протоиерей Николай Благоразумов

Первый отдел первого периода: мужи апостольские (70–140 г.)

Под именем мужей апостольских разумеются те учители Церкви Христовой, которые были ближайшими учениками апостолов и первыми после них трудились в распространении благовествования Христова, посредством писаний (Рим. 1:16). Хотя, один из мужей апостольских – Поликарп и говорит, что «ни мне, ни другому, подобному мне, не достигнуть мудрости блаженного и славного Павла, который ревностно и твердо преподавал слово истины», тем не менее, мужи апостольские имели то незаменимое преимущество перед всеми последующими отцами Церкви, что были непосредственными очевидцами деяний самих апостолов, и слушателями их живых, устных наставлений. По выражению святого Иринея, они «еще имели проповедь апостолов в ушах своих, и предание их перед глазами своими».

По близости духа мужей апостольских к духу апостолов, их писания имеют своими отличительными свойствами неподражаемую простоту и искренность святого воодушевления. Утверждаясь на внутренней силе самой истины, а не на человеческом мудрствовании, мужи апостольские, при изъяснении догматов Евангелия и церковных установлений и защите их от лжеучителей, редко употребляли доводы разума – главнейшим основанием и опорою их наставлений, служило учение апостолов, как наставников – богодухновенных руководителей (1Кор. 11:1–2).

Эти наставления, нередко бывшие также плодом особенных откровений свыше (например, книга Ерма), могущественно воздействовали на умы и сердца людей. И по внешней форме своих писаний, мужи апостольские являются точными последователями своих святых учителей. Почти все их творения, вообще, немногочисленные и небольшие по объему, подобно писаниям апостольским, изложены простым и безыскусным языком в форме посланий или писем к разным частным Церквам или общинам.

Из писаний мужей апостольских до нас дошли таковые: святого Климента Римского, святого Ерма, а также, святителей Игнатия Богоносца и Поликарпа Смирнского. В число отеческих творений включено и, не принятое в канон Священного Писания, Послание апостола Варнавы.

Русский перевод всех писаний мужей апостольских с примечаниями к ним издан в «Православном Обозрении» свящ. П. Преображенским, Москва, 1862 г. Полный же перевод, именно, с синайского – греческого текста издан проф. Чельцовым в «Собрании символов; и вероизложений Православной Церкви» ч. I, Спб. 1869 г.

Святой апостол Варнава

Святой апостол Варнава, первоначально звавшийся Иосиею (Иосифом), родился на острове Кипр от богатых родителей – иудеев из колена Левиина. Воспитываясь в Иерусалиме, в училище Гамалиила, вместе с Савлом – будущим апостолом Павлом, он имел счастье слышать там божественное учение Самого Иисуса Христа. По Вознесении Господа на небо, Варнава, по примеру членов первохристианского общества, продал свое поместье, находившееся близ Иерусалима, положив деньги к ногам апостолов (Деян. 4:35–37). Вскоре он был обрадован обращением ко Христу своего друга и товарища по школе Савла, за которого явился поручителем перед апостолами и верующими в Иерусалиме, так как вначале христиане сомневались в искренности обращения Савла и боялись вступать с ним в общение (там же 9:26). Впоследствии, апостольские труды Варнавы стали нераздельны с подвигами великого апостола языков – Павла. Сначала они вместе с Павлом проповедовали в Антиохии, где впервые нарекли своих учеников христианами, затем в Кипре и Малой Азии. Когда произошел спор об обязательности Моисеева закона для христиан из язычников, они оба были посланы представителями Антиохийской Церкви в Иерусалим и присутствовали на апостольском Соборе (50–52 г.). После того, Павел и Варнава разлучились друг с другом, так как последний, вместе со своим родственником Иоанном Марком (которого принимают за одно лицо с евангелистом Марком), отправился в свой родной Кипр (там же 15:36–41). Здесь, как говорит предание, Варнава мученически скончался в 72 или 76 г. Он был побит камнями иудеями в Саламине.

Творения апостола Варнавы

До нас дошло «Послание против иудействующих христиан», связанное с именем апостола Варнавы, написанное на греческом языке вскоре, после произошедшего в 70 г. по Рождестве Христовом разрушения римлянами Иерусалима вместе с храмом. Послание состоит из 21-й главы. Начиная со II века, церковные писатели уже приводят из него свидетельства. Климент и Ориген причисляют его даже к каноническим писаниям (1 – Strom, lib. II; 2 – Contr. cels. 1.1). Евсевий и блаженный Иероним не приписывают ему канонического достоинства, однако, не сомневаются в принадлежности его апостолу Варнаве (1 – Hist, eccles. I. III; 2 – De vir. Illustr.). Таким образом, подлинность Послания Варнавы, вопреки возражениям некоторых критиков, подтверждается древним и непрерывным преданием Церкви.

По внутреннему своему составу, Послание апостола Варнавы представляет собою вид рассуждения, изложенного в эпистолярной форме и, вращающегося вокруг главного вопроса, занимавшего умы древних христиан: об отношении Евангелия к иудейскому обрядовому закону. Оно, подобно Посланиям апостола Павла (более всего оно приближается к его Посланию к евреям, особенно, по доведенному у Варнавы до крайности, таинственному и аллегорическому объяснению разных событий, обрядов и постановлений Ветхого Завета), и слагается из двух частей: вероучительной (1 –17 главы) и нравоучительной (18–21 гл.).

Извлечения из Послания апостола Варнавы

О вере и доброй жизни, (с упоминанием о Таинстве Евхаристии):

Приветствуя в Послании верующих «как детей о имени Господа», святой апостол Варнава обещает преподать им «гносис», т. е. разумение веры. С самого начала он говорит:

Догматов Господних три: добрая жизнь, вера и надежда. В виду наступающих событий последнего времени, должно возвышаться в их разумении, к усвоению разных степеней которого ведет путь воздержания.

Далее, в Послании говорится о том, что обрядовый Моисеев закон упразднен, его жертвы заменены Евхаристией, посты – делами милосердия; но, будучи освобожденными от него, мы должны подвизаться в исполнении заповедей Божиих.

Гл. II. Господь объявил нам через всех пророков, что ни в жертвах, ни во всесожжениях, ни в приношениях Он не имеет нужды. Вот что Он, некогда, сказал: К чему Мне множество жертв ваших? говорит Господь. Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота, и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу. Когда вы приходите являться пред лице Мое, кто требует от вас, чтобы вы топтали дворы Мои? Не носите больше даров тщетных: курение отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие – и празднование! (Ис. 1:11–13).

Итак, Он это упразднил, чтобы новый закон Господа нашего Иисуса Христа, будучи без ига необходимости, имел не человекотворное приношение (в этих словах можно видеть указание, именно, на Таинство Евхаристии). Напротив, говорит Он им в другом месте: не заповедал Я отцам вашим при исшествии их из земли Египетской, приносить Мне всесожжения и жертвы; но вот что заповедал им: пусть никто из вас не питает е сердце своем злобы против ближнего и клятвы ложной не любите (Зах. 8:17; Иер. 7:22–23). Итак, не будучи неразумны, мы должны чувствовать благостынную волю Отца нашего, что Он говорит нам это, желая, чтобы мы, ища, как приблизиться к Нему, не блуждали, подобно тем. Он говорит нам: жертва Богу сердце сокрушенное, воня благоухания Господу – сердце, славящее своего Создателя. Должны же мы, братья, наблюдать, насчет своего спасения, чтобы лукавый, незаметно подкравшись к нам с обольщением, не отвратил нас от нашей жизни.

Спасение совершено очистительной смертью на Кресте Сына Божия, воплотившегося, упразднившего смерть, показавшего воскресение из мертвых, воссоздавшего нас духовно, распятого и пострадавшего для нас и, имеющего судить живых и мертвых, как все это сказано в Писании. А потому обрезание, как и заповеди Моисея о яствах, следует понимать в духовном смысле, между тем, как спасительная сила Крещения и Креста Христова, положительно, предуказана в Священном Писании.

Гл. V-VІІ. Для того потерпел Господь предать плоть (Свою) на смерть, чтобы мы очистились оставлением грехов, т. е. в крови кропления Его. (А, если вы спросите), как же Он, будучи Господом всей вселенной, Которому от сложения мира сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и подобию Нашему (Быт. 1:26), потерпел пострадать от руки людей, то узнайте о Божестве Христа Спасителя и искупительной силе крестной смерти Его.

О Божестве Христа Спасителя и искупительной силе крестной смерти Его:

Пророки, от Него имеющие благодать, предрекли о Нем, что для того, чтобы упразднить смерть и показать воскресение из мертвых, Ему надлежало явиться во плоти, и Он потерпел это, чтобы, с одной стороны, исполнить обещание отцам, а с другой – уготовав Себе новый народ, показать в бытность Свою на земле, что, совершив воскресение, Он будет Судиею. Затем, уча Израиль и творя столь великие чудеса и знамения, Он проповедовал, и крайне возлюбили Его. А когда избрал Он Своих апостолов – с тем, чтобы они впоследствии проповедовали Евангелие Его, – беззаконнейших, выше всякого греха (т. е. сознававших себя таковыми, противоположно фарисейской праведности, не признававшей нужды в искуплении), чтобы показать, что Он пришел призвать не праведников, но грешников (Мф. 9:13); тогда Он открыл, что Он есть Сын Божий.

Если бы Он не пришел во плоти, то, как бы люди могли остаться невредимы, смотря на Него, если, смотря на солнце – дело рук Его – они не могут прямо взглянуть на него? Итак, Сын Божий пришел во плоти для того, чтобы довершить полноту беззакония тех, кто преследовал пророков своих до смерти. Итак, вот для чего Он потерпел. Но Он Сам восхотел таким образом пострадать; так как должно было, чтобы Он пострадал на древе, ибо, пророчествующий о Нем, говорит: избавь от меча душу мою (Пс. 21:21) и: трепещет от страха Твоего плоть моя (Пс. 118:120). Если же Сын Божий, Господь, имеющий судить живых и мертвых, пострадал, чтобы рана Его оживотворила нас, то будем веровать, что Сын Божий не мог пострадать иначе, как только для нас, принеся в жертву за наши грехи сосуд Своего Духа (т. е. Свою плоть или, точнее, человеческое естество)...

Так как Господь обновил нас оставлением грехов, то Он дал нам через это другой образ, и мы имеем, как бы, младенческую душу, как будто Он действительно создал нас вновь; и потому, обиталище нашего сердца, братья мои, есть святой храм Господу.

Об обрезании:

Гл. IX. Далее (об обрезании) Писание говорит, что Господь обрезал наши уши и сердце. Господь говорит у пророка: по одному слуху о мне повинуются мне (Пс. 17:45). Говорит также: Слушайте дальние, что сделаю Я; и вы, ближние, познайте могущество Мое (Ис. 33:13); Обрежьте себя для Господа, и снимите крайнюю плоть с сердца вашего (Иер. 4:4) и пр. Итак, (Господь) обрезал уши наши, чтобы мы слушали слово (Его) и не верили только в самих себя; потому что обрезание, на которое они полагались, упразднено.

Господь повелел, чтобы обрезание было (обрезанием) не плоти (только); а они преступили (положившись на одну внешность обрезания, как на непременный залог спасения), потому что лукавый ангел обольстил их. Господь говорит им – и здесь я вижу (установление новой) заповеди: не сейте между тернами. Обрежьте себя для Господа (Иер. 4:3–4). И что далее? – обрежьте жестокосердие ваше и выи вашей не ожесточайте (Иер. 7:26). Смотри, вот еще говорит Господь: ибо все эти народы необрезаны, а весь дом Израилев с необрезанным сердцем (там же 9:26). Ты скажешь: народ обрезан в запечатление (Завета). Но (обрезываются) и всякий сириянин, и аравитянин, и всякие жрецы идолов, что же: и они принадлежат к их Завету (т. е. к Завету народа иудейского)?

Узнайте же, дети любви, обо всем обстоятельно: Авраам, который первый ввел обрезание, обрезывал, ясно предвзирая духом на Иисуса, и, приняв (в откровении) догматы трех букв. Писание говорит: и обрезал Авраам из дому своего мужей (Быт. 17:27) восемнадцать и триста (там же 14:14). Какое же в этом дано было ему знание? Заметьте, что прежде сказано: восемнадцать, а потом, спустя некоторый промежуток, (прибавлено): триста. Восемнадцать (по начертанию): – I И – вот тебе Иисус! А, так как крест в форме трехсот должен был получить благодать, то прибавлено: и триста – Т. Таким образом, первыми двумя буквами он предуказывает Иисуса, а одной последней – крест (трехконечный – у святого Климента (Клим. Ал. Strom. I. VI) и, по описаниям Иустина мученика (Dial. Cum. Triph.) и Тертуллиана (Adu. iud; Adu. Marc. I. III.); по описанию же святого Иринея (Adu. haer. I. II.) крест был пятиконечный)1. Он, (Авраам) знал, что неотъемлемый дар Своего Завета, (Господь) положил в нас. Никто не получил от меня столь подлинного изъяснения, но вы – достойны этого.

Гл. ХІ – ХІІ. Исследуем теперь, угодно ли было Господу предъобъявить о воде (крещения) и о Кресте. Так, относительно воды, написано об Израиле, что они не примут крещения, приносящего оставление грехов, но устроят себе (иное). А, именно, пророк говорит: Подивитесь сему, небеса, и содрогнитесь, и ужаснитесь, говорит Господь. Ибо два зла сделал народ Мой: Меня, источник воды живой, оставили, и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды (Иер. 2:12–13). Равным образом, у другого пророка говорится: И будет он как дерево, посаженное при потоках вод, которое приносит плод свой во время свое, и лист которого не вянет; и во всем, что он ни делает, успеет. Не так – нечестивые, [не так]: но оникак прах, возмещаемый ветром [с лица земли]. Потому, не устоят нечестивые на суде, и грешники – в собрании праведных. Ибо знает Господь путь праведных, а путь нечестивых погибнет (Пс. 1:3–6). Поймите, что здесь (пророк) изобразил вместе и воду и крест. Собственно, он говорит: блаженны те, которые, возложив надежду на Крест, сошли в воду (крещения); ибо, что касается награды, говорит (Господь), то Я воздам ее во время свое – т. е. тогда. Что же касается настоящего, то, что Он говорит? Лист (их) не вянет, т. е. всякое слово, которое выйдет от вас через уста ваши с верою и любовью, послужит многим и к обращению, и в надежду. И еще, другой пророк говорит: и приведу их в почет и именитость на всей этой земле (земле Иакова) поношения их (Соф. 3:19). Земля Иакова – т. е. сосуд Духа Его, который Он прославит. Что еще говорит (Писание)? И бе река исходяща от страны десная, и взыдоша из нея древа красная, и кто ни станет есть от них, будет жить во век (Иез. 47:1–12).

О плодах возрождения или Таинстве Крещения:

И взыдоша из нея древа красная – так как сходим мы в воду, будучи преисполнены грехов и нечистоты, а восходим из нее, неся плод в сердце – страх (Божий) и, имея надежду в душе – на Иисуса. И кто ни станет есть от них, будет жить во век, – это значит: всякий, кто послушает того, что они возвещают, и уверует (по слову крестившихся), будет жить вовек. Подобным же образом, еще указывает Господь на Крест у другого пророка, На вопрос его: Как же и когда это будет (3Ездр. 4:33)? Господь говорит: когда древо склонится (быв срублено), и затем восстанет,2 и с дерева будет капать кровь (3Ездр. 5:5).

Но вот тебе и еще (слово) о Кресте и о, имеющем быть Распятым. Господь изрекает его Моисею, когда израильтяне были побеждаемы иноплеменниками. Именно, чтобы внушить побеждаемым, что они преданы на смерть за свои грехи, Дух (Божий) говорит Моисею в сердце его, чтобы он сделал прообраз креста и, имеющего пострадать (на кресте). Это означало, что, если они не будут надеяться, на Него, то будут побеждаемы вовек. Итак, Моисей, сложив в своих руках оружие одно на другое и, став выше всех, таким образом, держал руки, протянутыми вверх – и тогда Израиль побеждал; когда же он снова опускал их вниз, тогда опять (израильтяне) были побеждаемы (Исх. 17:8–16). Для чего это? Для того чтобы они знали, что им невозможно спастись, если они не будут надеяться на Него.

Но вот и еще: когда гибли израильтяне, Моисей делает прообраз Иисуса, указывавший на то, что Ему должно пострадать, и что Тот, Кого, по их мнению, они погубят на (крестом) знамени, будет Сам, напротив, животворить. Именно, потому как преступление произошло в Еве через змия, то Господь попустил, что всякого рода змеи стали кусать их и они умирали, чтобы вразумить их, что за преступление они будут преданы в скорбь смерти. И вот, Моисей, заповедовавший: да не будет вам Богом никакое слияние или изваяние (Втор. 21:15), сам делает (это), чтобы показать прообраз Иисуса. Итак, Моисей делает медного змея, возлагает его почетно на виду (некоторые хотели бы читать на дереве) и, через глашатаев, созывает народ. Собравшись вместе, (израильтяне) просили Моисея, чтобы он принес за них жертву и помолился об их исцелении. Но Моисей сказал им: когда кто из вас будет укушен, то пусть идет к этому змею, висящему на дереве, и возложит (на Него) надежду, веруя, что, будучи мертв, Он может животворить, и – тотчас спасется. Так они и поступали (Чис. 21:6–9). Вот тебе еще и в этом слава Иисуса, а именно: что все в Нем и (по вере) в Него!

О надежде:

Не израильтяне, а верующие в Господа Иисуса – наследники Завета Божия. Не их суббота, а будущая блаженная жизнь есть истинный покой, – потому и празднуем мы день седьмой, в который и Иисус воскрес из мертвых. Не в их храме, а в духовном храме сердец наших обитает Бог.

Гл. ХІІІ – ХVІ. Но посмотрим, этот ли народ наследует или тот, о котором прежде говорилось, и нам ли принадлежит Завет или им.

Послушайте же, что Писание говорит о народе. И молился Исаак Господу о [Ревекке] жене своей, потому что она была неплодна; и потом – она зачала. И пошла вопросить Господа. Господь сказал ей: два племени во чреве твоем, и два различных народа произойдет из утробы твоей; один народ сделается сильнее другого, и больший будет служить меньшему (Быт. 25:21–23). Вы должны понимать, кто – Исаак, и кто – Ревекка, и о каких народах предуказал Господь, что один народ – более, чем другой. Еще яснее говорится об этом в другом пророчестве, когда Иаков говорит сыну своему Иосифу: вот не лишил меня Господь (увидеть) лицо твое; приведи ко мне сыновей твоих, и я благословлю их (Быт. 48:9–11). И подвел (Иосиф) Ефрема, желая, чтобы (и) Ефрема он благословил, и Манассию, потому что (Манассия) был старшим, а потому Иосиф подвел его к правой руке своего отца Иакова. Но Иаков в духе узрел прообраз народа будущего. И что говорит (Писание)? Иаков переложил одну через другую руки свои и возложил правую руку на голову Ефрема, второго сына и младшего, и благословил его. Тогда Иосиф сказал Иакову: переложи правую руку твою на голову Манассии, потому что он мой первородный сын. Но Иаков ответил Иосифу: знаю, дитя, знаю; но больший будет служить меньшему, хотя и этот будет благословен (ст. 12–20). Видите, кому определил (Бог) быть первым народом и наследником Его Завета. Если, наконец, (мы поймем, что) то же было уяснено и через Авраама, то гносис наш достигнет совершенства. Что же говорит (Бог) Аврааму, когда только вера его была вменена ему в праведность (Быт. 15:6)? Но будет тебе имя: Авраам, ибо Я сделаю тебя отцом множества народов (Быт. 17: 5) – всех, верующих в необрезании (Рим. 4:11). Подлинно так.

Но посмотрим, дал ли Он народу Завет, который обещал дать отцам? Дал; но они, со своей стороны, не удостоились получить его по грехам своим. Пророк говорит: и постился Моисей на горе Синай, чтобы принять Завет Господень к народу, сорок дней и сорок ночей, и принял от Господа две скрижали, на которых написано было перстом Божиим (Исх. 24:18; 31:18) духовно. Приняв, Моисей нес их отдать народу. Но Господь сказал Моисею: Моисей, Моисей, поспеши сойти [отсюда], ибо развратился народ твой, который ты вывел из земли Египетской (Исх. 32:7; Втор. 9:12). И сошел Моисей, потому что они сделали себе слияния, и бросил из рук скрижали, и разбились скрижали Завета Господня (Исх. 32:19). Итак, Моисей принял (Завет), но они не удостоились (получить его).

Узнайте же, как мы (его) получили? Моисей принял его как служитель (Евр. 3:5); а нам дал Сам Господь, чтобы мы были народом наследия, потерпев для нас. Он для того и явился, чтобы и мера их согрешений исполнилась, и мы, по наследству от Него, получили Завет Господа Иисуса, Который на то уготовал Себя, чтобы явлением Своим, искупив от тьмы наши, изможденные смертью, и преданные беззаконному заблуждению, сердца, положить в нас, учением (Своим), Завет; ибо в Писании сказано, что Отец заповедует Ему, чтобы Он, искупив нас от тьмы, уготовал Себе в народ святой. Так, пророк говорит: Я, Господь, призвал Тебя в правду, и буду держать Тебя за руку и хранить Тебя, и поставлю Тебя в завет для народа, во свет для язычников, чтобы открыть глаза слепых, чтобы узников вывести из заключения и сидящих во тьмеиз темницы (Ис. 42:6–7; ср. Пс. 39:7–11). Будем же знать, откуда наше искупление.

О субботе:

В Десятословии, которое на горе Синай изрек Бог Моисею, лицом к лицу, написано: и освятите субботу Господню руками чистыми и сердцем чистым (Исх. 20:8; Втор. 5:12). И у другого (пророка) сказано: если сыны Мои сохранят субботу, то возложу тогда милость Мою на них (Иер. 17:24–25). О субботе говорится в начале творения: и сотворил Бог в шесть дней дела рук Своих, и окончил в день седьмой, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих (Быт. 2:2–3). Вникните, дети, что значит – окончил в шесть дней! Это значит, что Господь положит всему конец в шесть тысяч лет; потому что день у Него – тысячелетие. Он Сам говорит: вот день Господень будет, как тысяча лет (Пс. 89:5). Итак, дети, не в шесть дней, а в шесть тысяч лет окончится все. И почил в день седьмой, т. е., когда Сын Его, придя, упразднит время, совершит суд над нечестивыми, изменит солнце, звезды и луну; тогда Он действительно успокоится – в день седьмой.

Затем сказано: ты освятишь его руками чистыми и сердцем чистым. Итак, мы были бы в заблуждении, если бы (думали), что кто-либо, не будучи совершенно чистым по сердцу, может теперь освятить тот день, который освятил Бог. Пойми же – значит, тогда только – действительно успокоившись, мы освятим его, когда будем в состоянии это сделать, будучи оправданы и, получив обетование (т. е. обещанное блаженство), когда беззакония уже не будет, и когда все станет новым по воле Господа. Тогда мы в состоянии будем освятить его, освятившись, прежде, сами! Вот почему, наконец, Он и говорит им: новомесячий ваших и суббот не терплю (Ис. 1:14). Смотрите, Он, как бы, говорит так: не нынешние субботы Мне приятны, но та, которую Я сотворил, – которою, успокоив все, Я сотворю начало дня восьмого, т. е. начало иного мира3. Поэтому, и проводим мы в радости день восьмой, в который и Иисус воскрес из мертвых. Затем, после явлений, Он восшел на небеса.

Теперь скажу вам и о храме: как они, бедные, в своем заблуждении надеялись на здание, а не на Бога своего, сотворившего их, как будто бы оно было, действительно, домом Божиим. Они чтили Его в храме, почти как язычники. Но узнайте, что говорит Господь, упраздняя его: кто пядью измерил небеса, и вместил в меру прах земли (Ис. 40:12)? Не Я ли? – говорит Господь. Небо – престол Мой, а земля – подножие ног Моих; где же построите вы дом для Меня, и где место покоя Моего (Ис. 66:1)? Вам известно, что надежда их суетна. Далее, действительно, (Господь) говорит: вот, разорившие храм сей создадут его сами (ср. Ис. 49:17 и дал.). Так и сбывается, потому что, вследствие победы над ними, он разрушен врагами, а теперь сами же подданные тех врагов и должны воссоздать его (в себе). Кроме того, объявлено было, что будут преданы и город, и народ, и храм. Писание говорит: и будет в последние дни, и предаст Господь овец паствы, и ограду их, и столп (вероятно, писатель подразумевает храм: Мих. 4:8 и др.) их в истребление. Так и сбылось, как сказал Господь. Но исследуем, существует ли теперь храм Божий. Существует – там, где, по слову Божию, Сам Бог его творит и устрояет. В самом деле, в Писании сказано: и будет, по окончании седьмины, созиждется храм Божий, славно, во имя Господне (Агг. 2:8 и 10; Дан. 9:24–27).

Итак, я нахожу, что храм существует. В каком же смысле, (сказано было, что) он созиждется во имя Господне, узнайте. Прежде чем мы уверовали Богу, обиталище сердца нашего было тленно и немощно, как будто бы (это был), действительно – храм, построенный (человеческой) рукой; потому что оно (сердце) было домом, исполненным идолопоклонства, – домом демонов, так как мы делали все, что было противно Богу. Созиждется храм – вникните – во имя Господне, т. е., чтобы храм Божий был создан (таким образом) славно! Как же (это)? Узнайте. Получив оставление грехов, и возложив надежду на имя Господа, мы сделались новыми, снова в начале (Быт. 1:1) созданными. Поэтому теперь в обиталище нашем, действительно – Бог обитает в нас. Как?

О Таинстве Покаяния:

Его слово веры, Его призвание (к наследию) обетования, мудрость Его оправданий, заповеди Его нравоучения, Его дар пророчества – (все это) в нас составляет Его пребывание в нас; и, несмотря на то, что мы порабощены смерти, Он, отверзая двери нашего храма, т. е. наши уста, путем дарованного нам от Него покаяния вводит нас в храм бессмертия (здесь довольно ясное свидетельство о Таинстве Покаяния, или исповеди); так что, теперь всякий, желающий спастись, видит (в проповеднике спасения) не человека, но, Обитающего в нем, и Говорящего его устами, – изумляясь, что никогда ему не приходилось ни слышать из уст человека такие речи, какие (он слышит) от говорящего, ни предполагать, чтобы (со своей стороны) когда-нибудь он сам с такой жаждой стал (это) слушать. Вот он – храм духовный, созидаемый Господу!

Святой Климент Римский

Святой Климент, епископ Римский, родился в Риме язычником (как видно из первого и, особенно, из второго Посланий его к коринфянам). К вере во Христа он был обращен апостолом Петром, который, по римскому преданию, впоследствии и поставил его в епископа Рима (см. Тертуллиан Praescr. haeret.). До вступления на епископскую кафедру (а вступил он на нее третьим в ряду римских епископов – после Лина и Анаклета, умерших еще при жизни апостола Петра) Климент был сотрудником апостола языков в деле евангельской проповеди (Евсевий Н. E. I. XIII). О епископском служении святого Климента, которое он проходил с 12-го года Домицианова царствования до 3-го года Траянова (с 92 до 101 г.), т. е. в продолжение девяти лет, известно, по свидетельству того же Евсевия. По случаю раздоров, возникших между коринфянами, Климент принял на себя дело умирения их Церкви и писал к ним Послание (первое), от лица Римской Церкви. При последнем императоре Траяне Климент был сослан в пустынный тогда Херсонес (или Корсунь) Таврический, где своим пастырским словом утешал верных братьев, сосланных в тяжелые каменоломные работы; чудесами обратил многих язычников ко Христу и мученически скончался: он был сброшен в море с камнем на шее.

Творения святого Климента Римского

Из писаний святого Климента Римского особенно известны два его Послания к коринфянам. Первое Послание из 59-ти глав составляет драгоценный памятник учения мужа апостольского. Древняя Церковь смотрела на это Послание с большим уважением. Евсевий (Н. E. I. III) называет его «великим и удивительным» и свидетельствует, что в то время во многих Церквах оно читалось всенародно. Послание это написано в конце Домицианова гонения (ок. 96 г.), когда в Коринфе некоторые честолюбивые возмутители, образовав свою партию, начали низвергать достойнейших пресвитеров, рукоположенных самими апостолами или их преемниками и, к соблазну истинно верующих, распространять, к тому же, сомнения в воскресении мертвых. Когда слух о таком гибельном положении дел в Коринфской Церкви дошел до Рима, святой Климент, при первом же удобном случае, едва сама Римская Церковь стала отдыхать от тяжкого гонения, написал к коринфянам Послание. В нем с апостольской силой и важностью, но, вместе, и с отеческою снисходительностью, он увещевает возмутившихся прекратить несчастное разделение, покориться законным пастырям Церкви и, оставив всякое сомнение в воскресении мертвых, жить достойно Бога, как прилично истинным христианам.

Второе Послание святого Климента не имело у древних такой известности, как первое. Евсевий о церковном значении этого Послания говорит следующее: «Следует знать, что и другое Послание приписывается Клименту, но мы верно знаем, что оно не так известно, как первое, ибо и древние, как мы знаем, не пользовались им» (там же). Из дошедшего до нас отрывка (12 первых глав) видно, что главный характер этого Послания составляет нравоучение, так что некоторые исследователи древних отеческих творений (например, Фреппель) признают его за беседу, произнесенную с церковной кафедры.

Известно немало сочинений под именем Климента Римского, которые или вовсе не принадлежат ему, или принадлежат частично: Таковы:

1) 8 книг «Постановлений апостольских через Климента для епископов» – весьма замечательный сборник для истории древнего благочиния и обрядов, составленный к началу IV века неизвестным собирателем из трех отдельных сочинений (47 главу последней книги составляют известные «85 Правил апостольских», присоединенные к ней впоследствии);

2) «Встречи святого Климента» в 10-ти книгах, известные в латинском переводе Руфина Аквилейского (IV в.); впрочем, это сочинение называется и другими именами: «Путевыми записками и деяниями Климента», а также «Путевыми записками и деяниями, или прением апостола Петра с Симоном волхвом», потому что главным действующим лицом здесь является апостол Петр;

3) есть еще «20 Бесед Климентовых», которые, по содержанию своему, сходны с вышеупомянутыми «Встречами» и, так же, как и те относятся учеными к концу II века.

Первое Послание Климента Римского

Отдав должное коринфянам, их духовным дарованиям и добродетелям, святой Климент указывает им на источник беспорядков – гордость и зависть, пагубные действия которых представляет в примерах; далее он убеждает коринфян к покаянию и смирению, послушанию и миру примерами святых Божиих, Самого Господа Иисуса Христа, а, также, гармонией мира и стройностью видимой природы. Затем, имея в виду, собственно, нарушителей церковного порядка, доказывает необходимость повиновения священноначальникам, изображением воинского порядка и устройства человеческого тела, при этом указывает чин, учрежденный Господом и апостолами, а также чин ветхозаветной Церкви.

О Богочеловеке – Искупителе людей:

Гл. II – IIΙ. Довольствуясь тем, что Бог дал вам на путь (земной жизни), и, тщательно внимая словам Его, вы хранили их в глубине сердца, и страдания Его (т. е. Бога – Христа: страдания Иисуса Христа, по взаимообщению свойств Его двоякой природы, здесь называются страданиями Бога; это место, с равной силой, может быть употреблено, как против ариан, так и против несториан) были пред очами вашими. Таким образом, всем был дарован глубокий и прекрасный мир и не насыщаемое стремление делать добро, и на всех было полное излияние Святого Духа (исповедание апостольской веры в три Лица Божества! ср. гл. XLVI: «Не одного ли Бога, и не одного ли Христа имеем мы? Не один ли Дух благодати излит на нас, и не одно ли призвание во Христе»). День и ночь подвигом вашим было попечение о всем братстве, чтобы число избранных Его (Бога) спасалось в добродушии и единомыслии.

О церковной иерархии и Таинствах

(Но вот явились среди вас) ревность и зависть, вражда и раздор, гонение и возмущение, война и плен. А отсюда, люди бесчестные восстали против почтенных, бесславные – против славных, глупые – против разумных, молодые – против старших...

Гл. VII – VIII. Это, возлюбленные, пишем мы не только для вашего наставления, но и для собственного напоминания; потому что мы находимся на том же поприще, и тот же подвиг предлежит нам. Итак, оставим пустые и суетные заботы и обратимся к славному и досточтимому правилу святого звания нашего. Будем смотреть на то, что добро, что угодно и приятно Создателю нашему.

О Покаянии:

Обратим внимание на кровь Христа и увидим, как драгоценна пред Богом (кровь) Его, которая была пролита для нашего спасения и всему миру принесла благодать покаяния [ср. гл. ХII и ХLIХ: «По любви воспринял нас Господь; по любви, которую имел к нам, Иисус Христос, Господь наш, по воле Божией, дал кровь (Свою) за нас, и плоть (Свою) за плоть нашу, и душу (Свою) за души наши». Так выразительно мужем апостольским засвидетельствованы полнота человеческого естества во Христе и, вместе, искупительная жертва Его за людей. Также гл. I второго Послания: «Братья! Об Иисусе Христе вы должны помышлять, как о Боге и Судии живых и мертвых, Который соделался плотью для нашего спасения, хотя прежде был духом (под духом здесь разумеется чистая духовность Божеского естества во Христе) и, таким образом, призвал нас»].

В этой, и следующих главах, мы видим ясное указание на самое Таинство Покаяния, или исповеди, которая представляется, совершающейся перед Богом и человеком вместе, т. е. перед пастырем Церкви.

Гл. VIIІ, LI, LVI – LVII (cp. гл. VIII – ІХ второго Послания): Пройдем все поколения (людей) и узнаем, что Господь в каждом поколении милостиво принимал покаяние, желавших обратиться к Нему. Ной проповедовал покаяние, и, послушавшие его, спаслись (Быт. 7; 1Пет. 3:20; 2Пет. 2:5). Иона возвестил ниневитянам погибель, но они, раскаявшись в своих грехах, умилостивили Бога своими молитвами и получили спасение, хотя были далеки от Бога (Ион. 3). Служители благодати Божией, по вдохновению Духа Святого, говорили о покаянии; и Сам Владыка всего говорил о покаянии с клятвою: живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был (Иез. 33:11); и присовокупил еще следующую прекрасную мысль: Я буду судить вас, дом Израилев… покайтесь и обратитесь от всех преступлений ваших (Иез. 18:30).

Глаголи к сыном людей Моих (Иез. 32:2): Хотя грехи ваши будут простираться от земли до неба, и хотя будут краснее червлени и чернее власяницы, но, если вы обратитесь ко Мне от всего сердца, и скажете: Отче! – Я услышу вас, как народ святой (этих слов нет в Священном Писании; ср. Пс. 102:11; Ис. 1:18; Иер. 3:22). И в другом месте так говорит: Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда придите – и рассудим, говорит Господь. Если будут грехи ваши, как багряное, – как снег убелю; если будут красны, как пурпур, – как волну убелю. Если захотите и послушаетесь, то будете вкушать блага земли; если же отречетесь и будете упорствовать, то меч пожрет вас: ибо уста Господни говорят (Ис. 1:16–20). Итак, Он всех Своих возлюбленных хочет сделать участниками покаяния и утвердил это всемогущей Своей волей.

Гл. XIIІ. Итак, будем смиренны, братья, отложив всякое надмение, гордость, неразумие и гнев, и будем поступать, как написано. Ибо говорит Дух Святой: да не хвалится мудрый мудростью своею, да не хвалится сильный силою своею, да не хвалится богатый богатством своим. Но, хвалящийся, хвались тем, что разумеет и знает Меня, что Я – Господь, творящий милость, суд и правду на земле (Иер. 9:23–24). Особенно будем помнить слова Господа Иисуса, которые изрек Он, научая кротости и великодушию. Он так сказал: милуйте, чтобы быть помилованными, отпущайте, дабы вам было отпущено; как вы делаете, так вам будут делать; как даете, так вам дано будет; как судите, так сами судимы будете; как будете снисходить, так к вам будут снисходить; какою мерою мерите, такою отмерится вам (эти слова Спасителя в иной форме встречаются в тексте евангелистов: Мф. 7:1–2 и Лк. 6:36–38). Этой заповедью и этими внушениями утвердим себя, чтобы ходить со смирением, повинуясь святым повелениям Его, Ибо святое слово говорит: на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом, и на трепещущего пред словом Моим (Ис. 66:2)...

Гл. XVI. Ибо Христос принадлежит смиренным, а не тем, которые возносятся над стадом Его. Жезл величия Божия, Господь наш Иисус Христос, не пришел в блеске великолепия и надменности, хотя и мог бы, но смиренно, как сказал о Нем Дух Святой устами пророков Исаии и Давида...

Гл. XXXVI. Таков путь, возлюбленные, которым мы обретаем наше спасение – Иисуса Христа, Первосвященника – так называет Иисуса Христа и апостол Павел (Евр. 4:14) – наших приношений, заступника и помощника в немощи нашей...

Гл. XL. Будучи убеждены в этом и проникая в глубины божественного ведения, мы должны по порядку совершать все, что Господь повелел совершать в определенные времена.

О Евхаристии:

Он повелел, чтобы жертвы (или, иначе говоря, дары – гл. XLIV, т. е. Евхаристия; см. также Игнатий Богоносец Посл. к ефес. гл. V; к филад. гл. IV; к смирн. гл. VII; Пост ап. VIII, 12; Ириней Adu. haer. I. IV; Тертуллиан De orat.; Exhort. Ad cast.) и священные действия совершались не случайно и не без порядка, но в определенные время и часы. Также, где и через кого должно быть это совершаемо, Сам Он определил высочайшим Своим изволением, чтобы все совершалось свято и благоугодно, и было приятно воле Его. Итак, приятны Ему и блаженны те, которые в установленное время приносят жертвы свои; ибо, следуя заповедям Господним, они не погрешают. Первосвященнику дано свое служение, священникам назначено свое дело и на левитов возложены свои должности; мирской человек связан постановлениями для народа.

Гл. XLII-XLIV. Апостолы были посланы проповедовать Евангелие нам от Господа Иисуса Христа, Иисус Христос – от Бога. Христос был послан от Бога, а апостолы от Христа; то и другое было по порядку, по воле Божией. Итак, приняв повеление, (апостолы), совершенно убежденные через воскресение Господа нашего Иисуса Христа, и утвержденные в вере словом Божиим, с полнотой Духа Святого пошли благовествовать наступающее Царствие Божие. Проповедуя по странам и городам, они первенцев (из верующих), по духовном испытании, поставляли в епископы4 и диаконы для будущих верующих. И это не новое установление; ибо много веков прежде писано было о епископах и диаконах. Так говорит Писание: Поставлю епископов их в правде и диаконов в вере (Ис. 60:17; здесь Климент изменяет чтение толковников, приспособительно к своей мысли). И чему дивиться, если те, коим во Христе вверено было от Бога это дело, поставляли вышеупомянутых (служителей)? И апостолы наши знали через Господа нашего Иисуса Христа, что будет раздор о епископском достоинстве. По этой самой причине они, получив совершенное предведение, поставили вышеозначенных [служителей, т. е. епископов (в обширнейшем смысле слова) и диаконов] и потом присовокупили закон, чтобы, когда они почиют, другие, испытанные мужи, принимали на себя их служение. Итак, считаем несправедливым лишать служения тех, которые поставлены самими апостолами или, после них, другими достоуважаемыми мужами с согласия всей Церкви5 и служили стаду Христову неукоризненно, со смирением, кротко и беспорочно и, притом, в течение долгого времени, от всех получая одобрение.

О воскресении мертвых:

После общих увещаний к покаянию, послушанию и миру, преимущественно основанных на ветхозаветном Писании и на рассмотрении воли Божией, относительно всех людей, святой Климент, как мы видели, обращается к христианской вере и к нравственной деятельности, которая должна соответствовать религии благодати. Но, так как полное проявление божественной благодати последует в будущем, и составляет для христианина предмет чаяния, то святой отец довольно долго останавливается на будущем воскресении мертвых, тем более, что коринфские мятежники выражали сомнение в этой истине, которую он доказывает против них свойствами Божиими – благостью, всемогуществом и непреложной верностью в обетованиях, примером Воскресения Христова и некоторыми символами или образами видимой природы (произрастанием семян, сменой ночи и дня и др.) и заключает свою речь так:

Гл. XXVI. Итак, почтем ли мы великим и удивительным, если Творец всего воскресит тех, которые, в уповании благой веры, свято служили Ему, когда Он и посредством явлений видимой природы открывает нам величие обещания Своего (ср. гл. IX второго Послания)? Ибо говорится где-то: и Ты воскресишь меня, и восхвалю Тебя (ср. Пс. 27:7). И еще: Ложусь я, сплю и встаю, ибо Господь защищает меня (яко Ты со мною) (Пс. 3:6). Так же Иов говорит: И ты воскресишь плоть мою, терпящую сия (Иов. 19:25–26). (Об этом месте книги Иова, которое приводится у Климента, довольно неточно, блаженный Иероним замечает: «Никто так открыто не говорил до Христа о воскресении, как он (Иов)»).

