерусалим; так как в это время, по приказанию царя Дария, нужды культа покрывались из царских доходов (1Ездр. 6:9, 1Ездр. 7:15–17, 1Ездр. 7:20–24). Переходя к Неемии, нужно сказать, что по уничтожении языческих браков Ездрою и вообще после всецелой реформаторской деятельности сего мужа в Иерусалиме, искорененные им там противозаконные поступки народа в такое короткое время, какое протекло отсель до первого прибытия во Иерусалим Неемии, не могли распространиться даже и в том случае, если бы Ездра и не продолжал (чему однако же мы видим противное из кн. Неемии 8–10) действовать до этого самого прибытия. Без сомнения и сам Неемия тогда также бы восстал против этих злоупотреблений, как он восстал против них позднее, когда заметил их. Вместе с этим, впадение в эти грехи не могло воспоследовать ранее времени удаления Неемии из Иерусалима и возвращения его в царский дворец, в 32-й год царя Артарксеркса (Неем. 13:6). Таким образом остается признать временем деятельности пророка или время непосредственно перед вторым прибытием Неемии во Иepyсалим, или же время самого этого пребывания Неемии в этом городе, когда следовательно пророк своим словом обличения и суда поддерживал реформаторскую деятельность Неемии, направленную к истреблению в народе тех же злоупотреблений, какие порицал и за какие угрожал судом Maлахия. В пользу последнего мнения, т. е. в пользу одновременной деятельности пророка Малахии и Неемии, говорит решительно то обстоятельство, что Неемия при втором своем прибытии во Иерусалим, вошедшие в народ злоупотребления нашел во всей их силе, чего не могло бы быть, если бы пророк Малахия до его прибытия совершал свою деятельность. В этом случае деятельность Малахии так же относится к деятельности Неемии, как деятельность Аггея и Захарии относится к деятельности Зерувавеля и Иисуса, как деятельность Исайи к деятельности Езекии, деятельность Иеремии к деятельности Иосии.

Книга пророка Малахии содержит в себе только одну, по всей вероятности, выражающую в себе сущность многих устно произнесенных речей и состоящую из трех частей, за исключением вступления, или введения (Мал. 1:6–2:9, 2:10–16; 2:17–4:6), речь по преимуществу угрожающего характера. Исходя из любви, которую Господь издревле проявлял Своему народу (Мал. 1:2–5), пророк затем показывает, – как не только священники через беззаконное отправление служения своего при жертвеннике Божьем оскорбляют имя Божие (Мал. 1:6–2:9), но и весь народ удаляет от себя свое Божественное призвание с одной стороны своими языческими браками и легкомысленными разводами (Мал. 2:10–16), а с другой своим ропотом на медленность суда Божия, между тем как Господь скоро явится, как праведный Судья; но, чтобы предупредить нечестивых и привести их к покаянию, непосредственно перед Своим пришествием пошлет Своего вестника, – пророка Илию, а потом и Сам внезапно придет, как давно ожидаемый Ангел Завета, придет в Свой храм, очистит сынов Левия, неверных завету грешников накажет и через истребление беззаконников, равно как через благословение спасением и праведностью боящихся Бога сделает сынов Израиля Своим собственным народом.

«Я возлюбил вас, говорит Иегова,» начинает от лица Божия свою речь к народу Божию пророк. Любовь, которую Бог проявил к Своему народу, должна служить мотивом и нормою отношений этого народа к своему Богу. B чем же Бог проявил Свою любовь к Своему народу: «и вы говорите: в чем Ты (Иегова т. е.) явил любовь к нам?» вопрошает как бы от лица народа пророк и затем Сам же на этот вопрос отвечает: Иегова проявил Свою любовь к Своему народу через Свои обратно-противоположные отношения к Исаву и Иакову. Исав и Иаков, –родоначальники двух народов, суть два брата-близнецы; поэтому можно было думать, что с потомством обоих родоначальников, с Израилем и идумеянами Господь одинаково будет поступать. Однако этого нет. Еще до рождения своего Иаков был избранный Богом, предпочтенный перед Исавом, а Исав, предназначенный на служение Иакову (Быт. 25:23 ср. Рим. 9:10–13). «Исав не брат ли Иакову? говорит Иегова, и Я возлюбил Иакова.» В чем собственно проявил Свою любовь к Иакову Господь, пророк этого не высказывает; но содержание ее непрямо вытекает уже из содсржания той ненависти, какую Господь проявил к Исаву: «и Исава,» продолжает Иегова, «возненавидел. И сделал Я (через вавилонян, как видно из (Иер. 49:7–22 ср. Иер. 25:8–14) горы его пустынею,» опустошил гористую, в восточных склонах гор своих и долинах наиболее плодоносную землю его, «и удел его,» владения Едома сделал жилищем пустынных зверей, – жилищем «для пустынных шакалов» (ср. Ис. 34:13). «Если Едом говорит: мы разгромлены, но разрушенное снова возсозиждется; то так говорит Иегова воинств: они построят, а Я разрушу,» Едом никогда не достигнет прежнего могущества своего и прежнего цветущего состояния, «и назовут их (едомитян) областью нечестия, и народом, на который Иегова гневается во веки,» т. е., в продолжающемся состоянии разрушения и в постоянной неудаче всех попыток Едома достигнуть прежней своей силы и могущества все явно увидят фактическое доказательство того, что за беззакония Едома гнев Божий вечно пребывает над этим народом и землею его. Гнев Божий в своей страшной силе особенно проявился над Едомом во времена маккавеев, когда народ лишен был своей навсегда самостоятельности и когда земля его подпала невосстановимому опустошению. Бесплодные попытки Едома снова подняться, снова сделаться народом могущественным увидит Израиль и тогда сознает вполне что Иегова, через дела Своего всемогущества и милости великим являет Себя людям: «ваши глаза,» говорит Бог Израилю, «увидят это и вы скажете: велик Иегова над пределами Израиля,» над землею его (Мал. 1:1–5).

Первое отделение речи (1:6–2:9)

После такого вступления пророк переходит за тем к изображению того, как Израиль вместе со стоящими во главе его священниками неблагодарно относится к Богу, как вместо нравственно обязательной любви к Нему и сердечной, благодарной привязанности, проявляет к Нему равнодушие, холодность, невнимание к Его постановлениям и даже небрежность. Со словом упрека пророк от имени Божия обращается прежде всего к священникам, этим представителям и руководителям народа в деле богопочтения. Чтобы придать больше силы и вескости своему слову пророк начинает порицание свое с общеизвестной, обыкновенной, никем неоспариваемой истины. Обыкновенно бывает так, что «сын,» говорит пророк, «чтит отца и раб своего господина.» А Иегова, заключает он, как избравший народ завета в Свое достояние, как руководитель его и воспитатель (ср. Втор. 32:6) и вместе с тем, как искупитель, как спаситель Израиля (Ис. 63:16, Иер. 31:9), есть по этому самому отец Израиля. «Если (же) Я отец,» говорит Сам Бог устами пророка; «то где же,» сыновнее, с вашей стороны «почтение ко Мне?» Но будучи отцом, Иегова есть в тоже время и владыка избранного Им народа: «и если Я,» опять говорит Он, «Господь; то где же страх ко Мне», тот страх, какой питает раб к своему господину?, «говорит Иегова воинств вам, священники, которые» поступаете совершенно противно тому, чем как бы следовало вам поступать, которые, вместо почтения сыновнего ко Мне и рабского благоговения предо Мною, «пренебрегаете именем Моим,» пренебрегаете славою Моею, в которой Я являл Себя Израилю, «и» при этом «говорите еще: в чем мы пренебрегаем именем Твоим? вы, которые на Моем алтаре приносите нечистый хлеб,» вы, которые приносите на жертвеннике Господнем мясо (см. Лев. 21:6, Лев. 21:8, Лев. 21:17) животных с пороками и с недостатками, животных, законом запрещенных (см. Лев. 22:20–25), «и еще говорите: чем мы Тебя скверним?» (это возражение: «чем мы Тебя скверним,» основывается на библейском воззрении, что прикосновение к чему-либо нечистому или ядение нечистого делает нечистым того, кто прикасается к нечистому или ест нечистое; в этом отношении принесение нечистых Богу жертв в возражении священников и представляется, как осквернение Бога). «Тем,» отвечает им Бог, «что вы говорите: стол Иеговы – презренен он,» тем, что вы считаете жертвенный алтарь за что-то маловажное и потому приносите на нем нечистых, негодных животных. «И когда вы,» продолжает Он с горькой иронией, «приносите в жертву слепое; то (думаете) – в этом нет ничего худого,» ничего поносного для Иеговы; «и когда вы приносите хромое и больное; то в этом» (по вашему мнению) также «нет ничего худого,» осквернительного для Иеговы. Но правильно ли так думать? «Принеси это,» принеси такой подарок, говорит через пророка Бог, «правителю, будет ли он к тебе благосклонен, или ласково примет ли тебя? говорит Иегова воинств.» Отрицательный ответ сам собою вытекает. И так заключает Иегова, если князь – человек не примет вас с таковыми подарками; то тем более Я Бог, не приму вас, и если вы обратитесь ко Мне с молитвою; то молитва ваша не будет всеконечно услышана Мною. «И теперь помолитесь еще,» как бы заставляет пророк от лица всего народа священников, «лицу Божию, чтобы Он помиловал нас, – от ваших рук случилось такое,» вставляет он, чтобы еще раз указать на принесение священниками недостойных жертв Богу и через то выставить этих священников как людей недостойных того, чтобы Господь внимал их молитвам, – «ради вас,» ради вашей молитвы «примет ли Он благосклонно чье либо лице,» проявит ли Он ради ваших молений когда-либо и кому-либо милость Свою? «говорит Иегова воинств?» Ответ и здесь сам собою вытекал отрицательный? (Мал. 1:6–9). При таком положении дела, как было бы желательно, «если бы еще был кто-нибудь между вами (ср. Иов. 19:23) кто бы запер ворота, ведущие во внутренний двор, где стоял жертвенник, запер затем, «чтобы вы,» говорит Бог священникам, без цели, без нужды, «напрасно не освящали алтаря Моего,» чтобы вы не сжигали безплодно негодных жертв на алтаре Моем? «Я не имею никакого благоволения к вам, говорит Иегова воинств и» никакое «жертвенное приношение неприятно Мне от ваших рук.» Я как Бог, требующий для себя от своего творения чести, прославления и признательной благодарности, желаю поэтому того, чтобы человек оказывал Мне эту честь, это прославление и эту благодарность; но Израиль жертвами своими оказывает совершенно противное; вследствие чего Я не благоволю к его жертвам, отвергаю их, отвергаю потому, что принадлежащие Мне права чести, прославления и благодарности будут возданы Мне если не Израилем, удаляющимся от Меня, то народами языческими, которым и передано будет царство Мое, отнятое от Израиля, – передано потому, что они ищут его, тогда как избранный народ Божий отвращается его. Царство Божие с пришествием Мессии распространится поэтому между всеми народами земли; «ибо от востока солнца до запада имя Мое,» говорит Бог, «велико между народами;» Я, своими чудесными делами явлю Себя великим между всеми языческими народами, так что они, пораженные чудесностью дел Божьих, придут к сознанию величия живого Бога и научатся бояться Его (ср. Соф. 2:11; Исх. 15:11, Исх.15:14–16), благоговеть пред Ним и прославлять Его; и вот на всяком месте Иегове будет воздаваться поклонение: «во всяком месте будет возносится курение; будет приноситься имени Моему,» говорит Иегова, «приношение чистое;» в противоположность противозаконным, нечистым жертвам Израиля будет приносится Иегове жертва, вновь соответствующая всем требованиям закона. (Ветхозаветный образ представления новозаветного служения истинному Богу). Так будут поступать обратившиеся к Богу язычники, но не так поступает Израиль и стоящее во главе его священство. Принося в жертву порочных животных, священство тем самым высказавает пренебрежение к Иегове и оскверняет Его. «А вы,» говорит им пророк, «говоря» (собственно принося жертвы, говоря, значит, не словами, а фактами:) «стол Иеговы – презренен он» (см. ст. 7), «и доход его,» т. е. то, что приносится на алтарь, – жертвы, возлагаемые на алтарь, – «маловажный, ничтожный,» ничтожный «хлеб его. И вы говорите (еще при этом:) вот сколько труда!» Вместо того, чтобы видеть в своём служении при алтаре Господнем особенную честь для себя, особенное преимущество перед другими и потому совершать это служение с особою ревностью и старанием, вы тяготитесь этим служением, вы говорите: какое мучение исполнять службу при алтаре, «и (потому) презрительно поступаете с ним,» а именно: «приносите,» или собственно, приводите к алтарю «награбленное,» требующее само по себе наказания тому, кто награбил, «и хромое и больное,» и приводя таких животных негодных, «приносите так жертвенное приношение,» возлагаете приведенных вами животных на алтарь и в таком виде приносите их в жертву Богу. После этого, «должен ли Я,» вопрошает Бог, «иметь благоволение к этому (приносимому) из ваших рук? говорит Иегова.» Отрицательный ответ очевиден сам собою. С этим ответом пророк соединяет проклятие, изрекаемое им от лица Божия