Пост­ная беседа об остром

диакон Андрей

– Отец Андрей, сейчас идет Петров пост, кото­рый еще назы­вают апо­столь­ским, но при этом счи­тают не таким стро­гим и важным, как Вели­кий. Может, стоит напом­нить о его сути? Как пости­лись апо­столы, и чем их пример для нас поле­зен?

– Да, обычно гово­рят, что в эти дни постятся, под­ра­жая апо­сто­лам, чью память мы и будем празд­но­вать в конце поста – 12 июля. Апо­столы дей­стви­тельно пости­лись. Но исто­ри­че­ски Петров пост не имеет к этому ника­кого отно­ше­ния. Впер­вые упо­ми­нает о нем «Апо­столь­ское пре­да­ние» свя­того Иппо­лита Рим­ского (III век). Тогда этот пост никак не свя­зы­вался с апо­сто­лами, а счи­тался ком­пен­са­тор­ным, то есть те, кто не смог поститься перед Пасхой, да постятся по окон­ча­нии празд­нич­ного ряда (от Пасхи к Троице). Сего­дня же пост име­ну­ется апо­столь­ским – тут и воз­ни­кает огром­ней­шее недо­уме­ние: да в чем же именно мы под­ра­жаем апо­сто­лам? Меня коро­бит, когда при начале Пет­рова поста пояс­няют: этот пост суще­ствует у нас потому, что мы под­ра­жаем апо­сто­лам, а они пости­лись перед тем, как пойти на про­по­ведь Еван­ге­лия, потому и мы после­дуем их при­меру… Тут все ста­вится с ног на голову. Ска­жите, почему мы под­ра­жаем апо­сто­лам в под­го­товке к делу и не под­ра­жаем в самом деле?

Ведь полу­ча­ется как если бы мы осно­ва­тельно и упорно гото­ви­лись к бою, а вместо боя отпра­ви­лись на пикник. Есть в Церкви память о святых врачах бес­среб­рен­ни­ках (скажем, св. Косма и Дамиан). Пред­ставьте, если бы мы пред­ло­жили: давайте будем под­ра­жать их подвигу. Они изго­тав­ли­вали лекар­ства, а потом бес­платно раз­да­вали их страж­ду­щим. Вот и мы будем лекар­ства копить… копить… копить… А раз­да­вать лекарств не будем. Вот также изде­ва­тель­ски выгля­дит наше пост­ное «под­ра­жа­ние апо­сто­лам».

– А что, по-вашему, прежде всего ценно для нас в жизни и духов­ном опыте апо­сто­лов Петра и Павла?

– Это люди, кото­рые не уна­сле­до­вали, а обрели свою веру и отсто­яли ее. И у нас похо­жая судьба: по словам Андрея Воз­не­сен­ского, «рас­фор­ми­ро­ван­ное поко­ле­нье, мы в оди­ночку к истине бредем»…

В самом начале своего пути к Церкви я услы­шал слова, кото­рые стали для меня опре­де­ля­ю­щими. Архи­епи­скоп Алек­сандр, ректор Мос­ков­ской духов­ной ака­де­мии, сказал мне: «Мы должны почаще спра­ши­вать себя, как бы в этой ситу­а­ции посту­пил апо­стол Павел». Каза­лось бы, есте­ствен­нее было ска­зать: «Как посту­пил бы Хри­стос». Но ведь это невоз­можно – мы не можем ста­вить себя на место Христа, чело­век не в силах понять пси­хо­ло­гию Бога. Но почему ректор назвал именно апо­стола Павла? Апо­стол Павел – это апо­стол сво­боды. Уди­ви­тельно: в мире не было чело­века, кото­рый был бы обра­щен в веру более насиль­ствен­ным путем. Вос­крес­ший Хри­стос явился гони­телю хри­стиан Савлу, навя­зал ему оче­вид­ность своего вос­кре­се­ния («трудно тебе идти против рожна»), но при этом никто более этого самого Савла (Павла) потом так не пере­жи­вал жизнь во Христе как опыт сво­боды…

Эта обре­тен­ная им сво­бода дала ему умение раз­ли­чать, где глав­ное, а где вто­ро­сте­пен­ное. Причем Павел умел ценить вто­ро­сте­пен­ное ради того глав­ного, кото­рое через него про­сту­пает. Он четко пони­мал, «где суб­бота, а где чело­век», и ради чело­века хранил суб­боту и ради чело­века ее нару­шал. Прин­цип его пас­тыр­ства: «Я с элли­нами был как эллин, с иуде­ями – как иудей». Он знает о той сво­боде, с кото­рой умный, веру­ю­щий хри­сти­а­нин может себя вести, но пред­ла­гает самим огра­ни­чи­вать себя в этой сво­боде – ради немощ­ных бра­тьев своих по вере.

Наша беда в том, что за две тысячи лет эти «немощ­ные в вере» не исчезли; напро­тив, их голос стал реша­ю­щим… Знаете, с этим когда-то надо кон­чать, нельзя всегда идти на поводу у бабу­шек и у их стра­хов. В конце концов, это и самих бабу­шек, и Цер­ковь в целом сва­ли­вает в про­пасть. Когда все сгру­ди­лись на одном конце лодки, кто-то обязан встать на другом борту, иначе она пере­вер­нется. Кстати, таким чело­ве­ком, кото­рый стоит не на том борту цер­ков­ного корабля, где сгру­ди­лись народ­ные суе­ве­рия, явля­ется Пат­ри­арх Алек­сий. Най­дите его книгу «Вой­дите в радость Гос­пода своего» и почи­тайте раз­мыш­ле­ния Пат­ри­арха о суе­ве­риях…

– Теперь во многих ресто­ра­нах есть спе­ци­аль­ные пост­ные меню. По раз­но­об­ра­зию и изыс­кан­но­сти они часто не усту­пают ско­ром­ным. Кажется, утвер­ди­лось особое «пост­ное обжор­ство». Как вы к этому отно­си­тесь?

– Прин­цип поста объ­яс­нял Иоанн Зла­то­уст: под­счи­тай, сколько денег у тебя уходит на ско­ром­ный стол. Под­счи­тай, во сколько тебе будет обхо­диться пост­ная тра­пеза без мяса и молока. И раз­ницу отда­вай нищим. Если же с нача­лом поста начи­на­ются кули­нар­ные изыски, а в итоге еда ста­но­вится более доро­гой и вкус­ной – то это извра­ще­ние самой сути поста.

А в чем вообще суть поста? Разве для Бога важно, что у меня в тарелке?

– Пра­виль­ный пост – это борьба за чело­ве­че­ское в самом себе. Он – попытка более высо­кое в себе поста­вить выше, чем просто физио­ло­ги­че­ское. Если это уда­лось, то тогда это «более высо­кое» (то есть душа) будет бла­го­дарно тебе за свое выз­во­ле­ние от липу­чек. Так что пра­виль­ный пост – это радость. Как и пра­вильно пере­жи­ва­е­мое пра­во­сла­вие.

© бесе­до­вал Вале­рий Коно­ва­лов

© газета “ТРУД”

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки