Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

свящ. Николай Александров

Часть III. Иаков

§ I. Видение Иаковом Лествицы. (Быт. 28:1–22)

С благословения отца своего Иаков предпринимает путешествие в Месопотамию под предлогом отыскания там в родственном доме Вафуила жены себе, на самом же деле убегая от дикой мести брата Исава (Быт. 27:42–43 ср. 28:1–2). Действительная причина удаления Иакова из родительского дома может показаться, пожалуй, странной. Как мог Иаков, наделенный великими благословениями отца своего и состоящий под явным покровительством Божиим, бояться Исава, отверженного Господом? Надеясь на заступничество Божие, Иаков мог и не предпринимать бегства, сопряженного с громадными лишениями. В объяснение этого обстоятельства, кажущегося на поверхностный взгляд странным, бл. Феодорит так рассуждает: „в сих мнимых бодрствованиях явственнее открывается Божия попечительность. Живущие в благополучии не так знают, сколькими благами они наслаждаются. Иаков для того бежит и идет один, чтобы, возвратившись с великим имением, и самому узнать, каково промышление Бога всяческих, и других научить сему. Попечительность же Свою об Иакове Бог немедленно обнаружил явлением»411. „Отъиде Иаков от кладязя клятвеннаго и иде в Харран. И обрете место и успе тамо, зайде бо солнце; и взя от камения места того, и положи в возглавие себе, и спа на месте оном"(Быт. 28:10–11). „Видишь ли несказанную мудрость? видишь, как древние совершали путешествия? Человек, воспитанный дома (опять скажу о том) он был, как говорит Писание, „человек не лукав, в дому живый» (Быт. 25:27), имевший многочисленную прислугу, отправляясь в путь, не потребовал ни вьючных животных, ни свиты, ни дорожных запасов; но вступает в путь, как бы уже по апостольскому примеру. Когда зашло солнце, он уснул там, где его застигла ночь: «взя», сказано, «камень и положи в возглавие себе». Заметь мужество юноши: употребил камень вместо возглавия, и уснул на голой земле. За то, как он имел любомудрую душу, ум твердый и чужд был всякой житейской суетности, то и удостоился дивного видения или лучше, удостоился явления Самого Бога»412. Вовремя сна Иаков сподобился увидеть „Лествицу“, утвержденную на земле и касавшуюся вершиной неба; множество ангелов восходили и нисходили по ней. „Господь же утверждашеся на ней и рече. Аз есмь Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака, не бойся"(Быт. 28:12–13). „Усматривай здесь дивное попечение человеколюбца Бога. Он видел, что Иаков, по совету матери, страшась брата, предпринял это странствование, и совершает путь, как какой-нибудь скиталец, не имея ни откуда никакого утешения, но во всем полагается на помощь свыше; и вот тотчас, в самом начале пути, Бог, желая укрепить доброе расположение его духа, является ему и говорит: „Аз есмь Боге Авраама, отца твоего, и Бог Исаака». Я сделал то, что и праотец, и отец твой столь великой достигли славы; а потому „не бойся», но веруй, что Я, исполняя данные им обетования, удостою и тебя Моего промышления. И так, не бойся, но уповай, и, отложив всякий страх, веруй тому, что Я говорю тебе: „земля, на ней же ты спиши, тебе дам ю и семени твоему, и будет семя твое, яко песок морский» (Быт. 28:13–14). Не думай, что, если ты теперь идешь в чужую страну, то лишишься той земли, где ты родился, где воспитан и возрос. „Тебе дам ю и семени твоему», которое умножу, „яко песок морский, и распространится на море, и Ливу, и север, и на востоки (т. е. распространится повсюду), и благословятся о тебе вся колена земная, и о семени твоем» (–ст. 14–15). Бог предрекает ему все, что будет впоследствии, спустя долгое время. Так обыкновенно Господь всяческих творит в отношении к каждому праведнику: дает обетования, но не тотчас приводит их в исполнение, а сперва испытывает послушание и долготерпение праведников, и потом уже обещанное исполняет с великою щедростью. Иакову Бог обещал еще только имеющее после этого случиться, тогда как праведник имел нужду в утешении не на будущее время, а именно в тогдашнем его положении: но посмотри, как благий Владыка, вместе с обетованием будущего, обнадеживал его и в настоящем его состоянии, тем самым, что теперь ему возвещает. Не думай, говорит Он, что Я одно будущее обещаю тебе: но «и ныне с тобою есмь, сохраняяй тя на всяком пути, аможе аще пойдеши» (Быт. 28:15). Не думай, что ты одиноко будешь совершать свой путь: ты Меня будешь иметь на всем пути стражем, Который облегчит для тебя все трудности и тяжкое сделает легким. Потом еще далее простирая утешение, Бог уже предрекает ему и возвращение в свою отчизну. „И возвращу тя, говорит, в землю сию“. Не бойся, что ты навсегда останешься в чужой стране, «возвращу тя в землю cию и не имам тебе оставити, дóндеже сотворити ми вся, елика глаголах тебе» (–15 ст.). Не оставлю тебя, говорит, но все, что Я обещал тебе, приведу в исполнение. Кто здесь достойно может подивиться неизреченному человеколюбию Божию и крайнему Его снисхождению? Посмотри, какое множество обетований дал Он праведнику, и как ободрил его духе“413. „В образе лествицы показано Иакову восхождение и нисхождение ангелов. А нисхождением и восхождением ангелов над ним, когда он спал, означалось, какое прилагается о нем попечение, и давалось разуметь, что охраняется он не только во время бодрствования, но и когда спит; ибо тогда ангелам повелено восходить и нисходить над ним для его охранения“414. „Восстав от сна, немало удивлен был божественный Иаков и сказал „яко есть Господь на месте сем, аз же не ведех“ (Быт. 28:16). Но что хотел он этим обозначить? Каким образом это было не достойно того, чтобы ведать? У древнейших мы найдем лишь совершенно малозначительные мнения о Боге. Они думали, что Божество оставляло всякую другую землю, заключено же было лишь, как бы, в той одной земле, в которую они и призваны были от Него, оставив свои дома, и поднявшись из земли халдейской. Так как идолопоклонники, недугуя заблуждением многобожия, каждому из демонов уделяли, как бы, свою какую либо страну и едва не поставляя тиранами поклоняемых в каждом городе демонов, предполагали, что они не могли все быть везде и не должны быть везде почитаемы: то и блаженные патриарх, еще только недавно освободившись от обычаев идолослужения и от заблуждения многобожия, и наученный тому, чтобы покланяться единому истинному и по естеству Богу, еще не имея совершенных мыслей о Боге, думал, что Он не во всякой земле и не на всяком месте присутствует с ними и защищаете их. И так, научаем был Иаков и, как плод удаления своего из родной страны, имел веру; ибо научился тому, что Божество присутствует на всяком месте и во всякой стране, и что хотя обитает Оно на небе, однако же объемлет и всю землю и наполняет вселенную, и что Ему все подчинено, и духи небесные, получающие от Него повеление восходить на небо и нисходить оттуда, Его имеют главою и начальником. Поэтому то Иаков и удивился, говоря: «яко есть Господь на месте сем, аз же не ведех»415.

„Удивленный великим человеколюбием Божиим“416, Иаков „убоялся и сказал: как страшно сиe место! Это не иное что, как дом Божий, это врата небесныя“(Быт. 28:17). „Удостоившись такого видения, и видев, так сказать, врата небесные, я по справедливости (как бы так говорил Иаков) должен принести здесь подобающее благодарение Господу“417. „И встал Иаков рано утром, и взял камень, который он положил себе изголовьем, и поставил его памятником, и возлил елей на верх его. И назвал Иаков место то: Дом Божий» (Быт. 28:18–19), а по-еврейски Вефиль. По мнению св. Иоанна Златоуста, „прежде то место иначе называлось, но так как Иаков удостоился видения высоких предметов, то и хочет самым названием придать этому месту достопамятность и сделать его знаменательным для потомков“418. Бл. Иероним свидетельствует, что прежде место это называлось Лузой – названием близ лежащего города419. Это та самая Луза, где Авраам поставил жертвенник явившемуся Богу. И Иаков, по отеческому преданию, поставил, в благодарность Господу, камень, служивший изголовьем, памятником и возлил на него елей. „Вероятно, что только один елей Иаков и нес с собою, находясь в пути“420. „Что имел он у себя, тем и воздал великодаровитому Господу... Человеколюбивый же Господь приемлет и малое, одобряя намерение, с каким совершается cиe“421.

Возблагодарив Господа за полученное великое утешение поставлением каменного памятника с возлиянием на него елея, Иаков „присовокупляет молитвенный обет человеколюбивому Богу, выражающий вполне его любомудрие“422. „И положил Иаков обет, сказав: если (Господь) Бог будет со мною и сохранит меня в пути сем, в который я иду и даст мне хлеб – есть, и одежду – одеться, и я в мире возвращусь в дом отца моего, и будет Господь моим Богом: то этот камень, который я поставил памятником, будет (у меня) домом Божиим, и из всего, что ты, Боже, даруешь мне, я дам Тебе, десятую часть» (Быт. 28:20–22). „Заметь признательность праведника! Когда он выражал свое прошение, то ничего значительного не хотел просить, а только хлеба и одежды; когда же полагает от себя обет Господу, то, зная щедрость Его в дарах, зная, что воздаяния Его превосходят и всякое помышление наше, говорит: „этот камень, который я поставил памятником, будет (у меня) домом Божиим», и от всего, дарованного мне Тобою, „я дам Тебе десятую часть». Видишь ли боголюбивую душу? Еще ничего он не получил, но уже обещает приносить Богу десятину от всего, что будет, ему дано“423. Выражение Иакова: „этот камень, который я поставил памятником, будет (у меня) домом Божиим» подвергалось не раз превратным толкованиям со стороны Евреев. Из истории израильского царства известно, что Иеровоам, желая отвлечь Израильтян от Иерусалимского храма из боязни потерять, благодаря религиозной привязанности народа к Иерусалиму, свой престол, поставил золотого тельца в Вефиле, избрал из народа священников и установил здесь богослужение на подобие того, как оно совершалось в иерусалимском храме. В объяснение того обстоятельства, что народ принял эту волю, некоторые424 думают, что Иеровоам, с одной стороны, воспользовался уважением народа к Вефилю, как месту, прославленному явлением Бога Иакову, а с другой – и главным образом, – постарался объяснить народу вышеприведенные слова Иакова, как пророчество, исполнившееся в установлении Иеровоамом общественного богослужения в Beфиле.

Бл. Иероним свидетельствует425 что по мнению Евреев его времени, Лествица, виденная Иаковом, и слова последнего о доме Божием указывали на будущий Иерусалимский храм. Мнение это опирается на ложное предположение, будто место, на котором уснул Иаков, есть гора Mopиa. Но по разуму святых отцов, все обстоятельства видения Иаковом Лествицы в таинственном смысле относятся ко Христу и Его Церкви.

Все святые отцы единодушно признают, что под Господом, стоявшим на верху лествицы, нужно разуметь второе Лице Святой Троицы – Сына Божия. Святый Афанасий Александрийский прямо утверждает, что „Иаков в видении увидел Слово Божие»426; а св. Амвросий говорит, что Иаков в видении лествицы „предусматривает Христа на земле, к Которому множество ангелов приходит и уходит, приставленное в виде послушания для благочестивого услужения самому Господу» (Mф. 4:11)427. По богослужебному уставу Православной Церкви в навечерии Богородичных праздников полагается паремийное чтение библейского рассказа о видении Иаковом Лествицы. Чтением этим, без сомнения, выражается верование Церкви, что Иакову под образом Лествицы была предуказана тайна воплощения Сына Божия от Пресвятой Девы Mapии, Которая рождением Божественного Младенца, как бы лествицею, соединила небо с землею, О таком понимании Церковью видения Иакова, в отношении его к тайне воплощения Христа, свидетельствует следующая церковная песнь: „Явися Иаков угодник вернейший всех Бога: тем же.... и спя божественную лествицу виде, на ней же Бог утверждашеся, плотию обложивыйся за благостыню»428. По мнению бл. Августина, „и елей Иаков возлил на камень не по обычаю идолопоклонническому, – как бы делая камень богом; ибо он не поклонился этому камню, и не принес ему жертвоприношения: но так как имя Христа от „хрисмы“, т. е. помазания, то, без всякого сомнения, здесь прообразовано нечто, относящееся к великому

таинству. О камне этом очевидно упоминает нам Сам Спаситель наше в Евангелии. «Сказавши о Нафанаиле: «се воистину Израильтянин, в нем же льсти несть», Он в том же самом месте, поелику Израиль, он же Иаков, видел упомянутое видение, – говорит: „аминь, аминь глаголю вам: отселе узрите небо отверсто и ангелы Божьи, сходящие и нисходящие на Сына человеческаго» (Ин. 1:47–51)429. По мнению св. Ефрема Сирина, „в камне изображалась тайна Церкви, которой воздаются обеты и приношения всех народов, вошедших в нее“430.

Св. Кирилл Александрийский все обстоятельства видения Иакова толкует в прообразовательном смысле по отношению к Церкви Христовой. Приступая после изложения библейского рассказа к „духовному созерцанию» его, св. Кирилл Александрийский говорит: „новый и верующий народ, умосозерцаемый как бы в начатке, – в святых апостолах, весьма старался избегать и удаляться от гнева убивающих, разумею иудеев. Переходя как бы из города в город, он обручал себе общества языческие и очень желал как бы собирать их к себе посредством духовного и мысленного общения, подобно тому, как и Иаков, стремился к дщерям Лавана, когда Исав наводил страх на него и покушался совершить над ним дикое убийство. Когда же верующий народ успокоился во Христе, Который есть „камень избран, краеуголен, честен» (Иc. 28:16; ср. Пс. 117:22; Mф. 21:42), – ибо это, думаю, значит то, что Иаков спал на камне, – то мы научены, что только верующие одни не будут на земле, но будут иметь союзниками помощниками святых ангелов, восходящих на небо и нисходящих оттуда. Сам Христос сказал в одном месте: „аминь, аминь глаголю вам: отселе узрите небо отверсто и ангелы Божья восходящия и нисходящия над Сына человеческаго“ (Ин. 1:51). Это, думаю, значит Лествица, по которой восходили и нисходили святые духи, «в служение посылаемии за хотящих наследовати“ цapствиe (Евр. 1:14). На лествице же утвержден Христос, при чем как бы до Него достигают святые духи и Его имеют Начальником, не как подобного им, но как Бога и Господа. Сказал же в одном месте и Давид о всяком человеке, решившемся жить в помощи Вышняго: „яко ангелом своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих: на руках возмут тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою: на аспида и василиска наступиши, и попереши льва и змия» (Пс. 90:11–13). Ибо мы попрали змиев и скорпионов и наступаем на всю силу вражию, по власти, данной Христом. Так те, которые во Христе, достойны и боговидения и дерзновенной надежды, что Он будет с ними и защитит их, и везде спасет, и явит плодоносными. „Се Аз, говорит Он, с вами есмь во вся дни до скончания века“ (Mф. 28:20). А что и обогатились блаженные ученики, и соделались отцами бесчисленных народов, разумею в вере во Христа и как бы в рождении духовном, это всякому ясно, когда Павел, ясно говорит уверовавшим через него: „аще и многи пестуны имате о Христе, но не многи отцы: о Христе бо Иисусе благовествованием аз вы родих“ (1Кор. 4:15). Итак, семя их соделалось равночисленным песку; распространилось же и на востоке, и на западе, и направо, и налево, разумею юг и север. Но был и камень, как бы в прообразе Христа почитаемый и поставляемый в столпе и обливаемый елеем. Ибо помазан был от Бога и Отца Еммануил „елеем радости паче причастник» своих (Пс. 44:8). Воздвигнут Он также и из мертвых, хотя и снисшедши волею даже до смерти. И это, думаю, значит, что камень поставлен был в столп. Проповедуется же и чрез святых апостолов, как помазанный от Отца во Святом Духе и воздвигнутый из мертвых, Господь наш Иисус Христос»431.

Св. Амвросий Медиоланский, рассматривавший историю жизни Авраама и Исаака, как аллегорическое изображение шествия грешной души по пути совершенства, в истории жизни Иакова видит, как бы воплощение тех уже готовых религиозно нравственных правил, которые были выработаны жизнью его деда и отца. Действительно, как Авраам, так и Исаак являются, в сравнении с Иаковом, более пассивными личностями в деле нравственного самоусовершенствования: вера в Бога, полное послушание Ему и беспрекословное исполнение Его повелений были главными заслугами их. Иаков же при всех этих качествах проявляет еще и некоторую самодеятельность, и является личностью более или менее активною в деле божественного промышления о нем. Поэтому св. Амвросий, усматривая в жизни Иакова лучший пример праведной жизни, пользуется обстоятельствами из его жизни для доказательства той мысли, что праведник и в этой жизни – „юдоли плача“ может блаженствовать, так как христианской праведности не чужд элемент личного блаженства и счастья, не смотря на необходимость самопожертвования и борьбы с различными искушениями. Рассмотрению с этой точки зрения жизни Иакова у Амвросия посвящено целое творение под заглавием: «De Iасob et vita beata». Приводить выдержки из него в объяснение всех фактов из жизни Иакова нет надобности, в виду однообразия в приемах толкования и отсутствия какой-либо системы, какая, напр., замечается в аллегорическом объяснении жизни Авраама. В подтверждение же сказанного о взгляде св. Амвросия на историю Иакова и для ознакомления с приемами толкований библейского рассказа о жизни Иакова, достаточно нижеприводимого отрывка из названного творения св. Амвросия. „Что значить быть блаженным? В Писании говорится: „блажен муж, который не ходит на совет нечестивых, не стоит на пути грешников и не сидит на седалище губителей“ (Пс. 1:1). По этому определению Писания, блажен тот, кто воздерживается от единомыслия с неверными (нечестие заключается в отвержении Виновника жизни и благополучия и в упорном пристрастии к греховной роскоши и любострастию), день и ночь проводит в размышлении о законе Господнем и подобен древу, приносящему в свое время плод. Что из того, что относится к заслуге блаженства, не доставало Иакову, который на столько далек был от согласия с нечестивыми, что от него получил имя верующий народ, названный Израилем (Быт. 32:28)? Чего не доставало тому, который духовными очами узрел Бога и, воздерживаясь от греха, далекий от злоупотребления какою бы то ни было роскошью, преодолел тяжесть трудов и пренебрег спокойною праздностью? Неужели не прекрасно и не справедливо сказано о нем, что он даст в свое время плод, о чем написано: „вот запах сына моего, как аромат, поля тучного» (Быт. 27:27)? По своему совершенству он был в полном расцвете добродетелей и, действительно, благоухал благодатью священного благословения и небесного блаженства. Ибо он сам есть то поле, которое благословил Господь: не то земное с страшными лесами, с шумящими потоками или с более покойною болотною водой, или с тощими плодами, или бесплодными виноградниками, или поле бесплодное, благодаря песчаному и каменистому грунту, или растрескавшееся от продолжительной засухи, или упитанное кровью, или не очищенное от колючих терновников, – но то поле, о котором воспевает Церковь в песнопениях: „заклях Вас, дщери Иерусалимли, в силах и крепостех села» (Песн. 2:2, 7). Это есть и то поле, о котором говорит Господь: „красота сельная со мною есть“ (Пс. 49:11). На этом поле находится та виноградная ягода, которая, быв подавлена, источает кровь и омывает мир. На этом поле есть та смоковница, под которой упокоеваются святые, оживотворенные сладостью духовной благодати. В этом поле есть плодоносное масличное дерево, источающее благовоние божественного мира. На этом поле цветут гранатовые яблони, которым скрывают обильные плоды одним покровом веры и согревают их, как бы, объятием любви. Итак, этими плодами благоухал Иаков, который в бедствиях следовал Богу и всецело вверил себя Его водительству. Хотя и запах поля сладок и приятен, как аромат природы, однако у св. патриарха благоухание издавала благодать добродетелей. Насколько Иаков умерен, когда не дорожит приготовленной пищей, но без спора, уступает, просьбе брата, чем и приобретает себе первородство! Как почтителен к родителям, когда по настоянию матери соглашается предпочесть себя старшему по рождению и освящается даром отеческого благословения! Как религиозен, что отказывался оскорбить брата! Как скромен, что боялся обмануть отца. Как честен, что не мог отказаться от исполнения приказания матери»!432 И неужели Иаков не был счастлив, когда оставил отечество? Напротив, совершенно счастлив тот, кто подвергается суровой ссылке, чтобы укротить гнев брата. Ибо если блажен тот, кто сам избегает греха, то, без сомнения, особенно блажен освобождающий другого от обвинения и отвращающий от него наказание. Предотвращая добровольной ссылкой готовое совершиться убийство, он тем самым и себе доставил благополучие и брата оправдал. И действительно, ему всюду сопутствовало Божие милосердие, так что и когда уснул, получил дар блаженной жизни. Ибо он увидел тайны будущего (mysteria futurorum) и слышал божественные изречения“433.

