Слова на воскресные евангельские чтения — архимандрит Кирилл (Павлов)

Слова на воскресные евангельские чтения — архимандрит Кирилл (Павлов)


Слова на вос­крес­ные еван­гель­ские чте­ния схи­ар­хи­манд­рита Кирилла (Пав­лова), духов­ника Тро­ице-Сер­ги­е­вой Лавры.

 

В Неделю 3‑ю по Пасхе, святых жен-мироносиц

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Хри­стос Воскресе!

Воз­люб­лен­ные во Хри­сте бра­тия и сестры, сего­дня во всех кон­цах пра­во­слав­ного мира Свя­тая Цер­ковь с любо­вью, бла­го­дар­но­стью и в нази­да­ние всем хри­сти­а­нам вос­по­ми­нает тех свя­тых жен, кото­рые в Свя­щен­ной исто­рии известны под име­нем мироносиц.

Таковы Мария Маг­да­лина, Мария Иако­влева, Сало­мия, мать сыно­вей Зеве­де­е­вых, Иоанна, Сусанна и, может быть, еще несколько дру­гих, имена кото­рых до нас не дошли. Горя свя­той любо­вью к вели­кому Учи­телю, в Кото­ром они еще при самом выступ­ле­нии Его на обще­ствен­ное слу­же­ние про­зре­вали чистым оком веры Боже­ствен­ного Послан­ника, эти жены, подобно Апо­сто­лам, ходили вслед за Ним и с сер­деч­ным уми­ле­нием вни­мали Его высо­кому и спа­си­тель­ному уче­нию. Неко­то­рые из них слу­жили Спа­си­телю своим име­нием, достав­ляя Ему и уче­ни­кам Его все нуж­ное для жизни.

И впо­след­ствии, когда Боже­ствен­ный их Учи­тель осуж­ден был на крест­ную смерть, они не оста­вили Его, подобно Апо­сто­лам, раз­бе­жав­шимся в страхе и смя­те­нии, видя Пас­тыря пора­жен­ным, а про­во­жали Его с горь­кими сле­зами на Гол­гофу: их вера и любовь к Нему не только не поко­ле­ба­лись, но еще более воз­росли и укре­пи­лись, как пока­зы­вают все после­ду­ю­щие собы­тия. Никто и ничто не могло уда­лить их от Боже­ствен­ного Страдальца.

Мерк­нет солнце, и колеб­лется земля, но сла­бые телом и силь­ные любо­вью свя­тые жены вме­сте со скорб­ной и уби­той печа­лью Мате­рью Иисуса и люби­мым уче­ни­ком Гос­пода стоят у Гол­гофы, вблизи Кре­ста: они не чув­ствуют уста­ло­сти, они не боятся под­верг­нуться за свое столь явное сочув­ствие к осуж­ден­ному Царю Иудей­скому при­тес­не­ниям от своих сограж­дан, оскорб­ле­ниям от гру­бых воинов.

Но вот пре­тер­пев­ший вели­чай­шие стра­да­ния, уго­то­ван­ный на закла­ние от сло­же­ния мира Агнец Божий пре­дает дух Небес­ному Сво­ему Отцу. Однако и после смерти Бого­че­ло­века свя­тые жены не реша­ются уда­литься с Гол­гофы. Вот при­хо­дят нако­нец, спу­стя зна­чи­тель­ное время, бла­го­об­раз­ный Иосиф с Нико­ди­мом снять со Кре­ста пре­чи­стое тело Гос­пода; жены помо­гают им и вме­сте с ними при­ни­мают уча­стие в погре­бе­нии Боже­ствен­ного Мертвеца.

Когда Иосиф с Нико­ди­мом бла­го­че­стиво пре­да­вали тело Гос­пода земле, они, сидя близ гроба, смот­рели, где Спа­си­теля пола­гали во гроб. От взора их любви не могло укрыться, что по при­чине поспеш­но­сти не все погре­баль­ные обряды были испол­нены. По слу­чаю вет­хо­за­вет­ной Пасхи они со скор­бью уда­ля­ются от гроба с твер­дой реши­мо­стью затем непре­менно при­не­сти почив­шему Учи­телю бла­го­вон­ное миро и им пома­зать тело Его.

И едва только пока­зался рас­свет насту­пив­шего дня новой Свя­щен­ной Пасхи, пла­мен­ная, не тер­пя­щая про­мед­ле­ния любовь свя­тых жен, томив­ша­яся муками состра­да­ния у под­но­жия Гол­гоф­ского Кре­ста, при­вела их к гроб­нице пло­тию уснув­шего Богочеловека.

Неся с собою бла­го­вон­ное миро и не зная ничего о страже, они с радо­стью совер­шали печаль­ный путь свой среди ноч­ной тьмы, спра­ши­вая одна дру­гую: Кто отва­лит нам камень от двери гроба (Мк. 16, 3)? Но затруд­няв­шее их обсто­я­тель­ство скоро раз­ре­ши­лось само собою, ибо Ангел Гос­по­день, сошед­ший с небес, отва­лил закры­вав­ший вход камень. Когда они подо­шли ко гробу, то уви­дели его — Небес­ного Вест­ника в белой одежде, пове­лев­шего им воз­вра­титься к Апо­сто­лам и воз­ве­стить им, в осо­бен­но­сти апо­столу Петру, что Иисус Хри­стос вос­крес из мерт­вых и пред­ва­ряет их в Гали­лее (см.: Мф. 27, 7; Мк. 16, 7). В смя­те­нии и ужасе от виден­ного и слы­шан­ного они спе­шат воз­вра­титься, но не рас­ска­зы­вают о том никому, кроме уче­ни­ков, ибо все их чув­ства от страха и ужаса, неожи­дан­но­сти и радо­сти сме­ша­лись, и они ни сами себе, ни дру­гим не могли дать обсто­я­тель­ного отчета о случившемся.

Но недолго про­дол­жа­лась эта радост­ная и вме­сте с тем томи­тель­ная для любя­щих сер­дец неопре­де­лен­ность. Одной из них, именно Марии Маг­да­лине, кото­рая больше всех воз­лю­била Иисуса Хри­ста, явился Сам Вос­крес­ший Спа­си­тель, Кото­рого она сна­чала при­няла за садов­ника. Вскоре за тем Гос­подь явился и иным миро­но­си­цам и ска­зал им: Не бой­тесь; пой­дите, воз­ве­стите бра­тьям Моим, чтобы шли в Гали­лею, и там они уви­дят Меня (Мф. 28, 10). Так в награду за пла­мен­ную любовь свя­тые жены удо­сто­ены были вели­кой чести стать пер­выми про­воз­вест­ни­цами самой важ­ной и самой радост­ной в мире истины: Хри­стос вос­кресе из мерт­вых, смер­тию смерть поправ и сущим во гро­бех живот даро­вав! (Тро­парь Пасхи, гл. 5. — Ред.)

Доро­гие бра­тия и сестры! Прой­дут годы и тыся­че­ле­тия, но Цер­ковь Божия не пере­ста­нет с бла­го­го­ве­нием вос­по­ми­нать имена и подвиги свя­тых жен-миро­но­сиц и тай­ных уче­ни­ков Хри­сто­вых — Иосифа Ари­ма­фей­ского и Нико­дима, кото­рые про­явили такую пла­мен­ную любовь ко Гос­поду, как во время Его зем­ной жизни, так — осо­бенно — во время Его погребения.

Совер­шая празд­но­ва­ние в честь свя­тых жен-миро­но­сиц, будем под­ра­жать, доро­гие, при­меру их любви и усер­дия к Иисусу Хри­сту, Кото­рый теперь уже не во гробе, а на Пре­столе славы со Отцем и Духом. При­не­сем Ему не миро и аро­маты, как погре­бен­ному, а дела, слу­жа­щие к про­слав­ле­нию Его имени, дела мило­сер­дия к нищей бра­тии и усоп­шим, а также рев­ност­ное усер­дие к цер­ков­ному бого­слу­же­нию и бла­го­ле­пию хра­мов Его. Аминь.

1964 г.

В Неделю 5‑ю по Пасхе, о самарянине

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Хри­стос Воскресе!

Воз­люб­лен­ные во Хри­сте бра­тия и сестры, Гос­подь наш Иисус Хри­стос при­хо­дил на землю, учил людей добру и истине, даро­вал нам Свое Еван­ге­лие, явил при­мер Своей жизни и обе­щал не остав­лять нас сиро­тами без помощи и настав­ле­ния. И потому мы должны верить, что нет ника­кого слу­чая в нашей жизни, нет ника­кого дела, в кото­ром бы Гос­подь Сам ли, или еван­гель­скою запо­ве­дью, или запо­ве­дью апо­столь­скою, или при­ме­ром Своей жизни не научал нас, как нам посту­пать. Напро­тив, Он еже­дневно и еже­часно научает нас, как мы должны жить, чтобы бла­го­уго­ждать Богу.

Вот и нынеш­нее еван­гель­ское чте­ние слу­жит для нас вели­чай­шим нази­да­нием и руко­вод­ством в нашей духов­ной жизни, учит, как управ­лять нам свой путь ко спа­се­нию. В ныне читан­ном Еван­ге­лии содер­жится беседа Гос­пода с сама­рян­кой. Пово­дом к этой беседе послу­жило сле­ду­ю­щее обсто­я­тель­ство. Гос­подь наш Иисус Хри­стос после празд­ника Пасхи про­хо­дил из Иеру­са­лима в Гали­лею через Сама­рий­скую область. Уто­мив­шись от дли­тель­ного пути и полу­ден­ного зноя, Гос­подь сел отдох­нуть у колодца вблизи города Сихарь. И в это время подо­шла за водою жен­щина-сама­рянка. Было это в шестом часу, по нашему счету — в две­на­дца­том часу дня.

Гос­подь обра­тился к ней, прося воды, чтобы уто­лить Свою жажду, и состо­я­лась между ними беседа, в резуль­тате кото­рой сама­рянка не только уве­ро­вала в Спа­си­теля, но и сде­ла­лась про­по­вед­ни­цей Его уче­ния и впо­след­ствии, кре­щен­ная с име­нем Фотины, при­няла муче­ни­че­скую кон­чину за твер­дое испо­ве­да­ние имени Христова.

В беседе сей Гос­подь обе­щает и сама­рянке, и всем веру­ю­щим в Него дать воду живую, теку­щую в жизнь веч­ную. Нам известно, что без воды все уми­рает. Где нет дождей, где не текут реки, там не про­из­рас­тает ника­ких дере­вьев и рас­те­ний, но все бывает покрыто пес­ком, и такие места назы­ва­ются пусты­нями. Одним видом своим наво­дят они на душу чело­века страх и отчаяние.

Такое зна­че­ние в нашей жизни и жизни рас­ти­тель­ного мира имеет вода веще­ствен­ная. Но есть еще и вода живая, небес­ная, кото­рая еще нуж­нее и кото­рую Гос­подь запо­ве­дует всем искать. Вода эта есть прежде всего бла­го­дат­ное уче­ние Хри­стово: когда оно при­ни­ма­ется душой, то дает душе бла­жен­ство и жизнь. Напро­тив, когда в душе нет сего уче­ния, тогда душа томится, сох­нет, каме­неет и вся чело­ве­че­ская жизнь ста­но­вится похо­жей на пустыню, где для чело­века только страх, или скорбь, или терзание.

Когда Гос­подь попро­сил у сама­рянки пить, то она отве­чала Ему: Как Ты, будучи Иудей, про­сишь пить у меня, Сама­рянки? ибо Иудеи с Сама­ря­нами не сооб­ща­ются (Ин. 4, 9). Из этого видно, что она еще не знала, что должно всех любить и всем помо­гать: вода для уто­ле­ния жажды телес­ной у нее была, а воды духов­ной — бла­го­дат­ного уче­ния Хри­стова — в душе ее еще не было. Она не жаж­дала телом, но душою томи­лась от вражды и злобы на иудеев, а потому не имела и Хри­сто­вой радо­сти, кото­рая нераз­лучна с любовью.

Вода Хри­стова, кото­рую Он дал всем веру­ю­щим в Него, есть любовь, правда, мир, а вме­сте и радость. Все это пода­ется чело­веку бла­го­дат­ным уче­нием еван­гель­ским. При­мер сама­рянки да послу­жит под­твер­жде­нием сей истины. Не слы­шав сего уче­ния, она не хотела дать Спа­си­телю напиться, а после сердце ее, уми­лен­ное див­ным уче­нием Его, подвиг­нуло ее стать не только мило­сти­вой, но и про­по­вед­ни­цей и муче­ни­цей за веру христианскую.

Только уче­ние Хри­стово уто­ляет жажду нашей души и испол­няет ее радо­стью и любо­вью. Тело чело­века, как бы оно ни было здо­рово и крепко, нуж­да­ется в пище и без пищи сла­беет и раз­ру­ша­ется. И сад, как бы он ни был бла­го­устроен и пло­до­ро­ден, без воды засы­хает и пустеет. Так и душа бла­го­че­сти­вого хри­сти­а­нина: чтобы была она жива, необ­хо­димо ей при­лежно поучаться в слове Божием. Кто от Бога, тот слы­шит слова Божии (см.: Ин. 18, 37), — гово­рит Спа­си­тель. Все истин­ные слу­жи­тели Божии знают, что они без чте­ния и слы­ша­ния Боже­ствен­ного слова не могли бы твердо сто­ять на пути доб­ро­де­те­лей. Поэтому, доро­гие, с усер­дием при­бе­гайте к слову Божию и чер­пайте в нем для себя уте­ше­ние и питие духовное.

В нынеш­нем еван­гель­ском чте­нии обра­щают на себя наше вни­ма­ние и слова Спа­си­теля об истин­ном слу­же­нии Богу и истин­ной молитве. Гос­подь на вопрос сама­рянки, где должно покло­няться Богу: в Иеру­са­лиме ли или на горе Гари­зим, отве­тил: Наста­нет время и настало уже, когда истин­ные поклон­ники будут покло­няться Отцу в духе и истине, ибо таких поклон­ни­ков Отец ищет Себе. Бог есть дух, и покло­ня­ю­щи­еся Ему должны покло­няться в духе и истине (Ин. 4, 23–24).

Этим настав­ле­нием Спа­си­тель ука­зы­вает нам, каково должно быть истин­ное слу­же­ние Богу и какова должна быть истин­ная молитва. Гос­подь глав­ным обра­зом тре­бует от нас слу­же­ния не телес­ного, но духов­ного; равно и молитва должна быть не телес­ная и внеш­няя, но сер­деч­ная, духов­ная. Молитва ведь не только поклоны да поклоны. Стать пред ико­ной дома или в храме Божием и класть поклоны — это отнюдь не есть насто­я­щая, истин­ная молитва. Это не более, как одна наруж­ная при­над­леж­ность молитвы, равно как и чте­ние молитв печат­ных также опять не есть молитва.

Гос­подь тре­бует от нас более всего и прежде всего слу­же­ния духов­ного, сер­деч­ного: ведь Бог — это Дух, а поэтому, если хочешь, чтобы молитва была при­ятна Богу, молись Ему и дома, и в церкви от всего сердца. Самая же истин­ная, насто­я­щая, в соб­ствен­ном смысле молитва, — это воз­но­ше­ние ума и сердца к Богу, когда чело­век дости­гает высо­чай­шего духов­ного состо­я­ния и забы­вает все житей­ское и не чув­ствует, что вокруг него тво­рится. Обра­зец такой молитвы можно видеть в житии Пре­по­доб­ного Сера­фима Саров­ского, кото­рый, углу­бив­шись в молитву, зача­стую даже не чув­ство­вал, как из его рук выпа­дала лопата, кото­рой он копал землю.

Поэтому, если кто ста­вит целью своей про­честь опре­де­лен­ное число печат­ных молитв и поло­жить столько-то покло­нов и в этом пола­гает испол­не­ние сво­его молит­вен­ного пра­вила, тот пусть знает, что хотя и испол­нил наружно долг хри­сти­ан­ский, но по суще­ству все равно не молился. Телес­ная молитва без внут­рен­ней — то же, что тело без души: это мерт­вая молитва, не дохо­дя­щая до Бога. Еще в Вет­хом Завете Гос­подь гово­рил о такой молитве: При­бли­жа­ются Мне людие сии усты сво­ими и уст­нами чтут Мя, сердце же их далече отстоит от Мене; всуе же чтут Мя (то есть напрасно, без пользы) (Мф. 15, 8–9). Не слова, от уст исхо­дя­щие, умо­ляют Бога, и не голос наш нужен Богу, а воз­ды­ха­ние сокру­шен­ного сердца. Молитва без вни­ма­ния все равно что све­тиль­ник без елея или кадиль­ница без фимиама.

Поэтому, доро­гие во Хри­сте бра­тия и сестры, под­ра­жая при­меру сама­рянки, от про­по­веди Спа­си­теля обра­тив­шейся в про­по­вед­ницу веры Хри­сто­вой, и сами ста­нем искренне любить Гос­пода нашего и питать свою душу от бла­го­дат­ного источ­ника воды живой, каким явля­ется для нас свя­тое слово Божие.

При­хо­дите к этому источ­нику, и вы уто­лите жажду души своей, и напо­ите ее отра­дою и уте­ше­нием и в этой жизни, и в жизни буду­щейЖаж­дай да гря­дет ко Мне (см.: Ин. 7, 37), — взы­вает Гос­подь ко всем. Напояя свою душу бла­го­дат­ным уче­нием Хри­сто­вым, мы научимся вме­сте с тем слу­жить Богу духом и исти­ною и спо­до­бимся в буду­щей жизни веч­ной радо­сти. Аминь.

1964 г.

В Неделю 6‑ю по Пасхе, о слепом

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Доро­гие бра­тия и сестры, сего­дня за служ­бой было про­чи­тано Еван­ге­лие об исце­ле­нии Гос­по­дом сле­по­рож­ден­ного, и вы слы­шали о том, как Гос­подь, подвиг­ну­тый чув­ством состра­да­ния, сжа­лился над чело­ве­ком, сле­пым от рож­де­ния, и Своей все­мо­гу­щей силой даро­вал ему зре­ние. Посмот­рите, доро­гие, как люб­ве­оби­лен и мно­го­мило­стив Гос­подь. Поди­ви­тесь Его без­мер­ному и неиз­ре­чен­ному чело­ве­ко­лю­бию и милосердию.

Про­ходя, Он уви­дел чело­века, сле­пого от рож­де­ния. Чело­век сей не знал и не подо­зре­вал, что мимо него про­хо­дит Боже­ствен­ный Чудо­тво­рец, могу­щий даро­вать ему зре­ние, а потому мол­чал, не про­сил, подобно дру­гим, себе мило­сти. Мило­серд­ный Гос­подь, веда­ю­щий все сокро­вен­ное и тай­ное души чело­ве­че­ской, Сам подо­шел к несчаст­ному слепцу и, пома­завши очи его бре­нием из плю­но­ве­ния, даро­вал ему зре­ние. О вели­кое Божие мило­сер­дие! О неиз­ре­чен­ная Его любовь! Он не ждет моле­ний от несчаст­ного о помощи, но Сам идет к нему со Своею мило­стью и дарует ему исцеление.

Вы можете себе пред­ста­вить, доро­гие бра­тия и сестры, как ужасно состо­я­ние сле­пых. Для них все закрыто веч­ным покро­вом тем­ной и непро­гляд­ной ночи, так что они лишены всех тех радо­стей, высо­ких и чистых насла­жде­ний, какие достав­ляет чело­веку зре­ние. Ведь зре­ние — дра­го­цен­ный дар Божий. Что может быть отрад­нее удо­воль­ствия созер­цать кра­соты при­роды, осо­бенно вес­ной, когда все ожи­вает, когда и солнце све­тит так при­вет­ливо и греет так лас­ково, когда и поля, и луга, и леса при­ни­мают празд­нич­ный вид, оде­ва­ясь живым, рос­кош­ным и раз­но­цвет­ным покро­вом? Всех этих вели­ких радо­стей лишен несчаст­ный сле­пец. Он не может видеть ни солнца, ни звезд, ни луны, чтобы в них созер­цать пре­муд­рость Творца Сво­его. Вот в таком ужас­ном состо­я­нии нахо­дился еван­гель­ский сле­пец, кото­рого Мило­серд­ный Гос­подь исце­лил, воз­вра­тив ему зрение.

Но еще важ­нее то, что этот сле­пец про­зрел не только телес­ными очами, но и духов­ными. О неиз­ре­чен­ное мило­сер­дие Божие! Он уве­ро­вал в Иисуса Хри­ста как Сына Божия и Спа­си­теля мира к посрам­ле­нию всех муд­рых и разум­ных между иуде­ями, не веро­вав­ших в Гос­пода при том мно­же­стве чудес, кото­рые ясно сви­де­тель­ство­вали о Боже­ствен­ном Его все­мо­гу­ще­стве. Из даль­ней­шего еван­гель­ского повест­во­ва­ния мы видим, как отнес­лись фари­сеи к этому вели­чай­шему чуду Божию. Злоба и гор­дость настолько осле­пили их сер­деч­ные очи, что они по упор­ству сво­ему не только не захо­тели при­знать истину и уве­ро­вать в совер­шен­ное чудо, но и еще более воз­не­на­ви­дели Иисуса Хри­ста, кле­веща на Него, будто Он тво­рит чудеса силою бесовской.

Так было тогда, так есть и сей­час: люди, ода­рен­ные от Творца разум­ной душой, спо­соб­ной позна­вать истину, по своей гор­до­сти, свое­нра­вию и упор­ству не хотят познать ее и идут напе­ре­кор сво­ему разуму и сове­сти, и Богу, и людям, упо­доб­ля­ясь в своем неве­же­стве ско­там несмыс­лен­ным, извра­ща­ю­щим истину и правду. Зная о чуде­сах Иисуса Хри­ста, пода­ва­е­мых Им народу бла­го­де­я­ниях, слыша Его пре­муд­рое, спа­си­тель­ное настав­ле­ние и уче­ние, видя Его жизнь — вполне пра­вед­ную, свя­тую, они при­пи­сы­вали тем не менее чудеса силе бесов­ской, извра­щали смысл слов Спа­си­теля, поно­сили Его, назы­вая бес­но­ва­тым, льсте­цом и обман­щи­ком, и, нако­нец, осу­дили Свя­тей­шего всех свя­тых Сына Божия на казнь, пре­дали позор­ной смерти.

Вот ужас­ная сле­пота душев­ная! Не достойна ли она вся­кого отвра­ще­ния и горь­ких слез? Ведь сле­пот­ству­ю­щий душой по гор­до­сти и упор­ству есть самый несчаст­ный чело­век, добыча ада, исча­дие сата­нин­ское, напи­тан­ное гор­до­стью и зло­бой отца сво­его диа­вола. Это-то и есть хула на Духа Свя­таго, когда чело­век по гор­до­сти и упрям­ству не хочет верить явной истине, дока­зы­ва­е­мой явными же чуде­сами. Нет тако­вому про­ще­ния ни в сем, ни в буду­щем веке.

Грех затме­вает очи души нашей — ум, совесть, сердце — и ослеп­ляет их до такой сте­пени, что чело­век, видя, не видит, слыша, не слы­шит и не разу­меет. Кажется, напри­мер: как разум­ному чело­веку, устрем­ля­ю­щему свои взоры на кра­соту при­роды, на муд­рое устрой­ство види­мого мира, на заме­ча­тель­ный поря­док все­лен­ной, не видеть в созда­нии — Созда­теля, Бога, Творца и Про­мыс­ли­теля? Как разум­ному чело­веку, раз­мыш­ля­ю­щему о самом себе, о своей сове­сти, о своих мыс­лях и чув­ствах, о своих воз­вы­шен­ных стрем­ле­ниях, не видеть в себе души бес­смерт­ной? Как разум­ному чело­веку, наблю­да­ю­щему за жиз­нью, не видеть в ней руки Про­ви­де­ния Божия? И, однако же, были и теперь есть люди, кото­рые ни во что не верят, но создают свое мни­мое, лож­ное уче­ние и ничего более не хотят знать.

