Азбука веры Православная библиотека святитель Серафим (Соболев) Искажение православной истины в русской богословской мысли



святитель Серафим (Соболев)

Искажение православной истины в русской богословской мысли

По поводу статьи Митрополита Антония (Храповицкого) «Догмат искупления»

София 1943 г.

Содержание

Предисловие

Часть первая. Отрицание М. Антонием юридического взгляда на искупление Глава первая. Несостоятельность учения М. Антония об искуплении, вследствие его необоснованности на Священном Писании и святоотеческих творениях. Ссылки М. Антония на труды лиц, не имеющих богословского авторитета. Неправильность взгляда на Еп. Феофана Затворника, как на схоластического толковника в учении о первородном грехе. Отрицательное отношение М. Антония к понятиям: «удовлетворение» и «искупительные заслуги Христа» Глава вторая. Неправильное учение М. Антония об оправдании и неосновательность его ссылок на некоторые тексты из посланий святого Ап. Павла Глава третья. Неправильное учение М. Антония о первородном грехе. Несостоятельность изъяснения им апостольского изречения: в немже (Рим. 5:12). Истолкование данного текста Еп. Феофаном Затворником, выражающее собою святоотеческое учение о первородном грехе Глава четвертая. Несостоятельность ссылки М. Антония для утверждения своего учения о первородном грехе на тексты Священного Писания: Иер. 31, 29; Иез. 18, 2; на блаж. Феодорита и Св. Иоанна Златоуста. Несообразные выводы, проистекающие из этого учения М. Антония Глава пятая. Другие несообразности, проистекающие из неправильного учения М. Антония о первородном грехе Часть вторая. Утверждение М. Антония, что искупление наше совершилось не крестною смертью Христа, а Его сострадательною любовью, что то же душевными муками в саду Гефсиманском. Глава первая. Несостоятельность учения М. Антония о сострадательной любви, как возрождающей силе. Крещенская благодать Святого Духа, как возрождающая сила, по учению Священного Писания и Святых Отцов. Сострадательная любовь, как второстепенное средство для раскрытия в нас благодати Святого Духа. Несообразный вывод, проистекающий из учения М. Антония о сострадательной любви, как возрождающей силе Глава вторая. Учение М. Антония об искуплении нас сострадательною любовью Христа в саду Гефсиманском. Взгляд на Гефсиманские душевные муки Христа, как на сильнейшие, в сравнении с Его крестными муками. Неправославное толкование М. Антонием Гефсиманской молитвы Христа Глава третья. Взгляд М. Антония на Гефсиманские страдания Христа, как на последний и завершительный Его подвиг в деле нашего искупления. Неправильная ссылка, для доказательства этого взгляда, на слова Ап. Павла (Евр. 5:5–10). Отрицание спасительного для нас значения крестной смерти Христа и другие нелепые выводы, проистекающие из учения М. Антония об искуплении. Ряд несообразностей в самом этом учении. Чрезвычайные явления, происшедшие в момент крестной смерти Христа, как неопровержимое свидетельство, что наше искупление произошло не в Гефсимании, а на кресте Глава четвёртая. Учение М. Антония о том, как переливается сострадательная любовь Христа в наши сердца Глава пятая. Рассуждение М. Антония о человеческом естестве, как общечеловеческой коллективной и безличной воле. Его учение о единении людей между собою и с Богом по общечеловеческому естеству. Тщетная попытка обосновать это учение на словах Священного Писания и Святых Отцов Церкви. Новое определение М. Антонием благодати. Несостоятельность этого определения Заключение Часть третья. Учение Православной Церкви об искуплении нас крестною смертью Христа Спасителя от греха, проклятия и смерти. Глава первая. Свидетельства Божественного Откровения, Святых Отцов Церкви и богослужебных книг об искуплении нас крестною смертью Спасителя от первородного греха и наших личных грехов Глава вторая. Свидетельства Священного Писания, Святых Отцов Церкви и богослужебных книг о избавлении людей, в силу крестной смерти Христа, от проклятия и о даровании им возрождающей благодати Святого Духа с её великими благами Глава третья. Свидетельства Священного Писания, Святых Отцов и богослужебных книг об искуплении нас крестною смертью Христа от смерти По поводу книги архимандрита Сергия «Православное учение о спасении» Вступление Глава I. Сущность воззрения А. Сергия на дело нашего спасения: взгляд на Христа