§ 2. Пребывание Иакова в доме Лавана. (Быт. 29:1 – 31:18)

„Только после чрезвычайного боговидения и откровения и только после того, как поставил камень в столп в прообраз Христа, только тогда Иаков дерзновенно и с твердою надеждою на Бога относительно будущего устремляется к цели своего путешествия в чужую страну и отправляется в землю, лежащую к востоку»434. „И опять совершает он путь свой, как скиталец и странник; но во всем видит к себе благоволение свыше, потому что человеколюбец Бог все предуготовлял для него на пути, исполняя на деле Свое обетование. Тот, Кто сказал: «се Аз есмь с тобою сохраняяй тя на пути, аможе аще пойдеши». Тот и привел праведника к кладязю воды, где туземцы поили свои стада. Расспросив у них о Лаване, брате своей матери, и узнав о нем все, что нужно было, Иаков увидел и самую дочь его»435 Рахиль. „Она пришла со стадом, босыми ногами, в убогой одежде, и лицо у нее опалено было солнцем. Иаков уразумел, что Пославший прекрасную Ревекку к источнику и убогую Рахиль посылает к кладезю, и показывает ей опыт своего мужества, отваливает от кладезя закрывавший его камень, который едва могли сдвинуть многие сильные»436. Отвалив камень от колодезя, Иаков „обнаруживает пред Рахилью как бы первый плод и начаток свойственного ему добронравия в том, что позаботился о пасомых ею овцах и напоил их. Ибо он как воспитанный в наилучших правилах жизни, естественно понимал, что было бы совсем неприлично Рахили, которая была девица и притом в брачной поре, ожидать собрания пастухов, чтобы, после того, как они сдвинут камень, она могла напоить овец, уступая другим как по причине слабости, так и по причине приличествующей девице стыдливости. С другой стороны, и законе любви побуждал его к тому, чтобы оказать полезное родственным ему по крови и близким людям.... При этом нужно припомнить, что и божественный Моисей, убегая из страны египетской, прибыл в страну Мадианитян; затем, встретившись с пастухами и нашедши дочерей Иoфopa оскорбляемыми от них, сделал себя известным чрез такие же дела человеколюбия (Исх. 2:15–21)... Именно божественный Моисей, устранив насилиe и обиду со стороны других пастухов, начерпал воды и напоил стада Иофора. И Иаков один отвалил камень, хотя обыкновенно это делали многие, да и то не без труда, и подобным же образом напоил скот Лавана“437, предупреждая последнего в благодеяниях438. „Уневестив же Рахиль Богу сим чудным делом, и сам обручается с нею лобзанием“439. „Приветствовав отроковицу, сказав ей о себе, кто он, и откуда пришел, Иаков остался при кладезе. Но так как Бог все предуготовлял для праведника, то он и отроковицу возбудил бежать с великою поспешностью и возвестить об Иакове своему отцу, который был брат его матери, рассказать об услуге, оказанной им ей и стадам ее – и о том, что он не чужеземец, неизвестный человек, но сын сестры (Лавана)... Как только Лаван услышал это от отроковицы, тотчас побежал и сам на встречу Иакову и, с любовью приветствовав его, ввел в доме свой.... Праведник жил у Лавана, как у себя дома, в безопасности и без всякой заботы. Между тем Бог, все устрояя к пользе праведника, во всем подавая ему свою помощь, возбудил расположение к нему и в Лаване: и Лаван, видя кротость Иакова, сказал ему: „понеже брат мой ecu ты, да не поработаеши мне туне: повеждь ми, что мзда твоя есть» (Быт. 29:15)? Заметь, что Иаков сам ничего не домогался; Лаван единственно сам от себя предлагает ему это. Видишь, как все будто рекою течет к тому, кому помогает десница вышняя. Блаженный Иаков, без сомнения, был доволен и тем, что получил от Лавана только ежедневное пропитание и за это одно остался бы ему много благодарен. Но как Иаков обнаруживал особенную скромность, то Лаван и вызывается давать ему вознаграждение такое, какое он сам назначит. Что же праведник? Заметь и в этом случае, как велико было его благоразумие, и как не имел вовсе желания собирать богатство. Он не договаривается с Лаваном, как наемник какой-нибудь, и ничего не требует, только, помня завет отца и матери, показывая притом и собственное необычайное целомудpиe, говорит Лавану: „поработаю тебе седмь лет за Рахиль, дщерь твою меньшую"(Быт. 29:18): я полюбил ее с первого раза, увидев при кладезе. Примечай и благоразумие этого мужа: сам себе назначает он время работы, такое, в продолжение которого он может показать достаточное испытание своего целомудрия.... Священное Писание, чтобы показать, как сильная любовь уменьшала для него и тяжесть трудов и продолжительность времени, говорит: «и работа Иаков за Рахиль седмь лет; и Быша пред ним яко малы дни, зане любяше ю“ (Быт. 29:20)440. „Но когда исполнился срок, обманул его Лаван, и вместо Рахили выдал за него Лию. Лаван же прибегнул к такой хитрости и сделал это не потому только, что Лия была безобразна, и в семь лет, пока Рахиль была невестою, не нашлось ей жениха, но и потому, что видел Божие благословение на имущества своем в семь лет Иаковлева пастырства. Потому умыслил сделать его пастырем на другие семь лет, чтобы в сии другие семь лет умножилось достояние его, приобретенное им в первые семь лет, когда Иаков работал за отданную ему Лию. Посему Лаван и извиняется пред Иаковом обычаем своего отечества, и говорит: «несть тако в нашем месте, вдати меньшую прежде старейшия», а потом открывает что действительно было им умышлено, и говорит: „      скончай“ дни брака с Лиею, «и дам ти» Рахиль „за дело, еже делаеши у мене еще седмь лет другия"(Быт. 29:26–27). Лаван собрал жителей той страны, и они поручились Иакову за Лавана. И Иаков рассуждая, что если Лия останется в доме у Лавана язычника, то семя праведника может уклониться там в язычество, и также опасаясь солгать жене своей Рахили, потому что невеста есть уже и жена, берет одну, чтобы не изменить данному ей слову, а другую, чтобы не сделалось чрез нее грешным семя. Но если бы Лаван не отнял у Иакова Рахили и сказал ему: работай у меня семь лет за Лию; то не согласился бы он работать за нее и семи дней; не потому, что Лия была безобразна, но потому, что противным ему казалось быть мужем двух жене“441.

В приданое за двумя женами Иаков получил от Лавана двух рабынь: за Лию – Зелфу, а за Рахиль – Валлу (Быт. 29:24–29). „Так как с самого начала Иаков сильно возлюбил Рахиль, по красоте ее; а между тем с трудом успел достигнуть желаемого брака: то и любил ее более нежели Лию. Но заметь и здесь неизреченное человеколюбие Господа и (Его) благопромыслительную премудрость. Так как одна привлекла к себе благорасположение мужа красотою, а другая, лишенная красоты, казалась нелюбимою: то Бог этой последней подает чадородие, а в той заключает утробу, то и другое устрояя по свойственному Ему человеколюбию, чтобы одна имела некоторое утешение от рождаемых ею детей, привлекая к себе чадородием и любовь мужа, а другая по причине красоты и благообразия, не повставала против сестры“442. „ Лия родила Рувима, Симеона, Левия и Иуду, и перестала рождать; Рахиль же оставалась неплодною. И так как слышала она от Иакова, что Авраам молился о неплодной Сарре, и был услышан, молился и Исаак о Ревекке, и также был услышан: то думала, что заключенная утроба ее не отверзается потому, что Иаков не молится о ней. И потому с гневом и со слезами говорит мужу: „даждь ми чада, аще же ни, умру аз"(Быт. 30:1). Она была разгневана, и потому сказала: даждь ми чада, а не помолись, чтобы даны мне были чада. Посему Иаков вразумляет ее, что отцы его, хотя и были услышаны Богом, но не вдруг, – Авраам после ста, а Исаак после двадцати лет. Но Рахиль, когда услышала, что нужно ей великое терпение, чтобы не изнемочь от долгого ожидания, говорит Иакову: „вниди» к рабе моей, «и да родит на коленах моих», и получу от нее утешение. И так как она представляла ему: вот Авраам взял Агарь, и исполнил волю Сарры, потому что любил ее; а ты не убеждаешься моими словами, потому что не любишь меня; то, чтобы не повторяла она непрестанно неотступной просьбы своей дать ей чада, соглашается взять чуждую тот, кого родители послали взять дочь Лавана. И, конечно, для того, чтобы вместе с сынами свободных и сыновей рабынь сделать наследниками, берет он и рабынь и свободных. Итак, Иаков взял Валлу, и она зачала, и родила Дана и Нефоалима. Лиa же, видя, что перестала родить, стала принуждать Иакова, чтобы он взял и ее рабыню. И когда говорил он Лии: есть у тебя утешение, потому что имеешь детей, тогда отвечала она: несправедливо ты подчиняешь одну рабыню другой. Если сделал ты мне обиду рабыней Рахили, то сделай обиду и ей моею рабынею. Посему, чтобы не огорчать Лию, прекратить раздор между сестрами и водворить мир в доме, берет Иаков Зелфу; и она зачала, и родила Гада и Асира“443. С этого времени, страсть ревности переходит то на ту, то на другую сторону, и мучит то одну, то другую жену Иакова“444. Однажды Pувим нашел в поле мандрагоровые яблоки и принес матери своей – Лие. Рахиль позавидовала этой находке и попросила себе мандрагоров. „Рече же Лиa: не довольно ли тебе, яко взяла ecи мужа, еда и мандрагоры сына моего возмеши»? (–15). „Видишь ли, как она ясно обнаруживает этими словами страдание души своей? Видишь ли, что Иаков как оказывается, был совершенно предан любви к Рахили. Хотя Лия и родила ему так много детей, но сердце его еще расположено было к Рахили: а если бы не так, могла ли бы Лия терпеть сожительство с сестрой? И Рахиль уступает ей мужа за мандрагоры так, как бы имела над ним полную власть»445. „За мандрагоры Лия, растворив веселие верою, ввела к себе в ночь cию Иакова. „И послуша Бог Лии, и заченши роди“ Иссахара. „И рече Лия: даде ми Бог мзду мою, зане дах рабу мою мужу моему» (Быт. 30:17–18). Если бы не по Божией воле было то, что Иаков взял Зелфу; то Бог не воздал бы Лии за Зелфу никакой награды. Итак, Лия зачала и родила Иссахара, а потом Завулона и Дину сестру их. „Помяну же Бог Рахиль», и родила она Иосифа, и сказала: „уразумела я теперь, что приложит мне Господь, а не муж мой“ (Быт. 30:22, 24)446. „Видишь, как мало по малу исполнялись обещания Божии? Вот какую большую семью детей имел теперь праведный, по Божию о нем промышлению! Так как он показал великое терпение, с любовью перенося четырнадцатилетнее рабство: то Бог, вознаграждая благочестие праведника, помог ему до такой степени возвеличиться, что впоследствии он стал предметом зависти“447.

„Многие обращают в повод к непотребству, что Иаков имел четырех жене. (Но) надобно вникать в намерение каждого дела. Так рассуждая, найдем, что Патриарх Иаков, обручившись с одною Рахилью, против воли вступил в союз с Лиею. Почему, вскоре узнав обман, огорчился и жаловался на тестя. Валлу же взял в жену не по сластолюбии, но в утешение супруги.... Тоже было и в рассуждении Зелфы; потому что Лия, также перестав рождать, упрашивала его дать ей плод от этой нивы. A cиe нимало не дает видеть в патриархе сластолюбия, показывает же кротость Иакова, и то, как старался он угождать женам. Сверх сего должно принять во внимание, что никакой закон не возбранял тогда многоженства, и весьма счастливыми почитали соделавшихся отцами многих чад. И что cиe истинно, свидетельствуют божественные обетования (о многочадии Аврааму, Исааку и Иакову, – Быт. 15:5: 22:17; 32:16). Но Бог не дал бы сего обетования, если бы не признавал, что многочадие есть великое благо»448. После рождения Иосифа Иаков решил возвратиться на родину, тем более, что к этому времени окончился срок его обязательной работы у Лавана за Лию и Рахиль. Но четырнадцать лет службы Иакова сообщили дому Лавана такое довольство, что последний никак не соглашался отпустить зятя в землю Ханаанскую, хотя „основание для удаления от Лавана придумал он убедительное. Если я буду, говорил Иаков, безвозмездно и постоянно пасти лишь твои стада, то „когда сотворю и аз себе дом?“ (Быт. 30:30), т. е., когда же в таком случае соберу достаточное для прожития моим детям? когда же и сам буду называться дому владыкой?“449. Иаков уступил просьбе Лавана остаться, и на предложение Лавана назначить себе награду за труды, сказал: „я пройду сегодня по всему стаду овец твоих; отдели из него всякий скот с крапинами и с пятнами, всякую скотину черную из овец, также с крапинами и пятнами из коз. Такой скот будет наградою мне (и будет мой)... Всякая из коз не с крапинами и не с пятнами, и из овец – не черная, краденое это у меня"(Быт. 30:32–33). Заметь благоразумие праведника! Зная, сколь велико к нему благоволение свыше, он просит у Лавана того, что, по естественному порядку вещей, казалось бы, или трудно найти, или вовсе невозможно (потому что редко у новорожденных животных бывает разнообразен цвет шерсти); а Лаван по этой самой причине и не замедлил согласиться на требование Иакова…      Разделив свои стада, по предложению Иакова, Лаван одну часть поручил своим сынам. „Иаков же пасяше овцы Ливановы оставшияся» (Быт. 30:36) Какие же это? Именно те, которые не имели никакой пестроты в цвете шерсти. А все это делалось для того, чтобы и праведник на самом опыте узнал величие Божия попечения о себе, и Лаван увидел, какою помощью свыше пользовался Иаков»450. „И взял Иаков свежих прутьев тополевых, миндальных и яворовых, и вырезал на них (Иаков) белые полосы, сняв кору до белизны, которая на прутьях: и положил прутья с нарезкой пред скотом в водопойных корытах, куда скот приходит пить, и где, приходя пить, зачинал пред прутьями. И зачинал скот пред прутьями, и рождался скот пестрый, и с крапинами, и с пятнами“ (Быт. XXX, 37–39). „Так поступает праведник не по собственному своему побуждению, но так благодать свыше внушала разуму его; да и все совершалось не по обыкновенному порядку природы, а было нечто весьма дивное и превышающее естественный порядок вещей»451. „Как Иаков поял жен, желая чадородия, надежду же рождать полагал не в браке, но в установителе брака – Боге, так и жезлы острогал, не нa них полагаясь, но ожидая божественной помощи. Посему сподобился божественного явления и слышал, глас: „воззри очима твоими, и виждь козлы и овны восходящия на овцы и козлы, белыя и пестрыя, и пепеловидныя пестрыя: видех бо, елика тебе Лаван творит. Аз есмь Бог явившийся тебе на месте Божием, идеже помазал Ми ecи тамо столп, и обетовал Ми ecu тамо обет“ (Быт. 31:12–13). Так как темный скот вручен был сынам Лавановым, и стада их находились в расстоянии трех дней пути; то защитник обидимых показывает Иакову поемлющихся пестрых овнов и козлов, чтобы он опытом дознал, каким промышлением пользуются возложившие упование свое на Бога всяческих“452. За то, что Лаван был не благодарен Иакову, щедролюбивый Господь награждает, праведника со щедростью“453. „И сделался этот человек весьма, весьма, богатым и было у нею множество мелкого скота, (и крупного скота) и рабыни и рабы и верблюды и ослы“ (Быт. 30:43). Посему, „когда, при возвращении своем из Харрана, (вступал он) в землю свою, извел, как сказано (стада свои) в четырех полках»454. Богатый Иаков сделался предметом зависти в доме Лавана, и Лаван теперь имел еще меньше желания отпустить его от себя. Но „когда начали притеснять Иакова и сыны Лавановы, как притеснял его Лаван, и о том, кто обогатил их, стали говорить, что он сделался богат имением отца их, и сам Лаван, признававшийся прежде: „усмотрих, яко благослови мя Бог пришествием твоим» (Быт. 30:27)., переменился к Иакову и внутренне и наружно; тогда явился Бог Иакову и сказал ему: „возвратися в дом отца твоего“ (31:3). И призвал, Иаков Рахиль и Лию, и сказал им: „отец ваш», которому „всею силою моею работах» (– 6), десять раз „измени мзду мою: но не даде ему Бог зла сотворити мне» (–7); и все козни отца вашего обратились на него же самого. Когда обещал он дать мне в награду овец пестрых, думая, что родится их немного; тогда родилось множество пестрых овец. А когда обещал мне овец с крапинами, думая, что таких родится немного; тогда все рождались с крапинами. Тогда Рахиль и Лия сказали ему: нет нам части «в дому отца нашего» (–14). Все, что было у него, отдал он сыновьям своим, а нас «продаде и снеде снедию сребро наше“(–15) Истощил и твои силы в те четырнадцать лет, в которые ты работал ему за нас. «Ныне убо, елика тебе рече» Господь, твори; мы готовы идти с тобою в тот день, когда пошлет тебя Бог“455. Заручившись сочувствием жен и „видя уже нечистоту совести в Лаване, Иаков не стал теперь, как прежде, рассуждать с ним; а только исполнял повеление Господне“456. „И взял с собою весь скот свой, и все богатство свое, которое приобрел, скот собственный его, который приобрел он в Месопотамии, (и все свое), чтобы идти к Исааку, отцу своему, в землю ханаанскую“ (Быт. 31:18). Отправился Иаков на родину в отсутствие Лавана, который был занят стрижкой овец и не подозревал о намерении Иакова.

Все обстоятельства, случившиеся с Иаковом со времени встречи с Рахилью у колодезя, св. Кирилл Александрийский толкует в преобразовательном смысле по отношению к Церкви Христовой и ее первым апостолам. Удаление Иакова из Месопотамии в Харран, к язычникам, каковым был и Лаван, св. Кирилл Александрийский сопоставляет с выходом св. апостолов на проповедь язычникам. „Итак, удалились они (апостолы) из страны иудейской и, оставив народ надменный и дерзкий, обратились к язычникам, по заповеди Спасителя нашего (Mф. 28:19). Но что они суть пастыри духовные и люди сведущие в детоводительстве к Богу, это они показывают тотчас, не дозволяя себе недеятельности в том, что им было всего приличнее; ибо тотчас же предлагают слово учения о Христе и убеждают делать то, что способно приносить пользу, как несомненно и божественный Иаков делал ясным для пастухов из Харрана, что и сам он был пастух, говоря: „еще есть дне много, не у час собирати скота: напоите овцы, шедше пасите» (Быт. 29:7). Слышишь ли, как приказывает пастухам, чтобы они пасли своих овец? Это же самое и премудрый ученик заповедал делать пресвитерам народа, или епископам (1Пет. 5:1–2). Разошедшись по странам и городам, они повелевали народам поставлять и других весьма многих пастырей и иметь заботу о словесных овцах, а пасти – как бы на пастбище добром и на месте тучном и выводить как бы на самую цветущую траву, – на богодухновенное писание; потому что слово Божие есть удовлетворительная для жизни души пища. Итак, пусть будет сказано пастырям духовным следующее: заботься о зелени в поле, коси траву и собирай в свое время сено, чтобы иметь себе овец для одежды. Но божественные ученики и в ином смысле были учителями народов, принося слушателям гораздо более истинное наставление, нежели какое доставляли им их собственные пастыри, т. е. мудрецы и учители. А что они были также и сильнее и превосходнее тех, это всякий может весьма легко узнать, обратив внимание на следующее: камень на кладезе лежал очень тяжелый, так что его с трудом сдвигало большое собрание пастухов; а между тем это сделал один Иаков“457. „Это событие, говорит св. Григорий Нисский, думаю я, есть загадочное изображение и тень будущего. Ибо кто есть положенный камень, как не сам Христос? О Нем говорит Иcaия: «и положу в основание Сиону камень многоценен, избран, честен» (Иc. 28:16); и Даниил подобным же образом: „отсечеся камень без рук» (Дан. 2:45), т. е. родился Христос без мужа. Ибо как необычайно и странно, чтобы камень отсекся от скалы без каменотеса и каменотесных орудий, так и превыше всякого чуда видеть рождение от безневестной Девы. Итак, долгое время лежал на кладезе разумный камень – Христос, скрывая в глубине и тайне баню пакибытия, имея еще нужду в продолжительном времени, как бы в долгой веревке, чтобы быть открытым. И никто не отвалил камня, кроме Израиля, который есть ум, видящий Бога. Далее он же и воду почерпает и напояет овец Рахили, т. е. открыв сокровенное таинство, подает живую воду стаду Церкви»458.

Это последнее обстоятельство св. Кирилл Александрийский толкует применительно к слову Божию и его проповедникам. „Писанию обычно уподоблять воде знание о Боге. А что это знание животворно, об этом свидетельствует Спаситель (Ин. 17:3; 4:10). Я думаю, что животворным Он называет Свое слово и учение (Ин. 7:37)... И так, вода животворная, это – божественное слово. Но только она находится в великой глубине, и не думаю, чтобы кто-либо мог когда-нибудь достать ее без труда. Она не даст себя взять тем, которые хотят сделать это просто. Над нею как бы положен камень тяжелый и не легко отваливаемый, это – окружающая слово Божие неясность, препобеждающая немощь разума нашего. И подлинно много нужно труда и усилия пасущим духовных овец к тому, чтобы освободить слово Божие от неясности и таким образом наконец почерпнуть воды, как бы из глубины вынести ее наверх и наружу, и ясно предложить ее слушателям для животворного вкушения от нее. Но бывшие у Эллинов пастыри, т. е. многие их мудрецы и избранные писатели, разнообразием своих учений о Боге, как бы отодвигают назад истину. Ибо они неправо учат о Нем, признавая естество Божие, но разделяя славу Божества кому захотят. А между тем и один из пастырей Христовых достаточен для того, чтобы отодвинуть от кладезя хотя бы и совсем тяжелый камень, т. е. облегающий мнения о Боге покров и неясность, после чего ясно представляют народам истину и не оставляют показывать им единого по естеству и истинно Бога. Так и блаженный Павел, пришедши в Афины, предлагал тамошним мудрецам живую воду (Деян. XVII, 22–23). Видишь ли, как открыл он кладезь, отвалил камень и показал им животворное знание? Таким образом, несравнимо различие проницательности пастырей. Одни, хотя их и очень много, не имели истинного мнения о Боге, и, побеждаемые неясностью учений, увлекаются к тому, что им нравится. Другой же, хотя он был и один, однако предлагал истину. Ибо и один Иаков отвалил камень и напоил овец, приведенных Рахилью».

„Кроме того он считал отроковицу и достойною любви: „целова», сказано, Рахиль, и тотчас стал известен Лавану, который наконец и в дом свой принял его, любви и объятий удостоил сына сестры своей и считал его в числе ближайших родных; потому что сказал: „от костей моих и от плоти моей ecи ты» (Быт. 29:14). Затем, имя Рахиль толкуется, как „овца Божия“. К ней может быть приложен, и весьма справедливо, образ Церкви из язычников. Ибо Церковь сия есть овца Христова, соединенная с древнейшими стадами и заключенная во дворы Спасителя (Ин. 10:16). Пасли же и божественные ученики Христову Церковь или подразумеваемых под нею словесных овец, питали к ней любовь и были женихами ее, представляя ее Богу как „деву чисту, не имущу скверны, или порока, или нечто от таковых», но, напротив, как «святую и непорочную» (2Кор. 11:2; Ефес. 5:27)459. Лобызанием и признанием родственником Иакова Лаван свидетельствовал что „и первородный Израиль сроден тем, которые происходят из язычников, хотя законом он различается настолько, что кажется иным. Но во Христе „обоя» соделались „едино»460.