А что ска­зать о сле­поте, кото­рая про­ис­хо­дит от омра­че­ния нашей сове­сти поро­ками и стра­стями? Ослеп­ле­ние это бывает весьма раз­но­об­разно и часто дохо­дит до сте­пени самой край­ней. Чело­век обра­ща­ется в бес­чув­ствен­ного исту­кана, без мило­сти и состра­да­ния к ближ­нему, без любви к род­ным. Чело­век при­ла­га­ется к ско­там несмыс­лен­ным, когда пре­да­ется пьян­ству, ску­по­сти, коры­сто­лю­бию. Чело­век теряет совсем совесть, когда пре­да­ется поро­кам воров­ства, обмана и грабительства…

Во всем нам нужно стре­миться под­ра­жать тому, как посту­пал Гос­подь, как учит нас тому Еван­ге­лие. И в этом при­мере сле­дует под­ра­жать Спа­си­телю: во вся­кий празд­ник мы должны тво­рить доб­рые дела. Но при­том и дела доб­рые, и имена свои таить во избе­жа­ние про­слав­ле­ния. А сверх того, по совер­ше­нии доб­рых дел не оби­жаться, если за них под­верг­немся пору­га­нию, поно­ше­нию и гоне­нию. Достоин нашего под­ра­жа­ния и про­зрев­ший сле­пец, как чело­век прав­ди­вый, стой­кий и без­бо­яз­нен­ный. За свою твер­дость в испо­ве­да­нии истины он и спо­до­бился от Гос­пода вели­кого дара: уве­ро­вать в Него как в Сына Божия.

Итак, доро­гие, да сохра­нит нас Гос­подь от телес­ной сле­поты, а наи­паче же — от сле­поты духов­ной. А для сего будем бегать поро­ков: гор­до­сти, само­лю­бия, само­мне­ния, злобы, зави­сти, свое­нра­вия, упрям­ства, пьян­ства и невоз­дер­жа­ния, уны­ния и всего иного, Гос­поду про­тив­ного, чтобы, про­све­ща­ясь све­том Боже­ствен­ной истины, достиг­нуть нам нескон­ча­е­мой веч­ной жизни. Аминь.

1962 г.

В Неделю 7‑ю по Пасхе, святых отцев Первого Вселенского Собора

Сия же есть жизнь веч­ная, да знают Тебя, еди­ного истин­ного Бога, и послан­ного Тобою Иисуса Хри­ста. (Ин. 17, 3)

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Воз­люб­лен­ные во Хри­сте бра­тия и сестры! Сего­дня Свя­тая Цер­ковь вос­по­ми­нает и про­слав­ляет Свя­тых Отцов I Все­лен­ского Собора, состо­яв­ше­гося в городе Никее в 325 году по Рож­де­стве Хри­сто­вом. Этот собор Свя­тых Отцов, собрав­шихся со всех кон­цов хри­сти­ан­ского мира, осу­дил и пуб­лично пре­дал ана­феме нече­сти­вое уче­ние Ария и его еди­но­мыш­лен­ни­ков, непра­ведно учив­ших о Лице Иисуса Хри­ста, уни­жав­ших Его Боже­ское досто­ин­ство и низ­во­див­ших Его на сте­пень низ­шей твари: будто Иисус Хри­стос не есть истин­ный Бог, но тварь, кото­рая сотво­рена Богом. Это нече­сти­вое уче­ние, вну­шен­ное Арию и его после­до­ва­те­лям диа­во­лом, в самом осно­ва­нии нис­про­вер­гало веру хри­сти­ан­скую и все ее суще­ство. Ведь если допу­стить, что Иисус Хри­стос не был еди­но­сущ­ным и сопре­столь­ным Отцу, если Он не есть истин­ный Бог, то, зна­чит, наше искуп­ле­ние оста­ется меч­тою, мы еще нахо­димся во гре­хах и не имеем ника­кой надежды на спа­се­ние и вос­кре­се­ние из мерт­вых. Ибо вся сила хри­сти­ан­ской веры заклю­ча­ется в при­зна­нии Иисуса Хри­ста истин­ным Богом, Кото­рый Сво­ими стра­да­ни­ями и смер­тию иску­пил род чело­ве­че­ский, даро­вал людям отпу­ще­ние гре­хов и веч­ную жизнь. Поэтому Свя­тые Отцы, чис­лом 318 чело­век собрав­шись в город Никею, дока­зали всю ложь и неле­пость Ари­ева уче­ния, поскольку в самом деле невоз­можно было кому-либо, кроме Еди­но­род­ного Сына Божия, совер­шить искуп­ле­ние и спа­се­ние чело­ве­че­ского рода и при­нять на себя грехи всего мира.Еретики хотели через свое нече­сти­вое уче­ние отнять у веру­ю­щих их надежду, их упо­ва­ние, их отраду, их славу и их силу — то, чем для нас являлся, явля­ется и будет являться Иисус Хри­стос, Спа­си­тель мира. Пре­дав ана­феме ере­ти­че­ское нече­стие, Свя­тые Отцы изло­жили свое пра­во­слав­ное уче­ние и запе­чат­лели его в пра­во­слав­ном испо­ве­да­нии, име­ну­е­мом Сим­во­лом веры, кото­рый наша Цер­ковь содер­жит непо­вре­жденно. Во вто­ром члене Сим­вола веры гово­рится: Верую… во еди­наго Гос­пода Иисуса Хри­ста, Сына Божия, Еди­но­род­наго, Иже от Отца рож­ден­наго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рож­денна, несо­тво­ренна, еди­но­сущна Отцу, Имже вся быша… Свя­тая Цер­ковь бла­го­да­рит Гос­пода, что Он воз­двиг на земле све­тила умные — Свя­тых Отцов, кото­рые утвер­дили и сохра­нили пра­во­слав­ную веру.

