схиигумен Савва (Остапенко)

Семена слова для нивы Божией

Избранные поучения на исповеди

За отступление от Божиих заповедей и за неисполнение их гнев Божий будет продолжаться и увеличиваться над каждым из нас до тех пор, пока мы не осознаем всей глубины нашего падения, нашей вины пред Богом и пока мы не принесем достойного, истинного покаяния во всех наших преступлениях и нечестивых делах, пока мы не возрыдаем и не возопием к Богу из глубины сердца о прощении и помиловании.

Что же называется достойным, истинным покаянием?

Это такое покаяние, которое совершается не на словах, но прежде всего на деле, то есть после исповеди мы должны иметь твердое намерение исправиться, перестать грешить и загладить свои грехи добрыми делами.

Мы, как евангельский мытарь, должны воздать каждому обиженному нами вдвое. Иначе как загладится то зло, которое произошло от наших грехов?

Разве простит нас обиженный нами, если не увидит наше искреннее раскаяние, не увидит в нас благую перемену? А если обиженный нами не простит нас, то как мы можем надеяться, что Бог простит нам грехи? Как можем надеяться, что Господь забудет обиды, сделанные нами ближним, если они все еще будут терпеть от нас? Если жестокость наша продолжает вызывать страдания других, то как мы можем надеяться, что Господь будет к нам милостив?

Возлюбленные, принесем Богу истинное покаяние и научимся добру, чтобы наследовать нам Царство Небесное! Выше цели нет в жизни человека!

А мы часто забываем эту главную цель жизни и не заботимся о своем спасении, следим больше за наружностью, за внешностью и не видим, не чувствуем, что душа наша обнищала и состояние ее поистине ужасное. Мы забываем, что мы христиане, что мы крещены в Православной Церкви, что дали обеты твердо верить в Бога и Промысл Божий и исполнять все Его святые заповеди.

Много накопилось у нас грехов, отчего душа наша в ранах и язвах, а болезнь души надо скорее лечить таинствами Покаяния и Причащения, иначе нас ожидает мука.

Таинство Покаяния (исповедь) – это тайна, которую нельзя постигнуть умом, как и всякую другую тайну, а постигается она только верою. Веруем, что во время исповеди наши грехи отпускаются на Небе. Веруем, что во время Причащения мы принимаем Самого Господа – Тело и Кровь Христову, а не кажущиеся в чаше хлеб и вино. Какую силу благодати мы получим, если достойно причастимся Христовых Таин! А для этого надо со смирением признать себя грешником, с истинным смирением всем простить и ни на кого не иметь не только обиды, но даже и огорчения, не говоря уж о злобе. Мы простим, и Господь нам все простит. Отбросим ложный стыд: грех стыдиться на исповеди!

«В бездне греховней валяяйся, неисследную милосердия Твоего призываю бездну», – просим мы Господа и будем верить и надеяться, что милость Господня превышает все наши грехи, лишь бы мы искренне каялись и имели твердое намерение больше не грешить, а Господь сказал: «Грядущаго ко Мне не изжену вон» (Ин.6:37).

Покаяние, как и всякая добродетель, не сразу и не всем дается. Надо просить у Господа дара покаяния.

Покаяние есть самоосуждение, покаяние есть твердое решение оставить прежнюю греховную жизнь.

Много препятствий возникает перед грешниками, хотящими идти ко спасению путем покаяния. У одних возникает мысль отложить покаяние на будущее время: «Еще успею покаяться», другие рассуждают: «В старости покаюсь». Но знайте, чем больше мы откладываем покаяние и замедляем обращение к Богу, тем больше душа наша грубеет. Грех от повторения переходит в привычку, а затем в порок, от чего уже трудно бывает избавиться.

Многие, по легкомыслию, несознательно относятся к покаянию, считая, что оно заключается лишь в перечислении грехов на исповеди. А такое машинальное, механическое перечисление грехов без глубокого болезненного сокрушения о грехах, без сердечного плача, без намерения больше не грешить и без дальнейшего исправления не есть покаяние, а есть лицемерие, кощунство.

Некоторые из христиан, проводя сравнительно благочестивую жизнь, иной раз не знают, в чем каяться. Для таких людей есть хорошее средство, ведущее их к познанию своих грехов: вспоминать, в чем обычно их обвиняют другие, окружающие люди, которым со стороны виднее наши пороки. Таким христианам необходимо просить у Господа: «Даруй мне зрети моя прегрешения!» Их главный грех – неведение своего греховного сердца.

К таинству исповеди нужно приступать с сокрушенным сердцем и с покаянными слезами. Слезы размягчают нашу окаменелость, потрясают нашу душу, отстраняют в это время от нас гордость и самолюбие. Не надо стыдиться слез на исповеди, пускай свободно льются и омывают наши скверны. Слезами покаяния спасались святые. А если у кого нет слез покаяния, то нужно сокрушаться и воздыхать из глубины сердца, и Господь такое сокрушение примет как плач покаяния. «Плачьте, – говорят святые отцы, – ибо это один из многих путей в Царство Небесное».

Надо просить Господа, чтобы Он помог нам раскаяться, такими словами: «Рассеянный ум мой собери, Господи, и оледеневшее сердце мое очисти: яко Петру дай мне покаяние, яко мытарю – воздыхание и яко блуднице – слезы».

Но сокрушаться о грехах надо не только во время исповеди, а каждый день. Утром и вечером, вставая на молитвах, надо вспоминать всю прошедшую жизнь: сколько я совершил преступлений Закона Божьего, сколько причинил обид ближним и т.д. И если мы будем постоянно так мыслить, сожалеть о грехах и каяться, то Господь пошлет обильные слезы и раскаяние, душа заплачет вместе с телом, и эти слезы будут лучшим даром Христу. Христос придет в наше плачущее сердце и исполнит над нами Свое обещание: «Блажени плачущии, яко тии утешатся» (Мф.5:4). И делать это нужно скорее, пока не поздно. Мы не знаем, как долго продлится наша жизнь. А там, за гробом, если и будем плакать, то слезы уже не смогут утешить нас, а будут палить огнем.

Если мы не обличим себя здесь, то будем обличены на Страшном Суде. Самооправдание – великий грех. Никого не надо винить в своих падениях. Признаем только себя виновниками греха, свою злую волю, и не надо стыдиться открывать свои мерзости. Надо жертвовать всем для чистоты и святости нашей, только бы не погибнуть! И блудницы могут стать праведницами, нужно только искренне каяться и не грешить больше.

Откровенной исповедью легко врачуются душевные недуги, искореняются страсти, и в душу смущенного возвращаются прежний мир и спокойствие, а иначе душа черствеет и чернеет еще больше. Кто истинно кается и живет благочестиво, у того сердце радуется и веселится, а лицо цветет.

Таинство исповеди очищает сердце. Но как загрязненное белье вначале постирают, а потом разутюживают, так и сердечную нечистоту надо не только омыть слезами покаяния, но и разгладить, то есть изгладить все шероховатости с ближними, загладить свою вину перед ними, вознаградить обиженного нами человека. Иначе чистота нашего сердца и после исповеди будет измятой, неотглаженной. Изгладить грех – значит насадить в сердце противоположные греху добродетели. Но наипаче убоимся мнимой праведности, фарисейства. Если только подумаем о себе хорошо, то беда! Такие мысли – мерзость для Бога! Будем сознавать свое убожество и спасемся. А поэтому будем благодушно переносить клевету, укоризны, напраслины. Если мы перенесем все это благодушно, то этот день для нас спасительный. Если же мы кого укоряем и вводим в соблазн, то такой день для нас погибельный, потерянный. Убоимся фарисейского превозношения себя, умствования, непослушания старшим. Ведь за это человеку и дается эпитимия от Бога – разные болезни.

Скромность и смирение, сознание себя грешником привлекают благословение Божие. За лицемерную исповедь ангел-хранитель жалуется Матери Божией на такую душу, а Матерь Божия скорбит о таком человеке, зная, что за свою нераскаянность он уготовляет себе крест из скорбей и страданий.

По слову святителя Иоанна Златоуста, есть три степени спасения:

1) не грешить;

2) согрешивши – каяться;

3) кто плохо кается, тому – безропотно терпеть находящие скорби и болезни.

На небо никто не взойдет неочищенным, поэтому мы с радостью должны переносить скорби и болезни и должны откровенно во всем исповедоваться. Если на исповеди обряд только совершаем, машинально перечисляя грехи и не задумываясь о своем исправлении, то этим получаем себе только осуждение.

Перед исповедью необходимо попросить прощения у всех, перед кем мы виновны, и в сердце иметь полное примирение. В первую очередь я прошу у всех прощения.

Благодатию и щедротами и человеколюбием Бог да простит и помилует всех нас!

Если перед исповедью мы не примирились с кем-нибудь, то оставим здесь все свои огорчения и обиды. На исповеди надо забыть все земное, надо иметь страх Божий и не желать никому зла. Пришли в дом молитвы – одна молитва и плач о грехах должны занять наше сердце.

Когда мы идем на исповедь, бывает, что сатана нас смущает, вбивает свой клин, но такое испытание надо проходить мирно, безропотно. В этот момент надо читать «Верую...» и «Милосердия двери...»: в этих молитвах содержится такая великая благодатная сила, что темная сила удаляется от человека. А то бывает так: идет человек в храм на исповедь, имея намерение причаститься. Вдруг на дороге машина обрызгала его грязью. С досады он необдуманно желает шоферу, чтоб тот три раза перевернулся и в кювет свалился...

Избави нас, Господи, от такой злобы и жестокости! Но не будем отчаиваться. Многие святые, достигшие Царства Небесного, живя на этой же грешной земле, по немощи впадали в грех (один Бог без греха), но принесли Богу истинное покаяние, и Господь помиловал их. Сонм святых разделяется между собой на помилованных и освященных. Они разными путями пришли в Царство Небесное. Помилованные пришли путем покаяния, а освященные, пребывая в непрестанном молитвенном общении с Богом, уже тогда, в земной жизни, были освящены благодатию Святого Духа. Они жили, как ангелы во плоти!

Вот и мы, грешники, не будем отчаиваться. Господь простит нам все за наше покаяние.

А может быть, среди нас, покаявшихся грешников, много будет помилованных святых!

Возложим все упование на Господа и Матерь Божию, будем усердно просить их помощи, и они преобразуют наши сердца.

* * *

Возлюбленные! Я за вас частицы вынул, положив их на дискос и помянув ваши имена, а потом их перенесут на Престол и после причащения опустят в потир с молитвой:

«Отмый, Господи, грехи поминавшихся зде Кровию Твоей Честною, молитвами святых Твоих». И если я хоть один раз поисповедовал кого, накрыл епитрахилью, то уже молюсь за него и вынимаю частицы. За всех, которые исповедовались у меня и будут исповедоваться, за всех духовных чад я, с Божией помощью, прошу так: «Не мене ради, но ради благодати священства, на мне лежащей и во мне пребывающей (сан священства – великая, великая сила, поэтому и говорю: «ради благодати священства»), помяни их, Господи, особенно тех, которые будут причащаться и исповедоваться у меня. Ты, Господи, Духом Святым помоги им спасти себя в терпении и смирении, в покаянии. Удали от них всякие нечисти, примири их, чтобы не только злобы, но и огорчения у них не было. Помоги им благодушно нести свой крест – быть в благочестии и удаляться от нечестия. Сделай так, чтобы все вопросы, которые они особенно хотят разрешить – семейные, служебные и другие, – разрешились Духом Святым. Помоги им в скорбях и болезнях, чтобы они получили просимое».

И верьте, возлюбленные, что Дух Святой больше сделает, чем батюшка. Это уже проверено опытом! Святые отцы так желали, и я тоже, с Божией помощью, постарался этот метод ввести. У Господа столько милости! Столько милосердия, что мы даже не в состоянии исчислить!

Приведу маленький пример. Одна из духовных чад не получила от меня устного ответа, так и уехала огорченная. А дома во сне явился к ней ангел в виде меня и Духом Святым разрешил ей все вопросы. Вот, видите! Поэтому не сомневайтесь! Дух Святой, по вере вашей, если вы не будете допускать сомнение, все вам сделает! Все вопросы вам разрешит!

А та потом каялась и просила: «Батюшка, наложите на меня самую строгую эпитимию за мое сомнение». Вот и вы не допускайте сомнений!

Так вот, частицы из просфор с такой молитвой сейчас находятся на дискосе, а потом во время пения Херувимской перенесут их на Престол. После причащения эти частицы – имена поминавшихся живых и усопших – опускаются в потир – чашу, где Тело и Кровь Христовы, и они омываются Кровию и прикасаются к Телу Господа Иисуса Христа, и потому никакая сатанинская сила не сможет отторгнуть нас от Бога.

Господь сказал: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф.18:20). Значит: я за вас вынимаю частицы, а вы меня поминайте. Молитесь о здравии игумена Саввы с духовными чадами. Некоторые спрашивают: «Как поминать?» – в поминание записать, дома помянуть, здесь на молитве.

Некоторые говорят: «Да, батюшка, я молюсь за вас!» А посмотришь, в записке написаны отец, мать, родственники да знакомые, а меня-то нет. Духовного отца-то и не записали! А за духовного отца нужно прежде всего молиться! Почему? Потому что отец и мать вас только вырастили, воспитали, но они не могут отпустить грехи, не могут дать духовной радости. А духовный отец все забывает, себя забывает и, желая спасения другим, берет и несет немощи и тяготы ваши, чтобы спасти души. Поэтому за духовного отца надо особенно молиться. Я это говорю не для того, чтобы вас заставить молиться за себя: невольник – не богомольник! Если вы не желаете – никто не принуждает! Я хочу только сказать, что это не спасительно, когда только батюшка за вас молится, а спасительно тогда, когда батюшка за вас молится и вы за него молитесь. Понятно?

Вот я и вынимаю за вас частицы и хочу, чтобы и вы не фальшивили, не обманывали бы ни себя, ни Бога. Себя обманешь, других обманешь и оправдаетесь перед батюшкой, а перед Богом и совестью не оправдаетесь. Это уже фальшь! Избави, Господи!

Святая Церковь призывает нас молиться друг за друга. Поэтому я, когда прихожу в алтарь, вынимаю частицы, поминаю вас и желаю, чтобы вы получили самое главное – это благодать содействующую и укрепляющую, которая ведет нас от силы к силе, к благочестию и удаляет от нас нечестие.

Дай Бог нам всем спастися и в разум истины приити!

* * *

Человек носит образ Божий. Но бывает он и носителем злой силы, когда теряет благодать.

Человеку свойственно грешить и каяться. Бывает так, что человек сегодня причастился и опять идет на исповедь, а люди его осуждают. А в этом ничего особенного нет. Так можно делать. Нужно скорее каяться, если согрешил человек. А мы ежеминутно грешим если не делом, так словом, не словом, так мыслью. А люди смотрят по форме, что причастникам нельзя исповедоваться, говоря: Он за ранней причастился, а сейчас пришел на исповедь.

И слава Богу! Это даже похвально! Это причащаться нельзя два раза в день, а исповедоваться причастникам можно.

Святые отцы по форме не делали, а все делали по существу.

Святые Кирилл и Мефодий «клали на лопатки» тех, кто препятствовал распространению Христова учения среди народов мира. Законники, например, говорили, что Библия должна распространяться на трех языках: еврейском, греческом и римском. Они же не по форме сделали, а по существу – создали славянскую азбуку, чтобы распространить и другим народам Христово учение.

Надо иметь рассудительность, чтобы не впасть в крайность. Иногда приходится поступать с вами строго. Но лучше пусть человек обидится, чем потерять благодать священства. Ведь батюшка не кум, с которым можно запросто беседовать. Прежде чем подойти к батюшке, к духовному отцу, надо помолиться, чтобы Господь открыл волю Свою чрез батюшку, с благоговением взять благословение и лишних слов не произносить. А то приезжают некоторые, как к куму: «Батюшка! Я давно Вас не видела... А как Ваше здоровье? Знаете, у нас такая погода... Я Вас знаю еще с лавры...» – и пошла разводить беседу. Вот и приходится таких останавливать, потому что если батюшка не будет останавливать, то он превратится в кума и благодать священства потеряет. А это не дай Бог! И приходится в таких случаях быть строгим. Даже иногда лучше ударить человека по губам, чтобы он много не разговаривал, не пустословил, тогда ему лучше запомнится: «Ага! Батюшка ударил, значит, нельзя много разговаривать, пустословить!»

К святителю Иоасафу Белгородскому однажды пришли два послушника. А старец взял палку-посох и стал их бить: одного, другого... Окружающие говорят старцу: Отец! Что ты делаешь! Ведь монаху не полагается делать рукоприкладывание!

А старец им отвечает: Я не их бью, а бесов выбиваю, страсти из них выбиваю!

Вот и мне приходится строго поступать: лучше ударить, чем оставить человека с пороком.

* * *

У некоторых тоска, уныние. Это почему? Потому что люди согрешили, а Господь посылает за это эпитимию. За то, что человек не слушает совести. Батюшка говорит: «Воздерживайтесь от таких поступков». А человек не слушает ни совесть, ни батюшку, а потому и думает: «А что же это батюшка на меня так строго?» Так если батюшка простит, то Бог не простит! А ведь нужно же человеку освободиться от тоски, уныния, отчаяния! Чем? Терпением и смирением! Поэтому, возлюбленные, не обижайтесь! Батюшка иногда поступает строго не потому, что придирается, а потому, что жалеет вас, не хочет, чтобы душа ваша пошла на вечную муку. А мы иногда ропщем. Старайтесь не огорчаться, не отчаиваться, а наоборот, радуйтесь и благодарите Господа.

Так что простите, ради Христа, за строгость. Лучше пусть человек обидится, чем обидеть благодать, совесть и Бога. Потерять благодать священства... Избави, Господи! А то некоторые думают: «Вот я приехала с таким восторгом! А батюшка и не обращает внимания». Да, батюшка нарочно не обращает внимания. Почему? Потому что иначе батюшка может потерять благодать священства. Он должен вести за собой массу, а не идти за массой.

* * *

Некоторые путают гнев с горячностью. Гнев, раздражение, злоба – это одно. А бывает еще горячность, это когда горячо служат Господу, горячо работают Ему ради того, чтобы спасти человека. Как видишь, что до человека не доходят ласковые слова, приходится говорить ему строго, а некоторые думают, что батюшка сердито говорит. Не сердито, а строго. Это значит – горячо! А горячность – ревность о спасении ближнего.

Иоанн Златоуст был строгим. Святитель Николай Чудотворец тоже был строгим. На Вселенском соборе он даже ударил по щеке священнослужителя Ария. И не убоялся! Правда, ему эпитимию дали за это, но Господь и Матерь Божия явились ему и многим архиереям и показали, что святитель Николай правильно поступил: строго обличил Ария, зато спас Церковь. И вот Спаситель держит Евангелие, а Матерь Божия – омофор. Это значит, что он достоин быть архиереем. Вот почему святитель Николай изображается на иконе, видите, как: по бокам Спаситель с Евангелием и Матерь Божия с омофором.

Серафим Саровский всегда добрый был, всех ласково встречал: «Радость моя!» А когда пришел к нему генерал с наградами, с орденами – он резко обличил его и в том, что нечестно получил награды: на несчастье других себе славу создал. И вдруг все награды с его груди упали.

Серафим Саровский не мог терпеть неправды! И такую горячность даже Господь приветствует. Горячность – это не гнев, не злоба, а ревность о спасении ближних. Понятно?

Вот я и горячо стараюсь насаждать добродетели в сердцах ваших; собственно, это не я, а Церковь так рекомендует и Господь повелевает так делать: увещевай, обличай строго, строго наказывай, но спасай! Для того и дается сан священства. Приходится иногда проявлять горячность и к своим духовным чадам, потому что надо собрать всех своих чад, всех своих овец, чтоб ни одна из них не пропала!

А духовные чада должны помогать своему духовному отцу, должны оправдывать свое назначение.

Есть такая пословица: «За одного битого двух небитых дают, и не берут!» Слыхали?

В пастырском богословии сказано, что отец духовный дается не для дружбы, а для спасения. Кум, кума – это одно: с ними можно поговорить запросто, а с батюшкой – надо иметь страх Божий! Нужно подходить к нему под благословение и лишних слов не говорить, тогда благословение будет подкреплением вашей немощи и даже исцелением душевных недугов. Видите, какую силу имеет благословение батюшки, если вы будете подходить с нему с благоговением!

Как-то однажды приезжаю в Киев. Там был прозорливый схимонах Дамиан – Царство ему Небесное! Девяносто три года было ему, а он бодрый такой! К нему многие приходили за советом. Вот приходят к нему и, в ожидании, начинают между собой разговаривать: У меня муж такой... а у меня дочь... И пошли суды-пересуды. А он вышел с палкой и как закричит на народ:

– Сейчас я вас всех разгоню палкой! Вон отсюда!

– Прости нас! Прости! Отче!

– Не прощу! Вон!

Все думают: «Что такое?»

– О! Надо читать молитву! Давайте читать Богородицу, – догадались некоторые.

И вот становятся тише воды, ниже травы, все читают Богородицу. Тогда он выходит, улыбается:

– Ну вот, теперь, я вижу, праведно поступаете... Теперь я буду принимать.

* * *

Надо всегда стараться слушать совесть, а если ослушались совести, то нападает тоска, уныние – это душа плачет: «Что ты наделала!» Тоска, уныние – это Божия эпитимия!

Иногда Господь попускает за наше нерадение и ропот такую болезнь, как «одержимость», когда злая сила проникает в нашу душу, в нашу совесть. А некоторым попускает то, чтобы укрепилась в них вера. Поэтому надо просить Господа, чтобы Он помог нам избавиться от нерадения и небрежения к делу спасения, в бедах и искушениях одерживать победу, не возмущаться и не роптать на людей за напраслины, а радоваться им, научиться любить своих обидчиков-благодетелей, иметь благую снисходительность к людям и чтобы никому не завидовать.

Одна одержимая больная видит, когда причащается, как из нее выходят змеи, а на них написано: «Ропот». Она с детства всю жизнь роптала на свою судьбу.

Некоторые ропщут, что у них нет способностей, дескать, я пропащий человек! А надо просить у Бога этих даров. Когда будешь просить у Бога духовных дарований, например: премудрости, веры, надежды и любви, кротости и смирения, – тогда вспомни, что ты образ и подобие Божие, что душа твоя есть как бы некоторый отпечаток Божества и все богатство души заключается в Боге как в сокровищнице (Сокровище благих), откуда мы можем черпать всякое духовное благо молитвою веры и терпением и очищением себя от всякой скверны.

Так говори Господу: «Мой ограниченный дух изошел от Твоего Беспредельного Всесовершенного Духа, вот, я беден, Владыко мой, премудростию и разумом, верою, надеждою и любовию, кротостию и смирением, призри на желание сердца моего и даруй мне Твою премудрость, веру непостыдну, надежду известну, любовь нелицемерну».

Вот какая сильная молитва!

А старец Силуан, великий подвижник, так молился:

«Господи, Ты видишь мою болезнь. Ты знаешь, как я грешен и немощен, помоги мне терпеть и благодарить Твою благость». Я эту молитву присоединил к молитве за духовного отца. Она небольшая, но сильная, написана старцем по внушению Святого Духа. Благодарить Его благость – это благодарить Бога за все скорби, болезни, напраслины, клеветы, за все благодеяния.

Читайте эти молитвы: они сильные!

Нерадение к чтению Евангелия – великий грех. А мы все откладываем: сегодня не почитали, завтра не почитали и все откладываем, а бес пользуется этим. И совесть от такого нерадения бывает в тревоге. А как понудишь себя, да еще подумаешь: «Вдруг умру, не доживу до завтра», – и совесть успокаивается. В Евангелии – великая благодатная сила! Его святыми словами попаляются наши грехи, истребляются страсти. Не забывайте, возлюбленные, читать Псалтирь, Апостола и особенно Евангелие. От этого получите великую пользу.

* * *

Скорбь о грехах есть важнейшее средство ко спасению. Вот почему нужны покаянные слезы: они омывают нашу греховность, уничтожают нашу самость. А если нет слез, что делать? Некоторые по этой причине откладывают исповедь. Не надо откладывать исповедь, а надо стараться усилить духовный подвиг: утончить пост (особенно духовный), ночью вставать на молитву, иметь мысли о смерти: «А если я до завтра не доживу?», читать чаще Евангелие и другие священные, богодухновенные книги: Псалтирь, Апостола и другие, а также поучения святых отцев Церкви, все время стараться держать в уме Иисусову молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго».

Господь за наше усердие согреет сердце наше, умягчит наше окамененное нечувствие и утвердит сокрушенное чувство.

Исповедь – это и есть подвиг самопринуждения, надо всегда нудить себя на этот подвиг, а не откладывать, не коснеть в грехах. А мы не придаем значения грехам, оправдываем себя тем, что у нас слабая память, забываем грехи, и они остаются нераскаянными.

Чем ярче озаряется душа благодатью, тем яснее она видит свою греховность. Об этом нам никогда не следует забывать.

За каждый день, за каждый час дадим Богу отчет, а многие в свободное время читают романы, неполезные книги и засоряют свою душу.

В свободное время лучше утешить человека скорбящего, бедного, сказать ему доброе слово, навестить больного – а мы безучастны! Прости нас, Господи!

* * *

Душа наша создана по образу и по подобию Божию. Если бы только мы могли представить себе, какое сокровище мы имеем! Ничто для Бога так не дорого, как душа человека! Она является невестой Христовой, и Господь любит ее. Душа бесценна! Это самое драгоценное сокровище, потому что она искуплена самой дорогой ценой – Кровию Господа нашего Иисуса Христа. А мы, возлюбленные, имея такое драгоценное сокровище, не умеем ценить свою душу.

После таинства крещения душа человека делается светлой, ароматной, красивой, любвеобильной, но мы не жалеем ее и, своими пороками омрачаем свою душу, покрываем ее мраком и смрадом. Такая душа уже Богу неприятна, а сатана радуется: «Ага! Я украл у Бога эту душу!» – и тогда душа находится во власти злой силы, а ангел-хранитель отступает от такой души, потому что он не может находиться при человеке, покрывшем душу свою мраком и смрадом. Скорбит и Матерь Божия, видя нашу нераскаянность. А враг все больше навевает ей всякие пороки: гнев, осуждение, блуд, гордость и другие.

А когда мы покаемся и будем иметь твердое намерение больше не возвращаться, как пес на свою блевотину, особенно к осуждению, тогда Господь сделает нашу душу опять светлой, красивой, ароматной и, самое главное, любвеобильной.

Господь радуется, а с Ним все Небо радуется: и Матерь Божия, и ангелы, и все святые радуются! И у нас внутри все делается хорошо, светло и радостно. Пожалеем, возлюбленные, свою душу и не дадим ей погибнуть в вечных муках. Будем нудить себя на борьбу с грехом, на борьбу с темной силой, чтобы наша душа пошла на вечную радость, вечное блаженство!

* * *

Грехов у нас много, а милосердия у Господа – бездна! Когда душа освобождается от грехов, тогда она делается чистой, светлой, благородной.

Однажды я причащал, и вот одна подошла со слезами к Чаше. Вот это ли не обряд! Чистосердечно, с глубоким сокрушением подошла к Чаше!

* * *

Благочестие заключается в том, чтобы не было своеволия, чтобы мы слушали Духа Святого и выполняли то, что нам говорит голос с Неба, что говорит совесть. Понятно?

Встать до восхода солнца – ангелы радуются! Конечно, не все так могут. Некоторые в ночные смены работают – это как исключение, – а вообще, надо прямо сказать, подвиг больше – рано вставать. Вот почему пустынники и простые люди причащаются больше за ранней литургией, а все культурные, интеллигенты, работники ума, которые долго не спят с вечера, например, учителя проверяют тетради, потом некоторые работники так называемого умственного труда, которые там пишут все, и они до 2–3-х часов не спят, а потом уже долго утром спят, так они уже за позднюю приходят. А иногда даже некоторые работники умственного труда приходят тоже за раннюю. Вот я знаю одну – учится и работает, так она, знаете, девица еще и такая благоговейная, так вот она по 3–4 часа спит и старается на раннюю службу прийти. Это считается великий подвиг!

* * *

Добрые дела делать – это не только милостыню подать, ближнего утешить, а прощать всякие обиды, напраслины и молиться за тех, кто нам в тягость, то есть молиться за врагов. Они нам зло делают, напраслину наносят, клевещут на нас, а мы должны любить их и молиться за них.

Вот на меня, например, говорят: «в прелести» ...и чего только не говорят! Сами мне каются... И что же – обижаться? За них только молиться надо, а не обижаться!

Приходишь в келию и молишься: «Господи, умягчи сердца злых человек! Ими же веси судьбами, спаси души восстающих на мя!»

Сказать: «в прелести человек» – это хула на Духа Святого. Если у человека есть недостатки, то он сам за себя ответит, а нам надо только молиться за него и молиться за тех, кто нам в тягость. Надо желать им спасения – это самая большая милость пред Богом.

Ведь и Господу причинили страшные муки, распяли Его, а Он со Креста говорил: «Отче! Не вмени им это во грех: не ведают, что делают». Видите, как поступил Господь! Так и нам надо поступать!

Мы – христиане и должны идти теми путями, которыми шел Христос, а иначе мы будем фальшивые христиане, по названию только христиане, а по делам далеки от Христа.

Значит, надо не только верить в Бога и Промысл Божий, но и делать добрые дела. Милостыню творить от избытка хорошо, а еще лучше от скудости.

Например: если у меня есть 100 рублей, то рубль кому-нибудь дать – для меня ничего не составляет, потому что 99 рублей останется для расхода. Это называется милостыня от избытка.

А если у меня имеется всего один рубль, а до получки надо жить 3 дня и, несмотря на это, я отдаю бедным 60 коп., оставляя себе только на хлеб и соль, то это называется милостыня от скудости: от себя оторвать последнее, даже без хлеба остаться, а ближнего утешить!

Святые отцы так размышляли: «Да как же я могу есть хлеб, соль, воду, да, может быть, еще там суп – первое, второе, а у человека нет даже, на что купить хлеба! Или как я буду есть обед полностью, а ближний просит у меня на хлеб, и я ему откажу? Тогда будет не на пользу то, что я кушаю!» А если кто даст нищему от скудости, то эти хлеб, соль и вода ему больше принесут пользы, чем обильный обед. Понятно?

* * *

Что делать, когда нет добрых дел? Отчаиваться? Нет, не будем отчаиваться! Отчаяние – самый тяжкий грех. Это значит не верить в то, что Господь пришел для того, чтобы спасти нас. Церковь – корабль нашего спасения. Слава Богу, что мы пришли в Церковь. Грехов у нас много, как псалмопевец пишет: «В бездне греховней валяяйся, неисследную милосердия Твоего призываю бездну». А милосердие Божие покрывает всю бездну наших грехов, ибо нет ему предела!

Хоть и нет такой заповеди, против которой бы мы не согрешили, но отчаиваться не будем. Апостол Павел говорит: «Что хочу, то не делаю, а чего не хочу, то делаю» (Рим.7:19). А мы все немощны, спотыкаемся и часто даже падаем, но опять встаем. Потому Господь и дал нам таинство исповеди. Манассия согрешил тяжко, но Господь простил его за покаяние. Мария Египетская, великая грешница, через покаяние сделалась великой святой.

Будем же и мы, возлюбленные, нудить себя на покаяние и делание добрых дел, будем стремиться отвечать своей любовью на любовь Христа!

Вот если все это будем выполнять и никого не осуждать, то Господь не лишит нас Царства Небесного. Царство Небесное – вечная радость, вечное блаженство! Когда у нас на земле все хорошо, то мы испытываем некоторую радость, а когда скорби, болезни, то мы испытываем неприятность, но это только временная скорбь, а там будут вечные скорби и болезни. Ведь вы представляете, будет смерть! А смерть бывает трех родов: первая – когда мы умираем телом, вторая – когда от души нашей отходит благодать, тело живет, а душа мертвая. Вот почему такие люди делаются разбойниками, пьяницами, блудниками. А третья – когда душа переходит на вечные скорби, на вечные мучения, на вечные страдания.

А сейчас помолимся, ибо Господь говорит: «Без Мене не можете творити ничесоже» (Ин.15:5). Если мы не помолимся, то мы и исповедаться не сумеем. Помолиться надо нерассеянно, со смирением – кто может, встанем на коленочки, и тогда Господь хоть наружное смирение увидит наше, услышит нашу молитву, очистит нашу греховность и подаст нам просимое. А если физически не сможете встать на коленочки, то хоть сердечное проявим смирение, мысленно тогда встаньте на коленочки, смиряйтесь мысленно.

Преподобный Серафим Саровский стоял на коленях тысячу дней и тысячу ночей (около трех лет), чтобы победить своего мысленного амалика. Через этот подвиг он получил великую благодатную силу, которой потом врачевал всех людей.

А мы иногда и трех минут не можем постоять: уже устали, коленочки просятся подняться. А почему? Потому что грех легче принимать, чем его выгонять. А выгонять его надо смирением и телесными подвигами.

Так бывает и с телесной болезнью: встанет человек небрежно на сквозняк, постоит минут 10 и простудится, а потом эту болезнь месяцами надо выгонять, а у некоторых болезнь в хроническую форму переходит, так и болеют до смерти. Избави, Господи! Вот так и в духовной жизни бывает.

Сейчас, прежде чем молитву читать, напоминаю вам, что нужно иметь полное примирение со всеми. Прежде всего, я прошу у всех прощения. И вы все простите. Заочно простите, чтобы в сердце не было ни на кого не только зла, но даже огорчения. Иначе исповедь и причастие бывают в суд и осуждение: «В злохудожную душу не внидет благодать» (Прем.1:4), как Писание говорит. Кто имеет огорчение на кого-нибудь, значит, благодать не придет к нему. Избави, Господи! Поэтому и нужно иметь внутри полное примирение со всеми.

Возлюбленные, мы, грешные, пришли на исповедь, и Господь радуется. Мы Его не видим, а Он нас видит. Он является Пастыреначальником для Церкви Небесной и Церкви земной, а священники только как свидетели, как помощники, видимым образом помогают это осуществлять, а невидимо Сам Господь управляет всем. Вот почему такая молитва и читается: «Се, чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое...» Значит, Господь Сам отпускает нам грехи! А батюшка только видимым образом накладывает епитрахиль.

Я своих духовных чад прошу исповедоваться письменно. Когда мы пишем свои грехи, то очищается память и зрение и глубже продумаем свои ошибки. Словесно исповедоваться легче – это как бы прогулка, а написать труднее – это подвиг! Так потрудитесь ради своего спасения. А я в келии потом их прочитаю и еще помолюсь за каждого. А кто неграмотный, пусть тоже сокрушается и кается перед своим крестиком. Так кайтесь: «Господи! Прости меня. Крестом Твоим укрепи меня на борьбу со страстьми! Я согрешила больше всех людей, прости мне мои грехи!» – и мысленно перечисляйте грехи. И все эти грехи я буду отпускать: которые написали, которые напишете и в которых каялись перед своим крестиком. Вернее, не я их буду отпускать, а Сам Господь отпустит, а я только видимым образом буду накладывать епитрахиль: «Да простит Господь Иисус Христос благодатию и щедротами человеколюбия Своего им все грехи».

Иногда с болью в сердце приходится обличать человека. Исповедь – таинство – очищает душу и сердце, а советы мешают исповеди. Вот потому и приходится строго останавливать таких, чтобы не обращали исповедь в осуждение своих близких – пьяниц, безбожников. Все советы должны быть после исповеди. А советы такие должны быть: если тревожит совесть, если на сердце тоска, уныние, отчаяние и т.п. А с другими советами, как, например: «Батюшка, мне вступить в кооператив? Как мне – комнату приобрести? Как мебель – сменить старую на новую?» – к батюшке не обращайтесь. Батюшка молится: «Пошли им, Господи, все полезное для души и тела!» А то некоторые жалуются: «Мой муж пьет, что мне с ним делать? Он меня мучает, мешает мне спасаться, я бы хорошая была, а он мне не дает молиться», – и получается фарисейство. Муж плохой, а я, значит, хорошая! Вот и осудила мужа, а этого на исповеди не должно быть. Вот поэтому приходится строго останавливать таких.

Святые отцы говорят: «Обличай, увещавай, но спасай, возвещай правду, не будь льстецом, соглашателем с нечестием».

Поэтому, возлюбленные, прошу: кайтесь только в своих грехах, а все советы – после исповеди, иначе крупу смешаем со стеклом, и такая крупа уже будет непригодна для употребления. Из такой крупы уже нельзя варить кашу. Советы и беседы на исповеди мешают покаянию. Вы уже не сокрушаетесь о своих грехах, а думаете только о том, как разрешить свои вопросы. Понятно? Поэтому простите за строгость. Лучше пусть человек обидится, чем прогневать Бога и удалить благодать. Исповедь должна быть полноценной. Сейчас только о себе сокрушайтесь, о своих грехах. Ведь Богу не слова нужны, а сокрушение сердца. В псалме говорится: «Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит» (Пс.50:19).

* * *

Молитва – пища для души. Как для тела требуется сон и пища для подкрепления нашей телесной немощи, точно так же и для души требуется пища – молитва. Ни в коем случае нельзя начинать день без молитвы и нельзя ложиться в постель без молитвы. А то некоторые утром встанут, только умоются и скорее бегут на работу, все равно как на пожар! И весь день у них, оказывается, проходит в суете, и все получается шиворот-навыворот. Прости, Господи! И с работы приходят усталые, разбитые, в большом смятении и опять – бух в постель, легли без молитвы.

Вот так делать – не дай Бог! Хоть кратенько, но надо помолиться. Если проспал, то хоть на ходу, в дороге, но надо прочитать молитвы. Особенно надо читать правило Серафима Саровского, это четыре молитвы:

1. «Царю Небесный» – Духа Святого призвать.

2. «Отче наш» – это молитва Господня, Сам Господь так научил молиться апостолов.

3. «Богородице Дево...» – кто читает эту молитву, тому Матерь Божия помогает.

4. «Верую» – Символ веры, где изложены все догматы православной веры.

Враг убегает, когда мы читаем «Верую», а ангел-хранитель приближается, помогает нам, и день проходит благополучно, хорошо.

Это не значит, что мы не должны читать Псалтирь, Евангелие, полные утренние и вечерние молитвы.

Краткое правило Серафима Саровского читается в тех случаях, когда у нас нет времени – по работе, по немощи, по семейным обстоятельствам, если нет возможности помолиться.

Когда я был в Троице-Сергиевой лавре и нес послушание эконома, то было трудно выполнять правило: не было времени (строительство, много разных забот). Приходилось ночи не спать: ляжешь в 3 часа, а в 5 часов вставать надо. Духовного отца спрашиваю:

– Как быть?

А он – архимандрит Вениамин, инспектор духовной академии, – был мудрый и говорил мне:

– Тебе правило: «Господи, помилуй!» на вдох и выдох. «Господи» – вдох и мысленно проведи вертикальную линию креста, «помилуй!» – выдох и опять мысленно проведи горизонтальную линию креста. Таким образом будешь вдыхать свет и любовь, а выдыхать нечестие из сердца, и другие так делают. Значит, с дыханием связуем молитву и освящаемся в то же время мысленным крестом.

Епископ Феофан, когда был в Шамординском монастыре, наблюдал такой случай. Одна монахиня прочитает один псалом да четки протянет – и все, а другая ее выдала. А владыка говорит:

– Она каялась, и Господь ей открыл этот псалом, и вот она этим восстанавливает благодать.

Молиться надо нерассеянно, потому что когда мы молимся рассеянно, то мы тем прогневляем Бога. Рассеянная молитва и дремота в церкви бывают от маловерия и слабой любви к Богу. На молитве надо забыть все вопросы: бытовые, личные, служебные, даже скорби и болезни – все забыть, надо только благодарить Бога, каяться и молиться.

Стоять в храме надо со страхом Божиим и смирением. Ведь храм – это не вокзал, не какой-нибудь простой общественный дом, а это дом молитвы, поэтому нужно чувствовать в нем, что здесь благодатная сила.

Где бы вы ни были: дома, в пути, на работе, что бы вы ни делали: стираете ли, пьете ли, обед ли готовите или на собрание идете – постоянно размышляйте о Господе, творите молитву Иисусову. И тогда куда бы вы ни попадали, вам никто не повредит, ни колдуны, ни чародеи – никто ничего не сможет сделать. В Священном Писании говорится: «Аще и во ад сниду, если Ты, Господи, со мною – не убоится сердце мое!»

Значит, где бы мы ни были, если мы с Господом, если не потеряли молитву, то не страшны нам ни колдуны, ни чародеи – никто! Понятно? А мы иногда боимся! А почему боимся? Потому что забыли держать на устах и в уме молитву: Иисусову молитву, или «Богородицу», или другую какую молитву, или просто размышлять о Боге. Например: «Вот, Господь здесь... Я стою у станка, работаю, а около меня Господь! Он здесь и везде присутствует... Ведь Господь ближе к нам, чем рубашка на теле!» и прочее.

Преподобный Серафим Саровский так учил своих чад:

«До обеда надо читать Иисусову молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго», – а после обеда с добавлением «Богородицею»: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, Богородицею помилуй нас».

Старайтесь, возлюбленные, нудите себя на непрестанную молитву!

Если мы будем читать утром и вечером правило преподобного Серафима Саровского, то есть «Царю Небесный» – 1 раз, «Отче наш» – 3 раза, «Богородице Дево...» – 3 раза и «Верую» 1 раз, целовать крестик и утром и вечером и никого не осуждать, то, как говорят святые отцы, в том числе и преподобный Серафим Саровский (ему было откровение), даже за такое маленькое правило Господь не лишит нас Царства Небесного. Видите, как Господь к нам милостив и снисходителен, как Он нас любит! И нам надо Ему тоже ответить любовью, то есть надо не только покаяться, но и исправить свою греховную жизнь.

Старайтесь выполнять это основное правило: никого не осуждать, крестик целовать, с молитвой начинать день, чтобы день был молитвенным, с молитвой ложиться в постель. Тогда вы не будете одержимы, и не будет у вас помыслов хульных и блудных. Целуй свой крестик пять раз в честь пяти язв Господа. Обычно мы один раз целуем, а кто особенно чувствует угрызение совести за нерадение, тот должен целовать пять раз, и Великим постом до Пасхи надо тоже по пять раз целовать крестик за каждого человека.

Один святитель, когда целовал свой крестик, такую молитву творил: «Пролей, Господи, каплю Святейшей Твоей Крови в мое сердце, иссохшее от страстей и грехов, и нечистот душевных и телесных». А вы эту молитву не знаете, так Иисусову молитву читайте или: «Крестом Твоим, Господи, очисти меня!»

Это наш минимум православного христианского делания, и за это Господь не лишит нас Царства Небесного.

* * *

Крест – это не только знак христианина, а оружие, которое отражает злую силу. Вот сегодня, например, подходит к Кресту одержимая и никак не может поцеловать его и к мощам не может подойти, потому что внутри у нее: в характере, в совести, в сердце – везде вражеская сила, и она не допускает человека к святыне. А мы тоже бываем одержимые, когда гневаемся, раздражаемся, осуждаем. Все это – одержимость.

Что же нам делать? Помните, я вам говорил, что если только будете читать канон Кресту (15–20 минут затратите времени) и будете целовать свой крестик с Иисусовой молитвой: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго, освети меня светом Креста Твоего, удали от меня эту нечистую силу, которая меня мучает», то этот свет проникнет в вашу совесть, сердце, душу, характер и вытеснит злую силу – одержимость и, по неотступности, через 2–3 месяца самый одержимый человек может стать здоровым.

Таким же способом мы можем предохранить себя от одержимости, хотя бы и 20 чародеев над нами работали, ничего они не смогут сделать, и одержимости у нас не будет. Вот какая сила Креста Господня! Верьте, возлюбленные, если будем целовать крестик и каяться перед ним, то все спасемся. Лучи света и любви проникнут в наш характер, в совесть, в душу, исчезнет всякая нечистота. Как черви погибают от солнечных лучей, так погибают страсти наши, когда мы каемся перед крестиком. Господь Крестом Своим изведет нас из сатанинских сетей и поставит в число Своих друзей.

* * *

Сектанты говорят, что Крест – оружие позорной смерти. Зачем же его почитать? А христиане чествуют Крест Христов и считают его орудием спасения. Крест нам дан при крещении, и мы никогда не должны расставаться с ним и забывать о нем.

Господь во время крестных страданий оставил на Кресте свет и любовь, поэтому от Креста излучаются лучи благодатного света и Божественной любви, потому что Бог есть Свет и Любовь. Эти следы света и любви Он оставил на Кресте: «Я свет миру», «Бог любы есть».

Благодатный свет, от Креста исходящий, жжет злобную, темную силу, а любовь всех объемлет – Бога и ближних. Поэтому когда мы носим крестик и целуем его с любовью, мы освящаем себя и наружно и внутренне.

Человек, который носит крестик, молится перед ним и целует его, делается освященным, любвеобильным, благодатным. Для окружающих он становится приятным. О таком человеке обычно говорят: «Какой симпатичный человек!» А мы носим крестик на шее, как на вешалке, забывая о нем, а некоторые даже и совсем не носят. Избави нас, Господи!

Надо не только носить крестик, но и целовать его. Утром, как только открыли глаза, надо сейчас же поцеловать крестик с молитвой Иисусовой или с молитвой: «Господи, Крестом Твоим освяти и огради меня! Силою Креста Твоего изглади мои грехи и укрепи меня!» Он освящает нас, и вражеская сила удаляется от нас, мрак и смрад уходят, и тогда мы пребываем во свете. А когда мы бываем во тьме, ощупью идем и делаем большие ошибки, большие грехи: гневаемся, раздражаемся, завидуем, осуждаем.

Если мы поцелуем крестик утром да еще помолимся, получим благословение на день, то день пройдет гладко, спокойно, и все будет хорошо. Враг старается нам всюду повредить, даже ночью, когда мы спим. Враг не спит, он подступает к нам и искушает нас днем и ночью, поэтому во сне бывают всякие неприятности, сны нехорошие, ночь бывает тревожная, часто бессонная. Это все вражеская сила делает. Господь это попускает, потому что на ночь не домолились, не поцеловали крестик. Так что на ночь тоже надо целовать крестик и молиться, тогда ночь пройдет спокойно.

Итак, возлюбленные, Крест – основа, фундамент нашего спасения, поэтому не будем о нем забывать. Надо правильно изображать на себе крестное знамение, когда мы молимся.

* * *

Если мы имеем родственников или близких, которые страдают одержимостью, и если мы будем молиться за них, будем ежедневно целовать за них свой крестик, то облегчим их состояние. Бывает, например, муж неверующий, или сын, или дочь – это тоже называется одержимостью, потому что они одержимы духом неверия. Если мы будем за них молиться, будем за них целовать крестик со словами: «Господи, и меня спаси и спаси мою дочь, мужа», то наше сердце, которое сделается светлым от лучей благодатного света, исходящих от креста, подаст их сердцу весть. Благодатные лучи от нашего сердца пойдут к их сердцу, за кого мы молимся, и наши ближние в несколько месяцев станут совсем неузнаваемыми, и какой бы ни был, как говорят, «неисправимый» человек: пьяница, блудник, сквернослов – смотришь, потом исправляется, делается хорошим. Сколько таких случаев! Говорят: «Неисправимый человек, потерял совесть, уж ничего с ним не сделаешь», а он потом перерождается.

Была такая 18-летняя христианка Иустиния. Она за чародея помолилась, за Киприана. Этот чародей был другом сатаны. Он вредил Церкви, вредил людям. И вот, по молитвам Иустинии, он вместо друга сатаны сделался потом другом Божиим: принял крещение – христианство, потом стал священником, епископом и даже стал святым – священномученик Киприан. Вот что делает молитва! Видите, сердце сердцу весть подает. Она целовала крестик и молилась так: «Господи, ты же видишь – человек он! Он не корова, не лошадка, а он образ Божий! Хоть он и чародей, но он ведь человек. Спаси же его, это разумное существо!»

И от ее сердечка благодать Божественной любви коснулась этого чародея, он покаялся и отошел от своего нечестивого дела. А потом он открыл людям тайны злой силы, то есть какие каверзы делает сатана для того, чтобы погубить душу человека. И даже есть такая молитва священномученика Киприана от чародейства. О, какая молитва сильная!

Вот, возлюбленные, как нам надо спасать свою душу и душу ближнего, а главное тех, которые особенно нуждаются в наших молитвах, потому что они сами молиться не могут. Чародей Киприан не мог за себя молиться, а когда Иустиния – девушка хрупкая, нежная, кажется, ну что там! А она имела силу дерзновения! Помолилась и тем спасла душу чародея. И мы должны следовать ее примеру.

А мы обычно бываем, как язычники, – любим тех, которые нам приятны: родственников, близких, особенно которые нам помогают, а кто пьяница, блудник, о тех думаем: «Э, басурман!.. Да что за него молиться! Он потерял совесть!..» – отворачиваемся и уходим. Избави, Господи! Мы не должны с ними принимать участие в пьянстве, распутстве, в их пороках, но молиться за таких, пожалеть их души, быть сострадательными к ним и желать им спасения – это наша христианская обязанность! Они делают пороки, может быть, даже несознательно, может быть, сами не желают этого, но их враг принуждает, и эти люди потом исправляются.

Мы называемся христианами, то есть последователями Христа. Христос за нас пострадал даже до смерти – смерти же крестной, и мы должны идти таким же путем. Если нам будут какие-либо принуждения делать, насмешки, притеснения, если даже будут угрожать смертью, все равно мы не должны отказываться от Христа. А мы, оказывается, только на словах христиане: все чего-то боимся! Боимся показать, что мы веруем в Бога, стыдимся пойти в храм: «А что подумают на работе? Меня могут уволить!» Значит, мы христиане неполноценные. Это и называется ложный стыд, ложный страх. Избави нас, Господи!

Если я задам вопрос: «Вы крещеные?» – вы скажете: «Да, мы крещеные». Крестились вы в Православной Церкви, то есть все вы крещены в христианской православной вере. Есть еще вера католическая, лютеранская и другие. А православная вера – это вера апостольская, как апостолы научили, так мы и идем по их стопам, не изменяя их догматическое учение, чему их научил Сам Христос. Понятно вам?

Так вот, крещение-то вы приняли, а если спросить вас: «Выполняете ли вы те обеты, которые должны выполнять как православные христиане», – то вы все скажете: «Грешны!» Правда, грешны! А обеты надо выполнять! Надо верить в Бога, твердо и бесстрашно стоять в своей вере. А то мы так верим: «в церковь хожу, дома молюсь» – и как будто верит в Бога! А когда при испытании спросят: «А ты верующая? Если верующая, то тебя сошлем... или с работы уволим!..» – «Нет! Я ж в церковь хожу так просто, ради того, чтобы посмотреть».

Вот и готово, отказался человек от своей веры. Вот какие мы бываем верующие! Значит, в труднейший испытательный момент мы, оказывается, трусим, а трусливые Царства Божия не наследуют. Надо отбросить ложный стыд, ложный страх и исповедовать христианскую веру до смерти. А у нас не хватает этой твердости. Вот Господь и посылает нам испытание, чтобы мы исповедовали свою христианскую веру. Нам нужно этому только радоваться. Слава Богу! Господь очищает нас для того, чтобы потом чистыми пойти в Царство Небесное, ибо ничто нечистое туда не может войти! А то некоторые спрашивают: «Что же нам делать? Скрыться куда-нибудь от переписи?» Наоборот! Надо исповедать свою веру! Слава Богу! Самому не надо напрашиваться, а если тебя будут спрашивать, то не отказывайся. Мудрые люди с крестиком и в баню ходят (вдруг что случится), а в бане, большей частью, бывают неверующие, поэтому крестик им приходится держать за щекой.

Крестик можно носить и тайно, не на шее, но это как исключение. А так вообще надо носить крестик на цепочке, на тесемочке. Почему? Потому что молиться – хорошо, но выше всего – исповедовать Христа Сыном Божиим и носить крестик, не боясь, не стесняясь. Пусть смеются! Но зато это высокая добродетель! Она ведет в Царство Небесное!

* * *

Возлюбленные! Не расставайтесь с крестиком! Когда воины шли в поход, они зашивали себе крестики в одежду и за то имели великую помощь от Бога! Вы слышали: был отряд в окружении, разбили всех, а один спасся чудом. Из большого отряда один человек спасся: крестик был с ним! И вот крест помог! Вот какую силу имеет крест!

Я вам рассказывал, как мне пришлось быть в Грузии. Там есть такая запись: девица Тамара, царица Грузинская, была очень нежная и красивая. Воспылал страстью к ней персидский царь-вдовец. Он замыслил: «Я предложу ей, чтобы она была моей женой, а если откажется, то я разобью всю Грузию и ее возьму в плен. Все равно она будет моей женой, потому что у нее малочисленное войско».

Когда он послал послов, она сказала им: «Я христианка, а он язычник, поэтому я не могу быть его женой. Я невеста Христова! А что касается угрозы, что он разобьет Грузию своим многочисленным войском, то пускай знает, что равноапостольная Нина пришла в Грузию и принесла крест из виноградных лоз, этот крест и возьму с собой и его силой разобью со своим малочисленным войском его огромное войско». Получил он такой ответ и думает: «Вот наивная девчушка! Говорит, что крест... Да что она этим крестом сделает?»

Собрал он огромное полчище, превышающее грузинское войско в несколько раз, и выступил, чтобы разбить Грузию и взять в плен царицу Тамару. Но она не испугалась: она верила в силу Креста, она знала, что Крест победит. Обращаясь к войску, она сказала: «Наше войско малочисленно, но верьте в силу Креста! Я впереди буду идти с Крестом! А для того, чтобы этот Крест нести благоговейно, со страхом Божиим, я буду идти босыми ногами. Как Христос – падал под этим Крестом, а нес!»

И она сняла свои сандалеты. Нежные девичьи босые ноги шли по каменистому пути. Кровь сочилась из ног... Она изнемогала, но шла впереди войска и говорила: «За мной. С нами Крест!» И разбили персидское войско силою Креста! Она одержала победу, потому что не усомнилась в силе Креста, А мы часто сомневаемся в этой силе. Прости нас, Господи!

* * *

Все добродетели хороши: молиться, поститься, бдения совершать, милостыню творить – все это хорошо, но выше всего исповедовать Господа Иисуса Христа Сыном Божиим. Нашлись такие клеветники, которые говорили, что Иисус Христос – великий пророк. Это ересь!

Мы, православные христиане, исповедуем, что Господь Иисус Христос – Сын Божий, как и апостол Петр исповедовал. Избави, Господи, если какие-нибудь сектанты вам будут говорить, что Господь Иисус Христос не Сын Божий. Вы сейчас же удаляйтесь от них и в рассуждения с ними не вступайте. За них только надо молиться. А мы исповедуем, что Господь Иисус Христос – Сын Божий!

* * *

Очень важное правило, которого мы должны всегда придерживаться: не строить своего личного счастья на несчастье другого. Бывают такие случаи, конечно, по неведению, а делают большие ошибки.

Вот, например: две подруги хорошо живут, радуются, и вдруг появляется трещина между ними... Молодой человек стал ухаживать за одной из них. Другой стало завидно, и она решила увлечь этого молодого человека. Начинает ему симпатизировать, прилагает хитрость, ловкость и... что же? Положение изменилось! Он отходит от первой, за которой вначале ухаживал, которой уже намеревался сделать предложение, и переходит к другой. А эта радуется и думает: «Вот я теперь ему создам счастье!» И старается создавать ему все объективные и субъективные условия, он привыкает к ней и... доволен! А та, первая, проклинает свою подругу: «Отняла у меня любимого, отняла у меня жизнь! Лучше мне покончить с собой!..»

Спрашивается, спасется ли такой человек, как эта, вторая, которая построила свое счастье на несчастье своей подруги? Нет!

А на него потом тоже напала такая тоска! Он думает: «Пойду в церковь, помолюсь, запишу себя на 40 дней».

Но такую молитву Господь не примет, пока не вернешь то, что ты отнял от человека, – душевный мир и покой. Надо искупить свой грех! Да и, спрашивается, может ли такой человек быть постоянным? Ведь он обещал вначале то-то и то-то, а потом изменил. Такой человек и другому не создаст счастья!

Есть такой рассказ.

Наступает неприятель на город. Город с малым количеством людей обороняется. И вот большое войско язычников не может взять город. А один изменник решил: я пущу стрелу и укажу, где имеется водный источник. Если этот источник неприятель перекроет, то они легко возьмут город, а меня за это наградят.

И вот изменник взял бумагу, указал в ней, где находится источник воды для города, и пустил стрелу в сторону неприятеля. Узнав такое важное сообщение, осаждающие немедленно приступили к действию. Они перекрыли этот питатель воды (а без воды жить невозможно!), и город вынужден был сдаться... Сдались. Вошел неприятель в город. Приходит к ним изменник и говорит:

– Это я вам пустил стрелу! Если бы я этого не сделал, то вам бы долго не взять этого города.

– Да... хорошо, хорошо! Так это ты пустил стрелу?

– Да!

– Так это ты изменил своим людям? Так ты же и нам изменишь! Расстрелять его сейчас же! Этот человек не может быть полноценным. Если он изменил хоть одному, значит, он нечестный. Такого человека общество не должно иметь!

И его взяли и уничтожили.

Вот видите, как язычники поступили с таким человеком, который не имел благородства, не имел правды внутри себя. А мы часто смотрим и думаем, что этот человек нам счастье создаст. Да никогда такой человек не создаст счастье!

Плохо делают те люди, которые необдуманно идут на такие вещи и которые не задумываются: «А что же будет там, в вечности? Не придется ли мне страдать за того человека, которому я сделаю неприятность?»

Самое главное в нашей христианской жизни – это никого не осуждать и не строить своего благополучия на несчастье другого – и тогда мы все спасемся!

* * *

Мы – православные христиане, то есть мы правильно исповедуем Христову веру. Есть и другие христиане: евангелисты, лютеране, баптисты, католики, штундисты, но они изменили догматы по-своему. А мы веруем, как апостолы научили, то есть правильно веруем.

Верить в Бога вы верите, раз в Церковь пришли, а вот в Промысл Божий не твердо верите, потому что ропщете, унываете, отчаиваетесь, когда вам приходится переживать скорби, болезни, напраслины, клеветы, а ведь это бальзам для нашей души. Как лекарство – хотя оно и горькое бывает, хотя бывает и очень острое, но если мы его выпили или помазали какую-либо ранку, то болезнь быстро проходит. Так и наша душа: она вся в ранах от грехов, она в смраде и мраке, ее нужно очистить. Чем?

Господь, любя нас, посылает скорби, болезни, напраслины, клеветы – это крест внутренний, и мы должны нести его благодушно, потому что Господь сказал: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф.16:24); и еще: «Кто не берет креста своего, и идет за Мною, не может быть Моим учеником» (Лк.14:27). Все это посылается для нашего спасения.

Для тела это трудно, а для души спасительно, и тогда, оказывается, мы очищаемся от грехов и возвращаемся к свету и любви и Господь радуется. А мы это забываем, поэтому ропщем, гневаемся, завидуем друг другу, огорчаемся. В Бога веруем, а в Промысл Божий не верим. А если не будем благодушно переносить скорби и болезни, врачующие душу, то с больной душой не попадем в Царство Небесное. В Евангелии есть притча о пшенице и плевелах. В этой притче господин повелевает жнецам пшеницу отсеять и убрать в житницу, а плевелы сожечь. Добрая пшеница – это те глубоко верующие люди, которые не боятся никаких испытаний, а плевелы – люди со слабой верой и со слабой волей, которые при малейших испытаниях трусят. Избави, Господи!

* * *

В житии святителя Тихона Задонского описан такой случай.

Однажды владыка сказал хорошую проповедь, и послушник его похвалил за эту проповедь. Владыка, чтобы не потщеславиться, строго предупредил послушника словами: «Ты меня губишь..!» А когда пришел к себе в келию, то помыслил о себе: «Может быть, действительно, Бог помог мне и я хорошо сказал свое слово. Зачем же я так обидел послушника?» На другой день пошел он в церковь, а одна юродивая встретила его на паперти и ударила по щеке. При этом она сказала ему: «Не гордись».

Владыка поблагодарил ее, дал ей в награду монету и приказал ежедневно старосте давать ей по 15 копеек. Послушнику же своему владыка сказал: «Хочу, чтобы и ты спасся. Вот тебе 50 рублей. Иди странствовать на год, и если кто тебя оскорбит, обидит, давай им по 15 копеек!»

А в то время 15 копеек были большие деньги. Послушник ушел и делал так, как благословил владыка. Когда все деньги раздал, вернулся опять к владыке. – А теперь иди в монастырь и делай так же, как в миру, – сказал владыка, – радуйся обидам и напраслинам. – А в монастыре столько было к нему зависти, столько ему наносили обид, насмешек.

– Вот святоша пришел! – смеялись над ним. А он все улыбался, благодарил Бога и радовался. Однажды вызывает его игумен к себе и спрашивает:

– Что ты всегда радуешься? Тебя так оскорбляют, обижают, а ты радуешься?

– Да как же мне не радоваться? Раньше я деньги платил обидчикам, а теперь мне бесплатно дают бальзам!

Вот и нам надо так делать. А мы все обижаемся на всякую обиду, забываем молиться за своих обидчиков, потому и не получаем того целительного бальзама, от которого душа радуется и торжествует победу над врагом спасения. Старайтесь, чтобы в душе у вас не было даже огорчения. А то говорят: «Нет, батюшка, у меня ничего нет на нее, никакого зла», – а встречаться глазами не могут. Другой раз не надо и слов говорить, а стоит только ласково посмотреть, и все станет ясно – внутри душевный мир.

А кто на нас особенно восстает, помолиться за таких надо и уклоняться от всяких столкновений с ними: «Уклонися от зла, и сотвори благо» (Пс.33:15). За своего обидчика надо даже крестик целовать и надо молиться такими словами: «Господи, Крестом Твоим удали от меня страсть неприязни, помоги мне полюбить своего обидчика. Спаси меня его святыми молитвами». А сердце сердцу весть подает, и он почувствует это. Цель – вытеснить из сердца злую силу.

Сразу нельзя сделаться святым. Духовно расти надо постепенно – идти от силы к силе. Мария Египетская много лет каялась в пустыне. Вот и нам приходится нудить себя искоренять страсти и насаждать добродетели иногда годами. Соблазну надлежит быть, но горе тому, кто на соблазн наводит, горе тому, кто наносит огорчение ближнему: последствия их дел будут подобны Иродовым.

В конце прошлого столетия жила игумения Таисия. Она была в большом смущении, когда пришла в монастырь. Она думала: «Зачем эти скорби и болезни? В здоровом теле – здоровый дух, а со скорбным, сжатым сердцем трудно молиться, да и молитва уже не та». Явился ей святитель Николай, привел ее ко Кресту и говорит: «Ты видишь, как Господь скорбел и страдал? Вот и мученица Параскева (рядом висит образ ее) свою жизнь молодую отдала за Христа!» И нам ради того, чтобы очиститься от самоцена, гордости, зависти и других страстей, посылаются скорби и болезни, чтобы мы шли от силы к силе, шли к святости. А потом Господь испытывает душу: кого любит, того и наказует.

Скорби, болезни, напраслины – это благость Божия (как говорят: гостинцы из рая), поэтому, возлюбленные, не огорчайтесь, не допускайте ропота при этих испытаниях. Тем более нельзя допускать отчаяния. Матерь Божия терпела большие скорби, но Она безропотно все переносила, и Господь вознаградил Ее – сделал Царицей неба и земли! Читайте молитву «Взбранной Воеводе», чтобы удалить из сердца злую силу.

Поражаешься, как любит нас Святая Церковь! Как любит нас Господь и Божия Матерь! Сейчас наступили такие дни – все постные, постные, все печальные, печальные. А вчера вы слышали, как бодро, весело (это называется в мажоре) читали акафист Божией Матери. Священнослужители 4 раза выходили из алтаря. Это значит – чтобы поднять дух! – что с нами ведь Божия Матерь! А если с нами Божия Матерь, то ничего не страшно! Никакие подвиги нас не могут утомить! Наоборот, пост и молитва побеждают вражескую силу! Великий пост приближается к концу, еще немножко, и наступит Пасха, уже можно будет вкушать и скоромную пищу.

Праздник Похвалы Пресвятыя Богородицы – это не двунадесятый праздник, но считается великим праздником. В его истории прославляется замечательное событие: сарацины напали на Константинополь, на большой греческий город-столицу, значит, на православное христианство. Тысячи кораблей наступали с моря. Они хотели разбить, уничтожить христианство. Сарацины были язычники, у них было многочисленное войско. Бедные греки думают: «Что же нам теперь делать?» Взяли они ризу Божией Матери, которую Она оставила на земле, опустили ее в море и говорят: «Матерь Божия! Ты Сама справься с противником!» И вдруг как поднялась буря! Как поднялась буря! Корабли вражеские начали тонуть один за другим. Враги видят такое положение, скорее снялись с якоря и ушли в море. Видите, как Божия Матерь управилась! Без кровопролития, без ничего! А то надо было бы отражать, стрелять, бить... А тут Матерь Божия Сама все сделала!

Церковь установила воздавать честь (похвалу) Божией Матери в Великий пост. Вот почему вчерашний день так торжественно прославляли Божию Матерь! Это один праздник для нас сегодня. А второй праздник, когда мы приступаем к Причастию, когда мы достойно поисповедуемся и причастимся Святых Христовых Таин.

* * *

Одному снится такой сон: совершается над ним суд. Он страшно трепещет, что его осудят на мучения. А ангел-хранитель ему шепчет:

– Не бойся, тебе будет хорошо.

Он спрашивает ангела-хранителя:

– Откуда ты знаешь?

Ангел отвечает ему:

– Потому что Матерь Божия приближается к Престолу, а она-то уж умолит за тебя! Ты Ее чтил, Ей молился и всегда просил Ее.

В великой радости он проснулся и еще больше стал почитать Божию Матерь.

Вот и мы будем стараться всегда прибегать к Матери Божией в надежде на Ее помощь, и мы не обманемся!

Многие выполняют Богородичное правило – это 150 молитв «Богородице Дево, радуйся» надо прочитать за сутки. Еще когда-то Сама Матерь Божия сказала:

– На земле Я прошла 15 этапов земной жизни. И кто будет эти 15 этапов вспоминать с десятком «Богородице...», тому Я помогу во всем.

Это значит: в семейной жизни, в служебной жизни и в личной жизни, в скорбях и болезнях. И вот, если 10 умножить на 15, то получится 150 молитв.

Когда к Серафиму Саровскому приходили, то он говорил: «Пройдите вокруг монастыря по канавке и там по четкам протяните 150 раз «Богородице Дево, радуйся». И когда они это выполнят, тогда он дает им водички и говорит: «Матерь Божия вас исцеляет. Матерь Божия вас от скорбей избавляет».

И все получали помощь и исцеление! И наказывал, чтобы дома продолжали это правило выполнять.

Богородичное правило можно читать и на ходу, и лежа, и сидя, без поклонов, только читать:

– Богородице Дево, радуйся! Благодатная Марие, Господь с Тобою, благословена Ты в женах и благословен Плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших.

Я проверял, сколько для этого уйдет времени. Вот, когда встанешь перед иконами и читаешь без поклонов, то 50–55 минут, не больше! Так что из 24 часов можно выделить это время! Правда? Но зато какая, оказывается, великая сила в этом! Какая великая помощь в борьбе со злой силой! Вот к Успению многие это правило уже выполняют. И вам желаю, кто может, читать 150 раз «Богородицу» хоть сидя, хоть лежа, хоть на ходу. А некоторые так делают: 50 молитв прочитают утром, 50 – в обед, 50 – вечером или по 30 молитв 5 раз. Лишь бы только в сутки 150 раз прочитать «Богородице Дево, радуйся»... Понятно?

А мы в этом грешны: и нерадивы, и ленивы. А ведь лень – мать всех пороков, молитва – мать всех добродетелей!

* * *

Знаете ли вы, что такое – спасительный путь? Он узкий, тернистый, скорбный, трудный, но зато потом будет вечная радость, вечное блаженство! Если мы не будем удаляться от тернистого пути, то уже здесь, на земле, будем, как ангелы! Наша плоть уже здесь делается бесстрастною, и мы становимся, как ангелы бесплотные. Ведь когда вы смотрите на какой-нибудь красивый букет... Вот мне однажды принесли огромный букет цветов! Идут отроковицы, вот такие, и несут букет:

– Батюшка, вот вам букет!

– А как вы на Святую Гору прошли? Кто вас пустил?

– Нас ангел провел!

Что ты скажешь! Я говорю:

– Очень хорошо!

Взял этот букет, посмотрел на отроковиц – такие они благочестивые девочки! Посмотрел на букет и думаю: «Дай Бог, чтобы, как этот красивый букет, так же чистые чувства возбуждала краса девичья у всех молодых людей, чтобы молодежь не прельщалась красотой: мужчины – женской, а женщины – мужской. Красота человеческая – создание Божие, как и эти цветы! Так дай Бог, чтобы они смотрели на нее без похотной страсти!»

Искренно скажу вам, что если Господь коснется человека Своею благодатью, то у этого человека, когда он будет смотреть на красивых мужчин или женщин, будет возбуждаться радость, как от этого букета, не будет похотной страсти. Понятно вам?

Дай Бог усвоить вам самое главное!

* * *

Вот видите, возлюбленные, какую книжку я приготовил: «Достоинство девства». Некоторым девицам можно будет дать ее почитать. Там описывается, что такое девство. О, какая это великая добродетель! Девство сравнивается с монашеством. Монашество можно иметь и в миру.

Одна девица, и благочестивая девица, а не могла носить длинное платье: стыдно ей было ото всех отличаться, то есть носить платье не по моде. А теперь, слава Богу, носит уже длинное.

– Ну как, ты привыкла? Теперь уже не стыдно в длинном ходить?

– Нет!

– Вот, с Божией помощью, укрепилось благочестивое рассуждение. Слава Богу!

А то еще девицы носят такие нескромные прически... брови, ресницы подкрашивают. Избави, Господи! Это как бы критикует Божественное создание: Бог создал так, а мы по-своему сделаем. Кто в этом повинен, тому надо опомниться и свою волю постараться отбросить. Эта воля, как говорят, доведет до неволи. Враг так хитро подходит! Он хочет овладеть душой, взять ее в свой плен. А мы часто этого не понимаем и идем на поводу у злой силы. Избави, Господи, подражать моде! Что такое мода? Здесь мудрость: читайте это слово в обратную сторону, получается – адом, значит, жить адом, то есть с бесами, с вражией силой...

Помоги нам, Господи, не попадать в этот бесовский плен!

А то одна приехала из другого города и докладывает, что она старую мебель свою вынесла на улицу для общего пользования: кто хочет, тот пусть и берет! Никому, оказывается, не нужна такая мебель, все приобрели себе новую, модную. Вот до чего дело доходит! А ведь как надо рассуждать? Что имеешь – слава Богу! Нужно думать только о том, сколько можно было бы сделать добрых дел на эти средства, которые мы тратим в погоне за модой.

* * *

Вот одна девушка согрешила и в интересном таком положении не знала, что делать. А подруга ее уговаривала:

– Ты приезжай ко мне, поживешь у меня, сделаешь аборт, и никто знать не будет. И тогда все в порядке, и дело с концом!

Так она и сделала. Приехала она к подруге. Но совесть ее все время мучает, и она все думает: «Что же мне делать?» А кто-то пришел и говорит:

– Здесь есть очень хороший старец, помогает молитвой, помогает советом. Сходи к нему.

Она и думает: «Пойду я все-таки к старцу». Приходит к старцу, рассказала ему:

– Вот такое мое положение. Мне стыдно, родители меня из дома выгонят, если узнают, что ребенка я имею. А этого человека я не хочу выдавать, потому что он тоже пострадает. Поэтому я хочу сделать аборт.

– Хорошо, хорошо, – говорит старец, – только имей в виду, ты сделай так все-таки: роди ребенка. Роди ребенка, а когда родишь, то возьми его на руки, прижми к груди и скажи: «Ну, теперь мне стыдно родителей, и... я тебя должна бросить в речку!» Подумай!

– Ну, хорошо! Так и сделаю!

Так она и сделала: родила ребенка, прижала его к груди... О-о! Как загорелась у нее материнская христианская любовь!

– Пускай будут какие угодно трудности... Бог поможет! Но я ни за что этого не сделаю!

И вот Господь и Матерь Божия помогли ради любви к ребенку: и люди помогли, и родители ей простили, и все было хорошо!

Делать аборт нельзя! Кто делает аборт, тот согрешает больше самого жестокосердного разбойника! Разбойник убивает чужих людей, да еще с корыстной целью, с целью грабежа. А туг мать убивает своего же ребенка, да еще душу, не облеченную телом! Это не дай Бог! Раньше на двадцать пять лет отлучали от Причастия за это!

А если так уже складывается – шесть лет. Вот, видите, какие строгости! Не дай Бог! А потом, надо прямо сказать, Бог поруган не бывает! Женщина, которая сделала 1–2 аборта, получает возмездие через болезни. У нее появляются рано или поздно женские всякие неприятности, болезни. Боже мой, как это неприятно!

Вы уж меня извините! Мы, монахи, не должны об этом и думать и говорить, но предупредить грех нужно, как учит Святая Церковь.

– Поэтому, деточка, я тебе советую, перенеси это, а Господь поможет! Хорошо? Поможет! Хорошо, помолимся!

– Только дома нет, на квартире...

– Ничего, вот тут приехали без ничего, и постепенно все устроилось, и живут. Даже теперь на работу устроилась, а то была в таком состоянии... И мать, и сестра восстали на нее. А сейчас, слава Богу! То, что невозможно у людей, у Бога все возможно! Только надо верить! Так и ты.

– Никак не можем дом купить, помолитесь, батюшка!

– Так у тебя еще и деньги есть? О, так жить можно! Отслужи молебен мученику Трифону. Он имеет такую благодать! Поможет устроиться на работу и найти жилище. Отслужи! Хорошо?

Есть такое творение святителя Димитрия Ростовского – «Поклонение Пяти Язвам». Вот хорошо почитать. И еще читай так: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешную: я сделала аборты (или еще какие там грехи)» и 5 раз поцелуй свой крестик.

* * *

Надо гасить плотскую страсть. Многие семейные идут благочестивым путем: пожили в молодости, ради потомства, а потом живут, как брат с сестрой. Просить надо у Господа: «Духом Святым измени, Господи, во мне токи страстей». Нужно дать твердое обещание Господу не делать больше этого, то есть нужно гасить в себе похоть плотскую.

В семье, если жена верующая, то вся семья спасется. Вот как одна отучила мужа пить и буянить. Приходит он пьяный и начинает бить посуду. А потом трезвый оправдывается: «Это меня враг научил». Однажды приходит он опять пьяный, а жена как начала все бросать, посуду бить и его избила. Тогда муж сразу как бы отрезвел и говорит ей:

– Что ты делаешь?

А она ему говорит:

– Это враг меня научил!

После этого он перестал пить и буянить.

В одной семье муж увлекся картежной игрой и все стал проигрывать. А жена его все пилит и пилит, и он с горя запил.

А в другой семье при таком же положении жена, наоборот, поддержала мужа:

– Да что это? Это же все прах, все это нажитое!

А сама она так молилась за него: и в церкви подавала записочки, и дома по ночам молилась, и нищим подавала – просила их помолиться за него. Муж устыдился, пришел в себя, и все кончилось благополучно.

Некоторые, выполняя форму, часто постятся до самоубийства. А ведь пост нужен особенно тогда, когда обуревают плотские страсти, когда избыток телесной энергии или тучность, а когда человек в немощи, в болезни, то, наоборот, надо подкрепиться пищей. Афонские старцы благословляли даже в таких случаях подкрепиться крепким мясным бульоном. А лучше всего упражняться в воздержании языка и не допускать тщеславия: этот духовный пост выше телесного, то есть выше воздержания в пище.

В здоровом теле – здоровый дух! Один монах имел Такое внушение: «Если бы я покушал мясного, то я бы восстановил силы». Такие мысли свои он открыл игумену, а игумен говорит: «А ты правильно рассуждаешь. Сделай себе крепкий бульон и подкрепись». Он так сделал и поправился, силы телесные восстановились. А потом он уже стал наверстывать! Вот какая великая добродетель – рассуждение!

* * *

Знайте и помните о Правосудии Божием: ничего не проходит безнаказанным. Вот такой пример: вы идете по саду, и вам захотелось посидеть, не проверили и сели на скамейку. А скамейка была только что окрашена и не успела просохнуть. Вы измазали хороший костюм. Хорошо это? Плохо! А почему плохо? По вашему нерадению! Надо было прежде проверить, а потом сесть.

Точно так же и совесть подсказывает нам: «Проверь! Этот поступок нехороший, ты осуждаешь человека, остановись!» А мы не слушаем совести и грязним душу больше, чем костюм краской. И получаются на душе пятна. Костюм можно отчистить или другой купить, а душу другую не купишь, она у нас одна – одна совесть и одна душа. Ее нужно кропотливо очищать покаянием, смирением и безропотным терпением болезней и скорбей. Очистительный период иной раз длится годами... Вот, например, Марии Египетской понадобилось 17 лет на очищение души покаянием. А мы, нетерпеливые, малодушные... не успеем встать на путь покаяния, как уже ищем в себе признаки святости... Начинаем тщеславиться, гордиться или впадаем в отчаяние. Избави Бог от отчаяния: это смертный грех!

Покаянным плачем можно омыть душу, как химикатами костюм. Когда почистят костюм, на нем все-таки могут остаться следы, а сердце и душу можно убелить покаянием начисто, и никаких следов греха не останется. Как пророк Давид говорит: «Сердце чисто созижди во мне, Боже», то есть соделай во мне такое чистое сердце, какое оно было до загрязнения.

Мария Египетская была великая грешница, а покаянием она сделалась чистая, светлая, стала великой святой и пошла на вечную радость!

* * *

Апостола прочитали, сейчас Евангелие будут читать. А когда Евангелие читают, тогда надо особенно внимательно стоять.

Когда мы молимся, то мы беседуем с Господом, а когда Евангелие читают или мы сами его читаем, то через Евангелие Сам Господь беседует с нами. В это время надо стоять со страхом Божиим и со вниманием, хотя бы мы и не понимали, о чем читают, но зато бесы понимают и убегают от нас, когда мы со вниманием слушаем, а ангелы радуются и приближаются к нам. Одному митрополиту задали такой вопрос: «Что делать, если я не слышала в церкви евангельское чтение? Я стояла далеко и ничего не поняла, о чем читалось в Евангелии, да и славянский язык плохо понимаю».

А митрополит Филарет Московский (он был такой великий!) отвечает: «Достаточно того, что бесы понимают, трепещут и убегают от нас, когда мы внимательны, и вы получите великую радость».

Постоим и мы со страхом и вниманием, чтобы бесы отошли от нас. Слушайте, какое Евангелие будут читать, от какого евангелиста. Их четыре: Матфей, Марк, Лука и Иоанн.

– От Луки.

– Теперь слушайте внимательно содержание. Ну вот, возлюбленные, прослушали Евангелие. Бывало, в детстве придем из церкви и за обедом нас, детей, спрашивают родители:

– Какое сегодня Евангелие читали? От какого евангелиста?

И всегда спрашивали содержание, о чем читалось. Если скажешь правильно, например: от Луки или от Матфея, а потом и содержание расскажешь, то, значит, хорошо. А если не расскажешь, то, значит, в храме не был. Видите, как строго! Считается: в храме не был, если не слышал Евангелие, да к тому же еще и «напоминание» получишь. Ну мало ли там, в какой форме: в угол поставят или еще что – за нерадение к евангельскому чтению. Зато уж в церкви во время чтения Евангелия стараешься слушать внимательно, чтобы все уловить и запомнить. А на душе радость какая бывает, когда внимательно прослушаешь слово Божие!

* * *

Ну вот, возлюбленные, Евангелие прочитали. О чем там говорится? Об исцелении слепого.

Был такой слепой. А вы представляете, что значит потерять зрение? Это жить все время как бы ночью... Старайтесь всегда, чем можете, услужить ближним, особенно слепым. Например: живете вы в доме – постарайтесь сделать так, чтобы в доме кому-нибудь помочь, идете по улице – старайтесь пройти так, чтобы кому-нибудь услужить (например, слепого провести через дорогу!), приходите в церковь, вам наступили на ногу, а вы не только не раздражились, а погладили того: «Спаси тебя, Господи, это я виноват, потому что я тебя смутил». А то некоторые, когда их толкнут, раздражаются: «Ты что сюда пришел?» – и начинаются такие огорчения, даже слезы. Избави, Господи! Вот это – духовная слепота. Господь нас и предупреждает, чтобы мы не были духовно слепые.

* * *

Сейчас вы внимательно слушали Евангелие, и что же вы слышали?

Как однажды Христос зашел к Лазарю. У него были две сестры: Марфа и Мария. Марфа сейчас же подумала: «О, пришел Гость! Великий Гость! Надо приготовить хорошее угощение!» – и пошла стряпать там всякие голубцы, то, се... чего только ни наделала! А голубцы – ведь это сложно... там как-то капусту надо завертывать... ну, вы знаете, хозяйки! Там еще кое-что. Конечно, курицу не давали, а такие все овощные, ягодные блюда, фрукты. И вот она готовит, готовит... А Мария, другая сестра Лазаря, села у ног Господа и говорит:

– Учитель! Скажи, что мне делать? Меня сейчас мучают такие-то мысли, у меня молитва плохо идет. Я хочу помолиться, а у меня такие смущения... Что мне делать?

И Господь стал ей советовать.

А в это время Марфа приходит и смотрит: ее сестра родная беседует со Христом! А она одна готовит. Ей надо и воды принести, и капусту почистить, и картошку почистить – и все одна! думает: что же это такое? И говорит:

– Господи! Да разве Ты не видишь, что я одна? Отпусти ее, что же она сидит? Она мне поможет!

А Он ей и говорит:

– Марфа, Марфа! Ты думаешь только об одном – о телесном, а вот Мария в первую очередь подумала о духовном.

Это не значит, что мы не должны угощать, ведь гостей нельзя не угостить! Но надо не забывать и о духовном.

Вот, искренно вам скажу, некоторые приезжают сюда и привозят гостинцы: бананы, ананасы, абрикосы, сливы, персики.

– Батюшка, вот вам!

Проходит день, другой, третий... Не заказывают ни молебны, ни литургии... Вот тебе! Затрачивают все деньги на это, может быть, и не все, но все равно. На гостинцы денег не жалко было, а на молитву жалко! А лучше бы вы заказали молебен, лучше бы вы заказали литургию – вот это лучше! Но это не значит, что Господь осудил Марфу. Мы знаем, что Марфа святая и Мария святая – обе святые. Но только Господь подчеркивает, что не надо думать только о телесном, а нужно в первую очередь думать о духовном. Вот Господь нам и дает вразумление. Вот чему нас Евангелие сегодня учит, что мы не должны думать только, как Марфа, суетиться только о земном, но нужно думать и о духовном. Приехали в монастырь – это не курорт, не дом отдыха, а это дом молитвы, и в первую очередь надо думать о молитве. Вот я многим говорю:

– Вы ничего не привозите, а привозите просфорочки да водички и помолитесь. Вы израсходуйте это лучше все на молебны.

Слава Богу! Многие сейчас так и делают. А то раньше, бывало, думают: «Батюшка худой: у них в монастыре строгая пища, вот мы ему привезем... У них ананасов нет, персиков, бананов нет, вот батюшку утешим!»

Но ведь не в этом утешение! Больше утешения в молитве, в святыне, которую вы получили от служб! Заказали молебен: вот и водичка за здоровье батюшки, а вот и просфорочки! Вот это выше, чем вы сделаете какое-либо телесное утешение! Понятно?

Так вот и гости. Приезжают к вам гости: кум, кума, родственники какие-нибудь – угостить надо, но прежде всего не забывайте помолиться за них. Если они неверующие, сами помолитесь за них, а если верующие, то напомните им: «Давайте, прежде чем сесть за стол, помолимся». А то приехали... вот, пожалуйста, стол готов! Сели без молитвы... и пошло дело! И сами не помолились, и их не понудили...

А часто бывает так, что приезжают родственники верующие и не молятся перед едой. Надо напомнить им об этом! А мы в этом грешны. Грешны? Боже, милостив буди нам, грешным!

Сейчас диакон дал возглас: «Оглашенные, изыдите!» Оглашенными в первые века христианства называли тех людей, которые еще не были крещеными. А надо сказать, раньше крестились в совершеннолетнем возрасте, и прежде чем креститься, надо было изучить христианское учение, то есть огласиться. Эти оглашенные не могли находиться в церкви во время литургии верных. При возгласе диакона: «Оглашенные, изыдите!» – они все выходили из церкви. Сейчас это и к нам относится, то есть мы должны подумать: «Да, мы стали хуже оглашенных... Опомнимся, покаемся, чтобы нам не выйти в этот момент из храма и чтобы мы имели возможность помолиться в покаянии, с умиленною душою, вместе с верными».

Чин исповедания

Благословен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Славе Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Царю Небесный.

Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас (3 раза).

Слава, и ныне.

Пресвятая Троице, помилуй нас.

Господи, помилуй (3 раза).

Слава, и ныне.

Отче наш: яко Твое есть Царство.

Господи, помилуй (3 раза).

Слава, и ныне.

Псалом 50-й.

Верую.

Помилуй нас, Господи, помилуй нас, всякаго бо ответа недоумеюще, сию Ти молитву яко Владыце грешнии приносим: помилуй нас.

Слава:

Господи, помилуй нас, на Тя бо уповахом; не прогневайся на ны зело, ниже помяни беззаконий наших, но призри и ныне, яко благоутробен, и избави ны от враг наших. Ты бо еси Бог наш, и мы людие Твои, вси дела руку Твоею и имя Твое призываем.

И ныне:

Милосердия двери отверзи нам, благословенная Богородице, надеющийся на Тя да не погибнем, но да избавимся Тобою от бед: Ты бо еси спасение рода христианскаго.

Господу помолимся. Господи, помилуй.

Боже Спасителю наш, Иже пророком Твоим Нафаном покаявшемуся Давиду о своих согрешениих оставление дарований, и Манассиину в покаяние молитву приемый, Сам и раб Твоих (назовите свои имена), кающихся, о нихже содела согрешениих, приими обычным Твоим человеколюбием, презираяй их вся содеянная, оставляяй неправды и превосходяй беззакония. Ты бо рекл еси, Господи, хотением не хощу смерти грешника, но яко еже обратитися, и живу быти ему: и яко семьдесят седмерицею оставляти грехи. Понеже яко величество Твое безприкладное, и милость Твоя безмерная. Аще бо беззакония назриши кто постоит, яко Ты еси Бог кающихся, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Господу помолимся. Господи, помилуй.

Господи Иисусе Христе, Сыне Бога Живаго, Пастырю и Агнче, вземляй грех мира, Иже заимования даровавый двема должникома и грешнице давый оставление грехов ея. Сам, Владыко, ослаби, остави, прости грехи, беззакония, согрешения вольный и невольный, яже в ведении и не в ведении, яже в преступлении и преслушании бывшая от рабов Твоих сих (назовите свои имена). И аще что яко человецы плоть носяще и в мире живуще, от диавола прельстившася: аще же в слове, или в деле, или в ведении, или в неведении, или слово священническое попраша, или под клятвою священническою быша, или под свою анафему падоша, или под клятву ведошася, Сам яко Благ, и незлобивый Владыко, сия рабы Твоя (назовите свои имена) словом разрешитися благоволи, прощаяй им и свою их анафему и клятву, по велицей Твоей милости. Ей, Владыко, Человеколюбче Господи, услыши нас молящихся Твоей Благости о рабех Твоих сих, (назовите свои имена) и презри яко Многомилостив прегрешения их вся, измени их вечныя муки. Ты бо рекл еси, Владыко: елика аще свяжете на земли, будут связани на небеси: и елика аще разрешите на земли, будут разрешены на небеси.

Яко Ты еси Един безгрешен, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Се, чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое, не усрамися, ниже убойся, и да не скрыеши что от Мене: но не обинуяся рцы вся, елика содеял еси, да приимеши оставление от Господа нашего Иисуса Христа. Се и икона Его пред нами: аз же точию свидетель есмь, да свидетельствую пред Ним вся, елика речеши мне. Аще ли что скрыеши от Мене, сугуб грех имаши. Внемли убо: понеже бо пришел еси во врачебницу, да не неисцелен отыдеши.

– Неисчислимы, Милосердный Боже, грехи мои вольные и невольные, ведомые и неведомые, явные и тайные, великие и малые, совершенные словом и делом, умом и помышлением, во дни и в нощи, и во все часы и минуты жизни моея до настоящего дня и часа.

– Согрешил я перед Господом Богом моею неблагодарностью за Его бесчисленные и великие соделанные мне благодеяния и всеблагое Его промышление о мне, грешнем, от самой юности моея. Обетов крещения не соблюдал, но во всем лгал и по своей воле поступал.

– Согрешил я небрежением в соблюдении Господних заповедей и преданий святых отцов. Грешны?

– Согрешил непослушанием, неповиновением, грубостию, дерзостию, самомнением, суровостью, боязливостью, кипением, унижением других, плотоугодием, строптивостью, бесчинным криком, раздражительностью, биением, ссорою и ругательством. Грешны?

– Согрешил леностью, злословием, небрежностью, торопливостью, ехидством, божбою, ненавистью, подстрекательством, неразумной ревностью, мщением и злопомнением. Грешны?

– Согрешил сладострастием, нечистотою мечтаний, своенравием, самомнением, греховной любознательностью, влечением похотей, невоздержанием, объядением, пьянством, чревоугодием, хитростью, неприязнью. Грешны?

– Согрешил празднословием, сквернословием, рассеянностью, шутками, остротами, смехом, насмешками, безумным веселием, любостяжанием, многоспанием, ничегонеделанием и всяким моим бездействием в молитве, службе, посте и добрых делах. Грешны?

– Согрешил недоумением, охлаждением к делу спасения, скупостью, жадностью, презрением нищего и бедного. Грешны?

– Согрешил алчностью, объядением, нерадением, праздностью, саможалением, лживостью, лукавством, беспечностью, неуважением к старости, неподчинением начальствующим, братиям, духовному отцу и всем вообще братиям. Грешны?

– Согрешил неверием, кощунством, сомнением, непостоянством, охлаждением, легкомыслием, равнодушием, бесчувствием к святой православной вере и Святым Таинствам, неверностью, невниманием к молитве, к Богослужениям, посту и добрым делам. Грешны?

– Согрешил безмерно в скорби и печали, унынием, мнением, отчаянием и всякими лукавыми и хульными помышлениями. Грешны?

– Согрешил призыванием имени Божия всуе и ложно. Грешны?

– Согрешил маловерием, малодушием, безнадежностью, бранью, лицемерием, придирчивостью, притеснением, лихоимством, татьбою, похищением чужого и присвоением, неблагодарностью. Грешны?

– Согрешил злоупотреблением дарами Божиими, потворством грехам, пустословием, суетностью, роскошью, мотовством, зложелательством, недоброжелательством, злорадством, хладностью, злобою к ближним, подстрекательством на зло, тайноядением и тайнопитанием. Грешны?

– Согрешил суетным препровождением времени, распространением ложных и хульных своих мнений, произношением обдуманно и необдуманно разного рода проклятий на людей, себя, скотов, зверей и птиц. Грешны?

– Согрешил соизволением на всякое помышление – неправильное, нечистое, скверное, богопротивное. Грешны?

– Согрешил непостоянством, мечтанием, честолюбием, прелестью, противоборством, злоухищрением, поползновением языка моего в словах богопротивных во дни и ночи, без сна провождением в делах неподобных, кощунствах, глумлении, плясании, картежной игре, неге и разного рода забавах. Грешны?

– Согрешил по восстании от сна без молитвы и крестного знамения и перед ядением и питием, а также помыслами ядуще и неядуще, сквернословяще и празднословяще без зазрения совести. Грешны?

– Согрешил ревнованием, советованием ко греху, ласкательством, сластолюбием, любострастием и укорением пищи. Грешны?

– Согрешил страстным чтением пустых и соблазнительных книг, разных романов и легенд. Грешны?

– Согрешил нерадением к чтению Святого Евангелия, Апостола, Псалтири и вообще святых книг. Грешны?

– Согрешил придумыванием извинения своим грехам вместо самоосуждения и самообличения. Грешны?

– Согрешил несохранением тайны исповеди своей и слышанной от других. Грешны?

– Согрешил недобросовестным исполнением возлагаемых на меня поручений, лжесвидетельством на ближнего, гордостью, тщетною славою, высокоумием, превозношением очес, украшением одежд, желанием чести, люблением суетной жизни, окаменением сердца, пленением лукавыми помыслами, человекоугодием. Грешны?

– Согрешил сонным мечтанием во вражием наваждении, помыслами любострастными и блудными. Грешны?

– Как часто грешил я по лености нехождением на церковные Богослужения: вечерню, утреню и литургию. Согрешил посещением иноверных храмов, исхождением из храма Божия преждевременно, до отпуста церковного, и неисполнением должного ежедневного молитвенного правила, нечастою исповедью и всегдашним Тела и Крови Господней недостойным восприятием. Грешны?

– Согрешил я недостаточным подаянием милостыни, расточением денег на неполезное, непосещением болящих и в темницах сущих, по заповеди евангельской, непогребением мертвых, неодеянием убогих, ненасыщением алчущих, ненапоением жаждущих. Грешны?

– Согрешил оклеветанием и хулением начальников и старших, несохранением любви и верности к благодетелям и неисполнением должного им повиновения. Грешны?

– Согрешил гордым хождением в церковь, неподобным стоянием в ней, сидением и возлежанием и неблагоговейным исхождением из нее, разным в ней глаголанием, скверным в ней с прочими собеседованием, во время Богослужения нерадиво в церкви Божией стоял. Грешны?

– Много раз я клялся именем Божиим напрасно, часто легко и бесстыдно оклеветывал и укорял ближнего, оскорблял, раздражал и осмеивал. Грешны?

– Часто я величался, гордился и тщеславился, хвалился добрыми делами, которых совершенно не имею. Грешны?

– Много раз я лгал, обманывал, хитрил, льстил и был двуличен и лукав. Грешны?

– Много раз я гневался и раздражался, выражал ропот, нетерпение и малодушие.

– Много раз я осмеивал грех брата моего, опечаливал его тайно и явно, глумился, злорадствовал над его поступками, недостатками, злополучиями.

– Много раз я враждовал против него, имел злобу, ненависть и зависть. Грешны?

– Часто я смеялся, безумно шутил, острил, бесчинно говорил много необдуманного, невежественного и неприличного и выражал множество ядовитых, наглых, легкомысленных, пошлых, дерзких и гнилых слов. Грешны?

– Часто и мысленно, и во сне творил блуд, уязвлялся женской красотою, питал воображение в сердце сладострастного чувства и неестественно удовлетворял похоти плоти через мечтание или лицезрение женщин и много раз выражал бесчинства, пошлости и кощунства о предметах сладострастия. Грешны?

– Часто я был сластолюбив, услаждался лакомствами и вкусными многообразными, различными яствами и винами по прихоти, невоздержанию до объядения и пресыщения. Грешны?

– Много раз я был нетрезв и пьян, невоздержен в пище и питии и нарушал святые посты. Грешны?

– Часто из угождения сластолюбию и вкусу, и требованиям моды и приличия светского я отказывал нищему и бедному в помощи, был немилостив, скуп, жалел копейку, а для себя, для своей прихоти и удовольствия не жалел и большие деньги. Грешны?

– Часто безвинно, беспощадно и безрассудно осуждал и порицал других, презирал и гнушался их нечистотою, неопрятностию их одежды и безобразием вида лица и вообще был сребролюбив, корыстолюбив, любостяжателен. Грешны?

– Часто, почти всегда, входил в храм Божий скверным и нечистым, без страха Божия и трепета, стоял там и молился рассеянно, легкомысленно, неприлично, невежественно и беспечно и выходил оттуда с таким же духом и расположением, с каким входил.

– В домашней молитве также был всегда холоден, нерадив и молился всегда мало, вяло, лениво, без внимания и усердия и благоговения и вообще не исполнял установленных молитвенных правил. Грешны?

– Вообще я был ленив и расслаблен негою и бездействием, весьма много часов проводил во сне. Каждый день много я времени проводил в пустых и праздных занятиях и удовольствиях, веселых разговорах, речах, шутках, играх, посещениях театров и прочих увеселительных мест и в разных забавах. Грешны?

– Много и безвозвратно погибло у меня времени в болтовне, сплетнях, осуждениях и порицаниях. Грешны?

– Много потерял часов в пустоделании и ничегонеделании. Много раз я унывал и отчаивался в своем спасении и в милосердии Божием и по безумному навыку в бесчувствии, по невежеству, наглости, бесстыдству и окаменению сердца совершал грехи вольно, охотно, в полном разуме, то есть во всем сознании своей доброй воли, намерением, мыслию и самым делом и через то попирал все святое и снова распинал в себе Сына Божия и ругался Ему. Грешны?

– Согрешил я всеми моими чувствами, волею и неволею, ведением и неведением, сам собою и через других соблазнялся и во всех этих и прочих беззакониях, в каких немощь человеческая привыкла согрешать против Господа и Создателя своего, я согрешил и почитаю себя повинным пред лицем Господа больше всех людей, почему молю тебя, честный отче, в день Судный будь мне свидетелем против диавола, врага и неприятеля рода человеческого, что во всех моих грехах я каюсь пред Спасителем моим, жалею истинно о моих падениях и имею волю впредь, насколько возможно, чрез Божию милость и помощь хранить себя от всякой скверны плоти и духа.

Так вот, возлюбленные, таинство исповеди закончили.

Кто из вас некрещен? А раз крещены, значит, тогда нужно иметь крестик.

Так вот, почему мы имеем много таких грехов? Потому что забываем, что мы христиане. А раз забываем, значит, христиане мы только по названию, а христианин должен быть не только по названию, но и по делам. Мы приняли крещение, дали обет, что мы будем верить в Бога и будем верить в Промысл Божий, будем добрые дела делать и молиться. Нельзя начинать день без молитвы и нельзя ложиться в постель без молитвы, хоть коротко, но нужно обязательно помолиться и обязательно при себе иметь всегда крест. Крест – это не только православный знак, это – оружие против сатанинской силы, против злобной силы, поэтому крест надо не только носить, но надо его с любовью лобызать для того, чтобы лучи благодатного света, исходящие от креста, проникли в наш характер, совесть, душу и сердце. Тогда мы будем в светлом состоянии и мрак и смрад отойдут от нас. А мы часто носим этот крестик, как на вешалке, а некоторые даже и совсем не носят. Избави нас, Господи! Ведь при крещении дается крестик не для того, чтобы его куда-то положить или повесить и потом забыть о нем, а для того, чтобы помнить, что Господь распялся на Кресте, оставил великий Божественный свет на этом Кресте и этот свет удаляет от нас всякое зло, смрад и мрак, а мы этого не делаем, поэтому и допускаем такие ошибки, и в особенности ошибки – осуждение ближнего. Осуждение ближнего – это самый тяжкий грех, поэтому Господь и сказал: «Не судите, да не судимы будете». Это значит: «Если вы не будете никого осуждать, то и Я вас не осужу».

Есть такой рассказ: жил один человек. Он жил обыкновенно, подвигов никаких особых не имел. Но вот он был как-то в храме и услышал слова Евангелия: «Не судите, да не судимы будете». «А, – думает, – вот, оказывается, самое большое то, что надо знать! Я не буду никого осуждать! С Божией помощью, год, два, три буду нудить себя, а все-таки, с Божией помощью, достигну этой великой добродетели». И вот он трудился. Первый год ему было очень трудно: нет-нет да кого и осудит, но он сейчас же приходит и со слезами кается у священника, даже у себя дома всегда кается, целует крестик, как Мария Египетская, и говорит: «Опять я согрешил, опять я человека осудил, Господи, прости меня!» Итак, в первый год ему было очень трудно нудить себя, во второй год ему было легче и наконец совсем перестал осуждать, а потом он заболел. И когда он умирал, то все видели, что он блаженной кончиной переходил от земли к вечной жизни. И вот многие знакомые, приятели и родственники пришли посмотреть, проститься с ним и удивлялись: «Что же это такое? Жил он обычно, подвигов особых никаких не имел, а так он радостно переходит к вечной жизни». Его и спрашивают: «Именем Господа Иисуса Христа, просим тебя, поделись с нами, почему ты заслужил такую милость у Бога?» И он сказал им: «В первый год мне было трудно выполнять свой обет – никого не осуждать, а потом от силы к силе, с Божией помощью, я достиг того, что уже никого не осуждал. И вот Господь сказал мне: «За то, что ты выдержал эту великую добродетель, вот и Я тебя не осуждаю. Теперь тебе готовится великая радость». И когда я увидел эту радость, мне хочется скорей перейти к вечной жизни. Вот я и умираю так радостно!»

Вот что значит – не осуждать. А мы часто оправдываем себя: «Да мы не осуждаем, да мы обсуждаем, мы, – говорят, – рассуждаем...» А святые отцы говорят: «Это по-вашему вы рассуждаете, обсуждаете, а по-духовному вы все-таки осуждаете». Избави, Господи! Поэтому надо смотреть свои грехи, а не обсуждать и не рассуждать о других, потому что ваше обсуждение и рассуждение переходит в осуждение. Избави нас, Господи! Грешны?

Дай Бог, чтобы нам вот эту добродетель приобрести, может быть, не в месяц, не в два месяца, а понудить себя во времени и идти от силы к силе: если вы осуждали в день пять–шесть раз, а может, и больше, старайтесь повторять таких ошибок как можно меньше. В следующий день еще меньше, следующий раз еще меньше, и вы постепенно достигнете того же, чего достиг тот человек, который получил потом великую радость, вечное блаженство.

Грешны мы в том, что часто осуждаем, грешны мы и в том, что часто завидуем другим. Вот это грехи самые противные для благодати. Когда мы осуждаем и завидуем, благодать от нас отходит. Мы как будто отбрасываем от себя благодать, и тогда душа наша становится не только больной, но даже мертвой. Вот что мы делаем! Избави нас, Господи!

Поэтому Святая Церковь в Великий пост установила читать такую молитву святого Ефрема Сирина:

«Господи и Владыко живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми. (Поклон).

Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему. (Поклон).

Ей, Господи, Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь. (Поклон)».

Вот это самое главное: не осуждать и не завидовать! А мы в этом явно грешим, и поэтому отсюда идут и другие грехи. Избави нас, Господи!

Что же нам делать? Отчаиваться? Нет!

Слава Богу! Вы выслушали таинство исповеди, получите от священника разрешительную молитву и начнете нудить себя на добро. Святые отцы говорят, что исповедь заключается не в том, чтобы только формально подойти к священнику и разрешить те грехи, которые вы слышали и в которых каялись, а исповедь заключается в том, чтобы нам после исповеди нудить себя меньше делать тех пороков, тех ошибок, которые вы делали в своей жизни. Вот в чем заключается исповедь! А если мы будем себя так же вести, как и до исповеди, а может быть, даже умножим свои пороки, тогда получайся у нас не исповедь, а фальшь – обман, обман перед Богом и перед совестью. Избави нас, Господи! Такая исповедь считается не только неполноценной, но она даже считается греховной.

Так вот, возлюбленные, нужно верить в Бога, верить в Промысл Божий, надо добрые дела делать. А добрые дела – не только милостыню подать, но молиться за тех, кто нам в тягость, кто причинил нам большие неприятности.

Что из того, что мы любим тех, кто нас любит? Это и язычники так делают, а мы – христиане. «Любите враги ваша», а враги – это те, которые делают нам неприятности, а мы должны за них молиться и желать им спасения. Вот это считается самой великой добродетелью. А мы в этом грешны. Грешны?

Значит, нам нужно с сегодняшнего дня, выслушав эту исповедь, понудить себя к тому, чтобы меньше делать тех пороков, которые мы делали, исправить свою жизнь и идти к благочестию.

Я не один буду исповедовать и отпускать грехи. Я, с Божией помощью, пойду туда, где мы всегда исповедуем, это к великомученице Варваре. А еще 7 священников будут в разных местах тоже исповедовать.

Возлюбленные! Сан священства равен у всех батюшек. Что я буду отпускать грехи, который возвещал вам эту исповедь, что другой батюшка – все равно. Подходите к ближайшему священнику, верьте в благодать священства и больших движений по храму не делайте, кто как стоит, так и стойте. Конечно, у кого есть духовные отцы, то могут подходить к своему духовному отцу, а остальные стойте на своих местах и получайте разрешительную молитву у ближайшего священника.

– Господу помолимся!

(Читает разрешительную молитву).

«Господи Боже спасения рабов Твоих, Милостиве и Щедре и Долготерпеливе, каяйся о наших злобах, не хотяй смерти грешника, но еже обратится, и живу быт ему: Сам и ныне умилосердися о рабах Твоих (назовите свои имена) и подаждь им образ покаяния, прощение грехов и отпущение, прощая им всякое согрешение, вольное и невольное, примири, и соедини их Святей Твоей Церкви, о Христе Иисусе, Господе нашем: с Ним же Тебе подобает держава и великолепие, ныне и присно, и во веки веков. Аминь».

Эта пространная исповедь, которую вы сейчас слышали, называется великопостной. В ней перечислено очень много мелких деталей. А в основном-то мы согрешаем непокорством, непримиримостью, осуждением, завистью, памятозлобием...

* * *

Сейчас будут петь Херувимскую песнь. При этом совершается Великий Вход. Символически это означает, что Господь Иисус Христос идет на Вольные Страдания – на Распятие. «Приходит заклатися в снедь верный», как поется в Великую Субботу вместо Херувимской песни. При соборном служении священнослужители в этот момент выносят крест, копье, губку – орудия Крестных Страданий Спасителя.

Еврейский синедрион, книжники и фарисеи причинили Иисусу Христу столько страданий и мучений! И, наконец, распяли на Кресте. По зависти не хотели верить, что Он – Сын Божий. Мы, мол, ученые, а Он – неученый. «Смотрите, что Он делает! Он нарушает закон, то... другое...» А Он, Распятый на Кресте, в страшных муках... имел еще силу воли молиться за Своих распинателей: «Господи, не вмени им во грех, ибо не знают, что делают!»

Сатана, ожидавший, что Христос проклянет Своих распинателей, был посрамлен. Христос во время страшных Крестных Страданий не проклял народ, а, наоборот, спас род человеческий от вечного проклятия и смерти.

Вот и мы, как еврейский народ, своими грехами распинаем Христа, особенно когда мы осуждаем ближнего, ропщем, гневаемся, раздражаемся, завидуем. И сколько раз мы распинаем Господа! А Он, Долготерпеливый, все ждет и терпит. Хоть иногда и по неведению, но... распинаем! Прости нас, Господи!

Во время Херувимской священник стоит у Престола и тайно читает покаянную молитву, молится за народ, а диакон кадит Престол, иконы, народ и читает покаянный псалом «Помилуй мя, Боже».

Вот и мы будем читать этот псалом, или Иисусову молитву, или молитву мытаря, или своей молитвой мысленно будем просить Господа: «Господи, я опять осуждаю, гневаюсь, раздражаюсь, завидую – опять распинаю Тебя грехами моими, но Ты меня опять прости, как простил Своих распинателей!»

Встанемте все на коленочки и с сокрушением помолимся. Некоторые говорят, что в этот момент нельзя на колени становиться: грех. Греха нет! Серафим Саровский тысячу дней и тысячу ночей стоял на коленях, и он сделался святым. А тут все форма! По уставу, действительно, по праздникам и воскресным дням не полагается вставать на колени, а мы, сокрушаясь, встанем на колени, и это не вменяется нам во грех.

Мне даже делают замечание: «Батюшка, а не полагается в праздник становиться на колени!» Да, по уставу это не положено. Но раньше было много церквей, тогда в любом храме можно было помолиться, а сейчас во многих местах нет церквей. Люди приезжают издалека, а тут праздник... и им, бедным, не дают встать на колени... Так что же делать? Встать на колени! Встать и усердно помолиться! И мы сейчас встанем на коленочки и усердно помолимся: «Боже, милостив буди нам, грешным!»

Вот одна сокрушается, что она не знает «Верую» и что она неграмотная, как же ей выучить?

– А вы приходите в церковь и, когда поют «Верую», подпевайте, – сказал я ей.

Прошло месяца три. Вдруг она приходит и говорит:

– Батюшка, а я ведь «Верую» уже выучила. Хотите, я вам прочитаю?

– Ну, прочитайте! – говорю.

И прочитала. Так знаете, нигде никакой ошибки! Спрашиваю:

– Так как же вы выучили?

– А вот так! Ходила эти три месяца в церковь и все подпевала, и Господь помог выучить! Спаси, Господи!

Вот и среди вас, кто не знает молитвы, особенно эти 4 молитвы: «Царю Небесный», «Отче наш», «Богородицу» и «Верую», так кто-нибудь будет их читать или петь, а вы с их слов старайтесь запоминать, так и выучите, с Божией помощью!

С шести лет меня отдали в школу – в церковно-приходскую школу принимали тогда с шести лет. Вот нас собралось человек 30–35 в классе. Священник и учитель спрашивают:

– А ну-ка, скажите, сколько на руке пальцев? Кто знает, поднимите руки! Сколько?

– Пять! Пять! – кричат.

– Ну, теперь скажите, на двух руках сколько пальцев? Подымите руки, кто знает?

Человек 10 подняло. Так, знаете, осторожно, несмело...

– Десять.

А потом спрашивают:

– А кто знает «Богородицу»? Подымите руки! – Лес рук!

– Ну-ка, прочитай «Богородицу»! И читают: «Богородице Дево, радуйся...» и т.д. Вот видите, даже не знали, сколько на двух руках пальцев, а «Богородицу» все знали! А мы иногда оправдываемся: «А я неграмотная!»

А ведь дети тоже еще неграмотные, дошкольники: 3 года – 6 лет, а уже знают. Поэтому все должны знать «Богородицу»! Кто не знает, дайте слово, что выучите. Грамотные, неграмотные, больные, здоровые, старые, молодые – все без исключения должны знать! Понятно вам?

Вот это обет Божией Матери вы дали, а иначе нельзя. Как же мы можем жить без Божией Матери? Как же ребенок может воспитываться без своей матери? Без матери он сирота! «Ой, сирота девочка! Бедная сиротка». К ним обычно люди бывают сострадательны.

Так вот и мы, если «Богородицу» не знаем, не читаем, то мы сироты: мы сиротствуем, мы жалкие! Избави нас, Господи! Божия Матерь – общая Матерь, и мы все должны эту молитву знать и всегда читать! Помоги нам, Господи!

* * *

Сейчас наступает такой важный, таинственный момент в Божественной литургии, когда поют: «Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи, и молим Ти ся, Боже наш».

В это время на Престоле совершается пресуществление даров: хлеб-просфора Духом Святым претворяется в Тело Христово, а вино – в Кровь Христову. Это такая тайна! Постигается она только верою, умом ее постигнуть нельзя.

В это время священник в алтаре читает тайно молитву, в конце которой просит, умоляет Бога: «Ниспосли Святаго Духа и на нас, и на эти предложенные Дары». Затем он подымает руки и три раза произносит тропарь третьего часа: «Господи, Иже Пресвятаго Твоего Духа в третий час апостолом Твоим ниспославый, Того, Благий, не отыми от нас, но обнови нас, молящих Ти ся». И, благословляя святой хлеб, говорит: «И сотвори убо хлеб сей, честное Тело Христа Твоего. Аминь». И благословляет чашу со словами: «А еже в чаши сей (а то, что в этой чаше), честную Кровь Христа Твоего. Аминь». И далее благословляет все вместе со словами: «Преложив Духом Твоим Святым. Аминь. Аминь. Аминь».

С этого момента на Престоле уже Тело и Кровь Христовы. Священник и диакон делают земной поклон, и все присутствующие призываются к усиленной молитве... «И молим Ти ся, Боже наш».

А тем, кто не присутствует в храме, возвещается ударом колокола об этой важной минуте освящения Даров. В этот момент нужно особенно усиленно помолиться, потому что один Бог без греха, а мы все нерадивые, ленивые. Встанемте на коленочки и усердно попросим Господа:

– Господи, помоги нам исправиться, обнови нас! Господи, перероди нас! Из нечестивых сделай нас благочестивыми! Из нерадивых сделай нас усердными к исполнению заповедей Твоих!

А самое главное, надо всем все простить и за ближних, за родственников надо помолиться:

– Кто блудом, пьянством занимается и в других пороках пребывает, перероди их, Господи!

И Дух Святый, как Христос сказал в Евангелии: «Просите, и дастся вам», по нашей просьбе сделает перерождение, точно так же, как в таинстве Евхаристии претворяется хлеб и вино в Тело и Кровь Христовы. И человек нерадивый, ленивый, великий грешник сделается усердным исполнителем Христовых заповедей. Помоги нам, Господи!

Исповедь закончена. Теперь, возлюбленные, будете подходить к Кресту и Евангелию, и я буду накрывать епитрахилью. Молитву мы прочитали, на коленях мы уже стояли, не кланяйтесь и не креститесь, складывайте вот так ручки на груди, крестообразно, правую на левую, и подходите, говорите свое имя, целуйте Крест и Евангелие и отходите, не задерживаясь. Кто сегодня будет причащаться, подходите в первую очередь, а кто завтра – задержитесь, пропустите тех, кто сегодня причащается. Старайтесь пропустить, а то народу много.

Самая большая заповедь – любить Бога и ближнего. Бога мы любим, потому что пришли в храм, а сейчас покажите любовь к ближнему. Людей много, будете задерживать, если будете спрашивать совета у батюшки, а другой опоздает причаститься. Это одна сторона, а другая – исповедь будет неполноценная, если будете спрашивать совета, а сокрушаться сердцем не будете.

Да вы уж подходите к Кресту и Евангелию вот так, как на небе друг друга приветствуют ангелы и все святые, с крестообразными на груди руками (это называется: «небесное смирение»), и сокрушайтесь мысленно: «Боже, милостив буди мне, грешному» – «Прости мне все грехи, я больше не хочу возвращаться к ним» – «Прости мне, Господи, не буду больше так делать!»

И если как-нибудь случайно опять уловит враг, опять надо каяться и не отчаиваться. Но сами добровольно не идите ни на какие грехи: ни на зависть, ни на осуждение, ни на гнев, ни на раздражение. Вот так и будете идти от силы к силе! А это не в один день дается. Надо годами себя нудить, работать над собой!

* * *

«Отче наш» – это молитва Господня. Гениальные ученые, писатели, поэты восхищались ею и признавали, что они не знают лучшего творения в мире. В этой молитве все есть: и хваление, и благодарение, и покаяние, прошение, и великая благодатная сила таится в ней. Кто ее читает со вниманием и страхом, тот получает великую благодать.

Но необходимое условие есть, чтобы ее читать неосужденно: всем все простить! «Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим», то есть не иметь ни на кого даже малейшего огорчения. Поэтому пред «Отче наш» священнослужитель произносит возглас: «И сподоби нас, Владыко, со дерзновением неосужденно смети призывати Тебе Небеснаго Бога Отца и глаголати».

И мы, возлюбленные, всем простим сейчас, если с кем не успели примириться, попросить прощения, мысленно примиримся, все простим, тогда и от Господа получим прощение грехов наших и избавление из сетей лукавого.

Встанемте на коленочки и помолимся Богу-Отцу такими словами:

– Всемогущий Боже-Отче! Приими хваление, благодарение, покаяние и прощение не так, как они в себе есть, но в единородном Сыне Господе Иисусе Христе. Господь Бог мой Иисус Христос вполне и совершенно восполнит и вознаградит недостатки мои. Аминь.

Когда мы достойно причащаемся Тела и Крови Господа Иисуса Христа, то Тело Господа Иисуса Христа соединяется с нашим телом и Кровь Господа Иисуса Христа соединяется с нашей кровью, и тогда не мы живем, а живет в нас Христос. Кто достойно причащается, тот исцеляется от всякой болезни душевной и телесной. Поэтому как важно, с Божией помощью, достойно причащаться! Любите Господа Иисуса Христа! Берегите благодать!

Дай, Господи, чтобы нам причаститься не в суд и не в осуждение, но во исцеление души и тела!

Враг будет подсовывать вам всякие клеветы перед причащением, всякие напраслины, всякие неожиданности, искушения, а вы старайтесь терпеть, как Господь терпел. Господу плевали в лицо, а Он молился за врагов. И вы тоже молитесь за врагов, злом за зло не платите. И тогда неотлучно будет с вами Господь!

Сегодня еще будет поздняя литургия в 10 часов. Кто здесь опоздал, могут идти на позднюю, там в 9 часов будет читаться Правило к Причащению, и будут читать молитву к исповеди. А кто слышал здесь молитву и не подошел под разрешительную молитву – подходите, пожалуйста. Но только сокрушайтесь сердцем, как мытарь: «Боже, милостив буди мне, грешному».

* * *

Одна подходит к великому старцу и просит:

– Отец, есть у меня подруга, с которой мы учились вместе в школе. Мне она ближе, чем сестра родная. Она сейчас так мучается, не может родить. Батюшка! Помолитесь, чтобы она спокойно родила!

– Эх ты, не знаешь, чего просишь! Ей надо раскаяться в тяжких грехах.

– Батюшка! Вы можете сделать все и можете ей все грехи отпустить! Сделайте так! Помогите ей, если вы хоть немножечко уважаете меня, ведь я вас обслуживаю, помогаю! Сделайте так, чтобы она родила спокойно!

– Эх, – говорит старец, – ты просишь... Ну, ладно!.. Только не смущайся...

А потом как закричит:

– Ой, ой! – и стал кататься по полу и кричать от боли. Старец взял ее немощи на себя, и она легко разрешилась. Так и мне иногда приходится поступать. Мне жалко вас, и я разрешаю грехи, но... ваши немощи перекладываются на меня, а силенки мало, а тут еще лукавого нападения. На простого христианина один бес нападает, на монаха – семь лукавых, а на священноинока – 30!

Вот и прошу ваших молитв! Молитва друг за друга рассеивает все их ополчения. Преподобный Серафим Саровский всегда просил людей: «Помолитесь о мне, убогом».

Вот и я прошу ваших молитв за меня, убогого. Я чувствую, ваши молитвы помогают! Да еще в келии 15-ю главу Евангелия от Иоанна прочитаю, и хорошо делается! В последнее время я немощной стал, а по вашим молитвам живу, и все благополучно. Даже в наше время есть такие благочестивые люди-праведники, мы живем по их молитвам! И слава Богу!

Если в селе найдется три праведника – село спасется, если найдется пять праведников в городе – город спасется, а если 30 праведников в стране, то даже страна спасется! А в нашей стране больше тридцати праведников, поэтому за их молитвы мы и живем. Слава Богу!

* * *

Возлюбленные, нам нужно одно только знать: не отчаиваться, не теряться. Слава Богу! Пока Церковь есть, есть праведные люди, и мы живем – будем благодарить Бога и, конечно, каяться! Грешны?

Возлюбленные, имейте в виду, сейчас такое смутное время: некоторые думают, что начинают вводиться новшества в Богослужение нашей Церкви ради единения Церквей: католической, лютеранской и православной. Некоторые волнуются и говорят, что Церковь теперь не благодатная, потому что якобы по-новому стали служить...

Церковь не благодатная тогда только будет, когда с амвона будут говорить некоторые слова против Иисуса Христа, когда будут говорить, что Христос не Бог, а простой человек, пророк, и когда в Богослужении будут опускать Символ веры: «Верую во единого Бога...» Но пока никто не слышал, чтобы с амвона говорили против Христа или против Его учения. Символ веры тоже провозглашают в Церкви, значит, Церковь наша благодатная, слава Богу!

* * *

В первые века не было ни иконостасов, ни Царских врат, а службы совершались. В Троице-Сергиевой лавре, внизу Успенского собора, тоже не было иконостаса, когда открыли лавру, а литургию служили, хотя все было открыто. Это обряд, а не догмат. Так что это не так страшно, а вы придаете этому большое значение. Старообрядцы молятся так, а мы так – это тоже не догмат, это обряд, и осуждать нельзя. Но когда скажут: Иисус Христос не Бог, а простой человек, пророк – это уже ересь, противная догматам христианским.

Не дай Бог отойти от Церкви!

Святая Церковь просит и предостерегает нас: «Не судите, да не судимы будете» – и тогда Господь нас не осудит.

Видите, возлюбленные, не надо осуждать никого, не надо грешить, а то одна женщина пришла и говорит:

– У нас батюшка служит, а я знаю, что он не совсем благочестивый. Как же я у него буду исповедоваться?

– Скажи мне, – спрашиваю, – если положить в кадило медное и в кадило золотое одинаковый ладан и одинаковые угли, то фимиам будет одинаковый?

– Да, одинаковый.

– Вот так и батюшки. Благочестивые из них – это золотое кадило, а не совсем благочестивые – это медное кадило. А благодать Божия все равно чрез них идет. Поэтому смущаться не надо этим: не ради батюшки, а ради благодати священства чрез него действует благодать. Кайся и ходи в церковь.

Возлюбленные, никогда не осуждайте, не разбирайте батюшек. Часто приходится слышать:

– Этот батюшка хороший, а этот нехороший.

А то еще говорят:

– Батюшка в прелести.

Это уже хула на Духа Святого! Спаситель делал много чудес, а законники и фарисеи сильно завидовали ему и говорили, что Он делает чудеса не силою Божией, а силою веельзевула – бесовскою силою. Господь на это сказал им, что все простится человекам, а хула на Духа Святого не простится. В 121-м правиле 4-го Вселенского Собора очень строго запрещается осуждать священника. Там говорится: «Да проклянется мирский, да отмещется от Церкве, разлучен бо есть от Святыя Троицы и послан будет во Иудино место».

Вот как страшно! Кто осуждает батюшку, тот идет Иудиным путем. Избави, Господи! Вместо осуждения лучше помолитесь за батюшку, скажите: «Господи, спаси его, не осуди его! Ты все можешь!»

А то лукавый старается батюшку удалить от благодати, да еще и вы помогаете лукавому, когда осуждаете. Избави, Господи!

Сейчас Великий пост. Святые отцы так говорят: «Как грешно кушать мясо, так грешно танцевать, прыгать, многословить, но осуждать еще грешнее».

Осуждение – в два раза больший грех. Поэтому святые отцы говорят: «Лучше съесть мяса, чем осудить человека».

Но я не допускаю, чтобы вы в Великий пост кушали мясо. Хотя по немощи телесной допускается есть скоромное, но зато надо наложить на себя духовный пост, то есть воздержание языка: не многословить, не празднословить, не осуждать, не завидовать, не пустословить.

За один порок осуждения человек может сделаться пьяницей, блудником и даже разбойником. Вот как страшно осуждать! Когда кого-нибудь осуждаем, то Господа вторично распинаем и Духа Святого от себя удаляем; когда напраслину говорим на человека – то же самое. Вот, возлюбленные, как страшно осуждать и иметь о человеке плохое мнение.

* * *

Однажды на исповедь пришла интеллигентная девица-художница. Ей показалось, что батюшка слишком развязно себя ведет, и осудила: «Он такой-сякой... Да он в прелести!» Даже начала смущать других духовных чад. Господь попустил, что она забеременела и попала в больницу, а в больнице никак не могла разрешиться, в таких ужасных страданиях она скончалась. Когда тело ее принесли к храму, то архиерей не разрешил гроб с телом внести в храм. Видите, какой тяжкий грех осуждения, в особенности священников! Я, конечно, записал ее на сорок дней, дай Бог, чтобы не погибла душа! Я молюсь и вас прошу: помолитесь за нее.

Вот видите, как враг мог поймать душу! Жалко таких и всех тех, которые плохо думают о батюшках: они могут пойти Иудиным путем, и может их постигнуть такая же участь, как эту девицу. Как она мучилась! Как она страдала! И – умерла! Вот как страшно осуждать!

* * *

Одна раба Божия жила в монастыре. А потом заболела, и Господь так допустил, что отняли у нее ногу. Она тяготится этим: «И зачем это?» А ведь Господь говорит: «Лучше потерять ногу, чем потерять душу свою».

Господь Сам очистил ее, ее душу, потому что она была такая... кичливая (дай Бог не осудить!), всех осуждала и на всех, как говорится, ропот воссылала, а Господь ее смирил. Отняли у нее ногу, и она смирилась. А если бы с ногами была, так она бы в Царство Небесное не пошла бы... Лучше потерять ногу, руку, чем потерять благодать, потерять вечное блаженство! А мы этого часто не понимаем. Грешны мы в этом. Грешны?

* * *

Часто мы бываем невнимательны. Некоторые осуждают, не имея рассуждения. Говорят: «О, такой-то неправильно крестится!» Вот и осудил человека! А осудить человека – тяжкий грех, смертный грех! Почему и сказано: «Не судите, да не судимы будете».

Хочу сказать вам, возлюбленные, вот о чем.

Некоторые имеют склонность к музыке, к церковному пению, собирают проповеди, записывают Богослужения, желают запечатлеть и оставить в памяти сокрушенные чувства и слова исповеди, потому что когда повторно мы слышим все это, то снова восстанавливается благодать.

Таких можно только похвалить за их усердие, а некоторые осуждают их: дескать, не надо записывать, не надо воспроизводить прошлое, не надо вспоминать.

А Феофан Затворник говорит как раз обратное, то есть нужно и хорошо бы эту благодатную силу призывать опять, когда тебе трудно. Поэтому, бывало, в старое время были граммофоны и на них записывали и прослушивали духовные пластинки. Вот, например, человек заболеет, а ему такую пластинку заведут. Он плачет, кается, и благодать к нему приходит. Больной человек не может в церковь пойти, а душа жаждет услышать церковную службу. Сейчас такие магнитофоны есть. Человек запишет службу, а потом с магнитофоном навестит болящих. И сколько утешения получат больные и старые и такие, которые далеко удалены от церкви!

Как они нуждаются в том, чтобы все это послушать!

Поэтому, возлюбленные, не осуждайте тех, кто записывает церковную службу на магнитофоне. Надо иметь рассуждение – грех это или не грех? Некоторые говорят: «Рассуждение – без дел спасение». Если чей-нибудь язык хулит Господа Бога, то все говорят, что этот человек грешный. А если чей-нибудь язык славит Господа, то говорят, что этот человек благочестивый, праведный. Так и музыка: если она передает духовные моменты и славит Господа, то слава Богу, это хорошо! А если эта музыка будет передавать неприличные вещи: всякие танцы, безнравственные песни и т.п. – избави, Господи! – то такая музыка не полезная, греховная! Понятно?

Поэтому нельзя смотреть так, что патефон, граммофон, магнитофон – это греховное дело. Надо рассуждать так: чему они служат? Что они выполняют? Если они выполняют духовное дело, полезное для спасения, то слава Богу! Это хорошо! А если они выполняют нечестивые дела, то это плохо. Понятно?

Никто не исцелит от хульных и блудных помыслов и от одержимости, пока человек не перестанет осуждать. Как перестанет осуждать и как начнет крестик целовать, так все уйдет: и одержимость, и помыслы хульные, и помыслы блудные. А то ходят отчитываются и ходят к бабкам каким-то... К бабкам и дедкам не ходите. Они могут помочь избавиться от болезней или получить временное облегчение, но большая часть из них действует чародейской силой – наговором. Со всеми болезнями и скорбями идите в церковь. Здесь наша лечебница: душевная и телесная. Несите в церковь и болезни, и одержимость, и помыслы хульные и блудные – все! Исповедуйтесь и причащайтесь чаще, никого не осуждайте, целуйте свой крестик утром и вечером, и все пройдет!

У нас есть отец Афиноген, который отчитывает, к нему можно пойти, а к бабкам ходить нельзя: разные бывают. Вместо того, чтобы вылечить человека, так губят. Иногда телу дают некоторое облегчение, а душа гибнет. Избави нас, Господи!..

«Нервы» – это грехи. Перестань грешить, перестань осуждать, завидовать, и нервные заболевания пройдут. А то мы только что покаялись и опять снова продолжаем ту же жизнь, а хотим быть здоровыми. Когда хочется осудить человека, возмущаться, гневаться – не соизволяй себе этого делать. Помолись за того, на кого возмущаешься.

Обидчики – это наши благодетели! Испытывая нас, они губят себя. За них нужно усиленно молиться!

Бывает, что у человека лицо – хоть икону пиши! Наружность скромная, нрав тихий, лицо такое елейное... а внутри у него столько бесов! Там столько немощей: и зависть, и осуждение, и другие страсти. Что же делать? Выбивать их надо! Ну я уж так не бью, а словами... и думаете, мне это легко делать?

Приходишь в келию – как пласт... Не знаешь, что делать.

А меня научили... вот только этим и живу...

Когда я в Троице-Сергиевой лавре жил... а там, знаете, какие были! А ведь жалко их, и просишь Господа: Господи, пусть я пострадаю, только сними с него грехи!

С него снимешь, а сам приходишь в келию и как пласт, не знаешь, что и делать. Одна старица подходит ко мне и говорит:

– Отец Савва, а чего же ты смущаешься? Ты как только придешь в келию, так читай 15-ю главу от Иоанна, и благодать вернется. А потом проси своих духовных чад и тех, которых ты исповедуешь, чтобы они тоже помолились, и благодать вернется.

Вот так, с Божией помощью, благодать и возвращается. А то бывают такие немощи, такие трудности! Когда отпускаешь (разрешаешь) грехи, то такая тяжесть наваливается! А как в алтаре во время «Тебе поем...» поднимешь руки с молитвой, так они, как чешуя, сходят, и легко становится, и очищаешься, и все становимся чистыми.

Посмотришь на человека, и видно, какая душа. У некоторых кокетство такое бывает: игривость в движениях, игривость во взоре... Матерь Божия никогда не кокетничала! И раньше были русские благочестивые девицы, у них была стыдливость, вспыхивал румянец на щеках. Это значит – чистая совесть. А теперь у некоторых столько хитрости, столько лукавства, лицемерия – хоть отбавляй. И все корыстные цели, а потом и болеют!

Много есть путей спасения.

Одной женщине в Москве – миротворице, – когда она умирала, Господь показал место райских наслаждений.

Избави, Господи, и нас от немирного состояния. Будем стараться жить со всеми в мире, а то у некоторых бывает так, что руки чешутся: хочется подраться! Избави, Господи, от такого состояния! Господь дает духовную радость за мир и любовь.

* * *

Один пустынник живет и думает: «Господи, вот я в пустыне нахожусь и никого не осуждаю» (ему некого было осуждать!). А ангел ему явился и говорит:

– Иди в такое-то место, там выйдут две женщины, и вот у них поучись.

Он пошел. А женщинам ангел тоже явился и сказал:

– Вы сейчас выйдите, пригласите к себе старца и побеседуйте.

Они выходят, и, действительно, идет старец. Приглашают его к себе и говорят ему:

– Отче, нам ангел сказал, чтобы мы встретили тебя и привели бы к себе.

А он думает: «А мне ангел сказал, чтобы я поучился у этих двух женщин».

И вот, что же он видит? Они обе семейные: у одной муж и у другой муж, у той дети и у этой дети. Вот подскакивает один мальчик: «Мама, я хочу кушать», – тянет ее за юбку.

А старец думает: «Зачем я пришел сюда? Чему я буду у них учиться, когда они семейные?» Тогда он говорит им: «Заклинаю вас именем Господа нашего Иисуса Христа, скажите, какие есть у вас добродетели? Мне ангел открыл, чтобы я у вас поучился».

– Боже мой! Батюшка, да мы грешные, чему ты у нас будешь учиться?

– Нет! Говорите, какие у вас добродетели есть, только говорите!

– Да какие у нас есть добродетели?! Только если такие, что вот мы живем уже 15 лет вместе и одна другой не сказали «дура». Если я иду в церковь, то она мою семью обслуживает, а если она идет в церковь, то я обслуживаю ее семью. И мы живем так ладно, так мирно и чувствуем, что благодать с нами.

Тогда старец говорит: «Воистину есть чему поучиться у них, потому что у них много соблазнов, а живут мирно».

А у нас иногда одна семья: дочка да мать. Дочка на мать, мать на дочку, и, пошло дело! И благодать ушла. Избави, Господи!

А если вы будете жить, как те две женщины (одна другую дурой не называла никогда, не оскорбила ничем), то с вами всегда будет пребывать благодать.

* * *

Некоторые подходят и спрашивают: «Батюшка, примет ли мое покаяние Господь? У меня слез нет! Ведь говорят: со слезами надо каяться, а у меня нет слез. Значит, я не спасусь?»

Пути спасения бывают разные. Одни со слезами спасаются, а другие с благодарностью, то есть все время благодарят Бога, никогда не ропщут, не огорчаются, а только благодарят за все Бога.

Есть такой рассказ. Жили два монаха (это было еще в старое время, когда монастыри были бедные). Им дали послушание: идти по сбору в мир для монастыря. Дело шло у них хорошо, собрали они много, отправили посылки и уже хотели было сами возвращаться в монастырь, как вдруг получили благословение: еще немножечко задержаться, достать для монастыря кое-что необходимое.

А враг и искусил их. Встретила их одна молодая, энергичная вдовушка и говорит:

– Зачем вам ходить? Идите ко мне, отдыхайте: вы и так устали, а я вам все соберу и принесу, что нужно.

– Да наш монастырь нуждается еще в том-то и том-то.

– Хорошо, будьте спокойны! Я все достану, а вы отдыхайте.

И действительно, все это она принесла вместе со своей молодой подругой. Монахи стали собираться к отъезду. Поблагодарили хозяйку за усердие и сказали:

– Теперь нам нужно ехать.

– Ну, нет! Сейчас покушайте, чайку попейте и тогда езжайте. Они угостили монахов вином и... соблазнили их. Прости, Господи! Они согрешили.

Монахи упали духом. Думают: «Что теперь делать?»

Один из них заплакал и говорит:

– Ну, теперь я в монастырь уже не вернусь: все равно я нарушил обет, и теперь я даже показаться не могу в монастыре.

– Нет уж, брат, – говорит другой, – пойдем вместе, покаемся игумену, а там – как он благословит, тогда уж вместе пойдем в мир.

Приходят в монастырь... сказали игумену. Игумен собрал совет старцев и говорит: «Что с ними делать?»

Обсудили все и дали им строгий месячный подвиг: 100 граммов хлеба на день и стакан воды, а потом поклоны и молитвы: 5 акафистов, 6 канонов. Евангелие, Псалтирь читать.

Представьте себе! 100 граммов хлеба на сутки! Правда, трудно? Да еще поклоны надо класть!

Но вот проходит 27 дней, и вдруг игумену было откровение, что прощены грехи этим инокам. Они очистились, как Мария Египетская, и сделались снова благодатными. Вот какой милосердный Господь! За такое короткое время, досрочно (еще месяц не прошел), Он простил им.

Вызывают одного.

Он худой, бледный, весь в слезах, еле-еле передвигает ноги, подходит, кланяется.

– Ну вот, – говорят, – видишь, брат, Господь простил тебе за то, что ты постился, плакал и молился, иди теперь в монастырь на общих правах. Подкрепись немножко, а грех забудь, будто это был сон. Господь простил тебе!

Он, конечно, обрадовался, поблагодарил и пошел. Идет другой... улыбается, вид такой веселый! Все удивлены и спрашивают его:

– Скажи нам правду во имя Господа Иисуса Христа: выполнял ли ты все правила, которые тебе дали?

– Да, выполнял.

– А ты плакал?

– Нет!

– Почему ты не плакал?

– Зачем мне плакать, когда на сердце радость? Я хотел покончить с собой, а Господь Милосердный не дал мне погибнуть, вот я пришел к вам, и вы мне дали епитимию на месяц. Так я благодарил Господа и все время радовался. И вот эти 100 граммов хлеба, стакан воды и молитвенное правило так меня подкрепили, что у меня силы не убывали и, как видите, я пришел к вам совсем не истощенным.

Тогда игумен и говорит:

– Поистине у Господа много путей спасения! Одни спасаются, потому что плачут, в слезах каются, а другие – потому что радуются и благодарят Господа за все эти милости.

Вот и вы никто не отчаивайтесь, если согрешили, а покаянных слез нет. Только с радостью несите епитимию от Бога за свои грехи, не огорчайтесь и не ропщите на тех людей, которых Сам Господь послал вам на помощь, чтобы спасти ваши души, то есть не ропщите на обидчиков, на клеветников. Они ваши первые благодетели! Благодарите за все Господа! Радуйтесь в болезнях, скорбях и напастях, и вы спасетесь, хотя и слез нет.

Однажды, когда я еще в Троице-Сергиевой лавре служил, на исповеди подходит ко мне одна молодая девушка лет 18–20, веселая такая, улыбается. А другие ее одергивают:

– Ты что улыбаешься? Чего пришла сюда? Ты не в театре, а на исповеди! Надо плакать, а ты улыбаешься!

– Подождите, подождите ее учить! – говорю я и рассказал этот случай с монахами!

А эта девушка потом и говорит:

– Правда, батюшка! Вы узнали! Я тоже дошла до крайности и хотела покончить с собой, а подруга меня уговорила прийти сюда покаяться... и я сейчас чувствую такую радость! Все отчаяние прошло, и я так радуюсь, что не покончила с собой!

Вот видите как! Благодать коснулась ее, и она радуется, что не покончила с собой.

Поэтому не осуждайте того, кто не плачет. И без слез, оказывается, есть путь ко спасению. Если есть слезы – дар Божий, – слава Богу! А если нет слез, тоже благодарите Бога! Понятно?

Всегда и за все благодарите Господа!

Бог любит смиренных и смиренным дает благодать. Что такое смирение? Смирение – это значит чувствовать, что я хуже других. «Как я могу осуждать других, когда я сам хуже всех!»

Смирение заключается в том, чтобы никого не осудить, видеть в других только хорошие стороны, а если и есть у них плохие стороны, то стараться их не замечать, а только смотреть внутрь себя и замечать свои пороки, чтобы не осудить человека. Если же мы замечаем у других какие-либо пороки, недостатки, то это значит, что мы горды. Бог гордым противится, поэтому у нас и бывает: гнев, осуждение, раздражение, злоба, зависть.

Одна мне говорит: «Батюшка, вы дали одной яблоко, а мне стало завидно, что не мне дали».

Видите, уже зависть! А это первый признак гордости! Уже у человека есть гордость, если он завидует. Наоборот, смиренный радуется: «Я – негожий человек, по грехам моим мне батюшка не дал, а ей дал. Значит, он знает, кому дать! Значит, тот человек лучше меня! Я, может быть, о нем подумала бы плохо, а теперь надо думать хорошо, а я вот и не удостоилась: по Сеньке шапка! По моим грехам мне такая участь, что мне ничего не дали!»

Еще одна кается мне:

– Батюшка, что мне делать? Я все завидую и огорчаюсь. Однажды архиепископ Иоанн служил и всех благословлял. И я подхожу к нему за благословением, а он отвернулся в то время, когда я подошла, и только я отошла, как он опять стал благословлять. Мне сделалось так обидно, так обидно! Я позавидовала тем, кого он благословил. А потом я вспомнила ваши слова: «По Сеньке шапка» – и смирилась.

Действительно, какой Сенька, такая у него и шапка! Если он какой-нибудь пьяница, бродяга, так у него и шапка будет такая... грязная, нехорошая, а если он благородный человек, культурный и ведет себя хорошо, со смирением, то у него обязательно будет чистая, хорошая шапка. Это народная поговорка: «По Сеньке шапка!»

Вот и по нашим грехам, по нашим заслугам бывает такая участь. А завидовать не надо! Некоторые говорят будто между прочим: «Я позавидовала!» А зависть – это первый признак гордости. А когда человек гордый, то для окружающих он делается уже почти несносным. Он везде и всюду старается навязать свои мысли: «Вот это так, вот это не так» – все ему кажется, что другие делают нехорошо.

Идет с маленького, то есть с того, что мы начинаем завидовать и огорчаться. Это первый признак гордости. А потом эта страсть развивается, как какая-либо болезнь. Знаете, бывает сначала маленькая наружная рана, а если мы ее не лечим, то она все больше и больше разрастается и поражает большую часть нашего тела. Вот почему Святая Церковь и предупреждает нас: старайтесь никому не завидовать!

Есть такой маленький рассказ.

Жили три человека. Наружно они были смиренные, но только на словах, а на деле оказались гордые. Идут они однажды вместе и вдруг увидели на дороге золотую монету.

– О, это кто-то случайно обронил, – говорит один.

– Нет, это не случайно, – говорит другой, – монета не из кармана выскочила. Где-нибудь недалеко есть клад.

– А ну-ка, посмотрим! – обрадовались они и стали искать клад. Нашли другую монету...

– О, правильно! Должен быть клад!

Вдруг видят: в кустах стоит предмет в виде ящика, полный золота. Вероятно, те, которые обнаружили этот клад с золотом, скрылись. Кто-то, видимо, им помешал, поэтому они в кусты скорее бросили его, а сами на время удалились. А рассыпанные ими монеты как раз натолкнули этих троих на мысль о поиске клада.

И что же вы думаете? Сели они, посмотрели – клад большой! – и говорят:

– Ну, теперь будем веселиться! Ведь какой мы клад нашли!

– Слушай, – говорят одному, – иди сейчас в город и принеси вина и закуски. Мы повеселимся! Клад мы сейчас спрячем, а потом заберем его.

Тот пошел в город и думает: «Зачем мне делиться с ними кладом? Я возьму яд в аптеке, волью им в вино, и весь клад мне достанется». Видите, какая зависть!

Так он и сделал: купил закуску, купил вино, купил ядовитое лекарство и опустил его в вино. Идет и радуется:

«Они ничего не знают! Я приду, поставлю вино, они выпьют и... пожалуйста! Весь клад мне достанется!»

А когда тот был в городе, эти двое говорили о том же:

– Зачем нам делиться с ним? Когда он придет, ты будешь с ним говорить, а я сзади зайду и камнем ударю его в голову, убью, и останется нам клад на двоих.

Так и решили.

Тот приходит, ставит вино, закуску. Один с ним разговаривает, а другой зашел сзади и... как ударит его по голове камнем, разбил ему голову, и тот замертво упал.

– Ну вот, – говорят, – теперь золото на двоих!

Выпили вино и отравились. И три трупа лежат. Одному человеку было откровение: «Идите, возьмите трех нечестивцев. Враг их прельстил и погубил их души».

Вот что такое зависть! Избави нас, Господи!

Возлюбленные! Удаляйтесь от зависти! Она ведет к очень нехорошим последствиям. Вместо того, чтобы завидовать, старайтесь как можно больше служить ближним. Радуйтесь благополучию или дарованию ближнего.

Если мать хорошо знает рукоделие, а дочка лучше ее начинает выполнять рукоделие, то мать не будет завидовать дочке. Она скажет: «Слава Богу! Какая моя дочка способная!» – и порадуется за нее.

Был такой один профессор, и он никак не мог решить одну сложную задачу, а сын его только что окончил институт. Приходит сын и говорит:

– Папа, так это, оказывается, очень легко можно решить, применив закон линейного расширения.

– Сын мой! – обрадовался отец. – Ну, ты меня опередил! Ой, как я рад!

Видите? Так и нам всем надо радоваться, если ближний наш опередил нас в чем-нибудь. Это великая христианская добродетель! К этому призывает нас Святая Церковь.

Мы должны так рассуждать: «Что бы ни случилось в нашей жизни, что бы Господь ни послал нам – все это от руки Божией для нашего спасения». Или так еще, если мы сделали что-либо хорошее: «Господи! Не я это сделал, а это Ты мне помог! Без Твоей помощи я бы не сумел это сделать! У меня одни только немощи и пороки».

Вот так и апостол Павел говорит:

«Чем могу хвалиться? Только немощами да пороками» (2Кор.12:5).

А Господь говорит:

«На кого воззрю? Только на кроткого и смиренного, трепещущего словес Моих» (Ис.66:2).

Вот Он и посылает этот бальзам: напраслины, клеветы, скорби, болезни, и человек смиренный принимает их благодушно и с радостью благодарит за них Бога. Душа такого человека – уже здоровая, она свободна от мрака и смрада, от всякой болезни (греха) и прямо, как птица, полетит туда, на небо! (Тело наше – оболочка души. Оно как бы охраняет душу, как одежда, как шуба, и шубу носят зимой, когда холодно, когда еще душа не обогрета как следует лучами благодати. А летом не будем уже носить шубу... душа, готовая для вечности, как бы сбрасывает с себя шубу – тело).

Душа – невеста Христова, и нужно заботиться о ее украшении, нужно обогащать ее дарами Святого Духа и изгонять из нее злые страсти. А кто, по милости Божией, избавился от страстей, пусть не возмечтает о себе высоко, не тщеславится, а опять сознает себя грешником. По милости Божией, а не по своим заслугам все спасемся!

Некоторые не замечают, как они идут от силы к силе. И слава Богу! Если грех не влечет больше к себе, знай, что грех тот уже тебе прощен.

Вот и в житии Марии Египетской говорится, что в конце ее жизни грех больше не влек ее к себе. Это и есть прощение греха, освобождение человека от его греховного прошлого. И блаженны те, которые еще здесь, на земле, освобождаются от своего греховного прошлого и от всех страстей и пороков истинным покаянием и сокрушением сердечным.

А сокрушение заключается в том, чтобы сознавать себя недостойным человеком и думать о себе: «Я хуже всех». А если мы подумаем о себе что-либо хорошее – это мерзость для Бога! Надо сокрушаться и думать: «Я плохой человек». Надо каяться, как Мария Египетская каялась. Она была блудница, а потом возвысилась, сделалась уже при жизни святой, а все равно говорила: «Я плохой человек». Вот в этом и заключается сокрушение, чтобы мы не кичились, не тщеславились собой, а сознавали бы, что мы очень грешные, что мы хуже других. Надо размышлять: «Другие спасутся, а я не спасусь, потому что я других осуждаю, а о себе думаю хорошо».

Камень – твердое вещество, а вода мягкая – жидкость, но она может пробить камень. Вот так и молитвенные слезы пробирают сердечную окамененность. Как Господь радуется, когда мы сокрушаемся, когда мы приходим в церковь, исповедуемся, причащаемся. И Он опять принимает нас в Лоно Свое, как говорят, в Лоно Великой Любви.

Слава Богу, что мы пришли в Церковь! Мы – грешные, но не желаем больше быть рабами сатаны, а желаем всегда быть с Господом! И награду тогда получим, когда мы смиримся! А то: «Я не виновата...», и начинает оправдываться, а это не угодно Богу.

Был такой случай.

Одна подходит причащаться, а другая зашла, плутовка, вперед и прямо плюнула ей в лицо, а та вытерлась и говорит:

– По грехам моим я больше заслуживаю.

Батюшка улыбнулся и похвалил:

– Правильно сделала. Вот тебе награда от Господа! – Причастил ее и сказал:

– После службы подойдешь ко мне.

Дал ей потом большую просфору и сказал:

– Она хотела тебя отлучить от Причастия, хотела, чтобы ты прогневалась, чтобы ты огорчилась, а ты с радостью: «По грехам я больше заслуживаю». Вот так и делай всегда!

И вы, возлюбленные, поступайте так же.

Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. Нет у нас ничего хорошего, а мы иногда гордостью страдаем. Некоторые предъявляют претензии:

– На меня не обратили внимания, с другими разговариваете, а со мной не разговариваете...

Это значит, что мы себе цену знаем! Это уже – гордость!

Когда Анатолий Великий сказал бесу, что Бог простит ему, если он будет каяться, просить прощения хоть один месяц, то демон ответил: «Я буду унижаться перед людьми? Да я буду повелевать ими! Буду навязывать им свою волю. Что захочу с ними сделать, то и сделаю! Я не буду унижать себя!» И отказался от покаяния. Видите, какие бесы гордые! Вот и мы, когда гордимся, подражаем бесам. Избави, Господи!

* * *

Теперь, возлюбленные, хочу вам напомнить евангельский пример. Пришли в церковь два человека: один фарисей, другой мытарь. Фарисей много молился, постился, добрые дела делал, милостыню подавал. Он прошел вперед, потому что чувствовал себя на высоте положения, и так говорит в молитве своей:

– Благодарю Тебя, Господи, что я пощусь, и молюсь, и милостыню творю, и что я не такой грешник, как этот мытарь. Он всех обманывает, фальшивит, обмеривает, присваивает чужую собственность, а я не ворую, живу честным трудом, да еще отдаю десятую часть от своего заработка.

Так он хвалился, тщеславился своими добродетелями. А мытарь был грешник – сборщик податей, и, конечно, он присваивал чужие деньги себе. Он стоял на паперти: не смел пройти вперед, чувствуя угрызения совести. Он даже не мог поднять свои глаза кверху. Ему было стыдно перед Богом, перед людьми и перед своей совестью. Сокрушаясь о своих грехах, он думал: «Я хуже всех людей, я фальшивый человек: обсчитываю, обманываю, обижаю людей, собираю с них больше того, что положено...» И, бия себя в перси, то есть по груди, взывал ко Господу:

– Боже, милостив буди мне, грешному! Не хочу я жить такой нечестивой жизнью, довольно мне больше так жить! Прости, меня, Господи, помоги мне оставить мои порочные дела!

И Господь, видя, что этот грешник имеет намерение исправить свою греховную жизнь, повернуться к благочестию и удалиться от нечестия, простил мытаря за его искреннее раскаяние, за его такое сокрушение. А фарисея Господь не оправдал, потому что он тщеславился и осудил мытаря.

Вот и мы, возлюбленные, часто бываем фарисеями, с большим самомнением о себе.

– Я помолилась, попостилась, а моя знакомая по службе и в церковь не ходила, а идет причащаться!

Вот это и есть фарисейство! Избави нас, Господи, от этого!

Будем же все мытарями, и Бог простит нас. Конечно, в перси вы себя бить не будете сейчас, а складывайте вот так ручки на груди, правую на левую – это называется небесное смирение – и с сокрушением сердечным подходите к Кресту и Евангелию, мысленно взывая: «Боже, милостив буди мне, грешному!» Просите, чтобы Господь помог вам исправить свою греховную жизнь, и Господь оправдает!

А мытарь, между прочим, сделался потом подвижником!

* * *

Целуя Крест и Евангелие, этим вы как бы даете присягу в том, что исправите свою греховную жизнь, что меньше будете делать тех пороков, которые вы допускали: меньше осуждать, меньше злобиться, меньше гневаться. Ведь этим мы удаляем Духа Святого от нашей души, и тогда душа делается мертвая. Когда гневаемся – удаляем от себя Духа Святого и Господа распинаем, когда осуждаем – Господа распинаем и Духа Святого удаляем, когда напраслину говорим на человека – то же самое. А мы этого не понимаем, как страшно осуждать, гневаться, раздражаться, иметь о человеке плохое мнение.

А то бывает: посмотрит на человека и еще не знает, кто он, а по одному внешнему виду уже делает свое заключение – осуждение:

– Я уже по походке вижу, я уже вижу по лицу, что этот человек не подходящий.

И уже осудили, а ведь не знают человека!

Один монах видел, как на Страшном Суде спрашивают самое главное – любовь к Богу и ближнему: «Чтил ли ты отца и мать? Удалял ли ты от себя Духа Святого?» А удаляем Духа Святого, когда мы гневаемся, осуждаем человека. Если вы это делали, в Царство Небесное не попадете, несмотря на то, что вы говорили: «Господи! Господи!»

Надо молиться за отца и мать; если они умерли, все равно за них надо молиться. Если живы, тоже надо их чтить и молиться за них.

Любить Бога – это значит, надо молиться, читать Евангелие. А любить ближнего – вот когда вы будете подходить под разрешительную молитву, мысленно рассуждайте так: «А не задерживаю ли я народ? Что ж я, эгоист, только о себе думаю! Как бы мне сделать так, чтобы не задерживать человека!»

Здесь, в храме, на базаре, в магазине – где бы вы ни были, старайтесь, чтобы не было смущения, чтобы ближний не смутился из-за вас, чтобы уступать дорогу ближнему... Понятно?

* * *

Я ей говорю: «Сначала к батюшке надо подойти, а потом ко Кресту и Евангелию». Нет, она идет ко Кресту и Евангелию. А дальше что? Дальше – кладет руку, пальцы свои, на Крест и Евангелие и начинает перечислять грехи, а остальное ее не касается, что люди ждут. Я ей говорю:

«Хорошо, мы пропустим этих людей, а потом с тобой...».

Вот так некоторые подходят и форму выполняют, а Богу не форма нужна! Как говорится: «Со своим уставом не входи в чужой монастырь!» – пришла в церковь, подчиняйся определенному порядку, а не устанавливай свой. А врагу только это и нужно, чтобы уловить человека, чтобы человек проявил свою силу воли. В мирской жизни это считается даже похвально: «Вот человек принципиальный! Вот какая настойчивость! Вот какую гордость проявляет!» А в духовной жизни это – грех! Вот почему некоторые (многие!) пишут покаяние на бумаге, а батюшка потом все это прочитает у себя, помолится и сожигает. А некоторые все хотят беседовать во время исповеди, а исповедь – это не беседа, а это таинство.

Верить надо тому, что батюшка говорит: батюшка – свидетель Христа, а Христос невидимо здесь пребывает и видит сердце человеческое. Конечно, «грядущего не изжену вон» – все идут на исповедь, и никого нельзя отлучить, но когда человек упорствует на своем, вот тут и получаются всякие секты и ереси, а человек думает: «Я правильно делаю – как я хочу!» Вот такие люди и идут в секту, в ересь. Избави, Господи! И жалко таких. Конечно, Господь никого не принуждает: хочешь верить – верь, и получишь вечное счастье. Церковь – это корабль на море, если с корабля сорвался... погиб, а пока на корабле – море не страшно. Так и мы, если находимся в единении с Церковью, то мы не пропадем, а если хоть немного удалимся, то погибнем.

Не дай Бог иметь такое упорство, своеволие! Вот почему и говорится: «Кому Церковь не мать, тому Бог не отец».

* * *

Если мы надеемся только на одно милосердие Божие и забываем о правосудии Божием, то это великий грех, это как хула на Духа Святого! Мы иногда на исповеди как бы обряд только совершаем и подходим к Чаше – тоже как бы обряд выполняем. А мы должны дать обет, что с теми греховными пороками и привычками мы будем бороться и не делать их больше. Бывают нарекания, что некоторые богомольцы причащаются каждый день. На это просто можно ответить. В древние времена литургии совершались ежедневно, назывались они – АГАПЫ, то есть «вечери любви». Собирались вечером, молились всю ночь, а утром, когда наступал свет, причащались все – весь храм! А потом Церковь установила порядок, имея в виду наши немощи. А если мы будем проявлять усердие, то, как говорит преподобный Серафим Саровский, Господь Один и Тот же всегда: «вчера, днесь и Той же и во веки»...

Некоторые приезжают (в моем опыте) на неделю и так рассуждают: «Да, Господи! Я недостоин приступить к Священной Трапезе, но приступаю, дерзая на неизреченную Твою милость, ибо «не ради праведных, но ради грешных пришел еси», и дерзаю причащаться примиренным, с сокрушенным сердцем, со страхом Божиим».

Такое причащение будет ему не в суд и осуждение, но во исцеление души и тела. И, причастившись, он опять едет в свои места, где, может быть, даже нет храма или удален на несколько километров и потому у человека бывают затруднения в причащении и он не причащается год и даже больше. Как же такому человеку можно отказать в причащении или упрекнуть в том, что он дерзнул причащаться? Господь дал нам великий дар и талант – РАССУЖДЕНИЕ. Мы ведь не бессмысленные животные, а мы разумные существа, и во всех случаях надо подходить не по форме, а по существу, рассуждая, с каким намерением подходит человек к Святой Чаше, и тогда допускать такого человека через неделю, а иногда даже через 2–3 дня к причащению Святых Таин.

Долго не причащаться – бедствие для души. Душа начинает зарастать тернием грехов, впадает в уныние. И потом сколько надо молитвенных трудов, покаянных слез, чтобы привести душу в прежнее благодатное состояние. Некоторые говорят, что в древнее время христиане причащались каждый день, потому что время было трудное. А сейчас разве не трудное?

«Нет ничего выше и более литургии ни на небе, ни на земле!» – восклицает один отец Святой Церкви. Дерзайте, возлюбленные, причащаться, когда тянется душа к благодати, и не удерживайте этот порыв. А то говорят: «Батюшку не видела, чтобы благословение получить, а хочется причаститься». В таких случаях надо причащаться!

Враг всеми силами старается человека отстранить от Причастия. Утром забылся – зубы почистил, и уже человек в смущении: «Как же я могу причащаться?» У других блудные, хульные помыслы приходят. Тоже не надо этим смущаться, а идите причащаться. Только не надо соглашаться с помыслами, они не ваши, и гоните их: «Не соизволяю!» Не соглашаться с помыслами – подвиг!

Причастие бывает в суд и осуждение, когда не верят, что в чаше Кровь и Тело Христово. Ни в коем случае не допускайте никакого сомнения! Если будут какие сомнения в вопросах веры, то читайте молитву отца одержимого отрока: «Верую, Господи, помоги моему неверию!» (Мк.9:24).

* * *

Господь всемогущ! Он может нам дать разум, свободу, разумную волю, но Он ждет нас: без нашего соизволения Господь не войдет в нас. Он дал нам жизнь, принял нас в Церковь Свою, но мы, по нерадению, не прибегаем к спасительным средствам ее и снова оскорбляем, распинаем Господа. Грехи наши ослепляют души наши.

Воззовем же со слезами: «Господи, помоги нам, помилуй нас! Умножь в нас веру!»

Вера – ключ в сердце человеческое, а неверие закрывает Господу вход в сердце. Кто будет иметь веру и любовь в сердце своем, у того будут вырываться из сердца потоки благодарности к Богу.

* * *

Вы не представляете, как Господь милостив к нам, грешным! Он попускает нам нести скорби, болезни, испытания, побеждая этим злую силу, в нас живущую.

По природе своей мы падки на грех, забываемся часто и уклоняемся с правого пути, идем уже на поводу у злой силы, живем в угоду своим страстям, питая самоцен, самомнение, тщеславие. И как бы по принуждению заставляем себя благоугождать Богу, а Господь хочет, чтобы мы с охотой Ему работали. И вот наши скорби, болезни, испытания – это уздечка, посредством которой Господь направляет нас на истинный путь спасения, смиряет нас.

Если лошадь не остановится или не повернется, куда ее направляют, то она разрежет уздечкой язык. Ей больно бывает, поэтому она слушается управителя. Так и мы: когда нам больно, мы охотнее покоряемся воле Божией! Вот я смотрю, как иногда дети нам, взрослым, показывают пример. Взрослые вне очереди хотят скорее подойти, а ребенок стоит спокойно.

– Сколько ей лет?

– Трех лет нет.

– Как ее звать?

– Татьяна.

– Видите, Татьяна стоит спокойно, ждет, когда подойдет ее очередь. А ведь дети вне очереди всегда идут. А она, видите, умница! В таком возрасте уже терпеливо ждет. Я даже удивился, какая она терпеливая девочка: стоит и не плачет, не требует, чтобы ее скорее подвели, не капризничает, что ей скучно здесь. А она молитву какую-нибудь знает? А ну-ка, покажи, как ты молишься? Вот, Татьяна, дам я тебе сейчас крестик, и будешь его целовать. Научите ее, чтобы она крестилась правильно.

* * *

Подойти вне очереди, подслушать, подглядеть – тяжкий грех, совесть у человека в тумане, и никто в этом не кается. А когда человек идет по очереди – благочестиво! Не дай Бог потерять страх Божий! Это – духовный эгоизм: только бы мне было хорошо! Вот и мы всякие выгоды себе ищем, живем нечестно, а нужно жить честно. Мы христиане и должны давать пример для ближнего, а мы в магазине, в других общественных местах в очереди допускаем соблазн, а это значит, что мы фальшивые христиане.

– Ты откуда приехала?

– Из другого города.

– Из какого? Говори! Тут ничего особенного... А там церковь есть? Ходи и набирайся смирения, потому что сейчас открыл Промысл Божий, что в тебе имеется недуг – высокомерие, фарисейство.

Ведь благодать – это что?.. Когда все делается по смирению. Стоишь в очереди и ждешь. А ты стоишь в стороне и думаешь: «Пускай все подойдут, а я потом на просторе, отдельно». Как фарисей стоял впереди: «Пускай там грешники, а я знаю, что делаю!» Это называется высокоумием. А как все, так и ты: люди идут, и ты встала в очередь и иди. Подошла твоя очередь – пожалуйста!.. А то разойдутся, а мне потом приходится отдельно заниматься:

– А я не слышала...

Вот у некоторых такое рассуждение! Батюшка причащает, причащает, а она стоит в стороне: «Пусть батюшка всех причастит, а потом подойду». Батюшка уже входит в алтарь с Чашей, а она: «Батюшка, а я еще не причастилась!» И вот для нее отдельно выносят Чашу – это ж непростительный грех!

Твое такое рассуждение неправильное. Вот я тебе говорю, а не то, что «вот разойдутся, а тогда я подойду на просторе». Это вроде того, что – между прочим: «так и быть – и я подойду». Нельзя так! Надо тянуться к благодати, нужно понудить себя, постоять, пускай тебя помнут, потрут. А ты стоишь, и никто тебя не толкает, как фарисей! Не дай Бог такого фарисейства!

Это, возлюбленные, всех касается! Как все стоят, так и мы должны. Трут, мнут, толкают, на ноги наступают – смиряйся: «За грехи мне больше нужно!» А не так, что «пускай идут, а я буду стоять в стороне, на просторе подойду». А потом: «Батюшка, а я не причастилась». И ей должны выносить отдельно Чашу. Это очень плохо! Понятно вам? Вы уж простите меня за строгость!

Я боюсь, что мне придется тоже палочку брать, как Иоасафу Белгородскому... А то иногда по губам бьешь, а руками неудобно монаху. Так что ты должна помолиться за меня! Хорошо?

Ну, помоги, Господи!

* * *

Приезжают в монастырь, как на курорт или в санаторий. Хотят, чтобы было уютно на квартире, чтобы хорошо поспать, поесть, чтобы в храме никто не мешал, чтобы спокойно можно было помолиться. А это своего рода прогулка, это не подвиг! Подвиг заключается в стеснении, воздержании. А то приезжают, знаете, как будто к куму или куме.

Когда вы входите в дом, то говорите: «Мир дому сему!» Если вас с миром принимают, это хорошо! А если они промолчат, то ничего! А если скажут: «Вон отсюда, выходите!», тогда, конечно, как говорится, и прах отрясите, уходите, а все равно вас Господь не оставит! Понятно?

А мы заходим в дом, и в первую очередь: «Ну, как там? Что слышно? А на базаре, какая там цена?» И пошли празднословить вместо того, чтобы сказать: «Мир дому сему!» И вспомнить имя Божие христианской молитвой.

Некоторые, с Божией помощью, так выходят из дома: «Господи, благослови!» – вышел, дверь перекрестил (если рядом соседка неверующая или др., чтобы на грех не наводить, мысленно перекрестит) и идет спокойно. И действительно, когда вы Печать Божию положили, тогда уже не страшны никакие чародеи, никакие колдуны, ни воры, ни разбойники.

* * *

Ни одной птички нет: они улетели. Почему? Потому что стало холодно, а они боятся холода. Так и бесы боятся молитвы и креста. Вот старайтесь так делать: крестик целовать, не забывать молиться утром и вечером, никого не осуждать, и тогда все хульные и блудные помыслы, все немощи – все улетит! И вы поправитесь!

Пчелка приносит много пользы: она собирает воск – и вот в церкви горят свечи, собирает мед – им исцеляются болезни, но когда подходят близко к ее владениям, то она жалит. Господь наказывает ее за это, и она умирает, а тот, кого она ужалит, живет и здравствует, а иногда даже исцеляется от болезней. Вот так и человеку, которого осуждают, нет вреда от осуждений, клеветы, напраслин – наоборот, он исправляется и исцеляется от душевных недугов, а тот, кто осуждает, терпит вред, потому что душа его ожесточается, и она может умереть. Поэтому, если мы осудим кого-нибудь, тогда нужно скорее каяться. При этом нужно сказать: «Господи, я осудила и празднословила, прости меня!» Надо поцеловать крестик, положить три поклона и стараться избегать этого порока.

А если нас осуждают, то нужно все с радостью принимать, как от руки Божией, как бальзам на раны греховные. Когда на руке бывает ранка, то человек спешит залить ее йодом, так как йод очищает рану. Хоть и пощиплет, но зато быстро заживает. Лицо – это зеркало души человеческой. Вот посмотришь иногда в глаза и на лицо и сразу увидишь у человека внутри болезнь... тщеславие, гордость. А гордый человек – это пустоцвет! Когда колос пустой, то он стремится вверх, а полный колос склоняется вниз, так и человек со смиренной душой низко о себе думает и не кичится.

* * *

Не слышали молитву? А в храме были! Так это все равно, что слышали. Ведь бывает исповедь глухая, немая. Немой и глухой человек не слышит и не может говорить, а все равно бывает на исповеди. Поэтому, если вы были в храме и не слышали только потому, что не слышно было, это все равно, что вы слышали. Это не обязательно, что тут стоять около батюшки, а лишь бы быть в храме.

* * *

Старайтесь после исповеди нудить себя к лучшему: если вы, например, черным словом ругались, старайтесь оставить эту привычку, если кого осуждали, старайтесь как можно меньше осуждать, и вы тогда с каждым днем все меньше будете грешить и будете идти от силы к силе духовной, и вы сами себя потом не узнаете. Сразу, конечно, грех не поборешь: он имеет ядовитую силу. Вот представьте себе: вы выпили яд какой-нибудь... У-у! Какое расстройство всего организма вы чувствуете! Кровь горит, появляются спазмы, рвота, судороги – человек отравился... Ужасное состояние!

И вот стараются скорее извлечь яд. У человека искусственно усиливают рвоту, чтобы вызвать яд наружу, чтобы вывести его из организма. Точно так же и грех. Грех производит ужасное действие в душе! Он вредит совести, вредит характеру, вредит душе, сердцу нашему, и его нужно скорее оттуда выбросить! Чем? Покаянием!

* * *

Сейчас вы будете помазываться елеем и прикладываться к святыне, которая дает великое утешение и очищение.

Елей – это милость Божия. Мы хотим, чтобы Господь был к нам снисходительным, и Он, по Своей милости (не по Правосудию!), проявляет к нам Свою любовь и очищает всю нашу греховность. Поэтому подходите с хвалением и благодарением Господа, помня, что по Правосудию Он должен был бы наказать нас, а по Своей милости Он нас жалеет и обновляет, хоть мы и повинны пред Ним. Будем же благодарить Господа за все Его милости и щедроты, да в частности за то, что мы здоровые и пришли в церковь. Ведь есть такие, которые лежат в постели и в храм не могут прийти, а другие по семейным, служебным и другим обстоятельствам тоже не могут прийти в храм и не могут получить этой великой радости – елеосвящения! А вы получите! Слава Богу!

* * *

Как же мы счастливы, что Господь всем нам дает возможность спастись и в разум истины прийти. Господь говорит: «Не хочу смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему».

Слава Богу, что вы пришли сюда на исповедь, потом причаститесь и, с Божией помощью, получите исцеление греховности. Только исполняйте эти два правила – Серафима Саровского и Богородичное!

* * *

Возлюбленные, говорите свои имена! Я помолюсь за вас в алтаре. Я так молюсь о духовных чадах: «Господи, Ты дал мне дерзновение пасти их, сделай так, чтобы они спаслись».

Сегодня буду молебен служить после литургии, так что еще помолимся: я за вас, а вы за меня помолитесь. А молиться как?

– Спаси, Господи, моего духовного отца (имя) и его духовных чад – вот и все!

Это не так трудно, но зато какая милость Божия и какая благодатная сила покроет нас против сатанинской силы!

Будем, возлюбленные, всегда друг друга поминать на молитве! Священнический долг – вести паству ко спасению, а враг за это мстит. Но когда вы молитесь за отца духовного, тогда ему бывает легко.

Мне завтра надо проповедь говорить за поздней литургией. Как говорит Господь: «Без Мене не можете творити ничесоже».

Если Господь не поможет, то я ничего не смогу сказать, я ничто... Прошу, помолитесь. Если вы не помолитесь, то я оскандалюсь и вы скажете:

– Вот так батюшка! А еще вышел говорить, а ничего связного не сказал.

А это почему? Потому что вы не помолились. А если вы помолитесь, то все будет хорошо. Так я прошу: помолитесь! Хорошо?

Если завтра будете причащаться, то до 12 часов ночи можете выпить чаю, водички, а после 12 нельзя, а кто может совсем воздержаться – очень похвально!

Все! Исповедь закончена, слава Богу! Храни вас Господь!

Поучения на молебнах

Возлюбленные, в сегодняшний день я хочу вам объяснить о сане священства и о достоинстве монашеского чина. Многие люди не понимают этого: подходят к батюшке за благословением без страха Божия, непринужденно разговаривают с ним, как с кумом или кумой, и поэтому не получают надлежащей пользы. Таких людей приходится останавливать и проявлять к ним строгость. Назначение священника хорошо отражено в «Пастырском богословии», и когда читаешь книгу, прямо страшно становится. Святой Иоанн Златоуст убежал в пустыню, когда его хотели сделать иереем. В пустыне он написал специальную книгу «О священстве», в которой подробно объяснил, что такое священник и какую ответственность он несет.

Если только священник не будет высоко держать достоинство своего сана, то в первую очередь попадет в ад кромешный за то, что нерадиво отнесся к своим обязанностям.

Я читал книги святых отцов, в которых они указывают, что духовник не должен быть ласкателем или в роли какого-то кума или кумы. Вот с кумом можно разговаривать на разные темы, а к батюшке надо иметь другое отношение. Батюшка дается не для дружбы, а для спасения, и он должен свой сан священства оберегать. И вы должны это понимать и подчинять свои личные и житейские интересы общим церковным интересам. И те люди, которые не уважают сан священства, отсеиваются.

Поэтому, возлюбленные, не обижайтесь, если я проявляю иногда строгость. Строгость нужна для того, чтобы не умалить сан священства. Плохо, когда все нас хвалят, надо избегать похвалы, но и когда подходят к батюшке без благоговения и страха Божия и разговаривают с ним так, между прочим, и о таких вопросах, которые, по сути дела, даже не касаются священника, это тоже очень плохо. Это называется празднословием. А назначение батюшки – не терять молитву, спасать души: увещевай, обличай, но спасай. Пусть лучше люди обидятся, нежели Бога прогневать и потерять благодать.

* * *

В Ветхом Завете так рассказывается об одном священнике. Был служитель при церкви, священник Илий. У него было два сына. Они служили вместе с отцом, но вели нечестивую жизнь, а он видел это и никаких мер не принимал, чтобы приостановить их нечестивые дела.

И вот Господь говорит пророку Самуилу:

– Скажи священнику, что его дети занимаются нечестивыми делами и если не исправятся, то будут строго наказаны и сыновья его, и сам Илий за мягкотелость.

Священник Илий не принял никаких мер к их исправлению. Тогда Господь сказал: «Я объявил ему (Илию), что Я накажу дом его навеки за ту вину, что он знал, как сыновья его нечествуют, и не обуздывал их. И посему клянусь дому Илию, что вина дома Илиева не загладится ни жертвами, ни приношениями хлебными вовек» (1Цар.3:13–14). Так и умерли все трое, Илий и оба сына его.

В наше время один батюшка тоже вел нестрого своих духовных чад, и некоторые имели такую привязанность к нему, что так рассуждали:

– Нет батюшки, и нам здесь нечего делать, поедем искать его!

А ведь Христос здесь. Матерь Божия здесь, и все святые здесь. К Богу надо иметь привязанность, а не к человеку!

А кто имеет привязанность к человеку, тот «несть Мене достоин», сказал Господь. И некоторых приходится даже отлучать. А когда проявляешь строгость, делаешь замечания, тогда начинают оправдываться:

– А я неграмотная.

– Да я не знала.

А там, где не нужно, она вставляет свое слово, как будто что-то знает. А некоторые прямо пишут: «Батюшка, я приехала, думала с вами разрешить такие-то, такие вопросы, но не смогла этого сделать. Поэтому я очень огорчена. Не знаю, собственно, зачем я приезжала, только деньги истратила...»

Вот такое огорчение!

А по сути дела, вы приезжаете получить не только от батюшки утешение, а главное – от Духа Святого получить благодать. Надо рассуждать так: «Значит, я недостойна, чтобы мне уделили внимание, значит, я не помолилась как следует. По Сеньке шапка!»

Одна слепая видит: церковь горит, и она тревожно кричит. У нее, значит, имеются внутренние глаза. А когда люди огорчаются, ропщут, это хуже, чем телесная слепота. Избави, Господи!

Вчерашний день проходит мимо колодца один наш иеромонах и слышит разговор двух женщин, а потом пересказывает мне:

– Что я слышал! У колодца разговаривают две женщины. Одна говорит: «Батюшка наш стал очень строгий, не нужно нам такого батюшку, найдем себе другого». И другая соглашается с ней.

Я ему говорю:

– А ты бы им сказал: ко мне идите!

– Да такие,– говорит,– и мне не нужны, которые хотят видеть в священнике ласкателя и человекоугодника, а не духовного наставника.

Поэтому, возлюбленные, будьте аккуратными, собранными. Прежде чем подойти к батюшке за советом, старайтесь помолиться:

– Господи, положи на сердце батюшке, что мне полезно для души.

Подходить надо со страхом Божиим, нерассеянно. Если вы хотите, чтобы за вас молились, то прежде вы сами должны помолиться, записку написать, помянуть батюшку. Просить совета у батюшки надо благоразумно, прежде помолитесь:

– Господи, помоги, чтобы батюшка мне ответил, чтобы я имела страх Божий и была нерассеянна.

На моем опыте был такой случай. Приезжает одна и говорит:

– Я, батюшка, за вас молюсь, молебны заказываю.

Думаю: что же это такое? Говорит, молебны заказываю, а сама записки не подает и не молится. Ведь в это время, когда ты просишь помолиться, и ты помолись. Такое молитвенное единение имеет великую силу, по словам Спасителя: «Где двое или трое во имя Мое, там и Я посреде их».

Все священноиноки, в том числе и я, молятся так:

– Не мене ради, но ради благодати священства, на мне лежащей и во мне пребывающей, Ты, Господи, соделай так, чтобы выручить этого человека, по вере его.

И человек получает великую благодать по молитве батюшки, а если веры у него нет, то ничего не получается. И большей частью, смотришь, приходят, просят, а веры нет, то есть рассеянные, говорят, как с кумом, и просто обидно делается: умаляют достоинство священника и не уважают иноческий чин. Подвиг монашеский заключается и в том, чтобы близких, родственников, которые умерли без покаяния и мучаются там за сделанные грехи, выручать, спасать их души. Тот монах, который правильно ведет свой образ жизни, имеет дерзновение спасти несколько поколений умерших и живых.

Вчера я читал одну небольшую брошюрку, там очень глубокие мысли о монашеском постриге. Какое страшное борение с помыслами переживает человек, когда принимает монашество. Монашество принимать – это то же самое, что погребать себя заживо для мира. Мир для него уже не существует, он – монах.

Некоторые задают вопросы монахам:

– Как вы живете? Читаете ли газеты? Интересуетесь ли тем, что в мире делается?

А один мудрый монах говорит им:

– А скажите, пожалуйста, пойдете ли вы на кладбище к покойникам спрашивать у них, читают ли они газеты? Что они вам ответят? Так и монахи. Мы мертвецы для мира!

Действительно, монах умер для мира, его дело – читать Евангелие, Псалтирь, молиться за людей, за весь мир. Сейчас, как говорят, мир в тревоге находится, и вот нам, монахам, приходится особенно усиленно молиться.

Вот, например, пьянствует, развратничает кто из родственников, а к монаху приходят и говорят:

– Ведь ты же монах! А твой родственник пьяница, развратник. Помолись за него!

Монах становится на молитву и говорит:

– Господи! Ты дал мне дерзновение принять монашество. Молю Тебя, сделай так, чтобы мой родственник не пьянствовал, не развратничал, сделай его честным тружеником для семьи и для общества.

Господь слышит эту молитву ради благодати монашества, и тот человек изменяется, делается честным тружеником. Вот какое благородное назначение монаха, тем более священноинока!

Возлюбленные, сейчас я перечислю, какие акафисты и молебны заказаны. 22 акафиста. Если мы будем читать их полностью, то придется читать до вечера, поэтому будем сокращать, но зато усердно, горячо будем молиться и петь будем молитвенно. Вот, например, можно пропеть быстро, мажорно: «Радуйся, Корнилие... или вот так: Ра-а-дуй-ся, Корни-и-ли-е...» Правда, молитвеннее? Лучше меньше читать, но всем существом своим петь и молиться? Постараемся не на форму обращать внимание, а на сущность, чтобы все в нас молилось: и зрение, и слух, и обоняние...

Вот вы приехали к неверующим людям, уж тут поклоны класть нельзя, над вами только смеяться будут, а может быть, далее и выгонят, скажут: «Приехали какие-то мракобесы, уходите отсюда!» – и вместо молитвы получится соблазн, будет хулиться имя Божие. В таких случаях не рекомендуется неверующих наводить на соблазн. Что ж делать? Сегодня пропустил поклоны, завтра и т.д., и набирается 5–6 дней, а то и больше. Некоторые усердные молитвенники стараются потом все восполнить:

– Я задолжал перед Богом 1000 поклонов – и начинает их бить все в один день.

И, конечно, эти поклоны кладутся механически, лишь бы долг выполнить. А Богу это даже противно, когда без усердия молимся. Молиться надо осмысленно и поклоны класть надо с молитвой Иисусовой или с другой молитвой. Когда мы читаем 150 раз «Богородице, Дево...», то тоже не механически должны читать, а осмысленно. Если пропустить за 5 дней Богородичное правило, то не нужно читать залпом 750 раз, чтобы восполнить долг (наш долг заключается в том, чтобы усердно молиться), а нужно один раз прочитать правило, но с усердием, прочитать так осмысленно, с такою верою, чтобы всем существом прочувствовать, и этим покроется долг.

Вот и мы сейчас не будем задумываться, как прочитать столько акафистов. Читать их будем не полностью, зато недостающее восполним усердием. Не жалейте свои голоса, а то голоса есть, а вы сдерживаетесь, несмело поете. Надо смело петь, потому что «ни холоден ни горяч» Богу не нужен. Богу горячий нужен!

Апостол Павел был гонитель Церкви, а потом он стал каким ревностным, усердным! Вместо горячего гонителя Господь сделал его первоверховным апостолом за его усердие. Он больше всех сделал для Церкви. Он всю Вселенную прошел, и как он говорит про себя: «Я был изверг, гонитель Церкви, но сейчас сделался апостолом, не я, но благодать сделала меня».

Видите, когда благодать войдет в человека, тогда согреет и сделает его горячим. А если мы холодны, то благодать как бы скользит по поверхности, лишь только касается, а внутрь не входит. Дай Бог нам сделаться горячими!

* * *

Прикладываться к иконе во время молебна не надо. Если кто будет подходить, то вы задерживайте таких в духе христианской любви, не пускайте. А то вчера одна другую толкнула, и получилась неприятность. А можно сказать:

– Сотвори любовь, не разрешается сегодня прикладываться.

Мы молимся Божией Матери, а тут идет хождение. Это значит, что мы не уважаем святыню и людей, которые молятся. Тогда мы уже не святыне молимся, а тому человеку, который здесь проходит, прикладывается.

В Успенском храме паперть – это вся стена до печки. У двери иногда холодно бывает, и можно простудиться. Поэтому кто стоит там, проходите к печке. Вчерашний день я кропил там водой и видел, как они, бедные, даже посинели от потока холодного воздуха. Ну вот, пройдите, и тогда мы будем начинать.

Записки передайте чтецам. А то вчера одной дали записку, чтобы передала чтецам, а она подержала-подержала ее и обратно: «Раз так, батюшка не берет, я передавать ее не буду», взяла и передала ее обратно. Это своеволие! А потом она опомнилась, попросила прощения, и все уладилось. Записки, свечи прошу передавать по рукам, сами не ходите.

Некоторые передают записки в свечной ящик и потом прислушиваются, прочитают их или нет. Так нельзя. Господь намерение целует. Было бы ваше желание помянуть, записать и подать. А помянули или не помянули, об этом не заботьтесь, за это не вы будете отвечать перед Богом. Твердо верьте: Господь все знает. Господь все сделает! А вы лучше в это время сами молитесь. А то некоторые говорят: «Мы деньги платим, а там не поминают», – и получается смущение, теряется молитва.

* * *

Бог принимает нашу молитву тогда, когда мы имеем в сердце полное примирение. В первую очередь постараемся всем все простить и пожелать всем спасения: кто нам в тягость, кто напраслину на нас говорил, кто приходил чародейством заниматься или колдовством. Они, по своему неведению, находятся как бы в плену у злой силы, и если освободить их молитвой, то они делаются хорошими людьми. За них надо усиленно молиться, а то мы их только колотим да кровь из носа пускаем и думаем, что это хорошо. Нужно, конечно, дать им почувствовать, чтобы больше не занимались этим черным делом, но больше надо молиться за них и желать им спасения, нельзя проклинать, нельзя им ничего плохого делать. Не дай Бог!

Господь говорил: «Любите враги ваша». Вас проклинают, а вы благословляйте проклинающих. Вот так надо! Тогда мы действительно будем богодухновенными, а в злохудожную душу не внидет благодать. Если у нас в сердце будет огорчение на кого-либо, то не войдет благодать.

В первую очередь я прошу прощения у всех. И вы всех простите, желайте всем спасения и молитесь за них. Благодатию и щедротами и человеколюбием Бог да простит и помилует всех нас!

Потом нужно нерассеянно помолиться: забыть все свои дела, все болезни, все скорби – все забыть и только молиться, тогда Господь услышит нас и пошлет нам помощь Свою.

* * *

Возлюбленные, здоровье – это дар Божий. Музыкальный слух, голос или еще какой-нибудь дар – все это от Бога. Господь дает нам таланты, и каждый талант мы должны умножить и употребить на пользу ближним. Кто зароет его в землю, тот за него будет отвечать.

Некоторые знают, что они умеют петь, умеют читать, а приходят, становятся в стороне и думают: «Посмотрим, как они там без меня сумеют... а я буду стоять и смотреть». И радуются, если у певчих получается не так хорошо. Грешно зарывать талант в землю! Господь не похвалил нерадивого раба, который зарыл талант в землю, а сказал:

– Возьмите у него талант и отдайте тому, кому было дано 10 талантов, потому что тот сумел умножить их и приобрел другие 10 талантов. А тот, кому дан один талант, по своему тщеславию думает, что без него не обойдутся: «А вот посмотрим, как!» – и зарыл его в землю. Так что вы учтите, кто умеет петь, тот должен отдать все. А такие капризы не свойственны для духовной жизни. Поэтому я просто, по-хорошему вас предупреждаю. Господь все знает и намерение ваше целует, а эти моменты греховные надо изживать, так делать не надо.

* * *

Ну вот, возлюбленные, прочитали акафисты, прочитали Евангелие, и надо прямо сказать, я радуюсь за вас, с вами очень легко молиться. Тем более, батюшка благоговейный к нам приехал. Он сегодня, по окончании молебна, опять будет вам крест давать. В алтаре он производит хорошее, благодатное впечатление. Мало разговаривает, усердно молится, внутренне чувствуешь (сердце сердцу весть подает) его благодатное состояние. Кто не молится, тот празднословит, говорит что-либо, расспрашивает, а кто молится, тот больше молчит, сосредоточен в молитве. Вот и вы сегодня неразвлеченно молились, поэтому так хорошо, без искушений прочитали акафисты.

Здесь есть больные. Господь милостив к нам, грешным, Он посылает нам скорби, болезни, испытания, чтобы с их помощью мы могли победить злую силу, в нас живущую (самоцен, тщеславие, самомнение). Скорбями и болезнями, как уздечкой, Господь смиряет нас.

Болезни людям посылаются по трем причинам:

1. Грешникам епитимия (наказание) за грехи, для исправления и для покаяния, когда грешат и не каются как следует.

2. Благочестивым для того, чтобы испытать их в вере.

3. Праведным для того, чтобы не тщеславились, чтобы не впали в фарисейство.

* * *

Некоторые в молодости грешили много, а каялись плохо, эти грехи так и остались. Танцевали много, анекдоты говорили и забыли в этом покаяться, а других людей осуждали. И вот у человека годами хранятся забытые грехи молодости, да еще и другие нераскаянные грехи появляются. За все это у человека появляется одержимость.

Господь, призывая к Себе, посылает такую болезнь, чтобы человек опомнился, покаялся и никого больше не осуждал. Тогда и болезнь пройдет. Обычно исцеление бывает не сразу, иногда через несколько месяцев, иногда через несколько лет, но бывают и такие случаи, когда человек сразу исцеляется. Это зависит от силы покаяния и веры.

Вот помолимся о болящей …, чтобы Господь дал ей покаяние и чтобы она никого не осуждала, а то у нее язычок острый. Правда, острый? Молчание – знак согласия. И потом, наверное, в молодости много грешила. Ретиво провела свою молодость: танцевала цыганочку, анекдоты говорила и осуждала много. Одна поехала к старцу и стала просить его, чтобы он помолился за болящую родственницу, а тот и говорит:

– Передай ей, что она много грешит тем-то и тем-то и что если она не будет больше заниматься этими пороками и не будет людей осуждать, то Господь сразу исцелит ее и она будет совершенно здорова.

Передал он ей святую воду, велел пить и окропиться ею. Когда больная узнала слова старца, она с радостью сказала:

– С Божией помощью сделаю так, как сказал старец: не буду никого осуждать, покаюсь во всех грехах своих и не буду больше грешить.

Выпила она этой воды, покропила себя ею и получила исцеление. Сделалась здоровая.

Вот и вы, которые тут под Евангелием кричали, и другие больные, придет время, когда будете не кричать, не скорбеть, а радоваться.

Возлюбленные! Не думайте, что одержимость – это порок. Это значит, что Господь любит их! Посылает им такой крест для очищения, и они за свои подвиги, за то, что молятся, борются со злой силой и не отходят от Господа, получат великую награду.

Мы тоже должны молиться за них и должны считать, что у нас меньший подвиг, чем у них. Нам положить на себя крестное знамение легко, а одержимому это сделать очень трудно, потому что враг держит его руку и не дает положить на себя крест, а одержимый борется и насильно творит крестное знамение. Это называется подвиг! Так что одержимые совершают известный подвиг, борются со злой силой и за это получают награду – мученический венец. Понятно вам?

Поэтому не осуждайте и не бойтесь одержимых, но молитесь за них.

А вы, болящие, не отчаивайтесь. Грехов у вас много, но милосердия у Господа больше. У Него такое милосердие, которого мы себе представить не можем! Оно покрывает всю бездну наших грехов.

* * *

Сейчас мне сообщили, что одна сильно заболела. А почему? Потому что Господь послал ей такую епитимию, и пускай несет! А вы ее уже чуть ли не на курорт собираетесь послать и хотите, чтобы ее все оберегали. Нельзя так делать! Надо покоряться воле Божией.

В Ветхом Завете есть повествование о том, как священнослужители несли святыню – Ковчег Завета, который по неосторожности несших его людей наклонился и чуть было не упал. Один человек, не имевший сана, по усердию подбежал, чтобы поддержать Ковчег, но за это был наказан внезапной смертью. Он думал сделать как лучше, хотел святыню поддержать, но впал в тяжелый грех, поэтому и пострадал.

Так и она несет крест болезни от Господа. Мы можем только молиться, просить у Господа помощи с терпением перенести испытания, скорби, болезни, ослабить, не поставить во грех, а уж отменить Божию епитимию человек не может.

За что дается епитимия от Бога? За то, что человек не только неразумно, а даже преступно делает. Говорит: «Батюшка, дайте...», а чуть что – и предает... Иуда тоже целовал Иисуса Христа и лобзанием предал Его. Вот она получила от Бога епитимию и теперь страдает.

Еще приведу пример. В одном городе священник был отстранен за штат. Архиерей дважды предупреждал его:

– Если ты не опомнишься, то придется тебе идти за штат.

И вот, когда это случилось, тогда сразу же пошли жалобы: «Он же хороший батюшка». Одна, мое духовное чадо, тоже пошла в защиту его. И вот, пожалуйста...

Так это же дело архиерея! Он знает, за что ему дана такая епитимия. Архиерей сделал это по внушению Духа Святого, значит, надо с этим согласиться. А тут уже восстали чуть не на самого архиерея!..

Батюшки бывают трех видов: истинные пастыри, наемники и отступники. И мы иногда знаем людей... но что можно сделать? Они приходят к нам, но они никогда не были нашими. До времени Господь терпит, а все равно потом отлучит.

Вот приходит мое духовное чадо и говорит:

– Батюшка, я хочу о духовных вопросах поговорить с таким-то священником.

– Воздержись, – говорю ей.

А она пошла и говорит другим:

– Батюшка завидует, поэтому и не хочет, чтобы я еще с кем-нибудь говорила. Разве тот не такой же батюшка? Я хочу с ним побеседовать, хочу с ним посоветоваться.

– Хорошо, – говорю, – пускай она посоветуется с ним, только будет это уже своеволие, потом она будет раскаиваться в этом.

А тот батюшка был как бы ремесленник, а потом сделался даже отступником. Приезжает она опять и говорит:

– Батюшка, что же я наделала...

– Я же вас предупреждал! А теперь вы уже не мое чадо. Раз вы не слушаетесь, идите с Богом.

– Так я же каюсь.

– Мало ли, что каетесь. Надо было тогда слушать!

После этого она много-много слез пролила, и ради этих слез, ради такого сокрушения я ее восстановил и сказал:

– Восстанавливаю вас, но пусть это вам будет уроком. Больше этого не делайте. А если еще повторится, то уже совсем отлучу. Если я не дам епитимии, то Сам Господь даст.

Искренне говорю вам, прямо жалко вас, очень жалко!

Потому что вы по неведению это делаете, а сатана хитрый... По ведению или неведению, а все равно грех, и сатана поймал в сеть. Поэтому давайте эти сети рвать, чтобы не было своеволия или такого предательского положения. А потом начинает выкручиваться, и смотришь, прямо сухая из воды вышла: «А я и не знала!» Начинает оправдываться и думает, что это хорошо. Перед людьми, перед батюшкой оправдаешься, а перед Богом, перед совестью не оправдываешься. Это уже мерзость! Избави нас, Господи!

Поэтому, возлюбленные, сейчас помолимся усердно, чтобы Матерь Божия все наши страсти угасила, а страсти наши – двоедушие, лицемерие, фальшь, говорим одно, а в мыслях другое. Будем молиться и будем надеяться на милость Божию, потоку что Господь правосудный, но Он и милосердный.

* * *

Служу я однажды молебен у раки преподобного Сергия, вдруг подходит ко мне одна и со слезами на глазах говорит:

– Отец, маму положили в больницу, у нее признали рак.

– Отслужи ей водосвятный молебен, – говорю ей, – покропи ее святой водой и пускай ежедневно пьет эту воду.

И что ж вы думаете? Выписали ее из больницы как безнадежную, а дома она стала поправляться. Однажды врачи спрашивают:

– Ну, как больная?

– Да ничего! Идет на выздоровление!

– Как? В чем дело? – удивляются врачи.

– У нее дочка верующая, привезла ей святой воды и святого масла...

– Ну, вы верующие, у вас другой закон. А мы, – говорят, – ошиблись. У нее, значит, был не рак.

И, конечно, историю болезни переделали, потому что им неудобно было признаться, что совершилось чудо от святой воды и масла.

Вот что делает святыня, принимаемая с верою! Она сейчас живет, а рак уполз куда-то!

Многие приезжали с этой болезнью и говорили в отчаянии:

– Эта болезнь неизлечимая; если сделать операцию, то только временно поможет, а потом все равно надо готовиться к смерти.

– Нет! Это по-человечески, а у Бога Свои законы: то, что не может сделать человек, то Бог легко может сделать. Господь может оживить и воскресить и душу, и тело. Понятно вам?

Так и у тебя!

Нога заболела... вот я тебе даю масло святое, будешь мазать с молитвой, говори так:

– Господи, исцели ногу, но не как я хочу, а как Ты Сам благоволишь, твори волю Свою.

Сильным духом никогда не надо просить избавления от скорбей и болезней. Преподобный Серафим Саровский не просил избавления, а на волю Божию полагался: «Если угодно Тебе, Господи, то болезнь сама уйдет», – и никогда не лечился у врачей.

Одна тяжелобольная просила Господа послать ее на один час в ад, чтобы только избавиться от болезни. Господь исполнил ее просьбу. Пять минут она пробыла в аду, а ей показалось это время вечностью.

И просит она опять Господа:

– Верни меня обратно, Господи! Лучше я буду всю жизнь болеть!

Избави, Господи, испрашивать себе кресты!

* * *

Возлюбленные! Много-много можно было бы рассказать о тех чудесах, которые совершает здесь Божия Матерь. Наша обитель имеет особую милость Царицы Небесной. Здесь престол в честь Успения Божией Матери, здесь ежедневно мы возносим Ей сугубую молитву.

Наступает торжественный праздник обители – Успение Божией Матери.

В 1973 году будет особенное торжество в день Успения Божией Матери, так как исполняется 500 лет со дня основания Свято-Успенской Псково-Печерской обители. В этот праздник ежегодно бывает большое стечение гостей и богомольцев. А в будущем году еще больше будет приезжих духовных лиц. И даже Святейший Патриарх Пимен собирается посетить нашу обитель. Кто может, обязательно постарайтесь приехать на это торжество.

Праздничное всенощное бдение в этот праздник совершается на площади перед Успенским храмом. Народу собирается много, что такое количество богомольцев не может вместить ни один храм. На площадь выносят чудотворную икону успения Божией Матери, и перед ней молится собор священнослужителей и весь народ. А потом крестным ходом с тысячами горящих свечей все поднимаются по дорожке и проходят через Никольские врата на Михайловскую площадь, где и заканчивается всенощная.

Возлюбленные! Старайтесь благоговейно провести этот праздник. На территории обители шуметь ни в коем случае нельзя. Если и службы нет, то все равно ангелы Божии витают, и когда мы непристойно ведем себя, то мы огорчаем ангелов, черним свою совесть. Поэтому, возлюбленные, вы сюда приехали не в дом отдыха, не в санаторий, а вы приехали в дом молитвы. А то некоторые огорчаются:

– Тут и квартиры нет, а тут еще дождь, и зачем я приехала?

Отдых – это хорошо для нас, а подвиг – выше. А вы приехали в обитель, чтобы совершить подвиг, то есть перенести все лишения, неудобства для тела, и надо все перенести без огорчения. Вот вас промочило, пришли отдохнуть, обсушиться, а квартира не совсем уютная, да там еще и неверующие живут...

А ведь сказано: «Аще и во ад сниду, если Ты, Господи, со мною, не убоится сердце мое». Неверующие пусть себе делают, что хотят, а вы молитесь под одеялом. Они вас не слышат и не знают, чем вы заняты, а Господь знает. Он и намерение целует. Поэтому не надо огорчаться.

Раньше в Киев и в другие святые места пешком ходили, на дворе спали и радовались, что они совершили подвиг, а вы приехали на поезде, и здесь вам все удовольствия предоставь. Все у вас получаются упреки и огорчения: «Батюшка, я приехала, и негде остановиться, а тут еще дождь промочил...»

А Матерь Божия обижается, что у вас такое огорчение на такой великий праздник! Значит, вы приезжаете сюда, чтобы получить удовольствие, а сюда приезжают не удовольствие получить, а подвиг совершить и получить благодать. За подвиг Матерь Божия даст и награду, и утешение, и исцеление от болезней. Понятно вам?

Итак, старайтесь, возлюбленные, на территории обители вести себя благоговейно, как по-мирскому говорят, «культурно», или так еще говорят: «В общественном месте это нехорошо», то есть кричать, свободно разговаривать, ходить, толкать людей.

* * *

Возлюбленные, перед иконой Успения Божией Матери читается две молитвы. Одна молитва большая, она будет читаться завтра вечером после соборного акафиста Божией Матери, а другая молитва короче, ее чаще поют у нас, это «Царице моя Преблагая». Так сегодня мы споем «Царице моя Преблагая», а завтра вечером послушаем большую молитву, которую будут читать после соборного акафиста Успению Божией Матери.

Торжественный молебен Успению Божией Матери у нас совершается по особому чину, потому что Киево-Печерская лавра сейчас закрыта, а у нас как бы филиал. В Успенском храме есть престол преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских, поэтому некоторые моменты службы и напевы у нас киевские. Этот чин богослужения Успению Божией Матери у нас совершается каждое воскресенье киевским распевом. Завтра послушаете молебен и большую молитву, а сейчас споем «Царице моя Преблагая». В этой молитве канва наших прошений. Только нужно стараться, чтобы Матерь Божия помогла нам выполнить свои обеты, просите искренно.

Вот послушайте:

«Царице моя Преблагая, надеждо моя, Богородице... зриши мою скорбь», а дальше перечисляются прошения: «помози ми яко немощну» – мы все немощны и все просим помощи, «окорми мя яко странна. Обиду мою веси, разреши ту якоже волиши». Но чтобы Матерь Божия помогла нам, надо над собой сделать усилие, потрудиться, понудить себя на доброе.

Вот ученик, когда не понимает, как задачу решить, обращается к учителю и спрашивает:

Николай Петрович, как задачу решить? – Николай Петрович ему помогает, если он видит, что ученик старается решить, но у него не получается. Но если ученик нерадивый, ленивый, не старается сам решить, а хочет, чтобы учитель за него решил, сам же ничего не хочет делать, то учитель обратит внимание на ленивого ученика и потом уже наказывает его:

– Что же ты не стараешься, не хочешь думать? Сам решай! – И иногда ставит его к стенке, к доске поставит.

А Матерь Божия не наказывает. Она только удаляется от нерадивых. «Ну что же ты делаешь?» – с огорчением думает Она и удаляется. Но это для нас самое большое наказание, потому что в это время как раз и пользуется злая сила и нападает на нерадивых. Видите, как мы сами себя наказываем, лишаясь покрова Божией Матери. Когда около нас Матерь Божия и ангел-хранитель, тогда злая сила боится подступить к нам, а чуть-чуть оскорбим ангела-хранителя и Божию Матерь, они от нас удаляются, потому что тогда зловоние идет от нас.

Вот, возлюбленные, как страшно огорчить Матерь Божию и ангела-хранителя! Старайтесь, чтобы у вас все время было благоговение, благочестие и все то, что мы просим в молитве «Царице моя Преблагая».

* * *

Святые угодники Божии – Николай Чудотворец, преподобный Сергий Радонежский, преподобный Серафим Саровский и другие – говорят нам, что, как бы мы их ни призывали, как бы мы их ни прославляли, но более совершенный путь – призывать Матерь Божию, чтобы победить все греховные наклонности. Она, Всеблагая, во всем первая Помощница!

* * *

В Сухуми жила одна благочестивая старица, а озорники подожгли ее домик. Представляете, летом в такую жару горит ее деревянный домик, и, конечно, все дотла сгорело. Но какое чудо! В пепле нашли две иконочки в рамках, не тронутые огнем, – Благовещение и Успение Божией Матери.

* * *

Еще в Ветхом Завете было обещано падшему человечеству, что «семя Жены сотрет главу змия»; это значит, что от Жены родится Человек, который победит и поразит диавола. И человечество многие-многие тысячелетия ожидало исполнения этого обещания. Время шло, а достойного сосуда не было, ни одна жена не была достойна стать Матерью Сына Божия. И вот таким достойным сосудом стала Пречистая Дева Мария! На Благовещение тропарь Ей начинается такими словами:

«Днесь спасения нашего главизна». В переводе на русский язык «главизна» означает начало. «Днесь спасения нашего начало...», и далее говорится: «Сын Божий Сын Девы бывает».

Через Матерь Божию пришел на землю Спаситель мира, чтобы спасти род человеческий от проклятия, греха и смерти. Если бы не было Матери Божией, не было бы еще и Спасителя.

В этом году Благовещение будет на Страстной неделе. В Благовещение обычно разговляются рыбой, в Вербное Воскресение и в Благовещение кушают рыбу. А в этом году рыбу в Благовещение кушать нельзя, а только с постным маслицем (оливковое, подсолнечное), а то вы еще сливочное масло начнете кушать... Нельзя! Это больший грех, чем рыбу кушать.

В скорбных обстоятельствах хорошо молиться за усопших, а также призывать на помощь святых угодников Божиих. Но более совершенный путь – это обращаться к Божией Матери. Читайте Ей канон молебный «Многими содержим напастьми», и вы сразу почувствуете благую перемену. Чтобы избавиться от одержимости, надо читать 150 раз «Богородице Дево...» и молиться Божией Матери «Избавительнице». На Новом Афоне была чудотворная икона «Избавительница». Сколько чудес там было от нее!

Божия Матерь во все времена покрывала и защищала людей от всяких бед и напастей. Когда на Константинополь напали сарацины, то все люди собрались во Влахернском храме и молились усердно Божией Матери об избавлении от врагов. В этом храме был и Андрей, Христа ради юродивый. Андрей молится и видит: Божия Матерь Своим покровом покрывает народ, и по лицу Ее текут слезы. И нечестивые сарацины не могли взять город, потому что он был под покровом и защитой Самой Царицы Небесной. С тех пор установили праздновать Покров Божией Матери. Этот праздник особенно почитается в России. Он не двунадесятый, но великий.

Радуйся, Радосте наша, покрый нас от всякого зла честным Твоим омофором.

Сегодняшний день Святая Церковь прославляет с особой торжественностью великого угодника Божия Василия Великого. В его житии мы находим такое сказание. Жил Василий Великий в 4-м веке (1500 лет тому назад), но Святая Церковь его чествует, как будто он жил в наше время. Действительно, он отражает все моменты, которые мы сейчас ощущаем и переживаем. Он проявил особую любовь к Богу и ближнему, и этому примеру мы должны подражать в настоящее время и точно так же вести себя, то есть по-христиански, как и он сам себя вел. А как он себя вел? Он отдавал всю свою энергию на благо ближнего, всю свою жизнь!

Так, например, в то время, когда он жил, появилась особая болезнь, так называемая проказа, и таких больных изолировали на остров, потому что болезнь распространялась и на других.

И вот что делает Василий Великий: он оставляет места, которые особенно торжественно прославляют Светлый праздник Христова Воскресения, а едет к прокаженным и там совершает Пасхальное Богослужение, причащает всех Святых Христовых Таин и со всеми этими опасными больными христосуется. И он не заболел! Видите, какая у него была любовь к ближнему, что никакая зараза, оказывается, к нему пристать не могла.

Второй пример. Он очень ревностно и стойко защищал Православную Церковь против ереси Ария. Эта ересь захватила многих людей, и святителю Василию Великому пришлось много потрудиться. Император тоже придерживался этой ереси и уговорил одного архиерея склонить святителя Василия отойти от Православия и чтобы тот принял арианское учение. Ему даже стали угрожать:

– Если ты не перейдешь к арианской вере, то мы тебя подвергнем пыткам, заберем у тебя все имение и сошлем в ссылку. А если и в этом случае не согласишься, то лишим тебя жизни.

Святитель Василий все это выслушал и так ответил им:

– Имение мое, пожалуйста, берите, собственно, я ничего не имею, кроме книг. Что касается ссылки, то... вся земля – Божия. Где бы я ни находился, везде Бог со мной, а с Богом везде хорошо! Так что это меня не устрашает. А что касается того, что вы хотите лишить меня жизни, то жизнь без Бога – это все равно что смерть! Если же я и умру с Богом, то это жизнь вечная! Поэтому я за Господа готов не только одну смерть принять, а семь смертей и даже больше!

Они удивились такому смелому ответу и оставили его в покое.

Он много-много потрудился для Церкви Православной. Отдавал труду все свои силы и наконец заболел. Приходит к нему врач-еврей, нехристианин (надо вам прямо сказать, что многие православные избегали лечиться у евреев), но он был добродетельный и славился своей врачебной опытностью. Стоило ему только посмотреть больного, как он безошибочно ставил диагноз болезни и точно определял исход болезни.

Доктор не понимал Святой Троицы, он верил в одного Бога Адонаи, а что Бог в 3-х лицах, он отрицал. И Василий Великий пригласил его не для того, чтобы избавиться от болезни, а для того, чтобы спасти его душу.

Врач послушал его и говорит:

– Знаете ли вы, что я безошибочно предсказываю исход болезни? Так вот. Вам осталось жить только одну ночь. Готовьтесь, потому что, судя по вашей болезни, в завтрашний день вы должны лишиться жизни.

А Василий Великий спрашивает:

– А что если я проживу не только ночь, а еще и день? И даже не только день, а можешь быть, неделю? А может быть, проживу даже месяц? Что вы тогда скажете на это?

– Если так случится, – сказал врач, – тогда я признаю вашего Бога за истинного и приму крещение!

– Хорошо! – говорит Василий Великий. Проходит ночь, а Василий Великий не умирает, живет еще день! Живет неделю, другую и еще... Еврей-врач, пораженный чудом, говорит святителю:

– Ну, теперь я должен креститься! А какого же батюшку вы благословите, чтобы он меня окрестил?

– Я сам пойду крестить, – сказал Василий Великий.

– Что вы? У вас такая болезнь! Да вам нельзя подыматься с кровати! Да как же вы пойдете?

– Вот так, по благодати Божией, пойду и окрещу вас. – Подымается, идет и крестит этого врача-еврея. И прославилось имя Божие во многих еврейских семьях, и многие тогда приняли крещение.

Вот какой пример нам подает Василий Великий. Он всего себя отдавал на служение Церкви и ближним. Не дожил он до глубокой старости, скончался в возрасте пятидесяти лет. Как говорят: «Отдай плоть, и получишь духа». Вот он и получил Духа Святого, и Православная Церковь причислила его к лику святых и называет его Великим! Потому что он великие дела совершил.

Дай Бог и нам тоже подражать его подвигам и стараться как можно больше делать добра для ближнего.

* * *

Сегодняшний день прославляется великий подвижник благочестия преподобный Серафим Саровский. У нас в обители имеются иконки, которые носят его имя. Мощи преподобного Серафима были прославлены в 1903 году, а сейчас 1972 год, значит, всего лишь 69 лет прошло с того времени. И какие почести воздавали этому святому на открытии его мощей! Из нашей обители был на этом торжестве в Сарове один диакон. Значит, преподобный Серафим – наш современник, он совсем близкий к нам.

Некоторые говорят, что в первые века были великие подвижники, потому что тогда было другое время и тогда можно было подвизаться... А преподобный Серафим Саровский в наше время жил! И как он жил! Как он все чувствовал! Как любил всех ближних! Он всегда всем говорил:

– Радость моя! Христос Воскресе!

У него всегда было пасхальное состояние. У него была неисцелимая болезнь – водянка, но он терпел, к врачам не обращался и говорил:

– Если нужно мне умереть, то умру, а если нужно еще пожить, то Господь меня исцелит.

Матерь Божия явилась к нему, пальчиком чуть только коснулась, и вся жидкость вытекла, и он сразу поправился.

Вот у меня есть маслице от преподобного Серафима. У кого шум в голове, в ушах, очень помогает! Я себе помазал в ушах, и сразу все прекратилось. Это познано опытным путем.

Преподобный Серафим уже при жизни был великим пред Богом. Во время Богослужения он лицезрел Господа во славе. Он помогал людям и исцелял больных. К нему собирались за помощью со всей России. Он оставил богатое наследство: любовь к Богу и к людям.

Вот тут некоторые есть с унылыми лицами. Искренне вам скажу, ведь глаза и лицо – это зеркало души: если глаза и лицо делаются унылыми, то и душа наша печальная, она как будто бы что-то потеряла. Потеряла, конечно, благодать! И вот Господь через угодников Божиих посылает нам утешение, обновляется как бы все существо наше, и душа сразу чувствует прилив радости.

Так вот, возлюбленные, дай Бог, чтобы эту радость унести нам сегодня отсюда, и не на день, не на два, а может быть, на целый год, а потом приедете, и еще помолимся.

У нас здесь, в иконе преподобного Серафима, есть частицы мощей. Посмотрите, когда будете прикладываться.

Преподобный Серафим особо чтил Божию Матерь, и Она ему всегда покровительствовала. Она несколько раз являлась ему в видении и явным образом беседовала с ним.

Благочестивые заказали сегодня молебен той иконе Божией Матери «Умиление», перед которой он всегда молился, перед которой он и скончался, стоя на коленочках. Как он молился перед этим образом Божией Матери, так и уснул на коленочках вечным сном.

* * *

Возлюбленные! Священное Писание имеет великую благодатную силу, поэтому каждая христианская семья должна иметь в своем доме Евангелие и каждый христианин обязательно должен читать эту богодухновенную книгу, кто сколько может. Хорошо читать ежедневно хотя бы по одной главе.

Преподобный Серафим Саровский ежедневно прочитывал одного евангелиста. Сегодня он прочитает Евангелие от Матфея, завтра прочитает от Марка, послезавтра от Луки, потом от Иоанна, потом опять от Матфея и т.д.

Он так говорил:

– Вот я, убогий Серафим, прочитываю Евангелие ежедневно. Ни одного дня не пропускаю, чтобы не прочитать Евангелие и Апостола дневного и святому. Через это не только душа моя, но и самое тело услаждается и оживотворяется оттого, что беседую с Господом, содержу в памяти моей жизнь и страдание Его. Господь и нас оживотворит и усладит, если мы с усердием будем читать святое Евангелие, если будем размышлять о крестных страданиях Господа нашего Иисуса Христа и если мы будем терпеливо переносить все скорби, болезни, напраслины, клевету.

Мы знаем, что слово «Евангелие» в переводе на русский язык означает «Благая весть». Мы знаем также, что Евангелие написали четыре евангелиста: Матфей, Марк, Лука и Иоанн Богослов. Но самый совершенный евангелист – это Матерь Божия! Она полнее, совершеннее (до самых мельчайших подробностей) знала житие Господа Иисуса Христа, Его Божественное учение и откровения свыше, но по Своему глубочайшему смирению Она не записала все это на бумаге, а слагала в сердце Своем и только устно передавала жаждущим. Поэтому когда мы читаем святое Евангелие, мы с усердием должны просить Божию Матерь, чтобы Она просветила сердце и ум наш светом разума святого Евангелия, да уразумеем и познаем прочитанное.

Матерь Божия такая милостивая! Она всем помогает, кто Ее просит!

Один благочестивый человек был неграмотный. Жил он давно, когда книги продавались еще в лавках. И вот услыхал он, что в доме нужно обязательно иметь Евангелие и Псалтирь, потому что книги эти богодухновенные, и где они пребывают, там злая сила уже не может находиться, если там живут благочестивые люди. Обрадовался он и скорее пошел в лавку, чтобы купить себе эти книги. Приходит и спрашивает:

– У вас есть в продаже Евангелие и Псалтирь?

– Есть.

Заплатил он деньги, взял книги, идет и радуется. «Вот, – думает, – теперь злая сила не будет искушать меня дома». Вдруг у него мелькнула мысль: «А что, если лавочник ошибся и дал ему не те книги, которые он просил?» Решил проверить. Обращается к прохожему старцу и спрашивает:

– Скажи, пожалуйста, как называются эти книги?

– Евангелие и Псалтирь, – ответил тот.

– Спаси, Господи! Я ведь неграмотный.

– Проси Божию Матерь, Она поможет научиться читать. Я тоже не учился грамоте, а читаю свободно. Матерь Божия помогла. А родственник мой читает Евангелие и Псалтирь по четкам.

– А как это? Научите!

– Скажет несколько молитв Иисусовых, отложит лист Евангелия, еще скажет столько же, отложит другой лист. Так делает, сколько может, по своим силам. А когда говорит молитву Богородичную, то откладывает листы Псалтири. Эти книги богодухновенные, они имеют великую благодатную силу, по ним легко научиться читать. Помогай Бог!

Поблагодарил он старца и еще больше возрадовался. Пришел домой, усердно помолился перед иконами, попросил благословения у Господа и у Божией Матери, поцеловал книги и начал их читать, как научил его старец.

И что ж вы думаете? Не выдержала злая сила! И со страшным шумом и грохотом удалилась из дома. Вот какая великая сила содержится в этих книгах! Читайте их, не забывайте.

Мне иногда приходится слышать такие слова:

– Ты грешников любишь, их утешаешь, отпускаешь им грехи, а грехи эти на тебя ложатся; и получается помойная яма, в которой ты купаешься, поэтому тебе и трудно спасаться, поэтому ты и болеешь.

А преподобный Серафим не боялся этих помойных ям! Святитель Николай Чудотворец тоже не боялся помойных ям, они всех любили и всех утешали и грехи их брали на себя. Поэтому Господь их и прославил!

Видите, враг как хитро подходит!

* * *

Мне даже один богослов написал: «Оставь, батюшка, этот подвиг, потому что это дело не совсем приличное, потому что грязи на тебя много льют, поэтому лучше тебе удалиться от этой грязи, лучше иди прямо в келию и там спасайся».

А я говорю:

– А как же Николай Чудотворец? А как же преподобный Серафим? А как же оптинский старец Амвросий?

Тогда он замолчал. Видите?

Не скрывайте свои грехи, открывайте их духовному отцу, все пишите, и тогда все будет хорошо.

Один мне говорит:

– Самое большое дело, что вы напоминаете с амвона апостольское учение, оно золотой нитью проходит через все ваши проповеди, а именно:

1. Не делай и не желай другим того, чего себе не желаешь.

2. Не строй своего благополучия на несчастье другого.

3. Никого не осуждай, не имей ни к кому ненависти, всем от сердца все прощай.

Это основное правило апостолов люди забыли, и почти никто об этом не напоминает. Себе только все устраивают благополучие, никто не обращает внимания на несчастье ближнего.

Да и действительно, он прав. Слепой, например, идет по улице, и никто к нему не подходит, чтобы провести его через дорогу. Все спешат, все заняты только собой, не замечают несчастья ближнего. Эгоизм настолько врос в души человеческие, что в слепоте своей человек не замечает страданий ближнего. А ведь нам надо кругом только и смотреть, кому бы послужить, кому бы подать руку помощи.

Вот одна благоразумно поступила, отказалась пойти на работу, куда ее звали, потому что там занято место. И она правильно сделала, что не согласилась, а то бы другую уволили, а ее взяли, и получилось бы нехорошо: построила бы свое благополучие на несчастье ближнего. Вот и вы всегда старайтесь так рассуждать: чтобы только ближнего не ущемить, не обидеть, больно ему не сделать, а всюду старайтесь творить только любовь и милость.

А то приехал сюда один псаломщик. Там была у них псаломщица, нот не знала, а пела на слух. Я знаю одного регента, он тоже не знает нот, но может руководить хором на слух. Вот и там та псаломщица руководила по слуху. А он знает ноты и стал ей доказывать... И она, бедная, ушла с клироса, а он остался. Батюшка тогда говорит ему:

– Давай теперь ты организовывай пение.

А он ему говорит:

– Давайте мне монашество, тогда я останусь, а то я уеду.

А куда ехать-то? Лишь бы только ездить... А как храм? Кто храм растлит, того растлит Бог!

А то сделает блаженный вид... «Раб Божий», а там внутри ой, сколько гадов! Пришлось пробрать его.

Старайтесь, возлюбленные, творить больше дел милосердия! Следите за каждым своим словом, ибо и за слова наши будут судить нас. За неудачно сказанное слово будет наказание.

Дай Бог, чтобы все это нам помнить!

Большие правила на себя берем, а друг друга осуждаем, а потом доходит до того, что муж с женой разводятся.

– Почему разводитесь? – спрашивают на суде.

– Характером не сошлись.

А характер в чем заключается? Да в том, что друг друга осуждали. Жена мужу говорит: «Ты плохой!» А он ей говорит: «Ты плохая».

Сейчас не требуется совершать больших подвигов. Диавол сейчас свирепствует со страшной силой. Если он раньше был связан цепями и только бросался, а не кусался, то сейчас он свободен от цепей и что хочет делает над людьми. Сейчас главное иметь дела любви и милосердия. Если другие добродетели стучатся к Господу, то милосердие идет прямо к Престолу Божию.

Не питайте, возлюбленные, ни к кому зла. Когда чувствуете что гнев овладел вами, то скажите про себя: «Господи, помилуй!» А потом 5 раз: вдохните «Господи» и выдохните «помилуй», и гнев пройдет, наступит мир и тишина. Это и есть подвиг!

Второй подвиг – это неосуждение, особенно духовных лиц. Старайтесь, возлюбленные, приучаться к подвигам любви и милосердия, прощения обид и неосуждения.

* * *

Хочется мне напомнить вам об одной христианской добродетели, которой часто не хватает у нас, – это стремление уловить доброе в каждом человеке, увидеть в нем истинные ценности, которые, может быть, скрываются за его не совсем приятной наружностью.

У одного человека имеются способности. У него есть скорость в руках, кроме того, он сообразительный, быстро ориентируется, быстро находит выход из положения. А другой, как некоторые говорят, «мешковатый». «Мешок! Ну что с него возьмешь», – и смеются над таким человеком, осуждают его, а по сути дела, Господь дает каждому свои таланты. Один может быть внешне не развит, не имеет такой скорости, но зато духовно богат, он внутренне имеет много хороших качеств, даже больше, чем у людей, которые имеют внешние способности. А мы часто забываем, что все это Божии дары, все это не наше, Господь знает, кому что дать.

Поэтому ни в коем случае никого нельзя осуждать и тем более смеяться над человеком. Святые отцы даже составили молитву и указывают «греху брата моего посмеяхся». Это значит грех, если мы смеемся над немощью человеческой. Некоторые обманут кого-нибудь, а потом говорят: «Я пошутил». А это грешно! Такие шутки доводят до нехорошего. Шутками наносят большой вред ближним или себе, и бывают случаи даже со смертельным исходом. Приведу вам несколько примеров.

Сидят друзья за трапезой. Все навеселе... Шум, смех. Один поднялся взять хлеба, а рядом сидящий решил пошутить. Отодвинул его стул, и тот, ничего не подозревая, со всей тяжестью опустился... не на стул, конечно! Упал на пол, да так, что и подняться не смог. И сколько он, бедный, болел! Как страдал. И потом ему пришлось перейти на легкую работу.

Вот еще случай. Пастух пасет овец, но ему скучно стало, и он решил развлечься, пошутить с односельчанами. Бежит в деревню и кричит:

– Волки, волки напали!

Люди вооружаются вилами, ухватами, охотники ружья заряжают... бегут, кричат! А он смотрит и смеется над ними, а потом признался: «Это я пошутил!»

И второй раз пошутил, обманул их. А потом действительно волки напали, но ему уже не поверили, и никто не вышел на помощь.

– Это он шутит! – говорили они.

На днях был такой еще случай. Купаются молодые люди, плавают, ныряют. Один юноша решил пошутить с приятелями.

– Смотрите, как я буду тонуть!

Нырнул и, затаив дыхание, держится под водой. Приятели думают: «Кто его знает, что ему взбрело в голову. А вдруг он, правда, такое надумал...» Подплывают, а он говорит:

– Я пошутил!

Еще нырнул и... больше не вынырнул. Долго искали его и, наконец, нашли мертвым. Вот как опасно шутить!

У некоторых еще осталось такое языческое... как, например: «Первого апреля никому не верь». В этот день стараются в шутку обманывать друг друга, и тоже бывают большие неприятности. Думают, это ничего, а это большой грех.

Избави нас, Господи!

* * *

Два монаха заметили, что их третий брат имеет нехорошую привычку: сидит он скрестив ноги (нога на ногу), а это очень неприлично и даже грешно. И вот они в духе христианской любви, чтобы не обидеть его своим замечанием и поучением, решили отучить его от такой привычки. Они договорились так:

– Ты сядешь так же, как он, в его присутствии, а я тебе сделаю замечание, что так грешно сидеть.

Так они и сделали. Брат понял, принял это во внимание и больше этого уже не повторял. Вот видите, как в духе христианской любви братия помогли исправиться монаху. Так и вы делайте.

На поясе у монахов три полосы, это означает, что монах должен выполнить три основные добродетели: девство, нестяжание, послушание. Но не в этом трудность монашества. Главная трудность состоит в том, что монах постоянно должен нудить себя к тому, чтобы всегда быть в единении с Господом, должен стремиться к тому, чтобы скорее сочетаться с Господом, чтобы иметь непрестанную молитву.

Все это трудно! А тут все болтовня. Получается и себе в тягость, и другим в тягость.

Избави, Господи, так поступать!

* * *

Не надо быть дерзким, но надо быть со всеми приветливым.

Матерь Божия на Афоне обличила одного монаха. Она спросила его:

– Куда ты идешь?

– А что Тебе? Кто Ты такая?

– А я Та, Которую ты каждый день просишь.

– А чем Ты докажешь?

Она ударила жезлом, и потекла вода...

Девица особенно должна украшать себя тихостью нрава, стыдливостью, должна быть милая. Вот и ты будь всем мила, всех утешай, никого не огорчай. А то у тебя что-то внутри скребет. Лицо должно быть открытое, приветливое, не надо огорчаться, а надо стараться всех утешить. Надо все честно делать, выполнять, и в учебе тоже честность необходима, а не на подсказках отвечать урок: Божие Богови, а кесарево кесарю.

Слышали, вчерашний день говорили проповедь: «Не убий, не укради. Украсть можно не только так, что залезть в чужой карман и присвоить чужую собственность. Украсть можно и так: вот стоит человек на службе, а на работу приходит или с опозданием большим, или небрежно, недобросовестно работает, или раньше уходит с работы. Это значит, что он украл время, за которое ему платят. Понимаете? Это тоже воровство!

Вот некоторые приезжают помолиться и рассуждают так: «Опоздаю на работу на 2–3 дня, начальство хорошее, мне все равно оплатят». А это нехорошо. Надо быть честным! К труду честным и во всех делах, и к здоровью честным, и к одежде честным. Вот, например, вы сгноили продукты – вы согрешили. Бог посылает нам продукты не для того, чтобы мы превращали их в негодное вещество, а чтобы употребили их для питания себе или ближним. Эго тоже называется небрежение и воровство. У Бога мы украли хороший продукт. Он нам послал, а мы взяли его и превратили в ничто. А нужно все беречь в хорошем состоянии. Если сами не можете пользоваться, передайте ближнему, утешьте ближнего.

Вот один положил помидоры на окно, а потом посмотрел через несколько дней, а они начали портиться. Он и думает: «Господи, что же я делаю! Прости меня, грешного», – и скорее раздал их. И так были довольны другие!

– Как мы рады! Мы их еще и не кушали.

А тот подумал: «Вот хорошо, а у меня бы они все испортились». Как увидите, что продукты начинают портиться, скорее раздавайте другим, скорее сейте добро, чтобы получить награду.

Вот был один такой доктор. Он все говорил: «Спешите делать добро!» И когда он умер, то на памятнике (в Москве и сейчас этот памятник стоит) написали такие слова:

Доктор Феодор Петрович Гааз.

Друг отверженных. «Спешите делать добро!»

Все проходят и обращают внимание. О! Спешите делать добро! Он всегда спешил делать добро и получил блаженную кончину. Даже митрополит Филарет (Дроздов), который был очень высокой жизни, и тот преклонялся пред добродетелью доктора Гааза. Доктор, действительно, очень много потрудился. Он ночью и днем всегда спешил делать добро: бесплатно лечил больных, помогал нищим и скорбящим.

Ему так и было высечено на мраморном памятнике: «Спешите делать добро!» – в память вечную о его добродетели милосердия.

Вот и вы, возлюбленные, спешите делать добро!

* * *

Некоторые удивляются и даже негодуют:

– Что же это такое? Сделаешь человеку добро, а он на тебя же и восстает!

Да, возлюбленные, так часто и бывает. Это значит, что Господь готовит нас для вечной радости. Мы должны сеять добрые дела. И сейте, возлюбленные, как можно больше сейте здесь, на земле, но не ожидайте здесь награды, не ждите и не желайте земных радостей.

Земля – это наши ближние, и всходы на этой земле бывают неодинаковые. Плоды здесь бывают зрелые и незрелые. А там, на небе, плоды только зрелые, там истинная радость, и там лучше нам получить награду – истинную радость за доброе сеяние на земле.

Во вторник будет праздник святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Наверное, здесь есть именинницы?

А ведь это самое главное: верить в Бога, надеяться на Бога и любить Бога и ближнего! И некоторые носят такое святое имя! Есть такая Надежда, и сестра у нее есть. Так они ругаются. О, Боже мой! Из-за квартиры, из-за того, что ближний пришел переночевать. «А я не пущу, а я это, а я то...» А носит имя Надежда!

Это я говорю не для того, чтобы осудить, а для того, чтобы человек опомнился: «Какое я ношу имя – Надежда!» А Надежда – это значит надеяться.

Вот я бы попросил у человека: «Дай мне, пожалуйста, 20 копеек для нищего, я тебе сегодня отдам». И он бы мне дал 20 копеек, потому что знает и надеется, что я ему отдам и что он обратно свое получит. Так и Господь! Он говорит: «Просите, и Я дам вам», и мы должны надеяться. Ведь что Господь в Евангелии сказал, то непреложная истина. «Приимите странника, напоите жаждущего, накормите алчущего, а Я вам заплачу», и Господь в 10 раз больше нам пошлет, а мы сомневаемся. Значит, надежды у нас нет, а носим имя Надежда.

А некоторые верят, твердо верят, никаких, как говорят, отклонений! А мы носим имя Веры и Надежды и сомневаемся. В особенности в Промысле Божием сомневаемся:

– А может быть, это мне и не нужно? Такие скорби, такие болезни, зачем мне это?

Самое главное – не осуждайте никого, благодать держите, потому что благодать потерять очень легко. Когда мы кого-либо осудим или подумаем о себе хорошо, тогда теряем благодать. А если мы со смирением будем считать себя хуже других и других не будем осуждать, тогда с нами всегда пребудет благодать. А я буду молиться.

Куда бы вы ни поехали, не забывайте меня поминать, будем друг друга поминать на молитве. Для молитвы нет преграды!

Вот у меня на Афоне есть чада! На Старом Афоне молятся за нас, и на Новом Афоне тоже молятся, и в Москве, и в Краснодаре, и в Харькове – везде молятся! Я их молитвы слышу, и сам за них молюсь.

Прошу и вас, возлюбленные, молитесь, где бы вы ни были, ничего не бойтесь: если Господь не попустит, то враг нам не сможет повредить, если даже и во ад снидем; если Господь не попустит, то и там враг ничего не сможет нам сделать.

Одна побывала у нас в обители и поступила ко мне в духовные чада. А сейчас пишут письмо, что вся семья просится в духовные чада, а там у них дети есть. Я детей люблю, надо их взять. Некоторые мне ставят в упрек: «Вы любите детей, а монаху не подобает с детьми возиться, чтобы это не наводило его на мысль о семейной жизни».

Видите... детей любите! А как же их не любить? Христос любил детей, все Его последователи тоже любили детей. И мы, последователи Христовы, тоже должны любить детей. Да кто детей не любит? Люди по форме пусть рассуждают и осуждают, а нам надо идти только благочестивым путем.

На одного монаха возвели клевету. Вызвали его и спрашивают: «Правда ли это, что говорят?» Монах не стал оправдываться и подтвердил клевету. Ведь монах не имеет права говорить в свою защиту, оправдываться, а только одно: «Простите». Вот он и не стал оправдываться, а Дух Святый открыл епископу, что монах не виноват, что это клевета.

А мы все стараемся доказать свою правоту, не хотим осознать свои греховные наклонности. А если перестанем оправдываться, будем благодушно терпеть все напраслины, то Господь покроет нас Своею благодатию.

* * *

Один благочестивый человек очень скорбел, что приходилось ему часто раздражаться на людей. Кто-нибудь да непременно огорчит его. «Что мне сказать? – думает он, – ведь так я не спасусь! Лучше уйти от искушений, и тогда в сердце у меня всегда будет мир и любовь. Уйду в пустыню подальше от людей и там всегда буду с Богом!»

Стал он спасаться в одиночестве, в дремучем лесу. Хорошо ему было!.. Непрестанная молитва, труд... сердце переполняла радость, благодать! Но враг рода человеческого не дремал, он и в пустыни сумел искусить подвижника раздражением. Принес он однажды воду в кувшине (источник далеко был!) и нечаянно опрокинул кувшин и разлил всю воду.

– Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго! Как же это я так неосторожно!

Пошел опять за водой. Только принес и опять разлил воду. В сердце появляются признаки раздражения, но он борется, творит молитву, крестное знамение... В третий раз он даже не донес до келии воду, споткнулся, упал, и опять вся вода вылилась из кувшина. Тут он уже не смог удержаться от раздражения... ударил с досады кувшином об землю и разбил его. А враг видимым образом явился и захохотал, он торжествовал победу над пустынником.

Никуда от своих страстей не скроешься, и пустыня не спасет, если страсти в сердце гнездятся. Их надо выбивать молитвой, терпением и смирением...

* * *

Что такое сердце духовное? Сердце души имеет все чувства, как и телесные чувства: зрение, слух, обоняние, вкус, осязание, и, кроме того, есть еще необыкновенное чувство – это любовь. Когда в человеке есть это чувство, тогда он обо всем забывает: и о сне, и о еде, и о всем прочем и на всех он смотрит с такой любовью...

Однажды мне задали такой вопрос:

– Что есть самое приятное, самое дорогое, самое милое, о чем нельзя ни словом рассказать, ни пером описать, чего нельзя ни кистью изобразить, ни музыкой передать?

Ну, как бы вы ответили?

– Детская улыбка! Улыбка чистой любви... И у взрослых иногда бывает такая улыбка.

Одна вдова воспитала своего единственного сына в христианском благочестии. Сын был во всем покорный матери. Когда вырос, пошел учиться в медицинский институт. И вот на 3-м курсе была практика по анатомии человека. Товарищи над ним смеются:

– Ну-ка, друг, покажи нам, где душа?

А он, бедный, растерялся и не знал, что ответить. Когда пришел домой, мать приготовила трапезу и предлагает ему садиться за стол. Сел без молитвы.

– Сынок, что же ты молитву не читаешь перед едой?

– Мама, нет души, нет ничего. Сегодня мы были на практике и анатомировали человека, и нет души в человеке, надо мной товарищи смеялись.

– А ты бы их спросил: а где ум, где мысль? Ну ладно, если ты растерялся, то Господь тебе Сам покажет душу. Поужинай и ложись спать.

Заснул он богатырским сном, а мать встала на молитву. И видит он сон: попадает он в необыкновенное место, такое красивое-красивое... потом видит, что идет необыкновенной красоты юноша, и он спрашивает его:

– Что это за местность?

– А тебе нравится здесь?

– Ну как же! Я был на курортах юга, но такой красоты нигде не встречал!

– Что именно тебе нравится?

– И цветы, и деревья, и птицы – все необыкновенной красоты!

– И ты все это видишь?

– А как же!

Тогда юноша сказал:

– Посмотри туда, вниз.

Он посмотрел и увидел себя лежащим на кровати с закрытыми глазами.

– А как же я все вижу?

– Видит душа твоя. Душа имеет такие же чувства, как и тело. Ты находишься в преддверии Рая, – сказал ему юноша, и он проснулся, попросил у матери прощения, что допустил сомнение, и стал глубоко верующим.

«Помни последняя твоя, и во век не согрешишь». Один учился в университете, потом стал доцентом, потом профессором. А другой, раб Божий, его спрашивает:

– Ну вот, ты выучился, а дальше что?

– А дальше семейное счастье...

– А дальше что?

– А дальше, – улыбается профессор, – творческая работа, слава...

– А дальше?

– А дальше смерть... А что по смерти? Уместный вопрос!

* * *

Святая Церковь благословляет на брак для благочестивого продолжения потомства. Правильная семейная жизнь – это жизнь, проводимая в благочестии, а не в удовлетворении своей похотной страсти. Семейная жизнь – это великий подвиг: воспитывать детей в благородном чувстве любви к Богу и ближним. Но многие допускают всякие извращения в семейной жизни, от чего избави нас, Господи! Однако есть и теперь высокие целомудренные натуры. Есть немало примеров, когда молодые сочетаются браком, но живут как брат с сестрой... 90% всего человечества с похотными чувствами избирают себе семейную жизнь, 10% избирают целомудренную жизнь, и только 3% из них монашествующих.

Приехали молодые люди и говорят:

– Что нам делать? Мы приедем к себе и опять будем встречаться со всякими искушениями, испытаниями.

– А вы старайтесь удаляться...

Когда я был шестилетним мальчиком, собрали нас, таких малышей, в церковно-приходскую школу и там заставили выучить стихотворение. Я и до сих пор его помню:

Простой цветочек дикий

Нечаянно попал с гвоздикой.

И что же? От нее душистым стал и сам.

А от себя мы можем добавить:

Хорошее знакомство,

Благочестивое потомство

Всегда приносит прибыль нам!

Гвоздика ведь имеет приятный запах, а дикий цветочек не пахнет, а вот попал с гвоздикой, и сам стал ароматным.

Вот так и вы удаляйтесь от всякого порочного, что не ароматное, а тянитесь к аромату, то есть к благочестивому обществу, и все будет хорошо! Понятно? Поэтому и говорят: «С кем поведешься, от того и наберешься».

Как должна поступать жена, если муж неверующий? Надо рассуждать по-христиански, по-евангельски. Господь такой любвеобильный, что в законе указал: шесть дней делай, а седьмой – Господу Богу. Господь не требует, чтобы вы каждый день ходили в церковь. Нельзя, чтобы был соблазн в семье. Ты будешь молиться, а семья будет проклинать, и мы хоть и косвенно, но все же будем виноваты в том, что через нас хулится имя Божие и поносится Церковь. Если у тебя семья... муж, дети, то надо все делать так, чтобы не было соблазна. Шесть дней работай – все успеешь сделать, а в воскресенье иди в церковь. А то один сын сказал матери:

– Ты мне не мать! Все время меня оставляла одного. Какая ты мне мать?

Не дай Бог сделать такой соблазн!

– Как быть в семье, когда муж, дети кушают мясо?

– Можно кушать суп – бульон немного, а мясо не надо есть. Мясо и водка помрачают ум, разжигают похоть плотскую, блудную страсть, рождают хульные, блудные помыслы, возбуждают гнев, ярость.

Овечка (травоядное животное) – тихая, кроткая, смиренная. А лев и тигр (хищные животные, питаются мясом) – свирепые, страшные и опасные для всех.

Отдельно готовить нельзя, потому что будет соблазн. Пост заключается не только в том, чтобы не есть скоромную пищу, но и в том, чтобы не есть много. Можно оскоромиться и картошкой с огурцом в пресыщении. А две-три ложки скоромного супа – и пост сохранится. А еще выше пост духовный, чтобы не осуждать, не празднословить, не гневаться.

* * *

Несмотря на некоторые искушения, молебен все-таки прошел, слава Богу! Враг, хоть к концу, а все же поднес нам маленькую пилюлю. Вот она там встала и думает: «Что же мне делать?» Стыдно стало перед народом, что я ее так обличил, а уходить не хочется. И вот Господь внушил мне пройти туда, я там увидел ее и покропил. А она говорит:

– Батюшка! Я знаю вас еще с Загорска и я за вас молюсь.

А вот видите, какую занозу враг сделал?!

– Ну, надо научиться, – говорю ей, – и больше так не делать

– Да, мне это на всю жизнь уроком будет! – И действительно, мы всю жизнь должны учиться. Господь посылает нам нечаянную радость. Знаете ли, что такое нечаянная радость? Это покаяние! Радость, что мы можем осознать свои ошибки.

Некоторые не умеют петь, а встают впереди. Вот и ей, впереди стоящей, передали записку, а она не знает, что с ней делать, кому передать, и передает мне:

– Вот, на!

– Положи! – говорю.

Она обиделась, что батюшка не взял, и хотела уже передать обратно. Вот как враг у нас отнимает благодать! Ну, слава Богу! Она окропилась, освятилась, теперь ей на всю жизнь останется этот урок в памяти!

И нам тоже надо научиться, как правильно вести себя в церкви. Ведь, по сути дела, век живи – век учись. И до самой смерти надо совершенствоваться! Ну, нам Матерь Божия поможет в этом, сейчас Ее попросим!

* * *

У нас такой порядок: вот эту святую воду сейчас возьмет пономарь и выльет в святой колодец, и из колодца будете пить, умываться, а некоторые за ворот льют, и везде и всюду обливаются. Но старайтесь это делать благоговейно, чтобы не навести братию на смущение. А то иногда наместник смотрит: «Что там делают? Надо колодец закрыть!» Православные хуже язычников... льют, ноги моют, поднимают одежду... А взял сосуд, отошел к травке и обмылся благоговейно, со страхом Божиим.

Как говорил мне почаевский иеросхимонах Николай:

– Ты поправишься, только возьми с полведра святой воды в келию, встань в таз, сними с себя все по пояс и начинай мыться, только по пояс, и сам помой себя, никого не проси. Голову помой над тазиком, и грудь, и руки, и спину. А потом заголи себе ноги повыше колен и ноги помой, а дальше уже нельзя.

И с Божией помощью, искренно вам скажу, получил исцеление. Матерь Божия исцелила по молитвам старца. А то большие специалисты, профессора сказали, что нужно срочно делать операцию, надо «череп вскрывать».

– Если через неделю не согласитесь на операцию, то тогда пеняйте на себя, будет воспаление мозга, и вы можете стать идиотом.

Вот как напугали меня! А я сам себе думаю: «Ну, это человек говорит, а что Сам Бог покажет!»

Жена моего духовного сына была заместителем заведующего клиники. Она говорит мужу:

– Я сделаю так, что его сегодня же могут положить вне всякой очереди.

И он меня просит:

– Отец, сегодня же ложитесь!

– Нет, я сегодня ложиться не буду и завтра не буду ложиться, а поеду в Почаев. Недели две там побуду, а потом уже как Бог благословит.

И вот я поехал... Собственно, поехал проститься со своим другом схимником Николаем (в скиту). А он меня обласкал, уговорил, утешил и сказал:

– Ты не отчаивайся! Ты поправишься без всякой операции, только верь!

И вот, действительно, видите, и сейчас живу, уже больше 15 лет прошло. И, слава Богу, без всякой операции обошлось.

Некоторые смущаются, сомневаются:

– А поможет ли святая вода? Поможет ли маслице?

Конечно, не поможет, если будете так думать! А вы не допускайте никаких сомнений, никаких смущений, верьте, что поможет, и тогда поможет! А если нет веры, то просите Господа:

– Верую, Господи! Помоги моему неверию! – И тогда Господь укрепит веру и по вере вашей подаст исцеление.

А если мы принимаем воду, мажемся маслом, а сами думаем: «А поможет ли? А может быть, пойти к врачу?..» Конечно, ходить к врачам можно, но только надо просить:

– Через врачей, через лекарство Ты, Господи, помоги! Матерь Божия, исцели!

Это для нашего же смирения полезно – через лекарства просить исцеление, чтобы мы не возгордились, а то скажем:

– Вот какие мы достойные! Помолились, и Господь помог!

Я сам в больнице лежал и дома лечился, но только через врачей, через лекарство Сам Господь врачевал.

Когда бывают критические моменты, когда бывает безвыходное положение, тогда вера в человеке укрепляется, он уже не сомневается, что от святого масла и от святой воды он получит исцеление, и по вере он, действительно, получает исцеление. Не уклоняйтесь от врачей, от лекарства, но, самое главное, надейтесь на милость Божию, на духовное лекарство: Причастие, святую воду и святое масло.

Есть много таких народных лекарей, которые действуют бесовской силой: наговорами, шептаниями, призывая бесовскую силу, и человек исцеляется.

Мне пришлось встретиться с такой лекаршей, которая помогает людям в болезнях. Я заинтересовался и пошел посмотреть, как она лечит. Она простая женщина и рассказала, как она молится:

– Хозяин, хозяин, прииди и вселися ко мне навеки.

Кто это хозяин? А хозяин – князь бесовский!

– Кто тебя так научил? – спрашиваю.

– Родственница мне все это передала. Она не могла умереть, очень мучилась...

Вот видите! Поэтому не ходите ни к каким лекарям, к бабкам, а идите в храм. Господь Сам уврачует все ваши немощи и болезни!

Вот монах Питирим уже вылил воду, которую мы сейчас освятили, в святой колодец. Там и так святая вода, да еще и эту воду вылил. И вот вы теперь пойдете туда и там можете и пить, и окропиться, и домой можете взять.