Толкуя в таинственном смысле женитьбу Иакова на двух дочерях Лавана, св. Кирилл Александрийский Иакова считает прообразом Христа, Лию – Церкви из иудеев, а Рахиль – Церкви из язычников. „Не без награды, но и не без труда, руководил Христос первую синагогу иудейскую, которую мы примем в образе Лии. Ибо имя последней толкуется, как „трудящаяся» и „возобновляемая». Трудилась же синагога, быв отягощена преобладанием Египтян и обременена неудобоносимым игом рабства. Но также и обновлена была, когда возвратила себе праотеческое достоинство. Она как бы пременена была от неистового служения идолам к познанию Того, Кто есть по природе и истинно Бог. Но Христос желал в начале иметь супругою Рахиль, т. е. Церковь из язычников (Втор. 9:13–14). Но было необходимо, чтобы имеющие в себе самих ум еще легкомысленный и удопреклонный к дурному не тотчас переходили к совершенству и к наставлению, превышающему их ум и мысль, т. е. евангельскому, но лучше наперед наставляемы были в низших науках и как бы предварительным упражнением к жизни во Христе имели жизнь подзаконную. Итак, от начала желал иметь супругою небесный Жених младшую, т. е. Церковь из язычников. Но и сожительства со старшею достиг некоторым образом не без труда. Ибо работал Иаков за Лию. А что Израиль избавлен был от многих и великих трудов, освободившись от рабства египетского, это несомнительно. Ибо вся тварь воевала с ними. Так знамением того, что Израиль искуплен был не без труда и стал напоследок принадлежать Богу чрез служение в законе, было служение Иакова, которое во всяком случае совершаемо было но без труда. Когда же исполнились седмицы работ за старшую, он вступил в супружество и с Рахилью, т. е. с младшею, которую он уже с начала желал иметь супругою. Ибо второю после первой призвана была Церковь из язычников, это ,,овча Божие».... А что потрудился некоторым образом и за нее Христос, на это указал нам опять божественный Иаков, подъявший семилетние труды и за Рахиль. Ибо если Сыну, хотя и Богу по естеству, возможно было трудиться, то разве не было для Него трудом то, что в начале Он потерпел гонение от Ирода, затем терпел наветы от фарисеев, ябеды от начальствующих, оплевания, заушения, по плещам ударения, оскорбления от воинов и напоследок самую смерть на древе»? Между тем Лия и Рахиль были дщери Лавана, человека идолослужителя, потому что из язычников призваны были как синагога иудейская, праотец которой божественный Авраам происходил от корня и рода еллинского, так и вторая, и младшая после первой, т. е. Церковь»461.

„Очи Лии были поражены болезнью и слабы; Рахиль же была красива на вид и прекрасна лицом. И об иудеях сказал однажды святым апостолам Христос: „оставите их: вожди суть слепи слепцем. Ваша же блаженна очеса, яко видят, и уши ваша, яко слышат“ (Mф. 15:14; 13:16). Таким образом, бессилие иудейской синагоги к тому, чтобы видеть Бога, по справедливости могло быть знаменуемо очами Лии; мудрость и благоразумие, и полная зрелость разума верующих во Христа, а также и украшение их в делах преднаписуемо было красотою Рахили. И к матери иудеев пророческое слово взывало: „се не суть очи твои, ниже сердце твое благо“ (Иер. 22:17); Церковь же из язычников будет звать Христос и говорит об ней словами: „очи твои глубине» (Песн. 4:1); потому что „возжелал“ Он „доброты» ее, по слову Псалмопевца (Пс. 44:12). Итак, сначала Христос сделал сожительницею своею синагогу иудейскую, при чем другом жениховым был Моисей, а посредниками Ангелы; а после той как бы вторую – Церковь из язычников, при чем некоторого рода посредником взят был блаженный Креститель. Посему и говорил он (предтеча), обозначая нам этот мысленный и божественный брак: „имеяй невесту, жених есть: а друг женихов, стоя и послушая его, радуется за глас женихов. Cия убо радость моя исполнися. Одному подобает расти, мне же малитися» (Ин. 3:29–30). Милость же и вера составляют приданое невесты; потому что сказал в одном месте устами пророков грядущий свыше и неба Жених Церкви из язычников: «и обручу тя себе в вере, и увеси Господа“ (Оc. 2:19–20). Ибо прежде Церкви из язычников Он вступил в брак с старейшею ее. Но способ сего обручения и сила брачного союза сего не были вечными, потому что в одном месте опять Он говорил о ней, „яко та не жена моя, и Аз не муж ея» (Ос. 2:2). И еще: „дах“ ей „книгу отпущения в руце“ ее (Иер. 3:8; Ис. 50:1), так как она отвержена как предавшаяся блуду и изобличенная в делах весьма непотребных (Иер. 3:1–5). Но в сем обличаема была старейшая; Рахиль же – младшую, т. е. Церковь из язычников, Он обручает Себе, и уже навсегда. Выражение же: „Себе» (Ос. 2:19) должно быть понимаемо следующим образом: Он обручился с синагогою иудейскою, но чрез посредство Моисея: с Церковью же из язычников как бы вступил в супружество, собственным гласом, призывая ее к сему и являясь, как один из живущих на земле людей»462.

Тогда как Лия и Рахиль были образами синагоги и Церкви из язычников, сожительство патриарха с рабынями предвозвестило, по мнению св. Иустина Мученика, ту частную истину, что и „сыны Ханаана» будут наследниками Царства Христова „наравне с свободными сынами». „Иаков, который сам был образом Христа, вступил в сожитие с двумя рабынями двух своих свободных жен и прижил от них сыновей, чтобы предуказать, что Христос примет и всех потомков Ханаана, которые находятся среди племени Иафета, наравне с свободными сынами, и будет иметь их всех детьми и сонаследниками»463. Библейский рассказ о рождении у Иакова сыновей от двух жен и двух наложниц, весьма подробно толкует в прообразовательном смысле св Кирилл Александрийский. „Первая, как мы знаем, родила Лия четырех сынов. В дальнейший промежуток времени родились еще четыре сына от двух служанок, Валлы и Зелфы. А после того, как найденные Рувимом в полях мандрагоры разделили между собою Лия и Рахиль, они обе стали матерями: и Лия рождает, кроме тех четырех, еще Иссахара, что значить „награда» (Быт. 30:18), потом Завулона, имя которого можно истолковать в значении „благословения», и „доброго пути». А Рахиль также родила Иосифа, что значит „прибавление Божие“ (Быт. 30:24). Первая родила Богу множество иудеев старейшая по времени, т. е. синагога. А что рожденных от нее детей Бог называл сынами, это ты хорошо можешь понять из Его слов к Моисею: „сын Мой первенец Израиль» (Исх. 4:22), а также и из сказанного устами Исаии (1, 2). Потом, что родились они от свободных, так как на отцах их не лежало иго закона, на это сказал нам и сам божественный Павел, говоря: „аз же живях кроме      закона иногда» (Рим. 7:9). Слово: «аз» он прилагает при сем к корню рода и приписывает главам отцов. А что они, хотя и от свободных родились, однако-же имели подпасть игу рабства по закону, на это гадательно указывает нам соседственное тому и с ним сопряженное рождение четырех сынов, происшедших от служанок. Но есть некоторая и в них тайна. Ибо рожденные от Ваалы, Дан и Нефеалим, приписываются Рахили, а рожденные от Зелфы, Гад и Асир приписываются Лие; и притом эти последние родились позже рожденных от Валлы. Но, думаю, кто либо, конечно, может возразить, и вполне справедливо: каким образом рожденные от рабы, разумею Валлу, приписываются Рахили, тогда как они должны представлять собой образ Церкви из язычников? Что мы на это скажем? – То, что и блаженные пророки в начале сопричисляемы были к чадам рабствовавшего Иерусалима, а между тем они некоторым образом суть сыны Церкви из язычников. Ибо они мыслили о том, что относится к ней, говоря, что по времени явлено будет и воссияет таинство Христово, и в бесчисленных видах предъизображая cиe таинство, даже едва не пред самыми очами древних людей поставляя его. А те, которые были после них, рождены были еще опять для рабства и не приняли Христа, подателя свободы. И из самых имен всякий может, если хочет, видеть, и весьма ясно, что рожденные от Валлы суть питомцы Церкви, а рожденные от Зелфы, напротив – враги ее. Ибо имя Дан – значить: „суд“; а Нефеалиме, – „широта». Это и было содержащем проповеди для пророков. Что Христос имел судить вселенную в правде, и осудить сатану, как тиранствовавшего над нами и умерщвлявшего нас, а нас спасти и из весьма великой тесноты вывести сердце наше, как бы на широту, – это опять не трудно доказать (см. Пс. 118:32; 2Кор. 6:11–14). А что суд Христов есть правый и справедливый, это уяснит сам блаженный Давид, принимавший на себя вид терпящих насилие от тирании и говорящий Спасителю всяческих Христу: „восстани Господи, и вонми суду моему Боже мой, Господи мой, на прю мою“(Пс. 34:23). Да и Сам Спаситель ясно представляет это (Ин. 12:31, 32). Видишь ли, что пророки предвозвещали имевший произойти с нами суд праведный и широту сердца, указывая этим на таинство Христово? Итак, от Валлы родились Дан и Нефеалим, что значит: „суд» и „широта»: а от Зелфы Гад и Асир: Гад означает „искушение», Асир же – „богатство». Разве не таков был последний вслед за первым народ иудейский? В каком отношении это подлежит сомнению? Это всякий может видеть уже из самого совершившегося в отношении ко Христу. Ибо одни из них искушали Его вместе с так называемыми Иродиaнaми (Mф. 22:16–17). Приступили же искушая «яко да обольстят Его», как свидетельствует божественный Евангелист (ст. 15). А другие ради прибытка и любостяжания не принимали Сына (Mф. 21:38; Лук. 20:14; Марк. 12:7). А что были очень привязаны к богатству и любостяжательны фарисеи и нечестивое скопище книжников, это может видеть всякий, и очень легко, обратив внимание на то, что о них написано. Господь наш Иисус говорит, что желавшие помышлять о небесном должны продавать земное богатство и раздавать имение свое нищим, дабы приобрести вышнее сокровище. Но, как говорит Евангелист, слушали это книжники и фарисеи, бывшие сребролюбивыми, и осмеивали Его.... Итак, Гад означает „искушение», Асир – же – „богатство». И оба они родились от служанки Зелфы, после Дана и Нефоалима, которые произошли от Валлы. Но в них для нас преднаписано было время пришествия Спасителя нашего, в которое Рахиль, т,е. Церковь из язычников, была еще неплодна. А что она имела родить многих и быть питательницею бесчисленных народов, это предвозвестил Исайя, говоря: «возвеселися неплоды нераждающая, расторгни и возопий нечревоболевшая, яко многа чада пустыя паче, нежели имущия мужа“ (54:1; ср. Гал. 4:27). Разъяснял это и сам божественный Давид, говоря: „вселяя неплодов в доме, матерь о чадех веселящуся» (Пс. 112:9). Сказал ей (это же) в одном случае и Владыка всяческих и Бог (Ис. 49:18; 60:4; 49:12). Посмотрим же теперь, если угодно, когда и каким образом родила неплодная. После рождения тех, которые произошли от служанок, Рувим, первородный сын Иакова, находит в поле мандрагоры и приносит матери своей Лии. Она же дает просившей их Рахили. И Лия, получившая мандрагоры, рождает еще двух сынов, Иссахара и Завулона. Затем вспоминает Бог и Рахиль: разверзлась утроба ее, и она родила Иосифа. Мандрагоры растут в полях; видом похожи на яблоко. А что они имеют способность усыплять и наводят как бы опьянение и глубокий сон на тех, которые вкушают их, это, я думаю, не требует для своего доказательства многих слов, так как, чтобы превозмочь бессонницу больных, врачи на опыте пользуются естественным действием мандрагоров. И гадательно они указывают нам на таинство Христа, некоторым образом усыпающего за нас и допускающего Себя до истощения даже до смерти (срав. Флп. 2:7), хотя Он и ожил опять. Ибо Он был Бог по естеству, хотя и соделался плотью. А где вообще смерть принимается в значении сна, там должно искать и восстания к жизни. В этом как бы заключается все таинство Христово. Так и божественный Павел упрекает тех, которые по легкомыслию увлекаются инородными мнениями (1Кор. 15:3, 4, 12). После того, как Христос первый между людьми показал что смерть есть сон (потому что он был по естеству жизнь), Он сделался для естества человеческого как бы некою дверью и путем к тому, чтобы мужественно бороться и с самою смертью. Поэтому и премудрый Павел умерших повсюду называет „усопшими» (1Кор. 11:30; 15:18, 20 и др.)464, как еще только чрез Христа имеющих быть оживленными. Именно он сказал: „аще бо веруем яко (Христос) умре и воскресе, тако и Бог“ воздвигнет «умершия» с Иисусом и представит вместе с нами (1Сол. 4:14). И так, мандрагоры суть знамение сна. И их находит первородный Рувим; затем приносит матери, а она уделила их несколько сестре своей. Ибо первые по времени Израильтяне уразумели Перворожденного и усвоили таинство Христово и, принесши славное изобретение присущего им остроумия своей матери, разумею Иерусалим, доставили ей чрез то радость. Прежде призвания язычников божественные ученики тайноводствовали живших по всей Иудее. Ибо если и не все уверовали, то однако же для всех возможно было принять слово о Христе. „Остаток же» спасен, по Писаниям (Рим. 9:27; Ис. 10:22). А что иудеи приняли веру прежде язычников, это для всякого ясно. Итак, получив мандрагоры, Лия родила двух сынов, Иссахара и Завулона. Иссахар значит „награда», а другой, т. е. Завулон, „добрый путь» и „благословение». Ибо, как я сказал уже, синагога иудейская чрез святых апостолов, как бы от чад своих, приняв таинство Христово, явилась матерью чад, напутствуемых воздаянием (наградою) и благословениями от Бога. Что вера во Христа не остается без награды, это прямо уже доказывает отпущение грехов. В том же уверяет, кроме сего, и Сам Господь наше Иисус Христос (Ин. 5:24; 6:35); не менее того и блаженный Павел (Рим. 10:8–10). Какая же награда больше и приятнее, как не спасение души? Что это весьма важно и всякого внимания достойно, в том убеждает нас и Сам Спаситель (Мф. 16:26; см Мк. 8:36, 37). Итак, славна и спасительна награда для верующих. А что оправданных во Христе во всяком случае будет сопровождать и благословение, в этом также не может быть сомнения, ибо мы освящены в духе (Пс. 128:8; 113:23; Ис. 44:3; Еф. 1:3). Итак, напутствуемых наградою и благословениями от Бога родила Лия; Рахиль же подобным образом получив мандрагоры, родила Иосифа. Ибо Церковь, как бы приняв таинство Христово чрез святых апостолов, некоторым образом от подобной же сестры, от синагоги иудейской, явилась матерью народа, постоянно прибывающего и доходящего до неизмеримого множества, так как Иосиф значит „прибавление Божие». Прибавилась же к множеству обращенных из Израильтян Церковь из язычников. Посему и говорит Христос: «и ины овцы      имам яже не суть от двора сего: и тыя Ми подобает привести, и глас Мой услышат: и будет едино стадо, и един пастырь» (Ин. 10:16)465.

Объясняя в том же прообразовательном смысле дальнейшие обстоятельства из жизни Иакова в доме Лавана – идолослужителя, что прознаменовало пребывание Христа в греховном мире466, св. Кирилл Александрийский говорит: „Обрати внимание на следующее примечание, так как точность в этом весьма полезна: Лия родила прежде Рахили; а затем в известный промежуток времени родили две служанки: Валла и Зелфа. Однако Иаков пока был спокоен и еще не имел в виду устроять свой дом. А как только Рахиль родила Иосифа, так он и стал желать устроить свой дом: „когда», говорит, „сотворю себе дом» (Быт. 30:30). Ибо синагога иудейская рождала подзаконных в рабство. Но Христос еще не исповедал ясно, что имеет Свой дом, так как не очень приятен был Ему каменный храм, построенный Соломоном. Он даже и Иудеев, очень превозносившихся этим храмом, едва не укорял, говоря: „небо престол Мой, земля же подножие ног Моих: кий дом созиждете Ми, глаголет Господь: и кое место покоища Моего»? (Ис. 64:1, 2). Но и мысленным домом Божиим не был Израиль, так как Бог не обитал в них. Когда же Церковь из язычников родила новый и приращающийся в своем числе народ, тогда уже и Спаситель стал устроять Себе Свой дом. Что же за дом? Это мы, верующие, о которых Бог говорит и устами пророка (Иер. 31:33; см. Евр. 10:16). И Он обитает в нас чрез Духа, как я сказал недавно, не имев для Себя обиталища в Израиле. Что бывшие прежде пришествия Христова не были причастны Духа, в том смысле говорю, как мы и по образу нашему, это уяснит премудрый Иоанн, говорящий: „не у бо бе Дух Святый, яко Иисус не у бе прославлен“ (Ин. 7:39). Ибо будучи воздвигнут из мертвых и преобразуя человеческое естество по образу божественному, Он первым святым апостолам вдунул Его, говоря: «приимите Дух Свят» (Ин. 20:22). Сказал также в одном месте и божественный Павел: „не приясте бо духа работы паки в боязнь, но пpияcтe Духа сыноположения, о нем же вопием, Авва, Отче“ (Рим. 8:15). И так дух рабства (работы) был в Израиле; в нас же происшедших от Рахили, т. е. от Церкви из язычников, находится Дух Божий к сыноположению, делающих нас духовным домом. Ибо свободны происшедшие от Рахили, очи которой были красивы и прекрасны, тогда как очи Лии не были таковы; потому что не здравыми очами смотрела синагога иудейская. И свидетельствует об этом премудрый Павел (2Кор. 3:14–18)...

Итак, когда младшая Рахиль родила Иосифа, тогда божественный Иаков стал уже спешить возвращением домой. Лаван же сопротивлялся этому и говорил, что через него он благословлен чрезвычайным увеличением стада. Ибо мир очень нуждается в Боге, хотя, быть может, и не высказывает этого, но знает и признает, что все необходимое для жизни и благоденствия подается ему от Бога. И спрашивал также награду и блаженный Иаков, не желая более оставаться у него даром. А награда, согласно желанию его, состояла в овцах с крапинами и пепельного цвета. В прежние и прошедшие времена управляющий миром по свойственной Ему и боголепной благости Бог Слово, чрез Которого все и произошло (Ин. 1:3), оставил живущих в нем «ходить в путех их“, как написано (Деян. 14:16). Когда же Церковь родила постоянно все более и более приращающийся и новый народ, т. е. через веру в Него уже получивших духовное возрождение, тогда Он стал требовать от миpa, как-бы некоторой награды за Свое промышление о нем, людей более готовых к вере в Него, образом которых могут быть овцы пепельного цвета и с крапинами. Что это значит? Всегда в стадах овец и коз однообразные по цвету более приятны пастухам; а пестрые и с крапинами ставятся уже на видном месте и не в одинаковом положении с другими. Ибо шерсть на них не однообразна, но несколько разновидна, разноцветна и имеет цвета как бы перемешанными. Так и Христос принимает от миpa не то, что в нем особенно почтенно и избранно между людьми, но то, что более кажется между ними в унижении и в неравной с другими славе .... (1Кор. 1:26, 27). Но если кто хочет точнее исследовать значение пепельного цвета с крапинами, то сей цвет может иметь и иной смысл. Те, которые во Христе, имеют как-бы разноцветным благолепие в делах и словах: потому что темный и черный цвет может быть принимаем за образ и сень таинства Христова и может означать темное и неясное для многих слово о Нем. И так, темный цвет гадательно указует нам на глубину и темноту догматов о Христе. А светлость и как бы ясность в делах и благочестие представляет собою иной цвет, т. е. белый (Ис. 1:17–18). Итак, для Спасителя всех Христа избранными и стоящими на первом счету являются занимающие в этом мире второе место, поставленные ниже других и в славе превосходимые другими, но имеющие как бы крапины и мысленную разноцветность в отношении к глубине догматов о Боге, богатые словом, для других неясным, и весьма отличающиеся светлостью в благочестии. Таким образом, наградою Иакова были овцы и козы с крапинами“467.

Св. Кирилл Александрийский в толковании библейского рассказа о способе обогащения Иакова овцами в трехцветных жезлах, положенных в водопоище овцам, видит прообразовательное указание на второе Лице св. Троицы – Христа и некоторые обстоятельства из Его земной жизни. „Жезл, говорит св. Кирилл, гадательно изображает нам Еммануила, Который так именуется в богодухновенном Писании (Иc. 11:1; Пс. 22:4). Итак, для нас, словесных козлов и овец, находящихся во всей вселенной и в целом мире, Христос предлагает Себя как бы неким жезлом. Но жезлом не просто, а стираксовым, ореховым и яворовым (платановым). И это растение полагается во свидетельство правоты; стираксовый же есть знамение смерти. Тело умершего снабжается благовониями, а из благовоний самое приятное стиракса. „Христос» же «умре» ради нас „и погребен бысть, по писаниям» (1Кор. 15:3, 4; см. Рим. 5:9 и др.). Затем, ореховый жезл знаменует восстание и бодрствование: он производит в нас это естественным своим действием. Восстал же за нас Христос, потому что не мог быть держим вратами ада и не совсем связан был узами смерти. Наконец, яворовый (платановый), по-видимому, знаменует течение в высоте и к горнему, т. е. вознесение Христа на небеса, так как явор есть дерево великорослое и весьма высокое. Вознесен же от Отца Сын, потому что Петр сказал о Нем: „десницею убо Божиею вознесеся"(Деян. 2:33). И Павел говорит, что он превознесен и получил „имя, еже паче всякаго имени», а также и поклонение от всех (Фил. 2:9–10). Если же кто хочет, то растение это может быть принято и в ином смысле. Каким образом? Усердно занимающееся словопроизводством имен говорят, что так как лист сего дерева очень широк, то поэтому и самое дерево названо Платаном468. Ибо как бы расширяемся и мы чрез веру и любовь, едва не прирастая ко Христу. Закон очень тесен и угнетен ум идолослужителей. Так и к обществам из язычников взывал Бог устами пророка: „научитеся слышати утесняемии» (Ис. 28:19, 2Кор. 6:11–15)… А что и жезл ореховый; как я недавно сказал, имеет свойство производит бодрствование, обе этом говорит Бог пророку Иеремии (Иep. 1:11–12). Итак, умопредставляемый под видом жезла, Христос как бы представляет нам Себя, как умершего и воздвигнутого из мертвых и на небеса вознесенного, а также и расширяющего мысленно посредством духа сердца приемлющих Его»469.

