Величие Пречистой Девы Богородицы

СЛОВА СВЯТЫХ ОТЦОВ НА ПРАЗДНИКИ В ЧЕСТЬ ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЫ БОГОРОДИЦЫ

СЛОВО НА РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ преподобного Иоанна Дамаскина 182

Приидите все народы, весь род человеческий, всякий язык, возраст и чин радостно прославим день рождения всемирной радости. Если и язычники, когда демоны ложными вымыслами тайно уловляли их ум и затмевали истину, проводили со всякою почестию дни рождения своих царей, даже таких, которых жизнь нередко была порочна, принося им каждый посильные дары, то не более ли мы должны почтить день рождения Богоматери, чрез Которую весь род человеческий обновился и печаль праматери Евы переменилась в радость? Ева слышала определение Божие: в болезнях родиши чада (Быт. 3, 16), а Марии возвещено: радуйся, Благодатная! (Лк. 1, 18); той сказано: к мужу твоему обращение твое, а этой: Господь с Тобою! Но что мы принесем в дар Матери Слова, кроме слова? Да восторжествует вся тварь и да прославит священнейшую леторасль священной Анны. Она родила миру неотъемлемое сокровище благих; чрез Нее вочеловечившийся Творец привел всю тварь в лучшее состояние. Человек, поставленный между миром духовным и вещественным, связывает собою все видимое творение с невидимым; так и Творец – Слово Божие, соединившись с естеством человеческим, соединился чрез Нее со всею тварию. Итак, прославим разрешение человеческого неплодия, потому что для нас разрушилась преграда к блаженству.

Но почему Дева-Матерь родилась от неплодной? Потому что чудесами должно было предуготовить путь к единственной новости под солнцем, главнейшему из чудес, и постепенно восходить от меньшего к большему. Впрочем, я знаю и другую причину этого, гораздо возвышеннее и божественнее, а именно: природа уступает могуществу благодати и, объятая трепетом, останавливается, не смея идти далее. Так как Дева Богородица долженствовала родиться от Анны, то природа не дерзала предупредить семени Благодати, но оставалась бесплотною, доколе благодать не произрастила плода. Надлежало родиться первородной, чтобы родить Перворожденного всех твари, в Нем же вся состоятся (Кол. 1, 15 и 17). О блаженная чета, Иоаким и Анна! Вся тварь обязана вам благодарностию. Чрез вас она принесла Творцу дар всех даров драгоценнейший – чистую Матерь, единую – достойную Творца. О всеблаженные чресла Иоакима, из коих произошло святейшее семя! О чистейшая утроба Анны, в которой тихо зачался, образовался, из которой родился плод святейший! О чрево, носившее в себе одушевленное небо, всех небес пространнейшее! О земля, принесшая обилие хлеба животного, как Сам Христос сказал: аще зерно пшенично пад на землю не умрет, то едино пребывает! (Ин. 12, 24). О сосцы, воздоившие кормилицу Питателя мира. О чудеса чудес! О явление всех удивительнейшее! Такими-то чудесами должно было предуготовить путь к неизглаголанному и снисходительному воплощению Божию. Что ж далее скажу? Мой ум выходит из себя самого: то страх, то удовольствие занимает душу; сердце волнуется, язык немеет. Изнемогаю от восторга; падаю пред величием чудес. Но сильное чувство сделало меня вдохновенным; умолкни страсть! удались страх! взыграй цевница духа: да возвеселятся небеса и радуется земля! (Пс. 95, 11).

Ныне отверзаются бесплодные врата и являются божественные врата девические, из которых и чрез которые – по выражению Павла, слышателя неизреченных глаголов,– сый над всеми Бог, облеченный плотию, входит во вселенную (Рим. 9, 5; Евр. 1, 6). Ныне от корня Иессеева прозябл жезл, из которого произойдет богоипостасный цвет для мира. Ныне из бренного естества уготовил Себе на земле небо Тот, Который древле из вод соткал и распростер по высоте твердь. Подлинно, это небо несравненно того божественнее и удивительнее; потому что на нем воссияло Солнце правды – Тот, Который на небе утвердил солнце. Два в Нем естества, хотя неистово вооружаются против этого акефалы; едина ипостась, хотя разделяют ее несториане. Вечный Свет от вечного Света прежде веков происходящий, невещественный и бестелесный, воплощается от Девы, и яко жених от чертога происходит – Бог, соделавшийся земнородным. Он радуется, яко исполин тещи путь нашей жизни, поспешая чрез страдания к смерти, дабы связать крепкого, и сосуды его расхитить (Мф. 12, 20), то есть исхитить наше естество и заблудшую овцу привести на небесную пажить. Ныне тектонов Сын, вседетельное Слово Сотворшего Им всяческая, крепкая мышца Бога Вышнего, Духом как бы перстом Своим изощрив притуплённую секиру природы, соорудил Себе одушевленную лествицу, которой основание утверждено на земле, а верх касается самого неба и на которой утверждается Бог, образ которой видел Иаков, по которой Бог, сошедши неизменен, или, лучше сказать, преклонив Себя, явися на земли и с человеки поживе (Вар. 3, 38). Это сошествие означает произвольное уничижение, жительство на земле, сообщение познания о себе живущим на ней. Лествица духовная, то есть Дева, утверждена на земле, ибо Она родилась от земли; глава Ее касалась неба, ибо как всякой жены глава муж, а Сия не знала мужа, то глава Ее был Бог и Отец, Который, осенив Ее Духом Святым, как бы божественное духовное семя, послал Сына Своего и Слово – всемогущую силу. Отец благоизволил, чтобы не чрез естественное сообщение, но от Духа Святого и Девы Марии сверхъестественным образом Слово соделалось плотию непреложно и вселилось в нас; потому что сообщение Бога с человеками бывает посредством Духа Святого. Могий вместити да вместит: имеяй уши слышати да слышит. Удалим от себя понятия плотские. Божество бесстрастно, о человеки! Отец, бесстрастно родивший от начала по естеству, Того же Самого Сына опять бесстрастно рождает по строительству спасения людей, как свидетельствует и Богоотец Давид, говоря: Господь рече ко мне: Сын мой еси Ты, Аз днесь родих Тя (Пс. 2, 7). Слово днесь не может относиться к предвечному рождению, так как оно вне времени. Ныне устроены святые врата со стороны востока, чрез который Христос внидет и изыдет, и  врата сии будут заключены (Иез. 44, 1–2), в которых Христос есть дверь овцам. Ему имя Восток; чрез Него мы получили доступ к Отцу, источнику света. Ныне повеяли тихие ветры, предвестники всемирной радости. Да возвеселятся небеса – горе и да возрадуется земля – долу, и да восплещет всемирное море в веселии! в нем рождается Раковина, которая, чрез вышенее божественное сияние, зачнет во чреве и родит драгоценнейшую жемчужину – Христа. Из Нее Царь славы, облеченный в порфиру плоти, изыдет к пленникам проповедать отпущение. Да торжествует природа! рождается Агница, чрез Которую Пастырь соделывается агнцем и раздерет одежду древней мертвенности. Да играет девство! родилась Дева, Которая – по словам Исаии – зачнет во чреве и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, то есть с нами Бог. Знайте, несториане, и покоряйтеся, яко с нами Бог! Не человек, не Ангел, но Сам Бог приидет и спасет нас. Благословен грядый во имя Господне; Бог Господь и явися нам. Составим праздник в честь рождения Богородицы. Возвеселись, Анна, неплоды, не рождающая, возгласи и возопий не чревоболевшая. Возрадуйся, Иоаким: от Дщери твоей Отроча родися нам Сына и дадеся нам; и нарицается имя Его Ангел великого совета о всемирном спасении, Бог крепкий. Да посрамится Несторий и да зажмет рукою уста свои! Отроча – Бог: как же не Богородица, родившая Его? «Кто не исповедует Святую Деву Богородицею, тот безбожник». Это – не мои слова, хотя я привожу их в моем слове: их, как священное наследие, я получил от отца Григория Богослова.

О блаженнейшая и непорочнейшая чета, Иоаким и Анна! От плода чрева вашего мы познаем вас, как негде сказал Господь: от плодов их познаете их. Вы проводили жизнь богоугодную и достойную Рожденной вами. Пожив целомудренно и праведно, вы произвели на свет украшение девства: прежде рождества Деву, в рождестве Деву и по рождестве Деву – единую и по уму, и по душе, и по телу приснодевственную. От непорочности и долженствовала процвести Дева, чтобы, по благоволению бестелесно Родившего, телесно произвесть на свет один единородный Свет, не рождающий, но всегда рождаемый, Которого особенное личное свойство есть рождаемость. О, каких чудес и какого завета сделалась виновницею сия Отроковица! Порождение неплодия, девство рождающее, соединение Божества и человечества, страсти и бесстрастия, жизни и смерти, чтобы во всем этом худшее побеждено было лучшим. И это все для моего спасения, Господи! Так Ты возлюбил меня, что не чрез Ангелов, не чрез другую какую-либо тварь соделал мое спасение, но как создал, так воссоздал меня Ты Сам! Поэтому играю, пою, веселюсь, опять возвращаюсь к источнику чудес и, увлекаемый восторгом, опять ударяю в цевницу духа и пою священный гимн рождению.

О чистейшая чета разумных горлиц – Иоаким и Анна! Соблюдая предписываемую законом природы непорочность, вы удостоились того, что выше сил природы. Вы родили миру неискусомужную Матерь Божию; провождая жизнь благочестивую и праведную в естестве человеческом, родили ныне дщерь высшую Ангелов, Владычицу Ангелов. О Дщерь благолепнейшая и сладчайшая! О Лилия, среди иссохших стеблей возросшая от благороднейшего царского корня Давидова! Чрез Тебя царство обогатилось священством. Чрез Тебя соделалось применение закона и открылся сокровенный под письменем дух его, когда священническое достоинство из колена Левина перешло в Давидово. О Роза, от терний Иудейских процветшая и своим божественным благоуханием все исполнившая! О дщерь Адамова и Матерь Божия! Блаженны чресла и чрево, из которых Ты произошла! Блаженны руки, носившие Тебя, и уста, наслаждавшиеся Твоими чистейшими лобзаниями,– уста одних только родителей, чтобы Ты всегда и во всем пребыла Девою. Ныне начало спасения миру. Воскликните Господеви вся земля, воспойте, возрадуйтесь и вострубите! Возвысьте глас свой, возвысьте – не бойтесь! ибо родилась нам Матерь Божия в святом дворе овчем, от Которой благоизволил родиться Агнец Божий, вземлющий грех мира. Взыграйте горы – существа разумные, стремящиеся на высоту духовного созерцания! Рождается преславная Гора Господня, высотою и местом превосходящая всякий холм и всякую гору,– величие Ангелов и человеков, от которой без рук телесным образом благоизволил отсечься краеугольный камень – Христос, едина ипостась, соединяющая в себе различные естества – Божеское и человеческое, и созидающая Ангелов и человеков, язычников и плотского Израиля, в единого духовного Ираиля: гора Божия, гора тучная: гора усыренная, гора, юже благоволи Бог жити в ней; колесница Божия тмами тем, тысяча гобзующих (Пс. 67, 16–18) благодатию божественною, то есть Херувимов и Серафимов; верх Синая святейший, который покрывает не дым, не мрак, не буря, не страшный огнь, но светлое блистание Всесвятого Духа. Там слово Божие на каменных досках начертало закон Духом, как бы перстом своим, а здесь само Слово Божие воплотилось от Духа Святого и девственных кровей и дало само Себя нашему естеству действительнейшим врачевством спасения. Там манна, здесь услаждающий манну. Да поклонится великолепная скиния, построенная Моисеем в пустыне из драгоценного вещества всякого рода и прежде нее бывшая скиния праотца Авраама,– да поклонится одушевленной и умной Скинии Божией! Эта соделалась не только местом особенного действия Божия, но существенным вместилищем ипостасного Сына и Бога. Да сознает свое ничтожество пред Нею позлащенный отвсюду кивот и носящая манну златая стамна, и светильник, и трапеза, и все древнее! Все это потому только важно было, что прообразовало скинию духовную, так как тень истинного первообраза.

Ныне вседействующий Бог Слово, исшедший из лона Отча, составил новый свиток, написанный Духом – языком Божиим, как бы тростию. Он дан был человеку, знающему письмена, но этот не разумел его: то есть Иосиф не познал ни Марии, ни силы самого таинства. О Дщерь Иоакима и Анны священнейшая, укрытая от властей и сил и разженных стрел лукавого, жившая в чертоге Духа и соблюденная непорочною в невесту Божию и по естеству Матерь Бога! О Дщерь священнейшая, еще в объятиях матерних покоющаяся, но страшная для сил отпадших! О Дщерь священнейшая, млеком матерним питаемая и Ангелами окружаемая! О Дщерь боголюбезная, слава родителей! Тебя ублажат все роды, как Сама Ты о Себе истинно сказала (Лк. 1, 48). О Дщерь, достойная Бога, украшение естества человеческого и исправление праматери Евы! Твоим деторождением она восстала от падения. О Дщерь всесвятая, украшение жен! Хотя Ева сделалась первою преступницею и чрез нее, послужившую для змия орудием падения прародителя, смерть вошла в мир; но Мария, покорная воле Божией, Сама искусила змия-прельстителя и ввела в мир бессмертие. О Дщерь приснодевственная, без мужа зачавшая, так как во чреве Тобою носимый имеет Отца вечного! О Дщерь земнородная, в Богородительских объятиях носившая Создателя! Целые веки состязались, кому достанется слава Твоего рождения; но предопределенный совет Бога, Творца веков, победил эту борьбу веков, и последние сделались первыми, осчастливленные Твоим рождением. Поистине Ты соделалась честнейшую всех тварей: от Тебя одной Творец занял часть – основание нашего естества; плоть Его из Твоей плоти и кровь из Твоих кровей; млеком сосцев Твоих питался Бог, и уста Твои лобызали уста Божии. О непостижимые и неизглаголанные чудеса! Бог всяческих, предузнав достоинство Твое, возлюбил Тебя, возлюбив предуставил и в последок времен исполнить предопределенное, соделав Тебя Богородицею, Материю и Питательницею Сына Своего и Слова.

Справедливо говорят, что противное служит лекарством для противного; но нельзя сказать, чтобы из противного происходило противное, хотя каждая вещь заключает в себе нечто как бы противное своему свойству от преизбытка того, от чего она произошла. Например, как грех, посредством доброго причинивший мне смерть, крайне таким образом стал пагубен (Рим. 7, 3); так виновник всякого добра (Бог), как бы посредством противного, устроил то, что сделано для нашего спасения. Идеже умножится грех, преизбыточествова благодать (Рим. 5, 20). Если бы мы сохранили первое соединение с Богом, то не удостоились бы лучшего и превосходнейшего; а ныне хотя по причине греха и недостойны сделались прежнего с Ним общения, не сохранив того, что получили; но по милосердию Божию помилованы и опять приняты в такое общение с Ним, которого никто не силен расторгнуть, так как принявший нас силен сохранить его неразрывным. Было время, когда земля находилась в глубоком растлении и народ Божий, увлеченный духом соблазна, оставил Господа Бога своего – Того, Который стяжал его Себе рукою крепкою и мышцею высокою, в знамениях и чудесах извел из дома рабства Фараонова, провел чрез Чермное море и руководствовал его на пути в облаке днем и всю ночь во свете огня; когда Израиль обращался сердцем своим в Египет, и таким образом сделался народ Господень не народом Господним, помилованный – непомилованным, возлюбленный – невозлюбленным. Поэтому ныне рождается Дева, чуждая прародительского тления, обручается Самому Богу, рождает милосердие Божие, и не народ Божий становится народом Божиим, непомилованный получает милость, невозлюбленный делается возлюбленным, потому что из Нее рождается Сын Божий возлюбленный, в Котором все благоволение Божие.

Плодоносная лоза прозябла от Анны, и созрел сладчайший грозд, источающий сладкое питие земнородным в жизнь вечную. Иоаким и Анна посеяли себе в правду и пожали плод жизни; они зажгли для себя светильник ведения и взыскали Господа – и явилось им прозябение правды. Веселись земля и сыны Сионовы возрадуйтесь о Господе Боге вашем! Пустыня процвела; бесплодная изнесла плод свой. Иоаким и Анна, как умные горы, искапали сладость. Радуйся, блаженнейшая Анна, что ты родила дщерь: эта дщерь есть Матерь Божия – Дщерь света, источник жизни, избавление жен от осуждения. Богатые из народа будут умолять сию Дщерь (Пс. 44, 13), цари народов с дарами придут и поклонятся Ей. Эту Дщерь ты приведешь к Всецарю – Богу, облеченную благолепием добродетелей, как златотканную одеждою и украшенную благодатию Духа. Слава Ее внутрь. Всякой другой жены слава – муж, отвне приходящий; но слава Богоматери внутрь; это – плод Ее чрева. О вожделенная и треблаженная дщерь! Благословенна Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего! О Божественный одушевленный Образ, на который Творец Бог благоволительно взирает; ибо у Ней ум, Богом управляемый и к одному Богу направленный; все желание устремлено к Единому достойному желания и любви; ненависть – только ко греху и виновнику оного. Ты будешь иметь жизнь лучшую жизни естественной, будешь иметь ее не для Себя только Самой, потому что Ты не для Себя Самой только рождена. Ты будешь жить для Бога, Которого благодатию вступила в жизнь, чтобы послужить спасению всего мира, чтобы чрез Тебя исполнился древний совет Божий о воплощении Слова и нашем обожении. Твое сердце насладится словом Божиим, как древо, насажденное при истоках вод Духа, как древо жизни, которое даст плод свой в предопределенное время, то есть воплотившегося Бога, вечный живот всех. Все помышления Ее душеполезны, свободны от всего излишнего, удаляющиеся от всего душепагубного; очи Ее всегда устремлены к Господу, созерцая вечный и неприступный свет; уши, чрез которые вошло воплощающееся Слово, настроены к слушанию слова Божия, услаждаются сладкогласною цевницею Духа; ноздри обоняют благоухание мастей Жениха, Который есть Божественное миро, свободно изливающееся и помазующее человечество свое: ибо миро излиянное имя твое, говорит Святое Писание (Песн. 1,2); уста восхваляют Господа и облобызают Его уста; язык и гортань рассуждают о слове Божием и изливают божественную сладость; сердце чисто и непорочно, зрящее и вожделеющее чистейшего Бога; чрево, в котором обитал Невместимый, и сосцы, млеком питающие Бога-младенца Иисуса; дверь Божия приснодевственная; руки, носившие Бога, и колена – престол, превысший Херувимов, коими сильны были слабые руки и немощные колена; ноги, управляемые законом Божиим, как светильником света, и неуклонно ему последующие, пока приведут любимого к любящей. Вся – чертог Духа; вся – град Бога Живого, который веселят устремления речная, то есть струи благодати Святого Духа; вся – добра; вся – близ Бога: потому что восшедши превыше Херувимов и будучи превознесена над Серафимами, Она приблизилась к Богу.

О чудо выше всех чудес! Жена сделалась высшею Серафимов, потому что Бог явился малым, чем умален пред Ангелами. Да умолкнет премудрый Соломон, да не говорит, что нет ничего нового под солнцем! О Богоблагодатная Дева, храм Бога святый, который построил и в котором вселился духовный Соломон – Начальник мира; храм, украшенный не золотом и камнями бездушными, но вместо золота сияющий Духом, вместо драгоценных камней имеющий многоценную жемчужину – Христа, угль Божества! Умоли Его коснуться устам нашим, чтобы мы, очистившись, воспели Его с Отцем и Святым Духом. Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф, едино Божество в трех Лицах! Свят Бог и Отец, благоволивший в Тебе и из Тебя совершиться таинству, прежде век предопределенному. Свят крепкий, Сын Божий и Бог Единородный, произведший Тебя ныне от бесплодной Матери, чтобы Самому, Единородному из Отца и Первородному всея твари, родиться также Единородным из Тебя, Девы Марии, и Первородным во многих братиях, подобно нам приобщившись из Тебя плоти и крови. Но Он произвел Тебя не из одного отца или одной матери для того, чтобы совершенная единородность была особенною принадлежностию одного единородного; ибо Он один есть Единородный из единого Отца и один Единородный из единой Матери. Свят бессмертный, Всесвятый Дух, росою Божества Своего сохранивший Тебя невредимою от огня Божественного – как прообразовала Моисеева купина.

Радуйся, овчая купель (Вифезда), священнейший храм Божией Матери! Радуйся, овчая купель, праотеческое жилище Царицы! Радуйся, овчая купель – древнее сборище овец Иоакимовых, а ныне Церковь небообразная словесного Христова стада, древле однажды в год принимавшая Ангела Божия, возмущавшего воду, и только одного больного возвращавшая от болезни к здравию, а ныне вмещающая целый сонм Сил небесных, восхваляющих с нами Богоматерь, бездну чудес, источник всемирного врачевания. Она приняла не служебного Ангела, но Ангела великого совета, Который сошел, как благодатный дождь на руно, без шума, и все страждущее, к нетлению клонившееся, естество возвратил к здравию невредимому и жизни нестареемой. Силою Его лежавший в Тебе расслабленный человек вскочил, как елень. Радуйся, честная овчая Купель, да умножится благодать Твоя! Радуйся, Мария, сладчайшая дщерь Анны (любовь опять влечет меня к Тебе). Какими словами изображу величественную Твою поступь, одежду, красоту лица Твоего, зрелый ум в младенческом теле? Одежда скромная, чуждая роскоши и неги; поступь важная, спокойная, твердая; нрав степенный, не чуждый веселости, но неприступный для мужчин: свидетель тому страх, объявший Тебя при нечаянном приветствии Ангела. Тиха и покорна родителям. Мысль смиренная, но погруженная в высшие созерцания. Речь приятная, льющаяся из незлобивого сердца. Как же назвать Тебя, если не жилищем достойным Бога? Достойно ублажают Тебя все роды, как избранное украшение человечества. Ты слава священников, упование христиан, многоплодная отрасль девства: от Тебя повсюду развился цвет его. Благословенна Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего! Исповедующие Тебя Богородицею – благословенны, неисповедующие – прокляты!

О священная чета, Иоаким и Анна! Примите от меня слово в честь Рождества Богородицы. О Дщерь Иоакима и Анны, Владычица! Прими слово от раба грешного, но исполненного пламенной любви и Тебя одну стяжавшего радостную надежду, предстательницу жизни, ходатаицу у Сына Твоего и несомненный залог спасения. Сними с меня тяжкое бремя грехов; рассей мрачное облако, облежащее ум мой; смягчи земную грубость во мне; останови искушения; управь счастливо жизнь; руководствуй к небесному блаженству. Даруй мир миру и всем православным жителям града сего совершенную радость и вечное спасение, молитвами родителей Твоих и всея Церкви. Буди, буди.

Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою! Благословенна Ты в женах и благословен плод чрева Твоего – Иисус Христос Сын Божий! Ему слава со Отцом и Святым Духом в бесконечные веки веков. Аминь.

СЛОВО НА РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ преподобного Иоанна Дамаскина 183

Ныне светло празднует тварь, принимая новое небо – Деву. Родилась на земле Дева – одушевленный чертог Царя Небесного. Произошла на свет Отроковица, сияющая светлее солнечных лучей. Из бесплодной воссиял Младенец – священнейший храм девства. Кто не поспешит на праздник? Кто не принесет праздничных даров, приятных Деве? Самый лучший дар у тех, которые ведут девственную жизнь, есть непорочность, у супругов – воздержание, у богатых – щедрость, у бедных – благодарность, у начальников – кротость, у царей – правосудие, у священников – преподобие, у всех справедливость во всем. А когда принесены такие дары и с ними соединено празднование, то приидите – взыграем от радости, воспоем благодарственные песни, вместе с Давидом, возрадуемся Господеви, воскликнем Богу Спасителю нашему (Пс. 94, 1). Творцу всего устроен храм для принятия Его; Создателю-Слову приготовлен гостеприимный дом; для Солнца правды распростерто светлое облако; одевающему небо облаками сделана основа боготканой одежды; соединяющему с временами времена и лета показан брачный чертог. Ликуйте, девы, ибо ныне день рождения Девы. Взыграйте, матери, ибо Дева есть плод матери. Бесплодны жены, будьте благодушны, взирая на Ту, Которая прежде была бесплодною, а потом родила Божественного Младенца. И отроковицы да не оставляют ликования, празднуя рождение Той, Которая одна есть венец и царица отроковиц. Вострубите трубою на холмех, возгласите на высоких, проповедите во Иерусалиме, как заповедуется нам чрез Осию (5, 8). Да возрадуется Давид-Богоотец; да возвеселится Исаия – главный между пророками; первый, потому что из чресл его, сообразно с клятвенным обещанием, происходит Царица, от которой плод его Бог обещал посадить на престоле его (Пс. 131, 11); последний – потому что исполнилось пророчество его: изыдет жезл из корене Иессеова, и цвет от корене его взыдет (Ис. 11, 1). Дева есть жезл, из которого происшел вечный цвет – неискусобрачный Христос.

Но для чего я определяю тому или другому радоваться, а не выражаю радости кратким словом? Да возрадуется небо свыше, и облацы да кропят правду: да прозябнет земля, и да прорастит милость, и правда да прозябнет вкупе (Ис. 45, 9). Почему же? Потому что скиния явилась Богу Иакова; потому что святое место показано Всесвятому Слову. Да восклицает Иаков – славнейший из патриархов: яко страшно место сие: несть сие, но дом Божий, и сия врата небесная (Быт. 28, 17). О неизреченные события! О чудные дела! Что значит эта новая весть? Что значит эта удивительная и неизреченная притча? Если небо небесе не довлеют Ти (3Цар. 8, 27), как говорит Писание, то какое земное жилище будет достаточно для Бога? Еда небо и землю не Аз наполняю, рече Господь (Иер. 23, 24). И где найдется место, могущее объять столь великое Существо, превышающее всякое понятие о вместимости, так как бесконечное не заключается в количестве? Небо престол Мой,– говорит Господь, земля же подножие ног Моих (Ис. 66, 1). Какой же дом может быть построен для вопрошающего (Бога)? Или какое бы место найдено было для покоя Его? Но оно найдено и явилось. Как же или каким образом? В этом и состоит вопрос. Не много пожди, возлюбленный, и получишь желаемое разрешение.

Когда Бог, по беспредельной благости Своей, восхотел привести человека из небытия в бытие, то прежде небо распростерто, земля утверждена, море заключено в своих пределах и все, что нужно было для наполнения земли и моря, приведено в совершенный порядок. Потом человек, как царь, помещается в раю, для упражнения в добродетели. И если бы он не преступил заповеди, то не был бы изгнан из места, удобного к продолжению жизни. Не имея нужды в одежде, он, если не воспротивился бы Божиим намерениям, не нисшел в состояние, подверженное весьма многим несовершенствам, так что вместо единого Бога он почитал многих богов. Итак, когда все люди – скажу кратко – подверглись тлению, тогда милосердый Бог, не желая, чтобы уничтожилось создание рук Его, творит другое новое небо, землю и море, в которых Невместимый благоволил вместиться для воссоздания рода человеческого. Это – блаженная и преславная Дева. О чудо! Она есть небо, потому что из неприступных сокровищ изводит Солнце правды. Она есть земля, потому что из неоскверненных чресл нетления произращает Клас жизни. Она есть море, потому что из недр Своих износит духовную Жемчужину. Итак, уже явилось новое творение Непостижимого; приготовлен царский чертог Всецаря; устроено разумное жилище Невместимого. Как величествен этот мир! Как достойно удивления творение, украшенное произрастениями добродетелей, благоухающее цветами чистоты, сияющее лучами созерцаний, имеющее в изобилии все другие блага; кратко сказать – достойное того, чтобы Бог обитал между человеками. Правда, и первый мир весьма удивителен. Егда сотворены быша звезды,– говорит Господь,– восхвалиша Мя гласом велиим вси Ангели Мои (Иов. 38, 7), и воспели. Но ничто столько не богоприлично, как блаженная и пречудная Дева. Для удостоверения в истине этого послушай, что говорит многострадальный Иов: небо не чисто и звезды не беспорочны пред Богом. Но что чище Девы? Что непорочнее Ее? Ее столько возлюбил Бог, высочайший и чистейший свет, что чрез нашествие Святого Духа существенно соединился с Нею и родился от Нее совершенным человеком, не изменяя и не смешивая свойств. О чудо! Человеколюбивейший не устыдился Свою рабу сделать Своею Матерью. О снисхождение! Преблагий не отрекся родиться от Своего творения, возлюбив Ту, Которая прекраснее всякой твари, избрав Ту, Которая достоинством Своим превосходит небесные силы. О Ней-то пречудный Захария говорит: красуйся и веселися, дщи Сионя, зане се Аз гряду, и вселюся посреде тебе, глаголет Господь (2, 10). О Ней же – как я думаю – и блаженнейший Иоиль восклицает так: дерзай, земле, радуйся и веселися, яко возвеличи Господь, еже сотворити тебе (2, 21). Она есть земля, на которой священнейший Моисей получил повеление скинуть обувь закона (Исх. 3, 5), бывшего сению заменившей его благодати. Она есть земля, на которой Духом основан по плоти Тот, Кто основывает землю на тверди ея (Пс. 103, 5). Она есть земля, не принявшая семени и питающая своими плодами Того, Кто дает пищу всем. Она есть земля, на которой терние греха не взошло; напротив, чрез растение, происшедшее от нее, совершенно исторгнуто. Она есть земля, не та, которая прежде проклята была и которой плоды наполнены тернием и волчцами, но та, на которой благословение Господне и которой плод чрева благословен, как говорит Священное Писание (Лк. 1, 42).

Теперь посмотрим, откуда прямо произошла всегда живая отрасль девства: кто Ее отец и кто матерь. Это – Иоаким и Анна, славная и всечестная чета Слова,– союз, который священнее всех супружеств, потому что если ветвь превосходит все, то ужели корень не будет весьма подобным ей? Впрочем, растение, имеющее хорошие корни, столь величественное и прекрасное, было бесплодно. Чистейший источник – но не изливавший потока: бедствие тяжкое, обстоятельства прискорбные и горестные. Что же? Воззваша праведный, и Господь услыша их, и от всех скорбей их избави их (Пс. 33, 18). Так издалека Давид по вдохновению изобразил сие. Воззваша,– говорит,– праведнии. Мне кажется, что эта чета представляла собою лице всего человечества. А потому они видели человечество чуждым Богопознания, видели мир вдовствующим по причине неверия, так как – по словам Псалмопевца – вси уклонишася, вкупе неключими быша (Пс. 13, 3). Горестное расстройство, печальное бесплодие! Воззваша праведнии, то есть в собственном саду. Почему? Потому что из сада происшел печальный грех, и там Бог всех сказал праматери: умножая умножу печали твоя и воздыхания твоя: в болезнех родиши чада; и к мужу твоему обращение твое (Быт. 3, 16). О чем же они взывали? О плоде чрева, то есть просили о плодоносии Богопознания и, вероятно, так молились: «Адонаи, Господи Боже Саваоф! Ты знаешь поношение бесчадия, знаешь скорбь бесплодия. Если Ты милостиво призришь на смирение рабов Твоих и дашь рабам Твоим дитя, то мы принесем его в дар Тебе». Господь, скорый на милости и медленный на гнев, услышал их, даровав им нареченную Мариею, столь славную и великую цену для искупления Евы: Дщерь сделалась врачевством матери. Вот новое брение Божественного воссоздания, всесвятый начаток рода нашего, корень возвещенной Богом отрасли, веселие прародителя! О благодеяние! О щедродательность! Не правда ли, что самое солнце сияет ныне лучезарнее, как бы чувствуя великую радость? Вся тварь как бы превозносится, в надежде освобождения от тления, при рождении Той, Которая бессеменно зачнет Освободителя мира. Посмотри и на последующее. Внимательно слушай, возлюбленный, и не ленись исследовать. Мельзи млеко,– говорит Писание,– и будет масло (Притч. 30, 33). Благоприятно место молитвы праведных (Иоакима и Анны). Помолившись в саду, они родили сад гораздо блаженнейший первого. Там змий шептавший легко обольстил Еву; здесь Гавриил Архангел, возвестивший Марии радостное событие, хотя смутил ее, но не обольстил. Там послушание, оказанное змию, приобрело горестную смерть; здесь, напротив, слова Ангела принесли людям жизнь всегда радостную. Там – горестное определение для рождающей после непослушания; здесь – нашествие Святого Духа, радостное для Той, Которая, по словам пророческим, избежала тяжких болезней (рождения). Какое изменение дел! Какая новость событий! Древняя мимоидоша и – должно сказать – се быта вся нова (2Кор. 5, 17). Настоящее светлое торжество, по точнейшему исследованию его, служит началом Домостроительства и пришествия Божия к человекам.

Ты имеешь, возлюбленный, разрешение вопроса. Ты получил обещанный долг. Скажи же и ты с Исаиею слова Исаии: Господи Боже мой, прославлю Тя, воспою имя Твое, яко сотворил еси чудная дела, совет древний истинный (25, 1). Скоро ты увидишь Блаженную входящею во Святая святых, так как Она уже посвящена Всесвятейшему Богу,– потом во чреве зачинающею Невместимого. О чудо! В малом теле обитает Содержащий горстию все. Как же ты, противник Христов, называешь Его неизобразимым? (я уклоняюсь немного от предмета). «Потому что хотя Он,– говоришь,– и подобен нам, но выше нас». Но что из того? Различие и несходство, не по человеческому виду, но по Божественной природе. Так, например, по человечеству Он питался молоком матерних сосцев, но по Божеству доставлял жизнь Матери. Подобно нам, говорил членораздельным голосом, но, будучи выше нас, божественною властию повелевал – и творились чудеса. Подобно нам, ходил по земле, но, будучи выше нас, шествовал и по морю. Распинался плотию на кресте, подобно нам; но, будучи выше нас, крестом изгнал враждебные силы. Одно принадлежит ограниченной природе, так как она подобна нам; а другое – неограниченной, которая выше нас. Ни одна из двух природ, при существенном соединении, не уничтожила естественных свойств другой, но каждая из них осталась в своих пределах. А ты, опасаясь описывать или изобразать (ибо это одно и то же), и смешиваешь естества с акефалитами, и отвергаешь Домостроительство с манихеями. Меньше было бы твое безумие (я скажу истину), если бы ты держался учения иудеев, нежели когда ты, называясь христианином, восстаешь против Христа: тот, не принимая воплощения Бога, не изображает Его и поступает согласно с самим собою; а когда ты, принимая воплощение, не изображаешь, то поступаешь непоследовательно с самим собою и делаешься смешным для самого иудея (я не говорю уже о бесчестии). Но довольно говорить к сим людям, мы собрались не для определения догматов, а для празднования. Сделав краткое приветствие Деве, и преимущественно теми наименованиями, которые даны Ей в Святом Писании, мы окончим смиренное слово.

Радуйся, Мария, или лучше Μαρία (беспредельная), по беспредельному величию славы. Хотя бы кто приписал Тебе бесчисленное множество похвал, однако не восхвалил бы Тебя достойно. Радуйся, Госпожа, как Матерь, получившая господство Господа всего. Кто скажет, что все служит Тебе – не уклонится от истины. Радуйся, Смирна морская, в соляном потоке жизни носящая плоть, мертвую для греха; из Тебя происходит Тот, Кто есть сладость и весь желание и Кто говорит в Песнях: объимах смирну со ароматами Твоими (5, 1). Радуйся, Купина, чудесно объятая огнем, неприступная для греха (так как и купина, явившаяся Моисею, была неприкосновенная) и божественным рождением Своим сделавшая небо приступным для земнородных. Радуйся, Ковчег, Богоустроенное жилище, управительница новосозданного мира, от которой происходит Христос – новый Ной, наполняющий высший мир нетлением. Радуйся, Жезл, богонасажденное растение, одна из всех дев чадородная, бессеменно прозябшая цвет – Бога всех и Священноначальника. Радуйся, Стамна, златый сосуд, отделенный от всякого сосуда; из Тебя весь мир получает манну – Хлеб жизни, испеченный огнем Божества. Радуйся, Скиния, небо Божества, превосходящее устройство видимого неба; чрез Тебя самолично беседовал с человеками, и пришло в мир вечное очищение. Радуйся, Кадильница, златый сосуд; Ты носишь в себе божественный угль, и из Тебя разлилось благоухание Духа, изгоняющее из мира зловонное тление. Радуйся, Трапеза, Богом предложенное смешение, исполненное всеми благами добродетелей причащение для Того, Кто говорит в Песнях: Ты – чаша источена, не лишаемая мста (7, 2). Радуйся, Храм, чисто устроенный дом Господень, о котором Давид говорит: свят, храм Твой, дивен в правде (Пс. 64, 5), из которого Христос, устроив Себе храм, то есть тело, соделал смертных храмами живого Бога. Радуйся, освящение, Богом излитый Источник, исполненный всякой святости, из которого происшел Святый святых, очищающий мир от скверны. Радуйся, Место Господне, Богом пройденная земля, вместившая в воплощении Того, Кто по Божеству не ограничивается никаким местом; чрез Тебя простой сделался сложным, вечный – временным, неописанный – описанным. Радуйся, Дом Божий, сияющий божественными красотами, с неотъемлемым порогом чистоты; Ты исполнена славы Господней и духом светлее огненных Серафимов. Радуйся, Дева – врата, обращенные к востоку, из которых вышел восток жизни для людей, уменьшающий запад смерти: Богом пройденная купина, носящая ключи девства. Радуйся, Небо – жилище, которое славнее места, окружающего мир; Ты сияешь светом добродетелей, как звездами; из Тебя воссияло Солнце правды, соделавшее для людей день спасения и не знающее запада. Радуйся, Престол, превознесенный славою, одушевленное седалище; Ты в себе самой представляешь седалище Божие и доставляешь Богу лучший покой, нежели разумные силы. Радуйся, Херувим – огнеобразный ум; Ты исполнена божественных мыслей, как бы очей, и привлекаешь к Себе великие дары благодати; чрез Тебя переходит к людям невечерний свет. Радуйся, безмужняя Матерь, одна между матерями чистая Матерь и вместе Дева – чудо новейшее из всех чудес. Радуйся, Дева, родившая Сына,– одна между девами детородная, Дева и вместе Матерь – чудо, изумительнейшее из всех чудес. Радуйся, Печать царская, воплотившегося из Тебя Царя всей твари отпечатлевающая в теле, подобном Твоему: ибо какова рождающая, таково, конечно, и рождаемое. Радуйся, Книга запечатанная, чуждая всякой суетной мысли; чрез Тебя Господь Богодарованного закона, Сам Собою, девственно познается. Радуйся, Свиток нового таинства, по нетлению совершенно новый, в котором Слово, не имеющее вида, изобразилось письмом человеческим, то есть воплотилось, сделавшись подобным нам во всем, кроме греха. Радуйся, Источник запечатленный, родник нетления, изливший Христа, источника жизни, между тем как печати девства остались неповрежденными; причащением Его получив бессмертие, мы опять входим в нестареющий рай. Радуйся, Вертоград заключенный, непостижимое для дев плодоносив, Твое благовоние подобно благовонию целого поля, благословенного происшедшим из Тебя Господом. Радуйся, неувядающая Роза, бесконечно благоухающая, которую обоняв Господь почил и чрез которую процветши Он истребил запах мира. Радуйся, Яблоко благовонное, плод, родившийся от бесплодной и имеющий божественную красоту; Ты говоришь в Песнях: положите мя в яблоцех, яко уязвлена есмь любовию аз (2, 5). Взяв плод чистоты Твоей, Христос приготовил благовоние, неощутительное для мира. Радуйся, Крин, из которого родившийся Иисус одевает крины полевые: благоухающий цветник духовный, из которого Христос бессеменно облекся в непряденую одежду, превосходящую одежду Соломонову. Радуйся, Цвет, который по красоте всех добродетелей превосходнее всякого разнообразия цветов; из Тебя происходит подобный Тебе цвет, на котором почивают семь духов, как говорит Писание (Ис. 11, 1). Радуйся, Нард, текущий и орошающий благовонные цветы чистоты, коих испарение служит приятным запахом для Того, Кто говорит в Песнях: нард мой даде воню свою (1, 11). Радуйся, Стакта (миртовый бальзам), из девственного бальзама излившая Христу стакту освящения, или млека, и воспевающая в Песнях: вязание стакти возлюбленный мой мне, посреде сосцу мою водворится (ст. 12). Радуйся, Киннамон (корица), исходящий из духовного рая, благовонный цвет чистоты, которого запах приятен Тому, Кто говорит в Песнях: леторасли твоя сад шипков с плодом яблонным: трость и киннамон со всеми древами Ливанскими (4, 13). Радуйся, Дщерь, посвященная Богу Отроковица, Которой чистота вожделенна и красота удивительна для Того, Кто сказал в Песнях: что украсишася стопы твоя во обутиях твоих, дщи Надавля? Чрево твое яко стог пшеницы, огражден в кринах (7, 1–2). Радуйся, Сестра, соименная прекрасному Брату и возлюбленнейшая Ему, как говорит Он в Песнях: сердце наше привлекла еси сестро моя невесто, сердце наше привлекла еси (4,9). Радуйся, Невеста, Которой обручитель есть Дух Святый, а жених – Христос, говорящий в Песнях: вся добра еси ближняя моя, и порока несть в тебе. Гряди от Ливана, невесто (4, 7–8). Радуйся, Миро, бесценный состав добродетелей; Ты благоухаешь всякою чистотою, из Тебя происшел Господь, подобоименный Тебе (ибо сказано: миро излиянное имя твое (1, 2): им помазано царственное священство. Радуйся, Кадильница, место молитвы, возносимой пред Господом о всем мире; Ты исполнена благовонием Духа; о Тебе некто с удивлением воскликнул: кто сия восходящая от пустыни, яко стебло дыма кадящее? (3, 6). Радуйся, Злато чистое, огнем Духа испытанное в горниле Божием и никакой нечистоты зла не имеющее, из которого сделанный светильник, и трапеза, и все, что по закону составлено было из золота, в иносказательном значении прилагается к Тебе, имеющей златые и многие наименования. Радуйся, Древо негниющее; Ты не допустила червя тления греховного, и из Тебя устроен Богу духовный жертвенник, составленный не из дерев негниющих, но из чистой утробы. Радуйся, царская Порфира; Ты из девственных кровей Своих соткала пурпуровую одежду для Того, Кто говорит в Песнях: заплетение главы твоея, яко багряница. Что украсилася еси и что усладилася еси? (7, 56). Радуйся, Виссон свитый; Ты сокрыла в уме Своем высокие, божественные мысли и не открыла входа для противных обльщений. Како будет сие,– сказала Ты,– идеже мужа не знаю? (Лк. 1, 14). Чрез Тебя приготовлена пурпуровая и золотая одежда для Священноначальника высших сил. Радуйся, Гиацинт, волна девства, имеющая огненный вид; из Тебя таинственно сделана Богу одежда плоти. Радуйся, легкое Облако; земное и тяжелое Ты делаешь легкою, как бы воздушною скиниею и заключаешь Хлеб жизни, как в жертвеннике; на Тебе почивает Господь, как предвозвестил Исаия (19, 1). Радуйся, Непорочная, неприкосновенное украшение девства; Ты родила непорочное Слово, и от Тебя воссияло девство. Радуйся, Чистая; ты Одна можешь похвалиться, что имеешь чистое сердце; Гора, истинно приятная Богу, от которой новый Израиль очищается лучше и прочнее, нежели древний. Радуйся, Неискусобрачная, подобно матерям изобилующая млеком для питания Младенца, из Которой извлекает девственное млеко Тот, Кто питает все. Радуйся, Нескверная, одна достойная того, чтобы Бог обитал в Тебе, и по рождению Своему имеющая Божественное достоинство; посему кланяются Тебе и все небесные Силы. Радуйся, Руно, символ победы Гедеона; из Тебя образно проистекла вечная роса – Тот, Кто Сам говорит: дерзайте, яко Аз победих мир (Ин. 16, 33). Радуйся, место Божие – вместившая во чреве Невместимого во всем, Который горстию содержит все и тогда, когда находится на Твоих руках. А это если и выражается словами, то непонятно; если же и понимается, то необъяснимо. Радуйся, Матерь Божия, одна раба собственного Сына, и притом по естеству; после Тебя нет матери-девы, когда блаженное девство достигло прежнего нетления,  бывшего  в  раю.  Радуйся,  принявшая Бога, световидная стихия божественной беспредельности; Твоим малым чревом объемлется Беспредельный, объемлющий Собою все концы. Радуйся, Богородица в собственном и истинном смысле, приводящее в трепет соединение человеков с Богом; чрез Тебя небесное соединено с земным, человеческое с Богом, божественное с человеком. Радуйся, Чертог, украшенный девственными дарами для Того, Кто говорит в Песнях: вниидох в вертоград мой, сестро моя невесто (5, 1). О соединении Его с плотию говорится в следующих словах: изыдите и видите в царе Соломоне, в венце, имже венча его мати его в день обручения его и в день веселия сердца его (3,11). Радуйся, Агница, бесплодная для брака и родившая от Божественного зачатия; от Тебя происшел Агнец Божий, вземляй грех мира (Ин. 1, 29). Радуйся, светлое Облако, молитвенно осеняющее нового Израиля в пустыне жизни; из Тебя услышаны благодатные установления; из Тебя воссияло Солнце правды, освещающее все лучами нетления. Радуйся, Светильник, золотый и твердый сосуд девства; светильнею сего светильника служит благодать Духа, а елеем – святое Тело, заимствованное из чистой плоти; отсюда происходит невечерний свет – Христос; Ты осияла вечною жизнию сидящих во тьме и тени смертной. Радуйся, Благодатная; Ты – и по самому делу и по имени – вожделеннее всякой радости; из Тебя пришел в мир Христос – непрестанная радость, врачевство Адамовой печали. Радуйся, Рай, место, которое блаженнее Едема; в сем Раю опять зазеленело всякое растение добродетели и явилось Древо жизни; причащаясь Его, мы возвращаемся в прежнюю жизнь, между тем как пламенное оружие плещи дает, как написано. Радуйся, Град великого Царя – скажу словами Давидовыми,– в котором отверсто Царство Небесное и земнородные, написанные в числе граждан, радуются; в котором слышны повествования великие и удивительные для всех языков и умов, во Христе Иисусе, Который чрез Тебя помиловал меня; за что я, бедный и неразумный, должен был прославить бесчисленные Твои совершенства. Ему принадлежит всякая слава и честь и поклонение – со Отцом и Святым Духом ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.

СЛОВО НА РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ святителя Андрея Критского 184

Настоящий праздник есть для нас начало праздников. Служа пределом закону и преобразованиям, он вместе служит дверию к благодати и истине. Он может еще назваться средним и последним. Его начало – окончание закона; средина – соединение крайних точек, конец – откровение истины. Кончина бо закона Христос (Рим. 10, 4), Который, освобождая нас от письмени, возводит к духу. Здесь конец (закону): потому что Законодатель, совершив все, изменил письмена на дух и возглавил всяческая в Себе (Еф. 1, 10), оживляя закон благодатию: благодать приняла закон под свое владычество, а закон подчинился благодати, так что свойства закона и благодати не потерпели взаимного смешения, а только тяжкое, рабское и служебное (в законе) Божественною силою переменилось на легкое и свободное (в благодати), чтобы мы – как говорит Апостол – не были порабощены стихиями мира (Гал. 4, 3) и не состояли под рабским игом письмени закона. Вот верх Христовых к нам благодеяний! Вот откровение тайны! Вот обожение восприятого человечества – плод истощания Богочеловека.

Конечно, светлое и явное нисхождение Божие к людям должно иметь радостное начало, вводящее к нам великий дар спасения. Таков и есть настоящий праздник, имеющий началом рождество Богородицы, а концом – соединение Слова с плотию, это славнейшее из всех чудес, непрестанно возвещаемое, необъемлемое и всегда непостижимое. Чем менее оно постижимо, тем более открывается; но чем более открывается, тем менее постижимо. Поэтому настоящий богоблагодатный день, первый в наших празднествах, являя свет девства и как бы сплетая венец из неувядаемых цветов духовного вертограда Писания, предлагает твари общую радость. Дерзайте,– говорит он,– се праздник рождества (Девы) и обновление (человеческого) рода! Дева рождается, воспитывается, возрастает и готовится быть Материю Всецаря веков – Бога. Все это, при помощи Давида, делается для нас предметом духовного созерцания. Богоматерь открывает нам Свое богодарованное рождество, а Давид указывает на блаженство (человеческого) рода и дивное сродство Бога с человеками. О Чудо! Та становится посредницею между величием Божества и ничтожеством плоти и делается Материю Создателя; а этот пророчествует о будущем, как о настоящем, и приемлет от Бога с клятвою славный обет продолжения и сохранения рода от плода чрева твоего (Пс. 131, 11).

Итак, поистине должно прославить таинство дня, и Матери Слова принести в дар слово, потому что ничто так не приятно Ей, как слово и хваление словом. Отсюда и мы получим двоякую пользу: во-первых, вступим в область истины, во-вторых, выйдем из плена и рабства закона письменного. Каким же образом? Известно, что, когда исчезает мрак, тогда является свет; так и здесь: за законом следует свобода благодати. Нынешнее торжество есть предел, отделяющий истину от преобразований и вводящий новое вместо ветхого. Об этом Павел – божественная труба Духа – восклицает: аще кто во Христе, нова тварь: возобновитесь; древняя мимоидоша, се быша вся нова (2Кор. 5, 17); ничто же бо совершил закон; приведение же есть лучшему упованию, имже приближаемся к Богу (Евр. 7, 19). Истина благодати светло воссияла. Сам Законодатель, непостижимо подвергнув Себя истощанию, строительно стал человеком, чтобы восполнить недостающее и несовершенное изменить на лучшее и совершеннейшее. Это и высокий Иоанн, богогласный гром слова, желал выразить как можно яснее. От исполнения Его,– он говорит,– мы вси прияхом и благодать возблагодать (Ин. 1, 16). Когда (Слово) истощило Себя и превыше законов природы от нас заимствовало наше естество, тогда мы прияли полноту и вместо (плотского) смешения, взятого от нас, обогатились Божеством.

Да веселится же ныне вся тварь; да торжествует природа. Да возрадуется небо свыше, и облацы да кропят правду (Ис. 45, 8), да искапают горы сладость (Ам. 9, 13), да отрыгнут холм веселие, яко помилова Бог люди Своя (Ис. 49, 13) и воздвиже рог спасения нам, в дому Давида отрока Своего (Лк. 1, 69), эту пренепорочную и непричастную мужу Деву, от Которой родился Христос, чаяние и спасение языков. Да ликует ныне всякая благодарная душа и природа, да созовет тварь на свое обновление и воссоздание. Неплодные, скоро стекайтесь, потому что бездетная и неплодная родила божественного младенца – Деву. Матери, радуйтесь: матерь, не родившая, родила нетленную Матерь и Деву. Девы, веселитесь: ненасеянная земля неизреченно произрастила Того, Кто рождается от Отца. Жены, торжествуйте: жена подала древле повод ко греху и она же восприяла начатки спасения; жена, древле осужденная, явилась оправданною Богом, Матерь безмужная, избранная Создателем, и обновление (человеческого) рода. Всякое творение да славословит и ликует и приносит дар, достойный этого дня. Да будет ныне единое, общее торжество и на небе, и на земле. Пусть вместе празднует все, что в мире и что вне мира. Ныне Создателю всего устроился созданный храм; и творение уготовляется в новое божественное жилище Творцу. Ныне изгнанная из страны блаженства природа наша принимает начало обожения и персть стремится вознестись к высочайшей славе. Ныне Адам приносит от нас и за нас начатки Богу, достойнейший плод человечества – Марию, в Которой (Новый Адам) делается хлебом для восстановления (человеческого) рода. Ныне отверзается великое недро девства, и Церковь, по образу брачной, налагает на себя чистую жемчужину истинной непорочности. Ныне достоинство человеческое принимает дар первого творения и возвращается в прежнее состояние: помраченное безобразием греха благолепие красоты, чрез соединение природы человеческой с рожденною Материю красного добротою (Пс. 44, 3), человек получает в превосходнейшем и богоприличнейшем виде. И это творение делается поистине созданием, и воссоздание – обожением, и обожение – возвращением первого совершенства! Ныне неплодная становится, сверх ожидания, материю и, родив родившую без мужа, освящает естественное рождение. Ныне приготовлен благолепный цвет для божественной багряницы и бедная природа человеческая облеклась в царское достоинство. Ныне – по пророчеству – произрасла отрасль Давидова, которая, став вечно зеленеющим жезлом Аарона, процвела нам жезл силы Христа. Ныне от Иуды и Давида происходит Дева Отроковица, изображая Собою царское и священническое достоинство Принявшего (священство) Аарона по чину Мелхиседекову (Евр. 7, 15). Ныне благодать, убелив таинственный ефуд божественного священства, соделала его из левитского семени, и Бог украсил царскую порфиру кровию Давида. Кратко сказать, ныне начинается восстановление природы нашей, и обветшавший мир, принимая Богоприличное образование, получает начало второго божественного творения.

Первое творение людей произошло из чистой и нескверной земли; но природа их помрачила прирожденное ей достоинство, лишившись благодати чрез грех преслушания; за это мы изгнаны из страны жизни и, вместо райских наслаждений, получили жизнь временную, как родовое наследство, а с нею смерть и растление рода (нашего). Все стали предпочитать землю небу, так что не оставалось никакой надежды ко спасению, кроме высшей помощи. Ни естественный, ни писаный закон, ни пламенные примирительные вещания пророков не сильны были уврачевать болезнь. Никто не знал, как исправить природу человеческую и посредством чего удобнее было бы возвести ее к первому достоинству, доколе не благоволил Художник всего Бог открыть нам другой стройный и новосоставленный мир, уничтожив издревле вторгшуюся язву греха, породившего смерть, и даровав нам дивную, свободную и совершенно бесстрастную жизнь, чрез воссоздание наше в крещении Божественного рождения. Но как сообщилось бы нам это великое и преславное блого, столь сообразное с законами Божественными, если бы Бог не явился нам во плоти, не подвергся законам природы и не благоволил пожить с нами образом, ведомым Ему. А как все это могло бы прийти в исполнение, если бы прежде не послужила таинству чистая и неприкосновенная Дева, Которая вместила Невместимого по закону, превышающему законы естества? И могла бы сделать это какая другая дева, кроме Той единой, Которая избрана была прежде всех родов Творцом природы? Эта Дева есть Богородица – Мария, Богопрославленная, из утробы Которой исшел с плотию Пребожественный и Которую Сам Он устроил чудным для Себя храмом. Она зачала бессеменно и родила нетленно, потому что (Сын Ее) был Бог, хотя и родился плотски, без смешения и болезней. Эта Матерь поистине избежала свойственного матерям и дивно питала млеком Сына, рожденного без мужа. Дева, родив бессеменно зачатого, пребыла чистою Девою, сохранив невредимым знамения девства. Итак, воистину Она именуется Богородицею; девство Ее чтится и рождение ублажается. Бог, соединяясь с человеками и являясь во плоти, дарует Ей собственную славу. Женское естество вдруг освобождается от первой клятвы, и как первое ввело грех, так первое же начинает спасение.

Но слово наше достигло главной цели своей, и я, торжествуя ныне и с веселием участвуя в этом священном пире, предлагаю вам общую радость. Искупитель рода (человеческого) – как я сказал – восхотел устроить новое рождение и воссоздание (человека): подобно как при первом сотворении, взяв персть из девственной и чистой земли, образовал первого Адама, так и теперь, устрояя Свое воплощение на земле,– так сказать, вместо персти – избирает из всего творения эту чистую и пренепорочную Деву, и, воссоздавая человечество в избранной из среды человеков, Творец Адама делается новым Адамом, чтобы спасти древнего.

Кто же эта (Дева) и от каких произошла родителей – скажем кратко, заглянув – по возможности – в историю. Мария, слава всех, родилась от племени Давидова, а от семени Иоакима. Она происходила от Евы, а была чадом Анны. Иоаким был муж кроткий, благочестивый, воспитанный в законе Божием. Живя целомудренно и ходя пред Богом, он состарелся бездетным: цветущим летам его не соответствовало продолжение рода. Равно и Анна была боголюбива, целомудренна, но бесплодна; жила с мужем в согласии, но была бесчадна. Ни о чем столько не заботясь, как о соблюдении закона Господня, она, однако ж, ежедневно уязвлялась жалом бесчадства и претерпевала то, что обыкновенно бывает уделом неплодных,– печалилась, скорбела, сокрушалась, не терпя бездетства. Так Иоаким и супруга его сетовали о том, что не имели преемника рода своего; впрочем, искра надежды еще не погасла в них совершенно: оба воссылали молитвы о даровании им чада для продолжения семени. Оба, подражая услышанной молитве Анны (1Цар. 1, 10), не отходили от храма, усердно прося Бога, дабы разрешил неплодство и даровал плод бесчадным. И не оставляли они своих усилий, пока не получили желаемого. Действительно, желания их исполнились. Податель даров не презрел дар упования их. Неумедляющая сила скоро предстала на помощь к просившим и умолявшим Бога и сделала способным одного к произведению, а другую к восприятию плода. Таким образом, от неплодных и иссохших родителей, как бы от орошенных дерев, произрос для нас преславный плод – Пренепорочная Дева. Узы неплодства разрешились – молитва, сверх ожидания, оказалась плодоносною; бесчадная родила чадо; бездетная соделалась счастливейшею материю. Так как произрастившая из утробы Своей Клас нетления произошла от неплодной матери, то родители, в первом цвете Ее возраста, привели Ее во храм и посвятили (Богу). Священник, совершавший тогда чреду служения, узрев лик дев, предшествовавших и последовавших Ей, возрадовался и возвеселился, видя как бы действительное исполнение Божественных обетований. Он посвятил Ее Богу, как честный дар и благоприятную жертву – и, как великую сокровищницу спасения, укрыл Ее в самых внутренних частях храма. Здесь Отроковица ходила в оправданиях Господних, как в брачных чертогах, питаясь небесною пищею до времени обручения, которое предопределено было прежде всех веков Тем, Кто прежде всякого творения, времени и пространства божественно родил Его, и вместе соестественным, сопрестольным и поклоняемым Духом Его, а это и есть едино Божество, имеющее одно естество и царство, неразделенное и неизменное и ни в чем не различное, кроме личных свойств. Посему-то я торжествую и ликую и Матери Слова приношу дар празднственный, потому что родившееся от Нее научило меня веровать в Троицу: безначальное Слово и Сын устроил в Ней Свое воплощение; родивший Отец благоволил это; Дух Святый осенил и освятил утробу непостижимо зачавшей.

Теперь время вопросить Давида: в чем клялся ему Бог всяческих? Скажи, песнопевец Пророк! Прииди, возьми гусли, бряцай в струны, ясно возвести: в чем клялся тебе Господь? В чем клялся мне Господь? Клялся от плода чрева моего посадить на престоле моем (Пс. 131, 11). Вот в чем клялся и не преступил клятвы Своей, клялся и слово запечатлел делом! Единою,– сказал Он,– кляхся о святем Моем, аще Давиду солжу: семя его во век пребудет, и престол его, яко солнце предо Мною, и яко луна совершена в век: и Свидетель на небеси верен (Пс. 88, 36–38). Такую клятву Бог исполнил, потому что невозможно солгати Богу (Евр. 6, 18). Вот смотрите: Христос именуется по плоти Моим Сыном (Мф. 22, 42); а Господу моему и Сыну поклоняются все языки (Пс. 71, 11), видя Его сидящим на девственном престоле! Вот и Дева, из утробы Которой происшел Предвечный, воплотившийся в конец веков и обновивший веки, также произрасла из моих чресл! Все это так!

Люди Божии, язык святой, собрание священное! Почтим отеческую память; возвеличим силу таинства. Каждый из нас, по мере данной ему благодати, да принесет достойный дар настоящему торжеству. Отцы – благоденствие рода; матери – благочадие; неплодные – неплодство греха; девы – сугубое целомудрие, то есть души и тела; брачные – похвальное воздержание. Если кто из вас отец – да подражает отцу Девы; хотя кто и бездетен – да пожинает плодотворную молитву, возрастающую из богоугодной жизни. Мать, питающая чад своих,– да радуется вместе с Анною, воспитавшею чадо, дарованное ей в неплодстве по молитве. Неплодная, нерождающая, лишенная благословенного плода – да приходит с верою к богоданной отрасли Анны и отложит неплодие. Дева, непорочно живущая,– да будет материю слова, украшая словом благолепие души. Брачная – да приносит умную жертву от плодов молитвы. Вкупе богат и убог, юноши и девы, старцы с юношами (Пс. 48, 3; 148, 12), священники и левиты, цари и царицы – все вкупе да торжествуем в честь Отроковицы, Матери Бога и Пророчицы: из Нее исшел Пророк, предвозвещенный Моисеем, Христос Бог, истина (Втор. 18, 15). Поспешим за текущими девами; внидем во Святая святых. Там зреет прекрасный цвет; там уготовал Бог для Отроковицы воспитательный чертог. Посему-то девы – ближние ее – ликовствуют, предустрояя будущее. Посему-то дщери Сионовы идут за Нею, как за Царицею, привлекаемые благовонием Ее мира. Храм отверз священные врата, чтоб восприять всецарственную славу; тогда-то, тогда Святое святых открылось, чтобы заключить в свои недоступные недра Пресвятую Матерь Святого. У Ней пища чудная: питает Ее – без помощи рук – Тот, кто Сам вскоре имел питаться млеком Ее. Питатель Ее был Дух Святый, до времени явления Ее Израилю, когда приспело время обручения, и Иосиф, потомок Давида, обручил себе дщерь Давидову, и Она восприяла глас Гавриила вместо семени; после чего, быв непричастна браку, явилась имущею во чреве и родила Сына без содействия отца, осталась чистою, не потеряв девства, потому что Родившийся от Нее сохранил и по рождении невредимыми знамения девства. Он есть Христос Иисус Назорей, грядущий в мир. Он есть истинный Бог и жизнь вечная. Ему слава и честь и поклонение со Отцом и Святым Духом, ныне и всегда и во веки веков. Аминь.

СЛОВО НА РОЖДЕСТВО ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ святителя Андрея Критского 185

Если можно измерить землю горстию и обвесть море вервием; если можно измерить небо пядию (Ис. 40, 12) и исчислить множество звезд (Пс. 146, 4); если можно постигнуть капли дождя (Иов. 36, 27), пылинки земли, вес ветров (Иов. 28, 25) и количество песка, то можно понять и настоящий предмет наш. Мы совершаем праздник Божией Матери, Рождество досточудной Отроковицы Приснодевы, Отроковицы неискусобрачной, Царицы, Пророчицы, Которой царские пелены изображая в царском виде великий из пророков и царей Давид воскликнул: вся слава Дщере Царевы внутрь: рясны златыми одеяна и преиспещрена (Пс. 44,14), издалека тем показывая – как думаю – благолепие красоты, дарованное Ей от Бога чрез сообщение разных даров Божественного Духа; это значит – по моему разумению – златое одеяние и златые рясны. Думаю, что благомыслящие разумеют и царские пелены Ее не в плотском смысле, и потому (Давид), провидя внутреннее благолепие и просиявшее от этой красоты внешнее благообразие Девы, дерзновенным гласом воскликнул: слыши, Дщи, и виждъ и приклони ухе Твое, и забуди люди Твоя, и дом отца Твоего: и возжелает Царь доброты Твоея (Пс. 44, 11–12), что хотя прямо относится к церкви из язычников, но без труда может быть понимаемо и о Ней, так как Она вся для всего Жениха Церкви соделалась храмом, чрез чудное воплощение. Итак, восхвалим с рукоплесканием, совокупно с Давидом, происшедшую от Давида Матерь Божию; почтим светлость праздника; возвеличим Деву похвалами девства; принесем Царице рода (нашего), как многоценные дары и благовония, предречения пророков; возгласим Ей приветствие Гавриила; скажем Матери радости: радуйся, Благодатная! Радуйся, Осиянная, чрез Которую прогнана тьма и введен свет! Радуйся, Благодатная, чрез Которую упразднен закон и воссияла благодать! Радуйся, начало радости и конец проклятия! Радуйся, истинно Благодатная: Господь с Тобою,– Тот, Который после из Тебя, прежде с Тобою; прежде силою, после действием; теперь уготовляя чрево Твое Себе в жилище и потом устрояя из Тебя плотски великое таинство Домостроительства. Радуйся, одна принявшая в Свое недро благословение – Господа, чтобы освободить праматерь от первой клятвы! Радуйся, богоприемная Сокровищница девства, из которой и нетленное рождение произошло, и богатство девства осталось нерасхищенным! Радуйся, Матерь, пребывающая в чистоте, и Дева, сосцами питающая! Радуйся, диадема красоты, Царица рода (нашего), отвсюду украшенная царскими отличиями! Радуйся, божественное Святилище Христа, Который один только в небесном святилище священнодействовал, по чину Мелхиседекову (Евр. 5, 6. 10; 6, 20; 7, 11. 17. 21)! Радуйся, Жезл Ааронов, Корень Иессеев, Скипетр Давидов, царское Одеяние, Венец благодатей, неписаный Образ девства, Дщица святыни (Исх. 28, 36; 29, 6), Слово явлений (Лев. 8, 8)! Радуйся, Посредница закона и благодати, запечатление Ветхого и Нового заветов, яснейшее исполнение всякого пророчества, краестишие (акростих) Богодухновенной истины Писаний, Бога и Слова одушевленный и чистейший Свиток (Ис. 8,1), в котором без слов и письмен ежедневно читается Сам писатель – Бог и Слово! Радуйся, Начаток нашего воссоздания и предел Божественных нам обетований и проречений, предвозвещенное святилище Божественной славы, ожиданное спасение язычников (Быт. 49, 10). Радуйся, истинная Лествица всех сторон златом (Евр. 9, 4) – сияющим Духом, златая Стамна, носящая небесную манну – Христа и нетленную пищу всего мира! Радуйся, чрез Которую: в болезнех родиши чада (Быт. 3, 16), не имея уже места, переменено на родишь в веселии! Благословена Ты в женах, чрез Которую с сознанием восклицают народы верующие: благословен грядый во имя Господне: Бог Господь и явися нам! (Пс. 117, 26. 27). Благословена Ты в женах, таинственная и богонасажденная Лоза, благорастущая в церковных собраниях и произращающая нам из утробы зрелый Грозд нетления! Благословена Ты в женах, боговозделанная Нива, носившая во чреве несеяный и родившийся Клас нашей жизни! Благословена Ты в женах, истинно вожделенная земля, из которой Скудельник, взяв брение нашего состава, возобновил сокрушенный грехом сосуд! Благословена Ты в женах, новый Силом, в котором почил мысленный ковчег воплощения Бога и Слова и вместе вся полнота Божества обитала телесно (Кол. 2, 9). Благословена Ты в женах, истинно божественный Давир, в котором богоносные тайноводители священной Церкви, имея прорицалище Божественных откровений, предзрели будущее! Благословена Ты в женах, мысленный Вифлеем, по избранию и естеству сделавшаяся и именуемая духовнейшим домом Хлеба жизни; потому что Он, вселившись в Тебя, как Сам ведает, и несмешенно смешавшись с нашим смешением, заквасил Себе всего Адама, чтобы сделаться хлебом животным и небесным. Благословена Ты в женах, превосходящая законную и сеновную скинию, из которой великий Веселиил – Христос Бог благодатию нерукотворенно, зодчеством Духа, создал Себе храм, одушевленную Свою плоть!

Но, возлюбленный, что бы мы ни говорили, мы не составим для Нее достойной брачной песни, если не соплетем венца похвал, заимствуя таинственно цветы с лугов Писания. Нет, нет ни одного места во всем вообще Богодухновенном Писании, где бы внимательный исследователь не увидел разных повсюду рассеянных на Нее указаний; и если ты сам тщательно объяснишь себе их, то яснее поймешь, какую славу от Бога Она в Себе вместила. Смотри, какими многоразличными именами Она украшена и как выразительно во многих местах Писания показана! Так, говоря о Ней, оно именует Ее Девою, Отроковицею, Пророчицею; далее – чертогом, домом Божиим, храмом святым, второю скиниею, святою трапезою, жертвенником, очистилищем, златою кадильницею, Святым святых, Херувимом славы, златою стамною, скрижалями завета, иерейским жезлом, царским скипетром, диадемою красоты, рогом с миром помазания, алавастром, свещником, курением, светильником, светильнею, колесницею, купиною, камнем, землею, раем, страною, нивою, источником, агницею, каплею и другими именами, какими знаменитые истолкователи Духа, по таинственному воззрению на символы, пророчески Ее называют. Так, называют Ее купиною, потому что Моисей говорит: мимошеду вижду видение великое сие: яко не сгарает купина (Исх. 3, 3); жезлом,– как Исаия говорит: изыдет жезл из корене Иессеова, и цвет от корене его взыдет (11, 1); корнем: и будет корен Иессеов, и возстаяй владети языки, на Того язы́цы уповати будут (ст. 10); землею святою: Моисее, Моисее, изуй сапоги от ног твоих: место бо, на немже ты стоиши, земля свята есть (Исх. 3, 5); землею желанною: и уничижиша землю желанную (Пс. 105, 24); землею, от которой воссияла истина: истина от земли возсия (Пс. 84, 12); югом: Бог от юга приидет (Аввак. 3, 3); горою: и Святый из горы приосененныя чащи (там же); отсечеся камень от горы без рук (Дан. 2, 24); гора, юже благоволи Бог жити в ней (Пс. 67, 17); маслиною: аз же яко маслина плодовита в дому Божии (Пс. 51, 10); кивотом: воскресни, Господи, в покой Твой, Ты и кивот святыни Твоея (Пс. 131, 8); престолом: видех Господа седяща на престоле высоце и превознесение, и исполн дом славы Его (Ис. 6, 1); вратами: и рече Господь ко мне: сия врата заключена будут и не отверзнутся: яко Господь Бог Израилев внидет ими, и изыдет, и будут врата заключена (Иез. 44, 2); Сионом: приидет из Сиона избавляяй, и отвратит нечестие от Иакова (Ис. 59, 20); избра Господь Сиона, изволи и в жилище Себе (Пс. 131, 13); материю: мати Сион речет человек,  и человек родися в нем, и Той основа и Вышний (Пс. 86, 5); и откуду мне сие, да приидет Мати Господа моего ко мне? (Лк. 1, 43); носильным одром: одр сотвори себе царь Соломон от бревес Ливанских (Песн. 3, 9); одром: се, одр Соломон, шестьдесят сильных окрест его от сильных Израилевых (ст. 7); свитком книжным: и видех, и се, рука простерта ко мне, и в ней свиток книжный: и разви его предо мною, и в том писана быша предняя и задняя (Иез. 2, 9–10); и рече ко мне: сыне человечь, снеждь свиток сей (3, 1); книгою: и будут вам словеса сия, – говорит Бог,– аки словеса книги запечатленныя, юже аще дадут человеку, ведущему писания, глаголюще: прочти сие, и речет: не могу прочести, запечатленна бо (Ис. 29, 11); свитком новым: и рече Господь ко мне: приими себе свиток нов велик и напиши в нем писалом человечим, еже скоро пленение сотворити корыстей, приспе бо (8, 1); клещами: и послан бысть ко мне един от Серафимов, и в руце имяше угль горящ, егоже клещами взят от олтаря, и прикоснуся устном моим, и рече: се, прикоснуся сие устном твоим, и отъимет беззакония твоя, и грехи твоя очистит (6, 6–7); девою: се Дева во чреве зачнет, и родит Сына, и нарекут имя ему Еммануил (7, 14; ср. Мф. 1, 23); пророчицею: и приступих ко пророчице, и во чреве зачат, и роди сына; и рече Господь мне: нарцы имя ему: скоро плени, нагло расхити; зане прежде неже разумети отрочати назвати отца или матерь, приимет силу Дамаскову и корысти Самарийския (Ис. 8, 3–4); царицею: предста Царица одесную Тебе, в ризах позлащенных одеяна и преиспещрена (Пс. 44, 10); ближнею: вся добра еси, ближняя Моя, и порока несть в тебе. Востани, гряди, ближняя моя, невесто! Гряди от Ливана прииди и прейди из начала веры (Песн. 4, 7–8); сот искапают устне твои, невесто, мед и млеко под языком твоим, и благовоние риз твоих, яко благоухание Ливана (ст. 11); сестрою: что удобреста очи 186 Твои, сестро моя невесто? (ст. 10); вертоградом: вертоград заключен, источник запечатлен (ст. 12); дщерию: слыши, Дщи, и виждь, и приклони ухо твое, и забуди люди твоя и дом отца твоего, и возжелает Царь доброты твоея (Пс. 44, 11); многи дщери стяжаша богатство, многи сотвориша силу: ты же предуспела и превознеслася еси над всеми (Притч. 31, 30); обрученною: послан бысть Ангел Гавриил от Бога во град Галилейский, емуже имя Назарет, к Деве, обрученной мужеви, емуже имя Иосиф, от дома и отечества Давидова; и имя Деве Мариам (Лк. 1, 26–27; 2, 4); облаком: се Господь седит на облаце легце, и приидет во Египет и потрясутся рукотворенная Египетская (Ис. 19, 1); видением: видех видение огня, и свет его окрест; яко видение дуги, егда есть на облацех в день дождя, тако стояние света окрест; сие видение подобие славы Господни (Иез. 1, 27–28; 2, 1); илектром (янтарь): и видех, яко видение илектра, яко видение огня внутрь его окрест, от видения чресл, и выше, и от видения чресл даже до долу (1, 27); днем, ночью: день дни отрыгает глагол и нощь нощи возвещает разум (Пс. 18, 3); небом: с небесе призре Господь, виде вся сыны человеческия (Пс. 32, 13); небо небесе Господеви (Пс. 113, 24); востоком: царства земная, пойте Богу, воспойте Господеви, возшедшему на небо небесе на востоки (Пс. 67, 33); западом: путесотворите возшедшему на запады, Господь имя Ему (ст. 5); солнцем: в солнце положи селение Свое: и Той яко Жених, исходяй от чертога Своего (Пс. 18, 5–6); градом: преславная глаголашася о тебе, граде Божий (Пс. 86, 3); речная устремления веселят град Божий: Бог посреде его и не подвижится (Пс. 45, 5–6); плинфою (кирпич): и ты сыне человечь, возьми себе плинфу, и положи ю пред лицем твоим, и да напишеши на ней град Иерусалим; и да даси окрест его ограждение (Иез. 4, 1–2); местом: яко страшно место сие: несть сие, но дом Божий и сия врата небесная (Быт. 28, 17); и взя мя Дух, и слышах глас за собою труса велика, глаголющих благословена слава Господня от места Его (Иез. 3, 12); аще дам сон очима моима, и веждома моима дремание, и покой скраниама моима: дóндеже обрящу место Господеви, селение Богу Иаковлю (Пс. 131, 4–5); руном: снидет яко дождь, на руно, и яко капля, каплющая на землю (Пс. 71, 6); женою: благословена Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего (Лк. 1, 42); посла Бог Сына Своего, раждаема от жены, бываема под законом (Гал. 4, 4); блаженною: блаженна веровавшая, яко будет совершение глаголанным Ей от Господа (Лк. 1, 45); блажено чрево, носившее Тя, и сосца, яже еси ссал (11, 27); Мариею: не бойся, Мариам: обрела бо еси благодать у Бога; и се зачнеши во чреве, и родиши Сына, и наречеши имя Ему Иисус (1, 30–31); той бо спасет люди Своя от грех их (Мф. 1, 21); сей будет велий, и Сын Вышняго наречется: и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его, и воцарится в дому Иаковли во веки, и царствию Его не будет конца. Рече же Мариам ко Ангелу: како будет сие, идеже мужа не знаю? И отвещав Ангел, рече Ей: Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя; темже и раждаемое свято наречется Сын Божий (Лк. 1, 32–35); и рече Мариам: величит душа Моя Господа, и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем (ст. 46, 47).

Кто не удивится вознесенной на такую высоту, что соделалась Материю Божиею? Поистине, это самое странное и дело, и слышание! Но послушайте меня: обратимся к самой Предстоятельнице празднества, чтобы слово опять возвратилось к тому, от чего немного уклонилось. Итак, коснемся песнопений этого дня и, немного побеседовав с собранием, окончим течение слова.

Сокрушенное праотеческим падением естество человеческое имело нужду в воссоздателе или восстановителе и молча громко вопияло к Создателю: вскую Господи отстоишь далече (Пс. 9, 22). Громче же и слезно оно жаловалось чрез пророков: где суть милости Твоя древния, Господи, имиже клялся еси Давиду во истине Твоей (Пс. 88, 50). Что же милости Хотящий? (Ос. 6, 6). Не презрел, не замедлил, не отложил обетований надолго. Каких обетований? Не оставлю тебе, ниже презрю тя (Нав. 1, 5; сн. Евр. 13, 5), что впоследствии Он сказал и ученикам, восходя с земли на небо, от которого, впрочем, Он и не отлучался: не оставлю вас сиры; прииду к вам (Ин. 14, 18). Это же Он ясно обещал и чрез пророков, еще прежде неизреченного Своего вочеловечения. Когда это было так и уже время требовало положить конец обетованию, смотри, что сделал Совершающий наше спасение, спасение нашего смешения. Он не отъинуда принес для этого средство, и не из другого существа сделал для Себя сосуд; но, взяв из той же самой персти и из той же самой, если можно сказать, закваски брение, построил Себе драгоценный и, поистине, неизреченного зодчества храм, в котором Сам, как первый и единственный Архиерей и Царь, домостроительно священносовершил примирение наше с Отцом Своим, пресущественно, но и существенно восприяв из человеческого существа все наше существо. Итак, помянул Бог создания Свои; ибо все народы – Его создание. Помянул Господь веков милости Свои от века (Пс. 24, 6); помянул завет, который положил с человеками; помянул и, помянувши, не замедлил, но тотчас явил благодеяние. Помянул Давида и клятвенное прежнее ему обещание – от семени его восставить Христа (Пс. 131, 11), чтобы чрез Него восстановить, как скинию, падшее здание рода нашего (Ам. 9, 11 и след. Деян. 15, 16). Он произвел удивительное чудо чрез (другое) удивительное чудо. Когда целомудренная Анна была подавляема великою печалию о бесчадстве, особенно же когда и сожитель ее жестоко огорчался бездетством, Бог разрешил неплодство обоих и, преклоненный их молитвами, дал неплодной рождение, посеянное молитвою, сожителю – плод, произращенный надеждою, иссохшим от зноя бесчадства – цвет присноцветущий: и бывшая прежде неплодною стала плодоносною, и не произращавшая прежде ростка – лозою, пускающею новые отростки. Что может быть досточуднее такого деторождения? Но и что удивительнее, как видеть Матерь Божию из бессеменной утробы, хотя разверзающейся, но не растлевающейся, произращающую плод чистоты, и Деву, произрастающую от неплодной и бездетной. И для чего это? Для того, чтобы превосходным чудом над Нею удостоверить чудо родившей. Первая (чего прежде не знало естество человеческое) вела в естество превыше естества безотечное от бессеменного зачатия рождение, преестественно силою зачав в утробе Зиждителя естества, и соделалась Материю, избежав свойственного матерям, так что и Младенец не имел отца на земле; потому что был зачат без семени, и Родившая родила без нетления. А последняя, несмотря на то что много и прежде было таких матерей, которые зачинали в неплодстве, имела жребий, превосходнейший пред всеми. Хотя те и были супругами патриархов и по справедливости удостоились подобного чудодейсгвия, то есть разрешения от уз своего неплодства, и даже сделались праматерями этой священнородной Отроковицы, но сродство их с чудом божественного Домостроительства было весьма неблизкое и отдаленное; эта же хотя гораздо после, но ко времени, и в самом конце времен, когда то есть стоял у самых дверей ищущий царской драхмы, или (Божия) в нас образа, чтобы прежде покрывавший его прах стереть с него богосовершительным действием Духа и чтоб таким образом, по человеколюбию, возобразить в Себе человеческое естество. Какой это прах, покрывавший наше благородство? Не ясно ли, быть может, само по себе, хотя бы мы и не говорили, что Создавший нас, испытав тот прах, из которого мы сперва созданы и потом воссозданы, обрел искомое? Что же это такое? Это – первообраз образа; его-то узрел Бесстрастный по существу покрытым страстями; Он испытал прах Адама; а прах, в котором обретено искомое, была земля, подобная нашему телу; полем же ее была девическая пресвятая утроба. Эту ниву обрел жизненачальный наш Клас, и на ней Он, родившись сверхъестественно, бессеменно и невозделанно, произрос. Вот прах! Вот клас! Вот поле земли, на котором мы новым образом воссозданы и чрез которое наш прах, преобразовавшись, восшел к прежнему достоинству!

Видишь, сколько тайн содержит в себе рождение Анною! Как она превзошла прежних неплодных превосходным чудом славного своего деторождения! Но какого чревоношения удостоилась и Дева Отроковица, Богоизбранная, Пречистая Мария! Какая другая из жен имела когда-либо такую и столь великую славу!

Поелику же слово немощно для того, чтобы вознестись на такую высоту созерцания, и не может простираться далее, то скажем опять нечто радостное в приветствие Матери радости; потому что весьма прилично присовокупить для Ней возглашение радости. Радуйся, Благодатная! Радуйся, Прославленная! Радуйся, радостотворная Жертва всемирного спасения! Радуйся, истинно златая Кадильница мысленных благовоний, в которой мысленный фимиам – Христос, составленный из Божества и человечества, не-слиянно и нераздельно, огнем Божества произвел благоухание одушевленной и разумной Своей плоти! Радуйся, нерукотворная и богозданная Скиния, в которую единожды в конце веков вошел единый Бог и первый Архиерей, таинственно священносовершая в Тебе службу за всех! (Ты) – вторая завеса святых (Евр. 9, 1), за которою – очистилище мира и пречестное Херувимов осенение, так как Ты, Самого Господа святилища нося во чреве, покрыла внутри чрева завесою! – седмисвещник и седмисветильник седми даров, освящаемый седмью чашицами Духа! (Зах. 4, 2),– неугасаемая светильня света, все просвещающего, которую таинственно питает елей помазания! Радуйся, Жертвенник, на котором таинственно приносится живое всесожжение – Агнец, Христос! – Боготаинственная Трапеза превышающего ум священнодействия, на которой небесный хлеб – Христос, всемирный Агнец, принесся, как благовонная и живая жертва, животворящая причащающихся! – Жертвенник всего таинственного служения, в котором Бог плотию закалается и освящает все и, таинственно пребывая с человеками, вселяется в них, имеет с ними общение, попускает касаться Себя руками грешников, подноситься к бренным устам и вливаться в прах плоти нашей, смешиваясь, но не исчезая!

О неизреченное Истощание! О Благость, явленная в том, что Бог даровал нам это, превыше законов естественных и положительных, чрез единоплеменную и сродную нам Жену, чрез Жену, Которой не только красота души возвысилась до той беспредельной высоты, что Сам Христос – красота непостижимая – возжелал Ее красоты и избрал Себе от Нее второе и безотечное рождение; но и состав тела столь благообразен и столь чист, что вместил в себе бестелесное и невместимое величие пресущественного естества в лице одной из трех Его ипостасей! Вот кто Богородица Мария – общее прибежище всех христиан: первое воззвание прародителей от первого падения; возвращение пострадавшего рода (нашего) к нестраданию; таинственно древле сенописанное видение Моисеево при купине (Исх. 3, 3); руно Гедеоново, которое он, бестрепетно узрев символически орошенным каплями небесной росы, принял происшедшее за чудо и дождь – за знамение, что и подтвердил жертвоприношением (Суд. 6, 18–21); боготканая порфира Давидова, принесшая воплотившемуся Богу Давидову восприятую плоть, как порфиру; херувимский престол, превеликий, огненный и высокий, носящий в недрах Царя Господа Саваофа (Исх. 6, 1); наддверие небесного святилища, пред которым Серафимы покрывают одними крыльями свои лица, другими – ноги, а иными летают, громко взывая ту страшную песнь,– потому что не выносят видения неприступной славы; врата небесные, которыми прошел один Владыка небес, не дав пройти ими никому ни после Себя, ни прежде Себя (Иез. 44, 2). Веселись о Ней, небо! Она, подражая тебе, не тесно вместила невместимого тобою Господа. Ликуй о Ней, земля! Ее чревоношение, соделав тебя небесною, соделало земных небесными. Рукоплещи и море чуду Девы! Христос, благоволив родиться из Нее по телу, освятил влажное существо вод, крестившись в водах. Вся тварь радуйся, ликуй и рукоплещи! Ныне родилась нам Отроковица, из Которой спасение и чрез Которую всемирное искупление – Христос Иисус Бог и Слово, Сый, и иже бе, и грядый (Апок. 1, 8), и пребывающий вовеки; на Котором и окончим наше слово, как бы удержанное великим морем девственного Слова, принося Богу, Троице, в Отце и Самом Сыне, со Святым Духом покланяемому, одну в трисвятом славословии славу, честь и поклонение, ныне и во все нескончаемые веки веков. Аминь.

СЛОВО НА ВВЕДЕНИЕ ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ святителя Германа, патриарха Константинопольского 187

Всякое священное торжество, при совершении, исполняет участвующих духовною радостию из (небесных) сокровищ и божественных источников. Но теперь прославляемое пением (торжество), вполне услаждающее души, столько важнее и светлее всех, сколько Богоотроковица над всеми возвышается и начальствует. Каждогодно возвращается это священнейшее Ее празднственное собрание, в котором участвующие должны быть чисты от скверны. Итак, если угодно вам, благосклонно последуйте за мною, украсившись чистейшими мыслями и светлейшими одеждами. Потечем и сорвем вожделенные цветы с самого луга Богоматери. Обоняем доброту Ее, полную благоухания, как бы из листьев розы, как и Соломон прекрасно в Песнях поет: кто сия восходящая от пустыни, яко стебло дыма кадящее смирну и ливан, от всех благовоний мироварца? (3, 6). Гряди от Ливана, невесто, гряди от Ливана (4, 8). Поэтому, побуждая друг друга, спешно соберемся на полезное и спасительное для всех торжество Богоматери и, приникнув во святилище, увидим Отроковицу, достигающую до второй завесы, Пречистую Марию и Богоматерь, разрешившую бесчадие неплодия и устранившую благодатию порождения (Своего, то есть Христа) тень законного письмени.

Ныне посвящается законному храму трилетствующая, Одна, бывшая чистым и высочайшим храмом Архиерея и совершителя всего – Господа, и отгнавшая Своим сиянием Богосветлой славы тьму письмени. Ныне вручается священнику младенец, имеющий принести (в храм) в сороковой день младенчествовавшего ради нас плотию единого Архиерея Бога, превыше всякого человеческого понятия, обнимая собственными дланями Необъятного. Ныне освящается благословениями по закону и приносится в благодарственный дар новейший и чистейший, ничем не запятнанный свиток, который будет не рукою писан, но позлащен Духом. Ныне Иоаким, освободившись поношения бесчадия, явно идет по улицам и, величаясь, показывает свое дитя и притом делается исполнителем освящения по закону. Ныне и Анна, вознаградив продолжительное бесчадие благочадием, воодушевленная безмерною радостию, возвещает концам (земли) о плоде своем, прижимая к груди пространнейшую неба. Ныне отверстые врата божественного храма принимают дверь Еммануила, зрящую на восток и запечатленную. Ньше священная трапеза храма начинает светлеть, чувствуя переход к бескровным жертвам, при поклонении и сладчайшем лобзании божественной трапезы небесного и душепитательного хлеба. Ныне возлагается на очистилище Одна, сделавшаяся для смертных, низринутых потоками грехов, новым и богоподобным очистилищем, действительным и нерукотворенным. Ныне имеющая принять, по освящению от Духа, Святого святых, святейше и достославно, с большим освящением, в незлобивом и невинном возрасте весьма чудно помещается во Святом святых, превосходя славою Херувимов.

Ныне возбуждает (нас) к похвале Мария, о Которой, хотя бы кто и неисчетное сказал, никогда не приблизился бы и тем менее достиг цели; потому что красота Ее безмерно превосходит всякий язык и ум. Небесная капля, проистекшая от Нее, показала величие Ее наподобие беспредельного моря. Отсюда богатство Ее сделалось, по беспредельности непостижимым и утешения Ее – неистощимыми. Поистине все и во всем насыщаются; но торжество, сопровождаемое похвалами и песнопениями в честь Ее, по причине приятности, не насыщает. Поэтому и виды похвал, заимствуемые от Нее, кажутся неудовлетворительными, и так как источник обилен и от почерпания не только не уменьшается, но по той мере, как почерпают из него, умножается во сто и тысячу раз более, почерпающим нельзя бояться недостатка. При созерцании Ее таинство преизобилует и, увеличиваясь, превосходит не только умы, погруженные в вещество, но и невещественные. Такова всеблаженная и пречистая Отроковица.

Родители Ее, по исполнении трех лет, приносят (Ее) Богу. Тройное число – как превосходно, как досточтимо и удовлетворительно для всякого доказательства! Тремя камнями Давид поверг на землю преступного Голиафа (См. 1Цар. 17,40); Илия Фесвитянин располагает (народ) к вере трояким обхождением (около жертвенника), когда над небесным огнем, горящим в воде, показывается пламя (3Цар. 18, 34); Иона, столько же дней носимый в недрах плавающего зверя, служит образом Бога, управляющего великим китом (Иов. 2,1); таковы числом были отроки, благодушно ходившие в огненной печи, напоенные небесною росою (Дан. 3, 23–24). По прошествии трех периодов по десяти лет Иисус, Господь мой, очищает меня от скверны преступления (Лк. 3, 21–23); а также по прошествии еще известного времени врачует всякую болезнь и всякий недуг. Он восходит на гору, чтобы стольким же по числу ученикам, в великой тайне, показать явление Своей славы (Мф. 17, 1). На третий день Он восставляет от ада души, от века содержавшиеся во мраке. И что еще? Смотри число три и в самом главном. Божество, сотворившее и совершившее все, благоволило прославиться как бы в совершенном числе в трех святынях, трех свойствах, трех ипостасях или, что то же, трех лицах, при единосущии, в единении, чуждом слития или смешения, и, как говорит великий в божественных предметах и искуснейший в богословии Григорий, нельзя ни бесчестить Его, отнимая (что-либо), ни измышлять сверх (показанного) числа многоначалие.

Итак, поелику Едину из самой Пресвятой и вечной Троицы, по благоволению Отца, самопроизвольно, осенением Всесвятого Духа, благоизволил вселиться во чреве этой Девы – Матери Отроковицы, то нужно было, чтобы и Она, украшенная славою того же числа, была светлейше посвящена; Она вводится в храм трех лет, по непреложному и известному устроению Творца Ее и Сына.

Когда была воскормлена (млеком) питательница нашей жизни, родители Ее исполняют данный обет. Созвав, говорят, соседних и окрестных девиц, они устроили так, что девицы со свечами шли впереди, а (Отроковица) следовала позади, для того чтобы, увеселяемая горящими свечами, Она продолжала путь, не оглядываясь назад.

Отдавая все свое Богу, (некогда) неплодная и бездетная Анна, громким голосом ясно взывала: приидите, сорадуйтесь мне все, кто присутствовал при моем разрешении, особенно теперь, когда я приношу Господу боголепный и освященный дар из моих недр. Приидите, начальники ликов, с ликами и девами тимпанницами, радостно воспойте новую песнь, не под предводительством Мариамы (сестры) Моисеевой, но под руководством Рожденной мною. Приидите и вы, ближние и дальние, и когда я, благочадствуя и проникнутая искреннейшею благодарностию, отдаю святилищу плод моих болезней, всерадостно воскликните Боговдохновенные гимны. И вы, сонм пророков, избраное собрание, устройте песнь из славных похвал, внушенных вам Духом Божиим, потому что где раздается звук пророческого слова, там теряет силу всякое сопротивное злоречие.

Ты – Праотец и Богоотец Давид, приятно потрясая музыкальным орудием, издай благогласнейший звук на струнах Духа боговдохновенными своими устами, ясно изображая сонм отроковиц, как приведутся Царю девы в след Ея, искренние Ея приведутся (Пс. 44, 15). Вот составляется сонм отроковиц на улицах и ведется в священное жилище в храме святом, с царскою славою, в веселии и радости, (Дщерь) Царева, исполняющая проречение твое, которую ты сам назвал дочерью,– Она мое дитя. Вся слава Дщере Царевы внутрь; рясны златыми (Пс. 44, 14) облечена чистым и непорочным девством и украшена несравненною красотою. Прииди и ты также, потомок Давида, и возгласи: кто сия проницающая аки утро, добра яко луна, избранна яко солнце (Песн. 6, 9)? Что украсишася стопы твоя (7, 1), Ты, имеющая облечься в солнце и устроить новое под солнцем зрелище.

И ты, громогласный Иезекииль, держащий богоданный свиток Животворящего Духа, возгласи хвалу запечатленной двери, обращенной к востоку и проходимой для Бога! А также и другой кто из священноизбранного чина и весь остальной лик прозорливцев, возвысьте голос, видя приближающееся исполнение предсказаний. Что же? И вы, праотцы, разрешаемые от клятвы и опять получающие жилище сладости, из которого извергли себя,– ужели вы не воспоете Виновницу спасения приличными, величайшими похвалами? Не вам ли особенно и надобно взывать, а с вами радоваться мне и всей твари?

Мудрая Анна такими мыслями, как и следовало, приспособляя себя к происходящему, с сладчайшим супругом ведя рожденную ими, в предшествии дев, несущих свечи, достигает храма. Двери (его) отверзаются, принимая умную дверь Еммануила Бога, и порог освящается вхождением Марии. Дом (Божий) весело освещается лампадами, но еще светлее сияет блистанием этой одной лампады: благолепие Ее красуется при Ее входе. Одежды рогов жертвенника покрываются багряницею от пурпуровой и девственной одежды Ее. Захария радуется, удостоившись принять Богоматерь; веселится Иоаким, совершением приношения свидетельствуя об исполнении пророчеств; торжествует Анна при освящении своей дочери; ликуют прародители, избегая осуждения; утешаются пророки, и с ними радостно движется всякий возраст, украшенный благодатию.

Таким образом Богоотроковица вводится и становится у рогов (жертвенника) между родителями молящимися и священником, имеющим благословить (Ее). Опять родители взывают к священнику: приими имущую принять невещественный и необъятный огонь; приими будущее вместилище Сына и Слова Отца и единого Бога; приими отъявшую от нас поношение бесчадия и неплодство; приведи к жертвеннику Ту, Которая вселяет нас в прежнюю область рая; держи Ту, Которая Своим рождением (то есть Христом) укротит страшную для нас силу смерти и господство ада; обними Ту, Которая прикроет нашу природу, обнаженную в Едеме; возьми рукою Ту, Которая повиет пеленами удерживающего нашу неудержимо, бурно и гордо простертую руку; принеси Богу принесшую нас, в Которой сокрыто исполнение надежд наших.

Воззри, Господи, воззри; возьми Ту, Которую дал; приими Ту, Которую даровал; приими данную нам для разрешения неплодства, чрез Нее Ты отъял бесчадие закона и искупил нас от продолжительного и тягчайшего бедствия. Приими Ту, Которая прекрасно управляет нами, Которую предызбрал, предопределил и освятил; привлеки преданную Тебе и прельщенную благоуханием Твоим, Ту, Которую Ты избрал между нами недостойными, как крин (лилию) среди терния; обними Ее, приносимую Тебе с радостным духом. Вот мы Тебе вручаем Ее и предаем себя.

Такова согласная речь праведных; таково единодушие боголюбезного супружества; таково единство действия Богоотцев. Поэтому Захария, приняв Отроковицу, как и следовало, прежде всего говорит родителям: виновники нашего спасения, что вам сказать? как вас назвать? Ужасаюсь, видя, какой вы приносите плод: он чистотою своею привлекает Бога к обитанию в себе. Никогда не было и не будет другой, сияющей такою красотою. Вы явились двумя разделяющими реками, исходящими из рая, принося лампаду, дражайшую золота и ценных камней, просвещающую всю землю красотой непорочного девства Ее и усладительным блистанием. Вы как бы светлейшие звезды, утвержденные на тверди: вы оба ясно освещаете мрачную тьму темной буквы и закона, данного среди бури; мудро и непреткновенно путеводите верующих во Христа к новой благодати нового света. Вы – светлейшие роги умного храма Нового Завета, в недрах своих имеющие разумнейший, освященный и божественный жертвенник священной жертвы. Еще более: вы в воспитании (Отроковицы) уподобились Херувимам, таинственно осеняющим очистилище Вождя мира и Первосвященника. Вы – выше золота, устроенного в древнее время для покрытия ковчега, потому что укрывали разумный и Божественный кивот Нового Завета, (содержавший) подписавшего нам на кресте оставление. Ваша радость – всемирная радость; ваша слава – общее веселие. Блаженны вы, родители такой Отроковицы! Благословенны вы, принесшие Господу такой благословенный дар! Блаженны сосцы, которыми Она воспитана, и чрево, в котором была носима!

Прииди и Ты, дитя, высшее неба. Прииди, по виду младенец, но на самом деле – Божие орудие. Прииди и лучше Сама освяти преддверие святилища; сказать коротко: не Ты очистись и освятись в нем, но обильно Сама освяти его. Приникни в сокровенный и страшный чертог Ты, неприступное и неисследимое сокровище. Войди в преддверие алтаря, сокрушающая врата смерти. Воззри на завесу, сиянием Своим просвещающая ослепленных помрачающим вкушением. Дай руки мне, ведущему Тебя, как младенца; но возьми и мою руку, старца утомленного и, по склонности к земному, спешного в преступлении заповеди, и приведи меня к жизни. Вот я Тебя беру, как старческий жезл и опору природы, ослабленной падением; смотрю на Тебя, как на будущее укрепление ниспадших до смерти. Приблизься с благоговением к трапезе – Ты, о Которой в весьма многих образах говорится, что будешь разумнейшею и чистою трапезою. Пройди по окружности всего жертвенника, Ты, издающая как бы благоухание фимиама, для обоняющих выше мира, и прекрасно названная богодвижным и духоносным языком Пророка – кадилом. Взойди, взойди на ступени священного здания, Ты, Которой дщери Иерусалима, услаждаясь превосходством красоты, соплетают похвалы и Которую ублажают земные цари; божественная ступень и лествица, утвержденная Богом, показанная весьма утешительно великому патриарху Иакову. Воссяди, Владычица, потому что пристойно Тебе, Царице и прославленной выше всех царств мира, восседать на такой высоте. Тебе – престолу, высшему Херувимов, подобает в жилище освященное место. Вот предлагаю Тебе, как Царице всех, по достоинству, первое седалище; восстави и Ты низверженных. Почему теперь взываю к Тебе с Давидом: слыши, Дщи, и виждъ, и приклони ухо Твое и забуди люди Твоя и дом отца Твоего, и возжелает Царь доброты Твоея (Пс. 44, 11–12).

Так говорил старец, хотя в мысли представлял еще большие похвалы. Между тем родители удалились, а Отроковица, посвященная Богу, осталась. Относительно пропитания Ангелы служили Ей со страхом, и Дева получала от невещественных вещественную или невещественную пищу. Так совершилось, при содействии Божием, Божественное посвящение. Младенец возрастал и укреплялся, а противная сила клятвы, наложенной на нас в Едеме, ослаблялась.

После этого, боголюбезное собрание, единогласно и сколько есть силы в нашем младенчествующем уме, воззовем Деве: радуйся! – не с тем, чтобы прославить и без того совершенный праздник Ее, но чтобы, по возможности, утешить нашу слабость: потому что Богу приятно то, что совершается посильно. Но единая Дева и вместе Матерь превосходит всякую мысль, и понятно – почему. Какая еще дева родила или, родив, сохранила неповрежденным девство, кроме Тебя единой, неизменно для нас понесшей плотию Бога, всеблаженная Дева!

Итак, радуйся, ныне вшествием Твоим во Святая святых, в славной и нерукоптворенной одежде, облекшая нас, обнаженных смертоносным и душевредным вкушением в Едеме, багряновидною одеждою, то есть от Бога посланною одеждою отпущения грехов, данного Богом нам погрязшим, Богоневеста! Радуйся, ныне светлейшим и честнейшим вхождением собирающая весь пророческий сонм, воспевающим богогласный гимн, как бы на доброгласнейших музыкальных органах и кимвалах, и духовно ликующим в веселии. Радуйся, стопами Своими поправшая лукавого и ненавистного змия диавола, бывшего для меня страшным вождем к падению; поврежденное же естество, клонившееся, казалось, к падению, с Собою возведшая опять в невещественную, святую и нетленную храмину. Радуйся, блистанием входа Твоего светло воссиявшая день радости и веселия содержимым в сени смертной и бездне слабости и свидетельствующая о совершении разрешения мрака богосветлое Облако, источающее нам умную божественную росу, ныне вхождением во Святая святых воссиявшая всеозаряющее солнце для содержимых в сени смертной; боготочный Источник, из которого реки Богопознания, источая ясную и светлую воду Православия, разгоняют множество ересей. Радуйся, приятнейший и разумный Рай Божий, ныне насаждаемый, по Его изволению, вседержительною десницею на востоке и произращающий для Него благоцветный крин (лилию) и неувядаемую розу (во врачевство) испивающим на западе вредную, душепагубную горечь смерти; (Рай), в котором цветет дерево жизни в познании истины, и вкушающие от него получают бессмертие! Радуйся, священный, непорочный и чистейший Чертог Всецаря Бога, облеченный величием Его, приемлющий и таинственно успокоивающий всех странных; Ты, утверждающая ныне в дому Господнем, то есть святом храме Его, в Которой нерукотворенный и украшенный чертог духовного Жениха, в Которой Слово обручило (Себе) плоть, восхотев обратить заблудшее и примирить (с Отцом) удалившихся по своему хотению! Радуйся, новый Сион, божественный Иерусалим, святый град великого Царя, Бог в тяжестех его знаем есть (Пс. 47, 3–4), заставляя царей преклоняться пред славою Твоею и побуждая весь мир в веселии проводить праздник входа Твоего; поистине златовидный и светлый, седмисвещный Светильник, возжигаемый неприступным светом и увлажаемый елеем чистоты, возвещающий восход света, во мраке прегрешений ослепленный тьмою. Радуйся, Божия гора тучная (Пс. 67, 16) и приосененная, в которой разумный Агнец, воспитавшись, понес наши грехи и болезни; из которой, отделившись, нерукосечный камень (Дан. 2, 34) сокрушил идольские жертвенники, и бысть во главу угла и есть дивен во очесех наших (Пс. 117, 22–23). Радуйся, святый Божий Престол, божественное возношение, Дом славы, велелепное Украшение, избранное Сокровище, всемирное Очистилище, и  небо, поведающее Божию славу (Пс. 18, 2); Восток, воссиявающий свет незаходный, от края небесе исход Его и несть иже укрыется теплоты Его (Пс. 18, 7), то есть управительного промышления. Радуйся, рождением Своим разрешившая узы неплодства и удалившая поношение бесчадия, устранившая законную клятву и произрастившая благословение благодати; Твоим вхождением во Святая святых исполнившая молитву родителей, положившая основание отпущения нашего и верх радости, приводя начало благодати. Радуйся, благодатная Мария, Святейшая святых, высшая неба, славнейшая Херувимов, честнейшая Серафимов и досточтимейшая всей твари; Голубица, славным и светлым входом Твоим приносящая нам елей – Избавителя от духовного потопа и возвещающая нам спасительную пристань; криле ея посребрене и междорамия ея в блещании злата (Пс. 67, 14), сияя светом всесвятого и просветительного Духа,– Стамна всезлатая, носящая манну – сладчайшее утешение душ наших, то есть Христа.

Но, Пречистая, всепетая, всечестная жертва Божия, превосходнейшая всех творений, земля невозделанная, нива неоранная, цветущий грозд, чаша увеселяющая, источник текущий, Дева родившая и Матерь неискусомужная, сокровище чистоты и украшение святыни! Благоприятными и матерними молитвами к Твоему Сыну, рожденному Тобою без Отца, и Богу, всех Творцу, управь кормила церковного благочиния и приведи в тихую пристань, свободную от волн ересей и соблазнов; светло облеки священников в правду и веселие истинной, непорочной и искренней веры; укрепи в мире и благосостоянии скиптры православных правителей, стяжавших в Тебе венец, покров и безопасное украшение своего царства, выше всякого блеска багряницы и золота, жемчуга или драгоценных камней. Повергая к ногам их, покори злые варварские народы, изрекающие хулу на Тебя и Бога (рожденного) Тобою. Во время войны споборствуй воинству, всегда опирающемуся на Твою помощь. Послушный народ утверди в кротком, благочинном повиновении, согласно заповеди Божией. Твой город, имеющий Тебя, как столп и утверждение, венчай победною добычею и, окружив силою, храни. Жилище Божие и благолепие храма навсегда соблюди. Певцов Твоих избави от всякого обстояния и душевных скорбей. Пленным подай избавление. Странным, лишенным крова и помощи, покажи утешение. Всему миру простри на помощь Твою руку, чтобы мы в радости и веселии светло совершали Твои праздники, вместе с нынешним, во Христе Иисусе Царе всех и истинном Боге нашем, Которому слава и держава, вместе со Святым и Живоначальным и сопрестольным Духом, ныне и всегда и во веки веков. Аминь.

БЕСЕДА НА ВВЕДЕНИЕ ВО ХРАМ ПРЕЧИСТОЙ ВЛАДЫЧИЦЫ НАШЕЙ БОГОРОДИЦЫ святителя Григория Паламы

Если древо познается на основании своего плода, и  древо доброе и плод творит добр (Мф. 7, 16–17), то Матерь Самого Добра и Родительница присносущной Прекрасности, ужели несравненно не превосходит Своей прекрасностью все прекрасное, сущее как в мире, так и премирное? Потому что Сила, все прекрасно совершившая, соприсносущный и неизменный Образ Благости, предвечное и пресущное преблагое Слово Высочайшего Отца, восхотев, по неизреченному Своему человеколюбию и милости (или: состраданию) к нам, облечься в наш образ, чтобы наше естество, утащенное в адские глубины, воззвать, и обветшавшее – обновить и возвести к пренебесной высоте Своего Царства и Божества, соединившись с ним по ипостаси, нуждалось поэтому в восприятии плоти, и то плоти новой и вместе с тем нашей, дабы обновить нас на основании нашего же естества; для чревоношения же и рождения, свойственного нам, людям, а затем для воскормления после рождения и соответствующего ухода, – став ради нас всем тем, что и мы, – обретает Исполнительницу, наиболее приличествующую, и Представительницу человеческого естества, непорочную от рождения. Сию, восхваляемую нами, Приснодеву, чудесный Вход Которой во Святая святых мы сегодня празднуем. Потому что прежде всех веков Бог предопределил Ее для дела спасения и воззвания нашего рода и избрал Ее из числа всех от века сущих, не только в количественном смысле, но и из числа всех от века избранных и замечательных и знаменитых своим благочестием, и благоразумием, и общеполезными и богоугодными качествами и нравами, и словами и делами. Ибо восстал вначале против нас и низверг нас в преисподнюю духовный и началозлобный змий. И многое имеется такое, побудившее его восстать против нас и захватить в рабство наше естество, именно: зависть, ревность и ненависть, несправедливость, и хитрость, и лукавство; и сверх сего и подобного сему он возымел в себе смертоносную силу, сам породив ее для себя, как первый отступник от истинной жизни. Потому что, позавидовав в начале Адаму, видя его обитающим в месте чистого наслаждения и блистающего богоподобной славой и возводимого от земли на небо, откуда сам он по справедливости был изгнан, и, позавидовав, вознеистовствовал против него с крайним бешенством, так что хотел подвергнуть его смерти,– потому что зависть является матерью не только ненависти, но и убийства,– которую и принес нам, проникнув обманом, коварный и воистину человеконенавистнический змий. Потому что совершенно без всякого права на то он страстно желал тиранствовать над человеком с целью поругания над созданным Богом по образу и подобию Божиему; поскольку же открыто он не отваживался напасть, то он употребил обман и лукавство, и в виде животного – змеи – приблизившись наподобие друга и доброго советника, а на самом деле – ужасный и злонамеренный поистине враг, незаметно захватывает, увы, позицию и посредством своего совета, противопоставляющегося заповеди Божией, данной человеку, вонзает в него, как бы яд, свое смертоносное свойство.

2. Итак, если бы тогда Адам, крепко 188 держась заповеди Божией, отвергнул противоставящийся (заповеди Божией) лукавый совет, то явился бы победителем над соперником и оказался бы выше смертоносного вреда, подвергнув бесчестию с бешенством и обманом нападавшего на него диавола. Поскольку же он, добровольно поддавшись ему, уже был не в счет, потерпел поражение и пришел в негодность, и как сущий корень человеческого рода в свою очередь произвел подверженные смерти отпрыски, то есть нас, то если бы возымелась нужда исправить поражение и одержать победу (и отряхнуть и смертоносный яд для души и тела) и снова призвать к жизни, и то жизни присносущной и невредимой... итак, поэтому была нужда нашему естеству в новом корне, то есть – в Новом Адаме, не только безгрешном, но и не поддающемся обману и ни в коем случае не одолимом, могущем же и прощать грехи и повинных сделать неповинными, и не только живущем, но и животворящем, чтобы соединенным с ним и близким Ему по человечеству 189 передать жизнь и оставление грехов, оживляя не только сущих после Него, но и умерших до Него. Поэтому Павел, великая Труба Святого Духа, вопиет, говоря: Бысть первый человек в душу живу, Вторый Человек в дух животворящ (1Кор. 15, 45). Безгрешный же и животворящий и могущий отпускать грехи – есть не кто иной, как Бог. Следовательно, не только человеком, но и Богом долженствовал быть Новый Адам, Самой сущей Жизнью, и Премудростью, и Правдою, и Любовью, и Милосердием, и всем иным Добром, чтобы в милости и премудрости и правде совершить обновление и восстановление к жизни древнего Адама, действуя качествами, противоположными тем, которые использовав духовный и началозлобный змий причинил нам обветшание и нанес смерть.

3. Таким образом, как от начала человекоубийца по зависти и ненависти восстал на нас, так Начальник Жизни по преизбытку Своего человеколюбия и благости подвигся за нас: потому что Он справедливо желал спасти Свое создание; заключалось же сие спасение в том, чтобы в Его лице («иф'еавтон») это создание было воссоздано и спасено; как началозлобный оный беззаконно жаждал гибели Божьего создания, – заключалась же она в том, что оно добровольно предалось ему и тот тиранически завладел им. Как тот, действуя беззаконием и обманом, ложью и хитростью осуществил свою победу и падение человека, так Искупитель, поступая по правде, премудрости и истине, нанес полное поражение начальнику зла и совершил обновление Своего создания. Но сейчас не время говорить о премудрости сего Божественного домостроительства 190.

4. Делу же совершенной правды принадлежало и то, чтобы само добровольно поработившееся и побежденное естество одержало победу над началозлобным и отвергло добровольное рабство ему; по этой причине Бог благоволил восприять от нас наше естество, неизреченным образом соединившись с ним по ипостаси 191. Было же невозможным, чтобы Оная высочайшая и превосходящая ум Чистота соединилась с осквернившимся естеством; потому что единое, что – невозможно для Бога, это – сойтись в единство с нечистым, прежде чем оно не очистится. Поэтому была нужда в совершенно непорочной и чистейшей Деве, Которая бы прияла во чреве и родила Ревнителя и Дарователя чистоты, Которая была и предопределена, и возникла, и делается явной, и тайна относительно Которой пришла к концу, когда многие бывшие в свои времена чудесные явления слились в одно. Посему некогда совершаемое с этой целью празднуется нами сегодня, нами, которые, на основании завершения сего, особенно познали величие Лиц, способствовавших такой великой цели,– Потому что Сущее от Бога, и Сущее у Бога, и Сущее Бог – и Божие Слово и Сын сущий, Высочайшему Отцу собезначальный и соприсносущный, становится Сын Человеческий, Сын – Сия Приснодевы. Иисус Христос вчера и днесь. Той же и во веки (Евр. 13, 8), неизменный по Божеству, безупречный по человечеству, Иже единый, как председательствовал о Нем Исаия, говоря: греха не сотвори, ниже обретеся лесть во устех Его (Ис. 53, 9), Который не только это, но и был единственным не зачатым в беззакониях, ни во грехах чревоносим,– как это свидетельствует Давид о самом себе, а также и о каждом человеке,– чтобы согласно воспринятому (человеческому естеству) быть совершенно чистым и непорочным, а также не нуждающимся по сему Сам по Себе в очистительных жертвах, дабы таким образом ради нас от нашего лица пройдя все это с правдой и вместе премудро, восприять обряд очищения, а также страдание и смерть и воскресение. Рождается же Он от Девы, потому что плотское вожделение, будучи независимым от воли и непокорным закону духа, хотя у некоторых, силою воли, и держится в рабстве и послабляется целомудренным образом только ради деторождения, – как-то от начала привносит осуждение, будучи тлением, и называется так, и рождает, конечно, для нетления, и является страстным движением человека, не сохранившего чести, которую наше естество прияло от Бога, но потом уподобилось животным.

5. Посему-то Бог не только стал Человеком, но и воспринял плоть от Девы Чистой и Святой (лучше же сказать: Пречистой и Пресвятой), не только высшей плотской скверны, но – и скверных помышлений, приходящих от плоти, зачатие в Которой произвела не воля плоти, но – наитие Святого Духа: благовещение (Архангела) и вера (Пресвятой Девы) явились причиной обитания Бога, обитания побеждающего всякое слово, как необычного и сущего выше слова, а не согласие и опыт страстного вожделения; потому что нечто такое было совершенно отстранено (от Пресвятой Девы) Ее молитвой и духовным радованием. Потому что: Се раба Господня, буди Мне по глаголу твоему (Лк. 1, 38), – сказала Дева Благовестителю-Ангелу и, прияв во чреве, родила. Итак, чтобы для этой цели была найдена довлеющая Дева, Бог предназначает прежде всех веков и избирает из числа всех от века избранных сию Отроковицу, Которую мы сейчас воспеваем.

6. Посмотрите, откуда берет свое начало это избрание: из числа детей Адама был избран прекрасный Сиф, который порядочностью нрава, воздержанием чувств и красотою добродетелей явив себя одушевленным небом, был за это избран Богом, и от этого избрания должна была возникнуть сия Дева, приличествующая Богу колесница Пренебесного Бога, и воззвать людей к небесному усыновлению. По этой причине весь род Сифа был назван «сынами Божиими», потому что от сего рода должен был родиться, как Сын Человеческий, Сын Божий; поэтому и имя «Сиф» в переводе означает «восстание», или, лучше сказать, «воскресение», которым в полном смысле слова является Сам Господь, обещающий и дарующий бессмертную жизнь верующим в Него. И какое – соответствие образа! Так, Сиф стал для Евы, как она говорит: вместо Авеля, егоже уби Каин по зависти (Быт 4, 25); Сын же Девы – Христос – стал для человеческого естества вместо Адама, которого по зависти умертвил начальник и вождь зла. Но Сиф ведь не воскресил Авеля, потому что он был лишь образом воскресения; Господь же наш Иисус Христос воскресил Адама: потому что Он Сам – истинная Жизнь людей и Воскресение, силою Которого сущие от рода Сифа удостоились, на основании надежды, Божественного усыновления, будучи названы «сынами Божиими». А то, что они были названы «сынами Божиими» на основании этой надежды, явствует на основании первого так наименованного и наследовавшего это избрание. Это был Энос – сын Сифов, который, согласно написанному Моисеем, – сей первый упова призывами имя Господа Бога (Быт. 4, 26). Видите ли ясно, что на основании надежды он получил Божественное звание? 192

7. Итак, это избрание, согласно Его предведению начавшееся от самых детей Адама и простиравшееся вплоть до Имеющей стать Божией Матерью, подтверждавшееся же по временам среди его потомков, дошло до царя и пророка Давида и затем преемников его скипетра и рода. Когда же время призвало, чтобы это Божественное избрание пришло уже в исполнение, тогда были выбраны Богом Иоаким и Анна из дома и отечества Давидова, сущие бездетные, целомудренно же живущие вместе и лучше всех по добродетели, возводящие к Давиду свой род и благородство нрава. Им, в подвиге и молитве молящим Бога разрешить их бесплодие и обещающим принести в дар Богу дитя, рожденное от них, Самим Богом обещается, что это Дитя станет Божией Матерью и ныне дается им как их чадо, так чтобы вседобродетельное Чадо было чревоносимо от многодобродетельных родителей, и Пренепорочная произошла от весьма целомудренных, и целомудрие, сопутствуемое молитвой и подвигом, получило плод – стать родительницей девства, и того девства, которое нетленно плотию произвело Того, Кто прежде всех веков родился от девственного Отца. О крылья иной молитвы! О дерзновение, которое Она обрела пред Богом!

8. Но поскольку, вот, они таким образом получили то, о чем молились, и увидели, что Божие обещание, данное им, исполнилось на деле, то и сами, заботясь об исполнении обещания, которое они дали Богу, как честные и вместе богоугодные и боголюбивые, как только вскормили, приносят в Божий храм и тамошнему архиерею воистину Священную Богоотроковицу, ныне предызбранную Богоматерь Деву. Она же и в этом (раннем) возрасте, будучи исполнена Божественных благодатей и не лишенная зрелого ума, более чем прочие сознавала значение того, что совершалось тогда в отношении Ее, и тем, что было в Ее силах, показала это: так что не столько Она была ведома, сколько Сама по Себе приступает к Богу по Своему почину, как бы естественно окрыляемая к священной и Божественной любви и полагающая за вожделенный и за достойный Ее (Девы) вход во Святая святых и обитание там. Поэтому и тогдашний архиерей Божий, сознающий, что Отроковица имеет обитающую в Ней Божественную благодать, превосходящую всех, удостоил Ее и большего, чем всех иных, и вводит Ее во Святая святых и убеждает всех тогда присутствовавших приветствовать 193 то, что происходило при Божием содействии, а вместе и явном изволении Его воли, свыше посылающего чрез Ангела Деве неведомую пищу, которой лучше укреплялось естество и по телу Она сохранялась и совершалась более чистой и превосходной, чем бесплотные (Ангелы), имея Небесные Умы служащими Ей, и не один только раз вошедшая во Святая святых, но входившая не на малые периоды времени, чтобы жить там, как приглашенная Богом, в знамение имеющих благодаря Ей открыться в надлежащее время небесных обителей, имеющих быть данными на вечное жительство верующим Ее Преславному Сыну.

9. Итак, таким образом и ради сего Избранная из всех от века, явившаяся Святейшая святых и имеющая тело более чистое и божественное, чем добродетелью очистившие себя духи, как не образом лишь бывшая приятелищем Божиих слов, но как приявшая и Самое Воипостасное и Единородное Слово Пребезначального Отца, Она помещается сегодня в Святейших сокровенных местах храма, словно некое Сокровище Бога, имеющего применить его в свое время, которое и наступило, для обогащения и украшения 194 всего сущего в мире и выше мира: и, таким образом, Он и этим 195 прославляет Свою Матерь, и прежде чем родился от Нее, и после Рождества. Мы же, видя начавшееся чрез Нее спасение для нас, по силам воздадим Ей благодарением и восхвалением. Потому что, если описанная в Евангелии благоразумная женщина, услышав немного спасительных слов Господа, воздала ублажением и благодарностью Его Матери, поднявши и возвысивши свой голос из среды народа и обратившись ко Христу: Блажено чрево носившее Тя и сосца, яже еси ссал (Лк. 11, 27), то мы, имеющие все слова жизни вечной записанными по порядку, и не только слова, но и чудеса и Страсти и благодаря им Восстание из мертвых нашего естества и Вознесение от земли на небо, и в силу сего обетованную нам бессмертную жизнь и неизменное спасение, ужели не будем непрестанно прославлять и ублажать Матерь начальника нашего спасения, Дарователя жизни, – празднуя Ее и зачатие, и рождество, и, теперь, переселение во Святая святых?!

10. Но переселим и мы себя, братия, от земли на небо; от плоти перенесем себя к духу; переместим нашу любовь от зыбких вещей на неизменные; презрим плотские наслаждения, являющиеся приманкой для душ и скоро проходящие; возжелаем духовных, благодатных дарований, как пребывающих невредимыми; исторгнем из земной сутолоки образ нашей жизни и наши мысли; вознесем их в небесные храмы, в оная Святая святых, где ныне обитает Богородица. Потому что таким образом с пользой для нас и с богоугодным дерзновением дойдут к Ней приносимые нами песнопения и молитвы к Ней и, таким образом, в добавление к благоденствию в нынешней жизни мы, благодаря Ее предстательству, будем наследниками также и будущих и пребывающих благ, благодатью и человеколюбием, от Нее рождшегося ради нас, Иисуса Христа Господа нашего, Которому подобает Слава, честь и поклонение со Безначальным Его Отцем и Соприсносущным и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

СЛОВО НА БЛАГОВЕЩЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ святителя Григория Неокесарийского 196

Ныне Ангельские лики воспевают славу Божественную и свет Христова пришествия воссиявает верным. Ныне для нас радостная весна: Солнце правды – Христос лучезарным сиянием просветил нас и озарил умы верных. Ныне обновляется Адам и вознесенный на небо торжествует с Ангелами. Ныне вся вселенная исполняется радостию по причине снисшествия на людей Святого Духа. Ныне явилась Божественная благодать, надежда (благ) невидимых, и ясно открыла нам чудеса, превышающие ум, таинство сокровенно от вида. Ныне соплетаются венцы за постоянство в добродетели. Ныне Бог, желая увенчать священные главы людей благопослушных и соблюдающих дни празднственные, именует хранителей веры зваными и наследниками в Небесное Царство, со тщанием приглашает мудрствующих небесное принять участие в Божественной службе бесплотных ликов. Ныне исполнилось слово Давида: да возвеселятся небеса и радуется земля: возрадуются поля и вся, яже на них; тогда возрадуются вся древа дубравная от лица Господня, яко грядет (Пс. 95, 11–13). Давид говорит о деревах; Предтеча же Господень, во время самого пришествия Его, говорит уже о деревах, приносящих плоды достойные покаяния (Мф. 3, 8). А Сам Господь наш Иисус Христос возвещает и всегдашнюю радость для всех верующих в Него; ибо Он говорит: узрю вы, и возрадуется сердце ваше, и радости вашея никтоже возмет от вас (Ин. 16, 22).

Так ныне проповедуется нам преславное и неизреченное таинство христиан, запечатлевших свое упование во Христа святостию и благочестием. Ныне Гавриил, предстоящий пред Богом, приходит к Пречистой Деве и благовествует Ей: радуйся, Благодатная! (Лк. 1, 28). И когда Она начала размышлять в Себе, что бы это было за приветствие, Ангел тотчас присовокупил: Господь с Тобою; не бойся Мариам: обрела бо еси благодать у Бога. И се зачнеши во чреве, и родиши Сына, и наречеши имя Ему Иисус. Сей будет велий, и Сын Вышняго наречется: и даст Ему Господь Бог престол Давида отца Его, и воцарится в дому Иаковли во веки, и Царствию Его не будет конца (ст. 29–33). Мариам сказала Ангелу: како будет сие, идеже мужа не знаю? (ст. 34), то есть останусь ли Я девою, или отнимется достоинство девства? Когда с удивлением размышляла об этом Святая Дева, то Ангел в кратких словах выразил Ей сущность своей речи: Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя: темже и раждаемое свято наречется Сын Божий (ст. 35), то есть каково Оно есть, таким действительно и будет названо.

Итак, благодать достойно избрала всех родов одну Святую Марию. Она была подлинно премудра во всем и во всех родах, никогда не нашлось подобной Ей. Она поступила не так, как прежде дева Ева, которая, уединенно ходя в райском саду, рассеянным умом неосторожно вняла слову змия – виновника зла и таким образом растлила свой ум, а чрез нее льстивый враг излил яд и ввел смерть во весь мир (отчего произошли бедствия, постигающие святых); это падение вознаграждено только Святою Девою. Святая не прежде приняла дар, как узнав, кто послал и что это за дар и кто его приносит. Рассуждая с Собою в недоумении, Она как бы так говорит Ангелу: откуда ты принес нам такое благословение? Из каких сокровищниц послана нам эта жемчужина слова? Откуда подается такое обетование? Ты снисшел с неба, но ходишь по земле. Являешься в человеческом образе и, однако же, сияешь блеском света. Когда Святая помышляла об этом в Себе, то Архангел разрешил Ее недоумение следующими словами: Дух Святый найдет на Тя, и сила вышняго осенит Тя: темже и раждаемое свято, наречется Сын Божий. Не бойся, Мариам; я пришел не для того, чтобы поразить тебя страхом, но удалить от тебя причину страха. Не бойся Мариам: обрела бо еси благодать у Бога; не мысли о благодати по тому, что в природе: ибо благодать ни мало не подчиняется законам естества. Мария! Ты узнала то, что было сокрыто от патриархов и пророков. Дева! Ты постигла то, что доселе оставалось неведомым для самих Ангелов. Пресвятая! Ты услышала то, чего не удостоился слышать сонм мужей богоносных. Моисей, Давид, Исайя и Даниил и все пророки хотя и проповедовали об этом, но не постигли способа совершения. Только Ты одна, Пресвятая Дева, восприемлешь ныне таинства, не знаемые ими всеми, и понимаешь образ совершения. Где Дух Святый, там все совершается скоро; где Божественная благодать, там все возможно для Бога: Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя: темже и раждаемое свято наречется Сын Божий; если Сын Божий, то без сомнения и Бог, соестественный, совечный Отцу, в Котором проявляется все величие Отца. Он есть образ ипостаси и сияние славы Отчей. Как из нескудного источника текут реки, так и из этого вечного и всегда живого источника проистекает вечный и истинный свет мира – Христос Бог наш. Об этом взывали и пророки: речная устремления веселят град Божий (Пс. 45, 5). Он веселит не только один град, но все, и подобно одному граду – всю вселенную.

Архангел прежде всего сказал Святой Деве Марии, следующее: радуйся, Благодатная! Господь с Тобою, именно потому, что в Ней почивало все сокровище благодати. Из всех родов нашлась одна эта Дева, святая телом и духом, и одна носит Того, Кто глаголом носит всяческая (Евр. 1,3). Удивляет в Ней не только лепота телесная, но и душевные Ее добродетели. Потому-то Архангел сперва и возгласил Ей: радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; то есть не земной жених, но Сам Господь святыни, Отец чистоты, виновник нетления, податель свободы, поручитель спасения, хранитель истинного мира, Тот, Кто из девственной земли создал человека, а из ребра его образовал Еву. Сей самый Господь с Тобою и из Тебя.

Итак, возлюбленные, подражая Ангельскому хвалебному гласу, радостно исполним и мы долг благодарности, взывая (Марии): радуйся, Благодатная! Господь с Тобою. Поистине Тебе свойственно радоваться, потому что с Тобою Божественная благодать. Она вселилась в Тебя, способом, ведомым ей: с рабою Царь славы, с благолепнейшею, прекраснейшей паче всех сынов человеческих, с нескверною соединяется Тот, кто освящает всяческая! С Тобою Бог и совершенный человек, в коем живет всякое исполнение Божества (Кол. 2, 9). Радуйся, Благодатная! Источник света, просвещающего всех верующих в Него. Радуйся, Благодатная! Восток умного солнца и чистый цвет жизни. Радуйся, Благодатная! Луг благоуханный; радуйся, Благодатная! Ветвь присноцветущая, услаждающая души, прославляющие Тебя. Радуйся, Благодатная! Нива неоранная, принесшая плоды обильнейшие. Хотя Ты носила во чреве по обыкновенным законам природы и нашему обычаю, но это было и выше природы, потому что в Тебя нисшел свыше Бог-Слово и в пречистых ложеснах Твоих воссоздал Адама; рождаемое в Святой Деве было от Духа Святого и истинная плоть заимствована от Ее плоти. Как жемчужина известным образом составляется из двух начал, молнии и воды, так и Господь наш Иисус Христос неслитно и неизменно происходит из чистой, непорочной, нескверной и Святой Девы Марии; будучи совершенным Богом, соделывается и совершенным человеком; во всем подобный Отцу, во всем также соестествен и нам, исключая греха. Его желали видеть многие из святых праотцев, патриархов и пророков и не могли. Правда, некоторые из них созерцали Его образно в видениях и как бы в гадании; некоторые слушали и Божественный глас в столпе облачном, зрели и святых Ангелов, но к одной только Святой Деве Марии пришел Архангел во свете с благовестием: радуйся, Благодатная! Она приняла слово и, по исполнении времени, произвела бесценную Жемчужину.

Приидите же и вы, возлюбленные, и на Псалтири Богодухновенного Давида воспоем предуказанные слова: воскресни, Господи, в покой Твой, Ты и кивот святыни Твоея (Пс. 131, 8). Подлинно Святая Дева есть кивот, внутрь и вне позлащенный и принявший в Себя все сокровище освящения. Воскресни, Господи, в покой Твой. Изыди, Господи, из недр Отца, дабы восставить падший род прародителя. Воссылая такое моление и в пророчественном духе обращаясь к лозе, имеющей произрастить цвет прекраснейшего плода, Давид говорит: слыши, Дщи, и виждь, и приклони ухо Твое, и забуди люди Твоя, и дом отца Твоего; и возжелает Царь доброты Твоея: зане Той есть Господь Твой и поклонишися Ему (Пс. 44, 11–12). Слыши, Дщи, то, что предсказано о Тебе, и собственными очами созерцай самое дело. Слыши меня, благовествующего Тебе Архангела, который ясно возвещает Тебе величайшее таинство. Приидите, возлюбленные, и мы, возобновив в памяти прошедшее, прославим, ублажим и возвеличим отрасль Иессея, произрастившую для нас сверхъестественно жезл (Христа). Лука, в Божественном Евангелии свидетельствуя не только об Иосифе, но и Богородице Марии, повествует о родственном союзе Ее с Давидом. Взыде Иосиф от Галилеи,– говорит он,– из града Назарета, во Иудею, во град Давидов, иже нарицается Вифлеем, зане быти ему от дому и отечества Давидова, написатися с Мариею, обрученною ему женою, сущею непраздною. Бысть же, егда быста тамо, исполнишася дние родити Ей, и роди Сына Своего первенца, и повит Его, и положи Его в яслех: зане не бе им места во обители (Лк. 2, 4–7). (Мария) пеленами повила Того, Кто одевается светом, яко ризою (Пс. 103, 2); пеленами повила Того, Кто создал всю тварь; положила в яслях Того, Кто сидит на Херувимах и Которого славословят бесчисленные сонмы Ангелов. Слово Божие почило в яслях бессловесных животных для того, чтобы людям, соделавшимся неразумными по своей свободной воле, даровать смысл. На трапезе животных предложен хлеб небесный, чтобы людей, огрубевших подобно животным, сделать участниками таинственной трапезы. Зане не бе им места во обители: на земле не имел места сотворивший словом небо и землю. И это потому, что Он богат сый, обнища нас ради (2Кор. 8, 9) и, по сродной Ему благости к нам, избрал для спасения естества нашего самое крайнее уничижение. Тот, кто исполнил во всей точности совет Домостроительства (Божия), положенный в небо, в недрах Отца, возлег в вертепе, в ложеснах матерних и в яслях. Сонмы Ангелов окружали Его, воспевая славу на небе и мир на земле. Он сидел на небе одесную Отца и в то же время почивал в яслях, как бы на Херувимах. Поистине и здесь был тогда престол Херувимский, престол царский, Святое святых, престол, единый славный на земле, святейший; на нем почивал Христос Бог наш. Ему слава, честь и держава, со безначальным Отцом, со Всесвятым и Животворящим Духом, ныне и всегда и во веки веков. Аминь.

СЛОВО НА БЛАГОВЕЩЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ святителя Григория Неокесарийского 197

Опять благовестие радости, опять возвещение свободы, опять воззвание, опять возвращение, опять обетование веселия, опять избавление от рабства. Ангел беседует с Девою, чтобы змий не говорил более с женою. В месяц шестый,– говорится,– послан бысть Ангел Гавриил от Бога к Деве, обрученней мужеви. Послан Гавриил возвестить всемирное спасение. Послан Гавриил принести рукописание об освобождении Адаму. Послан Гавриил к Деве, да изменит бесславие жены в честь. Послан Гавриил приготовить достойное жилище чистому Жениху. Послан Гавриил обручить творение с Творцом. Послан Гавриил к одушевленному чертогу Царя Ангелов. Послан Гавриил к Деве, хотя обрученной Иосифу, но блюдомой для Иисуса Сына Божия. Послан раб бестелесный к Деве нескверной. Послан непричастный греху к беспорочной. Послан светильник предвозвестить Солнце правды. Послан утренний свет быть предтечею Света дня. Послан Гавриил возвестить о пребывающем в недре Отца и в ложеснах Матери. Послан Гавриил указать Того, Кто на престоле и в вертепе. Послан воин открыть тайну великого Царя – тайну – говорю,– разумеваемую верою и недоступную любопытству; тайну достопокланяемую и неисследимую; тайну, усвояемую богословствующим, а не измеряемую простым умом.

В шестый месяц послан бысть Гавриил к Деве. В какой шестой месяц? В тот, в который Елисавета приняла радостную весть, в который зачала Иоанна. Откуда это видно? Это изъясняет сам Архангел, говоря с Девою. Се Елисавета,– говорит он,– южика твоя, и та зачат сына в старости своей: и се месяц шестый есть ей нарицаемый неплоды (Лк. 1, 36); поэтому в шестой месяц зачатия Иоанна. Воин и оруженосец должен был предшествовать (своему вождю), и слуге надлежало предварить пришествие своего владыки.

В месяц шестый послан Ангел Гавриил к Деве, обрученней мужеви,– обрученной, но несопряженной; обрученной, но сохраненной. Для чего обрученной? Для того, чтобы враг не тотчас уведал тайну. Что чрез Деву имел прийти Царь – это знал лукавый, потому что и он слышал слова Исаии: се дева во чреве зачнет и родит сына; поэтому постоянно наблюдал изречение о Деве, чтобы устроить бесславие в то время, когда надлежало исполниться этому таинству. Посему Владыка, чтобы скрыть это от лукавого, пришел чрез обручение: так как обрученная потом была вручена жениху.

В шестый месяц послан Гавриил к Деве, обрученней мужеви, ему же имя Иосиф. Послушай, что об этом муже и об этой Деве говорит Пророк: дастся книга сия запечатленная человеку, ведущему писания (Ис. 29, 11). Что же это за книга запечатленная, если, без сомнения, не Пренепорочная Дева? Кем она дается? Очевидно, священниками. Какому человеку? Древоделю Иосифу. Священники, обручив Марию целомудренному Иосифу, вверили ему Ее в ожидании времени брака; а Иосиф, приняв Ее, имел сохранить Деву в чистоте, как задолго предсказал Пророк: дастся книга сия запечатленная человеку, ведущему писания, и речет: не могу прочести. Почему же ты, Иосиф, не можешь? Не могу – говорит он – прочести: запечатленна бо. Для кого же хранится она? Блюдется для Творца всяческих в жилище. Но возвратимся к своему предмету.

В шестый месяц послан бысть Гавриил к Деве, получив такие повеления (от Бога): «Иди, Архангел, и будь слугою страшного и сокровенного таинства: послужи чуду. Движимый милосердием, Я спешу сойти для взыскания заблуждшего Адама. Грех обезобразил созданного по образу Моему, повредил творение рук Моих, помрачил красоту, Мною созданную. Волк пожирает Мою юницу; жилище рая пусто; древо жизни охраняется пламенным оружием; место сладости заключено: хочу помиловать бедствующего и связать врага. Но Я хочу сокрыть таинство от всех сил небесных и тебе одному вверяю его. Иди к Деве Марии; иди к одушевленному граду, о коем сказал Пророк: преславная глаголашася о тебе, граде Божий (Пс. 86, 3). Иди к словесному Моему раю; иди ко вратам востока; иди к жилищу, достойному Меня – Слова: иди ко второму на земли небу; иди к легкому облаку и возвести ему дождь Моего пришествия; иди к святилищу, для Меня предуготованному; иди ко храму Моего воплощения; иди к чистому чертогу Моего по плоти рождения. Поведай во уши разумного ковчега, да отверзет во мне входы слуха. Но не устраши и не смути души Девы. Предстань тихо пред святилищем и прежде всего возвести Ей радость; скажи Марии: «Радуйся, Благодатная! потому что Я помилую падшую Еву».

Выслушав все это, Архангел размышлял сам с собою: странно это дело; превосходит разумение то, что мне сказано. Тот, кого трепещут Херувимы, на кого Серафимы взирать не могут,– Непостижимый для всех Сил небесных, объявляет Отроковице особенное с Нею событие, возвещает Ей Свое личное пришествие и притом обещает вшествие посредством слуха. Осудивший Еву хочет так прославить ее дщерь, говорит: отверзи мне входы слуха. Но может ли чрево вместить Невместимого? Поистине страшно это таинство.

Когда Ангел помышлял об этом, Владыка сказал ему: «Что смущаешься и недоумеваешь, Гавриил? Не ты ли был послан от Меня прежде к Захарии священнику? Не ты ли благовестил ему о рождении Иоанна? Не ты ли наказал молчанием священника за неверие? Не ты ли осудил старца на лишение голоса? Не подтвердил ли и Я того, что ты ему предрек? Не оправдалось ли твое благовестие самым событием? Не зачала ли неплодная? Не повиновалось ли чрево? Не удалилась ли болезнь неплодства? Не исчезло ли бездействие природы? Не сделалась ли ныне плодоносною та, которая прежде была бесплодною? Ужели изнеможет у Меня, Творца, всяк глагол? Итак, зачем ты недоумеваешь?» Что же на это Ангел? «Владыка! Исправить недостатки природы, укротить бурю скорбей, омертвевшие члены тела воззвать к жизненному действию, повелеть природе рождать детей, разрешить неплодство заматоревших членов, устаревший стебель преобразить в зеленый, бесплодную землю тотчас сделать матерью обильной жатвы – эти дела обыкновенно совершаются Твоею силою. Свидетели этому Сарра, за нею Ревекка, потом Анна, которые, страдав тяжкою болезнию неплодства, были Тобою избавлены от нее. Но родить деве без мужа – это превыше всех законов природы,– и Ты возвещаешь пришествие Свое Отроковице! Небо и земля не вмещают Тебя: как же вместит Тебя утроба девическая?» Но Владыка сказал: «Как Меня вместила куща Авраамова?» – «Но Авраам был море гостеприимства,– отвечал Ангел,– и Ты, Владыка, явился Аврааму в куще и прошел ее, как бы все наполняющий; но как Мария стерпит огнь Божества? Трон Твой пылает блеском огненным, может ли же понести Тебя Дева, не опалившись?» – «Подлинно,– возразил ему Владыка,– если огонь опалил в пустыне купину, то опалит, конечно, и Марию Мое пришествие; но если этот огонь, прообразовавший сошествие божественного огня с неба, оросил купину, а не сжег, то что ты скажешь о самой истине, сходящей не в пламени огненном, но в виде дождя?»

Исполняя повеленное, Ангел пришел к Деве и воззвал к Ней, говоря: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою! Уже диавол не устроит против Тебя, потому что где, в самом начале, враг нанес рану, там ныне, прежде всего, Врач спасения уготовал врачевство; откуда вышла смерть, там жизнь открыла свой вход; от жены проистекло зло, от жены источается и блого. Радуйся, Благодатная! Не стыдись, как виновница осуждения; ты будешь Матерью и Судии, и Искупителя. Радуйся, непорочная Невестородительница, когда мир вдовствовал! Радуйся, погрузившая во чреве смерть матери! Радуйся, одушевленный Храм Божий! Радуйся, равночестное Жилище неба и земли! Радуйся, пространное Вместилище невместимого естества!

При таких обстоятельствах явился (от Девы) для болящих Врач, для сидящих во тьме – Солнце правды; для всех обуреваемых – якорь и безопасное пристанище, для рабов, непримиримо враждующих пленных, миротворцем враждующих. Той бо есть мир наш (Еф. 2, 14), которого да сподобимся все мы, по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава, честь и держава, ныне и всегда и во веки веков. Аминь.

СЛОВО НА БЛАГОВЕЩЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ святителя Андрея Критского 198

Ныне настала радость для всех, вознаграждающая прежнюю скорбь: предстал Вездесущий, чтобы все исполнить радости. Но как Он предстал? Не с телохранителями, не в сопровождении воинств Ангельских, не с пышностью и шумом; но тихо и безмятежно, чтобы укрыть Свое шествие от князя тьмы и чтобы благоразумною хитростию уловить змия и, посмеявшись над бдительностию того Ассирийского дракона, который поработил себе благородство природы человеческой, исхитить у него добычу. Неизреченное великое милосердие Его не хотело видеть потери такого творения, каков человек, для которого Он распростер свод небесный, утвердил землю, разлил воздух, образовал море, устроил все видимое создание. Поэтому является Бог на земле, Бог с небес, Бог между человеками, Бог во чреве Девы – Тот, Которого не вмещает вся вселенная. Теперь природа человеческая начинает предвкушать радость и получает начало обожения; теперь, отвергнув от себя обманчивое богатство греха, она уневещивается Творцу; теперь первоначальный состав наш принимает новый вид и со-старевшийся мир отлагает ветхость – плод греха. Да радуется небо свыше, и облацы да кропят правду, яко помилова Бог люди Своя (Ис. 49, 13). Ныне таинство, запечатленное прежде всех веков, открывается и все получает во Христе восстановление. Ньше всемогущая сила Зиждителя вселенной приводит в окончательное исполнение совет, держанный Им о сотворении мира, дабы разрушить совет, начальником злобы издревле против нас составленный. Посему-то ликуют Ангелы, сорадуются человеки и весь обновляемый мир приходит в себя. Какой ум, какой язык выразит все это? Ни слово изречь, ни слух принять это не в силах. Итак, мы справедливо совершаем настоящее торжество с веселием и радостию, празднуя совершеннейшее воспринятие (Господом) нашего смешения.

Но что ж это за торжество и каково оно? Оно – радость всей твари и восстановление (нашего) рода. Ныне благовестие радости, свидетельство человеколюбия Божия, радостная проповедь о спасении всего мира. Откуда, от кого и кому? С небес, от Бога, к Деве, обрученной мужу. Кто эта Дева? Кто этот муж? Какие им имена? Деве – Мария, а мужу – Иосиф: оба от рода Давидова. Кто исполнитель божественных повелений и откуда он приходит? Архангел Гавриил, свыше посланный для служения чуду: таинство удивительнейшее в сравнении со всем, достойным удивления, возвестить должен был служитель Вышнего, слетев с горних стран на землю. Что же именно? Снисшествие Господа, несказанное явление его смотрения о нас, обнаружение и подтверждение Божественного совета и предведения, хотя от вечности сокровенного. Но где, когда и для чего? В Назарете, галилейском городе, в месяц шестый после того, как Иоанн зачат, чтобы этот возвестил о воплощении грядущего Господа. Итак, Гавриил, слетев с горних обителей в земные страны, предстал в Назарете и, пришед к Деве, кротко объявил Ей о неизреченном смотрении Божием. В этом-то и состоит таинство примирения Бога с человеками.

Вот и предмет настоящего торжества – соединение Бога с человеками, обожение воспринятой Им природы, обновление образа нашего, перемена состояния нашего на лучшее, возвышение и восхождение наше на небеса. Посему все ныне преисполнено радости, и все умные чины небесных сил вступают с нами в союз при нашем примирении с Богом: им приятны возвращение наше к Богу, переход и восхождение к лучшему состоянию, потому что они весьма сострадательны и любвеобильны, почему и посылаются на служение для тех, которые должны наследовать спасение (Евр. 1, 14). Итак, все днесь да веселится, природа да взыграет! Ныне отверзается небо и земля невидимо приемлет Царя всяческих Эдема; Отец милосердия человеческую нищету обручает единственному и единородному Сыну Своему; Гавриил служит таинству и взывает к Деве: радуйся! (Лк. 1,28), чтобы дщерь Адама, происшедшая от племени Давидова, возвратила Собою ту радость, которую потеряла праматерь. Ныне Отец славы, сжалясь над родом человеческим, милостивым оком взирает на растленное в Адаме естество. Ныне Податель милосердия открывает нам бездну всеблагих щедрот Своих и изливает на естество наше Свою так обильную милость, как обильна вода, наполняющая моря. Тому, из Которого, чрез Которого и в Котором все существует, надлежало преложить на милость древний приговор проклятия против нас, славою своею прославить обесславленное в Адаме естество наше и истиною разрушить тот лукавый совет отца лжи, последствием которого было первое преступление, то есть падение Адамова рода.

Об этом-то великий между царями Богоотец Давид пророчественно воспел: милость и истина сретостеся, правда и мир облобызастася (Пс. 84, 11). Говоря так, не разумеет ли он милость, которую, по благоволению Отца, явил к нам Сын – Податель милости, из сожаления к нам сделавшийся подобный нам во всем, исключая греха, чтобы изгладить преступление наше, восставить нас от падения и разрушенное снова исправить? Что такое истина, как не то, что Его явление людям не было каким-либо призраком? Не вид только человеческий, как некоторые говорят, Он принял на Себя; но движимый человеколюбием и снисходя к человекам, Непостижимый, по самой истине, усвоил Себе существо человеческое и обожил в Себе воспринятую Им общую нашу природу. Его смотрение не было призраком, так как Он, при неизменяемости Своего Божества, имел истинное тело.

Поелику же милость и истина,– по словам Пророка,– сретостеся, то правда и мир, как и надлежало, облобызастася. Правда – это определение, произнесенное против обольстителя праотцев. Когда и кем? Ныне, Отцом Всевышним. По этой правде, человеколюбивый по естеству, Он положил, чтобы единородный Сын Его, явясь в образе человека, осудил врага. Мир – это тот мир, который тотчас, при плотском рождении Начальника мира – Сына (Божия) единогласно воспел лик Ангелов, взывая: слава в вышних Богу и на земл имир, в человецех благоволение (Лк. 2, 14), та слава, которою прославился чрез Христа человеческий род, был вознесен – как говорит великий Апостол – превыше круга небесного, превыше всякого начальства и власти, и силы (Еф. 1, 21); тот мир, который Сам Он исходатайствовал нам, соединив небесное с земным и открыв земнородным новую стезю к восхождению на небеса; то благоволение, по которому угодно было Отцу послать к нам, осужденным, возлюбленного Сына Своего, чтобы – как имеющий одну волю с Отцом – совершил спасение, предназначенное нам от Отца чрез Него.

Вот предмет нынешнего нашего торжества! Вот то важное поручение, которое ныне исполняет Гавриил и – как посредник между Божеством и человечеством – первый благовествует Деве залог совершенного примирения!

Милосердый Отец с сожалением воззрел на род наш, уже растленный грехопадением, вспомнил о творении рук Своих и, хотя видел нас навсегда погибшими, сначала вручил Моисею письменный закон, начертанный на каменных досках. А так как писаный закон не производил спасительных действий, то Он посылал духоносных мужей, то есть прозорливых пророков, показывавших все правые пути к Богу. И после, хотя и те, к которым они были посылаемы, закрыв свои чувства, ни мало не сделались лучшими, Творец, однако ж, не презрел нашего естества, но из преблагих и пренепорочных недр Своих послал к нам, недостойным, в конце веков, Сына Своего, равного Себе и по власти, и по силе, и по благости. Он восхотел лучше соделать спасение преступников воли его, нежели оставить в презрении столь прекрасное и столь высокое Свое создание, каков человек. Поэтому, определив служить при таинстве одному из первейших Ангелов, Он манием Своего величия дал – думаю – Ангелу такое повеление: «Гавриил, иди в Назарет, город галилейский, в коем живет Отроковица Дева, обрученная мужу, именем Иосифу; имя Деве – Мария». Для чего в Назарет? Для того, чтобы там Вседержителю избрать для Себя богоблагодатное украшение девства, как розу в тернистом месте, также для исполнения пророчества, что Он назовется Назореем. Кто? Тот, Которого Нафанаил впоследствии называет Сыном Божиим и Царем Израильским (Ин. 1, 49). Что же касается до Гавриила, что он обыкновенно служит при совершении Божественных таинств, как мы знаем это из Даниила. «Итак, иди,– глаголет Бог Архангелу,– в Назарет, город галилейский; там немедленно и прежде всего скажи Деве то благовесте радости, которого лишилась некогда Ева, и не смущай души Ее: это благовестие радости, а не печали; это приветствие веселия, а не уныния». В самом деле, была ли и будет ли для рода человеческого какая-нибудь радость более той, как быть причастником Божественного естества, быть в соединении с Богом, быть с Ним едино по причине соединения, и притом ипостасного? Что может быть удивительнее того, когда Бог видимо снисходит на землю и даже носится в чреве жены? Неслыханное дело! Бог, Которому престол – небо и подножие – земля (Ис. 66, 1),– в женской утробе! Всевышний Бог, сопрестольный с Отчею вечностию,– во чреве! И есть ли что необыкновеннее, как Богу явиться в образе человека, не разлучаясь с Своим Божеством, как нам видеть все естество человеческое соединенным с Творцом для того, чтобы обоготворился весь человек – первая жертва греха?

Что же Гавриил? Выслушав это и узнав повеление, изреченное ему гласом Божиим, но превышающее силы его, он находился между страхом и радостию: не дерзал тотчас исполнить его, но остерегался и отрицаться от него. Впрочем, повинуясь Божию велению, полетел к Деве и, по прибытии в Назарет, предстал в Ее дом; потом, как бы погрузившись в размышление и недоумевая в себе, колебался в мыслях, рассуждая – думаю – сам с собою так: «С чего начать мне исполнение воли Божией? Мгновенно ли явиться в чертоге? Но таким появлением я устрашу душу Девы. Или взойти не вдруг? Но Отроковица почтет вход мой тайным. Постучать ли в дверь? Но каким образом? Ангелам это несвойственно, потому что никакой предмет, ни содержащий, ни содержимый, не может препятствовать существу бестелесному. Или просто отворить дверь? Но и тогда, как она заперта, я могу пройти сквозь нее. Назвать ли Деву по имени? Но этим я приведу в трепет Отроковицу. Итак, вот что сделаю: по воле Пославшего меня укрощу мое стремление; намерение Его – спасти род человеческий; воля Его, хотя необыкновенная, исполнена милосердия и служит залогом примирения. Но опять, каким образом мне приступить к Деве? О чем прежде всего с Нею говорить? О благовестии ли радости или о вселении в Нее Господа моего? О наитии ли Духа Святого или об осенении Всевышнего? Сделаю к Деве обращение, возвещу Ей о чуде, приближусь к Ней, сделаю Ей приветствие и кротко воззову: радуйся! Приветствие будет для меня счастливым вступлением в свободный с Нею разговор. Слово радуйся! послужит мне залогом позволения беседовать с Нею, только глас радуйся! нимало не устрашит, но усладит Ее душу. Итак, возвещая Ей радостное веление, я начну воззванием: радуйся! На самом деле, прилично приветствовать Царицу благовестием радости. Радостен дух! Восхитительно это время! Утешительно повеление! Это воля Божия о спасении и начало радости безмерной!»

Приняв такое решение, Архангел предстал в доме Девы и, приступив к чертогу, в котором Она находилась, тихо приблизился к двери и, вошед в нее, кротким голосом воззвал к Деве: Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою (Лк. 1, 28), Господь, Который был прежде Тебя, Который ныне с Тобою, Который, спустя немного, от Тебя родится. Одно рождение Его было вечное, другое будет временное». О, безмерное человеколюбие и благость! Ангел не только объявляет радость, но указывает и на Виновника радости, во чреве Девы; потому что слова Господь с Тобою ясно означают, что присутствует сам Царь, всецело воплощающийся в Ней и не оставляющий Своей славы. Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою. Радуйся, Орудие радости, которым упразднен приговор клятвы и возвращено право на радость. Радуйся, истинно Благословенная; радуйся, Препрославленная; радуйся, преукрашенное Святилище славы Божией; радуйся, священное Жилище Царя. Радуйся, Чертог, в котором Христос обручил Себе человечество. Радуйся, Избранная Богом прежде рождения; радуйся, Орудие примирения Бога с человеками; радуйся, Сокровище бессмертной жизни; радуйся, Небо – пренебесное жилище Солнца славы; радуйся, пространное Селение Бога, нигде не вместимого, в Тебе одной вместившегося; радуйся, святая девственная Земля, из которой неизреченным действием Божиим образовался Новый Адам, чтобы спасти древнего; радуйся, священный, достойный Бога Клас, который проник весь род человеческий, так что составилось одно удивительное смешение, наподобие хлеба, происшедшее из единого тела Христова. Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою, Тот, Который сказал: да будет твердь (Быт. 1, 6), и все прочие дела творческого величия Его; радуйся, Родительница безмерной радости; радуйся, новый Ковчег славы, в котором почил сошедший Дух Божий,– Ковчег, в котором Святый по естеству, чрез воплощение, чудным образом устроил Себе святыню новой славы в девической утробе, не престав быть тем, чем был (ибо Он непременен), но сделавшись тем, чем не был (ибо Он человеколюбив). Радуйся, Сосуд златый, носящий Того, Который усладил манну и источил неблагодарному Израилю мед из камня; радуйся, серафимская Клеща таинственного угля; радуйся, умное Зеркало созерцательного познания, чрез которое пророки, просвещенные Духом Святым, таинственно видели бесконечное к нам снисхождение Божие; радуйся, Труба зрительная, сквозь которую осеняемые унылою тьмою греха, увидев восхождение грядущего свыше со славою Солнца правды, озарилась чудным светом; радуйся, украшение всех пророков и патриархов и истиннейшее проповедание непостижимых предопределений Божиих.

Благословена Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего (Лк. 1, 42). И поистине благословенна, потому что Бог избрал Тебя в жилище Себе, потому что Ты непостижимо носила в утробе Своей исполненного славы Отчей Иисуса Христа – человека и вместе Бога, имеющего вместе свойства той и другой природы. Благословена Ты в женах, нетесно вместившая в священном хранилище девства Своего то небесное Сокровище, в Котором сокрыты все сокровища премудрости и ведения (Кол. 2, 3). Ты истинно благословенна: Твое чрево есть как стог на гумне (Песн. 7, 2); Ты без семени, без возделания произрастила Плод благословения и Клас нетления – Христа и принесла обильнейшую, тысячекратную жатву, приведя тысячи радующихся к Делателю нашего спасения. Ты истинно благословенна: потому что одна из всех матерей, будучи предуготована быть материю Создателя Своего, не испытала матерям свойственного; матернее рождение не повредило чистоты Твоего девства; девственный плод Твой сохранил печать Твоей непорочности. Ты истинно благословенна: Ты одна, не познав мужа, носила во чреве Своем Того, Который распростер небеса и чудным образом землю девства Твоего сделал небом. Благословена Ты в женах, одна наследовавшая то благословение, которое Бог чрез Авраама обещал народам. Ты истинно благословенна – одна наименовавшаяся Материю благословенного Сына – Иисуса Христа и Спасителя нашего, чрез Которую народы взывают: благословен грядый во имя Господне (Мф. 21,9), и благословено имя славы Его во век, исполнится славы Его вся земля: буди, буди! (Пс. 71, 19). Благословенна Ты в женах, Которую ублажают поколения и прославляют цари, которую девы среди сонма своего вводят во храм Царя. Благословена Ты в женах, Которую Исаия, увидя прозорливыми очами, наименовал пророчицею, девою, плинфою, местом, видением, главою книги, и притом запечатленной. Ты истинно благословенна, Которую Иезекииль 199 назвал востоком, вратами заключенными, отверстыми только Богом и опять заключенными. Ты одна истинно благословенна, Которая Даниилу, мужу желаний, казалась горою великою, а чудному Аввакуму – горою приосененною (Ав. 3, 3), Которую царь Твой праотец пророчески воспел горою Божиею, горою тучною, горою преусыренною, на которой благоволил обитать Бог. Благословена Ты в женах, Которую богопрозорливейший Захария провидел в золотом светильнике, украшенном семью лампадами, то есть сияющем семью дарами Божественного Духа. Ты истинно благословенна; Ты умный рай, в котором живоносное дерево спасения; в Тебе таинственно зрится и сам насадитель Эдема – Христос, Который, неизреченною силою исходя из утробы Твоей, подобно живоносному источнику, посредством Евангелия, как бы четырьмя потоками, напояет вселенную. Благословена Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего, плод, которого вкусив Адам первосозданный изверг из себя древний яд, принятый им, по обольщению,– плод, который услаждает горький вкус древа, очищая естество человеческое, который странствующему в пустыне Израилю источал реки воды, услаждал Мерру и дождил хлеб чудный, несеянный. Благословен плод, который бесплодную и горькую воду, посредством всыпанной в нее Елисеем соли, соделал приятною и плодотворною. Благословен плод, который из неповрежденной отрасли девического чрева прозяб, подобно грозду, полному и совершенно зрелому. Благословен плод, из которого истекают источники воды, текущей в жизнь вечную,– плод, из которого происходит хлеб животный – тело Христово и спасительное питие – чаша бессмертия. Благословен плод, который славит всякий язык небесных, земных и преисподних, в Троице Святого Божества, исповедую Его тождественным в существе, но различая в Нем личные начальные свойства. Благословена Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего: Она же – как говорит Святое Писание – смутилась от слова сего и размышляла Сама с Собою, говоря, что бы это было за приветствие? (Лк. 1, 29).

Смутилась,– сказано. Не неверие какое-нибудь поколебало Ее душу,– нет; но скорее удивление к необычайному вещанию, так как в явлении представлялось предвестие. Она не была подобна Захарии, обнаружившему свое неверие во святилище, который хотя и приобрел способность к деторождению, но, в наказание, лишился орудий слова и, перестав быть бесчадным, сделался немым. Она почувствовала в душе смущение от сделанного Ей приветствия, как Дева совершенно непорочная, не имевшая не только смешения, но и обращения с мужем и привыкшая непрестанно устремлять ум Свой к созерцанию вещей небесных. Быв, как и естественно, стыдливою, Она должна была сначала прийти в недоумение, потом, предавшись размышлению о сказанном Ей, слушать говорящего, так сказать, не без внимания и рассуждения. Поэтому Евангелист мудро заметил, что Она размышляла (как бы поверяя мысль судом чистого разума, чтобы сказанного Ей не понять превратно), говоря: что бы это было за приветствие? Происходя от благородного племени и будучи дщерью Давида, Она, конечно, знала Божественные повествования, заключающиеся в Писании, и потому тотчас могла обратить ум Свой к падению праматери, представляя Себе прельщение ее и другие такие же события, преданные древними. Итак, не без причины Евангелист написал, что Она размышляла; но этим показал Ее ум и то, что Она любила иметь познание о предметах не поверхностное, а твердое и основательное. В самом деле, Ей не надлежало принимать приветствия, не поверив мыслей Своих о (возвещаемом) благе созерцанием разума. Стараясь успокоить смущенный дух Свой, Она не произносила слов, но только одним взором показывая некоторое недоумение, вместо голоса обнаруживала состояние Своей души выражением внешнего Своего вида. «Что это за приветствие? – говорит Она.– Неужели Я одна из женщин дам природе новые законы? Неужели Я одна могу понести во чреве плод, не имев сообщения с мужем? Что бы это было за приветствие? Кто принес такую весть и откуда он пришел? Почитать ли вещающего человеком? Но он представляется бестелесным. Ангелом ли его назвать? Но он говорит, как человек. Я не понимаю того, что вижу, недоумеваю о том, что слышу».

Что же делает тогда Гавриил? Приметив смущение Отроковицы и не размышляя более ни о чем, тотчас взывает, говоря: не бойся, Мария! Ты обрела благодать у Бога (Лк. 1, 30). Итак, он прежде всего устранил страх Ее, потом внушил бодрость, сказав: не бойся! Ты обрела благодать у Бога, которую потеряла Ева. Словом благодать он ясно определил свою мысль и рассеял все кажущиеся сомнения, а присовокупив: обрела благодать у Бога, совершенно отогнал страх от Девы. Не бойся, Мария! Это – не обманчивая речь; не обольстить Тебя пришел я; не змий лукавый опять говорит с Тобою, но земный вестник предстоит Тебе: с неба несу Тебе благовестие, и притом не простое, но благовестие радости. Не бойся, Мария! Не тщетно это приветствие и не печаль оно Тебе предвещает! Господь с Тобою, податель всякой радости, Спаситель всего мира,– с Тобою Тот, Который, не отлучаясь Отеческих недр, вместился в Твоей утробе. Я назвал Тебя Благодатною, чтобы выразить радость сокрываемого в Тебе таинства. Я назвал Тебя благодатною, потому что всю эту радость Ты вмещаешь во чреве Твоем; потому что Ты одежда благолепная по красоте Божественных даров. Господь с Тобою! – воззвал я, чтобы выразить могущество в Тебя вселившегося. Он Господь и Бог, Властитель, Начальник мира, Отец будущего века – Твой Сын, о Дева, и Спаситель всех (Ис. 8, 6). Господь с Тобою: с Тобою благодать и истина, Господь закона, но Отец благодати и источник истины. Не бойся, Мария! Господь с Тобою, Властитель всякого начальства, Сын Отца светов, Который в вечности родился от Него, но во времени воплотился от Тебя, Который на небе весь в недрах Отца, а на земле весь с Тобою во чреве. Он с Тобою и в Тебе. Невместимый по естеству, вселившись в Твою утробу, вместился в Тебе. Не бойся, Мария! Ты обрела благодать у Бога – благодать, которой не получила Сарра, которой не испытала Ревекка, которой не познала Рахиль; Ты обрела благодать, которой не удостоилась ни славная Анна, ни Фенанна, ее соперница. Ибо хотя они из бесчадных сделались матерями, но вместе с бесчадием потеряли девство; а Ты, став Матерью, сохранила и девство Свое невредимым. Итак, не бойся; Ты обрела благодать у Бога – благодать, какой никто, кроме Тебя, не обретал от вечности.

В чем же состоит это преимущество благодати у Бога? Ты обрела благодать у Бога, и се, зачнешь во чреве, и родишь Сына и наречешь имя Ему Иисус (Лк. 1, 30–31). О Чудо! Сперва Ангел разрешил Ее сомнение, а после объясняет самое дело. И смотри, что производит его краткая речь: прогоняет страх, предвозвещает благодать, объясняет зачатие, предсказывает рождение и назначает имя рождаемому. Но здесь еще не конец словам его. Чтобы показать великое могущество Младенца, он тотчас присовокупил: Он будет велик и наречется Сыном Вышняго – и даст Ему Господь престол Давида отца Его, и воцарится над домом Иаковлевым во веки, и царству Его не будет конца (ст. 32–33). Видишь, как он изгнал из Девы страх? Как ободрил дух Ее? Назвав имеющего родиться Сыном Всевышнего и наименовав Давида Его отцом, Он вдруг возвысил ум Ее, как видно из последующего.

Смотри, какой разум имеет Дева! Она, услышав сие и зная непреложность высочайшей власти воли Божией, сказала Ангелу: как это будет, когда Я не знаю мужа? Ты обещаешь Мне – говорит Она – что-то странное; ты возвещаешь Мне то, что превосходит естество: Я браку не причастна, Я обручилась жениху, но браком не сочеталась; Я знаю только в Иосифе обрученника, но не мужа; со Мною живет жених, но не разделяя брачного ложа. Как будет сие, когда Я не знаю мужа? Неужели природа одну Меня сделает Материю без брака? Неужели Я одна, вопреки природе, покажу новый для нас образ рождения? Бракосочетания не было; сообщения с мужем Я не имела; Иосифа Я не познала; Я признавала в Нем Своего защитника, но не мужа. Итак, каким образом это будет со Мною?

Гавриил тотчас ответствует и высоким ответом своим утончает простой Ее вопрос, говоря: почему Ты, всеблаженная, говоришь это? Почему произносишь эти слова? Я с неба пришел возвестить Тебе о новом образе зачатия: не земнородный говорит с Тобою. Я сказал: Господь с Тобою; а Ты с сомнением говоришь: как это будет со Мною? Я благовествую Тебе о Том, Который был прежде моего пришествия и Который вошел во чрево Твое, а Ты говоришь мне о муже, о земном рождении, спрашивая: как это будет с Тобою? Размысли, как процвел жезл (Чис. 17, 8), как камень источил воду и откуда он исполнился ею (Исх. 17, 6), как огонь купины обнял кустарник, не сожигая его (Исх. 3, 2). Если ты веришь этим событиям, то верь и мне. Виновник чудес, и тех, и этих, Один и тот же, Которого Ты во чреве носишь; Ты особенным образом будешь питать носимого Тобою Младенца – не так, как Елисавета или Анна, мать Твоя. Они сделались матерями по обыкновенному закону природы; Ты родишь Сына без мужа и без семени, в Тебе зачатого. Если ты хочешь знать самый образ события, то я объясню Тебе и его.

Дух Святый найдет на Тебя и сила Всевышнего осенит Тебя (Лк. 1, 35). Имеющий родиться произойдет не от хотения плоти (Ин. 1, 13). Хотение плоти не будет иметь места при рождении Богоматерию, потому что оно выше пределов естества. И если оно вовсе не имеет ничего естественного, то и самый способ его выше и превосходнее естественного. Итак, никакая страсть не примешалась к земному зачатию Ее, как бывает у людей, не сопровождала и небесное рождение Господа. Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя. Смотри, как открывается здесь таинство Троицы. Говоря о Святом Духе, Архангел не иного кого-либо разумел, как Утешителя. Силою Всевышнего он явно назвал Сына, а словом Всевышний означил лице Отца. Выражением же: осенит Тебя – он говорит, кажется, то же, что – по моему мнению – сказал Аввакум, когда, взирая прозорливыми очами, назвал Деву горою приосененною (Авв. 3, 3), как бы изображая силу Духа, Ее осеняющую, и неизреченную скинию, в Ней самодействующую способом воплощения, по которому в утробе Девы, свободной от страстей и чистой от всякой вещественной привязанности, воздвиг нерукотворный храм тела (Спасителя), как видно из последующего.

Посему раждаемое будет свято и наречется Сын Божий: то предвечный Младенец, который от Святого Духа чрез Святого Отца непостижимо образовался, поистине будет Святым и назовется Сыном Всевышнего, как Слово, совечное Всевышнему. Таким образом, ясно показано Деве, Кто, от Кого и каким образом зачался в Ее чреве, показано и то, что имеющий родиться от Нее будет Сын Божий.

Но чтобы яснее и точнее показать силу своих слов, Ангел указывает на зачатие Елисаветы, как бы говоря: кто мог разрешить (неплодную) утробу в старости, сверх чаяния, тот, без сомнения, может сделать и Деву чревоносящею. Потому присоединяет: потому что нет ничего невозможного для Бога (Лк. 1, 37). Дева, услышав это, особенно же будучи озарена в уме светом обитающего в Ней и проникнута радостию о благовестии, совершенно успокоилась и, как Писание говорит о Давиде, явилась радостною в душе с красотою очей; потому что радовалась чуду и приняла приветствие с удовольствием. Да и сказанное Ей исполнено было неизреченной радости. Гавриил весьма удобно и весьма ясно убедил Деву принять чудо, сказав: нет ничего невозможного для Бога.

Но что говорит Евангелие? Мария же сказала: се раба Господня: да будет мне по слову Твоему (ст. 38). Видишь ли разум Ее? Видишь ли превосходство скромности, облекающей Ее? Узнав о зачатии и рождении от Нее, также о том, Кто родится и чьим будет Сыном, как Он назовется и чей займет престол, над кем будет царствовать; наконец, узнав и то, что имеющий от Нее родиться никогда не будет без царства,– Она ответила радостным гласом: се раба Господня; да будет Мне по слову твоему. Очевидно, Она выразила этими словами следующее: вот Я в готовности, и препятствия не будет никакого; душа Моя желает, чрево Мое достойно, ибо оно неприкосновенно и сберегается для одного Создателя. Се раба Господня, беспрекословная к повиновению, способная к служению и готовая к принятию; да будет Мне по слову твоему. После того, как ты возвестил Мне, как должно, оно ознаменовалось радостию и славою вышнею. Се раба Господня; да будет Мне по слову твоему. Какое неизреченное смотрение! Какая благодать! И еще более, какая вечная воля и предведение! Поистине, Дух Святый вселился в Деву и сила Всевышнего осенила Ее, по предопределенному совету и предведению Божию.

И отшел от Нее Ангел – сказано (ст. 38) – то есть по исполнении порученного ему дела. Отшел Ангел, но Господь не отступил от Нее. Тот ограничен, хотя и бестелесен, а этот неограничен, хотя в теле и во чреве Девы; тот возвестил грядущего, рождаемого от Девы, для спасения людей; а этот, прияв существо наше, преобразил в Себя, возвратив природе нашей образ Божий и первое достоинство, непослушанием прародителей потерянное, и после сего воссел на небесах, превыше всякого начальства, и власти, и силы, и всякого имени, каким именуются в нынешнем веке и в будущем (Еф. 1, 21–22). Ему слава, держава, честь и поклонение, со безначальным Отцом и с Пресвятым Животворящим Духом, ныне и всегда и во веки веков. Аминь.

БЕСЕДА НА БЛАГОВЕЩЕНИЕ ПРЕЧИСТОЙ ВЛАДЫЧИЦЫ НАШЕЙ БОГОРОДИЦЫ И ПРИСНОДЕВЫ МАРИИ святителя Григория Паламы

Перечисляя различные дела творения и созерцая в них премудрость Божию, Псалмопевец Пророк, всецело охваченный восхищением, среди писания воскликнул: Яко возвеличашася дела Твоя, Господи, вся премудростию сотворил еси. Мне же ныне, покушающемуся по силам, с целью восхваления возвестить явление во плоти все сотворившего Слова, кто сделает речь отвечающей предмету? Потому что если все исполнено чуда и то, что из не существующего пришло в бытие, является божественным и славным делом, то насколько чудеснее и божественнее и еще более долженствует воспеваться нами то, что из разряда творений стало Богом, и не просто Богом, но тем именно, что является истинно Богом, и это тогда, когда наше естество и не возмогло и не пожелало сохранить оное достоинство, в котором было создано и посему справедливо было отвержено в нижайший элемент земли? И до такой степени велико и божественно, неизреченно и непостижимо то, что наше естество стало одно с Богом и чрез сие нам было даровано возвращение к лучшему состоянию,– что и для святых Ангелов и людей, и даже для самих пророков, хотя они и зрели действием Духа, оно пребывало воистину непознаваемым, от века сокровенным Таинством. И что говорю: до того как оно сбылось? – когда и сбывшись оно все же остается тайной: не в том смысле – сбылось ли оно или нет, но в том – каким образом оно совершилось; мы веруем, но не ведаем; поклоняемся, но не выведываем; и кланяемся и веруем посредством только Духа. Божия никтоже весть, точию Дух Божий (1Кор. 2, 11), и именно посредством Его мы поклоняемся и чрез Него молимся,– говорит Апостол.

А то, что не только для людей, но и для Ангелов и самых Архангелов это таинство непостижимо, ясно показывает и празднуемый нами сегодня день. Ибо Архангел, действительно, благовестил Деве Зачатие, но когда Она пожелала узнать, каким образом это произойдет, и сказала ему: «Како будет сие, идеже мужа не знаю», то Архангел, совершенно не в состоянии объяснить ей образ зачатия, и сам прибег к Богу: Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя. То же произошло бы, если кто спросил Моисея: каким образом из земли стал человек? как из персти создались кости и жилы и плоть? каким образом из бесчувственного произошли чувства? но и из Адамова ребра каким образом стал опять человек? как эта кость вытянулась и разделилась и приладилась и сочеталась? каким образом из этой кости произошли внутренние органы и различные железные выделения и все прочее? Итак, если бы кто поставил такие вопросы Моисею, он бы не более сказал того, что это был Бог, Кто взял прах земли и создал Адама и взял одно из ребер его и сотворил Еву; так что – Кто был создавший, он сказал; но каким образом это произошло, не сказал. Так и Гавриил: что Дух Святый и сила Вышнего совершат бессеменное Рождение – он сказал; но каким образом – не сказал. Ибо если он затем помянул о Елисавете, что она в старости и бесплодии зачала, то этим он не имел сказать ничего более того, что у Бога не останется бессильным никакое слово: так что же бы он мог открыть относительно действия, силою которого Дева имела зачать и родить? Все же сказанное Архангелом Деве заключало в себе нечто большее, но, в то же время, еще более углубляло тайну. Ибо он говорит: Дух Святый найдет на Тя, и сила Выгиняго осенит Тя. Ради какой цели? – потому что Рождаемое не есть пророк, и не просто человек, как Адам, но наречется Сын Вышнего и Спаситель и Избавитель людского рода и Царь Вечный. Ибо как спавшие с вершины горы камни и скатывающиеся даже до подгорья становятся достоянием многих крутизн (или «пропастей»), так и нас – отпавших от заповеди, данной в раю и сущей в нем блаженной жизни, и даже до ада скатившихся, постигли многие бедствия. Ибо не только израстила земля, как последствие проклятия, бывшего Праотцу, неодушевленные волчцы и терния, но изведали мы и гораздо худшие, многовидные терния злых страстей и отвратительные волчцы греха. И не только ту одну печаль возымел наш род, которую получила в удел праматерь, как следствие проклятия, бывшего ей, осужденная в болезнях рождать, но, можно сказать, и вся наша жизнь стала сплошной печалью и мукой. Но с тех пор, как человеколюбивый к нам, создавший нас Бог, по милосердию Своему, приклонив небеса, сошел и восприял от Святой Девы наше естество, Он обновил его и возвратил, более того, возвел на божественную и небесную высоту. Желая же совершить, лучше же сказать – днесь привести в исполнение Свой предвечный замысел, Он посылает Архангела Гавриила, как говорит евангелист Лука: В Назарет, к Деве обрученней мужеви, емуже имя Иосиф, от дому Давидова, и имя Деве, Мариам.

Итак, Бог посылает Архангела к Деве, Которую, при соблюдении Ее девства, делает Своею Матерью силою единого благовещения; потому что если бы Она зачала от семени, то Родившийся не стал бы новый Человек, ни безгрешным бы Он не был, ни Спасителем грешников; ибо движение плоти к детотворению, беспорядочно примешиваясь к установленному Богом замыслу о нас, таким образом овладевает нашими способностями и являет их не совсем свободными от греха. Посему и Давид сказал: в беззакониях зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя (Пс. 50, 7). Итак, если бы зачатие Божие происходило от семени, то не был бы Он новым Человеком, ни Начальником Новой и отнюдь не стареющий жизни; ибо, если бы Он был участником ветхой чеканки и наследником оного прародительского греха, Он не смог бы носить в Себе полноту чистого Божества и сделать Свою плоть неиссякаемым источником освящения, как не мог бы и осквернение оных прародителей смыть преизбытком силы, ни довлеть, для освещения всего сущего, впоследствии. Поэтому не Ангел, не человек, но Сам Господь, воплотившись во чреве Девы и пребыв неизменным Богом, пришел и спас нас.

Подобало так же и Деву иметь свидетельницей Своего бессеменного зачатия и помощницей в том, что совершалось в деле Домостроительства. Что же это было? Восхождение в Вифлеем, где и небесными Ангелами Рождение Его было возвещаемо и славимо? Пришествие в храм, где Симеоном и Анной Он, будучи младенцем, был засвидетельствован, как Господь жизни и смерти; бегство от Ирода в Египет и возвращение из Египта, согласно священным пророчествам; и иное, что ныне перечислять нет надобности? Ради этого был взят Обручник Иосиф и Ангел был послан к Деве, обрученной мужу по имени Иосиф. Это же выражение: «из дома и рода Давидова» – относится к обоим, потому что оба – и Дева и Иосиф – возводят свой род к Давиду. «И имя,– говорится,– Деве Мариам»,– это же слово в переводе означает «Госпожа». Представляет же это имя и достоинство Девы, и утверждение девства 200, и особенность образа Ее жизни, и во всем тщательность, и выразить это одним словом – всенепорочносгь. Ибо господственно (т. е. с истинным величием) нося знаменательное имя Девы, Она имела полное обладание чистотой, будучи Девой и телом и душой и силами души и богатея всеми телесными чувствами, не имеющими ни малейшей зазоринки; и все до такой степени полностью и утвержденно, и так сказать – как это приличествует Госпоже, во всем ненарушенно на все времена, как Она затворенная Дверь сокровищницы и запечатанная книга, хранящая от очей сокровенные писания; посему и было написано о Ней: «Сия есть Книга запечатленная», и – «будет Дверь заключена, никтоже пройдет Ею».

Но еще и по другой причине Дева является Госпожою по достоинству, именно – как владычествующая над всеми, как в девстве зачавшая и божественно родившая – по естеству Владыку всего мира. И еще – Она является Госпожою не только как свободная от рабства и участница божественного господства, но и как источник и корень освобождения человеческого рода, и особенно в силу Своего неизреченного и радостного Рождения; ибо женщина, обрученная мужу, больше является под господином, нежели госпожою, и особенно согласного многоболезненному и многопечальному рождению, по оному проклятию Евы: «В болезнях родиши чада: и к мужу твоему обращение твое, и той тобою обладати будет»; освобождая от этого проклятия человеческий род, Дева-Матерь вместо этого прияла чрез Ангела приветствие и благословение; ибо говорится, что: вшед Ангел, рече, к Деве: радуйся. Благодатная: Господь с Тобою, благословена Ты в женах. Не как будущее предвещает Ей, говоря: Господь с Тобою, но возвещает Ей то, что он невидимое (для Нее) видел как уже совершающееся. И разумея Ее как сосредоточие божественных и человеческих дарований и украшенную всеми благодатями Божественного Духа, он Ее поистине провозглашает Благодатной. Увидев же, что Она как бы уже зачала Того, в Ком Сокровища их всех, и предвидя, что это чревоношение Ее не связано с тягостями и рождение будет без болезней, Он приглашает Ее радоватися и объявляет Ее единой Благословенной и Славной по справедливости среди жен: ибо не было иной женщины, хотя бы и прославленной, которая преизбыточеством славы настолько была бы славна, что равнялась бы Богородице Деве.

Но Дева, видя его и устрашившись, не был ли бы это какой обольстительный ангел, вводящий в заблуждение безрассудных, подобно тому как тот обманул Еву, приняла приветствия не без того, чтобы не исследовать его (инэксетастос), и еще не вполне понимая, в чем Ее та близость к Богу, которую он Ей благовестил, смутилась, как написано, от слов его, со скрепленным сердцем, так сказать, и твердо держась девства. И помышляше, каково будет целование сие. Посему и Архангел тотчас же отстраняет любезный Богу страх Благодатной Девы, говоря Ей: Не бойся, Мариам: обрела бо еси благодать у Бога. Какова эта благодать? – которая возможна только единому, могущему совершить невозможное и которая только за Тобою сохранена прежде всех веков. Ибо – се, зачнеши во чреве; услышав же о зачатии,– говорит он,– отнюдь не предполагай, что девство Твое отменено, и потому не тревожься и не смущайся; ибо когда слова се зачнеши говорятся Деве,– он указал,– это означает, что зачатие будет рука об руку течь с девством.

Итак, се зачнеши говорит, и родиши Сына; ибо, обладая тем, чем Ты обладаешь и при сохранении ненарушимого девства, Ты зачнешь и родишь Сына Вышнего. Ибо это и Исаия, предвидя за много лет до сего, предсказал: Се Дева во чреве приимет, и родит Сына, что: Приступих к Пророчице. Как Пророк приступил к Пророчице? Так, как ныне Архангел приступил к Ней; ибо то, что ныне видел Архангел, это и тот Пророк предвидел и предсказал. Что касается выражения: «Пророчица»,– то это относится к Деве, потому что Она имела пророческий дар, что удостоверит всякого желающего Ее песнь Богу в Евангелии (Лк. 1, 46–55). Итак, приступил, говорится, Исаия к Пророчице,– в пророческом, конечно, духе,– и (Она) прият во чреве, и прежде чем наступили, избежала родительных болезней и родила Сына. Архангел же ныне говорит Ей: Родиши Сына и наречеши имя Ему Иисус (что в переводе означает – «Спаситель»), Сей будет велий. А Исаия опять сказал бы так: Чуден, Советник, Бог крепкий, Властелин, Князь мира, Отец будущего века. Сему согласует ныне и Архангел, говоря: Сей будет велий, и Сын Вышняго наречется.

Почему же он не сказал: есть велий и Сын Вышняго, но будет и назовется? Потому, что он говорит только о человеческой природе Христа, а вместе и являя, что Он будет познан всеми и будет всем провозглашен как Таковой; как и Павел имел позднее сказать: Бог явися во плоти, проповедан бысть во языцех, веровася в мире (Тим. 3, 16). Но Ангел прибавляет, говоря: Даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его: и воцарится в дому Иаковли во веки, и царствию Его не будет конца (Лк. 1, 32–33); а Тот, Чье Царство, сущее во веки, не имеет конца,– Тот есть Бог. Но Он имеет отцом и Давида; это значит, что Он есть также и Человек. Таким образом, Имеющий родиться есть Бог и вместе – Человек, Сын Человеческий и Сын Божий, принимающий, как Человек, от Бога и Отца несменяемое царство, как это видел и предвозвестил Даниил, говоря: Зрях, дóндеже престоли поставишася, и Ветхий денми седе и се на облацех небесных яко Сын Человечь идый бяше и даже до Ветхого денми дойде и пред Него приведеся: и Тому дадеся власть и честь, и царство Его царство вечное, и иным царем не воспримется (Дан. 7, 9, 13 и сл.) 201.

Воссядет же на престол Давида и воцарится над домом Иакова: потому что Иаков, воистину, является Патриархом всех благочестивых, а Давид, первый из всех царей, благочестиво и богоугодно царствовал во образ Христа, Который патриаршее и царское служение сочетал в одно небесное начало. Благодатная же Дева, когда услышала эти необыкновенные и божественные слова к Ней Архангела: Господь с Тобою и зачнеши и родиши Сына, царствующего во веки – Сына Вышнего,– сказала: Како будет сие, идеже мужа не знаю. Ибо хотя и весьма и духовное и высшее телесных страстей ты Мне приносишь Благовещение, однако ты Мне возвещаешь зачатие и чревоношение и рождение, которые следуют в соответствии с зачатием; но как же это будет Мне, когда Я мужа не знаю,– говорит Она. Говорит же это Дева отнюдь не потому, что не верила бы словам Архангела, но из желания узнать по возможности, как это произойдет. Почему и Архангел возвещает Ей: Дух Святый найдет на Тя и сила Вышняго осенит Тя: темже и Раждаемое свято наречется Сын Божий ибо Ты воистину свята еси и благодатна, Дево,– говорит,– Дух же Святый, в Свою очередь, сойдет на Тебя, чрез более возвышенное прибавление освящения, устрояя и предуготовляя в Тебе Божие действие, и сила Вышнего осенит Тебя, подкрепляя Тебя и вместе – осенением и соприкосновением сама в Тебе создавая человеческое естество, так чтобы Рождаемое было свято, Сын Божий, Сила Вышнего, восприявшая форму человека; вот и Елисавета, родственница Твоя, будучи неплодной в течение всей жизни, ныне в старости, по воле Божией, чудесно чревоносит, ибо у Бога не остается бессильно никакое слово. Как же в ответ на это поступила благодатная Дева и дух Ее божественный и несравненный? В Свою очередь Она прибегает к Богу и простирается в молитве к Нему, говоря Архангелу: если Дух Святый, как ты говоришь, найдет на Меня, еще более очищающий и укрепляющий Мое естество для того, чтобы Я могла принять спасительный Плод; если сила Вышнего осенит Меня, формируя во Мне по человеку Того, Кто – Сущий Бог, и создавая бессеменное рождение; если Рождаемое – Свято и Сын Божий, и Бог и Царь вечный, ибо у Бога не останется бессильным ни одно слово, то – се Раба Господня, буди Мне по глаголу твоему. И отошел от Нее Ангел, оставив во чреве Ее сочетавшегося с плотью, Творца всего, и чрез таковое сочетание (с плотью), Которому Она послужила, даровавшего миру спасение. И Исаия также, чрез то, что видел и блаженно был удостоен испытать, ясно предначертал это: ибо он видел, что не непосредственно Серафим взял уголь с небесного, мысленного жертвенника, но при помощи клещей Серафим взял его и при помощи их дотронулся до губ Пророка, подал ему очищение. То же самое, что и оное великое видение клещей, заключало в себе и то, что Моисей видел, именно – купину, огнем жегомую и несгорающую. Кто же не ведает, что сия Дева – Матерь является и купиною и клещами, в Себе Божественный Огонь неопально приявшая зачатием, при служении Архангела, сочетавшего чрез Нее Отстранителя греха мира с человеческим родом и чрез неизреченное сие сочетание нас полностью очистившего? 202 Итак, Дева-Матерь является единственной как бы границей между тварным и несотворенным (Божественным) естеством; и все ведящие Бога познают и Ее – как Место Невместимого; и все восхваляющие Бога воспоют и Ее после Бога. Она – причина и бывших прежде Нее (благословений и даров человеческому роду), и Предстательница настоящих, и Ходатаица вечных. Она – основание пророков, начало апостолов, утверждение мучеников, фундамент учителей. Она – слава сущих на земле, радость сущих на небе, украшение всего создания. Она – начало и источник и корень, уготованный нам на небесах, надежды, которую да будет всем нам получить по молитвам Ее о нас, во славу Рожденного прежде веков от Отца и в последние времена воплотившегося от Нее – Иисуса Христа Господа нашего, Которому подобает всякая слава, честь и поклонение ныне и присно и во веки веков. Аминь.

СЛОВО НА УСПЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ преподобного Иоанна Дамаскина 203

Люди, питающие любовь к какому-нибудь предмету, имеют обыкновение всегда говорить и помышлять о нем в уме своем, днем и ночью. Поэтому пусть никто не укоряет меня в том, что после двух прежних слов я предлагаю теперь третье в похвалу Матери Бога моего, как бы некоторый дар Ее успению; и предлагаю не с тем, чтобы преподать то, в чем бы Она нуждалась, но чтобы себе самому и вам, предстоящим здесь, Божественный и священный собор, преподать душеполезную и спасительную пищу, приличную этой священной ночи, и доставить духовное веселие. У нас нет яств, как вы сами видите, а потому я поспешно приготовил пиршество, которое хотя и не обильно и недостойно Той, которая созвала нас сюда, но, в случае нужды, может утолить голод. Для Матери Божией не нужны похвалы наши; но мы имеем нужду в Ее славе. В самом деле, как прославить то, что уже препрославлено? Как сделать источник света еще светлее? Поистине, мы, совершая это празднество, сами сплетаем венец: живу Аз, глаголет Господь, зане прославляющая Мя прославлю (1Цар. 2, 30).

Сладко, воистину сладко вино и питателен хлеб, который мы вкушаем; первое веселит, а последний укрепляет сердце человека. Но что сладостнее Матери Бога моего? Она пленила мой ум, увлекла язык; о Ней я помышляю и днем и ночью. Она – Матерь Слова и подает слово; Она – плод от неплодной, делающий плодоносными бесплодные души. Ныне мы празднуем священное и Божественное Ее преставление. Приидите же, востечем на таинственную гору, превыше житейских и вещественных помыслов, и, вшедши в Божественный и непроницаемый мрак во свете Божием, воспоем беспредельную силу: как Тот, Кто с превыспренней, духовной и недосягаемой высоты не оставил недр Отчих, снисшел в утробу Девы, был зачат Ею, воплотился, добровольно подверг Себя страданиям и смерти и опять вознесся к Отцу с плотию, созданною от земли, стяжав тлением нетление, привел к Отцу Своему и Матерь Свою по плоти, и Ту, Которая была земным небом, перенес на небесную землю.

Ныне умственная одушевленная Лествица, по которой Вышний, нисшедши, явился на земле и пожил с человеками, взошла от земли на небо посредством смерти, как бы некоторой лествицы. Ныне земная Трапеза, неискусобрачно носившая небесный Хлеб жизни, угль Божества, взята от земли на небо, и врата Божии, зрящие на востоки (Иез. 43, 2), сделались вратами небесными. Ныне одушевленный Град Божий из земного Иерусалима прелагается в Иерусалим небесный; родившая из Себя первенцем и единородным Того, Кто перворожден всея твари (Кол. 1, 15) и единороден от Отца, водворяется в церкви первородных; одушевленный и умственный кивот Господень вносится в покой Сына. Дверь райская отверзается и приемлет Богоносную ниву, на которой произросло Древо вечной жизни, то есть Христос, виновник жизни всех, разрешивший преслушание Евы и поправший смерть Адама; иссеченный вертеп приемлет Гору несекомую, от которой камень, отторгшийся без рук, наполнил всю землю (Дан. 2, 34–35). Ложе Божественного воплощения Слова почило в преславном гробе, как бы в чертоге, и из него переселилось в небесный брачный чертог, чтобы славою царствовать с Сыном и Богом, оставив гроб ложем для тех, которые живут на земле. Итак, гроб есть ложе? Подлинно – ложе, и при том светлейшее всякого другого ложа; оно сияет не блеском золота, не чистотою серебра, не светлостию камней и украшается не шелковыми тканями, не златотканою одеждою и багряницею, но богосияющим светом Всесвятого Духа. Оно служит не для возлежания любящих землю, но доставляет тем, которые пленены Духом, жизнь праведных душ, предстояние пред Богом, которое лучше и вожделеннее всякого блага. Этот гроб прекраснее Эдема. Я не буду говорить о лести, употребленной (врагом в Эдеме); о благовидном, так сказать, совете, зависти, обмане; о слабости Евы, ее легковерии, сладкой и вместе горькой пище, чрез которую она и сама потеряла ум, и лишила его своего мужа; о преслушании, изгнании, смерти; не буду говорить об этом, чтобы не сделать праздника поводом к печали; но скажу только, что этот гроб вознес от земли на небо смертное тело, а (Эдем) низвел прародителя нашего с неба на землю. Ибо где, как не там, созданный по образу Божию подвергся осуждению: земля еси и в землю отъидеши? (Быт. 3, 19). Этот гроб важнее и древнее скинии, потому что принял в себя умный, одушевленный, богосветлый Светильник и живоносную Трапезу, на которой хранились не хлебы предложения, но Хлеб небесный, не огнь вещественный, но невещественный огнь Божества. Этот гроб священнее Моисеева кивота, потому что заключил в себе не тени и образы, но самую истину. Он вместил в себе чистую и златовидную Стамну, которая содержала небесную Манну; вместил одушевленную Скрижаль, в которой перстом Божиим, то есть Всесвятым Духом, заключено было воплощенное Слово, Слово ипостасное; вместил златую Кадильницу, которая произрастила угль Божества и облагоухала всю тварь.

Да бежат демоны, да возрыдают, подобно древним египтянам, окаяннейшие несториане и вождь их – этот новый фараон, жестокий губитель и мучитель, потому что они погрязли в пучине богохульства. А мы, спасшиеся и немокрыми стопами прешедшие сланое море нечестия, воспоем исходную песнь Матери Божией. Церковь – это Мариам – да возьмет в руки тимпан и да начнет празднственную песнь. Юные девы духовного Израиля да изыдут с органами и да воспоют в ликах; цари земные и судии с князьями, юноши и девы и старцы с юнотами да прославят Богородицу; все сословия, все племена и народы, на разных языках и наречиях, да воспоют новую песнь. Да огласится воздух духовными свирелями и трубами и да озарится спасительный день огненными блистаниями. Веселитесь, небеса и облака, дождите радость! Взыграйте, овны избранного Божия стада – божественные апостолы, которые, подобно великим и недосягаемым горам, возвышаетесь выспренними созерцаниями; взыграйте и вы, агнцы Божии, народ святый, овцы Церкви, которые, подобно холмам, достигаете желанием высоких гор. О Чудо! Источник жизни, Матерь Господа моего умирает. Нужно, чтобы то, что составлено из земли, и возвратилось в землю, а потом взошло на небо, приняв в земле чистейшую жизнь, чрез отложение в ней плоти. Нужно, чтобы тело чрез смерть, как бы чрез огонь в горниле, подобно золоту, очистившись от земной и мрачной тяжести тления, восстало из гроба нетленным, чистым и озаренным светом бессмертия.

Ныне давшая начало другого бытия, то есть телесного, Тому, Кто не имел временного начала первому и вечному бытию Своему (хотя имел начало в Отце, как виновнике Божественного Своего существа), получает начало другой жизни от Того же, Кто дал Ей начало жизни первой. Радуйся, Сион – божественная и святая гора, на которой пребывала гора Божия, одушевленная! (Радуйся), новый Вефиль, в котором был помазан столп – человеческая природа, запечатленная Божеством! С тебя, как бы с Елеонской горы, Сын Ее вознесся на высоту небесную. Да уготовятся всемирное и пространнейшее облако и крила ветренние и да принесут в Сион апостолов с концов земли! Кто сии, подобно облакам и орлам, слетающиеся к телу – источнику всеобщего воскресения, чтобы послужить Матери Божией? Кто сия восходящая, убеленная, вся добрая, блистающая, как солнце? Да взыграют гусли духовные – уста апостолов; да звучат кимвалы – верховные богословы! Иерофей, избранный сосуд, освященный Божественным Духом, Божественным вдохновением испытавший и научившийся божественным предметам, весь да изыдет из тела, да воспламенится желанием и воскликнет хвалебные песни. Все народы да восплещут руками, да восхвалят Богородицу; Ангелы да послужат мертвенному (Ее) телу. Дщери иерусалимские, последуйте за Царицею и, как ближние Ее девы, юношествуя духом, войдите вместе с Нею к Жениху и станьте одесную Владыки. Сниди, сниди, Владыко, и воздай Матери Своей достойные награды за воспитание Твое! Простри божественные руки и приими матернюю душу – Ты, Который на кресте предал дух в Отеческие руки! Воззови Ее сладким гласом: прииди, прекрасная, ближняя Моя, сияющая красотою девства светлее самого солнца; Ты даровала Мне от Себя (плоть): участвуй же со Мною во всем Моем. Прииди Матерь к Сыну, прииди и царствуй с Тем, Кто происшел из Тебя и вместе с Тобою терпел нищету. Прииди, Владычица, прииди не как Моисей, который восшел и умер: нет, прежде умри, а потом взойди. Положи душу в руках Сына Своего; возврати персть персти, чтоб и эта вознеслась с Тобою.

Народ Божий! Возведи очи твои, возведи. Вот в Сионе кивот Господа Бога сил: апостолы телесно предстали пред ним и погребают живоначальную и богоприемную плоть; Ангелы же невещественно и невидимо окружают его, предстоя Матери Владыки своего со страхом, подобно рабам. Сам Господь присутствует здесь, везде сый и все исполняющий, все содержащий и никаким местом необъемлемый; потому что в Нем, как в Творце и Промыслителе, всяческая состоятся (Кол. 1, 17). Вот Дева, дщерь Адама, Матерь Божия, плоть возвращает земле чрез Адама, а душу препосылает в небесные обители чрез Сына. Да святится град святый и да получит с благословениями вечное благословение! Да предшествуют Ангелы восхождению божественной Скинии и да составляют украшение гроба! Да озарится он сиянием Духа! Да уго-товится миро и помажется всечестная и благовоннейшая плоть! Да течет чистая струя и да почерпнется благословение из чистейшего источника благословения! Да торжествует земля, принимая плоть; радостно да подвигнется воздух от восхождения духа: да возвеют ветры, росоносные и исполненные благодати. Вся тварь да восхвалит восхождение Богоматери! Лики юношей да воскликнут; уста риторов да источат песнопения; души мудрых да помышляют об этом чуде; старцы, украшенные сединами, да созерцают его с благоговением. Всякое творение да принесет от себя дань торжеству. Но и после этого еще не будет постигнута высота такого величия.

Приидите, отыдем умственно все с отходящею. Приидите, снидем сердечною любовию все с нисходящую во гроб. Станем окрест священнейшего одра; возгласим священные песни, воспевая так: Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою (Лк. 1, 28). Радуйся, предуведенная Матерь Божия! Радуйся, предызбранная прежде веков советом Божиим, божественнейший Столп Духа Святого, Источник воды живой, Сад древа жизни, Лоза божественного вертограда, источающего одушевленный нектар и амвросию, Река, исполненная благоволений Духа, Нива, произрастившая Божественный Клас, Роза, цветущая девством и издающая благовоние благодати, Лилия, украшающая царское одеяние, Агница, родившая Агнца Божия, вземлющего грех мира, Палата спасения нашего, высшая ангельских сил раба и Матерь! Приидите, станем окрест чистейшего гроба и почерпнем из него Божественную благодать. Приидите, понесем на раменах души плоть приснодевственную; взойдем во гроб и умрем вместе с Нею; умрем для плотских страстей, поживем же с Нею жизнию бесстрастною и непорочною. Приложим слух к божественным песнопениям, исходящим из невещественных ангельских уст. Войдем и поклонимся и познаем преславное чудо, как Матерь Божия взята и вознесена от земли; как перенесена на небо; как предстоит Сыну выше всех чинов ангельских, потому что нет преграды между Матерью и Сыном.

Матерь Божия! Вот я принес, после двух прежних, третье слово Твоему успению; (принес) с благоговением и любовию к Троице, Которой Ты послужила, по благоволению Отчему и силе Духа зачав безначальное Слово, всемогущую Божию премудрость и силу. Приими усердие, превышающее силы (мои), и даруй (мне) спасение, избави от душевных страстей, уврачуй от телесных болезней, сохрани от бед, подай спокойствие жизни, просвещение духа. Воспламени любовь к Твоему Сыну, устрой жизнь нашу благоугодною Ему, чтобы, сделавшись участниками его блаженства и видя Тебя, озаренною славою Сына Твоего, воспели мы, вечно радуясь в Церкви празднующих достойно Духа, священные песни Тому, кто чрез Тебя совершил спасение наше,– Христу, Сыну Божию и Богу нашему. Ему слава и держава, со безначальным Отцом и Всесвятым и Животворящим Духом, ныне и всегда и во все бесконечные веки веков. Аминь.

СЛОВО НА УСПЕНИЕ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ святителя Димитрия Ростовского 204

О дивное чудо! Источник жизни в гробе  полагается и лествица в небеси гроб бывает.

Дивная Мать дивного Бога, возлюбленные слушатели, дивна от начала и до конца Своего: дивна в зачатии Своем, дивна и в житии Своем, дивна в преставлении Своем; Она вся – одно дивное чудо.

Дивна в зачатии: быв зачата, по ангельскому благовестию, от неплодных родителей, чистых и святых, рождена чисто и свято. Дивна в житии: Она была девствующею Материю и матерствующею Девою; родила Бога и не повредила Своего девства. Дивна в преставлении: Она Своим гробом не в землю нисходит, но восходит в небо, и  лествица к небеси гроб бывает. О дивное чудо! И мертвец дивен, и гроб дивен. Мертвец живет по смерти: в рождестве Дева и по смерти жива; а гроб досягает до неба, как та лествица Иаковлева, утвержденная на земле, которой верх достигал небес: лествица к небеси гроб.

Твердо станем умом своим при дивном бессмертном гробе Божией Матери, как при лествице, возводящей к небу, и присмотримся внутренними очами, какие ступени этой лествицы? Потому что лествица без ступеней не бывает; какие это ступени, по которым Божия Матерь взошла на небо в час Своего преставления?

О дивное чудо! Источник жизни во гробе полагается, и лествица к небеси гроб бывает.

Было бы неудивительно гробом заградить источник так, чтобы он не источал своей струи; но дивно претворить гроб в лествицу, и в лествицу, досягающую неба. Точно ли человеческий гроб в три локтя, прямо поставленный на земле, может достигнуть до небесной высоты? Но нужно знать, что здесь гроб разумеется вместо самой смерти. Смерть названа гробом, так же как и лествицею; как гроб в три локтя, так и смерть; а смерть святых пред Господом честна, как лествица, возводящая к небу души святых, и измеряется тремя богословскими добродетелями – верою, надеждою и любовию. И это – мера великая и высокая, досягающая как бы лествицею неба! Потому что вера достигает до лицезрения Божия; надежда – до получения благ, ихже око не виде; а любовь – до самого сердца Божия, в котором источник и начало всякой (чистой) любви.

Смерть – лествица. Как лествица имеет две стороны, так и смерть, оканчивающая временную жизнь и начинающая жизнь вечную, имеет две стороны: жизнь оканчиваемую и жизнь начинаемую. И как между сторонами лествицы устрояются и утверждаются ступени для восхождения, так и во время смерти между жизнию оканчиваемою и жизнию начинаемою собираются все добрые дела праведного мужа, совершенные в жизни временной, которыми душа, как степенями, восходит к небу, и таким образом смерть или гроб делается лествицею к восхождению: лествица к небеси гроб.

Матерь Божия скончавается преблаженнейшею кончиною, умирает бессмертною смертию. С одной стороны – конец временной жизни, с другой – начало жизни вечной, а посреди, как степени, устроенные к восхождению пресвятейшей души Ее,– все Ее добродетели, которые кто может исчислить? Кто может исчислить и высказать то, как, какими и сколь многими добрыми делами Пресвятая Дева угодила Богу, Творцу Своему, от юности Своей до блаженнейшей кончины? Скорее изочтешь весною – цветы, летом – колосья, осенью – плоды, зимою – снег, на голове – волосы; скорее изочтешь капли в море, звезды вверху, нежели исчислишь добрые дела богоугождения и достоинства Божией Матери. Оставляя все прочее неудобоисчислимое, я обращаю внимание только на три важнейшие предмета и представляю их как бы ступенями лествицы и, чтобы показать их, предлагаю вопрос.

Спрашиваю: кто преставился? Знаю, что всякий, по усердию к преставившейся, даст ответ в похвальных выражениях; один скажет: Божия Матерь преставилась к Сыну Своему и Богу; другой скажет: одушевленное Небо взято в небеса; или: Врата непроходимые отнесены в небесные двери; или: Божий дом, пречистейший и пречестнейший, перенесен в нерукотворенные храмы; или: Солнце, в котором Вышний положил Свое селение, взошло с земли на небо. Всякий, по усердию своему, скажет что-нибудь похвальное. А я, обращаясь к самому дивному бессмертному Мертвецу, положенному в гробе только на три дня, спрашиваю: кто Ты, лежащий здесь? Слышу отвечающий смиренный глас: се раба Господня (Лк. 1, 38). Теперь пусть всякий знает, кто преставился: раба Господня преставилась; раба Господня положена в гробе: се раба Господня! Здесь вспомню древнее изречение: работать Богу – царствовать; то есть работать Богу – то же, что царствовать. Кто истинный раб Божий, тот наследник небесного царства, соцарствующий Христу. Если же Пречистая Дева раба Господня, то Царица воистину всей видимой и невидимой твари.

Но прилежно взирая умом своим на Господа и рабу Господню, как созерцаю Господа моего в трех Лицах, единого Отца и Сына и Святого Духа, так и в рабе Его, а Царице нашей, в одном лице Ее вижу три особые проявления, выразившие работу Божию: иначе Она работала Богу Отцу, иначе – Богу Сыну и иначе – Богу Духу Святому. Она была Дщерию Бога Отца, к Которой говорит: слыши дщи и виждь (Пс. 44, 11), Материю Бога Сына и как бы Невестою Богу Духу Святому; Она поработала Троице Святой верно и истино в трех особых видах.

Здесь опять спрашиваю: эта раба Господня, заслужившая Себе царскую честь, какими степенями достигла до столь великого достоинства, до столь высокой чести, чтобы быть Ей Дщерию Бога Отца, Материю Бога Сына, уневещенною Девою Бога Духа Святого? Поистине Она положила восхождения в сердце Своем, положила в жизни Своей степени восхождения к Богу. На уневещение Богу Духу Святому взошла девственною чистотою; на матерство Богу Сыну – смирением: яко призре на смирение рабы Своея (Лк. 1, 48); на дщерство Богу Отцу – любовию. А какими степенями Она приблизилась во временной жизни Своей к Богу, в Троице единому, теми же степенями Она и в бессмертном успении Своем взошла на небо к Отцу, Сыну и Святому Духу: девственною чистотою, смирением и любовию.

В начале, от юности Своей, Она взошла к Богу Духу Святому девственною чистотою, сделавшись живою Церковию и одушевленным храмом Его; потому что нигде Дух Святой так обычно не вселяется, как в девствующих: девство – по свидетельству святых Отцов – сродно Ангелам, угодно Богу. А Пречистая Матерь Божия – по свидетельству святого Амвросия – была Дева не только телом, но и духом. Да внимает умом своим словам этого учителя о Пречистой Деве: «была,– говорит он,– Девою не только телом, но и духом». Что значит телом и духом девствовать? Что значит быть чистым по телу и духу? И так как слово коснулось чистоты, то внемлите не только девствующие или вдовствующие, или по покаянию хранящие чистоту, но внемлите и супружествующие; ко всем вообще сказал Апостол: не весте ли, яко телеса ваша храм суть живущого в вас Святого Духа? (1Кор. 6, 19.) Храм Божий есте и Дух Божий живет в вас, и – иже растлит церковь Божию, растлит его Бог (3, 16–17). Каждый должен хранить свою чистоту; как девствующие – девственную и вдовствующие – вдовственную, так и состоящие в супружестве должны непорочно хранить супружескую чистоту, чтобы быть чистым храмом Святого Духа. Пред Богом как чистота не состоящих в супружестве похвальна, так и супругов честна (брак честен); первых приятна и других неотменная, как нескверная; та славна, но и эта имеет свою особенную славу, по слову Апостола: ина слава солнцу, ина слава луне, и ина слава звездам (1Кор. 15, 41). Хотя и иная, однако ж слава каждому своя: солнцу своя, луне своя и звездам своя слава. Эти апостольские слова святой Исидор Пелусиот толкует так: «уподобляет Павел солнцу тех, которые возлюбили хранить девство: луне – тех, которые чисто пребывают во вдовстве, звездам – тех, которые в тесном супружестве соблюдают ложе свое нескверным. Как солнцу должно быть светлым, и луне светлой, и звездам нетемным, так и девствующим нужно быть чистыми, и вдовствующим – чистыми, и супружествующим – чистыми, чтобы все были храмом, достойным Святого Духа. Итак, научитесь все, что значит быть человеку чистым по духу и телу.

Всякий человек сам по себе двоякий: внешний и внутренний, плотский и духовный. Внешний видим, потому что плотян; внутренний невидим, потому что духовен: непорочна должна быть и двоякая чистота его пред Богом – телесная и душевная, которая есть чистота духа. Напрасно тот гордится в уме своем телесною своею чистотою, кто не хранит старательно чистоты духа. Напрасно тот обуздывает в себе воздержанием плотские вожделения, кто умом своим мечтает о греховных сквернодеяниях. Напрасно внешний человек почитается чистым, если внутренний оскверняется бесчисленными нечистотами. Тело чисто, а от сердца исходят помышления злые, прелюбодеяния, любодеяния, сквернящие человека,– такой подобен содомскому яблоку. В книгах пишется: в той стране, где Содом и Гоморра с окрестными городами погублены праведным гневом Божиим, родятся яблоки, весьма красивые по виду, большие и имеющие удивительный цвет, и если бы кто, не видевший их, впервые увидал, весьма подивился бы красоте их и предполагал бы в них особенных вкус; но если, взяв одно яблоко, разрезал или вкусил, то ничего не нашел бы в нем, кроме одной пыли неприятной, смердящей и вредной. И ты, человек, чистый телом, а душою оскверненный, не подобен ли такому яблоку? Чистота тела твоего как яблоко, по виду прекрасное, а нечистота в теле твоего духа и ума как прах неприятный, смердящий и душевредный. Так людей сам Господь Христос в Евангелии уподобил гробам повапленным, полным смрадных костей, и сказал им: вы есте оправдающе себе пред человеки, Бог же весть сердца ваша (Лк. 16, 15). О, если бы можно было заглянуть в сердце по внешности святого – не один бы нашелся там сгнивший и смердящий труп, мысль нечистая! Итак, нужно знать, что чистота внешнего человека, то есть тела, без чистоты внутреннего человека духа, не есть чистота, как это и объясняет святой Евфимий Великий, говоря: «пусть всякий знает, что, если кто и не творит греха телом, а любодействует умом, принимая и удерживая худые мысли, соизволяя им и услаждаясь ими, тот блудник и не может быть храмом Святого Духа». Святый Дух святым Златоустом уподоблен пчеле: как пчела не входит в смрадный сосуд, так и Дух Святый не входит в нечистую душу.

Но обратимся к словам святого Амвросия, сказанным о Пречистой Деве: Она была Дева не только телом, но и духом. Дева была телом, соблюдши цвет чистоты Своей нетленным; Дева была и духом, никогда не помыслив о браке. Когда Она проживала в церкви Святая святых и пришла в возраст брачный и архиереи и священники повелевали, чтобы, по законному обычаю, оставив церковное обитание, подобно прочим девицам-сверстницам, вышла замуж,– Она ответствовала им: Я отдана родителями от пелен одному Богу, а потому и обещала соблюсти Свое девство вовеки; для меня невозможно быть сопряженной с смертным человеком, и ничто не может принудить Меня к браку – Деву бессмертного Бога. Архиереи, услышав это, удивились новости вещи; потому что никогда не было девы, обещавшей Богу свое девство вовеки: такою в мире Она явилась первая.

Может кто-нибудь удивиться, что, по преступлении Адама, Слово Божие не скоро пришло на землю для воплощения и спасения падшего рода человеческого – даже до половины шестой тысячи лет. Но на земле ни одной не находилось такой девы, которая была бы чиста не только телом, но и духом. Она одна – первая и последняя – обрелась такою; почему, ради сугубой чистоты Своей, то есть телесной и душевной, и удостоилась быть церковию и храмом Святого Духа.

А как тогда девственною чистотою Своею Она взошла к Богу Духу Святому, приблизилась и соединилась с Ним, в един дух, по сказанному: прилепляяйся Господеви един дух есть с Господем (1Кор. 6, 17), так и в пречестном успении Своем Она тою же ступенью взошла к небеси, на небеса и превыше небес.

Она взошла к Богу Сыну ступенью смирения, потому что смирением сделалась достойною быть Материю Его. Тою же ступенью смирения Она взошла и на небо и превзошла честию и достоинством все лики святых.

Смирение служит доброю ступенью как к земным высоким – мирским и духовным – почестям, так и к небесным. Праотец Богородицы и Христа, святой Давид, гонимый тестем своим Саулом, показавшись ему в одном месте издалека, воззвал: вслед кого исходиши; кого ты гониши? в след ли пса умерша? (1Цар. 24,15). Саул, познав его невинность и кротость, отвечал: ныне вем, яко царюя царствовати имаши, и стати имать вруце твоей царство Израилево (ст. 21). Заметим, что, когда Давид столько смирился, тотчас услышал уготованное ему от Бога царское титло: царюя царствовати имаши; он смирением достиг чести царской, земных духовных почестей. Святой Иоанн Предтеча смирился до ног Христовых, говоря: несмь достоин преклонъся разрешити ремень сапог Его (Мк. 1, 7).

Святой Иоанн ступенью смирения взошел на столь высокое достоинство, что ему дано было возложить руку на превысочайшую главу Божия Сына. Но и к небесным превысочайшим почестям нет другого способа восхождения и ступени, как смирение; потому что Господь говорит: смиряй себе вознесется (Мф. 23, 12).

Некогда между апостолами произошел разговор и спор: кто из них достойнее в апостольском лике и кто первый на небе? Предложили и Самому Господу вопрос, говоря: «Кто более в Царстве Небесном?» Господь же, призвав малое отроча, поставил его посредине и сказал: аще не обратитеся и будете яко дети, не внидете в Царство Небесное (Мф. 18, 3). Но, Господи! что это за учение, чтобы Твоим ученикам из мужей совершенных обратиться в детство? Петр стар и Андрей также, и прочие апостолы не молоды; как им можно обратиться на прежние, давно уже прошедшие, лета и сделаться малыми отрочатами? А Господь говорит: «Непременно будьте отрочатами, если желаете войти в Небесное Царство и быть в нем великими». Господи! скажи нам образ этого обращения к отрочеству. Господь говорит: иже смирится, яко отроча сие, той есть болий в Царствии Небеснем (сг. 4). Вот образ отрочествования, хотя бы и в старых летах: быть смиренным, кротким, незлобивым, как и отроки. Хорошо и Апостол сказал: не дети бывайте умы, но злобою младенствуйте (1Кор. 14, 20). Кто младенец по незлобию и смирению, для входа тому отверзается небесная дверь, тот входит в Царство Небесное и бывает в нем велик.

Ученики Христовы имели нужду в обращении к смиренному отрочеству, потому что они начали несколько горделиво возноситься в уме своем: одни просят сесть одесную и ошуюю Христа в царствии Его, а другие помышляют, кто из них больший,– ищут начальства. Но Пречистая Дева не нуждалась в таком обращении: Она была постоянно смиренна от младенчества Своего; хотя и возрастала телом, но духом смирения умалялась и всегда, как отроча, младенчествовала незлобием и смирением. Она возрастала с годами телом, возрастала высоким разумом, а богомысленным умом досягала неба; возрастала и великим достоинством. Она знала достоверно, что не другая дева, а именно Она родит Сына Божия, как Ей было открыто о том от Самого Бога Отца, во время полунощной молитвы во Святая святых: облистал Ее божественный свет, и Она услышала от Бога Отца голос, говорящий: Ты родишь Сына Моего. В какую честь, в какое достоинство Она возросла! И в таком великом возрасте помышляет ли о каком начальстве, о седении на каком престоле и власти? Нисколько; но младенчествует отроческим смирением, говоря: се раба Господня! то есть как бы не только недостойна быть, но и назваться Материю Господа Творца Моего; недостойна не только соцарствовать, но даже предстоять Ему; не только недостойна в утробе или на руках Своих носить Его, но даже воззреть на Пресвятое лице Его, на которое и Серафимы с трепетом взирают. Да буду Я одною из служащих Ему рабынь: се раба Господня. Какая глубина смирения Ее, глубина, неудобозримая и Ангельскими очами! Такою высокою ступенью глубокого смирения Она взошла на превысочайшую честь Богородичного нетленного материнства, потому что с теми смиренными словами Ее: се раба Господня, в пречистой девственной утробе Ее Слово бысть и вселися в ны (Ин. 1, 14).

Смирение служит основанием всему, а прочие добродетели суть как бы построения на основании. И особенно Пречистая Дева в Своей жизни смирением приблизилась к Богу, Который говорит: на кого призрю, токмо на кроткого и смиренного (См. Ис. 66, 2). Тем же смирением в преставлении Своем Она взошла на небо и славно возведена на престол Небесного Царства: смирение царствует в Пречистой Деве там, откуда низвержена гордыня.

Она взошла к третьему, начальному в Святой Троице лицу, Богу Отцу, третьею, высшею всех ступенью – любовию; потому что – по слову Апостола – выше любы всех (1Кор. 13, 13), посредством которой Она соделалась Дщерью Отца Небесного. Как Пречистая Дева возлюбила Бога – этого не может никакой язык исповедать, никакой ум постигнуть. Любовь есть тайна – одна из неведомых сердечных тайн, известная только Самому Богу, испытующему сердца и утробы. Мы можем частию уразумевать любовь из некоторых внешних дел, случаев и обстоятельств, как, например, остался Отрок Иисус в Иерусалиме, и, найдя Его, Пречистая Дева сказала: боляще искахома Тебе (Лк. 2,43 и 48), то есть сердцем боляще. Здесь можно сказать, что Пречистая Дева возлюбила Бога от всего сердца. Стоит Она при кресте, смотрит на вольное страдание Сына Своего, и слова Симеона сбываются над Ней: Тебе же оружие душу Твою пройдет (Лк. 2, 35). Здесь можем сказать, что Пречистая Дева возлюбила Бога всею душою. По вознесении Господнем на небо осталась на земле Пречистая Дева в первенствующей Церкви и непрестанно помышляла о Сыне Своем и Боге и имела всегдашнее желание перейти к Нему от здешнего мира. Здесь могли бы мы сказать, что Она возлюбила Бога всем помышлением, но нимало не постигнем и не выразим достойно, как Она поистине любила Его всем сердцем, всею душою и всем помышлением.

По-человечески могли бы сказать, что Пречистая Дева так возлюбила Бога, как и из нас любит кто-нибудь родителей своих, или единоплотного в супружестве друга своего, или единственного сына своего; но у людей сердечная любовь разделяется на части: особо кто любит родителя, особо друга, особо сына. А в Пречистой Деве любовь не могла разделяться на части. Тот, кого Она любила, был Ей и Отцом, и единочадным Сыном, и нетленным Женихом. Вся Ее всецелая любовь была во едином Боге, почему Она и наречена как Невестою Духа Святого и Материю Бога Сына, так и Дщерью Бога Отца; Дщерью же не в том смысле, как все верные Богу чада: даст им область чады Божиими быти верующими во имя Его (Ин. 1, 12); и опять: Аз прииму вы, и буду вам во Отца, и вы будете Мне в сыны и дщери, глаголет Господь Вседержитель (2Кор. 6, 17–18); но в смысле несравненно высшем, честнейшем, ближайшем, Пречистая Дева есть Дщерь Бога Отца.

Если бы, например, какой человек взял к себе две малые осиротевшие отроковицы и, воспитав вместо дочерей, назвал их обеих дочерями своими, потом одну из них дал бы естественному сыну своему в невесту. Отроковица, сопряженная сыну его, бывает, по закону естества, дочерью ближайшею, более родною, в сравнении с отроковицею, несопряженною сыну его: эта называется дочерью по закону естества, потому что с родным сыном его делается плотию одною. Как сын для отца своего есть естественный сын, так и сыновняя супруга для того же отца, по закону естества, дочь. Так нужно разуметь и о Пречистой Богородице.

Бог Отец вместо дщерей взял Себе наше человеческое естество и особенно Пречистую Деву, как бы осиротевшие отроковицы. Наше естество было осиротевшим, потому что отпало от рая и первой Божией благодати. Осиротевшею была после родителей и Пречистая Дева. Бог назвал наше естество одною дщерию: будете Мне в сыны и дщери; назвал и Пречистую Деву Дщерию, говоря: слыши, Дщи, и виждъ, и приклони ухо Твое, и забуди люди Твоя и дом отца Твоего (Пс. 44, 11). По наступлении предоставленного времени Бог Отец сопряг Сыну Своему Деву Невестою, и сделалась Пречистая Дева Богу Отцу наиближайшею Дщерию в сравнении с нами. Она коснулась естества Божия, сопрягшись Богу Слову плотию Своею, которою воплотила Его в Себе, и Дева Мария – ближайшая Богу Отцу Дщерь, нежели все человеческое и ангельское естество. Обращая внимание и на материнство Ее, родившей Бога Сына, опять видится великая близость Ее к Богу Отцу. Не напрасно в Песни песней говорит к Ней Бог Отец: уподобих тя близ мене (1, 8); как Он родил естественного Своего Бога Сына без матери, так и Она – того же, а не иного Бога Сына родила без отца и сделалась Богу Отцу как бы искреннею сестрою.