вообще на всех тех, которые приносят в жертву плохих, негодных животных и в частности на тех, которые в случаях, когда нужно приносить животных мужского пола, не делают этого и, под предлогом неимения у себя животных такого рода или под предлогом невозможности приобрести их, приносят на место их животных менее ценных, животных женского пола; и на тех, которые дали обет жертвенный и исполняя этот обет, вместо чистых, законом определенных, животных мужского или женского пола (см. Лев. 22:21), приносят животных с недостатками, животных поврежденных, запрещенных законом (см. Лев. 22:2). «Проклят всякий,» говорит пророк, «кто обманывает,» кто лукаво утаивает, «когда в стаде у него есть животное мужеского пола,» проклят и тот, «кто обещает обет и жертвует Господу поврежденное,» – проклят потому, что принесение Богу таких жертв есть оскорбление величия Божия; «ибо Я великий царь, говорить Иегова воинств, и имя Мое страшно у народов.» (Мал. 1:10–14). Особенно проклятие это угрожает священникам, как духовным (Мал. 2:1–9) вождям и руководителям народа, как людям наиболее виновным в том презрении к Иегове, какое выражалось в принесении оскверненных жертв «И теперь на вас священники.» говорит Иегова, «эта заповедь,» на вас изречено следующее грозное определение Божье: «если вы не послушаете и не примете к сердцу» всего того, что в предупреждение ваше вам было высказано (Мал. 1:6–13), и если не направите мыслей ваших к тому, чтобы через истинное, законное служение Мне освящать имя Мое, «чтобы воздавать имени Моему славу, говорит Иегова воинств; то Я на вас пошлю проклятие», – и проклятие двоякое: во-первых, «прокляну ваши благословения», которые вы, как священники, изрекаете народу, Я лишу эти благословения их силы, мало этого, я превращу их в проклятия, «и правда, Я уже проклял их,» сделал уже их недейственными; «потому что вы не хотите принять к сердцу,» не хотите обратить внимания на Мои предупреждения, обращенные к вам; во-вторых, «вот Я наложил запрещение вам на руку,» так что рука эта не в состоянии уже будет исполнять своего дела; Я обрек на осуждение и потому на недейственность ваше священническое служение при алтаре и во святилище, и предаю вас самому крайнему поношению: «закидаю калом ваше лицо, калом ваших праздников,» ваших праздничных жертв, которые сами в ваших руках делаются как бы калом, – закидаю за то бесчестие, которое вы оказывали Господу своему, принося в жертву Ему слепых, увечных и вообще всякого рода порочных животных, «и доставят вас до него» (т. е. до кала), и сравняют вас с калом, будут поступать с вами как с калом жертвенных животных, или выбрасываемым обыкновенно в места нечистые, для этого исключительно предназначенные, или же напр. при жертвах за грех, сжигаемым на том месте, где лежал пепел от сожженных животных (см. Лев. 4:12, Лев.16:27) (Исх. 29:14). И вот, когда вы испытаете это поношение на себе; тогда признаете, что угроза действительно пришла от Господа, «тогда узнаете, что Я посылал к вам эту заповедь,» это грозное определение, – посылал затем, «что бы оно (грозное определение) было Моим заветом с Левием;» узнаете, что как до сих пор в Своих отношениях к Левию, к колену Левиину и, по преимуществу, сословию священников в нем, Я руководствовался определениями Своего завета, заключенного Мною с ним во время выхода Израиля из Египта; так теперь, отселе Я решил в Своих отношениях с вами руководствоваться определениями Моего грозного суда над вами; так что это грозное определение отселе заступит как бы место прежнего Завета Моего с Левием, «говорит Иегова воинств.» Основание такового изменения отношений Божьих к священству израилеву заключается не в Боге, а в самом же священстве. «Завет Мой,» говорит Бог, «был с ним – жизнь и спасение», Мой прежний завет, заключенный с Левием, состоял в том, что давал Левию право на жизнь и право на обладание всеми благами, нужными для благоденствия, давал право на спасение, и в тоже время служил ручательством за сохранение сих прав. «И Я,» говорить Бог, «давал это ему для страха,» давал священству жизнь и спасение, как рычаг, долженствующий двигать это сословие к благоговению предо Мною. И древний Левий вполне отвечал этой Божественной цели. Как в своей личной жизни, так и в исполнении своих общественно-религиозных обязанностей «он проявлял страх пред Мною, и благоговел пред Моим именем. Закон истины,» закон, предмет и содержание которого есть только истина, «был в его устах;» истина, содержащаяся в законе, служила нормою не только всего образа его поведения и обращения, но главным образом и в особенности нормою его учения, какое он предлагал народу, – в нем не было тех превратных отношений, какие определяются не законом Божьим, но эгоистическими, греховными интересами: «превратность,» направление совершенно противное истине, «не находилась на его губах.» Поступая так, «он ходил со Мною в спасении и прямоте,» он находился в самом теснейшем общении со Мною, получая от Меня, за свою верность завету, спасение. Исполняя верно и строго обязанности своего призвания, «он многих отвратил от вины,» многих от пути греха, от пути, ведущего к погибели, возвратил на правый путь, обратил к богобоязненности. Но через таковое действование Левий не совершал чего либо чрезвычайного, он в этом случае исполнял только то, чего обязательно требовало от него его положение и призвание священства; «ибо,» по этому призванию, «уста священника должны сохранять ведение,» ведение Бога и Его открытой в законе воли, – сохранять за тем, чтобы научать народ этому ведению; «ибо закона,» знания воли Божьей «ищут из его уст; потому что он,» в силу своей должности, есть, так сказать, постоянный, должностной вестник Иеговы, «есть ангел Иеговы воинств.» Но насколько был верен своему призванию древний Левий, прежнее священство; настолько оказался неверным этому призванию Левий, современный пророку, – современное пророку священство. «Но вы,» говорит пророк современным ему священникам, «отклонились от пути,» указанного вам (см. Мал. 2:6–7); с одной стороны худым примером своих поступков и действий, а с другой своим ложным учением, дозволявшим и установлявшим как бы от имени закона такие действия, которые на самом деле были преступлениями, грехами закона, вы для многих сделали закон, вместо светильника, освещающего правый путь, предметом преткновения и падения: «вы многих заставили споткнуться о закон» и через то самое «разрушили,» уничтожили в конец «завет Левия, говорит Иегова воинств.» Вследствие этого и Бог не будет более связывать Себя этим заветом; напротив будет действовать в противоположном завету направлении; Он отнимет у негодных священников все то, что Он даровал верному завету Левию, отнимет жизнь и спасение (Мал. 2:5) и вместо этого пошлет им поношение и презрение: «и делаю вас,» говорит им Господь, «презренными и низкими пред всем народом, сообразно тому, что пути Мои не храните и на лица обращаете внимание в делах закона;» унижаю вас в воздаяние вам за то, что вы удалились от своего призвания и при исполнении закона поступаете пристрастно, своекорыстно (Мал. 2:1–9).

Второе отделение речи (2:10–16)

Начинается новое отделение речи. Пророк переходит к другому предмету, а именно к раскрытию и порицанию другого также сильно распространившегося во Израиле порока, который состоял в браках народа Божия с языческими женами и в легковерных частых разводах с единоплеменницами. Как предшествующее отделение (Мал. 1:6), так и это отделение пророк начинает общим и общеизвестным положением. «Не один ли,» говорит он, «у всех нас Отец?» «не Бог ли создал нас?» Иегова, как создатель Израиля, т е. как Бог, избравший Израиля из всех других народов и создавший из него особенный Свой народ, есть по этому самому отец Израиля; вследствие чего все сыны и дщери Израиля суть сыны и дщери Божии и как такие в отношении друг ко другу суть братья и сестры. Будучи же все детьми одного Отца, а между собой будучи братьями и сестрами, «почему же мы,» говорит пророк «неверны друг другу, оскорбляя (через то) завет наших отцов;» почему же мы своими действиями отвергаем эти взаимные, родственные отношения; почему между нами сыны израилевы женятся на язычницах и беспричинно, легкомысленно разводятся с дщерями Израиля, и, поступая таким образом, отвергаются от Бога, оскверняют завет Его, заключенный Им с отцами нашими в то время, когда Он торжественно выделял их из среды язычников и создавал из них Свой народ (Исх. 19:5–6, Исх. 24:8). А Израиль подлинно так поступает, как о нем сказано сейчас: «неверно (относительно друг друга) поступает Иуда» и этот грех его также тяжел, как тяжко идолослужение, волхвование и др. грехи, это мерзость, «и мерзость совершилась во Израиле,» случилась в народе Божьем, в народе, призванном быть народом святым (на что указывало и наименование его Израилем), – случилась в столице Израилева царства «во Иерусалиме,» этом главном, средоточном пункте народа Божия. Мерзость уже совершилась; «ибо Иуда осквернил (уже) святыню Иеговы;» через свои пороки. Иуда (т е. возвратившееся из плена общество израилево) осквернил себя как святыню Божию, как народ святой, отверг свое достоинство быть обществом святым, обществом, «которое Он (Бог) любит,» – осквернил себя тем, что вопреки своему святому призванию (ср. Втор. 7:3) (Исх. 34:16), «женится на дочерях бога чуждого» (ср. 1Ездр. 9:2–3; Неем. 13:23–25), женится на идолослужительницах. Такое беззаконие Господь не желает оставить ненаказанным. Он накажет его жестоко: «Иегова желал бы истребить бодрствующего» (всякаго живущего, ср. Дан. 4:10, Дан. 4:14) «и отвечающего» (образ взят от ночных сторожей, перекликающихся друг с другом, и означает собою все потомство беззаконника), – истребить «из шатров Иакова,» из домов Израиля, желал бы истребить вместе с потомством беззаконника еще «и того, который жертву приносить Иегове воинств» за этого беззаконника, ради очищения грехов его. Выражение же желания Иеговы есть в тоже время и приведение его в исполнение.

Рядом с нечистыми, оскверняющими святость Иуды браками на иностранках-язычницах, идет другой грех, также оскверняющий святость Иуды, святыню Божью, а именно, своевольные, безпричинные разводы с единоплеменницами. Прежде, чем назвать этот грех, пророк высказывает наперед нравственную оскверняющую Израиля, как народ святой, низость его: «и это во-вторых вы делаете,» говорит он, и этим во вторых вы оскверняете «святыню Иеговы» (ст. 11) «покрываете слезами жертвенник Иеговы, плачем и воздыханиями;» выгоняя от себя жен единоплеменниц, вы заставляете их через это самое проливать перед жертвенником Иеговы слезы, издавать вопли о своем несчастье и потому делаетесь великими преступниками в очах Бога, «так что Он не обращается к жертвам и благоволительное,» благоволительные дары «из рук ваших не принимает,» т. е. не принимает уже более жертв из ваших рук со Своим благоволением. «И вы скажете: почему» Бог не принимает жертв наших с благоволением? «Потому,» отвечает пророк на свой же вопрос, предложенный им от лица как бы народа, не хотящего сознать свой грех, удаляющий его от благоволения Божия, «что,» во время заключения тобою брака перед лицом Иеговы (Притч. 2:17), «Иегова был свидетелем между тобою и между женою юности твоей,» – той женою, к которой ты, при вступлении в брак, питал юношескую, горячую любовь «и с которою ты (теперь) неверно поступаешь,» низко, безнравственно поступаешь, прогоняя ее от себя, «между тем как она есть твоя подруга,» делившая с тобою в жизни радость и горе, «и жена завета твоего,» – жена, с которой ты в браке заключил союз на всю жизнь. «И не сделал так ни один» человек, «у которого еще сохранялся остаток духа,» сохранялся некоторый остаток дарованного Богом ума, определяющего нравственную и религиозную жизнь человека. Но в защиту своих разводов брачных народ мог сослаться на пример Авраама (Быт. 21), который удалил из своего дома Агарь, после того как у нее родился от Авраама сын Измаил, следовательно после того, как она некоторым образом сделалась его женою. Пророк предупредительно отстраняет и этот пример, как исключение, не имеющее приложения в настоящем деле. «И что один,» спрашивает он, т. е. что сделал Авраам? Правда, он удалил из своего дома Агарь, с которой родил себе сына Измаила; но он поступил с Агарью так потому, что «семени от Бога искал он.» Авраам домогался получить обетованное ему от Бога семя и он отпустил Агарь; потому что Господь обещал ему дать благословенное семя не через служанку Агарь в ее сыне Измаиле, а через Сарру в сыне ее Исааке; значит Авраам, отпуская Агарь, в этом случае действовал, повинуясь воле Божией (Быт. 21:12). Устранив этот единственный случай, могущий по-видимому оправдывать народ, пророк обращается затем к народу с предостережением такого рода, что если народ не оставить этих брачных разводов; то подвергнется гневу и наказанию Божию. «И так вы должны хранить вас,» говорит он, «для вашего духа,» должны обращать строгое внимание на себя, на свои действия и заботиться о том, чтобы через нравственное развращение, какое проявляется в брачных разводах, не потерять дарованных от Бога духовных, – нравственных сил жизни, с потерею которых гибнет и сама жизнь. В этом отношении «с женою юности твоей никто не поступай неверно. Ибо Я,» говорит Бог, «ненавижу развод, говорит Иегова воинств» и если он был допущен прежде; то допущен был ради жестокосердия вашего, тогда как Иегова от начала установил единство и неразрывность брака (см. Втор. 24:1–5 и Mф. 19:3–9). Но кроме того, что развод с женою возбуждает гнев Божий, ненависть Божью, сыны израилевы недолжны дозволять себе этого развода еще и потому, что «он,» т.е. тот, кто жену от себя прогоняет, «покроет свою одежду беззаконием,» тот покроет свою душу нечистотой (ср. Зах. 3:4, Ис. 64:6, Откр. 3:4, Откр. 7:14). Нечистота так сильно пристанет к этому человеку, что он никогда не освободится от нее, постоянно будет носить ее с собою и через то самое постоянно будет возбуждать к себе гнев и наказание Божье. «И так храните же себя для вашего духа,» еще раз в заключение всего отделения повторяет увещательно пророк, «и не поступайте вероломно» относительно ваших жен единоплеменниц. (Мал. 2:10–16).