Самое главное, эту воду можно пить и натощак и на ночь. Крещенскую воду пьют только натощак, когда мы не причащаемся, а эту воду можно пить в любое время, даже на ночь.

Я некоторым больным давал сначала много воды, а теперь, когда вера у них укрепилась, даю уже меньше. Имеющим веру достаточно, если хоть капля святой воды попадет, по вере капля море освящает. Вот я служу несколько молебнов и, надо прямо сказать, вы хорошо молитесь! Спаси, Господи! Я немощный сосуд, а с вами еще бы столько акафистов прочитал! Слава Богу!

* * *

Возлюбленные, выйдете вы сейчас из храма, и обязательно будут какие-нибудь испытания и искушения. А вы держите благодать! Святой воды из колодца будете брать, кому сколько надо, будете развозить по домам и утешать ближних. Некоторые лежат больные и не могут прийти в церковь взять водички, а вы придете и принесете им водички, все окропите, и они получат великую радость, и ваша душа еще больше возрадуется.

У меня есть такая духовная дочь, так она разъезжает по больным и развозит им святыню: просфорочки, водичку, маслице, и все утешаются, все благодарят, и она чувствует, что Господь умножает в ней силу навестить всех больных.

Вот и вы, кто имеет возможность навестить больных, сходите, снесите им водичку, окропите их, это великая милость и радость для больного, а вам награда.

Некоторые поедут далеко в Грузию, в Москву и в другие места и боятся, чтобы не случилось дорогой вдруг крушения поезда или еще какого-либо несчастья. Вот человек оступился и упал, сломал ногу или руку. Это большая потеря, а еще большая потеря – это потеря благодати. Не дай Бог!

Мы разумные существа и должны всегда пребывать в благодати, а враг хочет отнять у нас благодать.

Как начнем гневаться, осуждать, раздражаться или еще какие-либо пороки проявлять, так благодать сразу отходит. Избави нас, Господи, от такого несчастья!

* * *

Тем, которые уезжают и хотят разрешить вопросы, надо руководствоваться совестью и рассуждением.

У евреев все было указано. У них была такая книга, в которой все вопросы разрешались. Там, например, давался ответ даже на такой вопрос: «Можно ли бить блоху и вошь в субботу?» Ответ: «Блоху можно бить, потому что она быстро скачет, а вошь нельзя бить (далеко не уползет)».

Все это казуистика1. До Моисея не было законов, а руководствовались люди совестью. И только чрез Моисея Господь дал людям закон: десять заповедей Божиих (ветхозаветный закон).

А Иисус Христос принес на землю две основные заповеди Господни: о любви к Богу и ближним, а также заповеди блаженства.

Посылая апостолов на проповедь, Иисус Христос сказал им: «Шедше, научите языки». Если мы навестим больного, приведем кого-либо к вере Христовой, то нам от этого будет великая польза, потому что этим мы выражаем свою любовь к Богу и ближним.

* * *

Нельзя ничего делать самочинно, надо прислушиваться к голосу Церкви.

А то накладывают на себя большие подвиги, и получается «перегрев». Как если на солнце полежишь больше, чем надо, то получается ожог, поднимается температура, на коже появляются волдыри, человек заболевает. Так и в духовной жизни. Накладывают на себя подвиги не по силам и становятся одержимые. Кто что может вместить, то и должен нести. Каждый по своим силам.

Многие чуваши так заболели, среди них есть сектанты, одержимые, чародеи. Без исповеди подходят к Причастию. Избави нас, Господи!

Приехал к нам один пресвитер-сектант и говорит, что свечи не нужны, потому что это кумир. Я ему объяснял много и долго, а он все свое. Тогда я стал читать «Верую», и он сразу ушел.

Сектанты терпеть не могут, когда мы читаем «Верую», они не могут устоять против апостольского учения. Вот и вы читайте «Верую», когда сектанты начнут вам доказывать свое... В этой молитве2 сокрыта великая сила!

Один семинарист говорит мне:

– Батюшка, простите, я вас осуждаю, считаю, что вы в прелести. Вы все говорите: «Дух Святый разрешит, наставит», а разве Дух Святый может разговаривать с нами так просто?

– А как же, – говорю, – преподобный Серафим Саровский, схимонах Силуан и другие святые отцы? Вот и вам Дух Святый разрешит недоумение и все ваши вопросы. Я пойду в алтарь, помолюсь у престола, а вы читайте «Царю Небесный» и «Верую».

И вы знаете, Господь творит чудеса! У него совсем изменилось понятие... Дух Святый Сам внушил ему истину.

Один святой отец так помогал людям. Ему присылали скорбные телеграммы, просили помолиться за умирающих, в беде сущих, даже из-за границы, и он отвечал: «Молюсь!» И люди, по его молитвам, получали помощь, исцеление.

Однажды дает ему благодетель 100 рублей и говорит:

– Батюшка, это на ваше усмотрение, вы сделайте на них какое-либо доброе дело.

А он поворачивается и видит, вдовица молится Божией Матери:

– Что мне делать? Все сгорело, а дочь выходит замуж, ей надо приданое дать.

Батюшка обращается к ней и говорит:

– На, вот тебе Матерь Божия дает.

А тот благодетель ужаснулся и воскликнул:

– Батюшка! Ведь там 100 рублей!

– Вы дали и верьте, что Бог принял вашу жертву, а куда батюшка их денет, это уже не ваше дело, он знает, куда их лучше употребить, – ответил ему добрый пастырь.

* * *

Итак, возлюбленные, я буду сейчас кропить вас всех святой водой, а вы будете петь: «Господи, помилуй». Усердно будем просить Господа, чтобы Он по Своей милости подал всем нам исцеление. Святая вода освящает все наше существо: и душу, и тело. Но в злохудожную душу не внидет благодать. Если мы обиду имеем на кого или огорчение, то благодать не внидет в нашу душу. Надо простить все обиды, огорчения забыть. Щепетильность – не такое уж сильное огорчение, а все-таки огорчение: «Я не понимаю, зачем мне все это дается?» А в духовной жизни нельзя иметь никакого огорчения, особенно на отца духовного. Он знает, кому что надо! Понятно?

Ну вот, вы пришли в храм помолиться, окропиться, освятиться, и душа сделалась опять ароматная, красивая и приятная для Бога, и Бог радуется, а с Ним радуется Божия Матерь и все Небесные Силы. Вот какая великая радость бывает, когда мы молимся, когда мы освящаемся. И дай Бог, чтобы после этого освящения мы воздерживались от всех пороков, особенно от блудных страстей, от пьянства, от всякого обмана, от всякого воровства, от всякого осуждения. Потому что когда мы это делаем, то мы покрываем мраком и смрадом нашу душу и она вместо аромата тогда износит особое, я бы сказал, зловоние, как святые отцы говорят: мрак и смрад. Мы думаем, что мы хорошие, а от нас, оказывается, исходит не аромат, а зловоние, когда мы гневаемся и осуждаем.

А некоторые еще ропщут от гордости:

– Почему мне внимание не уделили? Почему с другими разговаривает батюшка, а со мной нет?

А ты посмотри!.. Как ты, ароматом благоухаешь или зловоние распространяешь? По Сеньке шапка! Если ты ароматом будешь благоухать, то тебя все будут уважать, а если ты зловоние распускаешь, то не ропщи, что этим от себя всех прогоняешь.

Раньше я наблюдал: идет какой-нибудь очистительный обоз, от него таким зловонием несет, а кучер сидит и не замечает, да еще и хлеб жует. Люди отворачиваются, шарахаются в сторону, а он сидит и не обращает внимания. Так и мы с вами привыкли к греховному зловонию и не замечаем, что мы зловонны, а требуем, чтобы к нам было особое внимание. Надо сначала очистить себя от зловония, мрака и смрада, тогда и к нам все потянутся. Сами замечаете, что на аромат все тянутся, а от зловония отворачиваются. Поэтому не обижайтесь, если вам особого внимания не уделили. Рассуждайте так:

– Значит, я этого достойна, значит, во мне не аромат, а смрад. Некоторые претендуют на то, чтобы к ним внимательно относились, а это, оказывается, наше неведение и в этом нужно каяться.

Господь и призывает нас к покаянию. Особенно надо просить у Матери Божией, чтобы Она помогла нам очиститься от страстей. И тогда все будет хорошо. Так вот, возлюбленные, когда будете прикладываться к иконе Божией Матери, просите Ее, чтобы Она очистила нас от мрака и смрада, и преподобный Исаакий, которому мы молимся, тоже свои молитвы о нас вознесет, и, с Божией помощью, все смрадное отойдет от нас, и тогда приобретете смирение, не будете горделивы и не будете так говорить:

– Я ведь тоже человек! А ко мне батюшка не так относится, как к ней. Вот ей-то налил воды, а мне не налил. А почему? Что я, не такой человек?

У Спасителя было 12 апостолов, и все они были богодухновенные, но Спаситель взял с Собой только трех апостолов на гору Фаворскую и там открыл пред ними Свою славу, преобразился перед ними. Он не всех взял, а только троих и сказал им:

– Не говорите о том, что вы здесь видели.

Это не потому, что Он другим не доверял, а потому, что нужно было так сделать. Так и здесь. Если батюшка что делает, то значит, нужно делать именно так. И не критикуйте батюшку, не осуждайте! А то:

– Батюшка, оказывается, неправильно делает!

Вы осудили батюшку, а враг только этого и ждет... чтобы вас уязвить. Избави, Господи! Покайтесь и больше так не говорите: «Почему батюшка так делает? Для одних так, для других иначе». Так нужно! Понятно?

Возлюбленные! Прикладывайтесь к иконе один раз, не задерживайте других, и по вере вы больше получите, чем некоторые прикладываются по нескольку раз.

Священнослужители, в особенности архиереи, в алтаре часто стоят у Престола, не прикладываясь. А все равно Господь намерение их знает, что они проявляют усердие к святыне. Вот и вы прикладывайтесь с верой, не торопитесь, не толкайте друг друга. Всякая поспешность Богу не угодна. Первый будет последним, а последний первым.

Некоторые проявляют такое ненужное усердие: целуют, целуют, целуют, целуют... а это значит, у них маловерие.

Вот Моисею было сказано: «Ударь один раз в камень, и потечет вода». А он думает: «Камень твердый, надо ударить не один раз, а два раза!» И вместо одного раза да два раза ударил и за это был наказан от Бога. Он думал, что «два раза ударю, будет лучше», а это, оказывается, своеволие, неугодное Богу.

Вот и вы прикладывайтесь один раз. Это первое. Второе. Когда батюшка стоит с Евангелием и Крестом, то вы уже не соблазняйтесь, не пытайтесь беседовать с батюшкой, а то некоторые начинают что-нибудь спрашивать, и батюшка, по своему любвеобильному призыву, иногда отвечает, и молитва теряется. Злая сила того только и ждет. А ведь священник, когда у него в руках Евангелие и Крест, не должен отвлекаться, а должен держать твердо молитву и давать Крест и Евангелие, как Божие благословение. Поэтому ничего не говорите, ничего не спрашивайте батюшку, когда подходите, а потом уже, после всего, можете необходимое спросить.

И один раз прикладывайтесь, тогда вы получите благодать от Господа за то, что вы не проявляете своеволия, ибо своевольников и лицемеров Господь не любил и не любит. И слушайте, что вам Церковь святым Уставом предлагает: один раз прикладываться и не разговаривать с батюшкой, когда он стоит с Крестом и Евангелием.

Итак, будем просить Божию Матерь, и Она пошлет все доброе во спасение души. Завтра, если будем живы-здоровы, опять помолимся. А кто не придет по каким-либо причинам, Матерь Божия все знает: уважительные причины или нет... Я некоторым говорю:

– Отдайте Божие Богови, а все остальное приложится вам.

А некоторые стоят и думают: «Как же мне быть? Надо поехать купить то-то и то-то, в Эстонию надо поехать?..»

Вот приехала мать с дочкой. Молодая девица, она стоит, и ей молитва трудно дается. Надо сказать, что работать трудно, учиться еще труднее, а молиться – это самый большой, самый тяжелый труд! Поэтому в монастыре молодым дается общее послушание – трудиться, а уж схимники, старенькие монахи по келиям молятся. Молодые приходят утром – помолятся, братский молебен, полунощницу постоят, и скорее на послушание, на работу идут.

Одна поехала без благословения, мне даже жалко ее, дай Бог, чтобы она опомнилась... Ведь приобретешь или не приобретешь, а все равно это уже будет не по благословению! Как много теряет человек из-за своеволия! Теряет благодать!

Так вот, возлюбленные, сейчас будете прикладываться, получите Божие благословение, и тогда по благословению, все будет хорошо.

* * *

Здесь есть просфорочка. Но вас много, а просфор мало. Всем не хватит. Что делать?

А надо поделиться, просфоры на всех разделить, хотя и маленький кусочек просфоры получите, зато благодати много, потому что сделано во имя любви. Как один поделился своим последним куском хлеба с голубями. И такая радость у него была целый день! А в другой раз пожалел поделиться с ними, и сразу у него пропал аппетит, потом опомнился, покаялся.

Как радостно, легко с вами молиться! Сейчас помолились, а в 6 часов опять молиться, не успеешь повернуться, опять молиться. В последнее время я немощный стал, а по вашим молитвам все хорошо и легко бывает!

Спаси Господи вас за молитвы! Мне было откровение, почему такие болезни мне Господь послал. Сейчас еще и возраст сказывается. А если вы помолитесь, то и седмицу отслужу, с Божией помощью. Ваши молитвы меня поднимают. Я бы уже давно лежал в пещерах, а за молитвы чад духовных чудом живу. Вот и прошу вас: помолитесь! А тут еще и дети помолятся. А вы знаете, какая сильная детская молитва! Мученику Трифону, когда ему было 4 года, дан был дар молитвы. Как только он помолится, так все бывало хорошо.

Надо иметь единение в молитве, особенно с духовным лицом: я вас поминаю, а вы за меня молитесь.

Славянский язык – Божественный язык! На нем ругаться нельзя. Поэтому все церковные Богослужения составлены на славянском языке.

Некоторые говорят, что славянский язык непонятный. Зато бесы понимают и убегают!

Церковь Христова едина – Небесная и земная. Но земная Церковь – воинствующая – борется с вражией силой, которая препятствует спасению рода человеческого. А на небе нет врага, там одно торжественное пение, славящее Господа, поэтому Небесная Церковь называется торжествующей.

* * *

Возлюбленные! Кто не может посещать церковные Богослужения или по болезни, или потому, что вблизи храма нет, или по другим причинам, тот может молиться по четкам, читая Иисусову молитву. Напоминаю вам, сколько Иисусовых молитв нужно читать и сколько поклонов класть за определенные Богослужения.

В конце молитвенника есть такое указание:

Молитв Поклонов


> За повечерие (малое) > 50 > 12
> За канон Богородице > >
> (акафистный) > 200 > 20
> За канон ангелу-хранителю > 50 > 7
> За канон седмичный > 30 > 5
> За полунощницу > 30 > 5
> За утреню > 300 > 50
> За 1-й час > 50 > 7
> За 3-й, 6-й, 9-й часы > 50 > 7
> За Изобразительные > >
> (за обедницу) > 100 > 10

Возлюбленные, прошу вас, всегда читайте «Богородицу», и тогда Матерь Божия всегда будет охранять вас от всех искушений. И старайтесь без «Богородицы» не приходить в храм, чтобы и в храме не было искушений. Даже когда в магазин идете или в какое-либо другое общественное место, читайте «Богородицу», тогда нигде не будет искушений. Тому, кто читает эту молитву, Матерь Божия помогает удаляться от всех искушений, а иначе обязательно будут искушения.

Вот и сейчас, в храм пришли, помолились, и все было хорошо, а потом допустили нерадение, и в конце, пожалуйста... В медовую баночку чистого, ароматного меда вдруг впустили каплю дегтя и все испортили. Вот как вы делаете: молитесь, молитесь, а потом дегтя пускаете из-за своего нерадения.

Храните благодать, старайтесь не быть нерадивыми, старайтесь не забывать, где вы находитесь. Вы же разумные существа, вы уже не твари бессловесные, поэтому должны рассуждать, что хорошо, что плохо. А совесть нам всегда подсказывает: «Это не хорошо, прекрати!» – и сразу надо прекратить.

Хотя бы взять начальника там у вас на заводе или в колхозе... Что, если вы будете с ним разговаривать запросто, развязно: «Да знаете, Николай Петрович...» И яблоко будете перед ним вертеть? Он тогда скажет.

– Слушайте, за кого вы меня принимаете?

Это с человеком так обращаться нельзя. А тем более мы Богу возносим свои молитвы, и вы так небрежно себя ведете. Избави нас, Господи, от такого небрежения! Господь выше всех начальников, и за такое небрежение Он наказывает. Отсюда и бывают болезни, и скорби, и все остальное. Прости нас, Господи!

* * *

Кто уезжает, старайтесь не забывать «Богородицу» читать в дороге, а то и в дороге будут искушения, и домой приедете, будут искушения.

Вот приехала одна, достаточно не помолилась, не прочитала «Богородицу», а она больной человек, причастилась, и получилась у нее отрыжка. Что делать? Надо сжигать с молитвой. Сожгла, а враг навел на нее уныние: «Мне причащаться теперь нельзя, опять у меня будет отрыжка». Потом спрашивает:

– Как же быть? Не причащаться?

– Нет, – говорю, – побеждай врага, причащайся, только молись. «Богородицу» читай.

Еще хочу сказать вам, особенно тем, кто едет домой: если вам придется столкнуться со всякими неожиданностями, то ничего не бойтесь, не волнуйтесь, не беспокойтесь, ибо «аще и во ад сниду, если Ты, Господи, со мною, не убоится сердце мое». Где бы вы ни были: на работе, дома, в общежитии... ругаются там, бранятся, а вы читайте Иисусову молитву или «Богородицу», и вы всегда будете с Господом, с Божией Матерью. Не страшитесь! Господь не допустит, чтобы вам что-нибудь повредило. А если мы будем думать и мыслить недоброе или осуждать будем кого-нибудь, празднословить, то даже и в святом месте, в обители, в храме может войти в нас нечисть, злая сила и будет мучить нас. Избави, Господи!

Вчера, когда перед каноном я читал Шестопсалмие, то знаете, вражеская сила, я чувствовал, что это просто злая сила... Конечно, я немощный сосуд. Слава Богу, что Господь мне послал такую болезнь – эмфизема легких. Она не инфекционная, другим не передается. Это расширение легких. Там собирается влага, и потом першит. Хочется оттуда, как занозу, все это удалить, поэтому приходится кашлять, и получается неудобство и себе, и окружающим. Хоть болезнь и не опасна, но неприятно, неэстетично, когда так кашляешь. И вот, представьте, читаю я Шестопсалмие, а тут подступает кашель... Першит невозможно! Кашлянул я и чувствую... духовные чада молятся! И немножечко, разика два прикашлянул и опять продолжаю читать, как ни в чем ни бывало, и чувствую, ваши молитвы помогли. Искренно вам скажу: все стало хорошо, это ваши молитвы меня поддержали. Думаю, что и вам было заметно. Слава Богу, прочитал Шестопсалмие!

Благодарю вас за молитвы и на будущее время прошу – помолитесь, а то я, действительно, сосуд немощный. Преподобный Серафим Саровский всегда просил:

– Помолитесь за меня, убогого, немощного! Я тоже немощный, убогий, так что прошу – молитесь за меня. И если вы будете молиться за меня, а я за вас, то вы хоть куда уедете, хоть в Америку уедете, а все равно будем чувствовать близкое, молитвенное единение.

* * *

Мои духовные чада, мать и дочка, были в Рижском монастыре, а потом их в Иерусалим потребовали. Они хорошо поют, культурные такие. Они теперь в женском Горнем монастыре в Иерусалиме и каждый год мне присылают поздравления к Пасхе и к Рождеству. И вот что они пишут: «Батюшка, каждую неделю мы бываем у Гроба Господня и поминаем вас с духовными чадами».

Понимаете? Это для меня и для вас великая радость! Меня пускай не поминают, лишь бы вас поминали, духовных чад, потому что духовные чада столько мне делают добра! Столько делают облегчения, если бы вы знали!

* * *

– А вот и студенты посетили нас! Но что же вы улыбаетесь? Скажите, пожалуйста, когда музыкант выражает свое чувство в музыке, вы смеетесь над его чувством?

– Нет!

– Разумеется, смеяться над музыкой нехорошо. Кто будет смеяться, про того скажут: какой невоспитанный человек!

Музыка – благородное чувство, она услаждает наш слух. А религия – возвышеннее, благороднее чувство! Она своими благодатными действиями, своими благодатными лучами любви и света освящает все наше существо. Поэтому над религией, над чувством верующих смеяться нельзя, а наоборот, надо тянуться к этому благородному чувству.

А то некоторые приходят сюда и смущаются: вот они молятся... А зачем это нужно?

Когда мы молимся, то невидимо (для наших телесных глаз) на нас нисходят благодатные лучи света, которые освящают все наши чувства: и зрение, и слух, и обоняние, и вкус, и осязание, тогда человек делается благородным, благочестивым, правдивым.

Хорошо, что вы сюда пришли, немного захватили пение, послушали... Только жаль, что поздно пришли, а то бы и окропились освященной водой.

– Вы, наверное, крещеные?

– Крещеные.

– А крестик на себе носите?

– Нет!

– Не носите, потому что не знаете силы креста. А крест – это не только знак христианства, но он имеет великую силу отражать зло, отражать мрачную силу.

Мы Бога не видим, а лучи света отходят невидимо для наших телесных глаз и от креста, и от икон.

Вы проходили физику и знаете, что такое магнит. Магнит невидимо для нашего глаза излучает магнитные волны, глазом их не видно, а ученый Эдисон сделал опыт: начал пересекать эти магнитные волны и получил эффект – электрический ток. И этот электрический ток служит человеку. Энергия тепловая, световая, а теперь даже холодильники делают электрические. А волны магнитные не видны. Вот так же и от креста, и от икон излучаются благодатные лучи света. Глазами мы их не видим, а они исходят. И кто носит крестик, тот освящается благодатными лучами, исходящими от креста, и дух злобы не может подойти к этому человеку, он находится в отдалении.

А если кто целует крестик с крепкой верой, то эти лучи благодатного света проходят внутрь, в наш характер, в нашу совесть, душу и сердце, и человек делается благородным, благочестивым. Говорят: симпатичный человек. Слыхали такое слово: «симпатичный»? Тогда человек не делает больших пороков: пьянство, блуд, воровство, потому что у него уже совесть очищена, она сдерживает его.

Верующие знают, что лучи благодатного света помогают жить благочестиво, честно, правдиво, искренно, а это ведет к вечной радости. Тем человек и отличается от животных, что он телом умирает, а душа его будет жить вечно. Если он жил благочестиво, то будет вечно радоваться, а если нечестиво, то будет вечно мучиться. Вот поэтому благочестивые отбрасывают ложный стыд, ложный страх и подходят, целуют Крест и Евангелие, освящают свою душу и совесть и выходят отсюда благородными, освященными.

– Батюшка, а у вас нет крестиков?

– Есть! Вот, берите, пожалуйста! Слава Богу, смирились, почувствовали истину.

Несмотря на то, что крещеные или некрещеные, а ведь душа человека по природе христианка, потому что человек – разумное существо, создан по образу и подобию Божию.

Христианские миссионеры везде и всюду проповедовали истину, даже среди язычников-дикарей, и они чувствовали, что их понимают, что человек – разумное существо и душа тянется к свету, любви и истине. Вот эта любовь, свет и истина облагораживают человека, делают его благородным, в каких бы он объективных или субъективных условиях ни был. А если мы все будем правдивыми, благочестивыми, то не будет у нас зла. А зло – это войны. Капиталистические страны хотят войны, мы хотим, чтобы водворился мир во всем мире, вот и требуется от нас благородство, благочестие и любовь к ближним.

Говорят, что религия – это отсталое понятие. Нет, религия – не отсталое понятие, она жила во все эпохи, во все времена и будет жить до скончания мира.

Вот я знаю одного священника. Едет он в поезде, а с ним едет какой-то образованный человек. Подходит тот и спрашивает:

– Батюшка, объясните мне, какой это Бог? Как Его пощупать? Как Его, может быть, на вкус попробовать?

А батюшка отвечает:

– А скажите, пожалуйста, вы мысль щупали когда-нибудь? На вкус пробовали?

– Ну, это мысль?

– А вы богословие изучали? Психологию3, патрологию4, гомилетику5?

– А зачем мне это нужно? Я материалист!

– Видите ли, есть птица петух и есть птица орел. Орел летает, и петух может летать. Но орел полноценная птица. Он высоко и далеко летает и знает, что такое горы, поля и леса, что такое море, а петух живет в своем дворе и ничего дальше своего двора или курятника не видит и не знает, а думает о себе высоко... я птица хорошая!

Так и люди, которые отказываются от изучения богословия, психологии, патрологии, гомилетики, то есть тех наук, которые дают орлиный полет, а не петушиный. Надо иметь орлиный полет, а не петушиный. Поэтому никогда не смейтесь над религией. Старайтесь больше изучать, тогда вы будете полноценной птицей и будете парить, как орел, а не как петух.

Я одному говорю:

– Что же, вы хотите быть петухом, а не орлом?

– Да, это правильно... Надо многому учиться, надо поучиться, – ответил он мне.

В Академии наук сейчас есть специальный факультет, где изучают все эти предметы. Правда, изучаются они ради любопытства, любознательности, а не ради веры. Но и то хорошо!

Нельзя кичиться тем, что «я материалист...» Нужно шире брать! Вот ваш руководитель знает и богословие, и психологию, и гомилетику, и патрологию, он вам все скажет... Правда? Вы их оповестите, а я уж за вас помолюсь. Слава Богу, что вы пришли! Ну, храни вас Господь!

Видите, возлюбленные, я веду беседу так... с одной темы на другую – системы нет, и получается, как говорят, винегрет.

Но вот Певницкий, великий-великий проповедник, пишет:

– То, что говорится от сердца, не старайся приводить в систему. Там логика, мышление... А что от сердца говоришь, старайся, чтобы другое сердце слышало.

Если вы своим сердцем понимаете меня, то моя цель достигнута.

– Понятно вам, о чем я говорю?

– Понятно! Спаси Господи!

– Слава Богу!

* * *

Алтарь – это Святая Святых, и посторонние предметы, особенно деньги, ни в коем случае туда нельзя вносить. Я предупреждал не один раз:

– Смотрите, если в записках есть деньги, не давайте мне сейчас, потому что я иду в алтарь, а вы продолжаете свое. Я иногда доверяю, а потом смотрю – там деньги. Избави, Господи! По неведению, а все равно грех. Грех, в ведении сделанный, – когда мы умышленно делаем, а грех в неведении, хотя и меньший грех, но все равно грех.

Когда я разоблачусь, выйду из алтаря, тогда пожалуйста.

Откровенно говоря, деньги – это навоз, ведь их кушать нельзя, обонять нельзя. Навоз неприятно пахнет, а все равно он нужен как удобрение, но его не ставят на стол. Так и деньги, хотя святые отцы и называют их навозом, а все равно они нужны: билет на поезд купить, заказать молебен и др., но в алтарь заходить с ними нельзя.

Не обижайтесь, возлюбленные, если кто даст вам рубль. Поблагодарить только нужно: «Спаси, Господи!» А то некоторые отказываются, не берут, да еще и обижаются: «Что я, нищая? Зачем ты мне даешь?» Не надо так делать. Наоборот, смириться надо. Дают – бери, смиряйся: «Спаси, Господи!» Поэтому и говорят, в особенности Серафим Саровский: «Если вас бьют, уходите, если вам дают – берите, если вас зовут – идите».

Будете прикладываться к иконе Божией Матери, Кресту и Евангелию, а я за вас в алтаре помолюсь.

Говорите свои имена! Я так молюсь:

– Я грешный, но не мене ради, а ради благодати священства, на мне лежащей и во мне пребывающей, ты, Господи, пошли им все полезное для души и для тела.

Ведь вы желаете спасения? Правда? Поэтому я помолюсь, а вы верьте, что все ваши вопросы: бытовые, служебные, учебные, семейные, личные (каких их только нет!) Господь Духом Святым разрешит лучше, чем батюшка посоветует. Я за вас помолюсь, и вы меня помяните. «Где двое–трое во имя Мое, там и Я посреде их», – говорит Господь, а вас не двое–трое, а больше!

Храни вас, Господи!

Поучения на панихидах

Возлюбленные, Господь Иисус Христос сказал:

«Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше». О каком же сокровище говорит Господь?

У нас два сокровища – это Бог и люди. Господь дал нам две заповеди любви:

1. «Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслию твоею».

2. «Возлюбиши искреннего (ближнего) твоего яко сам себе» (Мф.22:37, 39).

И вот, если мы будем так любить Бога и всех людей будем любить, как себя, если мы постоянно будем делать им только добро, всячески избегая зла, то этим приобретем себе для жизни вечной нетленное богатство... радость и блаженство!

Любовь к ближним – это самое благородное, самое возвышенное чувство, а в особенности к усопшим. Люди чистые сердцем видят души умерших. Так, игумен Глинский Филарет видел, как два ангела возносили душу его друга, преподобного Серафима. А в древние времена, когда христиан мучили за исповедание православной веры, часто видели, как души мучеников, освобожденные от тела, возлетали к Богу.

Поэтому никогда не допускайте сомнения, что душа есть и что потусторонний мир существует. И теперь, в наше время, те люди, которые очистили свое сердце от грехов, они тоже видят души усопших. Вот и вы, если хотите быть духовно зрячими, старайтесь нудить себя на добро, чтобы всеми вашими поступками руководила только любовь. Один странник никогда ничего не говорил, кроме таких слов: «Добро делай, добро и будет». А эти слова он везде и всюду повторял. И вот одна богатая нечестивая вдова возненавидела его за эти слова и решила его отравить. Всыпала она отравы в три лепешки и подала их страннику.

Добро делай, добро и будет, – сказал странник, поклонился и пошел.

Идет он лесом, а навстречу ему идут три охотника. Измученные, голодные...

– Дедушка, заблудились мы в лесу, измучились и страшно проголодались. Нет ли у тебя хлебушка?

А у него только и были эти три лепешки. Дал он каждому по лепешке. Они съели и отравились.

Оказывается, это были родные братья, сыновья той нечестивой вдовы, которая подала эти лепешки...

Вот как Господь наказывает за нечестие! Родная мать отравила своих сыновей. А ведь странник предупреждал:

Добро делай, добро и будет!

Священное Писание говорит, что тело умершего человека возвращается в землю, от которой было взято, а душа воспаряет к Богу.

«Бог же не есть Бог мертвых, но Бог живых» (Лк.20:38).

В каком же состоянии живут души, которые перешли в иной мир?

Одни ждут Суда Божия. Апостол Павел пишет: «Поправшие Кровь Сына Божия находятся в страшном ожидании Суда». Это души тех, которые на земле не приготовили себя для жизни вечной, для радости и блаженства. Теперь они там томятся в страшном ожидании приговора...

Другие находятся в светлой радости.

Господь Иисус Христос дал нам Заповеди блаженства. Если человек живет по этим заповедям, если он все выполняет, то душа его еще при жизни земной делается уже блаженной и достойной Царствия Небесного... Какие же это Заповеди блаженства?

Господь сказал: «Блажени нищии духом, яко тех есть Царствие Небесное».

Если душа не смиряла себя на земле, не обнищала духом ради Христа, то теперь она содрогается там, вся обнаженная от добродетелей. Она страшно томится в ожидании, как без светлой одежды она узрит Господа.

«Блажени плачущии...»

Кто не плакал на земле о грехах своих, кто не омывал слезами душу свою, душа того горько рыдает теперь там.

«Блажени кротцыи...»

Кто не кроткий здесь, на земле, душа того ожесточена и там. Эта жестокость держит душу вне света, и от этого она жестоко страдает.

«Блажени алчущии и жаждущии правды...»

Кто на земле не причащался Плоти и Крови Христовой, кто не искал правды словес Его и не читал Евангелие, душа того страшно голодает там.

«Блажени милостивии...»

Кто был немилосердным по отношению к ближним в земной жизни своей, душа того страшно мучается теперь, ибо видит, что ушло время благоприятное сеяния добра и теперь не будет ей помилования.

«Блажени чистии сердцем...»

Кто при жизни земной не старался очистить сердце свое от грехов и пороков, душа того мучается теперь от стыда за свою смрадность, темноту и нечистоту.

«Блажени миротворцы...»

Кто не имел мира в душе своей и не заботился о мирной жизни с ближними своими здесь, на земле, душа того ощущает там великое смятение.

Итак, кто не исполнил в земной жизни заповеди Господни, кто не ушел отсюда блаженным, душа того в темном месте ожидает теперь Второго пришествия Его и в страшном смятении вопиет: «Вскую мя отринул еси от Лица Твоего, Свете Незаходимый, и покрыла мя еси чуждая тьма окаяннаго». А слова «обрати мя и к свету заповедей Твоих» не могут произносить, потому что душа там теряет способность молиться.

Но Господь безмерно Благ! Он и этим страдающим душам оказывает милость, принимая нашу молитву за них как выражение нашей великой любви к несчастным, но дорогим и близким нам.

Только и осталась у них надежда на милость Божию, на наши молитвы.

* * *

Души усопших, находящиеся во аде, сильно рыдают и непрестанно вопиют:

– О горе, горе нам! Увы нам, окаянным! Почто мы не жили по Священному Писанию и по апостольским преданиям? Почто не творили добрых дел и не заботились о душах своих?

О, любимые наши дети, сродники и близкие! Если бы возвратиться к вам и рассказать, какие мы испытываем беды, скорби и несносные, лютые муки! Если бы мы получили возможность опять жить на земле, то день и ночь бы каялись! Пусть бы жилище наше было наполнено зловонием и тела наши точили бы черви, мы с радостью и благодарностью терпели бы все это, лишь бы избавиться от вечных мук.

О, друзья наши и сродники! Не забывайте нас, молитесь о нас, с нетерпением ждем ваших молитв, от которых мы испытываем свет и радость!

Возлюбленные, выразим любовь свою к усопшим горячей молитвой за них к Богу и милостынею. В их память будем возжигать свечи, подавать записки с просфорами, читать Псалтирь и Евангелие.

И если мы так усердно будем молиться за них, то Господь помилует их и они почувствуют большую радость и утешение.

За наши молитвы Господь успокаивает их особым таинственным образом. На мятущиеся, страждущие души, отчаявшиеся в помиловании, Господь посылает тихую мягкость. Они очищаются, освящаются, успокаиваются и получают надежду на помилование.

Враг рода человеческого желает всем погибели, поэтому он всячески старается на нашем жизненном пути строить козни, расставляя бесчисленные сети. Кто гневается, раздражается, осуждает, завидует, не прощает обид, мстит и другое неподобное творит, тот попадает в эти сети вражии. И вот если обидчик наш, не примирившись с нами, умирает, мы искренно должны ему все простить.

Некоторые, по своему неведению, думают о таких людях плохо, поминают их недобрым словом, а это большой грех.

Святые отцы пишут, что о покойнике не только плохо говорить грешно, но даже помышлять о них плохое нельзя, потому что это тоже вменяется во грех, а тем более нельзя осуждать.

Избави нас, Господи, от этого!

Помоги нам, Господи, уяснить себе эту истину, что покойников ни в коем случае нельзя осуждать, нельзя вспоминать о них плохо и говорить о них с огорчением, но надо стараться находить в усопшем только хорошие качества, говорить только хорошее и, конечно, усердно о нем молиться.

Даже мы, живущие на земле, не имеем права осуждать друг друга, тем более нельзя осуждать усопших, которые предстали уже пред Божиим Судом. Помоги нам, Господи, в этом!

* * *

Молитва за усопших нам самим приносит великую-великую пользу. Святые отцы советуют особенно усиленно молиться за усопших, когда бывают у нас большие испытания, искушения, теряется молитва, нападает какой-нибудь особый страх, уныние, отчаяние.

Уныние и отчаяние – это самый большой грех. Пророк Илия говорит: «Лучше бы я умер, чем мне страдать от этого положения». На него напало уныние, и он бежал в чужую страну. Как ему было трудно! А потом Господь показал ему, что в самый трудный момент Господь близ нас.

Я знаю одного человека, которому было большое испытание, когда он принимал монашество. Ему казалось, что Господь отходит от него и наступает такое состояние, что неоткуда ждать помощи, одна тоска и уныние. А это Господь испытывал: «Вот попробуй-ка без благодати жить!»

Когда мы поминаем усопших, поживших на земле благочестиво, тогда они тоже молятся за нас, ибо имеют дерзновение пред Господом молиться за нас. А за себя усопшие молиться не могут.

А когда поминаем усопших, живших на земле нечестиво, то есть грешников, тогда им бывает великая радость. Молиться за нас они не имеют дерзновения пред Господом, но Господь, видя нашу любовь и сострадание к ним, по Своему милосердию Сам помогает нам в искушениях, особенно сохраняет нас от потери благодати, от потери молитвы.

Ведь когда мы потеряем ногу или руку или потеряем зрение и слух – вот как у меня, например, притупление на левое ухо: правым ухом слышу, а левым ничего не слышу, – и вот, думаю, не дай Бог, совсем потеряю слух! Что тогда делать? Ведь какая потеря страшная: потерять слух, зрение, руку, ноги... страшно даже подумать! Но больше всех потерь – это потеря молитвы, потеря благодати. Избави нас, Господи!

Был такой случай: один иеромонах безвыездно жил в монастыре несколько лет. Но вот умирает его родной брат, и родственники в письме просят его приехать на похороны. Он показал это письмо игумену. Игумен и говорит:

– Для усопшего будет великая радость, если ты поедешь отдать последний долг. Поезжай, только долго не задерживайся, а самое главное, никого не осуждай.

Он уехал. Покойника еще не похоронили, ждали его приезда. Совершили погребение. После погребения пришли домой, сели за стол, чтобы помянуть усопшего, и один родственник сказал:

– Вот видишь, ты иеромонах, а все-таки приехал, чтобы отдать последний долг усопшему, а младший брат не приехал, хотя и не в монастыре живет. А ведь его тоже приглашали! Вот какой он черствый, какой он нехороший.

Иеромонах сказал:

– Да, это верно.

А потом как заплачет... все обратились к нему и спрашивают:

– Что с тобой? Почему ты так плачешь?

– Игумен меня предупредил, чтобы я никого не осуждал, потому что это тяжкий грех. А вы сейчас сказали плохо о брате, что он жестокосердный, и я согласился с вами. И вот, – говорит, – я вижу Распятого Господа Иисуса Христа. Я как монах хотел подойти и облобызать Его Язвы, потому что Он пострадал за род человеческий для того, чтобы искупить нас от проклятия, греха и смерти. И только я подхожу, как Господь, обращаясь к юношам (это были ангелы), говорит с Креста:

– Возьмите его и удалите от Меня, потому что он осудил брата своего.

Юноши взяли меня и отвели от Креста. Я запутался в мантии, и... она с меня свалилась. Это признак того, что я потерял благодать. И теперь я плачу, потому что восстановить благодать очень трудно. И меня, пожалуйста, сейчас не задерживайте...

– Да как же, ты еще не обедал!

– Нет! Нет! Теперь уже мне не до обеда, никакой обед мне теперь не пойдет. Я скорее должен ехать в монастырь и поведать все это игумену.

Приезжает он в монастырь и сразу к игумену:

– Со мной случилось то, что я и не ожидал. Вы предупреждали, чтобы я никого не осуждал. Родственники мои стали осуждать брата за то, что не приехал на похороны, а я согласился с ними и сказал только одно слово «Да». И я увидел видение, что свалилась с меня мантия... Какую угодно дайте мне епитимию, только чтобы я обратно получил благодать!

Игумен созвал братию и говорит:

– Будем молиться все, будем молиться крепко! Потому что хотя и по неведению, но он сделал большой грех и потерял благодать.

Весь монастырь молился целый месяц. И сам иеромонах со слезами и постом молился. И, по милосердию Божию (было откровение), ему вернулась благодать. А сколько пришлось трудиться за одно только слово «да»!

Конечно, кому много дано, с того много и спрашивается. Простым людям это, может быть, и не открылось бы, а монаху открылось, как можно потерять благодать.

Вот как страшно осуждать!

* * *

На небе нет ни скорби, ни печали, там вечные радости, сладости. Такой радости и сладости мы желаем всем усопшим. Вот почему и поминаем их сладостями: сладким коливом, сладким киселем и прочим.

Коливо еще имеет и символическое значение. Зерно (рис, пшеница), если его не бросить в землю, будет лежать одно без приплода, а если его бросить в землю, то оно прорастет и даст колос в несколько зерен. Это значит, жизнь продолжается и увеличивается плод.

А вином, спиртными напитками нельзя поминать усопших: для них это большая горечь и огонь, это остатки языческих пережитков.

Ведь наши предки были язычники, и вот эти обычаи еще сохраняются и до сего дня. Хотя с этими пережитками боролись святители Митрофаний Воронежский и Тихон Задонский, но все еще они продолжаются.

Но вот запомните: поминать усопших надо только сладким.

У нас часто бывает так: отдаем последний долг усопшему... опустили в могилу, пришли домой и за обедом, на поминках ставим спиртные напитки и поминаем усопшего вместе с едою спиртными напитками.

Одна благочестивая женщина (умершая) явилась своим родственникам во сне и сказала:

– Вы все мне сделали хорошо: последний долг отдали, почтили меня, по-христиански похоронили, но когда вы пришли домой и стали меня поминать спиртными напитками, то всю меня так жгло, что я не знала, как вас предупредить, чтобы вы этого не делали. По неведению вы причинили мне большие-большие не только огорчения, а даже муки. Умоляю и прошу вас, чтобы в будущее время вы не поминали усопших спиртными напитками.

Видите, оказывается, как усопшим неприятно, когда их поминают спиртными напитками!

* * *

Молиться за усопших надо так: «Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих (имена)».

А за тех, кто нам особенно помогает, но они еще не прославлены Церковью как святые, так молитесь:

– Помяни, Господи, (имена усопших) и их святыми молитвами прости наши согрешения.

Очень помогает блаженная Ксения. Вот одна недавно приезжала сюда из Москвы, чтобы отслужить благодарственный молебен. Она часто поминала блаженную Ксению на панихидах, а потом попросила ее:

– Блаженная Ксения, теперь ты мне помоги устроиться с квартирой, чтобы скорее мне дали комнату.

И тут же ей снится сон. Является к ней женщина и говорит:

– Иди скорее, даже найми такси, чтобы не опоздать. Скорее поезжай на такую-то улицу. – Указала адрес и рассказала, что надо делать.

– Да кто же ты?

– Я Ксения, которую ты просишь. А потом в Псково-Печерском монастыре отслужи молебен.

И вот та действительно все нашла, как ей говорила блаженная Ксения, быстро получила квартиру и приехала сюда, чтобы отслужить благодарственный молебен.

Одна спрашивает: «Батюшка, можно ли за себя прочитать 40 псалтирей о здравии?»

В этом благом деле нет и не должно быть трафарета. Богу не форма нужна, а существо.

Был один усердный человек по имени Александр. Он молился 3 месяца, чтобы Господь вразумил, как научиться непрестанной молитве. И вот Господь ему открыл: разбить братию на 24 чреды и поочередно читать Псалтирь и на каждой славе поминать читавших, а также за кого читается. На 1-й «Славе» поминать о здравии, а две «Славы» поминать о упокоении. Это называется «Неусыпающая Псалтирь».

Мы в обители тоже читаем «Неусыпающую Псалтирь». На 1-й «Славе» молимся о живых, на 2-й «Славе» поминаем усопших сродников и близких, на 3-й «Славе» поминаем в Пещерах погребенных.

Вот и вы, соберитесь группой по 3–4 человека и молитесь друг за друга, и очень хорошо поминать о упокоении, чтобы не обидеть усопших, они ждут и просят наших молитв.

Синодик можно читать небольшой, до десятка имен, добавляя: «и всех мною поминаемых ранее, и всех в вере, надежде скончавшихся, имена их Ты Сам веси, Господи».

Совокупная молитва выше, чем одиночная.

А когда 40 раз поминают, – это в честь сорокадневного поста Спасителя.

Мать блаженного Августина читала каждый день всю Псалтирь. Так что Псалтирь можно читать, кто сколько может, смотря по своим силам.

О упокоении новопреставленного хорошо отслужить 7 литургий. Это было многим открыто. Заказная литургия – это великая жертва! А то тратят средства на дорогие памятники, ограду, а это не поможет, не спасет душу. Всегда во всем требуется рассуждение.

* * *

Очень хорошо отмечать день кончины усопшего, день ангела, его памятные дни, поминать по субботам, подавать просфорочки. От этого усопшим бывает великая радость.

Горячим обедом тоже хорошо поминать, но, как я уже говорил, надо это делать очень скромно, благоговейно, с молитвой, без празднословия и осуждения и ни в коем случае не допускать вина и спиртных напитков, иначе не только не поможете усопшим, но даже принесете вред. В этом имейте рассуждение. Если постоянно читать Псалтирь и каноны за усопших и регулярно совершать поминовение по субботам, подавать милостыню и творить добрые дела в их память, то грешные души будут изведены из тьмы мучений в страну Божия Света. А тот человек, который сам живет благочестиво и помогает усопшим сродникам молитвой и милостыней, получит оставление грехов и наследует жизнь вечную.

Ты читай записки, а ты будешь читать синодик. Послушание выше молитвы, выше поста. Когда я был на послушании в Троице-Сергиевой лавре, то во время литургии мне дали читать синодики, а там синодики большие... Я немного огорчился: «Когда же я молиться буду?» – подумал я. Всю литургию читал синодики, не читать – нельзя, там наблюдают, как выполняешь послушание, а после благодарят: «Спаси, Господи! Послушание выше молитвы!»

Вчера мы поминали усопших на панихиде... и никто никому не приснился из усопших?

Одному после того, как он ночью помолился за усопших, во сне они кланялись ему и благодарили его. Идут мимо окна по улице и все ему кланяются. Помяни, Господи, души усопших раб Твоих, новопреставленных и всех неотпетых: в сей день, в сей час, в сей момент от сего мира отшедших в надежде воскресения, в огне, в воде, в пути, от мраза, от глада, без покаяния и причастия умерших и за православную веру живот свой положивших, сирот, нищих и неимущих близких о еже молитися о них, старцев, стариц, подвижников, подвижниц, праотцев, отец и матерей, братьев и сестер наших и всех, кои просили молитися, имена ихже Ты веси, Господи. Помяни всех нами поминаемых (имена).

Упокой, Господи, души раб Твоих: родителей, братии и сестер наших, всех зде нами поминаемых.

Господи, упокой души отцев моих духовных, наставников, учителей и всех послуживших мне.

Упокой, Господи, душу иерея, иже совершил святое таинство крещения и миропомазания надо мною.

Господи, упокой души всех братий моих, иже оказаша мне помощь словом, делом и любовью.

Господи, упокой всех, их же зверь снеде, змий ужали, молния уби, огнь сожже и земля, разсевши, прият.

Господи, упокой всех, их же на воздусе посреде дубрав и пустыней, морей и гор, льдов и трясений жизнь свою скончаша, и имена их никому не ведомы.

Упокой, Господи, на поле брани за веру и Отечество жизнь свою положивших и всех в пещерах погребенных и от глада скончавшихся.

Упокой, Господи, иже в сей день сороковый на Суд Твой к Тебе ангелами-хранителями приведены суть и тыя, иже в сей час от телес разлучаются.

Матерь Божия, Заступнице всех сирых и убогих, буди Матерью и душам сих усопших рабов и доведи их до Престола Сына Твоего.

Иисусе, Боже Милостивый, упокой души раб Твоих, о них же ныне память творим. Аминь.

* * *

После усердной молитвы за усопших чувствуешь такое утешение! Внутреннее такое отрадное состояние. Я не знаю, как вы чувствуете. Хорошо чувствуете? Значит, усопшие радуются, и этой радостью они делятся с нами.

Было много откровений, что чувствуют усопшие, когда их поминают, когда частицы за них вынимают и когда отпевают.

Один священник имел родного брата. Брат был маловерующим и имел некоторые пороки: выпивал, курил, дозволял себе порочную жизнь, и так он скоропостижно умер без покаяния. Священнику сделалось жалко его, и он всегда старался вынимать на проскомидии за него частицы. И однажды умерший брат явился к нему и говорит:

– Я весь находился в особом мраке, с головой туда ушел, и мне нечем было дышать, было очень трудно. А теперь вот, видишь, моя голова свободна.

И он, действительно, видит своего брата, погруженного в какой-то мрак и смрад, и только одна голова свободна. Брат дышит свободно и благодарит его. Сон кончился.

Священник усилил молитву. Через некоторое время брат опять является во сне и указывает на себя:

– Теперь я уже освобожден по пояс, теперь мне еще лучше стало, благодарю тебя.

Проходит некоторое время, и этого батюшку перевели в другое место, в другой приход, даже в другую епархию. Никто не знал, что у батюшки был брат и что он умер. Но этот священник все вынимает частицы за своего усопшего брата и поминает его имя.

Однажды одной благочестивой женщине снится такой сон. Является к ней незнакомый человек и говорит:

– А знаешь ли ты, что в вашей церкви, куда ты ходишь молиться, священник – это мой родной брат? Я умер, а он за меня вынимает частицы и поминает. Хочешь знать, какую доставляют нам радость, когда на земле поминают наши имена и в особенности, когда вынимают за нас частицы?

Она его спрашивает:

– А какую же вы радость ощущаете, когда вас поминают и вынимают частицы?

– А вот, – говорит, – передать на вашем земном языке очень трудно. Вы этого понять не сможете. Потому что земная жизнь – это одна жизнь, а наша жизнь другая. Ну, примерно можно сопоставить с таким полотном, экраном, на котором вы просматриваете какие-нибудь виды, Иерусалимские и другие. Вам яснее видно на полотне через свет и в большем размере: светлее и величественнее. Вот, примерно такое же положение и у нас, как будто бы экран. Только у нас такое светящееся место. И вот, когда вынимаются частицы за нас, появляются золотые буквы, пишутся имена: Иоанн, Екатерина, Мария, Елизавета. Таких имен на земле было много, миллионы, а усопшие чувствуют, что это именно его имя, это тот Иоанн, которого на земле помянули, это та Мария, за которую вынули частицу, и от этого золотого имени на огромном экране усопший испытывает такую радость, что передать на земном языке невозможно... Сегодня ты пойдешь в храм и передай моему брату-священнику, что по его молитвам я освобожден совершенно. Ты видишь, я сейчас хожу и ни мрака, ни смрада не ощущаю, и я сейчас совершенно свободный. Вот какая радость у меня теперь!

Она проснулась. Приходит в церковь и обращается к священнику

– Батюшка! У вас брат был, он умер?

– Да, был. А вы откуда его знаете?

– Скажите, он такого роста?

-Да.

– Он такой-то наружности? – перечисляет особые его приметы.

– Да, – говорит священник, – это мой брат. Вы были знакомы с ним?

– Нет! Он сегодня приснился мне и просил передать вам его слова. – И рассказала ему все, что он говорил. Заплакал священник и сказал:

– Поистине велика милость Божия!

Вот как, оказывается, Господь нас любит! Помоги нам, Господи, поминать усопших. А усопшие, в свою очередь, в благодарность молятся за нас, которые имеют пред Богом дерзновение молиться. Поэтому, возлюбленные, не тяготитесь, когда вы приходите сюда на панихиду, и у кого есть неотпетые родственники, близкие, просто знакомые, постарайтесь отпеть.

* * *

Вот, возлюбленные, была у нас только что Димитриевская родительская суббота. По какому же случаю установлена эта родительская суббота? Вообще Святая Церковь, как чадолюбивая мать, установила несколько родительских суббот для поминовения усопших: суббота перед масленой неделей, три субботы Великого поста, Радоница, Троицкая и сейчас Димитриевская, последняя родительская суббота, перед праздником великомученика Димитрия Солунского. Эта суббота особая, когда поминают особенно православных воинов.

Из истории установления этой родительской субботы мы узнаем, что в тяжелые годы татарского ига, которое тяготело над русским народом на протяжении около 300 лет, печальником земли русской был преподобный Сергий. Он благословил великого князя Димитрия Московского на войну с татарами, чтобы освободить русский народ от ига татарского, потому что татары страшно издевались над русскими: татарские сборщики налогов были не только в каждой губернии, но во всех селениях. Они заставляли русских выплачивать непосильную дань. Мало того, некоторых они избивали плетками так, что тело отделялось от костей. Издевались над немощными стариками, растлевали девиц. Поэтому великий угодник Божий, преподобный Сергий, благословляя князя Димитрия на войну с татарами, говорит:

– Княже, Евангелие учит, что нет больше той любви, как если кто душу положит за други своя. Выступи против татар на защиту Православия и русского народа, который стонет под гнетом татарского ига. Я даю тебе двух схимонахов от нашей обители, они искусные воины и помогут тебе молитвой и военным искусством.

По благословению преподобного Сергия князь Димитрий выступил против татарских полчищ, которые в несколько раз превосходили и численностью, и снаряжением. И, по горячим молитвам преподобного Сергия и великомученика Димитрия, Господь увенчал победой русские войска.

Итак, под предводительством Димитрия Донского, как его потом стали именовать, и молитвами небесного его покровителя, великомученика Димитрия Солунского, который тоже в свое время был искусным воином, ревностно защищавшим свой народ, свой город, победа осталась за русскими, но много положило русское отечество своих воинов на Куликовом поле в битве с татарами. После освобождения от татарского ига в России Православная Церковь установила чтить память этих доблестных воинов, которые положили жизнь свою за родину, за свободу своих соотечественников, за детей, за девиц, за немощных и престарелых.

Прошло почти 600 лет, как Святая Церковь каждый год в Димитриевскую субботу поминает воинов, а также и всех остальных усопших. Димитриевская суббота отмечается всегда осенью в субботу перед праздником великомученика Димитрия Солунского. А великомученику Димитрию Солунскому будет праздник в пятницу.

Я на этот день принимал монашество. В Пскове есть престол в честь великомученика Димитрия Солунского, и владыка сказал, что вызовет меня туда послужить. Наш архиерей до монашества носил имя Димитрия Солунского, поэтому и он в том храме тоже будет служить. Если я поеду, с Божией помощью, там помолюсь за вас, а вы, возлюбленные, здесь помолитесь, чтобы мне там утешиться вашими молитвами. Вот я уезжал на родительскую и, слава Богу, вашими молитвами пробыл там Казанскую, утешился и благополучно вернулся обратно. Вот и сейчас, если Богу угодно будет, придется опять поехать на престольный праздник святого Димитрия Солунского. Я там буду молиться, а вы здесь помолитесь за меня.

* * *

Есть родство по плоти: родители, брат, сестра, дядя и другие, все они нам близкие, дороги. Когда кто умирает из родных, мы переживаем, думаем: как им будет трудно пройти путь к окончательному пристанищу вечной радости. Если мы даже живых провожаем куда-нибудь в дальний путь, своих родственников или близких, мы жалеем, утешаем, даем советы, заботимся: «Приедешь туда, там есть где остановиться у знакомых» или еще какие добрые советы даем, и, таким образом, он бывает доволен. Уезжая, он чувствует, что не один, что у него есть близкие, и он уезжает радостный.

Когда провожают кого-нибудь на войну, то родственники и близкие проявляют такое внимание, такое сочувствие к нему,что этот воин, воодушевленный таким сердечным вниманием, уходит с чувством искреннего долга отразить врага, охранить беззащитных детей, стариков, женщин. Женщины по натуре своей очень деятельны. Они много делают, но физически они не могут выполнять ту работу, которую выполняют мужчины, поэтому в первую очередь на защиту страны становится мужчина. И вот этот воин, может быть, даже не вернется оттуда, умрет в сражении, но он чувствует, что он не один, что он выполняет благородное, почетное дело и что есть близкие к нему люди, которые ценят его подвиг. Так бывает при жизни.

А когда человек умирает, то благочестивые люди записывают воина такого-то, воина такого-то. Казалось бы, что люди забыли, но нет! И действительно чувствуешь, что я живу потому, что благородные воины положили свою жизнь для того, чтобы мы жили в благоденствии и чтобы наше отечество развивалось. А ведь были тяжелые и, кажется, неминуемые дни погибели, когда наше отечество было под угрозой. И вот все миновало... миновало! Слава Богу! А теперь мы их поминаем. Поминаем воинов, на поле брани жизнь свою положивших! И, думаете, они не чувствуют это? Они чувствуют! И они благодарят нас за то, что мы не забыли их.

Это благородное чувство в нас, живых, по отношению к умершим, дает нам право и надежду на то, что когда и мы умрем, то и о нас вспомнят, и если мы где-нибудь в трудную минуту умрем и некому будет отпеть, то заочно нас отпоют. А если отпоют, то представляете, это какая радость для человека!

Отпеть усопшего – это как бы выдать пропуск в небесную обитель, выдать ему ордер на небесную квартиру. Ведь каждому усопшему определяется место в небесном селении, а без отпева его душа не получает своего места, и она томится и ждет. Отпеть – это значит отдать последний долг усопшему ближнему, а ближние нам все: все мы во Христе братия и сестры.

Я знаю одного человека, который ежедневно ходил в церковь и усердно молился. В церкви он встретил одну благочестивую пожилую женщину. Она обратилась к нему с просьбой:

– Помолитесь за моих детей. Я сама молюсь, но Господь сказал: «Где двое-трое во имя Мое, там и Я посреди их». Помолимся вместе. Я чувствую, что одна не достигаю цели, а вот вы каждый день ходите в церковь, молитесь за своих родных, помяните и моих детей. У меня два сына и дочка, и они неверующие. Правда, дочка не совсем неверующая, а вот старший сын, профессор, идет против Бога. Мне жалко его и хочется, чтобы душа его не погибла. Другой сын врач, он хороший человек, но в церковь тоже не ходит. Адочка как будто бы и верующая, но она дома не молится и в церковь не ходит. Мне, как матери, прискорбно смотреть на своих детей, поэтому прошу Вас, помолимся вместе!

И назвала имена своих детей. Этот человек сочувствовал ей и помолился... крепко помолился! По молитвам и по вере их коснулась благодать в первую очередь дочки. Приходит дочь к матери и говорит:

– Мама, мне приснился сон, будто я живу только телом, а душа моя полумертвая. Мне сделалось как-то страшно, и мало того, что страшно, мне сделалось очень обидно. Думаю, что же я живу только телом, а душа моя полумертвая? Что же мне делать, мама?

– Деточка, ты давно не причащалась, тебе нужно причаститься. Вот мы живем телом: спим, ходим, едим пищу... А ведь душа наша никогда не спит, она ждет молитвы и причастия Святых Таин. Надо сходить в церковь, помолиться и причаститься. А дома ты хотя бы читала «Богородицу» и «Отче наш» вечером на сон и утром перед началом дня. Без молитвы не начинай день и без молитвы не ложись в постель.

Выслушала все это дочь со вниманием и, конечно, постаралась выполнить наказ своей матери. Мать очень обрадовалась, возблагодарила Бога и поблагодарила того человека, который помолился.

– Ну вот, – говорит, – у меня теперь такая радость... хоть и умирай! Дочка причастилась Святых Таин, и ее душа теперь не полумертвая, а теперь она живая.

Слова ее оказались пророческими. Она заболела. Дочь по просьбе матери пригласила на дом священника. Больная причастилась и блаженной кончиной перешла в загробную жизнь.

Тот человек, который молился за ее детей, не знал, что она скончалась. Однажды он встретил ее дочь. Они поклонились друг другу. Она ему и говорит:

– А вы знаете, наша мама умерла.

– То есть как умерла?

– А так. Неделя, как она умерла...

– А я думал, что она в другой храм стала ходить, что-то я ее несколько дней не видел в храме.

– Да, она умерла...

– Ну и что же, вы ее отпели?

– Да, мы ее похоронили.

– А как вы ее похоронили, по-христиански?

– Да нет, нельзя по-христиански. Ведь один брат профессор, он атеист, а другой брат доктор, он почти неверующий, поэтому мы ее похоронили так: собралось очень много родственников и знакомых. Был очень хороший обед, похоронили ее хорошо, но по-христиански отпевания не делали.

– О! Как это страшно! А вы знаете, заочно надо отпеть.

– Постараюсь...

«Какая неутвердительная форма ответа, – думает он, – а вдруг не отпоет эту старушку? Греха не будет, если я завтра приду в церковь и отпою ее заочно».

Так и сделал. Приходит в церковь и, к его счастью, были уже заказаны два заочных отпевания. Он обращается к батюшке с просьбой:

– А нельзя ли еще одного человека записать отпеть?

– Пожалуйста! Как имя усопшего?

– Анна.

Он записывает: заочное отпевание новопреставленной Анны.

И вот отпевают. Этот человек стоит со свечой, хотя он и не родственник ей по плоти, но как христианин (сродник во Христе) стоит и чувствует, что это близкий человек.

Закончилось отпевание, предали заочно земле, и он взял эту землю и отнес на кладбище, пригласив с собой родственников усопшей. Опустил эту землю в ее могилу, прикрыл землей. (Это было в Москве, на кладбище Новодевичьего монастыря). Ночью снится ему сон, будто эта самая Анна в таком же виде, в каком он видел ее часто в церкви: в беленьком платочке, в своем летнем пальто, всегда скромная, благочестивая – идет по полю, которое покрыто особой зеленью. И что интересно... идет она, а зелень от ее следов не приминается, не топчется, не теряет своего устойчивого положения, точно она по воздуху идет.

Он ее спрашивает:

– Слушайте, Анна, ведь вы же умерли! А я вас вижу, что вы идете!

– Да, я умерла, но пришла для того, чтобы вас обрадовать. У меня не было помещения, и я все время ходила по этой зелени, потому что не было пропуска. А когда отпели и прочитали молитву (она и является пропуском), тогда мне определили место. Теперь мне здесь хорошо! Много зелени, воздух хороший... Посмотрите, какая у меня теперь комната!

Он видит чудную комнату, как бы отдельный домик. Но что интересно, что там стола нет, стульев нет, кровати нет, стены необыкновенно красивые, пол необыкновенно красивый, на земле такой красоты нет... Узоры неземные! Вот как зимой стекла на окнах замерзают узорами, а там они разноцветные. На земле ни в одном помещении вы не встречали такой необыкновенной красоты. Она радостно улыбается и говорит:

– Это после отпевания мне предоставили такую комнату! Вот теперь я какая счастливая!

Видите, как важно отпеть, чтобы утешить ближнего. Вот и мы здесь молились, и чувствуется, что вы молились искренно, желая радости своим ближним, в особенности неотпетым, и они сейчас там получают такую же великую радость, какую получила в свое время Анна.

А усопшие, в свою очередь, за нас там возносят молитвы. За себя они там молиться не могут, но за нас они молятся и благодарят, что мы доставляем им своими молитвами небесную радость. И верьте и знайте, возлюбленные, что когда мы совершаем заочное отпевание и поминаем усопших, то мы приносим великую радость и себе, и особенно усопшим. Вот как Господь все премудро устроил, что Святая Церковь дает нам возможность помолиться за усопших, особенно неотпетых, мало ли кто где умер и не имеет родственников, близких. И если мы побеспокоимся о таковых, отпоем безродных, за то какая и нам будет польза!

А может быть, и мы в таком месте умрем и при таких моментах, что о нас никто не будет знать, и нас так же отпоют.

* * *

Преподобный Никита Переяславский делал так: идет в лес, находит там труп человека (или от голода умершего, или заблудившегося, или зверями растерзанного, или замерзшего), берет его на плечи, несет, отпевает и предает земле.

– Имя его Ты Сам, Господи, знаешь! – говорил он. А потом, с Божиею помощью, на своем таком кладбище выстроил церковь в честь «Всех святых». Он говорил:

– Может быть, те, которых я предавал земле, так угодили Богу, что являются святыми, только Церковь их не знает.

За такие подвиги Церковь причислила Никиту к лику святых. Так и вы очень благородное и благочестивое дело совершили, что записали на отпев умерших от голода в блокаду, погибших на военной службе, в ссылке. Вот в Петрограде какой страшный голод был! Сколько людей умерло от голода! Здесь есть очевидцы, пережившие блокаду, они знают, как страшно умирать от голода... Я сам с Кубани. Помню, как люди брали глину, паклю и ели. Ведь желудок требует пищи, но глина и пакля не дают никаких калорий, и многие умирали. Я видел, как они плакали и говорили:

– Господи! За грехи наши нам нужна такая смерть, – и мученически с покаянием умирали.

Поэтому прошу вас: в следующий раз, когда буду отпевать, если у вас есть неотпетые, мало ли по каким причинам, близкие родственники или дальние знакомые, надо отпеть, лишь бы только не самоубийцы были, потому что для них есть особое поминовение, ибо самоубийцы совершают самый тяжелый грех, смертный грех. Самоубийц Церковь не благословляет отпевать.

Если один человек убил другого, а потом начал каяться, проливать слезы, епитимию выполнять, то Господь за такое покаяние может простить ему тяжкий грех. А если человек сам себя убил, то он уже каяться не может, он умер в грехе без покаяния, лишил себя жизни, и поэтому душа его идет на вечные мучения. Таких самоубийц раньше погребали отдельно за погостом6, как тварь.

Вот видите, как страшно! Нельзя даже и допускать мысли об этом.

Психически больных самоубийц отпевать можно.

* * *

Те младенцы, которые убиты во чреве матери, там видят свою мать, но они страшатся ее. Представьте себе палача, который идет с мечом казнить людей. Вот так и те младенцы страшатся своей матери, которая убила их.

Когда мать учит детей ходить, сколько ей хлопот, труда! Ребенку трудно бывает, и он кричит: «Мама!» Любвеобильная мать подходит и поднимает его, берет на руки или берет его и за ручку ведет и так терпеливо возится с ним, ибо она знает, что ему нужно учиться ходить, говорить, и всему она должна его научить.

Вот тогда и Господь Своею благодатию нас учит. Мы иногда не понимаем, что нужно все делать по благодати. Нашего ничего нет. Если мы что-либо доброе сделали: помолились ли, милостыню ли совершили, или еще что-нибудь сделали, – все это Господь помог сделать Своею благодатию.

Поэтому слава Богу! С Божией помощью мы сегодня помянули усопших, отпели заочно. Ведь милость Божия в особенности бывает от елея. Когда мы все помазуемся, какая благодать сходит на нас! Вот и я сейчас то же самое: беру огарочек и из лампадочки беру елей и все это вместе положу. Конечно, это Уставом не предусмотрено, но один спросил великого старца- подвижника:

– Как это, хорошо?

А тот был очень великой жизни и говорит:

– Очень даже хорошо!

Вот здесь покоится тело иеросхимонаха старца Симеона. В пещерах лежат 10000 усопших, и все они радуются. Их в могилу не опускают, но трупного запаха, как видите, нет. Вот и все усопшие, которых вы отпели заочно, и другие заочно отпетые здесь, какую они ощущают радость! Слава Богу! Прошлый раз на панихиде было до 100 человек, и все они поместились в Пещерах.

Как-то приезжал к нам видный протоиерей, по специальности доктор. Он был в наших Пещерах, а потом мне пришлось встретиться с ним в его епархии. Оказывается, он благочинный и настоятель большого храма. Вот он мне и говорит:

– Батюшка, я был в вашей обители. Какие же вы счастливые иноки! Ведь тела ваши после смерти не опускают в землю, а несут в Пещеры, и остаются останки там наверху, и запаха трупного нет, это признак того, что Господь, по Своей милости, принимает ваши останки и освящает их и освящает ваши души, и вы будете там, где вечная радость!

– Да! – говорю я, – милость Божия большая! И когда заочно отпеваем, то землю эту тоже туда опускаем, и они тоже будут радоваться!

А он говорит:

– Это правда?

– Правда! Так что, если вы пожелаете, и вас заочно отпоем и тоже туда, в Пещеры.

– Очень хорошо!

Вот видите, протоиерей, маститый академик, благочинный, и какая у него крепкая вера!

Теперь, возлюбленные, вот что хочу вам сказать. Некоторые уезжают сегодня, завтра. Конечно, вы уезжаете отсюда телом, но тело наше – шуба для души. Как зимой мы надеваем шубу, а летом она нам не нужна, так и наше тело. Пока мы на земле, оно нам как будто и нужно для души, а потом приходит время для вечной радости, вечной весны, и тогда мы должны оставить тело на земле, чтобы душою перейти туда, где нет зимы, где нет ночи, где вечно сияет Солнце Правды – Господь!

Когда мы умираем, то наше тело, как бы шуба, остается на земле, а душа идет на вечную радость за хорошую благочестивую жизнь, а за плохую, нечестивую жизнь душа идет на вечную скорбь. Избави нас, Господи, от вечной скорби!

Однажды в первый день Пасхи после литургии один из братии Киево-Печерского монастыря спустился в пещеры. Он хотел приложиться к мощам преподобных угодников Божиих и поздравить их с великим праздником. А там их много!

И вот, обращаясь к ним, он громко сказал:

– Отцы и братия, Христос Воскресе!

И вдруг... совершилось чудо! Он ясно услышал ответ преподобных:

– Воистину Воскресе!

Я знаю подобный случай и в наших Пещерах. Здесь имеется храм с престолом Воскресения Христова. В алтаре на Горнем месте есть барельеф «Воскресение Христово», сделанный из мрамора, очень тонкой работы, который привезен из-за границы. Один священноинок очень пожелал его сфотографировать. Пригласил фотографа. Но так как в Пещерах света нет, то фотограф сделал вспышку магния, а вспышка имеет неприятный, ядовитый запах. До этого в Пещерах держался хороший запах ладана от Пасхальной службы, а тут вдруг... и священноинок сильно заскорбел: «О! Что же я наделал? Теперь этот ядовитый, неприятный запах будет держаться столько времени!»

Но не тут-то было! На глазах у всех (тут еще были люди) этот ядовитый дым пошел по улицам Пещер, как будто бы его кто-то гонит-гонит от Воскресения Христова и прямо к выходу из Пещер. И улицы Пещер быстро очистились от ядовитого дыма.

Вот как усопшие живут. Они хорошо чувствуют, и им приятно, когда в Пещерах запах ладана, это они оставляют, а неприятное все вытесняют. Значит, у них есть сила.

Дай Бог и нам, возлюбленные, пожить богоугодно, и тогда мы уже здесь, на земле, почувствуем благодатную силу, которая будет все время веселить нас и радовать, и будем на земле, как ангелы. Тогда после смерти души наши будут вознесены ангелами в небесные обители, а тела наши не будут разлагаться.

Мария Египетская хотя и была великая грешница, но благодать коснулась, и она сделалась великой святой. Священномученик Киприан был великий грешник, а благодать коснулась, и он сделался даже архиереем и святым. Апостол Павел был гонитель Церкви, – больше того, когда побивали камнями первомученика Стефана, он подбадривал бьющих: «Метайте сильнее!» – и караулил их одежды.

Архидиакон Стефан чувствует неизбежную смерть, трудно ему, обливается кровью, камни летят в лицо, в грудь, в ноги, а он молится за врагов:

– Не вмени, Господи, им греха сего, ибо они не знают, что делают!

Вот почему архидиакон Стефан на иконах часто изображается с камнем в руках. Нам, возлюбленные, урок: надо приобретать смирение. Нас ругают, на нас клевещут, напраслину говорят, а мы должны только говорить:

– Господи! Не поставь им во грех! – и усердно молиться за них. Понятно вам?

В книге о Псково-Печерской обители я описываю сейчас, какое это чудное и благодатное место.

Епископ Псковский Геннадий говорит, что все погребенные в наших пещерах получат прощение грехов и унаследуют Царство Небесное.

Когда я приехал сюда, в обитель, у монастыря были свои поля и огороды и иноки ходили их обрабатывать. Вот и при преподобном Корнилии, когда иноки возвращались с покоса через реку Пачковку, то один из них нечаянно утонул. Нашли его через несколько дней. Труп его стал разлагаться и ужасно смердел, так что не могли приблизиться к нему. По благословению игумена его привезли в монастырь. Как только внесли тело в обитель, так не только смрад исчез, но стало распространяться благоухание. Вот какое чудо!

Наша обитель – это дом Богоматери. И здесь, оказывается, великая благодать! Некоторые приезжают и берут отсюда песок, а дома опускают этот песок в воду и пьют, как святую.

В Троице-Сергиеву лавру приезжал из-за границы один патриарх. Он взял на память пакет со святыней и носил его всегда при себе. И когда он умер, обнаружили этот пакет, на нем было написано: «Этот пакет святой из Троице-Сергиевой лавры. Когда я умру, положите его со мной во гроб».

Вот и вы этот песочек из Пещер можете взять с собой.

Были здесь многие ученые: физики, химики, геологи, гидрологи, которые интересовались происхождением Пещер, и все удивлялись, признавали чудом... 115 метров длины, без всяких креплений, давит гора – и нет обвала. Если строят метро, шахту, то обязательно ставят крепления, так как по закону Крамона, если проход шире двух метров, то получается обвал.

Сюда приезжал крупный работник из министерства, чтобы посмотреть наши Пещеры, и... ужаснулся:

– Надо крепить! Нельзя так оставлять. – И скорее стал выходить, боясь обвала!

Он вышел, а мы остались в Пещерах, не боимся, что обвалится. А потом он говорит:

– Ну и крепкая же у вас вера!

Так эти ученые и не могли разобраться. Много еще загадочного существует в природе, до чего наука еще не дошла и не может объяснить. Например, взяли маковое зерно и разложили его на составные части, определили, из каких веществ оно состоит и в каком соотношении. Потом получили мертвое зерно, а дать ему жизненную силу не могут.

Духовный мир для нас – чудо, он не поддается известным законам и не постигается ограниченным умом.

Вот крещенская вода – десятки лет может стоять и, как кристалл, чистая, прозрачная, не портится. Некоторые ученые говорят, что если в воду погрузить серебро, то вода не портится. А крест может быть и не серебряный, а все равно вода освящается и не портится. Пасхальное яйцо тоже сохраняется несколько лет.

Вот у нас в Пещерах находятся мощи преподобной Вассы. Приехали одни и ради любопытства хотели посмотреть, что там есть, в ее гробе, а оттуда вышел огонь, и устрашило это смельчаков, которые проявили такое любопытство. Что там?.. А там нетленное тело! Значит, она потрудилась для Бога, и благодать пронизала ее тело, поэтому оно и не разлагается.

Все это действие благодати Божией!

Возлюбленные, делаю вам замечание: сюда ставить можно только коливо и просфорочки. Видите, места нет, кругом свечи стоят. Одна сырые яйца положила, и они все разбились, получился непорядок. В первую очередь надо создать порядок, поэтому батюшке приходится иногда строго поступать. Вот я взял ее за руку, отвел и сказал строго, что здесь будут певчие петь, а ты там постой. Ну что сделаешь, всем не угодишь! Немножко обиделась.

Ну, а в основном, слава Богу! Сегодня пели хорошо и читали хорошо.

Какой завтра праздник? Преподобного Саввы Звенигородского. Значит, сегодня будет всенощное бдение, завтра можете причаститься.

А послезавтра какой праздник?

– Великомученицы Варвары.

Это великая милость, что у нас имеется храм во имя святой великомученицы Варвары. Этот храм эстонский, и поют там по-эстонски, а часть по-русски. В прошлом году мы там служили с владыкой. Он остался очень доволен хором. А недавно он спрашивает:

– Сейчас руководителя хора нет, кто же будет руководить хором?

– Туда служить пойдет наш батюшка, – ответили ему, – а за ним его мироносицы пойдут, они и споют.

Так вы уж меня не подводите! Хорошо пойте! Надо будет немного подготовиться, и все обойдется хорошо.

Великомученица Варвара изображается на иконе с Чашей7 в руках. Она получила такую благодать от Бога, какую ни один святой не имеет. Господь ей дал такую благодать за ее великий мученический подвиг. Перед смертью она просила Господа:

– Не вмени им (мучителям) сего во грех, а мне дай благодать, чтобы причащать умирающих, застигнутых смертью в такой момент, когда они не имеют возможности причаститься.

И Господь дал ей такую благодать.

У меня была сестренка Варвара. Она умерла шести лет. Накануне смерти она предсказала свою кончину:

– Завтра я умру. С тобой, мама, хорошо, а там лучше. Я туда хочу! – И блаженно скончалась.

Устами будем петь и сердцем благодарить Господа, что Он нас хранит Своею благодатию. Будем петь: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный!» – это ангельская песнь с неба, ее на небе непрестанно поют.

Одна во сне слышала, как поют на небесах ангелы (она несла тяжелое послушание), и думает: «Как же они не устают петь день и ночь непрестанно?»

А ведь это их дыхание, их жизнь! Как мы не можем жить на земле и не дышать, так и они не могут жить, чтобы не славить Господа. И это пение дает им только усладу.

Вот я был на юге, там такой воздух, что не надышишься, дышишь и наслаждаешься. А райское пение – несравненно большее наслаждение! И вы старайтесь петь, как ангелы, не жалейте голос, а у кого нет голоса, пойте сердцем.

В городе Константинополе при жизни патриарха Прокла силою общей молитвы, пением «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас» было предотвращено бедствие, грозившее этому городу. Началось сильное землетрясение. Жители города собрались для общей молитвы, и вдруг на глазах у всех отрок поднялся вверх и скрылся в облаках. Через некоторое время он спустился опять на землю. Его спрашивают:

– Ну как? Что там?

А он в восхищении говорит людям:

– О, как красиво там поют! Там поют: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный!»

Тогда люди говорят:

– И мы так же будем петь, только еще будем добавлять – «помилуй нас», потому что мы люди грешные и будем просить милости у Бога.

И когда они стали петь эту песнь и стали усердно молиться, тогда землетрясение стало утихать и потом совсем прекратилось.

Земля трясется от наших грехов и жалуется Богу. «Вот мне приходится трястись от множества людских грехов» – так изображается это событие в стихирах церковных и песнопениях.

Ангелы на небе так сладко поют эту песнь! Она называется «Трисвятой» песнью. Если бы мы услышали это пение, то растаяли бы, как воск.

Когда поминают усопших (вечная память) перед Апостолом во время литургии и после поют «Святый Боже» и когда повторно поминают усопших, то даже с притуплением слуха слышишь это небесное, ангельское пение, таинственно понятное сердцу... Голоса нет, а сердцем слышишь, и такая радость!

Одну парализовало, и 20 лет она лежала в постели, а потом стала у Бога просить себе смерти:

– Устала я жить, никому я здесь не нужна...

Ночью она видит такое видение: звезды стали душами. И все они разные: одни яркие, другие менее яркие, некоторые темные, а иные звезды совсем падают, не могут удержаться. И вот эти души собираются вместе и поют: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный».

Она не могла вынести этого пения и проснулась, а когда проснулась, то перестала просить себе смерти.

* * *

Каждый вторник вечером у нас бывает соборный акафист сонмом священнослужителей преподобномученику Корнилию. Вот и сегодня приходите к шести часам вечера, помолимся преподобномученику Корнилию.

И еще скажу вам: поминайте его родителей Стефана и Марию. Я часто поминаю их. Какую отрасль они принесли для Церкви Христовой! Ведь сколько он сделал для обители и особенно в этом крае для православных христиан! Он совершил большой подвиг! Усвоил и проявил в жизни самую первую и наибольшую заповедь: любовь к Богу и ближнему – и увенчался мученическим венцом.

Поэтому мы сейчас пели «Вечная память». А что такое «Вечная память»? Это значит, что мы молимся, чтобы у Господа была вечная память о них (о усопших), и Господь Иисус Христос их вечно будет поминать.

Ну вот, возлюбленные, слава Богу, что вы пришли сюда, слава Богу, что вы помянули своих усопших сродников и ближних. А сейчас идите, отдыхайте. В 6 часов придете, еще помолимся. Кто уезжает, ангела-хранителя вам, спутника!

Простите меня!

Благодатию и щедротами и человеколюбием Бог да простит и помилует всех нас!

Благословение Господне на вас... Храни вас Господь!

* * *

1

Подведение частных случаев под общую догму.

2

Имеется в виду Символ Веры.

3

Наука, изучающая процессы и закономерности психической деятельности.

4

Учение святых отцов.

5

Вспомогательная наука богословия.

6

Кладбище.

7

Потир.


Источник: Сборник трудов и писем с приложением жизнеописания / Схиигумен Савва. - М. : Отдых христианина, 2001. / Кн. 2. - 616, [7] c.

Комментарии для сайта Cackle