Святой Ерм

Святой Ерм был родом грек, но жил в Риме во второй половине I века при святом Клименте (Евсевий Η. E. I. III; Иероним De vir. Illustr.). Сведения о нем, большей частью, известны из его же книги «Пастырь». Ерм бьл человеком, в высшей степени, добрым, скромным и простодушным, более склонным к жизни уединенной и созерцательной, чем к супружеской и общественной, более – к размышлению о делах Божиих, чем к суетливой деятельности людей, связанных с мирскими обязанностями. По излишней отеческой любви, Ерм снисходительно смотрел на порочную жизнь своих детей и был за это наказан их поведением. Несчастный отец терпел также неприятности и от своей жены, которая была невоздержана на язык. За собственные грехи Ерма и, особенно, за грехи его домашних Бог послал на него тяжелое испытание: из человека богатого он сделался бедняком. Но это бедствие послужило ему во спасение. На время покаяния, Бог поручил Ерма особенному хранению Ангела, который, явившись в виде пастыря, преподал кающемуся спасительные наставления. Ерм не только сам с семейством тщательно выполнял эти наставления, но по воле того же Ангела-пастыря должен был сообщить их и другим, в назидание, посредством своей книги (отсюда и название ее). Время кончины святого Ерма достоверно неизвестно, но, вероятно, она последовала около 100 г.

Книга его – «Пастырь»

Книга «Пастырь», творение святого Ерма, весьма не похожа на другие произведения отеческой письменности I века по своей форме и самому содержанию. Она была написана в конце I века при императоре Траяне на греческом языке, но сохранилась вполне, лишь в древнем латинском переводе (известном еще Тертуллиану). Подлинность ее подтверждается свидетельствами святого Иринея, святого Климента и других. Афанасий Великий ставит эту книгу наряду с книгами Премудрости Соломона и Сираха, Есфири и Товита и признает ее «весьма полезною, особенно для нововступающих в Церковь, и желающих огласиться словом благочестия» (Слово о Воплощении Бога Слова и Письмо 39 о праздниках; ср. Евсевий Н. E. I. III). По содержанию, книгу «Пастырь» можно назвать историко-нравственным сочинением, изложенным в символико-апокалиптической форме. Состоит книга из трех частей.

В первой части описываются четыре Видения, которые представляет писателю некая жена, олицетворяющая Церковь. В первом видении Ерму, побежденному чувственностью, даются наставления о внутренней чистоте; во втором – наставления об обязанностях мужа к жене и отца к детям, сопровождаются обличением грехов Ерма и его домашних; в третьем – показывается строение таинственной башни, изображающей Церковь, и предлагаются условия для вступления в нее; в четвертом – под образом страшного зверя, готового поглотить целый город, но останавливаемого Ангелом, предуказывается бедствие, готовящееся Церкви (т.е. гонение).

Во второй части изложены 12 Заповедей, преподанных Ерму Ангелом покаяния и побуждающих его к различным христианским добродетелям. Они изложены афористично (отрывочно) – без строгой между собою связи и порядка. Особенно замечательны из Заповедей первая и шестая. В первой говорится о вере в Бога, сотворившего все из ничего, как основании для христианской нравственности; в шестой – о двух духах при каждом человеке – добром и злом;

Третья часть содержит в себе 10 притчей, или, так называемых, Подобий, в которых объясняются различные догматические и нравственные истины. Например, во второй притче человек богатый, подкрепляемый молитвами бедного, уподоблен виноградной лозе, поддерживаемой вязом и т. п. В девятой притче еще раз рисуется картина строения Церкви Божией – воинствующей и торжествующей.

Из первой части книги «Пастырь»: Видение третье – строение

 

башни, изображающей Церковь

Однажды я видел, братья, следующее видение: (Явилась мне таинственная старица) и, поднимая какой-то блестящий жезл, сказала мне: «Видишь ли большую работу?» Говорю ей: «Госпожа, ничего не вижу». – «Вот, неужели не видишь напротив себя великой башни, которая на водах строится из блестящих квадратных камней?»

Символическое учение о Церкви и Таинствах ее:

Действительно, строилась квадратная башня теми шестью юношами, которые пришли с нею (старицею). Многие тысячи других мужей приносили камни. Некоторые доставали камни из глубины (т. е. из воды), другие из земли и подавали тем шести юношам; они же принимали их и строили. Камни, извлекаемые из глубины, прямо клали в здание, потому что они были гладки и хорошо присоединялись к другим камням, и так (плотно) прикладывались один к другому, что соединения их нельзя было заметить. Таким образом, здание башни казалось построенным, как будто, из одного камня. Из прочих камней, приносимых от земли, одни были откладываемы, Другие полагались в здание, а некоторые были рассекаемы и отбрасываемы далеко от башни. Из тех – иные камни были полагаемы около башни и не употреблялись для здания, потому что некоторые из них были шероховаты, другие – с трещинами, а другие были светлы и круглы и не годились для здания башни. Камни же, которые далеко отбрасывались от башни, как я видел, падали на дорогу и, не оставаясь на ней, скатывались с нее. Одни попадали в место пустынное, другие – в огонь и горели, иные падали близ воды и не могли скатиться в воду, хотя и стремились попасть в нее. Показав мне это, старица хотела удалиться. Я говорю ей: «Госпожа, что пользы мне видеть и не знать, что значит это строение?» Она отвечала мне: «Любопытный ты человек, если желаешь знать значение башни». – «Действительно, Госпожа, – говорю я, – (желаю узнать), чтобы возвестить братьям, и (чтобы) они возрадовались и, услышав это, прославили Господа». Она говорит: «Услышат многие; и, услышав, некоторые возрадуются, а другие восплачут; впрочем, и последние, если, услышав, принесут покаяние, также будут радоваться. Выслушай теперь объяснение башни, я открою все, и не докучай мне более об откровении. Откровения эти имеют предел, ибо закончились. А ты не перестаешь требовать откровений, потому что настойчив. Итак, башня, которую видишь строящеюся, это я – Церковь, которая явилась тебе теперь и (являлась) прежде. Я спросил ее: «Госпожа, почему башня построена на водах?»

О Крещении:

Она отвечала: «Потому, что жизнь ваша через воду, т. е. через Таинство Крещения спасена и спасется. А башня основана словом всемогущего и преславного имени и держится невидимой силой Господа». Я в ответ говорю ей: «Величественное и дивное дело. А кто, госпожа, те шесть юношей, которые строят?»

Об Ангелах-мироправителях:

«Это первозданные Ангелы Божии, которым Господь вверил все Свое творение для того, чтобы они умножали, благоустрояли и управляли Его творением: посредством их будет окончена башня». – «А кто прочие, которые приносят камни?» – «И это святые Ангелы Господа: но первые – выше последних. Когда будет окончено строение башни, они все вместе будут ликовать около башни и прославлять Господа за то, что совершилось строение башни». Я спросил ее: «Желал бы я знать, какое различие и значение камней». И она отвечала мне: «Камни квадратные и белые, хорошо соединяющиеся своими гранями, это суть апостолы, епископы, учители6 и диаконы, которые ходили в святом учении Божием, надзирали, учили и свято и непорочно служили избранным Божиим; (среди них) как почившие, так и живущие еще доселе, – которые всегда были согласны друг с другом, имели мир между собой и взаимно слушали друг друга: поэтому-то и в здании башни они хорошо подходят своими гранями. А камни, извлекаемые из глубины и полагаемые в здание, грани которых подходят к прочим камням, уже вошедшим в здание, – это суть те, которые уже умерли и пострадали за имя Господа». – «Госпожа, я желаю знать, кого означают другие камни, которые были приносимы от земли». Она говорит: «Те, которые, не отделанными полагаются в основание (башни), означают людей, которых Бог одобрил за то, что они ходили праведно пред Господом и исполняли Его заповеди (вероятно, разумеются ветхозаветные праведники). Которые же приносятся и полагаются в самом здании башни, это суть новообращенные к вере и верные. Ангелами убеждаются они к деланию добра, и потому не нашлось в них зла». – «А кто те камни, которые откладывались и полагались возле башни?»

О Покаянии:

Она говорит мне: «Это те, которые согрешили и желают покаяться. Потому они и брошены невдалеке от башни, что будут годны в здание, если покаются. Посему, желающие покаяться, будут тверды в вере, если только принесут покаяние теперь, когда строится башня. Ибо, когда строение окончится, то они уже не будут иметь места, где могли бы быть положены (в самом здании), и будут отвержены; будут лишь лежать при башне».

«Желаешь знать, кто те камни, которые рассекались и отбрасывались далеко от башни?» Я говорю: «Желаю, госпожа». – «Это суть сыны беззакония, которые уверовали притворно, и от которых не отступила неправда всякого рода; и потому они не имеют спасения, что не годны в здание по неправдам своим, – они рассечены и отброшены далеко по гневу Господа за то, что оскорбили Его. А из прочих камней, которые во множестве видел ты сложенными, и не идущими в здание, шероховатые суть те, которые познали истину, но не пребыли в ней, и не находятся в общении со святыми (т. е. оставили Церковь), потому они и не годны. Камни с трещинами – это суть те, которые имеют в сердцах вражду друг против друга, и не имеют мира между собою. Сойдясь, они являются мирными, но, когда разойдутся, злоба удерживается в их сердцах. Это – трещины, которые имеют камни. Камни укороченные – это те, которые, хотя уверовали, но имеют еще много неправды, поэтому они коротки и не цельны». – «Кто же, госпожа, белые и круглые (камни), но не идущие в здание башни?» Она отвечала мне: «Это те, которые имеют веру, но имеют и богатства века сего; и, когда придет гонение, то, ради богатств своих и попечений, отрицаются Господа». Я на это говорю ей: «Когда же будут они угодны Господу?» – «Когда будут обсечены, – говорит она, – их богатства, которые их утешают, – тогда они будут полезны Господу для здания. Ибо, как круглый камень, если не будет обсечен и не отринет от себя некую часть, – не может быть квадратным, так и богатые в нынешнем веке, если не будут обсечены их богатства, – не могут быть угодными Господу. Прежде всего, ты должен знать это по самому себе: когда ты был богат, был бесполезен, а теперь ты полезен и годен для жизни, и сам из (числа) тех камней». ·

«Прочие же камни, которые ты видел отброшенными далеко от башни, которые катились по дороге и скатывались с нее в места пустынные, означают тех, которые, хотя уверовали, но, по сомнению своему, оставили истинный путь, думая, что они могут найти путь лучший. Но они обольщаются и бедствуют, ходя по путям пустынным. Камни, падавшие в огонь и горевшие, означают тех, которые навсегда отпали от Живого Бога и, которым, по причине преступных похотей, ими творимых, уже не приходит на мысль покаяться». – «Кого же означают камни, которые падали близ воды и не могли скатиться в воду?» – «Тех, которые слышали слово (т. е. учение христианское) и желали бы креститься во имя Господа, но потом, когда приходит им на память святость истины, уклоняются, и опять ходят по своим порочным желаниям». Так она кончила объяснение башни. Но, я, будучи настойчив, спросил ее: «Есть ли покаяние для тех камней, которые не годились в здание башни и были отброшены, будут ли они иметь место в этой башне?» Она говорит: «Есть для них покаяние; но в этой башне они не могут иметь места, а пойдут в иное, низшее место, и, притом, (тогда), когда пострадают и исполнятся дни грехов их. И за это они будут переведены, что приняли слово истинное. И тогда избавятся от наказаний своих, если придут на сердца их порочные дела, которые они творили, и покаются. Если же они не очувствуются, то не спасутся, по упорству своего сердца».

Из второй части: Заповедь шестая – о двух духах при всяком человеке и внушениях каждого из них

«Я повелел тебе – сказал Пастырь, – в первой заповеди, чтобы ты хранил веру, страх и воздержание». «Да, господин», – говорю я. «А теперь, – сказал он, – я хочу показать тебе силы этих добродетелей, чтобы ты знал, какую каждая из них имеет силу и действие. Двоякого рода их действие, и состоит оно в праведном и неправедном. Ты веруй праведному, а неправедному – нисколько не веруй. Ибо правда имеет путь прямой, а неправда – кривой. Но ты ходи путем прямым, а кривой – оставь. Кривой путь неровен, имеет множество преткновений, скалист и тернист, и ведет к погибели тех, которые ходят по нему. А те, которые следуют по прямому пути, ходят ровно и без преткновения, потому что он не скалист и не тернист. Итак, видишь, что лучше идти этим путем». Я сказал: «Мне нравится идти этим путем». «И пойдешь ты, – говорит он, – так же как пойдут по нему все, которые от всего сердца обратятся к Господу».

«Послушай теперь, – говорит он, – сперва о вере. Два ангела с человеком: один добрый, а другой злой». Я спросил его: «Каким образом, господин, я могу узнать действия их, если оба ангела живут со мною»? – «Слушай, – говорит, – и разумей. Добрый Ангел тих и скромен, кроток и мирен. Поэтому, когда войдет он в твое сердце, постоянно будет внушать тебе справедливость, целомудрие, чистоту, ласковость, снисходительность, любовь и благочестие. Когда все это взойдет на твое сердце, знай, что добрый Ангел с тобою, – верь этому Ангелу и следуй делам его. Послушай и о действиях ангела злого. Прежде всего, он злобен, гневлив и безрассуден; и действия его злы и развращают рабов Божиих. Поэтому, когда войдет он в твое сердце, из действий его разумей, что это ангел злой». – «Каким образом, – спросил я, – узнаю его, господин?» – «Слушай, – говорит он, – когда приступит к тебе гнев или досада, знай, что он в тебе; также, когда взойдет на сердце твое пожелание многих дел, разных и роскошных яств и питий, чужих жен, гордость, хвастовство, надменность и тому подобное, тогда знай, что с тобою злой ангел. Поэтому ты, зная его дела, удаляйся от него и не верь ему, потому что дела его злы и несвойственны рабам Божиим. Таковы действия того и другого ангела. Разумей их, верь ангелу доброму и удаляйся от ангела злого, потому что внушение его, во всяком деле, злое. Ибо, если (даже) кто будет человек верующий, но войдет в его сердце помысел злого ангела, то муж или жена, непременно, согрешат. Если же муж или жена, будучи злыми людьми, помыслят в сердце своем дела доброго Ангела, то обязательно сделают что-нибудь доброе».

Об Ангелах-хранителях отдельных лиц:

Говоря об Ангелах, Ерм допускает между ними степени и приписывает им участие в мироправлении (Видение 3; Подобие 8, 9; ср. Игнатий Богоносец Посл. к Тралл. гл. V; Иустин муч. Аполог. II гл. V; Афинагор Прошение о христианах гл. X и ХХIV). Здесь, в частности, он учит об Ангеле-хранителе (ср. Посл. Варнавы гл. XVIII; Климент Ал. Strom. I. VI; De Prine. 1.1, особенно, III, где он это учение называет учением церковным. (См. еще на эту тему у Мефодия Патарского).

Итак, видишь, что хорошо следовать доброму ангелу. Посему, если будешь повиноваться ему и делать его дела, то будешь жить с Богом, равно как и все, которые будут следовать его делам, будут жить с Богом.

Из третьей части: Подобие девятое о строении Церкви Божией – воинствующей и торжествующей

После того, как я написал заповеди и притчи Пастыря – Ангела покаяния, он пришел ко мне и сказал: «Я хочу показать тебе все, что показал тебе Дух Святой, Который беседовал с тобой в образе Церкви.

О лице Господа Иисуса Христа:

Дух тот есть Сын Божий. Так как ты был слаб телом, то тебе не открывалось через Ангела, до тех пор, пока ты не утвердился духом и не укрепился силами для того, чтобы мог видеть Ангела. Тогда тебе хорошо и величественно Церковью было показано строение башни, но ты видел, как будто, все было показано тебе девою. А теперь ты получишь откровение через Ангела, хотя (на самом деле) – от того же Духа. Ты должен тщательно все узнать от меня; ибо для того я и послан тем досточтимым Ангелом обитать в твоем доме, чтобы ты увидел все хорошо, ничего не страшась, как прежде». И повел он меня в Аркадию на гору, имеющую вид груди, и сели мы на ее вершине.

В пятой притче (о винограднике), Ерм, исповедуя, что Сын Божий жил в образе раба, страдал и умер за наши грехи, представляет соединение во Христе – Божества с человечеством, несколько, своеобразно, а именно: человеческую природу Спасителя и состояние ее страдания, он представляет в виде положения раба, Божество же Христа называет Духом Святым, действующим в человечестве Христовом, и прославляющим его. Сам же Святой Дух, наоборот, называется у него Сыном Божиим. Подобное словоупотребление встречается и у других отцов и учителей Церкви, например у Климента Римского (2Посл. к Коринф.), Иустина мученика, Феофила Антиохийского, Иринея, Тертуллиана, Ипполита и др. Отметим, что в этой же притче Ерм приводит и древнейшее свидетельство о посте в среду и пяток, в воспоминание страданий и смерти Христа Спасителя, называя их «днями стояния», применительно к слововыражению римских солдат, у которых оно означало стояние на часах на страже.

Продолжение учения о Церкви и Таинствах

И показал мне большое поле, вокруг которого двенадцать гор, каждая – различного вида. Первая из них была черная, как сажа; вторая – голая без растений; третья – полна терниями и волчцами; на четвертой были растения полузасохшие, у которых верхняя часть – зеленая, а, ближайшая к корням – сухая, и некоторые растения даже совсем засохшие от солнечного жара. Пятая гора была скалистая, но на ней были растения зеленые. Шестая гора с расселинами, в иных местах – малыми, а в других – большими, в этих расселинах были растения, но не очень цветущие, а, как бы, завялые. Седьмая гора имела цветущие растения и вся была плодородна: всякий род скота и птиц небесных собирал с нее пищу, и, чем более питались с нее, тем обильнее становилась она растениями. Восьмая гора была наполнена источниками, и из этих источников был напоен всякий род творения Божия. Девятая гора вовсе не имела никакой воды и вся была обнажена; на ней были смертоносные змеи, гибельные для людей. На десятой горе были очень большие деревья, вся она была тениста, и под тенью лежал скот, отдыхая и пережевывая жвачку. Одиннадцатая гора была очень обильна деревьями; и деревья эти были покрыты теми или другими плодами, так что, видевший их, желал вкусить от этих плодов. Двенадцатая гора была вся белая, имела вид самый приятный, все было на ней прекрасно.

В середине поля он показал мне белый огромный камень, поднимавшийся с самого поля; камень этот был выше тех гор и квадратный, так что мог бы держать всю землю. Он был древний, но имел высеченную дверь, которая казалась недавно сделанной. Дверь эта сияла светлее солнца, так что я очень дивился ее блеску. Вокруг двери стояли двенадцать дев; четыре из них, стоявшие по углам двери, казались мне более великолепными, но и прочие были прекрасны. Они стояли по четырем сторонам двери – в середине их, попарно. Девы были одеты в полотняные туники и прекрасно опоясаны, обнажив правое плечо, как будто намерены были нести какую-нибудь ношу: так они были наготове, весьма радующиеся и веселые. Видя это, я очень дивился столь великим и прекрасным вещам.

И вот увидел я, что пришли шесть высоких и почтенных мужей, и все были похожи один на другого; они призвали множество других мужей, которые также были высоки, красивы и сильны. И те шесть мужей приказали им строить башню над дверью. Тогда поднялся великий шум от беготни около двери тех мужей, которые пришли для постройки башни. Девы, стоявшие при двери, говорили им поспешить со строением башни, и сами протянули свои руки, как бы готовясь что-нибудь брать у них. Те шесть приказали доставать камни из некоторой глубины и приносить их для строения башни. И подняты были десять камней белых, квадратных, обтесанных. Те шесть мужей подозвали дев и приказали им носить все камни, которые должны быть употреблены на строение башни, проходить через дверь и передавать их тем, которые будут строить эту башню. И, тотчас же, девы начали возлагать друг на друга те первые камни, которые были извлечены из глубины, и носить их вместе по одному камню.

Как стояли девы около двери, так они и носили: те, которые казались сильнее, брались за углы камня, а другие поднимали за бока. И, таким образом, носили они все камни, проходили через дверь, как было повелено, и передавали строителям башни; а те, принимая их, строили. Башня строилась на том большом камне и над дверью. Те десять камней были положены в основание этой башни: камень же и дверь держали на себе всю башню. После десяти камней, были извлечены из глубины другие двадцать пять, которые были принесены девами, как и первые, и употреблены на строение башни. После них были подняты другие тридцать пять, которые, подобным образом, были употреблены для башни. Затем были подняты сорок камней, и все они пошли на строение башни. Таким образом, основание башни составилось из четырех рядов камней. Когда вышли все камни, которые брались из глубины, строители отдохнули немного. Потом, те шесть мужей приказали народу приносить для строения башни камни с двенадцати гор. И стали мужи приносить со всех гор камни обсеченные, различных цветов и подавали их девам, а те проносили их через дверь и подавали на строение башни. И когда эти разнообразные камни были положены в здание, то сделались белыми и одинаковыми и изменили свои прежние цвета. Но некоторые камни подавались самими мужами прямо в строение и не делались светлыми, а такими и оставались, какими клались; потому что не были передаваемы девами, и не проносились через дверь. Эти камни выглядели безобразными в здании башни. Увидев их, те шесть мужей приказали вынуть их и положить опять на том же месте, откуда были взяты. И говорят они тем, которые приносили эти камни: «Вы совсем не подавайте камней для строения, но кладите их возле башни, чтобы девы проносили через дверь и подавали их. Ибо они не могут изменить цветов своих, если девами не будут перенесены через эту дверь; итак, не трудитесь понапрасну».

И окончилось в тот день строительство, но башня не была окончена; строение ее должно было опять возобновиться, и только на время была сделана некоторая остановка. Те шесть мужей приказали строившим удалиться и отдохнуть немного; девам же повелели не отходить от башни, чтобы охранять ее. После того как ушли все, я говорю Пастырю: «Почему, господин, не окончено здание башни?» – «Не может оно, – говорит он, – окончиться прежде, нежели придет господин башни и испытает это строение, чтобы, если окажутся в нем некоторые камни негодными, заменить их, ибо по его воле строится эта башня»...

Через несколько дней пришли мы (Ерм и Пастырь) на то же самое место, где сидели прежде, и сказал он мне: «Пойдем к башне, ибо господин ее придет, чтобы испытать ее». И пришли мы к башне и никого другого не нашли, кроме дев; Пастырь спросил их: «Не прибыл ли господин этой башни?» И они отвечали, что он скоро придет осмотреть это здание. И вот, спустя немного времени, вижу я, что идет великое множество мужей и в середине их муж, высочайший ростом, так что он превышал; самую башню; вокруг него находились шесть мужей, которые распоряжались строением, и все те, которые строили эту башню, и, сверх того, еще очень многие славные мужи. Девы, охранявшие башню, поспешили к нему навстречу, облобызали его и стали ходить с ним вокруг башни. И он так внимательно осматривал строение, что испытал каждый камень: по каждому камню он ударял трижды тростью, которую держал в руке. Некоторые камни после ударов его сделались черны, как сажа; некоторые – шероховаты; другие – с трещинами; иные – коротки; некоторые ни черны, ни белы, другие – не ровны, и не подходили к прочим камням; иные покрылись очень многими пятнами. Так разнообразны были камни, найденные не годными для здания. Господин повелел вынести все их из башни и оставить возле нее, а на место их принести другие камни и положить. И спросили его строившие: с какой горы прикажет он принести камни и положить на место выброшенных? Он запретил приносить с гор, но велел носить с ближайшего поля. Взрыли поле, и нашли камни блестящие, квадратные, а некоторые и круглые. И все камни, сколько их было на этом поле, были принесены, и девами перенесены через дверь. Из них – квадратные были обтесаны и положены на место выброшенных, а круглые не употреблены в здание, потому что трудно и долго их было обсекать; но они положены были около башни, чтобы после обсечь их и употребить в здание, потому что они были очень блестящие. Окончив это, величественный муж – господин этой башни – призвал Пастыря и поручил ему обделать отложенные камни, и годные – употребить в здание; а сам удалился. Пастырь так и сделал; но, оказавшиеся и после того негодными, камни были отнесены туда, откуда взяты. Теперь уже не было около башни ни одного камня; и башня явилась без соединений, как бы выстроенной из одного камня или высеченной из одной скалы. Затем Пастырь также удалился, оставив Ерма с одними девами, и он всю ночь провел с ними в непрерывной молитве и псалмопениях. На следующий день пришел Пастырь и объяснил все Ерму по порядку, как тот его спрашивал.

«Прежде всего, господин, – говорю я, – объясни мне, что означают камень и дверь?» – «Камень и дверь, – сказал он, – это Сын Божий». – «Каким же образом, господин, – говорю я, – камень древний, а дверь новая?» – «Слушай, – говорит, – неразумный, и понимай».

Еще раз о лице Господа Иисуса Христа:

«Сын Божий древнее всякой твари, так что присутствовал на совете Отца Своего о создании твари. А дверь новая потому, что Он явился в последние дни, соделался новою дверью для того, чтобы желающие спастись – через нее вошли в Царствие Божие. Ты видел, говорит, что камни через дверь были пронесены в здание башни, а те, которые не пронесены через нее, были отвергнуты на свое место?» Я сказал: «Видел, господин». «Так, – говорит он, – никто не войдет в Царство Божие, если не примет имени Сына Божия. Ибо, если бы ты захотел войти в какой-либо город, а город этот окружен стеною и имеет одни только ворота, то не мог бы ты проникнуть в этот город иначе, как только через те ворота, которые он имеет». «Как же иначе может быть, господин?» – говорю я. «Итак, – говорит он, – как в этот город нельзя войти иначе, как только через ворота его, так и в Царствие Божие не может человек войти иначе, как только через имя Сына Божия возлюбленного. Видел ли ты, – спросил он, – множество, строящих башню?» «Видел, господин», – говорю я. «Все они, – сказал он, – славные Ангелы. Ими, как стеною, окружен Господь; дверь есть Сын Божий, Который есть единый доступ к Господу. Никто иначе не войдет к Нему, как только через Сына Его. Видел ли, говорит, тех шесть мужей и в середине их величественного и славного мужа, который ходил около башни и испытывал камни в здании?» «Видел, господин», – говорю я. «Тот величественный муж, – говорит он, – есть Сын Божий; а шесть мужей – славные Ангелы, справа и слева стоящие около Него. И из этих славных Ангелов никто без Него не взойдет к Богу. Итак, кто не примет Его имени, тот не войдет в Царство Божие».

«Что же означает, – спросил я, – башня?» «Это, – говорит он, – есть Церковь» «А кто, господин, эти девы?»

О Крещении:

«Это, говорит, святые духи. Человек не может войти в Царство Божие, если они не облекут его в свою одежду. Ибо никакой пользы не будет тебе, если примешь имя Сына Божия и, вместе, не примешь от них одежды».

Под девами в этой и следующих главах изображаются дары Святого Духа, т. е. христианские совершенства, в которые должен облечься верующий, по образу и благодати Христа. Потому они называются, также, духовными силами Сына Божия. Таким образом, Ерм ясно разграничивает два акта, или действия: прохождение через дверь и прохождение через руки дев, иначе говоря: принятие имени Сына – печати Сына Божия, и облечение силами дев; здесь можно видеть указание на второе Таинство, всегда совершавшееся вслед за крещением, – Миропомазание. Древние отцы Церкви рассматривали его в тесной связи с Крещением и обозначали оба эти действия одним общим именем Крещения, называя Крещение, в собственном смысле – крещением водою, а миропомазание – крещением Духом Святым.

«Эти девы суть силы Сына Божия; тщетно будешь носить имя Его, если не будешь носить и силы Его. Видел ли ты, – говорит он, – те камни, которые были отброшены? Это те, которые, хотя носили имя, но не облеклись в одежду дев». «Какая же одежда их, господин?» – сказал я. «Самые имена, говорит, означают одежду их. Всякий, кто носит имя Сына Божия, должен также носить и их имена, потому что Сам Сын носит имена этих дев. Из них суть четыре важнейшие: вера, воздержание, мощь, терпение. Потом следуют: простота, невинность, целомудрие, радость, правдивость, разумение, согласие и любовь. Те камни, которые, как ты видел, были передаваемы их руками и остались в здании, означают облеченных их силою. Потому-то ты видишь, что вся башня сделана, как бы, из одного камня. Так и те, которые уверовали в Господа через Сына Его, и облечены этими духовными силами, будут – один дух и одно тело, и будет один цвет одежд их; те, именно, достигнут того, чтобы быть помещенными в башню, которые будут носить имена этих дев». «Почему же, господин, – спросил я, – отброшены некоторые камни, тогда как и они были пронесены через дверь и переданы через руки дев в здание башни?» «Так как, – говорит он, – у тебя есть усердие все тщательно исследовать, то слушай и о тех камнях, которые были отброшены. Все они приняли имя Сына Божия и силу этих дев. Приняв эти дары Духа, они укрепились и были в числе рабов Божиих, и стали у них – один дух, одно тело и одна одежда, потому что они были единомысленны и делали правду. Но, спустя некоторое время, они увлеклись теми красивыми женщинами, которых ты видел одетыми в черную одежду, с обнаженными плечами и распущенными волосами, и которым Пастырь приказал взять отброшенные от здания камни и отнести их на горы, откуда они были принесены. Увидев их (тех женщин), они возымели желание к ним и облеклись их силою, а силу дев свергли с себя. Поэтому они изгнаны из дома Божия и преданы тем женщинам. Из них суть четыре важнейшие: вероломство, неумеренность, неверие, сластолюбие, а потом следуют: печаль, лукавство, похоть, гнев, ложь, неразумие, злоречие и ненависть. А, не соблазнившиеся красотою их, остались в дому Божием. Вот тебе, – говорит он, – значение камней отброшенных».

«Что, если, господин, – спросил я, – такие люди покаются, отринут пожелания тех женщин и, обратившись к девам, облекутся их силою, то войдут ли они в дом Божий?»

О Покаянии:

«Войдут, говорит, если отвергнут дела тех женщин и снова приобретут силу дев и будут ходить в делах их. Для того и сделана остановка в строении, чтобы они покаялись и вошли в здание башни; если же не покаются, то другие поступят на место их, а они будут отвержены навсегда».

Покаяние и прощение грехов человеку (которое у Ерма, также как у Климента и Игнатия Богоносца, сравнивается в своем значении с крещением и, знаменательно, называется «второю печатью, вторым покаянием, поливанием водою, вторым возрождением») есть, собственно, дело благодати Божией (Заповедь IV; Подобие VII); косвенное указание на посредничество церковной иерархии в примирении кающегося грешника с Богом, можно видеть у Ерма в его Ангеле покаяния, которого он также называет Пастырем, и который, в своих действиях, служит, как бы, олицетворением иерархии.

«Теперь, господин, – сказал я, – объясни мне, почему башня строится не на земле, но на камне и двери?» «Слушай, говорит, имя Сына Божия велико и неизмеримо и оно держит весь мир». «Если все творение держится Сыном Божиим, – сказал я, – то, как думаешь, поддерживает ли он тех, которые призваны Им, носят имя Его и ходят в Его заповедях?» «Видишь, говорит, что Он поддерживает тех, которые от всего сердца носят Его имя. Он сам служит для них основанием и с любовью держит их, потому что они не стыдятся носить Его имя».

«Кого, господин, означают, – сказал я, – те камни, которые из глубины взяты в здание?» «Первые десять, говорит, которые положены в основание, означают первый век (ветхозаветных праведников, т. e. 10 патриархов допотопных – Быт. 5); следующие двадцать пять – второй век мужей праведных; тридцать пять означают пророков, и служителей Господа; сорок же означают апостолов и учителей благовестия Сына Божия». «Почему же, господин, – сказал я, – девы подавали и эти камни в здание башни, пронеся их через дверь?» «Потому, говорит, что они первыми имели силы этих дев; и те, и другие не отступали: ни духовные силы – от людей, ни люди – от сил; но эти силы пребывали с ними до дня упокоения; и, если бы они не имели этих духовных сил, то не были бы годны для здания башни».

«Почему, – говорю я, – эти камни были извлечены из глубины и положены в здание башни, тогда как они уже имели этих духов?»

«Им было необходимо, говорит, пройти через воду (т. е. крещения), чтобы оживотвориться».

Здесь и далее, разумеется не Таинство Крещения в собственном смысле, которое соединено с погружением тела в воду, но таинственная сила Крещения, т. Е,. сообщаемые в нем, очищение от грехов и обновление духа. «Иначе не могли они войти в Царство Божие, как отложив мертвость прежней жизни. Посему, эти почившие, получили печать Сына Божия и вошли в Царство Божие. Ибо человек, до принятия имени Сына Божия, мертв; но, как скоро примет эту печать, он отлагает мертвость и воспринимает жизнь. Печать же эта – есть вода; в нее сходят люди мертвыми, а восходят из нее живыми; посему, и им проповедана была эта печать, и они воспользовались ею для того, чтобы войти в Царство Божие». «Почему же, господин, – сказал я, – вместе с ними взяты из глубины и те сорок камней, которые уже имели эту печать?» «Потому, говорит, что эти апостолы и учители, проповедовавшие имя Сына Божия, скончавшись с верою в Него, и с силою, проповедовали Его – и, прежде почившим, и сами дали им эту печать; они вместе с ними нисходили в воду и с ними опять восходили. Но они нисходили живыми; а те, которые почили прежде них, нисходили мертвыми, а вышли живыми. Через апостолов они восприняли жизнь. И познали имя Сына Божия, и потому взяты вместе с ними и положены в здание башни; они употреблены в строение не обсеченными, потому что скончались в праведности и чистоте, только не имели этой печати. Вот тебе объяснение этих камней».

Наконец, двенадцать гор, по объяснению Пастыря, означают двенадцать народов мира, среди которых проповедан был Сын Божий посланниками Его: эти народы различаются не по своему происхождению, но по внутренним свойствам, и представляют различные классы уверовавших по их добродетелям и порокам.

На вопрос Ерма: «Когда эти горы так различны, то каким образом камни от них, будучи положены в здание башни, сделались одноцветными и блестящими, как и камни, взятые из глубины?» – Пастырь ответил: «Потому, что все народы под небом, услышав проповедь, уверовали и нареклись одним именем Сына Божия; посему, приняв печать Его, все они получили один дух и один разум, и стала у них одна вера и одна любовь, и, вместе с именем Его, они облеклись духовными силами дев. Потому-то здание башни сделалось одноцветным и сияющим, подобно солнцу».

Камни же, взятые взамен отвергнутых горных камней и выкопанные с ближайшего поля, суть отроги белой горы, которая означает верующих, сохранивших детскую простоту и невинность: к ним относятся новообращенные, только что уверовавшие, и те, которые еще уверуют, прежде совершенства, Церкви. К этому предстоящему совершенству члены настоящей Церкви должны приготовляться в простоте, мире и покаянии, пока еще строится башня. Таинственная старица обращается ко всем, вообще, верующим и, в частности, к предстоятелям Церкви с такими словами:

«Послушайте меня, дети: я воспитала вас в великой простоте, невинности и целомудрии по милосердию Господа, Который излил на вас правду, чтобы вы оправдались и очистились от всякого беззакония и неправды; вы же не хотите отстать от неправд ваших. Итак, теперь послушайтесь меня, имейте мир между собою, надзирайте друг за другом, поддерживайте себя взаимно и не пользуйтесь одни творениями Божиими, но щедро раздавайте нуждающимся. Некоторые, от многих яств, причиняют слабость своей плоти и истощают плоть свою. А у других, не имеющих пропитания, также истощается плоть от того, что не имеют достаточной пищи; и гибнут тела их. Такое невоздержание вредно для вас, – которые, имеете и не делитесь с нуждающимися. Подумайте о грядущем Суде. Вы, которые превосходите других (богатством), отыскивайте алчущих, пока еще не окончена башня. Ибо после, когда окончится башня, пожелаете благотворить, но не будете иметь места. Итак, смотрите вы, гордящиеся своими богатствами, чтобы не восстенали, терпящие нужду (ср. Иак. 5:4), и стон их взойдет к Господу, и (вы) исключены будете со своими сокровищами за двери башни. Вам теперь говорю, которые начальствуете в Церкви и председательствуете: не будьте подобны злодеям. Злодеи, по крайней мере, яд свой носят в сосудах, а вы, отраву свою и яд, держите в сердце: не хотите очистить сердец ваших, и чистым сердцем сойтись в единомыслии, чтобы иметь милость от великого Царя. Смотрите, дети, чтобы такие разделения ваши не лишили вас жизни (т. е. духовной и вечной); как хотите вы воспитывать избранных Божиих, когда сами не имеете научения? Поэтому, вразумляйте себя взаимно и будьте в мире между собою, чтобы и я, радостно предстоя пред Отцом вашим, могла отдать отчет за вас Господу».

Святой Игнатий Богоносец

Святой Игнатий Богоносец (θεοφόρος, т. е. носящий в своем сердце Распятого, – Посл. к Ефес. гл. XIX), епископ Антиохийский, родом был, вероятно, сириец. Будучи, по характеристике Иоанна Златоуста, «общником апостолов и в речах, и в неизреченном», святой Игнатий был, преимущественно, учеником Иоанна Богослова, а по смерти Еводия – вторым, со времени основания, епископом Антиохийской Церкви. Управляя около сорока лет этой Церковью, он, по словам Златоуста, был «образцом добродетелей, просвещал свою паству изъяснением Священного Писания» и, как свидетельствует церковный историк Сократ (V в.), способствовал благоустройству богослужения учреждением антифонного (поклиросного) пения. Во время Домицианова гонения, святой пастырь «кормилом молитвы и поста, неутомимостью в учении, ревностью духа противодействовал волнению, чтобы не потонул кто-либо из малодушных или неопытных» (Acta Mart.), выказывая со своей стороны полную готовность принять мученический венец. Желание это, к его искренней радости, скоро исполнилось: по определению императора Траяна, прибывшего в Антиохию по случаю похода против парфян (в 107 г. или, быть может, следует читать в упомянутых Актах –117 г., что согласуется со свидетельством языческих писателей о времени прибытия Траяна впервые в Антиохию в 115 г.), святой Игнатий в оковах был отвезен на корабле в Рим и там предан на съедение зверям в цирке.

Послания святого Игнатия Богоносца

Святому Игнатию, несомненно, принадлежат следующие семь Посланий, записанных им к христианам тех Церквей, представители которых приветствовали его на пути в Рим к мученичеству, а именно: к ефесянам, магнезианам, траллианам, римлянам, филадельфийцам, смирнянам и епископу их Поликарпу.

Послания Игнатия на греческом языке существуют в двояком виде – кратком и распространенном. Из этих двух редакций подлинной признается именно краткая, а пространные Послания составляют уже перифраз кратких и относятся к VI веку (в первый раз они приводятся Стефаном Гобаром, монофизитским писателем VI в. – см. у Фотия in Bibl. cod.). Послания Игнатия Богоносца известны, также, в переводах – древнелатинском и армянском, который восходит к V веку и, в свою очередь, сделан с еще более древнего сирского перевода.

Подлинность Посланий доказывается следующими свидетельствами. В мученических Актах святого Игнатия говорится, что он писал свои благодарственные Послания Церквам, встретившим и приветствовавшим его, через своих предстоятелей, а в конце Актов, непосредственно, приводится его Послание к римлянам. Святой Поликарп, современник и друг Игнатия, к которому он писал одно из Посланий, в своем Послании к филиппийцам говорит, что он собрал все Послания святого Игнатия, какие мог найти, и переслал их филиппийцам, согласно их желанию. Ученик Поликарпа святой Ириней Лионский свидетельствует об осуждении Игнатия на съедение зверям и приводит его слова из Послания к римлянам: «Я пшеница Божия, и пусть измелют меня зубы зверей, чтобы стать мне чистым хлебом Христовым» (Adu. haer. I. V). Ориген также приводит одно место из Послания Игнатия к ефесянам: «От князя этого века было сокрыто девство Марии» (гл. XIX – Hom. VI in Luc.) и другое – из Послания к римлянам: «Любовь моя распялась» (гл. VII – Prolog, in Cantic. Canticor.). Наконец, Евсевий, в своей церковной Истории, приписывает эти Послания, именно, Игнатию Богоносцу и делает извлечения из Посланий к римлянам и смирнянам. На них также ссылаются: из древних – блаженный Иероним, Афанасий Великий, Иоанн Златоуст и Феодорит, приписывая их прямо святому Игнатию, и приводя из них места в таком же точно виде, как мы читаем (а именно – в краткой редакции).

По содержанию своему, Послания святого Игнатия, исключая Послание к римлянам, которое все состоит из увещаний не препятствовать его мученичеству, в сущности, весьма сходны, «выражая, как говорит о них святой Поликарп, веру, терпение и всякое назидание в Господе нашем» (цит. из Евсевия Н. Е. I. III). В них, кроме приветствий и прошений об Антиохийской Церкви, простым, но весьма воодушевленным и, так сказать, стремительным языком чувства, излагается учение: 1) о вере в истинное божество и Человечество Иисуса Христа; 2) о необходимости подчинения иерархической власти (та и другая мысли направлены против, современных ему, еретиков и соединяются в одной его общей мысли); 3) о сохранении единения церковного в Духе веры и взаимной любви.

Извлечения из Посланий святого Игнатия Богоносца

О лице Искупителя – Богочеловека:

В отражение ереси эвионитов, считавших Иисуса Христа простым человеком, святой Игнатий Богоносец изображает Божество Его со всей ясностью.

Господь наш Иисус Христос был прежде век у Отца и, наконец, явился видимо (Посл. к магнез. гл. VI); Он есть вечное Слово Отца, происшедшее не из молчания (т. е. рождается не из молчания: не следует после молчания, подобно слову человеческому, но вечно и безвременно; – там же гл. VIII). Он Сын Божий и Бог (Посл. к магнез. гл. VIII; к ефес. гл. XV и XVIII), Бог во плоти, телесный и духовный, рожденный и не рожденный, в смерти – истинная жизнь, от Марии и от Бога, сперва – подверженный, а потом – не подверженный страданию (там же гл. VII); через Него открылся нам Сам Бог Отец (Посл. к магнез. гл. VІII).

В обличение ереси докетов, не признававших действительности Воплощения Сына Божия, святой Игнатий доказывает человеческую природу Иисуса Христа и ее действия. В различных видах повторяет он часто и торжественно:

Иисус Христос, Господь и Бог наш, воплотился истинно; Он, по человечеству, носим был во чреве Пресвятой Девы Марии; Он соделался видимым и осязаемым, будучи невидим и неосязаем; Он, как человек, истинно, родился, ел и пил, крестился от Иоанна, чтобы исполнить всякую правду (Мф. 3:15); и, также, чтобы Своим страданием очистить и воду; истинно был за нас плотию распят при Понтии Пилате и Ироде четверовластнике и умер на виду небесных, земных и преисподних, принеся Самого Себя в приношение и жертву Богу (Еф. 5:2), также, как истинно во плоти воскрес из мертвых, чтобы через Воскресение на веки воздвигнуть знамение для святых и верных Своих, как между иудеями, так и язычниками, совокупленных в одном теле Церкви Своей (Посл. к смирн, гл. І-V; к тралл. гл. ІХ-Х; к ефес. гл. X и XVIII; к Поликарпу гл. III; ср. Ириней Adu. haer. I. III). А, если иные, как некоторые безбожники, т. е. неверующие, говорят, что Он страдал только призрачно – сами они призрак – то зачем же я в узах? Зачем я пламенно желаю бороться со зверями? Значит, я напрасно умираю? Значит, я говорю ложь о Господе? Нет, кто подле меча – тот подле Бога, кто посреди зверей – посреди Бога: только бы (это было) во имя Иисуса Христа. Чтобы участвовать в Его страданиях, я терплю все это, и Он укрепляет меня, потому что соделался человеком совершенным (Посл. к тралл. гл. X; к смирн. гл. II и IV).

О трех Лицах Божества:

Далее, излагая учение о личности Иисуса Христа в полемике против эвионитов и докетов, святой Игнатий в кратких, но ясных словах показывает троичность Лиц Божеских и отношение Их к делу спасения людей.

Старайтесь утвердиться в учении Господа и апостолов, чтобы во всем, что делаете, благоуспевать плотью и духом, верою и любовью, в Сыне, и в Отце, и в Духе, в начале и в конце; ибо вера – начало, а любовь – конец жизни, обе же – в соединении суть (дело) Божие. Все прочее, относящееся к добродетели, от них происходит; (и еще): вера есть плоть Господа, а любовь – кровь Его...

Вы – истинные камни храма Отчего, уготованные в здание Бога Отца; вы возноситесь на высоту орудием Иисуса Христа, т. е. Крестом, посредством верви Святого Духа; вера ваша влечет вас на высоту, а любовь служит путем, возводящим к Богу. Потому – все вы спутники друг другу, Богоносцы и храмоносцы, Христоносцы, святоносцы, во всем украшенные заповедями Иисуса Христа (Посл. к магн, гл. XIII; к ефес. гл. IX и ХIV; к тралл. гл. VIІІ).

О цели Воплощения Сына Божия:

Святой Игнатий объясняет и цель Воплощения Сына Божия, совместившего в Себе два естества при единстве Лица.

Он (Иисус Христос) все претерпел ради нас, чтобы мы спаслись, и пострадал истинно, как истинно и воскресил Себя, и, наконец, явится во славе судить живых и мертвых; Он единственный врач (для заблуждающихся) и без Него мы не имеем истинной жизни; Он – Дверь к Отцу, которой входят Авраам, Исаак и Иаков, Пророки и апостолы и Церковь (Посл. к смирн. гл. XI; к Поликарпу гл. III; к ефес. гл. VII; к тралл. гл. IX; к филад. Гл. IX).

Таким образом, можно сказать, что в этих высказываниях святого Игнатия Богоносца ясно видны уже некоторые начальные черты Символа веры.

О Церкви и церковной иерархии:

Предписывая покоряться Святой Церкви, святой Игнатий, естественно, объясняет полное значение Церкви Христовой, и союз с нею ставит необходимым условием спасения. Учреждение церковной иерархии он признает делом не человеческим, а Божиим, – «определением Господа Иисуса Христа и Святого Духа» (Посл. к филад.; к магн. гл. III), а целью ее учреждения – именно, «всецелое освящение людей». Можно сказать, что на лица церковной иерархии он смотрит, как на посредников – хотя и только служебных – между Богом и людьми, в раздаянии – одним и получении – другими даров благодати, как на орудия или органы освящения для всех и во всех отношениях (см. Посл. к Поликарпу, гл. I; к ефес. гл. II), показывая три степени иерархии: степень епископа, как представителя Самого Господа, пресвитеров, как представителей собора апостолов, и диаконов, как служителей Таинств.

Убеждаю вас, старайтесь делать все в единомыслии Божием, так как епископ председательствует на месте Бога, пресвитеры занимают место собора апостолов, а диаконам, сладчайшим мне, вверено служение Иисуса Христа (Посл. к магн. гл. VI; к тралл. гл. II-III; к смирн. гл. VIII; к филад. гл. VII). Как Господь без Отца, по Своему единению с Ним, ничего не делал – ни Сам Собою, ни через апостолов; так и вы ничего не делайте без епископа и пресвитеров. Не думайте, чтобы вышло что-либо похвальное у вас, если будете делать это сами по себе (т. е. без епископа и пресвитеров, в отдельных собраниях); но в общем собрании, да будет у вас одна молитва, одно прошение, один ум, одна надежда в любви и радости непорочной. Один Иисус Христос, и лучше Его нет ничего. Поэтому, все вы составляйте из себя, как бы, один храм Божий, как бы, один жертвенник, как бы, одного Иисуса Христа, никто да не обольщается! – кто не внутри жертвенника, тот лишает себя хлеба Божия. Если молитва двоих (Мф. 18:19) имеет великую силу, то насколько сильнее молитва епископа и целой Церкви? Потому, кто не ходит в общее собрание, тот уже возгордился, и сам осудил себя; ибо написано: Бог гордым противится (Иак. 4:6; 1Пет. 5:5). Не обольщайтесь, братья мои, кто следует за вводящим раскол, тот не наследует Царствия Божия. Кто держится чуждого учения, тот не сочувствует страданию (Христову). Бегайте же разделений, как начала зол (Посл. к магн. гл. VII; к ефес. гл. V; к филад. гл. III; к смирн. гл. VII; срав. Посл. Поликарпа гл. III, VI VII, X; Климент Римский: 1 Посл. к коринф. XLVI; Ириней Adu. haer. IV 33; Ориген in Lev. hom. 4; Пост. апостолов I. VII).

Без епископа никто не делай ничего, относящегося к Церкви. Не позволительно без епископа ни крестить, ни совершать вечерю любви; напротив, что он одобрит, то и Богу приятно, чтобы всякое дело было твердо и несомненно. Где будет епископ, там должен быть и народ, так же, как – где Иисус Христос, там и Кафолическая Церковь. Без них же (епископов, пресвитеров и диаконов) нет Церкви. Составляйте же из себя все до одного – хор, чтобы, согласно настроенные, в единомыслии, дружно начав песнь Богу, вы единогласно пели ее Отцу через Иисуса Христа, дабы Он услышал вас и, по добрым делам вашим, признал вас членами Своего Сына (Посл. к смирн, гл. VІII-ІХ; к тралл. гл. III – XI; к ефес. гл. IV).

Заметим, что святой Игнатий Богоносец считает несомненными признаками истинной Церкви: в качестве внутреннего – пребывание в Церкви Христа Спасителя, как объединяющего средоточия, или Главы ее, в качестве внешнего – пребывание в ней епископов, при теснейшем взаимном единении – телесном и духовном – иерархии и паствы; он, первым из святых отцов, употребляет название Церкви – Кафолическая или Вселенская (Кафолическою Церковь неоднократно названа и в «Окружном Послании Смирнской Церкви» о мученичестве святого Поликарпа).

О Таинстве Евхаристии:

В связи с учением об иерархии, святой Игнатий в ясных чертах излагает учение о Таинствах и, прежде всего, о Святой Евхаристии. Учение это направлено, в частности, против тех же докетов, которые, отвергая во Христе истинное человечество, логически должны были дойти, и доходили до того, что отвергали Евхаристию, как ни для чего ненужную.

Они удаляются от Евхаристии и молитвы потому, что не признают, что Евхаристия есть Плоть Спасителя нашего Иисуса Христа, которая пострадала за наши грехи, но которую Отец воскресил по Своей благости. Таким образом, отметая дар Божий, они умирают в своих прениях. Им надлежало бы держаться любви (άγαπάν – т. е. участвовать в Евхаристии), чтобы воскреснуть. Нет для меня сладости в пище тленной, ни в удовольствиях этой жизни. Хлеба Божия желаю, Хлеба небесного, Хлеба жизни, который есть плоть Иисуса Христа Сына Божия, родившегося в последнее время от семени Давида и Авраама. И пития Божия желаю – Крови Его, которая есть любовь нетленная и жизнь вечная.

Так ясно и сильно святой Игнатий свидетельствует о веровании древней Вселенской Церкви в действительное присутствие истинного Тела и истинной Крови Христовых в Евхаристии!

Старайтесь иметь одну Евхаристию, ибо одна Плоть Господа нашего Иисуса Христа и одна чаша в единении Крови Его, один жертвенник, как и один епископ с пресвитерством и диаконами, сослужителями моими. И только та Евхаристия должна считаться истинною, которая совершается епископом или тем, кому он сам предоставит это... Итак, старайтесь чаще собираться для Евхаристии и славословия Бога в совершенном единомыслии, преломляя один хлеб – это врачевство бессмертия, не только предохраняющее от смерти, но и дарующее вечную жизнь (по другому переводу: жить через все – ζην διά παντός, или – жить всем составом человека, не только душою, но и телом) в Иисусе Христе; а кто не внутри жертвенника, тот лишает себя хлеба Божия (к Посл. к смирн. гл. VІІ-VІІІ; римл. гл. VII; к филад. гл. IV; к ефес. гл. V, XIII, XX).

О Таинстве Покаяния:

(Неверующим и заблуждающимся) есть надежда покаяния, чтобы прийти к Богу. И те, которые, покаявшись, придут в единение Церкви, так же будут Божии, дабы жить сообразно Иисусу Христу; ибо, всем кающимся, Господь прощает, если они возвращаются к единению Божию и к собору епископов. Верую благодати Иисуса Христа, что Он разрешит вас от всяких уз.

Посредничество иерархии, как условие для действенности покаяния, для низведения на кающегося грешника благодати Божией, с необходимостью вытекает не только из приведенного места, но и из всего содержания Посланий святого Игнатия и, вообще, из его учения о церковной иерархии (см. Посл. к ефес. гл. X; к филад. гл. III и VIII; к смирн. гл. V и IX; ср. Посл. Поликарпа гл. XI).

О Таинстве Брака:

Относительно Таинства Брака, наряду с девственной и супружеской жизнью, святой Игнатий преподает пастырские наставления в Послании к Поликарпу, которое от начала до конца есть пастырское наставление, особенно посвященное обязанностям епископа и паствы.

Сестрам моим внушай, чтобы они любили Господа и были довольны своими сожителями по плоти и по духу. Равным образом, и братьям моим заповедуй именем Иисуса Христа, чтобы они любили сожительниц своих как Господь Церковь (Еф. 5:25). Кто может в честь Господа плоти (по другому чтению – в честь плоти Господней) пребывать в чистоте, пусть пребывает без тщеславия. А те, которые женятся и выходят замуж, должны вступать в союз с согласия епископа, чтобы брак был о Господе, а не по похоти. Пусть все будет во славу Божию (гл. V).

Следует отметить, что и второй брак мужи апостольские не считали грехом (ср. Посл. Поликарпа гл. IV; Пастырь Ерма Зап. 4).

Святитель Поликарп Смирнский

Ряд мужей апостольских достойно завершается святым Поликарпом, епископом Смирнским. Подобно своему современнику и, вместе, другу – Игнатию Богоносцу, Поликарп был научен вере Христовой самими апостолами; преимущественно же, он был учеником Иоанна Богослова, который потом и поставил его после святого Вукола в епископы города Смирны (Ириней Adu. haer. I. III; Иероним De vir. Illustr. и др.). Ревность его к вере Христовой самым ясным образом выражалась, с одной стороны – глубоким отвращением от всякого еретика, с другой – неусыпной заботливостью об утверждении согласия между верными. Так, уже в старости (в царствование Антонина благочестивого, около 160 г.) Смирнский епископ предпринял путешествие в Рим для совещания с Римским епископом Аникитою о некоторых делах церковных и, преимущественно, о времени празднования Пасхи.

Относительно последнего, следует пояснить, что некоторые восточные Церкви и, между ними – Малоазийские, по примеру евреев, праздновали христианскую Пасху в 14 число мартовской луны (нисана), в какой бы день недели она ни приходилась, и с этого числа прекращали пост, совершая торжество в воспоминание крестной смерти Спасителя, и называя то – Пасхою крестною, а затем, через день, праздновали Пасху Воскресения, но опять, в какой бы день недели она ни приходилась. Большинство других Церквей, как выражается Евсевий, – «во всей вселенной» (кн. V гл. 23), держались другого обычая, а именно: совершали воспоминание страданий и смерти Спасителя в первую пятницу после 14 числа нисана; а, собственно, Пасху Христову, или годичную память Воскресения Христова, – в первый, за тем, воскресный день (после весеннего равноденствия и мартовского полнолуния) и, лишь с этого дня, прекращали пост. Таким образом, в одних Церквах Пасха праздновалась по числам, и, по этой причине, естественно, не совпадала с недельным празднованием воскресного дня, в других – напротив, по дням, отчего приходилась на тот же день, в который, среди недели, праздновалось Воскресение Христово. Как те, так и другие находили основание в предании: Малоазийские ссылались на апостолов Филиппа и Иоанна Богослова, Римская и другие – на апостола Павла. Несмотря на взаимные совещания епископов, посредством посланий, и соборные определения (например Лаодикийским, около 170 г.), чтобы «праздновать Таинство Воскресения Господня из мертвых не иначе, как в день воскресный и в этот, именно, день прекращать пост», разногласия эти продолжалось до самого I Вселенского Собора.