не как на страдательное орудие умилостивления, а как на Восстановителя нашего падшего естества. Отрицание правового понимания спасения в его основе. Отношение к этому воззрению Свящ. Писания и святоотеческого учения в лице Еп. Феофана Затворника Глава II. Отрицательное отношение А. Сергия к доброделанию из-за наград и наказаний. Признание им единственного вида христианского доброделания: из-за любви к добру и к Богу. Несостоятельность такого взгляда с точки зрения святоотеческого учения и самой жизни. Ниспровержение всего Божественного домостроительства, как плод этого отрицания Глава III. Свидетельства Священного Писания и св. отцов в пользу правового жизнепонимания, или доброделания из-за наград. Учение А. Сергия, не допускающее возможности правовых отношений между Богом и людьми. Несостоятельность ссылки на текст из книги Иова для доказательства этого неправильного мнения Глава IV. Несостоятельность ссылки А. Сергия на святоотеческое учение для доказательства невозможности существования правового отношения между Богом и людьми Глава V. Дальнейшие ссылки А. Сергия на святоотеческое учение для подтверждения своего отрицания правового жизнепонимания. Несостоятельность этих ссылок. Несообразности, проистекаютщие из отрицания А. Сергием правового доброделания Глава VI. Вопрос о соотношении благодати и свободной воли в деле нашего спасения. Краткое изложение православного учения по сему вопросу на основании свидетельств Свящ. Писания и св. отцов Церкви, по преимуществу, преп. Иоанна Кассиана Глава VII. Неправильный метод А. Сергия в пользовании святоотеческим учением; одностороннее и отрывочное приведение им цитат без их связи к целостному воззрению св. отцов на совершение нашего спасения. Неудачная ссылка на толкование св. Златоустом апостольских слов: Рим. 6, 23 Глава VIII. Несостоятельность утверждения, что правовое жизнепонимание не соответствует истинному представлению о Боге, как Боге любви Глава IX. Несостоятельность положений А. Сергия, что Бог не требует Себе удовлетворения, ибо Он прощает нам туне; и что ветхозаветный закон, представляющий Бога блюстителем правды, прекратил свое существование с пришествием Христа Глава X. Невольное признание А. Сергием, в противоречие самому себе, необходимости правового жизнепонимания при мысли об участи праведников и грешников на страшном суде. Несостоятельность ссылки на слова св. Григория Нисского, св. Иоанна Златоуста, Климента Александрийского и преп. Исидора Пелусиота Глава XI. Заявление А. Сергия о непреклонности своего отрицания правового жизнепонимания. Доказательства этого отрицания. Их несостоятельность Заключение По поводу книги проф. Протоиерея П.Я. Светлова «Идея Царства Божия» Глава 1. Учение прот. П.Я. Светлова о Царстве Божием § I. Два основных определения о. Светловым Царства Божия. Рассмотрение первого определения; его несостоятельность. Заявление о. Светлова, что язычники, общества, государства и вся вселенная входят в состав Царства Божия; что искуплением Христа дьявол изгнана из мира и его власти подчинены только падшие духи и люди, окончательно подпавшие силе греха. Несостоятельность этих заявлений § II. Второе определение прот. Светловым Царства Божия, как совершенного порядка вещей в природе и истории. Несостоятельность этого определения с точки зрения действительности и слов Христа (Мк.16:16). Учение прот. Светлова в связи с данным определением о нравственном прогрессе и золотом веке, представляющее в своей сущности учение социализма. Полная противоположность между христианством и социализмом. Неправильное толкование прот. Светловым слов Ап. Павла (Рим.11:11–25) и Евангелиста Марка (13:10) § III. Попытка о. Светлова объяснить вопрос: каким образом мир может приблизиться к своей кончине после достижения им всеобщего нравственного совершенства? Неестественность этого объяснения с точки зрения духовной жизни. Неправильное объяснение о. Светловым конца мира § IV. Вывод из всего сказанного относительно двух определений Царства Божия. Несостоятельность предварительных определений, на основании коих о. Светлов делает первое основное определений Царства Божия. Отсутствие у о. Светлова учения о Царстве Божием, как о внутренней возрождающей благодати. Неправильный взгляд его на значение таинств Глава 2. Ссылки о. Светлова на враждебные Православной Церкви воззрения для подтверждения своего ложного учения о Царстве Божием I. Отрицательное отношение о. Светлова к влиянию византизма на русскую богословскую мысль и предпочтение им лютеранского богословия византийскому в вопросе о Царстве Божием § II. Ссылка о. Светлова на Григория Петрова, как на проводника Царства Божия § III. Ссылка о. Светлова на Вл. Соловьева, как на истинного и выдающегося богослова. Пантеистические и гностические воззрения Вл. Соловьева и его еретическое учение о Софии § IV. Несостоятельность учения Вл. Соловьева о Царстве Божием. Ложный взгляд его на соединение церквей § V. Ссылка о. Светлова на учение Льва Толстого о Царстве Божием § VI. Крайне злобное отношение о. Светлова к так называемому им «лжехристианству», т. е. к представителям нашей духовной цензуры и к богословам, объясняющим искупление действием не только Божественной любви, но и Божественного правосудия Глава 3. Богооткровенное и святоотеческое учение о Царстве Божием § I. Учение Господа Иисуса Христа о Царстве Божием как о самом высшем и драгоценном для нас благе. Свидетельства Христа о Царстве Божием как о возрождающей крещенской благодати, в притчах (Мф. 13:33, 44–46) и в Своей проповеди по воскресении (Деян. 1:1–8). Свидетельства Христа о том же в беседе с Никодимом, самарянкой и в словах: Ин. 7:37–39; Мф. 28:19; Мк. 16:16 § II. Опытное познание о Царстве Божием как о крещенской возрождающей благодати, полученное Апостолами при сошествии на них Св. Духа. Определение Царства Божиего Ап. Павлом (Рим. 14:17). Царство Божие как возрождающая благодать, получаемая в таинствах крещения и миропомазания. Святоотеческое определение Царства Божиего § III. О проявлениях Царства Божиего, указанных в словах Ап. Павла: Рим. 14:17 § IV. Учение св. отцов Церкви о проявлениях Царства Божиего: правде, мире и радости (Рим. 14:17). Совершенная любовь к Богу как источник Божественной радости § V. Участие нашей свободной воли в достижении Царства Божиего по учению Христа, Апостолов и св. отцов § VI. Царство Божие, или крещенская возрождающая благодать в ее проявлениях, как самый главный признак, отличающий православных христиан от язычников, иудеев, а также католиков, протестантов и тех из среды православных, которые не раскрывают сей благодати исполнением Божественных заповедей. Раскрытие этой благодати как цель всей нашей христианской жизни По поводу сочинения иеромонаха Тарасия: «Великороссийское и малороссийское богословие 16 и 17 веков» Предисловие Умаление и уничтожение о. Тарасием спасительной силы голгофской жертвы. Неудачная ссылка о. Тарасия, для подтверждения своего неправильного взгляда касательно искупления, на послание Ап. Павла к Евреям, и изречения св. св. Иринея Лионского и Иосифа Волоцкого Обвинение о. Тарасием святоотеческого богословия в слабом и неполном истолковании истории земной жизни Иисуса Христа. Модернистическое выступление о. Тарасия против законченности терминологии, допускающее изменение догматических определений Вселенских Соборов. Зловредность данного выступления для православной веры Выступление о. Тарасия против Божественного Откровения Ветхого Завета через критическое отношение к иудейской религии, будто бы представлявшей Бога только грозным карателем человеческих немощей. Свидетельства Священного Писания Ветхого и Нового Заветов и св. Иоанна Златоуста, показывавшая всю несостоятельность данной критики о. Tapacия Отвержение о. Тарасием учения о тройственном служении Христа, будто неизвестного св. отцам. Святоотеческое учение о Христе, как о Пророке–Учителе, Первосвященнике и Царе. Свидетельства Свящ. Писания в пользу данного учения. Отрицательное отношение о. Tapacия к Богоустановленной царской власти Странное заявление о. Тарасия о воплощении Бога Слова, как о соединении греховного человеческого естества с бесконечным и нетленным Божеством. Рассуждение о. Тарасия о духовном созерцании, как единственном источнике ведения. Несостоятельность этого рассуждения Ниспровержение о. Тарасием семеричного числа таинств Православной Церкви. Богооткровенные свидетельства об установлении семи таинств Спасителем и Апостолами. Свидетельства Догматического Богословия М. Макария и Оптинского старца о. Амвросия, объясняющие установление именно семеричного числа таинств. Умаление и уничтожение о. Тарасием спасительного значения семи таинств. Заключение.  