Tретье отделение речи (2:17–4:6)

Третье отделение речи пророка начинается указанием на распространение в его время в большей части народа Божия духа неудовольствия и ропота на то, что Бог медлит откровением Своей славы для обетованного Им облаженствования народа Своего. В своем ропоте и неудовольствии народ дошел до того, что стал сомневаться в святости и правде Божьей и настоятельно требовать от Бога суда скорого над язычниками. «Вы отягощаете» (ср. Ис. 43:23–24), говорил этому неверующему и ропщущему народу пророк, «Иегову вашими словами. И скажете: чем мы отягощаем? тем, что говорите: всякий, делающий зло, угоден в очах Божьих и к таким Он имеет благоволение; или иначе: где Бог суда»? (Мал. 2:17). Язычники живут невозмутимо-счастливо, Бог видимо благоволит к ним, награждает их как людей угодных Ему. Если же это не так, если не правда то, что Бог благоволит к язычникам; то почему Он доселе их не наказывает, почему Он доселе не является в мир как праведный судья этого мира? На этот, полный громкого ропота вопрос народа отвечает Сам Бог, Который говорит, что так настоятельно требуемый и так сильно ожидаемый народом суд придет. Скоро явится в мир Сам Господь, но непосредственно перед Своим явлением пошлет в мир особенного, чрезвычайного вестника, который приготовит Ему Путь, который совершит то, чего не сделали священники, эти постоянные, Богом поставленные вестники Его воли. «Вот Я,» говорит Господь, «посылаю вестника Моего,» того вестника, голос которого слышал еще Исаия в пустыне

(Ис. 40), посылаю затем, «чтобы он приготовил путь предо Мною,» чтобы, через проповедь о покаянии и обращении грешников ко Господу, удалил с пути все препятствующее пришествию Господа к Своему народу, уничтожил в народе нравственную порчу его, искоренил в нем богоотчужденность и нечестие. Это возвещение о явлении вестника перед пришествием Господа в мир само собою уже указывало народу на то, что причина замедления Господа с судом Своим заключается в них самих, что поэтому народ должен роптать в этом случае не на Бога, а на свои грехи. Когда путь будет приготовлен, когда народ хоть несколько готов будет встретить своего Господа, тогда «внезапно,» неожиданно для тех, кто спит в своих грехах, «придет в Свой храм Господь,» Тот именно Бог суда, «Которого вы ищете,» на медлительность пришествия которого ропщете; Он придет в Свой храм как Бог и Царь Израиля, придет затем, чтобы поселиться на пребывание в сем храме (ср. Иез. 43:7, Иез. 37:26–27). Но «Он придет как Ангел завета,» как Бог славы, Который открывался в Ветхом Завете Своему народу видимым образом в Ангеле завета, в Котором Он спасал народ Свой из Египта, шествовал перед этим народом по пустыне, ввел его в Землю Ханаанскую, наполнял Своею славою храм Соломонов и пр., «Которого вы (по этому самому) «желаете», явления Которого с нетерпением ожидаете, как Ангела того завета, который был заключен Богом с Израилем, в силу которого Бог обитает среди Израиля и Свое там пребывание возвещает через благословление праведных и проклятие нечестивых (ср. Исх. 25:8, Лев. 26:11–12). «Вот Он идет, говорит Иегова воинств». Этот Ангел завета, этот Бог Царь Израилев непременно придет, что и исполнилось в явлении на землю Иисуса Христа, в Котором Ангел завета, λόγος стал плотью, и в послании Иоанна Крестителя, который приготовил путь Сему Ангелу. С пришествием Ангела завета, с пришествием Господа суда действительно начнется суд, но только не желаемый Израилем суд над язычниками, а суд над самим им. Этот суд будет так строг, а народ пред ним окажется так грешен, так нравственно испорчен, что почти весь должен будет от суда погибнуть. «И кто», говорит пророк, «стерпит», выдержит «день пришествия Его» (ср. Иоил. 2:11) для праведного суда Своего, «и кто устоит», кто не упадет под тяжестью суда Господа «во время явления Его?» Конечно, нечестивые члены народа избранного не выдержат этого суда, они погибнут; «ибо Он (Господь – Судья) – как огонь плавильщика,» при плавке золота и серебра уничтожающий все неблагородные частицы, приставшие к этим металлам (ср. Зах. 13:9), «и как щелок белильщиков,» начисто выедающий грязь из одежды. «И Он как плавильщик» (образ изменяется несколько) «будет сидеть, переплавляя и очищая серебро.» И так как сыны Левиины и по преимуществу между ними священники, долженствовавшие быть носителями и руководителями жизни всего народа, сами всецело были испорчены, растлены; то и очищение народа начнется с них. «И очистит,» говорит пророк. «Он сынов Левия и переплавит как золото и серебро.» – неспособных к исправлению истребит, а способных очистит от грехов, исправит и обновит, «чтобы они были» слугами Божьими, «приносящими Иегове жертву в праведности,» приносящими жертву с правым и чистым сердцем. И тогда «жертва от Иудеи и Иерусалима,» теперь не угодная Богу потому что приносится худыми священниками, «будет приятна Иегове» так же, «как во дни древние, как в годы прошедшие,» как во времена Моисея или в первые годы пребывания народа в пустыне, по выходе из Египта (ср. Иер. 2:2), как во времена Давида и в первые годы царствования Соломона (обетование под ветхозаветною формою, изображающее богопочтение новозаветное). Но суд очищения, начинаясь со священников, не ограничится ими одними, а прострется и на весь народ. Все те преступники, которые, будучи сами виновны против Бога, между тем роптали на Него за то, что Он долго не является как Бог суда над язычниками, подвергнутся этому суду. «И приближусь к вам для суда,» говорит им Бог; приду к вам для того, чтобы произвести суд над вами, «и буду скорый свидетель против тех, которые волхвуют (см. Деян. 8:9, 13:6) и прелюбодействуют (ср. Исх. 22:17, Лев 20:10, Втор. 22:22, Мал. 2:10–16) и клянутся во лжи (Лев. 19:12) и плату наемника и вдову и сироту теснят (ср. Исх. 22:21–23, Втор. 24:17, 27:19) и иноземца гнут,» без всякаго права и повода насильствуют над ним; Я скоро, неожиданно, как скорый свидетель, – явлюсь с судом против всех преступников, повинных по закону смерти, и наказывая их, изобличу, засвидетельствую тем самым фактически их беззаконие. Основанием такого очистительного суда над преступниками служит то, что «Я,» говорит Бог, «Иегова,» Я Существо абсолютно самостоятельное и абсолютно неизменное, «Я не изменяюсь,» остаюсь неизменным в Своих определениях (ср. Чис. 23:19, Иак. 1:17), «и вы сыны Иакова – вы не исчезнете,» вы как народ Божий, как сыны Израиля, согласно с неизменными Моими определениями, не должны погибнуть, а для этого вы должны сделаться народом, вполне соответствующим своему призванию и потому должны быть очищены посредством суда (ср. Иер. 30:11.)

Так отвечал Бог народу на его ропот о том, что Господь медлит Своим судом. По изречению Божию причина этой медлительности заключается в самом же народе, в его неготовности встретить к себе Бога – Судию; так как суд должен начаться с него же самого. Вместе с этим ропотом народ роптал еще на Бога и за то, что он, – избранный Богом народ не получает от этого Бога обетованного Им Своему народу счастья и блаженства жизни. И на этот ропот Бог также дает ответ. Он и тут говорит, что причина, почему народ лишен благословения Божия, опять-таки не в Нем, а в народе же. «От дней отцов ваших,» говорит Он им, «вы отклоняетесь от Моих определений и не хранили их,» не исполняли их (ср. Ис. 43:27, Иез. 2:3, Ос. 10:9). «Обратитесь ко Мне, и Я к вам обращусь, говорит Иегова воинств, и вы скажете: в чем нам обратиться?» В чем мы должны признать себя виновными пред Тобою и раскаяться? «Осмелится ли,» отвечает Бог на предложенный Им Себе от лица нераскаянного народа вопрос, какой-либо «человек обманывать Бога, как вы Меня обманываете?» Вы дозволяете себе такой грех, какого не дозволит себе ни один человек, – обман Бога. «И вы скажете: в чем мы Тебя обманываем? В десятинах и дарственных приношениях,» отвечает Бог, объявляя коротко самый порок народа, показав наперед, как и выше, нравственную низость его; обманываете в том, что или совсем не приносите в дом Божий ни десятин, ни обещанных приношений, или же если и приносите; то не так, как повелевает закон (см. Лев. 27:30–33, Чис. 18:20–22, Втор. 14:22–29); и поступаете так, не обращая внимания на то, что вы посещены уже от Бога тяжким наказанием, а именно проклятием неплодоносия и неуспеха в жатве: «проклятием вы прокляты,» напоминает им Бог, «и все-таки обманываете Меня, весь народ,» за исключением конечно самого незначительного меньшинства. Чтобы узнать, что причина этого проклятия, а отсюда и неблагословения Божия плодов земли заключается в народе самом, а не в Боге, «принесите,» говорит им Бог, «всю,» во всей ее законной всецелости «десятину в кладовую,» устроенную для десятин при храме (2Пар. 31:11–12, Неем. 10:38–39, Неем. 12:44, Неем. 13:12), «чтобы в доме Моем был хлеб» для священников, «и через то,» что дадите Богу обязательно следующее Ему от вас, «испытайте Его,» – пребудет ли Он в Своих отношениях к вам Богом несвятым и неправедным, как вы дерзко считаете Его теперь таковым (Мал. 2:17, Мал. 3:6), не пошлет ли Он напротив соблюдающим заповеди Его блага Свои в чрезвычайном изобилии: «не открою ли Я,» говорит Он, «вам окна небесные и не пролью ли вам» с неба, как проливной дождь «благословение до преизбытка»! И Я уничтожу все, что только будет вредить плодам земли, «Я не допущу к вам пожирателя;» Я отгоню от вас саранчу, «чтобы» пожиратель этот «не губил плодов земли.» «И виноградная лоза в поле не будет приносить вам недозрелых плодов,» таких плодов, которые, в изобилии появляясь на дереве, падают на землю, не успев созреть, «говорит Иегова воинств.» Вследствие такого богатого излияния на вашу землю благословений Божьих «всё народы будут называть вас блаженными; потому что вы будете землею благословения;» потому что земля ваша будет предметом благословения для каждого (см. Зах. 8:13, 8:23), «говорит Иегова воинств.» (Мал. 3:7–12). Выяснив таким образом народу причину Божия к нему неблаговоления, Бог переходит к последнему пункту ропота народа, а именно к его сомнению в Божьей правде, награждающей добро, а зло наказывающей: «ваши слова делают насилие Мне, говорит Иегова,» ваши слова как бы насильно понуждают Меня торопиться торжественным проявлением Моей правды в суде. «И вы скажете,» как бы не поняв смысла Моих слов: «что мы говорим против Тебя?» какими словами мы делаем насилие Тебе? А вот какими, дает ответ Бог на возможный, предложенный Им от лица народа вопрос: «вы» друг другу «говорите: бесполезно служить Богу.» Так как праведные перед беззаконными ни в чем не преимуществуют, так как Бог ничем не отличает Своего народа от язычников; то «что за выгода, что мы хранили Его заповеди и черно-печальные,» в одеждах частью черного цвета, траурных, а частью и не мытых, с немытыми телами и мрачными лицами (знак поста) «ходили пред Иеговою воинств;» какую пользу мы получили от того, что мы ради прощения грехов и получения милостей Божьих подвергали себя добровольным, строгим постам? (речь чисто в Фарисейском духе). Бог не обращает внимания на наше усердие, не хочет принимать наших жертв поста, – напрасно мы и заботились об угождении Ему, «и теперь гордецов (ср. Ис. 13:14) считаем мы счастливыми, делатели беззакония не только устроены,» не только благоденствуют и мирно живут (ср. Иер. 12:16–17, Исх. 1:21); «но и искушали Бога,» через свое беззакониe вызывали суд Его на себя, «и» все-таки «спасались,» хотя бы и подвергались временной беде; гордость язычников, их противление воле Божьей, их нежелание даже знать истинного Бога остаются совершенно ненаказанными. «Тогда,» вследствие таких в высшей степени оскорбительных для правды Божией речей со стороны людей безбожных в Израиле, «боящиеся Иеговы говорили друг другу.» Что они говорили, пророк этого не высказывает, но содержание разговора само собою вытекает из связи речи. В противоположность людям безбожным, они, конечно, утверждались в своих речах на вере в Иегову как Бога святого и Судью праведного, Который в свое время как безбожникам, так и праведникам воздаст по их делам. Эти разговоры людей праведных, которым должен, прикровенно выражает пророк, должен подражать и весь народ Израилев, не укрылись от Бога, «Он обратил внимание» на эти разговоры, «и услыхал» их. Мало этого. «И была написана,» говорит пророк, «памятная книга перед Ним о боящихся Иеговы и чтущих имя Его.» Бог приказывает записать разговоры праведных людей в памятную книгу (1) с тем, чтобы эта книга лежала перед Богом, напоминала Ему имена и дела людей праведных и тем самым вызывала Его к скорейшему прославлению этих людей, каковое прославление они действительно и получат. «И они будут Мне, говорит Иегова воинств, в день, который Я создаю,» в день суда при Моем будущем явлении во славе, «достоянием,» драгоценною собственностью (ср. Исх. 19:5); «и,» наказывая людей нечестивых, безбожных, «их,» как людей богобоязненных «Я пощажу, как щадит муж (отец) сына своего, который служит ему,» который во всем повинуется ему. И тут-то вы нечестивые, ропщущее на Бога, не признающие святости Божьей, отвергающее правду Божью, говорящие, что Бог не милует праведников и не наказывает нечестивых, тогда как вы видели уже, что при всех Своих прежних судах, как наприм. в суде над Египтом (Исх. 11:7), Господь поступал как праведный Судья, милующий избранных Своих и поражающий язычников, теперь «снова увидите,» в воздаяниях Божьей правды на суде, «различие между праведником и нечестивым: (Мал. 3:13–18) между тем, кто служит Богу и тем, кто не служит Ему, «Ибо вот,» раскрывает и обосновывает Свое слово Господь перед нечестивым народом Израилевым, желая его этим самым вразумить и склонить к покаянию, «идет день горящий как пещь,» идет день суда, пожирающий грешников так же жестоко, как жестоко пожирает огонь, горящий в печи обыкновенно сильнее, чем на воздухе, «и все гордые,» все те язычники, которых вы называете счастливыми (Мал. 3:15), «и все делающие беззаконие,» значит и все вы, которые отступаете от Меня и не чествуете, «будут соломою и сожжет их, говорит Иегова воинств, наступающий день (ср. Ис. 5:24, Соф. 1:18, Авд. 1:18), чтобы не оставить им ни корня, ни ветвей» (ср. Ам. 2:9); наступающий день уничтожит всю массу нечестивого народа, так что от нее не останется ничего. Не то постигнет людей благочестивых. «Но вам,» говорит Бог, «которые боялись имени Моего, взойдет солнце правды,» той правды, которая нечестивых наказывает, а праведных награждает спасением и блаженством, и в которой нечестивые стали было сомневаться. Вот эта-то правда, дарованная людям через Христа Спасителя, и осветит их своим спасением; ибо «в крыльях» солнца правды «спасение.» Как окружающие солнце лучи его распространяют по земле свет и теплоту, нужные для успешного роста и благосостояния растений и всех живущих на земле существ; так точно и солнце правды принесет исцеление всем ранам и всем язвам, полученным праведными от последователей царства тьмы. Исцеленные от сих язв, освобожденные от преследования нечестивых врагов, они выйдут из нор и пещер, где они укрывались в продолжение ночи бед и страданий. Выйдя оттуда, они будут радоваться и торжествовать: «и выйдете,» говорит им Бог, «и будете прыгать как откормленные тельцы,» из своих стойл выпущенные на пастбище. К этому присоединится еще новое торжество для праведных. Они получат власть над своими врагами – притеснителями: «и будете попирать,» говорить Бог, «беззаконных; ибо они,» сожженные огнем суда Божия, «будут пеплом под ногами вашими,» будут валяться как пепел, попираемый ногами праведников, «в тот день, который Я созидаю, говорить Иегова воинств.» (Мал. 4:1–3).