„Но где положил Иаков жезлы? В поильных корытах. Под корытами поильными для словесного стада, т. е. для нас, можно разуметь писание Моисея и пророческие вещания, источающие нам слово свыше и от Бога. Ибо написано: „и почерпните воду спасения от источника спасения» (Ис. 12:3). Там мы найдем Еммануила, жезл силы, и бывшего как бы в смерти ради нас, и „перворожденного из мертвых“ (Кол. 1:18), и возносящегося во славе, и распространяющего уверовавших, как я сказал недавно. Ибо все слово святых пророков и Моисея указует на таинство Христово. Посему и премудрый Павел сказал: «кончина закона и пророков Христос“ (Рим. 10:4; см. Мф. 5:17; Лук. 24:27). Впрочем, Иаков острогал жезлы «пестрением белым сострогая кору“, и таким образом над ними овцы зачинали пестрый приплод. Ибо как бы острогивает Христос сень законную и как бы некую кору снимает с пророческих писаний, являя нам таким образом убеленным и совершенно удобозримым заключающееся в них слово, а через то даже едва не убеждает зачинать во чреве разнообразие (пестроту) в добродетели в двояком ее виде, т. е. в деле и слове. Так и божественные пророки, олицетворяя в себе оправданных верою, ясно взывали: „страха ради Твоего, Господи, во чреве прияхом, и поболехом, и родихом дух спасения Твоего» (Ис. 24:18; 35:3, 4; 40:10, 11). Духовное будет утешение для тех, которые уже болезнуют божественным словом, как имеющие быть плодоносными, и вскоре имеют родить славу евангельского жития. Ибо это и есть плод святой и чистой души. Но составил, сказано, себе Иаков отдельные „стада и не смеси сих с овцами Ливановыми» (Быт. 30:40), так, как несоединимо было скверное со святым и нечистое с чистым (срав. 2Кор. 6:14–15). Обособленными являются те, которые Христовы суть, которые отказываются от общения с мирскими, свободны от всякого плотолюбия и не лишены знака в своей жизни, а напротив назнаменованы добродетелью. Ибо ,,быша», сказано „неназнаменанныя Ливановы, а знаменанныя Иаковли“ (Быт. 30:42). Однако не избежал зависти со стороны других Иаков: когда сыны Лавановы увидали его разбогатевшим и благоденствующим, то очень уязвлены были завистью. Поэтому то он и возъимел намерение удалиться оттуда и возвратиться в отцовский дом (Быт. 30:43. 31:1–7). Ибо истинно разбогател Господь наше Иисус Христос, до множества безмерного собирая поклонников Своих в мире, которые славным даром души доброй делают исповедание рабства своего Ему. говоря: „мы же людие пажити Его и овцы руки Его» (Пс. 94:7). Но не могут быть покойны этим чада миpa сего. Видя же как бы расхищаемым отца своего, видя наилучших из овец уходящими под руки доброго пастыря, а рождаемых от Христа видя испещренными различными видами добродетелей, они ропщут: «взя Иаков вся яже отца нашего, и от сущих отца нашего сотвори всю славу cию» (Быт. 31:1). И отнюдь не говорят лжи. Истинно слово их. Ибо Христос собрал всех, которые в мире к Себе, и заключив стада уверовавших во Свои дворы, имеет боголепное богатство и отменную славу. Он и Сам говорит в одном случае Отцу небесному и Богу: «Моя вся Твоя суть, и Твоя Моя: и прославихся в них» (Ин 17:10). Обратим внимание также и на вознаграждение Иакова. „Быша ему, сказано, скоти мнози, и волове, и раби и рабыни, и верблюды и ослы» (Быт. 30:43). Ты видишь, что и Христос собирает из всякого рода, согласно написанному: „подобно есть царствие небесное неводу ввержену в море, и от всякаго рода собравшу» (Мф. 13:47). Он приемлет раба, чтобы явить его славным похвалами свободы. Приемлет подзаконных, как священных уже и способных к жертвоприношению духовному, подразумеваемому в овце и воле, чтобы, применив их в светлость жития евангельского, соделать еще более священными. Приемлет Он также, кроме того, и не священный и нечистый род, под образом верблюда и осла, чтобы омыв скверну заблуждения многобожия, чистыми и очищенными соединить их с ликами святых. Когда же подвигнуты были к зависти сыны Лавановы и сам Лаван… то Бог повелел Иакову возвратиться восвояси. Он же послал за женами своими, разумею Лию и Рахиль, и ясно сказал им о несправедливости отца их (Быт. XXXI, 9:14–16). Между тем как мир печалуется на Христа и на чад Его, невестам Спасителя, т. е. Церквам, подается утешение свыше и с неба, т. е. от Отца. Но только это утешение подается без Сына, как бы передающего нам слово от Отца: „Его же бо посла Бог, глаголы Божия глаголет“, по слову Иоанна (Ин. 3:34). Ибо заметь, как Бог говорил с Иаковом, а Иаков с супругами своими, разумею Лию и Рахиль. Слово же утешения состояло в том, что им должно было подняться вместе с супругом своим из дому отца. Так и блаженный псалмопевец в духе говорит Церкви: „слыши дщи и виждь и приклони ухо твое, и забуди люди твоя и дом отца твоего“, потому что возжелал „царь доброты твоея: зане Toй есть Господь твой, и поклонися ему“ (Пс. 44:11–12). Итак, полученное по откровению от Бога Иаков передал супругам своим. В чем же состояла речь его? В укоризне против Лавана, что он был несправедлив и лукав, и медлителен на уплату вознаграждения, которое должен был выдать ему. И сам Христос обвиняет мир в величайшем бесчувствии, так как он не хотел воздавать благодарности Ему, как Владыке и как долг и вознаграждение за попечение Его о нем приносит дары духовные, разумею веру и любовь. Однако в Его власти все находилось, так как Бог и Отец собирал все в Его сети. Ибо сказал в одном случае ему Сын: „ихже дал ecu Мне от мира, Твои Быша, и Мне их дал ecu» (Ин. 17:6). И этот смысл имело изречение: „отъя Бог вся скоты отца вашего, и даде я мне“ (Быт. 31:9). Невесты же Спасителя с готовностью обещаются следовать за Ним; потому что, говорят, они как бы проданы Ему от мира. Ибо Еммануил искупил Церкви „своею кровию» (Деян. 20:28), и они отчуждены от прежнего отца. Для них нет никакого основания к общению или участию с миром, из которого они и призваны были. Богатство же у них и чад их превысшее ума и слова: Он Сам есть часть и наследие, слава и похвала их, и вообще Он для них есть все, что служит к светлости и благоденствию. Между тем мир с чадами своими гневается на Христа и сгорает огнем зависти, видя Его достигшим такой славы, что всю поднебесную сделал Он подчиненною Себе и овладел всеми, которые живут на земле“470.

§ 3. История жизни Иакова со времени удаления от Лавана и до поселения в земле ханаанской (Быт. 31:19 – 33:17)

Известие о тайном удалении Иакова на родину с богатым имуществом сильно поразило корыстолюбивого Лавана, когда он воротился домой от своих стад, для стрижки которых он уходил на три дня из дому. Озлобление Лавана против Иакова еще более усилилось, когда он заметил покражу домашних идолов – терафимов471. Унесла идолов Рахиль. Бытописатель, свидетельствуя об этом, не указывает однако мотива такого поступка Рахили. У св. отцов в объяснение поступка Рахили находим два совершенно противоречивых взгляда, хотя по тому и другому взгляду Рахиль руководилась при похищении идолов религиозною целью. По мнению Иоанна Златоуста, Бытописатель упомянул о похищении Рахилью идолов „с целью показать, что дщери Лавана держались еще отеческих обычаев и имели большое уважение к идолам“472. Совершенно другая точка зрения на этот предмет у бл. Феодорита, св. Ефрема Сирина, св. Амвросия и св. Кирилла Александрийского, по мнению которых473, Рахиль похитила идолов из пренебрежения к ним и с доброю целью излечить и отца от суеверия.

Рассерженный Лаван собрал своих родственников и отправился в погоню за Иаковом, конечно, с целью отомстить ему. Семь дней потребовалось Лавану, чтобы догнать Иакова, расположившегося станом на горе Галаад. „Заметь, пожалуй, и здесь великий промысл Божий, именно в том, что Бог не попустил Лавану узнать об отшествии Иакова до тех пор, когда праведник был уже далеко»474. Имея в виду страшное озлобление Лавана против Иакова, можно было ожидать неминуемой гибели Иакова при встрече с полчищем Лавана. Но и в этом случае Господь проявляет неизреченное попечение Свое о праведнике. „Видя, что Лаван с сильным негодованием преследует праведника и хочет взыскать с него удовлетворение за побег, Бог является Лавану ночью во сне и в попечении Своем о праведнике, снисходит до того, что беседует даже с Лаваном, дабы потрясти его душу и удержать его от нападения на Иакова. Велика благость Господа! Он видел, что Лаван спешит на битву, хочет восстать против праведника, поэтому Бог словом Своим останавливает его намерение и говорит: „блюди себе, да не когда возглаголеши ко Иакову зла» (Быт. 31:24). И заметь, пожалуй, человеколюбие Господа: Он не повелел Лавану возвратиться в свой дом; а только запретил ему говорить с праведником как-нибудь грубо, или оскорбительно. Почему же это и для чего? Для того, чтобы праведник на самом деле из опыта видел, сколь великого попечения удостаивает его Бог. Ибо, если бы Лаван возвратился, то откуда узнал бы это Иаков, или его жены? И для того то Бог дозволяет Лавану идти и своими устами пересказать Иакову все, что было речено ему от Бога, дабы и сам праведник с большею поспешностью и смелостью продолжал путешествие, и его жены, узнав, какого попечения удостаивается Иаков от Бога, отвергли отеческое заблуждение, подражали праведнику и получили отсюда достаточное назидание к Богопочитанию. Для них, конечно, не столько достоверны были слова Иакова, сколько слова Лавана, еще преданного идолопоклонству, потому что свидетельства о вере неверующих, и врагов благочестия всегда имеют особенную важность; и это есть дело благопромыслительной премудрости Божией, которая и самых врагов истины делает свидетелями истины и заставляет их собственными устами подтверждать ее“475.

Явление Бога Лавану во сне укротило ярость последнего, так что он весьма кротко и миролюбиво встречается с Иаковом, и только укоряет праведника за его тайный уход и похищение идолов. Но последняя укоризна возмущает душу праведника. Не зная того, что идолы украдены Рахилью и желая оправдаться от возведенного на него обвинения, Иаков позволяет Лавану обыскать весь стан его и определяет в наказание смерть тому, у кого найдутся идолы. Поиски Лавана оказались тщетными. Рахиль перехитрила своего отца. Она „взяла идолов, и положила их под верблюжье седло, и села на них. И обыскал Лаван весь шатер, но не нашел. Она же сказала отцу своему: да не прогневается господин мой, что я не могу встать пред тобою; ибо у меня обыкновенное женское. И (Лаван) искал (во всем шатре), но не нашел идолов» (Быт. 31:34, 35). Такими образом, по мнению св. Ефрема Сирина, Рахиль „обесчестила (идолов) не только тем, что похитила, как нечто маловажное и ни к чему негодное, но и тем, что в день, когда отец искал их, сидела на них, имея „обычная женская»476.

„Ободренный признанием Лавана (о явлении ему Бога-заступника Иакова), равно и тем, что Лаван не нашел никакой благовидной причины к порицанию его“477, Иаков высказывает Лавану все, что наболело у него на сердце от обид Лавана за двадцатилетнее пребывание в его доме. Эту сильную, прочувствованную и весьма характерную для Иакова речь прекрасно передаст св. Иоанн Златоуст при толковании библейского текста, называя самую речь, согласно с Бытописателем (30:30), спором. „Заметь, как и в самом споре (Иаков) обнаруживает добродетель своей души: «кая» говорит он, „неправда моя, и кий грех мой, яко      погнал ecu вслед мене» (36)? Из-за чего, то есть, ты с такою стремительностью погнался за мною? В какой несправедливости можешь меня обвинить? В каком проступке? Мало того, ты нанес нам еще и ту обиду, что обыскал все имение мое! Сделав такой обыск, мог ли ты найти что-нибудь, не принадлежащее мне, или что-либо твое? Если нашел, вынеси на средину; и пусть все, находящееся при мне и прибывшие с тобою, рассудят между нами.       До настоящего времени я полных двадцать лет жил в твоем доме.... После трудов стольких лет, заслуживаю-ли я такую обиду? Или ты забыл труды мои, какие понес я во время пасения овец и коз твоих? Можешь ли обвинить меня даже в том, что когда-нибудь овцы или козы твои были неплодны478?       Можешь ли ты сказать, чтобы я когда-нибудь съел барана из твоих овец, как это обыкновенно делают многие пастухи? Звероловли «не принесох к тебе“ (–39). И сам я, то есть, никогда не съел, ни зверь не мог у меня когда-либо похитить. Приносил ли я тебе когда-нибудь растерзанное зверем? А не каждый ли ты день видишь, как другие, пасущие стада, приносят хозяевам звероядину? Но меня ты ни в чем таком не можешь обвинить, или указать на подобный случай со мною в продолжение двадцати лет. Да и что говорить о растерзанном зверями? Если когда и была пропажа, какая всегда может случиться, я не доводил ее до сведения твоего, а от себя вознаграждал украденное, было ли то днем или ночью. И постоянно с терпением переносил я и знойный жар, и ночной холод, только бы сберечь в целости стада твои. Мало того: и сон даже бежал от меня вследствие большой заботы.       Ты знаешь, что я служил тебе в продолжение двадцати лет, четырнадцать за дочерей твоих, а в остальные пас твоих овец: однако ты хотел лишить меня награды; и все-таки я не жаловался на это. А из того, что ты сам сказал, я вижу, что, если бы Бог Авраама и Исаака не был мне помощником, теперь ты отпустил бы меня совершенно ни с чем, ты отнял бы у меня все и привел бы в исполнение обиду, какую предположил сделать. Но так как Богу известно, с каким великим усердием исполнял у тебя службу и какие труды переносил я, пася овец твоих, в заботах проводя день и ночь, то, призирая на это, Он, как Господь человеколюбивый, вчера обличил тебя, отвратил от меня несправедливые и неразумные покушения с твоей стороны“.

„Своим оправданием Иаков достаточно подействовал на Лавана, обличая несправедливость к нему и исчисляя свои благодеяния, ему оказанные; поэтому тот, пристыженный его словами, уже впадает в страх и желает заключить союз с праведником. Заключим, говорит, договор и он «будет между мною и тобою во свидетельство», – то есть будет служить уликой, доказательством. „Рече же ему»: если кто решится нарушить постановленное нами теперь, то „се никтоже с нами, но Бог свидетель между мною и тобою». Замечай, как мало-помалу Лаван приводится и к богопознанию. Тот, кто недавно обвинял праведника в похищении своих богов и делал из-за них такой обыск, теперь говорит ему: так как нет с нами никого, кто мог бы, в случае нужды, засвидетельствовать настоящий наш договор, „то Бог свидетель между мною и тобою». Он присутствует здесь, Он – всевидящий, от Которого ничто не может скрыться, Он – ведущий намерение каждого. Промышление Божие об, Иакове вразумило Лавана относительно того, как велика сила Господа, и как невозможно укрыться от недремлющего ока Его“479. Во свидетельство заключенного союза Иаков постановил каменный памятник и был устроен холм из набросанных камней. Назвал Иаков холм этот „холмом свидетелем“ (31.51) потому что он должен был свидетельствовать, что отныне Иаков и Лаван не должны иметь против друг друга никакого зла. Иаков принес жертву Господу и устроил для своих родственников трапезу. На другой лень, рано утром, Лаван мирно, по родственному, расстался с Иаковом и удалился домой.

После того, как разлучились Иаков и Лаван, «сретоша» Иакова „Ангели Божии“ (32:1) и сим давали разуметь Иакову, что если бы Лаван не послушал Бога, явившегося ему вечером, то на следующее утро и он, и все бывшие с ним были бы умерщвлены – рукою Ангелов, хранящих Иакова480. Теперь, страх Иакова относительно (погони) Лавана прекратился, и уже миновал, но его место заступил страх относительно брата Исава. Посему, „человеколюбец Господь, желая воодушевить праведника и рассеять всю его боязнь, даровал узреть ему полк ангелов“481. Будучи ободрен видением ангелов, Иаков однако-же старается сделать все зависящее от него для расположения брата к миру. „С ласкою подходит он к брату, даже едва не льстит ему, огорченному, едва не пытается сладкоречием укротить непомерный гнев его. А между тем он был выше его вследствие того, что получил благословение отца и приобщился славе первородных, и имел Бога помощником своим. При всем том он поступил, как приличествовало святым, решившись во всяком случае сделать только согласное изречение: „аще возможно еже от вас, со всеми человеки мир имейте» (Рим. 12:18). Ибо слово суровое, тяжкое и исполненное презрения, для некоторых невыносимо. Как премудрый Приточник написал: «ответ смирен отвращает ярость“ (Притч. 15:1). И обрати внимание на искусство праведника в благочестии. Он, посылает вестников с просьбою о мире и с самыми нужными речами к Исаву, при том повелевает постоянно говорит: «так глаголет раб твой Иаков“ (Быт. 32:4). А сам обращается к молитве и не перестает испрашивать всегда спасавшей его помощи, подтверждая опытом прошедших времен надежду свою на получение ее и в будущем, так как говорит: «с жезлом сим преидох Иордан, ныне же бех в два полка». (–10) не только словами мягкими и ласковыми смягчает Иаков брата, но делает его общником своего имущества, посылает ему подарки, отделяя ему самую значительную часть овец и волов, коз и ослов, верблюдов и тельцов. Ибо мир лучше богатств, и приобретение привременного должно считать менее важным, нежели любовь к брату“482. Отослав подарки брату и приготовившись с своей стороны к родственной встрече с Исавом, Иаков все-таки не был спокоен и уверен в своей безопасности, „потому что не мог знать ясно, каким он встретит Исава, другом ли и мирным человеком, или же нисколько не изменившимся в своей обычной дерзости и все еще желавшим питать в себе завистливое чувство к нему“483. Поэтому Иаков принял некоторые меры предосторожности. „Встал (он) в ту ночь и, взяв двух жен своих, и двух рабынь своих, и одиннадцать сынов своих, перешел чрез Иавок в брод. И, взяв их, перевел чрез поток, и перевел все, что у него было. И остался Иаков один» (Быт. 32:22–24). Поступая таким образом, Иаков соображал: „что если бы Исав оказался милостивым и кротким, то без труда можно было бы явиться к нему и беседовать с ним, переведши снова жен и детей; а если бы он пришел жестоким и все еще ищущим ссоры, не покидающим мысли об убийстве, то пощадил бы по крайней мере детей и смиловался над слезами жен и, захватив лишь его одного, над ним исполнил бы ярость свою, дабы смерть лишь его одного послужила к удовлетворению его за причиненное оскорбление484. Но „чтобы изгнать из души праведника страх и убедить его идти на встречу брату без всякого опасения»485, Господь в образе человека вступает в борьбу с Иаковом. Бытописатель так рассказывает об этой борьбе. «И остался Иаков один. И боролся некто с ним до появления зари: и увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его, и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с ним. И сказал (ему) отпусти меня: ибо взошла заря. Иаков сказал не отпущу тебя, пока не благословишь меня. И сказал: как имя твое? он сказал: Иаков. И сказал (ему) отныне будет имя тебе не Иаков, а Израиль; ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь. Спросил и Иаков, говоря скажи (мне) имя Твое. И Он сказал: на что ты спрашиваешь о имени Моем? (оно чудно) и благословил его там. И нарек Иаков имя месту тому: Пенуэль: ибо, говорил он, я видел Бога лицем к лицу и сохранилась душа моя. И взошло солнце, когда он проходил Пенуэль; и хромал он на бедро свое. По сему и доныне сыны Израилевы не едят жилы, которая на составе бедра, потому что боровшийся коснулся жилы на составе бедра Иакова“ (Быт. 32:24–32). „Так как праведник, по исполнении времени своей жизни, должен был переселиться от сего миpa, а Божие о нем попечение и столь великое снисхождение должно было сделаться известным всему роду человеческому, то (повредил Бог у Иакова бедро) „и не ядять сынове Израилевы в широте стегна, яже отерпе“486 у патpиapxa во время борьбы его с Богом. С другой стороны, это «отерпение жил“ было и наказанием патpиapxy: „Иаков, давший обет Богу, при исшествии своем, ту десятину, которую обещал Богу, в страхе собрал и послал Исаву. Потому и изменилось стегно его, как сам он изменил слову своему»487. После этого события, когда Иаков был переименован в Израиля, и все потомки получили наименование Израильтян488.

Библейское повествование о борьбе Иакова некоторые принимают за простое видение, выходя из той мысли, что признание действительной борьбы Иакова с Богом ли то, или с одним из ангелов, противоречит понятию о Боге и Его ангелах, как существах добрых и хранителях человека. Так еще Иосиф Флавий говорил, что Иаков боролся „с некоторым привидением“ (φάντασμα), хотя и говорит, что привидение называло себя „ангелом Божиим», почему и наименование – Израиль значит „сопротивлявшийся ангелу Божию“489. Из святых отцов не решались признать борьбы Иакова действительной св. Григорий Богослов, св. Кирилл Александрийский и св. Амвросий Медиоланский. Св. Григорий Богослов говорит в одном месте: „хвалю лествицу Иакова и столп, который помазал он Богу, и борьбу его с Богом, если это была борьба, а не приравнение, как думаю, человеческой меры к Божией высоте“490. В этом же духе рассуждает и св. Амвросий: „что значить бороться с Богом, если не предпринять подвиг добродетели, и приближаться к Высочайшему, если не быть лучшим подражателем Богу во всем?“491 А св. Кирилл Александрийский решительно утверждает, что между ангелом, который был образом Христа, и Иаковом „произошла кажущаяся борьба»492.

Но нравственно религиозное значение этой борьбы достаточно объясняет ее действительность и возможность не только для ангела, но даже для Самого Бога. И Бытописатель, очевидно, говорит о борьбе Иакова, как о действительном событии, что особенно ясно из последствий борьбы, так как Боровшийся „повредил» состав бедра у Иакова, и Иаков после того был хром. Поэтому большинство св. отцов считают борьбу Иакова действительной, при чем бл. Феодорит указывает на хромоту Иакова, именно, как на не опровержимое доказательство этой действительности493.

Утверждая действительность борьбы Иакова, общее отеческое мнение усматривает в лице Боровшегося с Иаковом Второе лице Пресвятой Троицы Сына Божия. При атом одни494 из святых отцов и учителей Церкви видят в Боровшемся непосредственно Самого Сына Божия, принявшего образ человека. Св. Иоанн Златоуст, утверждая эту мысль, старается рассеять возможное недоумение по этому поводу. ,,Не дивись, говорит он, возлюбленный, великости такого снисхождения; вспомни, что и праотцу (Аврааму), когда тот сидел у дуба, Бог явился также в человеческом образе, в виде странника с ангелами, предвозвещая нам изначала, что некогда Он действительно примет образ человека и чрез то, освободив от власти диавола все человеческое естество, приведете его ко спасению. Но тогда, как было время начинания только и предуготовления к совершению нашего спасения, Он и являлся каждому из праотцов только в образах и видениях, как Сам говорит через пророков (Ос. 12:10). А когда благоволил Он принять зрак раба и принести жертву искупления нашего, то облекся в плоть уже не видением только, не мнимым, но истинным вочеловечением»495.

Другие из святых отцов и учителей Церкви лицо боровшееся с Иаковом считают ангелом, который был образом Христа. Но мнению этих св. отцов в данном случае явился Иакову Сын Божий, но не через Себя (поп per se), а через свое творение – ангела, принявшего на себя образ человека и представлявшего собою лице Самого Сына Божия. При другом понимании, по мысли этих святых отцов и учителей, можно впасть в заблуждение, будто природа Сына Божия изменяема и видима, а если изменяема, то и смертна496.

В доказательство того, что Иаков боролся с Ангелом, а не с Богом, некоторые указывают на свидетельство пророка Осии. Но если пророк Осия и говорит в одном месте, что Иаков боролся с Ангелом и превозмог (12:4); то это не значит еще, что боровшийся с Иаковом был одним из Ангелов; потому что тот же пророк свидетельствует, что этот Ангел есть явившийся в Вефиле, и что Иаков боролся с Богом (12:3,4). Такое же точно воззрение на этот предмет и наших богослужебных книг. В службе в неделю св. Праотцев Иаков представляется боровшимся с Ангелом: „Явися      Иаков угодник вернейший всех Бога: тем же и брася с Ангелом, ум зря Бога наречеся“497.

В службе же на 5-е декабря прославляется Сын Божий, как Боровшийся с Иаковом: „Знамения еже в тебе неизреченнаго проявляя      сплетения, со Иаковом борется, чрез еже вольно соединися человеком, чистая, Пребожественный отцев Бог и препрославлен»498.

Иаков, совершенно успокоенный ночною борьбой с Богом, устроил утром торжественную встречу Исаву и даже поклонился семь раз до земли, подходя к брату. „Что он желал показать этим, восклицает с недоумением св. Aмвросий? Закон говорит: „Господу Богу твоему покланяйся и Ему единому служи» (Втор. 6:13), а этот поклоняется не воздержанному, гневливому, угрожающему страшным преступлением. Неужели он поклонился земле, смешанной с кровью человеческой, пропитанной змеиным ядом? Что он хотел показать тем, что поклонился 7 раз? Вопрос останется не решенным, если не обратимся к Петру, вопрошающему в Евангелии: „Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе до семи, но до седмижды семидесяти раз» (Мф. 18:21–22). Итак, святый патриарх пророческим духом указал, предвидя Его пришествие, на Того, Который завещал простирать прощение брату не только до 7, но до 70-х 7 раз. Подошедший Исав подумал в рассуждении Иакова, что получил от него некогда обиду и простил брату и, как обиженный, склонился на милость499. Торжественная обстановка встречи двух братьев растрогала обоих. „И побежал Исав к нему (Иакову) на встречу, и обнял его, и плакали (оба)» (Быт. 33:4). В тот же день отправился Исав в Сеир, где избрал он для себя место жительства, а Иаков двинулся далее в землю Ханаанскую.

В изложенных обстоятельствах из жизни Иакова: погоне Лавана за удалившимся Иаковом, видении сонма ангелов, борьбе с Богом и встрече с Исавом, святые отцы находят очень много черт, прообразовательно относящихся к новозаветной Церкви „Что мир вскипел гневом на Христа, обогатившегося стадами верующих, и в бешенстве нападает на Него, для ясного указания на это никто не нуждается в длинных речах. Ибо, смотри, как, по удалении Иакова, злобно преследует его Лаван вместе с сыновьями своими. Но дышавшего убийством и воспламеняемого неудержимым гневом обуздывает Бог, не допуская его даже и жестокими словами оскорблять праведника. Но обвинял мир, как расхищаемый, и за потерю богов своих. Похитила же их Рахиль. Впрочем, обрати внимание на самое дело. Искал Лаван богов у Лии и у двух служанок, «и не обрете», сказано (Быт. 31:33). А на них сидела Рахиль, оправдывавшаяся тем, что у нее обычное женское. Какой же смысл сего? Не делом иудейской синагоги и рожденных в рабство было истребление идолов; оно было делом младшей Рахили, т. е. Церкви, считавшей бесчестием рукотворное и едва не исполнившей над идолами сказанное устами пророка: «и отвержеши кумиры посребренныя и позлащенныя раздробиши, и развееши яко воду жены месячныя, и яко мотыла отвержеши я». (Ис. 30:22). Но после того как не найдены были Лаваном боги его, он уже начинает делать соглашение с божественным Иаковом касательно мира. Ибо только уже не имея лжеименных богов, мир будет другом, даже более того, уже стал союзом мира для Христа. С другой стороны, Сам Христос есть „камень избран, многоценен, краеуголен, честен», положенный «во главу угла“ и „во основание Cиoнy» (Ис. 28:16; Пс. 117:22; Мф. 21:42); потому что „постави» сказано, «Иаков его (камень) в столп» (Быт. 31:45), прообраз Христа. Собираются в один холме и другие камни святых апостолов, или оправданных в вере и освященных в духе, превосходно предъизображая собою co6paниe ко Христу. Ибо о святых апостолах пророческое слово говорило: „зане камение свято валяется на земли“ (Захар. 9:16), так божественные ученики обошли всю землю, принося народам евангельскую проповедь. К оправданным же в вере премудрый Павел пишет: „о немже и вы созидаетеся в жилище Божие Духом“ Святым (Ефес. 2:22). Итак, собрание камней названо Лаваном холмом свидетельства, а божественный Иаков возводит мысль к еще большему и несравненно высшему, т. е. Христу, наименовав сделанное ,,холмом свидетелем», потому что глава верующих есть сам Христос. А что спасающему своих Христу Спасителю всех и выводящему их из злобы, сущей в мире, будет предстоять в служении и

множество ангелов, очевидно также исполняющих и назначенную им работу, это всякий может узнать из следующего: когда Лаван уже удалялся и мирно возвращался домой, то „воззрев“, сказано, Иаков „виде полк Божий воополчившийся: и сретоша его ангели Божии» (Быт. 32:1). Написано же, что «ополчится ангел Господень окрест боящихся Его, и избавит их“ (Пс. 33:8). И еще: „ангелом своим заповесть о тебе сохранити тя во всех путех твоих» (Пс. 90:11)500.

Ночью, накануне встречи с братом, Иаков „перевел все свое через поток. Когда же остался один, то боролся „с ним человек даже до утра"(Быт. 32:24). Мы утверждаем, что боровшийся святый ангел был образом Христа, сделавшегося подобным нам по человечеству. А так как сам Иаков не перешел вместе с другими поток Иавок, что значит „борьба», то и произошла между ними кажущаяся борьба. Какое же можно употреблять основание сего, или какой внутреннейший смысл? С переходящими Иордан, образом которого служите Иавок, Христос не борется и не ставит в положение неприятелей или противоборствующих тех, которые чтут таинства Его. Напротив, Он спасает их и как победителей мира (в борьбе мысленной, разумею), увенчивает и украшает высшими почестями... Итак, что имевшие произойти от Иакова по времени не имели перейти Иордан, т. е. чрез благодать святого крещения, и даже имели нечестиво презирать cиe, а также наконец Самого Еммануила имели противоборствующим себе, это ясно из совершившегося. Итак, боролся Израиль со Христом, быв во тьме, т.е., не имея ни божественного света в уме, ни светлого дня, ни зари, мысленно восходящей в сердцах верующих. . . Уверовавшие ходят во дни, а неверные как бы в нощи и во тьме борются со Христом. Это сделали происшедшие от Иакова, но только ослабели и были побеждены, и не могут ходить прямо. „Отерпе“ сказано, „стегно Иакова». Ибо начали хромать происшедшие от стеген его, т. е. Израильтян. И свидетель сего есть Сам Спаситель, так говорящий устами Давида: «сынове чуждии солгаша Ми, сынове чуждии обетшаша и охромоша от стезь своих» (Пс. 17:14–46). А что Израиль потерпел хромоту мысленную об этом знал и премудрый Павел (Евр. 12:12,13). Сказал Иакову боровшийся с ним человек: „пусти мя, взыде бо заря“ (Быт. 32:26). Понимаешь ли, как не выносит борьбы при свете дня? потому что не борется с находящимися во свете, которым, как достигшим до такой светлости, прилично было бы наконец говорить: „Боже, Боже мой, к Тебе утренюю» (Пс. 62:1). Ибо только тогда, когда взойдет в уме нашем свет правды, т. с. Христос, и когда в сердца наши ниспошлет Он мысленное сияние, мы представимся Ему светлыми посредством честности во всем и явим себя достойными призрения свыше, потому что „очи Господни“ сказано, „на праведныя» (Пс. 32:16). Иаков же вскоре уразумел, кто есть Боровшийся и поняв все дело, стал весьма противиться и сказал: „не пущу Тебе, аще не благословиши мене». (Быт. 32:26). И он был благословен, потому что переименовывается в Израиля (что значит „ум видящий Бога»)501. Ибо Израиль, противоборствуя Еммануилу, как неверный и не послушный, впрочем, как бы в неведении и во тьме, т. е. невежества, так как подвергся ослеплению, едва лишь тогда познал, когда и в его уме воссиял свет божественный. Вместе с тем он получил благословение от Христа, хотя и не весь, но только в некоторой части уверовавших; потому что „бысть» у Израиля „остаток по избранию благодати» (Рим. 11:5), и не малое число Иудеев уверовало. И прежде других божественные ученики, которые некогда представляли Иакова, обладая силою закона и как бы запиная, дыша яростию и более всего отказываясь оскорблять Бога. Ибо они были безупречны в отношении к правде законной. А потом они стали и Израилем, т. е. наконец обратились в ум, видящий Бога, потому что знать о Христе, Кто Он, откуда, каким образом соделался подобен нам и какой у Него был способ домостроительства с плотию: это, я полагаю, значит воспринять в ум свет истинного богосозерцания. Когда же воссияло солнце, „прейде», сказано «вид Божий: он же хромаше стегном своим» (Быт. 32:32), потому что с просвещением иудеев престала борьба, исчез и вид Божий, т. е. восшел на небеса Христос. Но не избавился от хромоты Израиль, потому что спасен, не весь; а напротив, как бы страдает по причине неверующих тем, что не совсем прямо ходит»502. „Итак один и тот же Иаков получил и благословение и хромоту: благословение в лице тех, которые из его же народа уверовали во Христа, а хромоту в лице неверующих. Ибо широта бедра означаете многочисленность рода; а много есть людей в том племени, о которых предсказано пророчески: ,,охромоша от стезь своих» (Пс. 17:46)503. „И тогда уже выяснялась будущая оцепенелость при благодати веры одного из двух народов, происходящих от потомства Иакова. Это тот народ, который хромает суеверием заблуждения“504.

Св. Амвросий Медиоланский повреждение бедра у Иакова во время борьбы его с Богом толкует иначе, сравнительно с св. Кириллом Александрийским. „Господь, говорит он, коснувшись широты стегна Иакова, открыл тем величайшее таинство, что в потомстве Иакова должен родиться от Девы Господь Иисус; широта пораженного стегна означала крест, так как Распространивший на весь мир отпущение грехов, стал для всех Спасителем, и оцепенением и умерщвлением своего тела доставил умершим воскресение»505.

В обстоятельствах встречи Иакова с Исавом, после того как он мирно расстался с Лаваном, св. Кирилл Александрийский усматривает прообразовательное указание на некоторые обстоятельства из жизни Церкви Новозаветной. „Явившись женихом у язычников, возродив благодатью весьма многих к сыноположению в Духе и собрав по истине неисчислимое стадо словесных овец, Христос был гоним от миpa. Ибо вели борьбу с славою Христовою некоторые из тех, которые в мире имеют высшие почести и непреоборимое могущество. Но и их умилостивила божественная благодать. И мир заключил мир со Христом, как Лаван с Иаковом. В последние же времена Господь наш Иисус Христос примирит с Собою и самого древнего гонителя Своего – Израиля, как Иаков Исава лобызал по возвращении из Харрана. Что по времени и сам Израиль принят будет в любовь, которая во Христе, чрез веру, в этом мы отнюдь не можем усомниться, доверяя словам богодухновенного Писания (Ос. 3:4, 5). Пока Спаситель всех нас Христос еще собирает уверовавших из язычников, в это время Израиль является как бы оставленным в одиночестве, не имея закона распорядителем дел своих и не принося на божественный жертвенник того, что установлено законом, но как бы ожидая Христа, имевшего возвратиться от призвания язычников, для того, чтобы наконец и он был введен в дом Его через веру и приведен был к союзу с другими по закону любви. Обрати внимание на то, что радуясь о рождении чад и о многих стадах скота, возвращается из Харрана Иаков и таким образом приемлет, наконец, в любовь самого Исава. Так обратится по времени вслед за призванием язычников и Израиль, и подивится самому богатству во Христе; потому что легко возможно желающим и это самое видеть из совершившегося по истории. Послал Иаков Исаву подарки, обращая его к любви даже самым великолепием даров. Вместе с тем послал он и вестников, имевших передать ему слова мира. А что непременно будет и в непродолжительное время, то, что будет служить их обращению к любви, это по времени также сделает ясным Христос. Ибо Он говорил некогда иудеям устами пророка: «Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного. И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я, придя, не поразил земли проклятием» (Мал. 4:5, 6). Он, пришедши, обратит, как мне кажется, трудно управляемого Израиля, отвлечет его от давнего гнева и соделает его другом и человеком мирным в отношении ко Христу, едва не показывая на вид дары щедрости своей, т. е. надежду верующих“506.

Закончим эту главу нравоучительными рассуждениями св. Амвросия Медиоланского, выставляющего Иакова как образец совершенной праведности. „Рассмотрим, говорит св. Амвросий, каковым должен быть праведный муж, если ему станут завидовать. Прежде всего следует уклониться от зависти, ибо лучше уйти без спора, чем оставаться с враждой. Во-вторых, следует владеть тем только, что можно унести с собой, чтобы обвиняемый ничем не мог быть удерживаем, при удалении и мог сказать: „посмотри, есть ли что-нибудь у меня твоего“ (31:32). Искал Лаван и ничего не мог найти своего у Иакова. Велик муж и действительно блажен, который может из своего ничего не упустить, и чужого не иметь, т. е. иметь ни более, ни менее (чем должно). Итак, совершен тот, который ни в чем не нуждается, и справедлив тот, который не имеет ничего лишнего. Это и значит владеть мерой справедливости. Насколько (такой муж) добродетелен, если дружба с ним дает прибыль и не влечете за собой убытка? В том и заключается совершенство, чтобы ближним приносить как можно больше выгоды и не доставлять никакого убытка.

Искал Лаван и ничего своего не нашел. Как блажен муж, в котором враг не находит ничего, что мог бы назвать своим, в котором диавол ни на что не наталкивается, что признал бы своим! Для человека это и недостижимо, а прообразует Того, Кто сказал в Евангелии: „Пришел князь мира сего и ничего во Мне не находит» (Ин. 14:30)507.

§ 4. Поселение Иакова в земле ханаанской и обстоятельства из жизни его до переселения в Египет (Быт. 33:18 – 35:29. 37)

Встреча с братом, так тревожившая Иакова, прошла для него вполне благополучно, и он, продолжая свой путь, достиг земли ханаанской и остановился около города Сихема. «И купил часть поля, на котором раскинул шатер свой, у сынов Эммора, отца Сихемова, за сто монет» (Быт. 33:19)508. „Заметь благочестие сего мужа: для чего старался он приобрести поле? „И постави тамо, сказано, жертвенник, и призва Бога Израилева“ (– 20). Часть поля купил он только для того, чтобы вознести там благодарственные жертвы общему всех Господу»509.

Здесь „праведник опять упражняется в борьбе, потерпев оскорбление относительно дщери своей Дины. Она, как отроковица и девица, к тому же привлекательная, вышла из кущи отца своего с целью взглянуть на дщерей жителей той страны. Женский пол всегда жадно стремится к сообществу с сверстницами. Так отроковица вышла; а сын, Емморов Сихем совершил над нею гнусное насилие. Он лишил ее девической невинности и, объятый необузданною похотью, желал сделать девицу своею сожительницею. Тогда Симеон и Левий, братья отроковицы, воспылали гневом, считая невыносимым оскорбление cиe510, и замыслили совершить нечто ужасное в отмщение оскорбителям. Они убеждают жителей Сихемских принять унаследованное ими от отцов и узаконенное обрезание. А между тем убивают их без всякой жалости и милосердия (Быт. 34:1–29). Но божественный Иаков весьма негодовал на cиe и укорил их, говоря: „ненавистна мя сотвористе, яко злу мне быти всем живущим на земли“ (– 30). Ибо последствия гнева их несоразмерны были с виною оскорбителей, и не как воспитанные праведным отцом замыслили они нечто совсем извращенное. Они разграбили и убили тех, которые решались было мыслить с ними одинаково и оказали им доверие»511. Св. Амвросий Медиоланский объясняет огорчение Иакова, при известии об избиении Сихемлян, с одной стороны тем, что Иаков вообще „считал милосердие нравственным правилом», а с другой стороны, „духовно предвидел!» священное таинство образования из язычников Церкви», образом чего было желало Сихемлян принять обрезание512.

Огорчение Иакова значительно усилилось еще и беспокойством за свою безопасность среди соседних Хананеев, конечно узнавших о жестоком поступке Симеона и Левия. Страх свой перед Хапанеями Иаков выразил в следующих словах к огорчившим его сыновьям: «у меня людей мало, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой"(Быт. 34:30). „Но заметь здесь неизреченное попечение Божие о праведнике. Бог, видя, что поступок сынов Иакова заставил его бояться тамошних жителей, рек: „восставь взыди на место Вефиль: и живи тамо» (Быт. 35:1). Ты боишься живущих здесь; удались отсюда, и живи в Вефиле «и сотвори тамо жертвенник Богу, явльшемуся тебе, егда бежал ecu от лица Исава, брата своего» (Быт. 35:2). Заметь и послушание и благочестие праведника. Лишь только он услышал; „взыди в Вефиль, сотвори жертвенник», тотчас созвав всех своих домашних, говорит им: „поверзите боги чуждыя». Какихе же богов? спросит кто-нибудь; ведь никогда не видно было, чтобы у него были какие-либо боги: ибо праведник искони, с самого начала был благочестив. Но, может быть, он разумел богов Лавановых, взятых Рахилью (или по мнению св. Ефрема Сирина513 богов, взятых при разграблении Сихема) и потому сказал: „так как мы должны принести благодарственные жертвы Богу истинному, всегда являющему мне свое заступлeниe: то бросьте идолов, какие есть у вас: „очиститеся и измените ризы своя», будьте чисты совне и внутри, и потом, направимся к городу; все вместе покажем чистоту свою не только светлостью одежд, по и очищением души, чрез отвержение идолов“514. Си. Кирилл Александрийский, выясняя распоряжение Иакова, рассуждает: ,,повелевает (Иаков) предочиститься, отбросив лжеименных богов и облекшись в другие одежды; а это, думаю, прямо означает искренность в вере, и чистоту в жизни; ибо под отвержением богов чуждых справедливо можно разуметь желание предаваться одному только Богу, не разделяясь помыслом и не склоняясь к тому, чтобы недуговать остатками демонского обольщения; а под переменой одежд, как бы переоблачение в житие чистое.» Так казалось нужным писать и премудрому Павлу (Еф. 4:22, 24; Кол. 3:10. Срав. Еккл. 9:8)“515. «И вдаша, сказано, Иакову боги чуждыя (следовательно, не признавали их своими) и усерязи, яже в ушесах их“; может быть, и это были какие-нибудь знаки идольские, а потому и их вместе с идолами принесли к Иакову. „И скры я Иаков под теревинфом, иже в Сикимех: и погуби я до днешняго дня» (Быт. 35:4). Скрыл их, сказано, и истребил, чтобы и сами рабы заблуждения избегли впредь заблуждения, и никто другой не получил от них вреда“516. „Но почему, спрашивает св. Амвросий Медиоланский, скрыл под теревинфом? Наверное, этот род (растения) бесплоден. Итак, языческие боги находятся там, где нет никакого плода. Там и серьги, данные Иакову, закопал он, чтобы они привыкли слушать новый язык, чтобы и не слушали прежнего голоса суеверия, чтобы уши их были глухи к святотатству и очистились для благодати“517.

После описанных приготовлений, Иаков двинулся в путь к Вефилю. Хананеи, которых боялся праведник, не потревожили его. „Бог поразил, страхом души жителей той страны, чтобы они не погнались вслед за Иаковом. Ибо, вероятно, они хотели отомстить за Сихемлян. Но так как эти события (т. е. избиение Сихемлян) совершились без воли праведника, и Симеон и Левий поступили таким образом в отмщение за оскорбленное целомудрие своей сестры; то Бог не только самого Иакова и сынов его избавляет от мучений страха, но, и на жителей страны наведши страх, удержал их от преследования Иакова“518.

По достижении Вефиля, Иаков «устроил там жертвенник и назвал cиe место: Эл-Вефиль; ибо тут явился ему Бог, когда он бежал от лица [Исава) брата своего“ (Быт. 35:7) Теперь здесь снова явился Иакову Господь и благословил его. „Как тогда Бог явился ему, при его отшествии отсюда, так и ныне является ему в том же месте, по возвращении его, и подтверждает обетования, какие давал ему при его отбытии, предрасполагая праведника к тому, чтобы он твердо веровал обетованиям и не поколебался духом, до времени их исполнения“519. Подтвердив еще раз перемену имени Иакова на Израиля, Господь предрек Израилю многочисленное потомство, в котором будут и цари, и передал в наследие его потомству землю, обещанную Аврааму и Исааку (Быт. 35:9–12). „Обрати внимание, говорит св. Иоанн Златоуст, на величие благословения! (Бог) говорит что не только он возрастет во множестве, но что от него произойдет славное потомство. (А) так как Иаков, по случаю известного поступка Симеона и Левия, говорил,: „мал есмь числом, и собравшеся на мя изсекут мя, и истреблен буду аз и дом мой“ (34:30), и во всем, показывал малодушие и великий страх, овладевший им, поэтому человеколюбивый Господь и говорит ему теперь: ты сказал: „мал есмь числом», познай, что семя твое умножится и распространится и так сильно будет, что собрание народов и цари произойдут из него, и не только не будешь ты истреблен, но ты и семя твое всю землю cию наследите“520.