 
Предисловие

В своей статье «Догмат Искупления» 1 Митрополит Антоний ниспровергает основной догмат православной веры – об искуплении. Святая Церковь, на основании Божественного Откровения и святоотеческих творений, учит, что Господь совершил наше искупление Своею крестною смертью, или честною кровью, пролитою Им на кресте. Митрополит же Антоний утверждает, что наше искупление совершилось не на кресте, а в Гефсимании, не крестными страданиями и кровью Христа, а Его душевными муками в саду Гефсиманском. Уже одно – это расхождение показывает, каким великим заблуждением является учение М. Антония об искуплении!

Правда, владыка Митрополит заявляет, что он не отрицает значения крестных страданий Господа. Но все это значение им сводится к тому, что голгофские муки Спасителя лишь помогают, как он говорит, уразуметь силу Его душевных страданий в Гефсиманском саду. Таким образом, по учению М. Антония, крестные страдания Христа имеют чисто внешнее значение. Они не входят в самое существо и внутрь дела нашего искупления. С точки зрения этого существа искупительного дела, они не имеют никакого значения, ибо наше искупление совершилось не на Голгофе, а в Гефсимании. Поэтому данное расхождение М. Антония с учением Православной Церкви, а вместе с тем и вся тяжесть заблуждения в его учении об искуплении остаётся во всей своей силе, несмотря на вышеуказанное его заявление.

Эта тяжесть ещё более увеличивается и осложняется теми несообразными выводами, которые проистекают из учения М. Антония и о коих мы говорим в нашем разборе его статьи. Чтобы иметь о них представление, достаточно указать на некоторые из них.

Если наше искупление совершилось Гефсиманскими душевными страданиями Христа, то из этого следует, что крестная смерть Его не нужна; она тогда становится для нас излишней и не спасительной. В таком случае, мы пребываем до сих пор не избавленными от первородного греха, проклятия и смерти, ибо это избавление, как учит наша Православная Церковь, даровано нам только в силу крестных страданий и смерти Иисуса Христа.

Затем, Господь сказал: Аще не снесте плоти Сына человеческаго, ни пиете крове Его, живота не имате в себе. ядый Мою плоть и пияй Мою кровь имать живот вечный, и Аз воскрешу его в последний день ... ядый Мою плоть и пияй Мою кровь во Мне пребывает, и Аз в нем. 2 Из этих Божественных слов явствует, что без Святого Причащения мы не можем пребывать в единении со Христом и наследовать вечное спасение, вечную блаженную жизнь. Так велико для нас таинство Божественной Евхаристии. Но из учения М. Антония следует, что эта кровь Христа не имеет для нас такого спасительного значения. Она является лишь внешним, вспомогательным средством для уразумения силы душевных Гефсиманских страданий Спасителя.

Так велики заблуждения, проистекающие из учения М. Антония о сострадательной любви.