Чтобы с одной стороны сделаться участниками в этом спасении, обетованном любящим Иегову и боящимся Его, а с другой избежать того проклятия и той погибели в день суда, которым подвергнутся люди непокорные Иегове и отвращающиеся от Него, для этого «помните,» обращается с последним заключительным для всей книги словом Иегова к строптивому Своему народу, «закон раба Моего Моисея, который Я заповедал ему на Хориве для всего Израиля, постановления и права» (см. Втор. 4:18, Втор. 4:14–15), – сохраняйте заповеди Моего закона, данного Мною вам через Моисея, те заповеди, те «постановления и права,» от которых вы отступаете «от дней отцов ваших» (Мал. 3:7), – исполняйте их, чтобы Я в противном случае, при Своем явлении на земле, о котором Я вам говорил (Мал. 3:1–6), не поразил землю сию проклятием. Желая вам дать наибольшую возможность к усвоению и памятованию сих заповедей и через то самое желая предохранить и освободить вас от угрожающей вам опасности, «вот Я,» говорит Бог, разъясняя деятельность того вестника Господня, о котором Он упомянул кратко в начале последнего отделения своей речи (Мал. 3:1), «посылаю вам Илию пророка, прежде чем придет день Иеговы великий и страшный. И он (этот пророк) обратит сердце отцов к сынам и сердце сынов к отцам их.» Между праведными праотцами, каковы Авраам, Исаак, Иаков и вообще всеми богобоязненными предками Израиля и между нечестивыми и безбожными сынами Израиля времен Малахии и времен последующих до самого явления Илии лежит глубокая пропасть, – отцы стыдятся своих детей, дети отцов. Пропасть эту должен уничтожить Илия. Он должен вложить в сыновей сердца отцов, их духовное настроение, их благочестивое, богобоязненное направление; он должен и сынов заставить следовать в своих мыслях и стремлениях их благочестивым предкам. Через таковую свою деятельность Илия должен приготовить людей к принятию Господа, «чтобы Я,» говорит Бог, «придя, не поразил землю проклятием,» чтобы Израиль, мыслящий теперь как Ханаан, не разделил и участь этого племени, чтобы, как проклятый Богом не подвергся совершенному уничтожению (ср. Втор. 12:29–30, Втор. 20:17–18). (Мал. 4:4–6).