Святой Поликарп жил долго – около 86 лет, из них более 60 лет он управлял Смирнской паствой, а, по кончине святого Игнатия Богоносца, по словам блаженного Иеронима, оставался «вождем всей Азии» (Иероним, там же). Свою славную жизнь святой Поликарп окончил славной мученической смертью – он был сожжен на костре в 167 г. в царствование римского императора Марка Аврелия.

Послание святителя Поликарпа

Ириней Лионский свидетельствует, что святитель Поликарп написал много посланий к целым Церквам и отдельным лицам; но до нас дошло только одно его Послание к филиппийцам, о котором, как принадлежащем, именно, Поликарпу, неоднократно упоминают тот же Ириней, а также Евсевий, делая из него выписки, и блаженный Иероним. Последний замечает, что в его время оно было читаемо в Малоазийских Церквах при богослужении. Послание отличается совершенно ровным и спокойным тоном изложения и состоит из 14-ти глав, из которых только первые 9 сохранились в греческом подлиннике, а остальные 5 известны в древнем латинском переводе. Содержание Послания следующее: отдав должную хвалу вере и благочестию филиппийцев (просивших его собрать и прислать им все Послания Игнатия Богоносца), святой Поликарп преподает им ряд христианских наставлений, причем, обращаясь к разным сословиям и возрастам и, внушая каждому из них точное исполнение своих обязанностей, более же всего предостерегая их от ересей и расколов. О достоинстве Послания к филиппийцам, ученик Поликарпа Ириней, дает такой отзыв: «Желающие и пекущиеся о своем спасении, могут узнать из него характер веры (Поликарпа) и его проповедь истины».

Извлечения из Послания святителя Поликарпа

Послание святого Поликарпа, по сравнению с Посланиями святого Игнатия Богоносца, представляется, возможно, менее насыщенным, именно, богословскими высказываниями – святой Поликарп исповедовал Христа Спасителя всей своей жизнью и мученической смертью. Для него, как и для всех мужей апостольских, характерно искреннее и горячее исповедание своей веры. Приведем несколько частных пунктов учения, какие мы можем найти в Послании святого Поликарпа. При этом, параллельно, укажем на подобные мнения других мужей апостольских.

О Божестве и человечестве Христа Спасителя (против гностиков)

Иисус Христос есть истинный Богочеловек, так как Он, с одной стороны – вечный Сын Божий, с другой – пришел в человеческой плоти. Гл. VII и XII. Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа и Сам вечный Первосвященник Сын Божий Иисус Христос, да утвердит вас в вере и истине, во всякой кротости и незлобии, терпении и великодушии, воздержании и целомудрии и да даст вам жребий и часть среди Своих святых. Всякий, кто не признает, что Иисус Христос пришел во плоти, есть антихрист (1Ин. 4:3). Кто не признает свидетельства крестного, тот от диавола; и кто слова Господни будет толковать по собственным похотям и говорить, что нет ни воскресения, ни суда, тот первенец сатаны.

О значении искупительной или примирительной смерти Его

Гл. I и VIII. Вы спасены благодатью, не делами (Еф. 2:8–9), но по воле Божией через Иисуса Христа, Который претерпел за грехи наши самую смерть, но Бог воскресил Его, расторгнув узы ада (Деян. 2:24). Будем непрестанно пребывать в нашей надежде и залоге правды нашей – Иисусе Христе, Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его. Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо (1Пет. 2:22, 1Пет. 2:24); и Который все претерпел ради нас, чтобы нам жить в Нем. Будем подражателями Его терпения; и, если будем страдать за имя Его – прославим Его. Ибо такой образ Он представил нам в Самом Себе, и мы уверовали этому.

О воскресении мертвых, будущем суде и воздаянии праведным и грешным

Гл. II и VI. Веруйте в Того, Который воскресил из мертвых Господа нашего Иисуса Христа и даровал Ему славу (1Пет. 1:21) и престол, одесную Себя, – Которому (Иисусу Христу) все покорено – небесное и земное, Которому, все дышащее, служит, Который придет Судией живых и мертвых и, Которого кровь взыщет Бог от, неверующих Ему. Воскресивший же Его из мертвых, воскресит и нас, если будем исполнять волю Его, поступать по заповедям Его и любить то, что Он любит. Ибо все мы находимся пред очами Господа и Бога; каждый из нас должен предстать пред судище Христово, и каждый за себя дать отчет (Рим. 14:10; Рим. 14:12).

О том же писал и Игнатий Богоносец: «Отец, воскресивший Его (Христа) из мертвых, подобным образом воскресит и нас, верующих в Иисуса Христа, ибо без Него мы не имеем истинной жизни» (Посл. к тралл. гл. IX; к еф. гл. IX; к магн. гл. IX). Залогом истинности нашего воскресения, по мысли святого Игнатия, служат, с одной стороны – воскресение Христа Спасителя, а с другой, как мы также видели выше, – именно, вкушение животворящих Тела и Крови Христовых в Евхаристии (см., особенно, Посл. к еф. гл. XX).

Мы должны поступать, согласно с истиною Господа, Который соделался служителем всех, от Которого, если угодим Ему в нынешнем веке, получим и будущий, так как Он обещал нам, что воскресит нас из мертвых, и что, если будем жить достойно Его и в Него веровать, то будем и царствовать с Ним. Будьте уверены, что все они (апостолы и святые мученики) не вотще (тщетно, напрасно) подвизались, но – в вере и правде, и пребывают в подобающем им месте у Господа, с Которым и страдали (гл. V, IX, ХІ-ХІІ; см. также о мученичестве св. Поликарпа п.19).

Подобным же образом говорил о себе самом и Игнатий Богоносец: «Его (Христа) ищу, за нас умершего, Его желаю, за нас воскресшего. Не препятствуйте мне жить, но желайте мне умереть. Хочу быть Божиим: не отдавайте меня миру. Пустите меня к чистому свету – явившись туда, буду человеком Божиим. Моя любовь распялась и нет во мне огня, любящего вещество, но вода живая (т. е. благодать Святого Духа), говорящая во мне и взывающая мне изнутри: иди к Отцу» (Посл. к римл. гл. VI–VII).

У Климента Римского читаем: «Усовершившиеся в любви, по благодати Божией, находятся в месте благочестивых: они откроются с пришествием Царства Христова. Это обещание блаженства относится к тем, которые избраны Богом через Иисуса Христа Господа нашего» (1 Посл. гл. 50). Еще: «Знайте, братья, что странствование плоти нашей в мире этом мало и кратковременно, а обещание Христово велико и дивно, именно: покой будущего Царства и вечной жизни» (2 Посл. гл. V; ср. Варнава Посл. гл. XXI; Ерм Пастырь Видение III, Подобие V; Пост. апостолов I. VIII; Киприан Ерр. 15 и 26; De mortalitate; Дионисий Ал. у Евсевия Н. E. VI. 42; о лионских мучениках – у него же).

И еще поучает Святой Игнатий Богоносец: «Если кто злым учением растлевает веру Божию, за которую Иисус Христос распят, такой человек, как скверный, пойдет в неугасимый огонь, равно как и тот, кто его слушает» (Посл. к еф. гл. XVI; ср. Варнава гл. XXI; Ерм Подобие IV; Климент II Посл. гл. VII).

О почитании святых и самых мощей их:

Упоминания о почитании святых и самых мощей их в древнехристианской Церкви уже встречаются в сочинениях мужей апостольских и в Актах их мученичества. В «Окружном Послании Смирнской Церкви» о мученичестве святого Поликарпа даются свидетельства: о почитании мучеников «как учеников и подражателей Господа» и самых останков их; причем, ежегодно праздновались дни кончины мучеников как «дни рождения их для будущей жизни» (ср. I Посл. Климента гл. LVI).

(Из древних отцов и писателей учение о призывании и почитании святых раскрывали: Ириней, Тертуллиан, Киприан, Ориген. Ириней и Тертуллиан называли Пресвятую Деву Марию заступницей Евы. Киприан высказывался, что, отошедшие из этой жизни, прежде других должны молить милосердого Отца об оставшихся братьях и сестрах. Ориген, в молитве к Иову, сам просил его ходатайства перед Богом; он же говорил и о почитании Ангелов, хотя не таком, какое воздается Богу; также об этом есть свидетельства и Иустина мученика. Также и в сочинении отступника Юлиана (правда, опровергаемом Кириллом Александрийским), из уст самого врага Церкви Христовой слышится заявление о почитании святых мощей еще в I веке христианства.

Общее значение свидетельств мужей апостольских для канона Священного Писания

В заключение заметим, что свидетельствами мужей апостольских, вполне подтверждается вера Церкви того времени, прежде всего, в богодухновенность священных книг Ветхого и Нового Завета, и в подлинность наибольшей части новозаветного канона, когда образовалось в Церкви первое, еще не полное, и в разных местных Церквах различное по составу, но общепризнанное по значению, собрание наших священных новозаветных книг.

Отметим, что у апостола Варнавы и святого Климента Римского встречаются более или менее ясные следы употребления, по крайней мере, двух наших Евангелий – Матфея и Луки. У святого Игнатия Богоносца и Поликарпа присутствуют уже более частые выдержки из Евангелий, притом, как из первых трех, так и из четвертого (у Игнатия – даже сопоставление всех четырех Евангелий с «Законом и Пророками» – употребительным в древности общим наименованием состава ветхозаветных священных книг; см. свидетельства Папия Иерапольского о Евангелиях Матфея и Марка – по Евсевию Церк. Ист. кн. III, гл. 39). Затем у Климента, Игнатия и Поликарпа находятся указания на 10 Посланий апостола Павла (т. е. на все Послания, написанные непосредственно к христианским обществам и Церквам) и три соборных Послания – Иакова, 1-е Петра и 1-е Иоанна Богослова – хотя, и за исключением нескольких случаев, в виде общих и безымянных заимствований или ссылок на них. Климент знал, также, о Послании апостола Павла к евреям (Евсевий Церк. Ист. кн. III гл. 38); ср. свидетельства Папия о Посланиях: 1-ом Иоанна Богослова и 1-ом Петра (там же, 39), и даже об Апокалипсисе, который он признавал «за подлинное и богодухновенное писание» (см. Толкование на Апокалипсис Андрея, архиепископа Кесарийско-Каппадокийского). Что касается святого Ерма, то здесь можно сказать, что в его книге «Пастырь» следы заимствований из Евангелий так неясны и неопределенны, что почти невозможно доказать действительность этих заимствований, именно, из наших Евангелий, а не вообще из Предания.

То же можно сказать о непреложности свидетельств мужей апостольских о вере древней Церкви во все существенные догматы христианства: троичность Лиц Бога, Божество и человечество Сына Божия, Его Воплощение от Святого Духа и Пресвятой Девы Марии, Искупление Им рода человеческого от первородного греха; далее – божественное установление спасительных Таинств и церковной иерархии с ее тремя степенями; и, наконец, – воскресение мертвых, второе пришествие Христово для всеобщего суда и вечную жизнь. Все эти верования и учреждения составляют основание и необходимую принадлежность Церкви Православной. Таким образом, в писаниях мужей апостольских находятся твердые и непреложные доказательства, как истинности и божественного происхождения христианства вообще, так, равно, истинности, святости и апостольского происхождения Православной Церкви с ее учением и постановлениями. Так, и сами писания мужей апостольских приобретают для нас великую историко-догматическую важность и неоценимое достоинство.

* * *

1

Именно св. Ириней говорит так: «Вид креста имеет пять концов – два по длине, два по ширине и один в середине, на который опирается пригвожденный».

2

Этой части стиха нет ни в одном тексте 3-ей книги Ездры, так же, как нет нигде и в канонических книгах Священного Писания. Взята ли она из какого-нибудь другого апокрифа или существовала в древнем чтении текста 3-ей книги Ездры, определить невозможно.

3

Здесь нельзя не отметить мнения Варнавы о шеститысячелетнем существовании мира и, в связи с этим, и о тысячелетнем царстве Христа на земле; но оно у него, по крайней мере, чуждо земных, чувственных удовольствий, какие впоследствии явились у хилиазма.

4

Под именем епископов у св. Климента подразумеваются также и, так называемые, пресвитеры, поставляемые ими (епископами) для совершения священнодействий, и разделяющие с ними дело пасения стада Христова (которым для этого «от Бога даруется благодать» – гл. XXX). Ниже Климент, говоря о тех же пастырях Церкви, называет и их пресвитерами (гл. XLIV и др.). С другой стороны, Климент совершенно ясно отличает от пресвитеров предстоятелей (προηγουμένοι) (гл. XXI).

5

Участие народа в доставлении епископов и других священнослужителей (причем, само поставление принадлежало апостолам и их преемникам) выражено здесь словом – «одобрение» (см. также Киприан Ерр. 47 и 56; Ориген Hom. in Leu.).

6

Под учителями некоторые разумели пресвитеров, составляющих вторую степень священства; но, на основании параллельных мест, правильнее относить это к особенному званию христианских учителей (ср. Посл. Варнавы гл. І), о котором упоминается в «Климентинах» (Ер. Petri; Cons. Jac.; Ep. Clem.) и у Тертуллиана. Последний (Praescr. haer.) пишет: «Что же, если епископ, или диакон, или вдова, или дева, или учитель, или, даже, мученик уклонится от правила веры?» Должность учителя или катехизатора существовала особо от пресвитерской, как видно из истории александрийского катехизического училища; чин же пресвитера означал у Ерма общее имя епископов.


Источник: Святоотеческая хрестоматия / [Сост. протоиер. Н. Благоразумов]. - М. : Круг чтения, 2001. - 687 с. : ил., портр.; 25 см.; ISBN 5-93950-006-4

Комментарии для сайта Cackle