Отсюда понятно, почему, при появлении заграницей статьи М. Антония об искуплении и его катехизиса, 3 некоторыми ревнителями православной веры был выражен протест против этого учения. Мы имеем в виду брошюру Афонцев, изданную Святогорцами патриотами в 1931 г. под заглавием: «Православие и новшества» и «По поводу брошюры М. Антония «Догмат Искупления»; а также письма М. Елевферия, написанные к М. Антонию в период времени 1925–1935 г. и изданные в 1937 г. отдельной книгой под заглавием: «Об Искуплении». Нам известно, что были и другие, хотя и не напечатанные, письменные обращения к М. Антонию с изобличением его ложного догматического учения.

Трудно было и мне остаться равнодушным к данному учению. В 1927 г. на неофициальном заседании Русского Архиерейского Синода в Сремских Карловцах под председательством самого М. Антония были заслушаны: доклад ныне покойного архиеп. Феофана Полтавского касательно учения М. Антония об искуплении и мой доклад по поводу катехизиса М. Антония. 4 Вскоре после этого, на официальном заседании Русского Архиерейского Синода, архиеп. Феофан от своего и моего имени обратился к М. Антонию с просьбой не распространять своего догматического учения, чтобы нам не возбуждать этого болезненного вопроса на предстоящем Соборе архиереев Русской зарубежной Церкви.

М. Антоний согласился исполнить нашу просьбу. Тогда же был сдан в синодальную канцелярию доклад мой по поводу статьи М. Антония об искуплении, после ознакомления с ним некоторых членов нашего Синода. 5

Сам М. Антоний был чужд стремления, свойственного еретикам, распространять своё учение во что бы то ни стало. Он исполнил нашу просьбу и не печатал более ничего в защиту своего взгляда на искупление. К сожалению, в душе своей, он от него не отказался. В 1933 году я беседовал с ним наедине относительно его догматического учения и заявил ему вновь, что оно не согласно с учением Священного Писания и Святых Отцов. Но он ответил мне, что его учение согласно и с Божественным Откровением, и с учением Святых Отцов Церкви. Более мне об этом беседовать с М. Антонием уже не пришлось.

Но если сам М. Антоний не настаивал на распространении своего учения о сострадательной любви, как средстве нашего искупления, то об этом распространении стали заботиться его последователи.

В силу того, что заблуждение М. Антония, и притом по такому важному догматическому вопросу, является опасным для православной веры и уже нашло себе последователей, мы сочли своим священным долгом напечатать настоящее наше исследование догматического учения М. Антония.

Все содержание этого исследования нами разделено на три части. В первой из них мы говорим об отрицании М. Антонием юридического взгляда на искупление и приводим Богооткровенные и святоотеческие свидетельства для опровержения этого отрицания. Предметом второй части является изложение самого учения М. Антония об искуплении нас сострадательною любовью Христа, Его душевными Гефсиманскими муками. Это учение также ниспровергается данными Священного Писания и творений Святых Отцов Церкви. Наконец, в целях наибольшего запечатления в сердцах читателей нашей книги православного учения об искуплении, мы даём краткое его изложение на основании Божественного Откровения, святоотеческого учения и богослужебных книг, что составляет третью часть настоящего исследования.

Прежде, чем перейти к разбору учения М. Антония, нам хотелось бы отметить, почему в первой части мы говорим об отрицании М. Антонием юридического взгляда на искупление, а не о самом учении его о сострадательной любви. М. Антоний, хотя и заявляет, что « дело искупления – подвиг сострадающей любви... не должно быть нарушением и других законов жизни, т. е. справедливости ", 6 тем не менее тут же называет юридическую точку зрения на искупление второстепенной. 7 Этим он не ограничивается. В своём умалении значения Божественного правосудия в деле искупления М. Антоний идёт ещё дальше. Указанная им второстепенная точка зрения совершенно уничтожается его взглядом на сострадательную любовь не только как на главную, но и как на единственную причину искупления, так как он не допускает никакого существенного участия в сем деле действия Божественного правосудия, с его требованием крестной смерти Христа, как жертвы в удовлетворение Божественной правде.

Таким образом, М. Антоний совсем отрицает юридический взгляд на дело нашего искупления и учит, что здесь действовала одна только сострадательная любовь. Интересно уяснить, где заключается основа такого учения М. Антония о сострадательной любви? В своём исследовании мы выясняем, что для этого учения нет основания ни в Священном Писании, ни в творениях Святых Отцов Церкви. Где же эта основа?

В указанной выше брошюре Афонцев причиной учения М. Антония о сострадательной любви признается крайнее его увлечение Ф. М. Достоевским. Последний пережил ужасные душевные страдания на эшафоте 21 декабря 1849 г. Это нравственное потрясение дало ему повод в своей книге «Идиот» словами князя Мышкина сказать, что душевные страдания сильнее телесных и страшнее всего. Вот откуда, по убеждению автора Афонской брошюры, родилась у М. Антония мысль, что душевные страдания Христа в Гефсиманском саду являются сильнейшими голгофских и потому ими, а не крестными страданиями и смертью Господа, нам даровано искупление. 8

Мы знаем, как увлекался сочинениями и личностью Достоевского М. Антоний. Однако, не в этом увлечении мы видим причину появления его учения о сострадательной любви. Эту причину надо искать в том духе отрицания законности власти и кары за преступления, в котором росла и воспитывалась наша русская интеллигенция. Весьма немногие из наших современников находили в себе достаточно духовных сил, чтобы противостоять этому разрушительному духу. Тлетворный дух отрицания, в своём крайнем проявлении, привёл русских людей к революции и гибели родины. Но не у всех он одинаково проявлялся. Несомненно, этот дух отрицания действовал и в жизни тех русских людей, которые с увлечением проповедовали Божественную любовь, как единственное начало в нашей нравственной жизни и деятельности, явно или скрыто отрицая этою проповедью другое необходимое начало жизни – Божественное правосудие, с его требованием кары для нечестивых. Несомненно, влияние этого духа было настолько сильно, что не мог от него освободиться и М. Антоний, который был сыном своей эпохи отрицания.

Отсюда становится понятным, почему им, когда он был ещё тринадцатилетним мальчиком, как он говорил, овладела мысль о сострадательной любви. Эта мысль, внедрённая ему духом времени, во всей силе и выявилась в его учении об искуплении. Из этого духа отрицания, как из своей первичной основы, оно и произошло. Если бы М. Антоний был свободен от такого влияния, то не было бы у него отрицания искупительного значения голгофской жертвы, как принесённой Христом в удовлетворение Божественного правосудия. Тогда не было бы у него и учения о сострадательной любви.

Вот почему мы начали настоящий труд исследованием отрицания М. Антонием юридического взгляда на искупление. Оно было ближайшею основою его учения о сострадательной любви.

Характерно, что в своём отрицании юридического взгляда на искупление, М. Антоний ссылается на архимандрита Сергия, ныне М. Московского, профессора Киевского университета, протоиерея Светлова, профессора Московской Духовной Академии, архимандрита Иллариона (Троицкого) и иеромонаха Тарасия. Эти ссылки побудили нас рассмотреть на страницах сей книги сочинения указанных М. Антонием авторов. Из нашего разбора их сочинений видно, что ни один из них не может быть богословским авторитетом вообще и, в частности, в учении об искуплении. Кроме того, в силу одного своего отрицания юридического взгляда на искупление, они, подобно М. Антонию, являются жертвою того же тлетворного духа нашего времени.

* * *

1

Издано отдельной брошюрой в 1917 г

3

М. Антоний. «Опыт христианского православного катехизиса». 1924 г. Сремския Карловци. Сербия.

4

Этот доклад почти без изменения помещен в настоящей книге под заглавием: «По поводу катехизиса М. Антония».

5

Означенный доклад вошел в настоящую книгу в переработанном виде.

6

Догмат искупления, стр. 44.

7

Догмат искупления, стр. 44.

8

«Православие и новшество» и «По поводу брошюры М. Антония Догмат искупления, стр. 22–23.

Комментарии для сайта Cackle