Таким образом ветхозаветное пророчество в лице Малахии, последнего пророка в Ветхом Завете, заключилось напоминанием Израилю на закон Моисея, это руководительное правило всей жизни народа Божия и возвещением пред-указанного в сем законе, как в основе, явления Господа на землю, перед пришествием коего должен явиться предтеча, пророк имевший через научение в законе и покаянную проповедь, основанную на законе, приготовить путь Господу, идущему в мир для суда над ним. Исполнение этого пророчественного возвещения раскрывается для нас в Новом Завете. Слишком четыреста лет прошло после Малахии, после того, как слово Божие замолкло в пророках, четыреста лет нетерпеливого и тяжелого ожидания явления Илии, а затем и Самого Господа; и вот наконец предвозвещенный Илия явился в лице Ианна Крестителя. Еще до рождения своего Иоанн был предуказан отцу его архангелом Гавриилом, как обетованный Илия, как лицо, которое «предыдет пред Господом в духе и силе Илии, чтобы возвратить сердца отцов детям, и непокорным образ мыслей праведников, дабы представить Господу народ приготовленный» (Лк. 1:17). Предуказанию архангела вполне соответствовала жизнь и деятельность Иоанна Крестителя (ср. Mф. 3:1–12, Мк.1:2–8, Лк. 3:2–18). Уже во внешнем образе жизни своей, в своей наприм. одежде Иоанн выставлялся как обетованный Илия, долженствующий через проповедь покаяния и через крещение покаяния приготовить людей к принятию Господа, идущего вслед за ним с той целью, чтобы веяльною лопатою (Лк. 3:17) очистить Свое гумно и пшеницу собрать в житницу, а солому сжечь огнем неугасимым. Потом Сам Иисус подтверждает не только народу (Mф. 11:10–14, Лк. 7:27–28), что Иоанн есть предсказанный пророком Малахиею вестник (Мал. 3:1) и Илия, который должен был прийти; но и ученикам своим (Mф. 17:11–13, Мк. 9:11–13), что Илия, долженствующий прийти прежде и устроить все, уже пришел, но народ не принял его, не узнал его. С этим не стоит в противоречии и отрицательный ответ Иоанна самого, данный им на вопрос посланных синедриона: «Илия ли Он»? (Ин. 1: 21). Иоанн отрицал своим ответом только личное свое тождество с Илиею, но не отрицает того, что он есть предтеча Господень в духе и силе Илии. Это видно из того, что пророчество Исайи, послужившее основою для пророчества Малахии, о предтече, вестнике Господнем (Ис. 40:3) Иоанн прилагает к себе, к своей миссии (Ин. 1:23). Но как в Крестителе Иоанне явился предвозвещенный пр. Малахиею пророк Илия; так точно в явившемся на земле Иисусе Христе пришел в Свой храм Господь и принес с Собою день суда. Сам Иисус Христос объявляет, что Он пришел на землю для суда (Ин. 9:39, Ин. 12:40), для отделения верующих от безбожных, чтобы первым дать жизнь вечную, а последним осуждение и смерть. Суд этот над Израилем проявился недолго спустя после вознесения Спасителя на небо. Так как Израиль отверг своего Спасителя, Мессию; то за это в римскую войну земля и народ были поражены проклятием Господа, от которого народ страдает и до сих пор. И как для Израиля, так равно и для всех народов и царств земли суд Господень начинается вместе с возвещением Христа Спасителя между ними и проходит через столетия распространения царства Божия по земле, доколе при втором явлении Господа на землю в последний день не совершится окончательно над всем миром.

Как видно из обозрения книги, пророк Малахия отличается от всех предшествующих пророков диалогическою формою раскрытия своих положений. Прежде, чем преступить к раскрытию какой-либо истины частной, имеющей приложение к народу только в известное время и при известных обстоятельствах, пророк сначала излагает какую-либо общую истину, затем от этой уже истины переходит к той частной истине, какую он намеревается раскрыть. Само раскрытие делается через положение, или возражение как бы со стороны противной пророку и через противоположение, или опровержение со стороны пророка. В этом способе изложения заметно влияние на пророка школьного образа речи, введенного в употребление Ездрой. Только этот диалогический способ научения не нужно считать за знамение умирающего духа пророчества, ибо он всецело соответствовал практическим требованиям времени, и пророчество умерло не от духовного утомления, но погасло по Божьему определению и воле Его, погасло тогда, когда вполне совершило свою миссию. Язык Малахии, принимая во внимание позднее время, в которое жил пророк, еще силен, чист и прекрасен. Вообще Малахия, по замечанию одного ученого (Naegelsbach. in Herz. S. Realencykl.) VIII. с. 756), есть как бы поздний вечер, замыкающий собою длинный день, но в тоже время он есть ранний рассвет, носящий в своем лоне великолепный день.

* * *

1

Это приказание напоминает собою обычай персидских царей записывать в особую книгу чрезвычайные заслуги и именно лиц, оказавших эти заслуги царю (Эсф. 6:1–2), но само по себе оно основывается на библейском представлении, что имена и дела благочестивых людей записаны в книге перед Богом. Ср. Ис. 55, Дан. 7:10.

Вам может быть интересно:

1. Пророк Амос архиепископ Иоанн (Смирнов)

2. Пророк Малахия Павел Васильевич Тихомиров

3. Новый труд о книге пророка Малахии: отзыв о книге проф. П.В. Тихомирова: «Пророк Малахия» протоиерей Александр Рождественский

4. Книга пророка Аввакума профессор Моисей Александрович Голубев

5. Толкования на Книгу Святого пророка Иеремии. Часть 1-2 профессор Иван Степанович Якимов

6. О книге пророка Ионы протоиерей Иоанн Соловьёв

7. Святой пророк Авдий в его церковно-историческом и библейском значении протоиерей Павел Образцов

8. Толкование на книгу пророка Исаии профессор Иван Гаврилович Троицкий

9. Пророк последних дней первого Иерусалима архиепископ Варфоломей (Ремов)

10. Книга пророка Исайи в древнеславянском переводе. В 2 ч. Иван Евсеевич Евсеев

Комментарии для сайта Cackle

Ищем ведущего программиста. Требуется отличное знание php, mysql, фреймворка Symfony, Git и сопутствующих технологий. Работа удаленная. Адрес для резюме: admin@azbyka.ru

Открыта запись на православный интернет-курс