На это столь великое достоинство Пречистая Дева возведена как преждесказанными добродетелями, девством и смирением, так и любовию; ибо Господь говорит: Аз любящая мя люблю (Притч. 8,17). И справедливо, потому что Пречистая Дева возлюбила Бога любовию теплейшею – более всех бывших, настоящих и потом имевших быть святых. Посему и Бог возлюбил Ее более всех, присвоил и приблизил, вверил Ей носить и родить девственною утробою совершенного Бога в совершенном человечестве.

И как тогда на такую высокую близость к Богу Отцу Пречистая Дева взошла ступенью любви, так и теперь, в пречестном Своем успении, тою же ступенью взошла на небо.

Так этими тремя ступенями (прохожу молчанием прочие бесчисленные) Матерь Божия ныне восходит в горняя – к Богу Духу Святому девственною чистотою, к Богу Сыну – смирением, к Богу Отцу – любовию; лучше же сказать, всеми тремя ступенями вместе взошла к единому в Троице Богу: чем Она угодила Богу Духу Святому, тем угодила Богу Сыну и Богу Отцу; чем угодила Богу Сыну, тем угодила Богу Отцу и Богу Духу Святому; чем угодила Богу Отцу, тем угодила Богу Сыну и Богу Духу Святому.

Мы же такому Ее восхождению, таким ступеням удивляясь, с ужасом говорим: о дивное чудо! лествица к небеси гроб бывает. Аминь.

СЛОВО В ДЕНЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ святителя Филарета, митрополита Московского и Коломенского 1832 год

Да не явишися человеком постяся, но  Отцу твоему. Иже в тайне: и Отец твой,  видяй в тайне, воздаст тебе яве.

(Мф. 6, 18)

У гроба Пресвятой Девы Марии Церковь поставляет нас ныне в благочестивое созерцание. Ибо что такое церковный праздник, если не благочестивое созерцание, в котором дух отдыхает от труда плоти и собирает силы для работных дней жизни?

Что же видим, быв поставлены у гроба Пресвятой Девы? Зрелище необыкновенное! – Обыкновенно до гроба – свет и ясность, далее гроба – мрак и неизвестность: но здесь совсем напротив. До гроба – какое высокое достоинство и добродетель, в какой глубокой тайне и безвестности! Далее гроба – какой свет и слава, какое торжественное воздаяние достоинству и добродетели!

Не много нужно труда для изъяснения, что нравственное достоинство Преблагословенной Девы Марии должно признавать беспримерно высоким. Сие видно само собой из достоинства служения, в которое Она избрана и возведена. Если бы нашлась добродетель выше, нежели Ее, то была бы несообразность в том, что Она преимущественно избрана быть жилищем, престолом, Матерью Бога Слова. Но в судьбах и делах Божиих несообразности быть не может. Следовательно, как верно то, что Мариам есть благословенная в женах, то есть благословенная высочайшим благословением пред всеми прочими женами, так же верно и то, что добродетель Ее есть высочайшая, чистейшая, совершеннейшая, хотя, впрочем, Она чиста и совершенна помощью того же Христа, Который сделался наградой Ее чистоты и совершенства.

Но посмотрите, сколько знают, как видят достоинство Мариам прежде гроба Ее.

Кому лучше было знать Ее, как не тому, кто удостоен был доверенности хранить сие сокровище мира, сию запечатленную сокровищницу Неба? Но Иосиф вначале так мало знал, сколь высоко должно чтить Ее, что почитал даже возможным обличить Ее, хотя и не хотел того. Иосиф готов был повергнуть бесценное сокровище, если бы оно не было надежнее оберегаемо более просвещенными хранителями, Ангелами. Не хотя Ея обличити, восхоте тай пустити Ю. Сия же ему помыслившу, се Ангел Господень во сне явися ему (Мф. 1, 19–20).

О дивно молчаливая Дево! Не ближе ли было Тебе Самой известить Иосифа о том, о чем наконец известил его Ангел? Почто ждала Ты дальнего вестника с неба? Почто не спешила на помощь праведнику, почти впавшему в несправедливость? – Без сомнения, для того, да не явишися человеком с Твоею добродетелью, с Твоею благодатью, с Твоим достоинством,– но единственно Отцу Твоему Небесному, Иже в тайне.

Тайну высокого достоинства Девы Богородицы более или менее открывали Ангелы, звезды, волхвы, пастыри, Симеон, но Ангелы возвратились на небо; волхвы на Восток; звезда скрылась; Симеон с миром отпущен из мира сего; свет Вифлеемской славы потушен гневным дыханием Ирода и кровию младенцев. Мария скрывалась то в Египте, то в Назарете, а Ее достоинство и знаменитость – в Ее сердце. Мариам же соблюдите вся глаголы сия, слагающи в сердцы своем (Лк. 2, 19).

Пришло время, когда слава премудрости и чудотворений Сына Мариина просияла в Иудее и Галилее. Надлежало бы отблеску славы Сыновней вскоре озарить и лицо Матери. Однажды нечаянно показалось, что сие начинается. Другая, может быть, мать или сильно желающая быть матерью живее других вообразила счастье Матери благословенной и всенародно предалась восторгу, который побуждал ее прославлять Иисуса и вместе с Ним Его Матерь. Воздвигши некая жена глас от народа, рече Ему: блажено чрево, носившее Тя, и сосца, яже еси ссал (Лк. 11, 27). Но приметьте, она говорит околичностями, ублажает чрево и сосца, а не произносит имени Той, Которую прославляет. Почему? – Без сомнения, потому, что не знает Ее ни в лицо, ниже по имени.

Другие знали Мариам и в лицо, и по имени, потому что не могли не знать сего, и, несмотря на сие, оставались в самом странном о Ней неведении. Послушайте, что говорят сограждане и соседи Иисуса и Марии. Откуду сему премудрость сия, и силы? (Следовательно, они слышат премудрость Иисуса, видят чудеса Его, признают их и побуждаются ими узнавать все, что до Него касается.) Не Сей ли есть тектонов сын? Не Мати ли Его нарицается Мариам? (Мф. 13, 54–55). Видите, они не умеют даже сказать: Иосиф, сын Давидов, Мария, дщерь Давидова; они знают только то, что в глазах: что Иосиф есть ремесленник, что Мария есть – Мария. Как же не знают они даже того, что евреи так заботливо старались знать о себе и о других? Как не знают рода и происхождения Марии? – Не иначе можно изъяснить сие, как тем, что Пресвятая Дева, не желая ни в чем являться человеком, не ища никакого человеческого утешения, не хотела и того, чтобы в уничижении бедности Своей утешать Себя пред человеками достоинством Своего рода, и потому не делала гласным Своего происхождения так же, как Своей добродетели и благодати.

Но что уже дивиться Тому, что чужие, дальние ли то, или ближние, долго не дают славы Той, Которую должны ублажать все роды? Сам Сын Ее – усомнился бы я сказать, если бы можно было усомниться пересказывать сказанное самой Истиной,– Сам Сын Ее, по-видимому, не решается дать Ей пред человеками славу, подобающую Матери; и Он является как бы не знающим или не желающим знать Ее. Кто есть Мати Моя? (Мф. 12, 48) – вопрошает Он. Как бы ищет, кому даровать имя, честь и славу Своей Матери, умалчивая о Той, Которой Его рождение дало право на сии отличия. Мати Моя и братия Моя сии суть, слышащии слово Божие, и творящии е (Лк. 8, 21). Говоря таким образом, Господь не отчуждает Матери Своей по плоти, поскольку слышит слово Божие паче других Та, Которая услышала оное прежде других, и творит оное деятельнее других Та, Которая сотворила Ему достойную обитель во чреве Своем. Но, во-первых, Господь возвышает Своим изречением слушающих и творящих слово Божие и возбуждает к сему спасительному деланию; во-вторых, и Он в приведенном изречении сообразуется с собственным правилом Своей Матери, чтобы не являться человеком,– сколько можно уклоняться от славы человеческой, ища славы Божией; и Он медлит, отлагает явить человекам всю честь и славу Той, Которая есть «честнейшая Херувим и славнейшая без сравнения Серафим».

Иду далее поприщем земной жизни Иисуса и Марии: то же повсюду. Где наиболее является слава, там отнюдь не является Мария, как, например, при торжественном входе Господнем во Иерусалим. А если где является Матерь Господня, там не слава Ее встречает, как, например: Стояху при кресте Иисусове Мати Его и сестра Матери Его (Ин. 19, 25).

Последуем за Распятым, чрез дверь гроба, в область славы Воскресшего. Уже не первый только, но последний по вере ученик Его славит Его Божество: Господь мой и Бог мой! Уже за славою Господня воскресения следует новая Божественная слава вознесения Его на небо. Ищу человека, действия, слова, в котором бы хотя теперь явилась слава Матери Господа моего, которую, правда, еще очень рано, только без свидетелей и без последствий, возвещала праведная Елисавета: ищу и – не нахожу. Сии вси – написано об апостолах после вознесения Господня,– бяху терпяще единодушно в молитве и молении, с женами и Мариею Материю Иисусовою (Деян. 1, 14). Какое неожиданное повествование! Не только после апостолов, но даже после некиих неизвестных жен, едва, наконец, вспомнили наименовать Марию Матерь Иисусову. Что это такое? Неужели повествователь не довольно чтит Матерь Божию? Сохрани Бог допустить сию мысль, оскорбительную не только для Пресвятой Девы, но и для святого евангелиста Луки! Что же это значит? – То, что святой Лука так пишет в книге Деяний Апостольских, как вела Себя Пресвятая Дева между апостолами; а Она, хотя по высоте благодати, в духе, невидимо председательствовала в соборе апостолов,– по смирению сердца, во плоти, видимо, не допускала до Себя никакой славы, не употребляла никаких преимуществ, поставляла Себя в ряду с прочими женами, учила их Своим примером тому, чему после учил их апостол Павел словами: Жены ваша в церквах да молчат (1Кор. 14,34). Жена в безмолвии да учится со всяким покорением; жене же учити не повелеваю (1Тим. 2, 11–12). Желал бы я – скажу мимоходом,– чтобы в сей священный пример пристально всмотрелись наши чуждающиеся братия, которые, прежде суда Христова, осудив без разбора всякое священство и за то наказав сами себя произвольным лишением священства, к довершению беспорядка поручают начальствовать у себя в общественном Богослужении девам,– без сомнения, не мудрым, а юродивым! Ибо какая дева, кроме юродивой, дерзнет принять на себя в Церкви то, к чему не дерзала приступать Пресвятая Дева Богородица?

Теперь посмотрим на другое, необозримое по пространству, но уже удобозримое по светлости поприще, которое открылось для Пресвятой Девы Ее успением. Как скоро сие совершилось: собор апостолов, как говорит благочестивое предание, отовсюду собран Духом Божиим, чтобы не столько оплакивать, сколько праздновать Ее погребение. Как прежде неверие Фомы обращено в доказательство достоверности воскресения Христова, так теперь умедление Фомы обращается в средство к прославлению вознесения Богоматери – еще сокровенного, как сокровенна была жизнь Ее на земле. Восприяв славу Божию на небеси, с сего времени Она не отвергает и человеческой славы на земле, прежде неугодной для Ее смирения, теперь полезной и благотворной для живущих на земле.

Слава Ее имела и своих врагов, подобно как и слава Христова, но в сем-то наипаче является Божественная сила благодати, что враги служат ей не столько препятствием, сколько средством к достижению ее целей. Что произвели еретики, которые так и хитро, и дерзновенно усиливались похитить у Пресвятой Девы Марии высокое наименование Богородицы? – То, что Православная Церковь, остерегаясь от их лукавства и дерзости, стала еще ревностнее прежнего прославлять Пресвятую Богородицу, отчего нет теперь в Церкви ни одного дня, ни одного Богослужения, которые бы не были «преукрашены Ея Божественною славою». И это не есть простой перекор слов православных противу еретических, но действительное сражение духовных сил и совершенная победа силы Христовой над силой Его противников. Ибо славящие уста утомились бы в продолжение веков, если бы на глас молитв и славословий не посещала верующих Пресвятая Богородица Своею могущественной помощью, принося душам Христа с Его благодатью, подобно как Она является носящею Его на руках в наших священных изображениях.– Радуйся, Благодатная! Слава Твоя Боголепная богоподобными сияет чудесы!

Вот, братия, что видится мне ныне, чином церковным и долгом служения поставленному на страже, в созерцании, у гроба Пресвятой Девы Богородицы. Но к чему сие видение? – Ибо созерцание благочестивое должно быть не праздно, а деятельно.– К тому, чтобы пример сокровенной жизни Ее споспешествовал нам – и уразуметь, и принять, и делом исполнять учение Христово: Да не явишися человекам... но Отцу твоему, Иже в тайне: и Отец твой, видяй в тайне, воздаст тебе яве. Подвизайся, делай добро, служи Богу. Но берегись, чтобы твоих подвигов, твоих добродетелей, твоего благочестия не обнаруживать пред людьми без нужды, произвольно, самодовольно, тщеславно. Имей Бога свидетелем твоей совести, и Он будет мздовоздаятелем твоим за все, что ты, не примечаемый человеками, для Него делаешь или терпишь.

Господь заповедует тайну, во-первых, для дел человеколюбия: Тебе творящу милостыню, да не увесть шуйца твоя, что творит десница твоя. Во-вторых, для дел благочестия: Егда молишися, вниди в клеть твою и, затворив двери твоя, помолися Отцу твоему, Иже в тайне. В-третьих, для дел самоотвержения и умерщвления плоти: Да не явишися человеком постяся, но Отцу твоему. Иже в тайне. Следовательно, тайну скромности и смирения заповедует Он для всех обязанностей человека к Богу, ближнему и самому себе – для всех дел Закона.

Скажут: но как же исполнится Христово же слово: Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, Иже на небесех (Мф. 5, 16).– Не заботьтесь, слово Христово исполнится само собою и не потребует вашей помощи. Сказано: да просветится свет ваш, сам собою, естественно, как светит всякий свет; а не сказано: выставляйте напоказ свет ваш. Добрые дела суть дела света по естеству: делайте тайно – свет просияет, когда и сколько повелит Бог Светодавец. Беда в том, если делаете дела темные, злые: от сих, конечно, нет и не будет света, и Бог не будет ими прославлен.

Скажут еще: как же и молиться или проповедовать в Церкви, если и дела благочестия творить должно в тайне? – Дабы ответствовать на сие, напомним, что в том же самом поучении, в котором Спаситель наш говорит о молитве втайне, говорит и о даре, проносимом к алтарю: Аще принесеши дар твой ко алтарю (Мф. 5, 23); а сие бывает в Богослужении открытом и торжественном. Из сего видно, что заповедию о тайной молитве не отменяется обязанность участвовать в общественном церковном Богослужении. Но есть и в сем случае своего рода осторожность, чтобы не являться человекам тщеславно, а смиренно предстоять Отцу Небесному, Иже в тайне. Если, стоя в церкви, ты совершаешь действия благоговения, общие всем присутствующим, но стараешься удерживать или делать неприметными особенные в тебе движения возбужденного благочестия, воздыхания или вопли, готовые исторгнуться, слезы, готовые пролиться, в сем расположении ты и среди многочисленного собрания сокровенно предстоишь Отцу твоему, Иже в тайне.

Помыслим, братие, сколь и неблагородно, и тягостно, и бесполезно жить только напоказ, как поступают многие и в нравственной, и в общественной, и в домашней жизни. Все показывают, все выставляют, о всем трубят, всякое ничтожное дело провозглашают, подобно как кокош свое новорожденное яйцо. Но провозглашение кокоши основательнее: она возвещает яйцо, которое подлинно родилось и остается; а тщеславные возвещают то, чего нет, или провозглашением ничтожают провозглашаемое. Например, сделано дело благотворения: хорошо; до сих пор оно существует. Но если сделавший и хвалится оным, то доброе дело исчезает. Теперь открылось, что нет доброго в его сердце, там тщеславие. Нет доброго в его деле, произведение тщеславия не есть доброе дело. Нет доброго даже в глазах людей, ибо они проникают тщеславие, и если славят дело тщеславного, то в то же время разглашают и укоризны его тщеславию. Кольми паче нет здесь доброго пред Богом. Он отказался от тщеславных, когда сказал: Восприемлют мзду свою (Мф. 6, 2. 6. 16).

Христианин! Будь, а не кажись, вот одно из важных для тебя правил. Познай несравненное достоинство скромной, тихой, сокровенной добродетели. Ей свойственно быть тайной для земли, потому что она небесной породы и для неба существует. Совершай ее втайне и охраняй от глаз человеческих, часто нечистых и вредящих ее чистоте, а представляй тщательно и непрестанно чистому и очищающему оку Божию. Отец твой, видяй в тайне, воздаст тебе яве. Аминь.

СЛОВО НА ПОКРОВ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ святителя Димитрия Ростовского 205

Когда, прославленные слушатели, праведнейший Мздовоздаятель каждому по делам восхотел наказать весь мир водами потопа, тогда оставил для всех видов животных одно средство спасения – Ноев ковчег. Кто не находился в нем, погиб в водах; и все, что вошло в него к патриарху Ною, спаслось от смерти в потопе. Равным образом тот же нелицемерный Судия, умыслив по кончине мира наказать грешных огненным потопом, дал всему человеческому роду одно надежное и спасительное прибежище – Пречистую Деву Марию, ныне простирающую над нами омофор милосердия. Всякий, притекающий под покров Ее, удобно может спастись, а нежелающий прибегнуть под этот покров непременно будет погружен с диаволами в вечно-огненное озеро. Когда и богоизбранный вождь, Моисей Боговидец, хотел перевести израильтян чрез бездну Чермного моря и имел за собою вооруженного гонителя фараона со многими полками, тогда он получил от всемогущего Бога для защиты облак, столь чудодейственный, что он был вместе и светел, и мрачен; светел для верных людей израильских, мрачен для неверных египтян – одним ради удобного прохождения морской бездны и другим ради препятствия к преследованию. И для израильтян этот облак дивно изменялся, смотря по нужде: ночью он был огневидным – для освещения, а во время дневного зноя осеняющим – для прохлаждения изнемогших. Вместе с тем он и предводительствовал в землю обетованную; ибо, когда он двигался с места, двигались и полки израильские, и когда он останавливался, останавливались и люди. Равным образом и мы, новый Израиль, ныне имеем подобный тому мысленный облак, данный нам Богом для защиты и пособия,– Пречистую и Преблагословенную Деву Марию, явившуюся сегодня на воздухе, Которая и есть для нас – нового Израиля – вождь во избежание Чермного моря – огня геенского. Она есть облак, просвещающий нас Божиею благодатию, а гонителя геенского фараона помрачающий Божественною силою, чтобы он не мог достигнуть и погрузить нас. Она светит нам в греховной ночи, как луна в естественной, чтобы мы не заблудились с пути земли обетованной в пустыню вечной погибели. Она осеняет Своим покровительством во время зноя праведного гнева Божия, чтобы мы не сожглись от ярости Его. Пресвятая Дева для нас есть вождь в Иерусалим небесный. Как орел, возбуждая своих птенцов к летанию, сверху летает над ними, так и Она, воззывая и возвышая сердца наши к небесной высоте, ныне благоволила Сама явиться над нами на воздухе. Нам нужно только там становиться и двигаться, где Она становится и движется. А Она обыкновенно стоит на стенах всяких добродетелей – душевных и телесных: на этих стенах и нам должно становиться и постоянно стоять. Движение же Ее всегда было от силы в силу, от добродетели в добродетель, от заслуги в заслугу, от земного к небесному, от нижнего к горнему, от юдоли смирения на гору любви и Богомыслия.

И нам должно подражать и последовать Ей, по мере сил наших, отступая от земных мудрствований к небесным, если желаем войти в землю обетованную. Пророк Ездра, получив от царя Кира писание о свободе, данной роду Израильскому,– исходить из Вавилона и от земли Персидской и Мидийской в отеческую землю Иерусалимскую, поспешил повсюду предъявить это писание заточенным сынам Израилевым. Так и Пресвятая Дева Мария, получив Своими молитвами и заслугами от Кира всемирного, Господа всей вселенной, свободное нам – новому Израилю – возвращение от изгнания земного в отечество рая небесного, от Вавилона в Иерусалим горний, являет ныне во Влахернской Церкви честный омофор, давая разуметь, что всякий под ним может безопасно возвратиться в отечество небесного Сиона, хотя бы кто и заточен в дальнейшую страну беззаконий. Итак, притечем, братие, усердно, прибегнем поспешно под Ее божественное покровительство, умильно взывая: «Под кров Твой прибегаем, Богородице Дево! Молитв наших не презри во обстоянии; но от бед избави нас, едина чистая и благословенная».

Преблагословенная Матерь простирает Пречистые Свои руки на воздухе с омофором над нами, созывая нас под кров крил милости Своея, желая нас охранить от врагов видимых и невидимых, подобно тому как птица обыкновенно, распростерши крылья свои, созывает своих птенцов, чтобы сохранить их от расхищения, а вместе с тем и согреть. Но сильно опасаюсь, чтобы и Она не сказала о нас, новом Израиле, того же, что Сын Ее и Бог говорит об Израиле древнем: Иерусалиме, Иерусалиме, избивый пророки, и камением побиваяй посланные к тебе, колькраты восхотех собрати чада твоя, якоже кокош собирает птенцы своя под крил, и не восхотесте (Мф. 23, 37). Много и между нами таких, которые не хотят приникать под кров крил благоутробия Ее. Это не кающиеся о грехах своих, не удаляющиеся от злобы мира сего, не отлагающие дел погибельных, служащие мамоне и чреву, повинующиеся плотским страстям и держащиеся всем сердцем суетного мира. Но хотя и много непритекающих под кров Ее, однако же Она простирает омофор Своего благоутробия, желая принимать добрых и злых, чистых и нечистых, чтобы спасти всех, подобно Ноеву ковчегу, в котором спаслись животные добрые и злые, чистые и нечистые. Пресвятая Богородица спасает и злых, и нечистых людей. И если, как в Ноевом ковчеге, все звери преложили свирепость в кротость,– там лев не убивал оленя, ястреб не похищал голубя, волк не терзал овцы, медведь – коровы, но все стояли мирно и тихо, так если злые преложат свое злонравие на благость, свирепость на кротость, немиролюбие на мир, получат спасение под кровом святого омофора Ее от геенского потопа и вечной погибели; иначе изгонятся и погибнут.

Во времени, предшествовавшем Новому Завету, мы находим четыре прибежища, спасавшие людей от смерти. В законе естества патриарх Ной с женою и чадами своими и женами их спасся от воды в ковчеге; опять Лот с дочерьми своими от огня на горе. В Моисеевом законе также читаем о двух прибежищах: одно – сень свидения или храм Божий; Моисей и Аарон, вбежав сюда, спаслися от возмутившегося народа. Второе – шесть городов левитских, названных городами убежища: убивший нечаянно человека, убегая в один из тех городов, не предавался мести отмстителей. Равным образом и в Новом Завете четыре прибежища от гнева Божия. Первое – Христово человечество и страсти Его, как ковчег: притекающие сюда со слезами покаяния спасаются от потопа греховного. Второе – святые Божии угодники, как горы: они, живя внизу, мудрствовали горняя и, пребывая на земле плотию, жили на небе духом, по слову божественного Павла: наше житие на небесех есть (Флп. 3, 20). Восходящий на эти горы, молитвенно притекающий ко святым Божиим, бывает свободен от геенского огня. Третье – Церковь, как сень свидения: притекающий в нее святым крещением, истинным покаянием и прочими божественными тайнами получает спасение от вины греха и от долга вечной смерти за всякое преступление. Четвертое – Пресвятая Дева Мария, как град убежища: сокрушенно прибегающие к Ней не только бывают свободны от рук адского мстителя, но спасаются и от самой десницы всемогущего Бога и от меча гнева Его – от первого силою непобедимою и от другого молитвами и заступлением. Пресвятая Богородица заступает нас от врагов видимых и невидимых: от видимых, когда дарует благочестивым царям победу над супостатами и когда матерински защищает каждого от наветов лукавых человеков; от невидимых, когда предохраняет от коварств и сетей вражиих. Она защищает нас от неприятельских стрел материнским покровительством Своим и угашает стрелы телесного разжжения в нас, как Матерь Сеятеля чистоты и Сама едина чистая и благословенная. Она укрощает ветры гордости, как любительница смирения; утоляет любостяжание, как нищелюбица; защищает от гнева Божия, как мать милосердия; соблюдает от злых случаев, как защитница.

Поэтому все немедленно да притечем под омофор благоутробия Ее, всегда простираемый над нами.

В пророческой книге мужа желаний читается, что царь Навуходоносор видел в ночном видении древо весьма великое посреди земли, егоже высота небеси касашеся, широта до конец земли простирашеся (Дан. 4, 8); листья были очень красивы и плодов неисчетное число, достаточно для пропитания всех. В ветвях его гнездилось множество различных птиц, а внизу под ним обитали все звери и скоты и питались плодами его. Это древо иносказательно означало самого царя Навуходоносора, как истолковал муж желаний; но знаменование его удобно приложить также и к Пречистой Деве Марии. Она – дерево, потому что есть жезл, прозябший от Иессеева корня; безмерно великое, потому что высота заслуг Ее и чести превосходит небо и все силы небесные; широта же славы Ее простирается во все концы земли, по проречению самой Божией Матери: се бо отныне ублажат Мя вси роди (Лк. 1,48). И листья покровительства Ее весьма красивы, обильны для покрытия всех притекающих и могущие прохладить как от греховного зноя, так и гнева Божия. Плод Ее прекрасный, потому что о Нем сказано: благословен плод чрева Твоего (Лк. 1, 42), и самое дерево ради этого плода ублажается такими словами: блаженно чрево, носившее Тя, и сосца, яже ссал (11, 27). Этот плод – Бог воплощенный, который так обилен, что удовлетворяет каждого, смотря по нужде. Алчет ли кто? Он есть хлеб, как Сам сказал неложно: Аз есмь хлеб животный (Ин. 6, 48). Жаждет ли кто? Он есть источник воды, от нея же пияй не вжаждется во веки (См. Ин. 4, 14). Болит ли кто? Он есть врач небесный. Нищ ли кто? Он есть сокровище неоскудеваемое. Печален ли кто? Он есть воскресение наше. Он есть плод добронищный, потому что питает и оживляет всех верных пресвятым Своим Телом и животворящею Кровию в Божественных Тайнах. В ветвях же благодати этого дерева, как птицы небесные, почивают все святые и праведные, потому что спасаются ходатайством Ее; под ветвями живут все звери и скоты, то есть все грешники, по Ее заступлению, пребывают неистребимыми праведною казнию от Бога. Таким образом, люди сколько совершают грехов, столько уподобляются зверям и обращаются в скотов, не по природе, а нравами: поэтому хищников обыкновенно называют волками, ропотников – псами, хитрых – лисицами, жестоких – львами, боязливых – зайцами, ленивых – ослами, нечистых – свиньями и т. п. О таком обращении Псалмопевец говорит: человек в чести сый не разуме, приложися скотом несмысленным и упобобися им (Пс. 48, 13).

Итак, эти звери и скоты, под ветвями мысленного дерева, под покровом и защитою Пресвятой Девы Марии, живут в мире сем и не погибают – не для того, чтобы сделаться добычею геенских ловителей, но чтобы, отложив дикость и зверонравие, облечься в приличие человеческих нравов; оставив козлию шерсть, обрасти агнчею волною и вечно пребыть в Христовом стаде, на небесных пажитях Его: здесь – на пажитях слова и благодати, там – вечной славы. В противном случае, как рыбари, вынимая из мреж своих рыб, жаб и змеев выбрасывают на попрание, так неисправимые грешники будут извержены из-под покрова Пресвятой Богородицы. И как пастырь отлучает козлов от овец, так Господь Иисус Христос во день праведного Суда Своего отлучит злых от благих, скотов от человеков; и злых ввергнет в вечный огонь, как плевелы на сожжение, а благих введет в вечную жизнь, как пшеницу в вечную житницу (Мф. 25, 52). Это дерево не дикое и лесное, но мысленное и словесное; потому что оно покровительствует безотметно словесных зверей, то есть человеков, пребывающих в истинном разуме, а звероподобных непременно изгоняет от покрова своего. Потому всякий, желающий почивать в тени этого дерева, да извлечется как бы кожи дикого зверя – ветхого человека, да облечется же в нового, обновляемого духом (Еф. 4, 22–23). Всякий хотящий вселиться в этом городе убежища да бежит к нему путем покаяния. Каждый желающий покрыться омофором заступления Божией Матери да поспешает под кров крил Ее. Се, как птица покрывает крыльями своими яйца свои, чтобы вывести себе птенцов, распростирает и Она крила благоутробия Своего над нами, чтобы зверство наше претворить в человечество и отродить нас чадами Богу и Себе, и, таким образом, мы сделались бы Божиими наследниками в Царстве Его, сонаследниками же Христа. Ему подобает честь и поклонение, с безначальным Отцом Его и с Пресвятым, благим и Животворящим Духом, ныне и в бесконечные веки. Аминь.

* * *

182

Curs. Compl. Patrolog. tom XCVI, col. 661–680.

183

Patrolog. tom XCVI, col. 680–698.

184

Patrolog. tom XCVII, col. 805–820.

185

Patrolog. tom XCVI, col. 846–882.

186

У св. Андрея όφαθλμοί, а у 70 толковников: μαστοί сосцы, как и в нашем Славянском.

187

Patrolog. tom XCVIII, col. 291–310.

188

Ориг.: стиснув зубы.

189

Ориг.: по роду.

190

Божественное домостроительство – тайна Искупления, спасения человеческого рода от греха и смерти и примирения с Богом. См. замечательную 16 омилию свт. Григория Паламы, том 1.

191

Т. е. в одном лице, в лице Богочеловека.

192

Т. е. название «сын Божий».

193

Ориг.: агапан – возлюбить.

194

Или: приведение в порядок, но мой первый перевод мне кажется более соответствующим тексту, потому что о Божией Матери говорится как о Сокровище Божием.

195

То есть введением Богоотроковицы во Святая святых и преславной заботой о Ней чрез Ангелов.

196

Patrolog. tom X, col. 1145–1156.

197

Patrolog. tom X, col. 1171–1173.

198

Patrolog. tom XCVII, col. 881–914.

199

Здесь в подлиннике пропуск.

200

Латинский перевод прибавляет: «Никогда не имеющего быть нарушенным».

201

Св. Григорий Палама цитирует по одному из разночтений, которое нам неизвестно.

202

Здесь сравнение с Серафимом из видения пророка Исаии, который, прияв в клещи уголь с небесного жертвенника, прикоснулся им к его устам, вследствие чего Пророк совершенно очистился.

203

Patrolog. tom XCVI, col. 753–762.

204

См. Сочинение святого Димитрия Ростовского, ч. III. М, 1848. Изд. 7-е. С. 142–158. Переложено на русское наречие.

205

Сочинение святого Димитрия Ростовского, ч. III. С. 302–310. Переложено на русское наречие.


Комментарии для сайта Cackle