Возблагодарив щедрого Господа поставлением памятника и возлиянием на него елея, Иаков отправился далее, направляясь „в Мамре, в Кириаф-Арбу, т. е. Хеврон», к своему престарелому отцу – Исааку (Быт. 35:27). Но на дороге, около Евфрафы или Вифлеема, Иакова постигло страшное горе: умерла в муках рождения любимая жена его Рахиль. „Бысть же, егда оставляше ю душа, умираше бо, и прозва имя ему: сын болезни моея: отец же“ его „прозва“ его „Вениамином“ (35:18), Мать дает младенцу имя по случившемуся с нею событию; а отец назвал его Вениамином. Рахиль после того, как родила сына, «умре“, сказано, „и погребоша ю на пути Евфрафы: сия есть Вифлеем. И постави Иаков столб па гробе'' (– 19, 20). Скорбь о кончине Рахили облегчал новорожденный и располагал праведника благодушно переносить потерю Рахили“521.

Прибыв в Хеврон, Иаков застал отца своего еще в живых, но вскоре же на его долю выпала печальная обязанность похоронить отца.

Теперь Иаков, достигнув земли странствования своего отца, окончательно поселился здесь. Можно было бы подумать, что теперь кончились для Иакова все невзгоды и огорчения, которые так упорно преследовали его со дня бегства из родительского дома в Месопотамию. Теперь, казалось, у Иакова были все данные для спокойной и счастливой жизни. Он был отцом многочисленного семейства и обладал большими стадами скота, которые делали его богачом и владетельным человеком среди туземцев. Но огорчения и несчастья были, очевидно, уделом земной жизни праведника. Его собственная многочисленная семья стала теперь для него источником несчастий и вместо утешения причиняла ему огорчение. – Из всех своих сыновей, Иаков особенно любил Иосифа, который заслуживал такую любовь своими исключительными душевными качествами522. Особенную любовь к Иосифу питал Иаков, по замечанию Бытописателя, и потому еще, что Иосиф был ,,сыном старости“ (Быт. 37:3), а так как „под старость дети бывают вожделеннее, то более и привлекают к себе любовь родительскую»523. Предпочтительная любовь Иакова к Иосифу возбудила зависть в братьях. „За любовь, какую оказывал Иосифу отец, (братья) стали его ненавидеть, умышлять против него зло и каждый день (они) готовы были его убить.... (Но) дивный Иосиф, не зная о злоумышлении братьев, обходился с ними, как с братьями, и рассказывал им свои сны, в которых открывал ему Бог будущее величие его и подчинение ему братьев»524. Так однажды он рассказал братьям, что видел во сне, будто он и братья его были в поле и вязали снопы: вдруг сноп Иосифа поднялся и встал прямо, а снопы братьев обратились к его снопу и поклонились. Братья возмутились содержанием рассказанного им сновидения и еще более стали ненавидеть Иосифа. Между тем Иосиф увидел и другое сновидение, будто солнце, лупа и одиннадцать звезд поклонились ему. Сновидение это было так странно, что Иосиф рассказал его не только братьям, но и отцу. ,,И запрети ему отец его, и рече ему: что сон сей, его же ecu видел? Еда пришедше приидем аз и мати твоя, и братия твоя поклонитися тебе до земли? Позавидеша же ему братия его: отец же его соблюде слово сие"(Быт. 37:10–11). Запрещение, высказанное Иаковом Иосифу по поводу рассказанного им сновидения, по разуму св. отцов, вызывалось с одной стороны желанием предостеречь Иосифа от излишней самонадеянности и внушить ему кротость и смирение. Запрещение это, по словам св. Кирилла Александрийского, „не дозволяет отроку, по причине надежды на сновидения, надмеваться над братьями, а также безрассудно пренебрегать почитанием отца, даже едва не преждевременно восхищать у него преимущество будущей славы. Ибо смотри, как благоразумно возводит он к определенному исходу силу видений. Между тем как уже умерла Рахиль, которая родила Иосифа, он говорит: „еда, аз и мати твоя“ поклонимся «тебе»?525. С другой стороны, Иаков строгим отношением к рассказу Иосифа о сновидении имел в виду усыпить возбуждающуюся против него зависть братьев „Зная, что братья питают к нему зависть, (он) сделал упрек сыну». Таким образом, упрек Иакова Иосифу был чисто педагогическою мерою. На самом же деле; Иаков серьезно отнесся к сновидению Иосифа; он видел в нем не плод честолюбивых мечтаний своего любимца, а указание свыше на действительно имеющая быть события. Иаков, по замечанию св. Иоанна Златоуста, „постигая значение сна и догадываясь, что это было откровение Божие, обратил внимание на сказанное»526. Он, по словам св. Кирилла Александрийского, „ожидал, что дело будет так; потому что не без внимания слушал слова сына и не считал их достойными забвения, хотя и обвинял их в суетности. Он „соблюде» их и с дерзновением верил, что они скоро исполнятся527. Совершенно иное впечатление произвел рассказ Иосифа о втором своем сновидении на братьев его. Зависть и ненависть к нему еще более усилились в них после этого сновидения, В своей злобе присвоив Иосифу кличку „сновидца», они искали только случая, чтобы погубить его. Такой случай вскоре и представился им. Иосиф жил дома при престарелом отце, тогда как братья его пасли стада, при которых и проводили все время, вдали от дома. По поручению отца Иосиф не редко ходил в поле навещать своих братьев. И вот во время одного из таких посещений, братья решили убить его и только, благодаря заступничеству Рувима, они не запятнали себя братоубийством; вместо этого, по совету Иуды, они продали Иосифа проезжавшим в это время около их купцам, которые и отвезли его в Египет. Удовлетворив свою зависть таким коварным мщением, братья Иосифа донесли Иакову, что лютый зверь растерзал его любимого сына. Весть эта была для Иакова страшным ударом. „И разодрал Иаков одежды свои:      и возложил вретище на чресла свои; и оплакивал сына своего многие дни» (37:34). Удрученный скорбью, он оставался глух к утешениям своих детей и говорил только: „с печалью сойду к сыну моему в преисподнюю“ (– 35).

Между тем Иосиф после некоторых лет рабства и тюремного заключения достиг в Египте, по особому промышлению Божию, высокого положения и стал во всем Египте первым сановным лицом после фараона. Он избран был Богом орудием для спасения жителей всего Ханаана и Египта от несчастий семилетнего голода, вследствие семилетнего неурожая в этих местностях. Через Иосифа Господь вразумил фараона сделать запас хлеба на эти неурожайные годы. Благодаря такому положению вещей, Иосиф, преждевременно оплакиваемый своим отцом, явился и для отца, и своих братьев спасителем от голода и виновником переселения их в Египет.

§ 5. Переселение Иакова в Египет; благословение им детей своих и смерть его (Быт. 42–50)

Голод, постигший землю ханаанскую, заставил Иакова послать сыновей за покупкой хлеба в Египет. Продажей хлеба для иностранцев заведовал в Египте сам Иосиф, благодаря чему братьям его, пришедшим за покупкой хлеба, и пришлось обратиться к Иосифу. Открывшись братьям, которые его не узнавали, он отправил их с большими подарками к отцу, возвестить ему радостную весть о себе, и просил отца переселиться со всем имуществом своим и со всеми детьми для жительства в Египте. „Кто может выразить на словах ту радость, в какой был Иаков, узнав, что Иосиф еще жив и достиг такой великой знатности? Ибо известно, что неожиданное счастье производит тем большую радость»528. Известие это было так неожиданно и так противоречило прежним уверениям тех же сыновей в смерти Иосифа, – что Иаков на первых порах и не поверил было своим сыновьям. Но когда дети убедили его в справедливости своих слов о благоденствии Иосифа в Египте, „старый, преклонный летами согбенный Иаков вдруг помолодел духом, „оживе», сказано, „дух Иакова“ из старца стал юношей, развеял облако грусти, утишил бурю помыслов и наконец успокоился. А все это устроил Бог, дабы праведник после (великих страданий) обрел наконец утешение, и сделался участником благоденствия своего сына»529.

„Иаков и весь дом его вознамерились идти в Египет. Но так как Иаков боялся, чтобы египетские волхвования не обратились во вред сынам его: то явился ему Бог и сказал: «не убойся изыти в Египет». А так как думал Иаков, что по обилию египетских благ, сыны его навсегда останутся в Египте и потому останется не исполнившимся обетование; то Бог, говорит еще: „Аз сниду с тобою и Аз возведу тя» оттуда. Наконец, так как боялся Иаков, что Иосиф скоро умрет: то Бог говорит: «и Иосиф“, сын твой, „возложит руки своя на очи твоя». После сего Иаков восстал и с радостью пошел в Египет. Иосиф вышел на встречу отцу своему с колесницами и множеством народа, и сретив Иакова, поклонился ему и плакали они на выи друг у друга“530.

Иосиф представил братьев своих фараону, но при этом предупредил их, чтобы на вопрос фараона об их занятиях, они назвали себя пастухами. „Заметь разумность, с какою дает совет братьям, не просто и не случайно внушая им это, а желая поставить их в большей безопасности, и не допустить их до смешения с Египтянами. Так как Египтяне гнушались людьми, ведущими пастушескую жизнь, и презирали их, а между тем братья Иосифа не имели египетского образования, то поэтому Иосиф и советует им наперед выставлять свои занятия, чтобы под этим благовидным предлогом можно было отделить лучшую для них землю, где бы они могли жить безбедно»531. И действительно, фараон, узнав об образе жизни братьев Иосифа, поселил их в земле Гесем, и через это отделены они были от поклоняющихся овцам и тельцам”532.

Ввел Иосиф к фараону и отца своего. Увидев пред собою старца, фараон поинтересовался узнать, сколько ему лет. Иаков благословил фараона и сказал: „дни лет життя моего, яже обитаю, сто тридесять лет: малы и злы Быша дние лет жития моего; не достигоша во дни лет жития отец моих“ (47:9). Слову „обитаю“ в греческом тексте соответствуем παϱοιχώ, что значит: живу временно; живу, как чужой, не имея своего дома, или прав гражданства. Принимая в этом значении слово «обитаю», св. Иоанн Златоуст, по поводу ответа Иакова фараону о числе лет жизни, восклицает: „вот как все праведники проводили настоящую жизнь, как бы на чужой стороне, и так в ней располагались. Послушай, как и Давид говорил ,,пресельник аз есмь у тебе и пришлец“ (Пс. 38:13). Так и Иаков говорит: «дни лет жития моего, яже обитаю». Поэтому и Павел сказал о древних праведниках, что они сознавали „яко страннии и пришельцы суть на земли“ (Евр. 11:13)533. Говоря о краткости и бедственности своей жизни Иаков, по изъяснению св. Иоанна Златоуста, „разумеет годы рабства, какое он терпел у Лавана после бегства, учиненного им из-за брата; потом после возвращения оттуда, – скорбь, столь долговременную о (предполагаемой) смерти Иосифа, и еще многие другие бедствия им испытанные“534.

Обласканный фараоном, Иаков поселился со всем своим семейством на лучшей земле Гесемской, весьма удобной для занятия скотоводством. Семнадцать лет он прожил в Египте, проводя счастливую жизнь в полном довольствии и вблизи от любимого сына.

Незадолго до смерти своей Иаков призвал к себе Иосифа и обязал его клятвою не хоронить его (Иакова) в Египте. „Я хочу, говорил он, лечь с отцами моими, вынеси же меня из Египта и похорони меня в их гробе». Иосиф поклялся исполнить завещание (Быт. 47:28–31). Заповедав перенести останки свои в отчизну, Иаков желал этого не без цели, но внушая своим сыновьям благие надежды, что и они некогда, хотя не скоро, возвратятся в землю обетования»535. Заручившись клятвой Иосифа в исполнении своего желания „поклонися Израиль на конец жезла его» (47:31)536. „Сим исполнил (Иаков) сон Иосифов, в котором Иосиф видел, что солнце, луна и одиннадцать звезд поклоняются ему”537. А „так как, по сказанному, муж и жена одно тело суть, то, когда Иаков, представленный в образе солнца, поклонился на верх жезла Иосифова, тогда в нем поклонилась и Рахиль, представленная под образом луны, хотя и не кланялась в действительности»538. По разумению св. ап. Павла, факт поклонения Иакова Иосифу, помимо исполнения сновидения Иосифа, имеет и более глубокое значение, по отношению к будущим судьбам потомства Иакова. св. апостол, по толкованию св. Иоанна Златоуста и бл. Феодорита, утверждает в Евр. 21:21, что Иаков поклонился на верх жезла Иосифова, с одной стороны, „предзнаменуя царскую власть Ефрема и подчинение ему десяти колен“539, а с другой – „предвидя, что Имевший родиться от семени его будет царского рода“540.

Престарелый Иаков с каждым днем все более и более ослабевал, и вскоре после описанного свидания его с Иосифом последнему донесли, что отец его сильно болен. Встревоженный Иосиф немедленно явился к отцу вместе с своими сыновьями: Манассией и Ефремом. „Так как Иаков удалялся уже от мира, то намеревался благословить происшедших от Иосифа. И так как они рождены были от матери иноплеменной, Асенефы, дочери жреца Петефрия, то, дабы кто из сыновей Израилевых не стал ими гнушаться и считать поколением чуждым своему племени и различным от него, божественный Иаков мудро и осмотрительно пытается дать понять и самому Иосифу, и другим сыновьям своим, что, следуя божественным определениям, он всех происшедших от них, усвояет себе в родство. Ибо «явися мне» говорит он „Бог в земли Ханаани“ (Быт. 48:3) и ясно обетовал, что я буду отцем множества народов и что распространюсь в народы и «собрания языков» (–ст. 4)541.

„И взял Иосиф обоих сыновей своих: Ефрема в правую свою руку, против левой Израиля, и подвел к нему. Но Израиль простер правую руку свою и положило на голову Ефрема, хотя сей быль меньший, а левую на голову Манассии. С намерением положил он так руки свои, хотя Манассия был первенец» (Быт. 48:13, 14). Благословляя так Ефрема и Maнассию, Иаков „имел очи душевные еще крепкие и верою даже будущее провидел»542. „Иаков духом провидел образ народа будущего»543. Переменяя руки, он „явно начертал кресте во образе той тайны, что первенец Израиль будет умален, как первородный Манассия, а языческие народы будут возвеличены, как младший Ефрем“544. Разъясняя подробно эту мысль, бл. Августин говорит: „как два сына Исаака, Исав и Иаков, представили собою образ двух народов в лице иудеев и Христиан; так случилось это и с двумя сыновьями Иосифа: старший послужил образом иудеев, младший Христиан. Когда Иаков благословлял их, возлагая правую руку на младшего, бывшего подле левой, левую же возлагая на старшего, который был под правой: то отцу их было тяжело видеть это, и он обратил на это внимание своего отца, как бы желая исправить его ошибку, и указал ему, который из них старший. Но Иаков не захотел переменить рук, а сказал: „вем, чадо, вем. И сей будет в люди и сей вознесется; но брат его меньший болий его будет, и семя его будет во множество языков» (Быт. 48:19). И в этом случае указывается на два известные обетования. Тот в „люди будет“, этот «во множество языков“. Не очевидно ли, что по этим двум обетованиям в семени Авраама содержится и народ израильский, и вся земля, – тот по плоти, эта по вере?“545.

В церковной службе на 14 сентября определенно утверждается мысль, что в благословении Иаковом детей Иосифа предсказана была тайна креста. В 6-й песни канона говорится: „Страстию преклонився, и недугом отягчен исправися, Иаков руце пременив, действие являя жизноноснаго креста. . . На юныя возложив длани божественный Израиль, крестовидно главы являше, яко старейшая слава, законослужители людие. Темже подмневся тако испрельститися, не измени жизноноснаго образа: превзыдуть бо людие Христовы Божии новоутверждении, вопияху, крестом ограждаеми».

„Предузнав время своей кончины, Иаков призывает к себе детей и говорит: „соберитеся, да возвещу вам, что срящет вас в последние дни» (Быт. 48:1–2). Приидите, говорит, и узнайте от меня не настоящее и не то, что будет в скором времени, но то, что будет в самые отдаленные дни. И это я возвещаю вам не от себя, но по вдохновению от Духа; поэтому то я и буду провозвещать события, имеющие быть в последствии времени, чрез многие поколения. Готовясь оставить эту жизнь, я хочу в каждом из вас напечатлеть память событий, как бы на медном столпе. . . Праведник в собрании детей, сохраняя порядок их плотского рождения, в этом порядке и даете каждому из них приличествующее или проклятие или благословение, и таким образом, даже в этом случае, выказывает все превосходство собственной добродетели»546.

„Почему говорится, что Иаков благословляет детей, когда некоторых проклинает? Последние слова патриарха – не проклятия и не благословения, но предсказания: он говорит: „соберитеся, да возвещу вам, что срящет вас в последние дни» (Быт. 49:1). Упомянул же и поступки некоторых не потому, чтобы дети несли на себе наказание за отеческие грехи; напротив того, словам своим дает вид клятвы и благословенья к общей пользе будущих читателей.      Проклинает не их самих (детей), а лукавые их страсти. . .“547.

Благословения Иакова, по разуму святых отцов, духовном смысле относятся к Христу и Его Церкви, некоторые обстоятельства из жизни которой и служат предметом пророческих благословений патриарха. Опуская буквальное изложение благословения и отсылая интересующихся ими к Библии (Быт. 49), мы представим здесь святоотеческое толкование их „в смысле духовном?“548.

Рувим первенец Иакова. Он „тайно осквернил брачное ложе отца своего и весьма ясно изобличен был, как сделавший то, чего не следовало делать. . . Перенося как бы образ прегрешения на нечто из подобного, мы будем видеть в нем грех народа – „первенца“, т. е. Израиля (Ис. 4:22); потому что Бог вывел синагогу из Египта, как бы некую жену, посредством мысленного общения по закону соделавшуюся для Него таковою. Он приблизил ее к Себе, удостоил родства с Собою, соделал ее плодоносною и матерью чад, при чем едва не распорядителем брака был премудрый Моисей, а род посредников брачного союза представляли ангелы. Но доведенная до сего от Бога синагога оскорбила закон родства, вступая некоторым образом в союз брачный с сынами своего супруга, блудодействуя с ними. Ибо презирая, как нечто пустое, преданность Богу, она обратилась к заповедям и учениям человеческим и, не обращая внимания на учение свыше, делала вообще только то, что ей хотелось (Ис. 1:21, 22)       А что это оскорбляло Бога всяческих, и что, по справедливости, Он обвинял Иерусалим, как блудодействовавший город, об этом выслушай слова Его, сказанные устами Иеремии (Иep. 3:1–4). Этот же вид блужения показал нам ясно и сам Спаситель (Мф. 15:1–6: ср. Марк. 7:2; Исх. 20:12)... Итак, соблудила синагога иудейская. Но дева чистая и непорочная, свободная от всякой „скверны или порока» (Еф. 5:27), т. е. Церковь, обещает Христу соблюсти честный не поврежденный образ супружества, говоря: „брат мой мне и аз Ему» (Песн. 2:2, 16). Итак, образом синагоги иудейской мы представим наложницу Иакова, разумею Ваалу, с которою имел сообщение Рувим, т. е. народ первенец, в особенности же потому, что Валла значить „обветшавшая», Рувим – „сын осквернения“. Ибо обветшала и стала опороченною синагога иудейская, а вместо нее возник новый и верующий народ. И радуясь о нем, поет Давид: „людие зиждемии восхвалят Господа» (Пс. 101:19); потому что „во Христе нова тварь“, по Писаниям (2Кор. 5:17; Гал. 6:15). Скверным же и нечистым может представляться Израиль, как не принявший очищения чрез Христа. Но что это я говорю?

Он наложил руки даже на Самого Призывавшего к очищению (Иер. 13:23, 2:22; Деян. 7:51, 52: Мф. 23:32).       Итак, безрассуден и стремителен на гнев и невыносимое делает нападение Израиль и досаждает „яко вода», т.е. с безумием несется при нападении на того, на кого захочет нападать“549. По поводу проклятия Рувима отцом, св. Ефрем Сирин говорит: «как сей первенец Иакова проклят был за преступление свое правдивым Иаковом, но проклятие cиe снято Моисеем, потомком Иакова (Втор. 33:6); так Богом определена Адаму смерть за преступление заповеди, но пришел Сын Божий и обетованием воскресения Адаму отменил определение суда, изреченное ему при исшествии из рая“550.

Симеон и Левий. Благословляя их, „божественный Иаков припомнил опять сделанное в Сихеме551. ... и от совершившегося в Сихеме он возводит на одинаковую степень греха и совершенное относительно Христа. У Лии (образе синагоги иудейской) была последнею дщерью Дина. И эта последняя могла бы быть образом общества обрезанных, которое было в последние времена, когда вочеловечился Единородный. Итак, когда последнее общество обрезанных, лишь не много выступив за пределы шатра отеческого, т. е. законных обычаев, пристало, или примесилось, по учению, к местным жителям, разумею святых апостолов, уже не живших по-иудейски, но считавшихся как бы за иноплеменников: тогда, и только тогда мысленно лишилось девства, принят, от них семена жительства во Христе и евангельского (жительства).

Но негодовали на это некоторые из сынов Иакова, именно: Симеон и Левий, т. е. бывшие в числе послушных закону, и с ними священный и избранный род. Ибо Симеон значит „послушание», а Левий – „принятый», или „избранный». А что на святых апостолов сильно нападали получившие славу священства по закону, при чем с ними согласовался и народ, в этом как можно сомневаться? Они скрежетали зубами своими, именуя обращение, ими совершаемое, растлением, и возводя на них самые неуместные обвинения. Но и при всем том они еще прежде, взяв пророков, убили их и даже Самого Еммануила. Таким образом „Симеон и Левий совершиста обиду от воли своея» (Быт. 49:5); потому что согласились и сошлись друг с другом, для нанесения обиды святым. Симеон и Левий, т. е. народ и священники. Выражение же: „oт воли своея“ поставлено вместо слов: по рассуждению и изволению. По сему божественный Иаков удаляется от иудейских советов; присоединяет также и причины сего и говорит: „яко во гневе своем избиста человеки, и в похоти своей перерезаста жилы юнца“ (Быт. 49:6). И обрати внимание на точность речи. Избили они человеков, а перерезали жилы юнца. Ибо предали святых смерти, и пребыли они (святые) мертвыми, ожидая времени воскресения. Но подобно тельцу, которому орел растерзываете жилы, пал, так сказать, на землю Христос, добровольно потерпев смерть плоти, впрочем не был держим смертью: но если и был мертв, как человек, однако пребыл живым по естеству Божества. Христос представляется под образом юнца (вола), потому что это животное есть очень сильное, чистое и священнейшее. Сын же есть Господь сил, „иже греха не сотвори» (1Петр. 2:22), напротив, „Себе предаде за ны в воню благоухания Богу“, и Отцу (Еф. 5:2). Итак, пусть услышат перерезавшие жилы столь священного юнца: „проклята ярость их, яко упорна, и гнев их, яко ожесточися. Разделю их во Иакове и рассею их во Израили“ (Быт. 49:7).

Что же они потерпели? они изгнаны из земли своей, оставили землю отечественную, рассеяны и повсюду являются как странники, пришельцы нуждающееся“552. Св. Ефрем Сирин усматривает в благословении, данном Симеону и Левию, иной смысл. Симеон и Левий „сосуды ярости. Они образ сатаны и смерти. Симеон и Лeвий в гневе истребили город (Сихем) и, по жажде корысти, расхитили имущество Сихемлян: а сатана, по зависти, подверг смерти весь мир скрытно, как те избили Сихемлян явно. И смерть с такою же яростью возобладала телами всех, с какою Симеон и Левий овладели имуществом убитых Сихемлян. Но ныне тех, которые тайно умерщвлены грехом, Bocкрешает Евангелие Господа Haшегo, и мертвецов, над которыми возобладала мучительствующая смерть, воскрешает благословенное обетование Сына Божия“553.

Иуда. „Благословение, данное Иуде, было (также) таинственно: оно предзнаменовало все то, что относится к Христу      . Так как по устроению Божию Христос имел произойти из колена Иудова, то Иаков, движимый Духом Святым, в словах, обращенных к Иуде, предвозвещает не только нисшествие Господа к людям, но и таинство воплощения, и крест, и погребение и, словом сказать, все. „Иудо, говорит, тебе похвалят братия твоя, руце твои на плещу враг твоих: поклонятся тебе сынове отца твоего». Здесь он (Иаков) говорит о покорении Христу всего Израиля. „Скимен львов Иуда“: предрекает о царстве его, ибо в Св. Писании под образом сего животного изображается обыкновенно царское самодержавие „Возлег, уснул еси, яко лев и яко скимен; кто возбудит его»? здесь разумеет крест и погребение Его“554. „Возлег, уснул ecи, яко лев», т. е. Ты не невольной подвергся смерти, но, хотя, как лев, мог схватить и устрашить, и избавиться от руки уловляющих, однако добровольно возлег и не держим был смертью, как думали решившиеся распять Его, но смерть Его была как бы сон, и он лишь на краткое время смежил очи свои. Итак, „кто возбудит Его“? сказано. Это подобно тому, как, если бы кто сказал: Он лег добровольно, но только не будет нуждаться в содействии другого кого-либо для восстания. Ибо Он Сам всесилен, как сила Отчая; и не имеет недостатка в возможности оживотворить, и весьма легко, храм свой» (Ин. 2:19)555. „Потом Иаков ясно указывает и время, в какое, по устроению Божию, имел явиться Христос. „Не оскудеет, говорит, князь от Иуды и вождь от чресл его, дóндеже приидут отложенная ему и той чаяние языков». Дотоле, говорит, иудейские установления и князи из Иудеев будут продолжаться, пока придет Мессия. Да и хорошо Иаков сказал: „дондеже приидут отложенная ему“, т. е. Тот, Которому предуготовано царство556. Поэтому-то Он и есть «чаяние языков». Таким образом, Иаков говорит уже о последующем спасении язычников – „И той, говорит, чаяние языков», т. е. пришествия Его ожидают язычники. „Привязуяй к лозе жребя свое и к винничию жребца осляте свого»: образом осляти опять предвозвещает приведение язычников. Так как осел считался нечистым животным, то Иаков и говорит, что нечистые язычники приведены будут с тою же легкостью, как если бы кто-нибудь привязал осля к виноградной ветви, – выражая этим и величие власти Христа, и великое послушание Ему народов. Ибо то знак кротости осла, что он не противится, когда его привязывают к виноградной ветви А виноградной лозе Христос Сам уподобляет Свое учение (Ин. 15:1). Иаков же, под видом виноградной ветви, выражает кротость заповедей Христовых и легкость Его закона и тем предвозвещает, что язычники будут удобопреклоннее к вере, нежели иудеи“557. А что привязал, Он (Христос) ,,к винничию»      лозы виноградной, т. е. к любви Своей „жребца осляте своего», разумею народ уверовавший, происшедший от древнейшей матери иудеев, или синагоги, в этом как мог кто либо усумниться, когда все, так сказать, богодухновенное Писание говорит нам о сем таинстве? «Исрет вином одежду свою и кровию гроздия одеяние свое». Смотри, как здесь Иаков назнаменовал таинство. Посвященные в таинства знают, что значат эти слова. Под одеждою, я думаю, разумеется тело, которое, по предопределению, удостоил носить (Христос). Потом, чтобы в точности показать, что он назвал „вином“, Иаков присовокупляет: „и в крови гроздия одеяние свое». Таким образом, именем крови он означил умерщвление (Христа) и крест, и все. . . строение Тайн. „Радостотворны очи его паче вина и белы зубы его паче млека». Здесь, под образом вина и очей, он хочет показать нам Его прославление. „И белы зубы его паче млека»: показывает праведность и чистоту Его, как судьи, ибо под образом зубов, и млека Иаков не другое что хотел означить, как то, что суд будет так же чист и светел, как млеко и зубы“558.

Завулон. „Имя Завулон у людей, весьма хорошо привыкших изъяснять таковые, толкуется, как «благоуспешность» и «благословение“. Так мы найдем уже некоторых из Израильтян благословенными и обогатившимися благоуспешностью во всем угодном Богу. Но могут быть благословенны и благоуспешны те из Израильтян, которые чтут веру во Христа. Ясно утверждено и то, что они, или „Завулон», вселятся в приморской стране. Этим как бы говорится то, что Израиль наконец смешается с язычниками, так, как два народа будут соединены в одну паству и будут под руководством одного по естеству доброго Архипастыря, т. е. Христа. А что гадательное указание истина, в том легко убедить слово богодухновенного Писания, язычникам отделяя приморскую страну (Ис. 9:1–2; Мф. 4:15, 16). Понимаешь ли, как страну Завулонову называло Писание страною язычников, которые увидали и „свет вeлий», очевидно через Христа. Так просвещен был вместе с населяющими приморскую страну и живший с ними вместе Израиль.      Итак, древний народ, отказавшийся от примешения к язычникам, будет жить вместе с ними, так как уже ничто не будет разделять их между собою: „средостение ограды» разорено Христом, „закон заповедей ученми» упразднен, и два народа, наконец, составили из себя „единого нового человека“ во Христе чрез Духа (Еф. 2:14, 15). Будет же, сказано, и „на пристанищи кораблей“ (Быт. 49:13), т. е. как бы в пристани безопасной и свободной от волнения, и на Христе утверждая якорь надежды своей. Ибо, как бы избежав великой бури, он, наконец, успокоится на благодати Его, как несомненно и суда в пристанях на якоре. А изречение: «простретятся даже до Сидона“ (Быт. 49:13), кажется указывает на то, что стремление двух народов к духовному единению между собою будет так велико, что происшедшие от племени Израилева наполнят и самые те города, которые были весьма повинны и отвержены пред Богом, как обольстившие некогда и похитившие некоторым образом почитателей Его» (Ин. 3:4, 6)559.

Иссахар „изображает того, кто преступающего правду, но приносящего покаяние, уловляет в жизнь. „И виде покой, яко добр, и землю, яко тучна“, т. е. видит, что Церковь Его добра и обитель Его свята, подклоняет выю Свою под крест и соделывается искупителем от грехов»560.

Дан. „Если потомки Дана судили народ свой, то не наипаче ли будет судить все народы Тот, Кто от Иуды и кому принадлежит царство?»561. „Я думаю, добавляет бл. Феодорит, что Дух Божий, предрекший чрез патриарха о Спасителе нашем, в сем предречении говорит (также) и об антихристе. Весьма же приличествует ему написанное. Сказано: „Дан судити имать люди своя, яко и едино племя во Израили», т. е. как Спаситель и Господь наш, происшедший из колена Иудина, спасет вселенную; так губительный змий изыдет из колена Данона; ибо cиe говорит и патриарх: «и да будет Дан змий на пути, седяй на pacпyтии, угрызая пяту конску; и падет конник вспять, спасения ждый Господня» (Быт. 49:17–18). Так как антихрист, употреблял всякого рода обольщения, покусится уловлять в погибель вводимых им в обман; то патриарх уподобляет его какому-то змию, гнездящемуся в норе, при каком-то пути и наносящему вред мимоидущим. Конем же, думаю, называет он тело, и конником душу. И падение вспять, т.е. лежание навзничь, изображает смерть, потому что таков вид умерших. Под словом же „пята» дал разуметь обольщение. Так как одних обольщает, а другим причиняет, весьма тяжкие мучения; то конем означил тело, по угрызении и повреждении которого бывает смерть, приносящая плоды и надежды ожидающим: плод же таковой надежды есть спасение»562.

Гад. „Гад выйдет со множеством”. Это 12 Апостолов, которые пошли впереди всех народов, чтобы всем множеством напасть на разбойника и похитить у него народы, бывшие у него в рабстве»563. Св. Кирилл Александрийский, выходя из той мысли, что имя Гад значит „искушение“ или „пытка“, говорит: „думаю, что под ним (Гадом) прилично разуметь богоненавистное и высокомерное скопище книжников и фарисеев, которые, отвергая божественную и евангельскую проповедь и не почитая ничего из необходимого на пользу, скрежетали зубами своими на Христа, учившего о том, что было выше сени и закона.564

Асир – „Это Церковь, которая дает отпущение грехов и врачество жизни не царям только, но и всему воинству, сопровождающему царей“565.

Неффалим. „Неффалим стебель, распушающаяся, издаяй во отрасли доброту» (Быт. 49:21). Не без основания, думаю, всякий может применить это к самому Еммануилу и, если хочет, также к оправданным верою и освященным в Духе .... Ибо как бы корнем неким и стеблем лозы виноградной, изобилующей таковым множеством виноградных ягод, приводящих к обновлению жизни, является Господь наш Иисус Христос. А на подобие розог являемся мы, которые как бы сращены с Ним по единству в Духе и привешены к Нему, изобилуя получаемою от Него тучностью, и питаемые божественною благодатью к плодоношению в добродетели»566. „Неффалим скорый вестник». Когда Господь учил в пределах Завулоновых, и Неффалимовых, тогда слышавшие Его принесли весть и повторяли доброе слово: вот Тот, Кого мы ожидали“567.

Иосиф. ,,Сын воспитания Иосиф». Как Иаков, вместо первенца своего Рувима, имел опорою Иосифа; так вместо первородного Адама, который преогорчил Бога, Сын старости стал опорою миpa в конце его, потому что на нем, как на столпе, утверждается и стоит весь мир. „Взыди источник, здание огражденное» братьями и сынами. И мир силою Господа Нашего ограждают пророки и Апостолы. Иосиф послужил стеною братьям своим, насытив их во время голода: Господь Наш стал мысленною стеною для миpa, предавшегося заблуждению. На Иосифа восстали родоначальники колен: на Господа же Нашего восстали князи народные. «Обратился лук его в крепости»: потому что и Иосиф и Господь наш покорили себе врагов своих. „Разслабеша мышцы рук его“: потому что тот и другой не озощряли и не метали стрел в братий своих. „Рукою сильнаго“, т. е. ради имени Самого Сына, Который у Апостола назван камнем, следовавшим за Израилем в пустыне“ (I Кор. 10:4)568.

Вениамин „ Вениамин волк – хищник, рано яст еще, и на вечер дает пищу“. (Быт. 49:27)... Вениамин был самый юный, и, по справедливости, может быть изображением и прообразом юнейшаго народа который и чрез святых учеников призван был, после того как Христос воскрес из мертвых и возвратился к небесному Отцу и Богу. Волку же хищнику уподобляется по причине, думаю, горячности в стремлениях к научению и ко всегдашним набегам, к тому же весьма быстрым, как бы на некую добычу, на все то, что служит к благосостоянию, очевидно духовному... Если же прилично сказать, что предсказание о Вениамине исполнилось и на самом блаженном Павле, то и это будет хорошо и истинно; потому что, гоня Церковь и на подобие волка нападая на любящих Христа, в весьма короткое время он переменился в совершенно противоположное... Происходил он и из колена Вениаминова» (Флп. 3:5)569. «Вениамин волк хищник»: это Павел, который был волком для волков и исхитил души из власти лукавого. „Вечером разделит похищенное“, т. е. при конце миpa примет покой и преизбыточествующее воздаяние за труды свои“570.

«Вот все двенадцать колен Израилевых; и вот что сказал им отец их; и благословил их; и дал им благословение, каждому свое. И заповедал он им и сказал им: я прилагаюсь к народу моему; похороните меня с отцами моими в пещере, которая на поле Ефрона Хеттеянина; там похоронили Авраама и Сарру, жену его; там похоронили Исаака и Ревекку, жену его и там похоронил я Лию... и окончил Иаков завещание сыновьям своим и положил ноги свои на постель и скончался, и приложился к народу своему“ (Быт. 49:28, 29, 31, 33). Выражением Иакова: „прилагаюсь к народу      своему“ и Бытописателя: „приложился к народу своему», по мнению бл. Феодорита, высказывалась „мысль о надежде воскресения. Ибо, если бы люди совершенно погибали, а не переходили в другую жизнь, то не сказал бы (Бытописатель): «приложися (Иаков) к людем своим“. Cиe же Бог всяческих изрек и Аврааму: „ты же отыдеши ко отцем твоим в мире, препитан в старости добрей“ (Быт. 15:15). И Господь отсюда извлек обличение неверию Саддукеев, сказав: „о воскресении же мертвых несте ли чли: Аз есмь Бог Авраамов, и Бог Исааков, и Бог Иаковль, несть Бог, Бог мертвых, но Бог живых» (Mф. 22:31–32.)571.

3aвещание Иакова было в точности исполнено Иосифом. По истечении 40 дней, нужных для бальзамирования тела, и семидесяти дней, в которые оплакивали Иакова по египетскому обычаю, тело его было торжественно перенесено в ханаанскую землю и погребено в фамильной пещере, на поле Махпел (Быт. 50:1–14).

Закончим эту главу рассуждением св. Иринея Лионского , в котором он кратко воспроизводит главные факты из жизни Иакова в отношении их к „тайне Христовой». „Если кто вникнет, говорит он, в действия Иакова, то найдет, что они не праздны, но исполнены значения относительно распоряжений Божиих. И, во-первых, в рождении: то, что он схватил за пяту брата и получил имя: Иаков, т. е. запинатель, – который держит, но не держится, связывает ноги, но не связан, борется и побеждает, держит в руке пяту противника, т. е. победу: ибо для того родился Господь, рождение Которого он прообразовал и о Котором Иоанн в Откровении говорит: «и вышел Он (как) побеждающий, чтобы победить» (Откр. 6:2) Потом (Иаков) получил первородство, когда пренебрег им брат, так и народ младший принял перворожденного Христа, когда Его отверг старший народ, говоря: «не имеем другого царя, кроме кесаря“ (Ин. 19:15). Во Христе всякое благословение; и посему младший народ восхитил у старшего благословение Отца, как Иаков восхитил благословение у Исава. Поэтому брат терпел ненависть и гонения от своего брата, как и Церковь тоже терпит от иудеев. – В чужой стране родились 12 колен израильского народа, так как и Христос в чужой земле должен был родить двенадцатистолповое основание Церкви. – Разноцветные овцы достались в награду Иакову; и Христа награду составляют люди, которые от разнообразных и различных народов собрались в одну когорту веры, как Ему обещал Отец, говоря: „Проси у Меня и дам Тебе народы в наследство Твое“ (Пс. 2:8). И так как от множества сынов Иакова после произошли пророки Господни, то необходимо было ему родить сынов от двух сестер, как и Христос (родил чад своих) от двух законов Одного и Того же Отца; и также (необходимо было патриарху родить сынов) и от служанок, – для означения того, что Христос воздвигнет сынов Божиих от свободных и рабов плоти, всем одинаково даруя дар животворящего нас Духа. – И (Иаков) все делал ради младшей, имевшей прекрасные глаза, Рахили; она же была прообразом Церкви, ради которой пострадал Христос, Который тогда чрез Своих патриархов и пророков прообразовал и предвозвещал будущее, приготовляя Свою часть к распоряжениям Божиим и приучая Свое наследие повиноваться Богу, жить в мире, как в странствии, следовать Слову и предзнаменовать будущее. Ибо у Бога нет ничего праздного или без значения“572.

________________

Так заканчивается история патриархов, полагающая естественный конец и нашему исследованию. В заключение изложим моральные и вероучительные выводы из нее, даваемые в отеческих творениях.

Из представленного жизнеописания патриархов Авраама, Исаака и Иакова видно, что отличительною чертою их личностей, по разуму св. отцов, является глубокая вера в Бога и беспредельная преданность воле Божией. Вера в Бога и надежда на Его промышление проходят через всю жизнь праведников и определяют собою их деятельность. Помимо отдельных фактов из жизни патриархов, вся жизнь их, по мнению св. отцов, запечатлена печатью веры и послушания. Будучи наделены обетованием о многочисленности потомства и о владении ханаанской землей, они только при сильной вере могли не впадать в отчаяние при полном несоответствии бедной действительности богатству обетований. Вера, что центром многочисленных обетований служит обетование об имеющем произойти от них Искупителе и что все остальные обетования по существу своему имеют служебное значение по отношению к Последнему, давала праотцам силу и мощь переносить бодро и стойко все невзгоды их земного существования, в ожидании благ в будущем.

Призванные для великого служения, – приготовления людей, через заключение особого завета с Богом, к явлению Искупителя, патриархи, по глубине и силе своей веры бывшие уже как бы исповедниками Христа-Искупителя, по воле Божией поступали и действовали всегда применительно к своей высокой миссии. Поэтому то св. отцы, проникая своим просвещенным взглядом в сокровенный смысл библейской истории патриархов, во всех, даже по-видимому незначительных поступках и словах патриархов видят, с одной стороны, наставление современников и потомков в истинах веры и нравственности, с другой прообразовательное указание на Мессию-Христа и Его дело спасения людей. Положивши основание особому Завету Бога с людьми, патриархи определили и весь последующей характер и судьбу Ветхого Завета, имевшего временное только значение, терявшего свое действительное значение с наступлением Завета Нового, для которого он был лишь подготовительной стадией.

Поражая величием своей веры, патриархи и в нравственном отношении, в соответствии своей жизни с религиозными воззрениями, были не менее великими. Если не иметь в виду некоторых фактов (напр. многоженство, хитрость Закона), которые, как мы видели, имеют исключительное значение, то жизнь патриархов, в понимании ее св. отцами, является светлою повестью о проведении патриархами в жизнь христианских нравственных начал. Равнодушие к земным благам, любовь к ближним до самопожертвования, милосердие, кротость и ревность о чистоте нравов ближних были отличительною чертою патриархов, в их житейских отношениях к ближним.

Но такое величие веры и нравственности патриархов в библейском изложении жизни их содержится, как бы, в тени и неясно, и только в толковании св. отцов личность патриархов является во всем своем блеске.

Представленное нами изложение жизни трех величавых патриархов, представителей патриархального периода ветхозаветной истории, по разумению ее святыми отцами и учителями Церкви, служит весьма наглядной иллюстрацией убеждению Вселенской Церкви, что Ветхий и Новый Заветы суть две стадии одного великого дела домостроительства Божия о спасении людей, что Ветхий Завет приготовлял и приучал людей к принятию Искупителя и усвоению Его заслуг, и что поэтому в Ветхом Завете прикровенно заключается вся полнота учения о Новозаветной Тайне. Действительно, избранная нами предметом исследования, хотя и небольшая эпоха из ветхозаветной истории, – время жизни Авраама, Исаака и Иакова, является, между тем, по толкованию св. отцов прообразовательным зеркалом, в котором явственно отображались великое дело искупления рода человеческого Вторым Лицом Святой Троицы и многие будущие судьбы Церкви и Мира. Лучшие из сынов Ветхозаветной Церкви, по мнению святых отцов, смотрели в это зеркало и уразумевали Новозаветный Тайны, тем более уразумевали их сами патриархи, сознательно участвовавшие в Божием о них промышлении573.

В заключение к нашему сочинению мы изложим кратко, но в систематическом порядке, религиозные верования патриархов, основываясь всецело на данных, заключающихся в нашем сочинении. – „Хотя в единоначалии проповедовалось имя Божие, но в единоначалии всегда возвещаема была Троица»574. Верование патриархов в таинство Троичности Лиц при единстве Существа Божия свидетельствуется, по мнению святых отцов, явлением Бога Аврааму, описанным в 28 гл. кн. Бытия.

Ведение патриархов о Втором Лице Святой Троицы – Сыне Божием, по разумению святых отцов, было довольно подробное и определенное. Пред очами веры патриархов довольно ясно предносилась идея Богочеловечества Спасителя, Его бессеменное рождение в потомстве патриархов, состояние унижения, страдания, крестная смерть и воскресение, сделавшиеся источником благословений. Не умаляли патриархи и значения искупительной жертвы Спасителя, не приурочивали заслуг Искупителя только к своему потомству; но твердо верили, что благодать искупления будет дарована всем людям, всему миру, что Спаситель будет источником благословений для всех народов земли и на все времена, как вечный Первосвященник, по чину Мелхиседекову. Пророческим духом патриархов предуказано даже отношение к благодатному царству Meccии Израильтян и язычников, из которых последние первыми войдут в царство Мессии; упорствующий же Израиль только в „конце времен» спасется.

По разумению некоторых святых отцов, напр. бл. Феодорита, бл. Августина, пророческому ведению патриархов не чужды были и некоторые обстоятельства из конечной судьбы царства благодати. Патриархи предугадывали явление антихриста, кончину миpa и страшный суд.

* * *

411

Твор. бл. Феодорита т. I, стр. 78: Толк, на кн. Быт., вопр. 84.

412

Св. Иoaн. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. 111, стр. 225–226, Бес. 54.

413

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 226–228, Бес. 54; ср. Твор. св. Кирил. Алекс, т. IV, стр. 197–198; Твор. б.т. Феодорита Кирск., т. 1 стр. 78, Толк, на кн. Быт; вопр. 84.

414

Св. Ефр. Сирина Тв. т. VIII, стр. 356, Толк. на кн. Быт., гл. 28.

415

Тв. св. Кирил. Алекс, т. IV, стр. стр. 198–199.

416

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III. стр. 228, Бес. 54.

417

Ibidem, стр. 229.

418

Ibidem.

419

Liber Hebr. Quaest. in Genes. XXVIII, 19; тоже и пo русской Библии. «И нарек (Иаков) имя месту тому: Вефиль; а прежнее имя того города было: Луз» (Быт. 28:19).

420

Св. Иoaн. Злат Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 229; Бес. 54.

421

Бл. Феодорита Кир. Толк, на кн. Быт. вопр. 85; Твор. его т. I, стр. 79.

422

Св. Иoaн. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 229, Бес. 54.

423

Ibidem, стр. 230.

424

См. Baddei Histor. Ecclesiast. V. Т. р. 260.

425

Epist. CLXI.

426

Тв. св. Афан. Алекс, ч. II, стр. 404, «На apиaн слово третье», ср. там же стр. 398; Тв. св. Кир. Алек. т. IV, стр. 200; св. Иустина Фил. и Мучен., Разговор с Трифон. Иуд. 86: Тв. св. Иоан. Злат., Бес. к Ант. нар. ч. I. стр. 37, Бес. о Лазаре. 1.

427

«Dе Iacob et vita beata» lib. II, cap. IV, 15.

428

Минея. Декабрь. Неделя св. праотец. Канон, Песнь 6.

429

«0 граде Бож.» кн. XVI, гл. XXXVIII; ср. Тв. св. Кирил. Алекс, т. IV, стр. 200.

430

Твор. св. Ефр. Сирин, т. VIII, cтр. 357, Толк, на кн. Быт. гл. XXVIII; ср. св. Амвросия Мед. «De Iacob et vita beata», lib. II, cap. V, 20.

431

Тв Св. Кирил. Алекс, т. IV, стр. 109–201.

432

Св. Амвросия «De Iacob et vita beata» lib. II, cap. I, 2–4.

433

Св. Амвросия «De lacob et vita beata» lib. II, cap. I, 1

434

Твор. св. Кирил. Алек. т. IV, стр. 204–205.

435

Св. Иoaн. Злат. Бес. на кн. Быт. ч III, стр. 236, Бес. 55.

436

Тв. св. Ефрем. Сир. т. VIII, стр. 257–258, Тол. на кн. Быт. гл. XXIX.

437

Тв. св. Кир. Алекс, т. IV стр. 205–206.

438

Св. Иoaн. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 237, Бес. 55.

439

Тв. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 358, Толк, на кн. Быт. гл. XXIX.

440

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 237–239, Бес. 55.

441

Тв. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 358–349, толк, на кн. Быт., гл. XXIX.

442

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, cтр. 259–260, Бес. 56.

443

Тв. св. Ефр. Сир. VIII, стр. 359–360.

444

Св. Иoaн. Злат.      Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 265, Бес. 56.

445

Св. Иoaн. Злат. Бес. на кн. Быт., ч. III, стр. 266, Бес. 56.

446

Твор. св. Ефр.      Сир. т. VIII. стр. 360–361, Толк. на кн. Быт. гл. XXX. По слав. Библии, русск. переводу и еврейск. тексту 2-я половика 24 ст. XXX гл. Быт. читается иначе: «приложит мне Господь еще другого (сына)».

447

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 267–268, Бес. 56.

448

Тв. бл. Феодорита т. I, стр, 80, Тол. на кн. Быт., вопр. 86. В этом же смысле, говорят в пользу Иакова и др. с в. отцы; см. Тв. св. Ефр. Сир. т. VII, стр. 247, Толк на кн. Быт., предисл.; св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт ч. III, стр. 258, Бес. 56; св. Кир. Алек. т. IV, стр. 216; бл. Август. «0 граде Бож.» кн. XVI, гл. XXXVIII.

449

Тв. св. Кир. Алек. т. IV, стр. 245–246.

450

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт., ч. III. стр. 374, Бес. 57.

451

Ibidem, стр. 275.

452

Тв. бл. Феодорита т. I, стр. 82–83; Толк, нa кн. Быт. вопр. 90.

453

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, 278, Бес. 57.

454

Тв св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 127, Толк, нa кн. прор. Ocии, XII, 12.

455

Тв. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр, 362, Толк, на кн. Быт., гл. XXXI.

456

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 281. Бес. 57.

457

Тв. св. Кир. Алекс, т. IV, стр. 207–210.

458

Тв. св. Григор. Нис., т. VIII, стр. 14–15, Слово на день Светов.

459

Тв. св. Кирил. Алекс. т. IV, стр. 210–213.

460

Ibidem, стр. 214.

461

Тв. св. Кир. Алекс, т. IV, стр. 220–222.

462

Тв. св. Кир. Алек. т. IV, стр. 222–224, ср. т. I., стр. 111–112; с в Амвроcия: «De Jacob, et vita beata» lib. II, cap. V, 25: св. Иуст. Фил и Муч., «Разговор с Триф. Иуд.», 134-З69; Твор. бл. Феодорита т. I, стр. 84, Толк, на кн. Быт. вопр. 91.

463

Св. Иуст. Фил. и Муч., Разг. с Триф. Иуд. –140.

464

Хотя греч. χαμάω (усыпаю, засыпаю) в этих местах по-славянски и переводится обыкновенно словом: «умираю».

465

Твор. св. Кирил. Алек. т. IV, стр. 227–238.

466

Ibidem., стр. 247.

467

Твор. св. Кир. Алекс, т. IV. стр. 249–254.

468

Явор или платан, но гречечески πλάτανος, оте πλατύς – широкий и назван так потому, что есть широколиственное дерево.

469

Твор. св. Кир. Алекс, т. IV, стр. 255–258.

470

Твор. Св. Кирил. Александр, т. IV, стр. 258–264.

471

Подробности о происхождении и значении в древности терафимов см. в соч. «Ветхоз. вероуч. во времена патриархов» А. Лебедева, стр. 67, 68. С-Петерб. 1886 г. «Идолопоклонство у Евреев». – Пальмова. Спб. 1897 г.

472

Св. Иоан. Златоуст. Бес. на кн. Быт. ч: III. стр. 281, Бес. 57.

473

Тв. бл. Феодорита, т. Ι, стр. 83, Толк, на кн. Быт вопр. 91; Твор. св. Ефр. Сирин, т. VIII. стр. 362–363, Толк. на кн. Быт. гл. XXXI, 30; св. Амвр. Медиол. «Dе Jacob et vita beata», lib. II, cap. V, 25; Тв. св. Кир. Алекс, т. IV стр. 260.

474

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 252, Бес. 57.

475

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 233–2S4, Бес. 57.

476

Тв. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 363: Толк, на кн. Быт. гл. XXXI, 30, 35.

477

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 290, Бес. 57.

478

«Смотри», замечает св. Иоанн Златоуст, «как он указывает на благоволение Божие, бывшее к дому Лавана вследствие пребывания в нем; это тоже, что и прежде говорил: «благослови тя Господи пришествием моим» (30:30), так как никто не может требовать этого от пастуха, и не от присмотра пастушеского это зависит, а есть дело природы. Поэтому Иаков прежде всего на это указывает Лавану, давая ему понять, что об его стадах было особенное промышление «свыше». Бес. на кн. Быт. ч. III стр. 291 Бес. 57.

479

Ibidem, стр. 291 –296.

480

Тв. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 364. Толк, на кн. Быт. гл. XXXII.

481

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 300 Бес. 58; – тоже см. св. Амврос. «De Iacob et vita beata» lib II, cap. VI, 26. Приток Иордана Иавок потому и назван так, что здесь было Иакову видение сонма ангелов. (Тв. св. Епиф. Кипр. т. I, стр. 35).

482

Твор. св. Кир. Алекс, т. IV, стр. 274–276.

483

Ibidem, стр. 280.

484

Твор. св. Кир. Алекс, т. IV, стр. 289.

485

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 305, Бес. 58.

486

Ibidem, стр. 308.

487

Твор св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 365 толк, на кн. Быт. гл. XXXII.

488

Тв. св. Епиф. Кипр. т. I, стр. 36. Панарий, кн. I. Отд. 1, гл. 8; т. VI, Слово якорное, гл. 114.

489

«Древности Иудейские». Кн. I, гл. 20.

490

Твор. св. Григ. Богосл. т. IV, стр. 130 ср. т. III. стр. 34

491

«Dе Iacob et vIta beata»>, lib II. cap. VII. 30.

492

Твор. св. Кирил. Александр, т. IV, стр. 290.

493

Твор. бл. Феодорита т. I, стр. 85, Толк, на кн. Быт., вопр. 93.

494

Св. Иустин Муч. и Фил. – «Разговор с Триф. Иуд.» 195, – Климент Алекс. «Paedag». L, 1; Тертуллиан – «Contra Ргах.»; св. Афанас. Алекс, ч II, стр. 398. «На apиaн слово третье», – Иларий – «De Trinitate» L, IV, V; Вл. Феодорит т. 1, стр. 85. Толк, на кн. Быт. вопр. 93. Называют боровшегося просто Богом: св, Епиф. Кипр. – Твор. его т. 1, стр. 35–36; св. Амвр. Медиол. «Dе lacob de vita beata» lib. II, cap. VIl, 20.

495

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 307, бес. 58; срав. св. Иустина – «Разговор с Триф. Иуд.» 50, 61, 127; св. Ирин. Лионск. «Против ересей» кн. III, IV; Тертулиана. – «De carue Christi». «Advers Ргахеаm», с. VII; Kagpиaнa т. II, стр. 34,35. – «Против Иудеев»; Евсевия Кесар. – «Demoustr. Evangel»; lib. V, cap. ΙX, X, XI. Eclogae Proph.» lib. I, cap. IV и друг.

496

Св. Кир. Александр, т. IV, стр. 290; Григорий Великий «Moralia in lob.» lib XXVIII, cap I; Августина «De Trinitate> lib. II, cap. IX. XVII, lib. III, cap. IX; «о Граде Бож.» кн. XVI, гл. 39; св. Ефр. Cиp. т. VIII, стр. З65, Толк, на кн. Быт. гл. XXXII; бл. Иеронима – «Comment, in Epist. ad Galat.» lib. II, cap. IV.

497

Минея мес. Декабрь, неделя св. Праотц. песнь 6. Канон.

498

Минея меc. Декабрь, служба на 5 число, Канон, песнь 7.

499

«De Iacob et vita beata» lib. II, сap. VI, 27.

500

Твор. св. Кир. Александр, т. IV, стр. 267–270; ср. св. Амвросий «De lacob et vita beata». lib. II, cap. V, 24,25: cap. VI, 26.

501

Толкование имени – Израиль не одинаково у св. отцов и писателей церковных. По бл. Иерониму – (Liber. Hebr. Quaest in. Genes XXXII, 27,28), бл. Августину (0 «Граде Бож.» кн. XVI, гл. 39), Евсевию Кессарийск. (Dеmostr. evangel. lib. V, cap XI) и Оригену (Περί άρχών, lib. IV, cap. IV), Израиль значить «муж видящий Бога». Это же толкование мы находим и у Филона в его «De sacrif. Abel, et Caini» pag. 117. По мнению св. Муч. и Фил. Иустина Израиль – значит «человек побеждающей силу» (Разг. с Триф. Иуд.», 125). По Иосифу Фл., Израиль значит «Борющийся с Ангелом Божиим» (Древн. Иуд.» кн. I. гл. 20). Но согласно с кн. Быт. XXXII, 1–32, Израиль значит собственно «Богоборец».

502

Твор. св. Кирил. Александр, т. IV, стр. 290–299.

503

Бл. Августин «О Граде Бож.» кн. XVI, гл. 39.

504

Св. Амвросия «De Iacob et vita beata», lib. II, cap. VII, 31.

505

Ibid. cap. VII, 30

506

Твор. св. Кирил. Александр, т. IV. стр. 279–281.

507

«De Jacob et vita beata» lib. II, cap. V, 21, 24.

508

По славянской Библии, за сто агнцев.

509

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III. стр. 317–318, Бес. 59.

510

И св. Иоанн Златоуст говорит по этому поводу: «Видишь целомудрие детей Иакова? Они считали поступок Сихема величайшим для себя (для своего нравственного чувства) оскорблением» (Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 321, 321, 326, Бес. 59).

511

Тв св Кирил. Александр, т. IV, стр. 300–301.

512

«De lacob et vita beata», lib II, cap. VII, 32.

513

Тв. СВ. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 366. Толк, на кн. Быт. ч. XXXV.

514

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 326, 327, Бес. 59.

515

Твор. Св. Кирил, Алекс, т. III, стр. 108–109.

516

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Бит. ч. III, стр. 327, Бес. 59.

517

«De Jacob et vita beata» lib II, cap. VII, 33.

518

Св. Иоан. Златоуст Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 331, Бес. 60.

519

Ibidem, стр. 332.

520

Ibidem, стр. 333.

521

Св. Иоан. Злат. Вес. на кн. Быт. ч. III. стр. 335. Бес. 60.

522

Св Иоан. Злат. Бес. на кн. Бит. ч. III, стр. 345, Бес. 61; срав св. Кирил. Алекс, т. IV, стр. 310–311; бл. Феодорита т. 1, стр. 80. Толк, на кн. Быт. вопр. 90.

523

Ibidem.

524

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 347, Бес. 61.

525

Твор. св. Кирил. Алекс, т, IV, стр. 315.

526

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч III, стр. 349, Бес. 61

527

Твор. св. Кирил. Алекс, т. IV. стр. 315.

528

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 421, Бес. 65.

529

Ibidem, стр. 422–423.

530

Твор. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 386, Толк, на кн. Быт. гл. XLVI, 3. 4.

531

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 428, Бес. 65.

532

Твор. св. Ефр. Сир. т. VIII. стр. 386. Толк, на кн. Быт. гл. XLVII, 3, 6.

533

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 429, Бес. 65.

534

Ibidem.

535

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 440, Бес. 66, тоже см. Твор. бл.Феодорита т. I, стр. 92–93, Толк. на кн. Быт. вопр. 110. По мнению св. Епифания Кипр. «Иаков, пекущийся о костях своих, как о не гибнущих показал образ воскресения» (мертвых). Твор. его т. I, стр. 60, «Самар.» гл. III.

536

Чтение этого места Библии (Быт. 47:31) не одинаково в различных текстах; разница в данном случае замечается и между славянской и русской Библией. Мы приводим чтение славянской Библии, потому что эта редакция (по переводу LXX) принята св. ап. Павлом (Евр. 11:21) и цитируемыми в нашем сочинении св. отцами. Подробно о разности чтений Быт. XLVII, 31 смотри у Iohan. Buddei. Histor. Eccles. Vet. Test. par. I, tom. I, pag. 270–271.

537

Твор. бл. Феодорита, т. I, стр. 93, Толк, на кн. Быт. вопр. III.

538

Твор. св. Ефр. Сир. ч. VIII, стр. 367, Толк, на кн. Быт. гл. XXXVII.

539

Твор. бл. Феодорита т. VII, стр. 635, Толк, на посл, к Евр. XI, 21; срав. св. Иоан. Злат. Бес. на посл, к Евр. XI, 21, стр. 399, Бес. 26.

540

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 444, Бес. 66.

541

Тв. св. Кир. Алекс, т, IV, стр. 356–357.

542

Тв. св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, 417–449.

543

Св. Ап. Варнавы, Посл. гл. XIII. см. Преображ. Пис. Муж. Апост. 64 стр.

544

Твор. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 388, Толк, на кн. Быт. гл. 48; тоже см. Твор. св. Кирил. Александр, т. IV, стр. З63–364.

545

Бл. Август. «О граде Бож.» кн. XVI, гл. 42.

546

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 456–557, Бес. 67.

547

Тв. бл. Феодорита т. I. стр. 94, Толк, на кн. Быт. вопр. 112.

548

Тв. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 398, Толк, на кн. Быт. гл. 49.

549

Твор. св. Кир. Алекс, т. IV, стр. 367–370.

550

Тв. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 398–399, Толк, да кн. Быт. гл. 49.

551

См. раньше, стр. 231.

552

Тв. св. Кир. Алекс, т. IV, стр. 374–379.

553

Тв. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 399, толк, на кн. Быт. гл. 49.

554

Св. Иоан. Злат. Бес. на кн. Быт. ч. III, стр. 459, 460, Бес. 67; срав. Твор. св. Кир. Александ. т. IV, стр. 383–385: бл. Август. – «Contra. Faust. Manich». XII, cap. 42. «О Граде Бож.». кн. XVI, гл. 41; св. Епиф. Кипр, т. I, стр. 92–93. Иродиане, – гл. II.

555

Твор. св. Кир. Алекс, т. IV стр. 386.

556

Твор. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 393; бл. Феодор. (т. I, 96, 97, Толк, на кн. Быт. вопр. 112); св. Иустина муч. и Ф. («Apolog.» 10; св. Иринея («Прот. Ерес». L, IV. 10).

557

Св. Иoaн. Злат. Бес. на кн. Быт. ч III. стр. 460–461, Бес. 67. В дополнение к изложенному толкованию св. Иоанна Златоуста приведем слова св. Ефрема Сирина: «Привязывает к лозе жребя свое». . . Когда пришел Господь наш, тогда привязал Он жребя Свое к действительной виноградной лозе, чтобы Ему, – так как Он исполнил на Себе все пророчества, – самым делом исполнить и то, что предано было иудеям в образах: т. е. когда Господь входил во храм в Иерусалиме, вне храма была виноградная лоза, к которой привязал Он жребя Свое, или в той веси, из которой пришел Он, жребя привязано было к лозе, как Сам сказал ученикам Своим (Мк. 11:23), Твор. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 393–394. Толк, на кн. Быт. гл. 49.

558

Тв. св. Иоан. Златоуста. Бес. на кн. Бит. ч. III, стр. 461–462, Бес. 67; тоже см. Бес. на р. м. св. Пис. гл. I, стр. 441. Обозр. книг В. Зав., Обозр. кн Быт. Мы изложили толкование благословения Иуды по св. Иоанну Златоусту, св. Кириллу Александр, и св. Ефрему Сирину. Но в этом же духе толкуют это благословение: св. Ириней Лиoнский. Прот. ерес. кн. IV, гл. X, 2, см. Памяти, др. хр. письм. 434–435 стр.; Твор. бл. Феодор. г. 1. стр. 95–99; Толк, на кн. Быт. вопр. 112; Тв. св. Епиф. Кипр. т. I, стр. 226. «об Евионеях»; стр. 92–93. «Продиане»: бл. Августина – «О граде Бож.» кн. XVI» гл. 41: «Contra Faust. Manich». XII, cap. 42, Ориген –«Homilia XVII in Genes». Иepoним – «ln Sophon», cap. I; св. Иycтина. «Разговор c Триф. Иуд»; Eвсевий – «Demonstr. Evangel.» lib. II, cap. 2 и lib. VIII, cap. 1; св. Амвросий, «De benedict. Patriarch.» cap. IV. При мессианском объяснении пророчества Иакова мнения отцов Церкви различаются лишь в том отношении, что одни отцы под Иудою разумеют исключительно колено Иудино, а другие – народ иудейский вообще.

559

Тв. св. Карил. Алекс. т. IV, стр. 389–392. По толкованию св. Ефрема Сирина, «Завулон, обитавший на морских берегах, есть образ языческих народов, обитавших не вдали от пророков» (Тв. св. Ефрем. Сир. т. VIII, стр. 399. Толк. на кн. Быт. гл. 49).

560

Тв. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 399, Толк, на кн. Быт. гл. 49. По толкование св. Кир. Алекс., Иссахар (награда) служит образом уверовавших во Христа Израильтян и язычников, которые даны Еммануилу в виде некоего вознаграждения и нашли в Нем полное успокоение (Тв. св. Кирил. Алекс, т. IV, стр. 392–394).

561

Тв. св. Ефр. Сир. т. VII, стр. 399–400, Толк, на кн. Быт. гл. 49. По толкованию св. Кирилла Александр. Дан может быть и образом «славного и дивного лика святых апостолов, которые положены были в основание уверовавших и получили право судить, право же это дал им Христос (I Кор. VI, 3)» (Тв. св. Кир. Алекс. Т. IV, стр. 395).

562

Тв. бл. Феодорита т. I. стр. 99–100, Толк, на кн. Быт. вопр. 112. По мнению св. Кирил. Алекс., Дан как «змий на пути, седяй на распутии» был образом книжников и фарисеев, имевших судить и научать народ, и которые «на подобие злейших ехидн (змей) нападали на Христа и как бы некоего всадника, едущего по голой и узкой тропинке, укусив, нечестиво схватили» (Тв. св. Кирил. Алекс, т. IV, стр. 398).

563

Тв. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 400. Толкование дается по Пешито.

564

Тв. св. Кирил. Алекс, т. IV, стр. 399.

565

Твор. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 40В, Толк, на кн. Быт. гл. 49. Св. Кирилл Алекс, под Асиром разумеет Христа, Который питает всех, «не манну чувственную ниспосылая, как древле Израильтянам, но Себя Самого водворяя в душах верующих чрез Святаго Духа» (Тв. св. Кирил. Алекс, т. IV, стр. 402).

566

Твор. св. Кирил. Алекс, т. IV, стр. 404–405.

567

Твор. св. Ефр. Сир. т. VIII. стр. 400, Толкование также по Пешито.

568

Твор св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 400–401, Толкование также по Пешито и отличено о еврейского и перев. LXX.

569

Твор. св. Кирил. Алекс, т. IV, стр. 417–420.

570

Твор. св. Ефр. Сир. т. VIII, стр. 401, Толк. наш. Быт.; гл. 49; тоже см. Твор. бл. Феодорита т. I. стр. 102, Толк, на кн. Быт, вопр. 112.

571

Твор. бл. Феодорита т. I, стр, 102, Толк, на кн. Быт., вопр. 112.

572

Св. Иринея. Лионск. «Против ерес.», кн. IV, гл. XXI, см. Пам. др. хр. письм. стр. 484–489; тоже см. Тв. св. Иoaн. Злат. Бес. на р. м. св. Пис. т. I, стр. 435, Обозр. кн. Быт. Тв. бл. Феодорита т. I, стр. 77, 78, 84, Толк, на кн. Быт. вопр. 83 и 94.

573

Такой взгляде на отношение ветхозаветных людей к прообразам и пророчествам о Новозаветных Тайнах присущ почти всем отцам, с особенною же определенностью он высказан св. Епифанием Кипрским». Т. I, стр. 48. «Епикур.» гл. IV. ср. стр. 50., гл. V – стр. 58, «Самар.» гл. II; св. Амвросием Медиоланским («Abraham», lib. I, cap. III, 21); ев. Иоанном Златоустом (Бес. на р. м. св. Пис. т I, стр. 424, 426, срав. «Бес. о праотце Аврааме» III) и св. Иринеем Лионским («Против ерес.» кн. IV, гл. 7).

574

Твор. св. Епиф. Кипр. т. I, стр. 48, «Епикур.» гл. IV.


Источник: История еврейских патриархов (Авраама, Исаака и Иакова) / по творениям святых отцов и древних церковных писателей /Сочинение священика Николая Александрова. / Казань. Типо-лит. Императорского Университета. 1901. – 258 с.

Комментарии для сайта Cackle