В уве­ре­ние же наше, что Иисус Хри­стос есть истин­ный Бог, еди­но­сущ­ный Отцу, ныне Цер­ко­вью для нашего нази­да­ния пред­ло­жено еван­гель­ское чте­ние, в кото­ром зву­чит пер­во­свя­щен­ни­че­ская молитва, с кото­рой Спа­си­тель обра­тился к Отцу Сво­ему прежде крест­ных мук. Из этой молитвы ясно видно, что Гос­подь Иисус Хри­стос есть истин­ный Бог, Кото­рый Сво­ими стра­да­ни­ями и смер­тью иску­пил весь род чело­ве­че­ский. Гря­ду­щий к воль­ной стра­сти, Спа­си­тель воз­вел очи на небо и ска­зал: Отче! при­шел час, про­славь Сына Тво­его, да и Сын Твой про­сла­вит Тебя, так как Ты дал Ему власть над вся­кою пло­тью, да всему, что Ты дал Ему, даст Он жизнь веч­ную. Сия же есть жизнь веч­ная, да знают Тебя, еди­ного истин­ного Бога, и послан­ного Тобою Иисуса Хри­ста. Я про­сла­вил Тебя на земле, совер­шил дело, кото­рое Ты пору­чил Мне испол­нить. И ныне про­славь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого сла­вою, кото­рую Я имел у Тебя прежде бытия мира. Я открыл имя Твое чело­ве­кам, кото­рых Ты дал Мне от мира; они были Твои, и Ты дал их Мне, и они сохра­нили слово Твое… И все Мое Твое, и Твое Мое; и Я про­сла­вился в них. Я уже не в мире, но они в мире, а Я к Тебе иду. Отче Свя­тый! соблюди их во имя Твое, Тех, кото­рых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы (Ин. 17, 1–6, 10–11).

Из этой молитвы откры­ва­ется, что Гос­подь Иисус Хри­стос еди­но­су­щен и еди­но­пра­вен с Богом Отцом. Кроме того, эта молитва научает нас, что, для того чтобы насле­до­вать жизнь веч­ную, необ­хо­димо иметь пра­виль­ное позна­ние о Боге Отце и послан­ном Им Иисусе Хри­сте, а равно надо знать и уче­ние Хри­стово и Его запо­веди. А для этого необ­хо­димо быть чле­ном Церкви, потому что в Цер­ковь, как в сокро­вищ­ницу, Гос­подь поло­жил все необ­хо­ди­мое для того, чтобы каж­дый мог почер­пать из нее истин­ное уче­ние о Боге и необ­хо­ди­мые сред­ства для спасения.

Но позна­вать Бога надо не холод­ным серд­цем и умом, а сер­деч­ной любо­вью и теп­ло­тою чувств, исправ­ле­нием сво­его жития, отвер­же­нием своих поро­ков и стра­стей и всего худого и гре­хов­ного, доб­ро­де­тель­ной жиз­нью и посте­пен­ным стрем­ле­нием к свя­то­сти и совер­шен­ству. Будьте святы, яко свят есмь Аз Гос­подь Бог ваш (ср.: Лев. 11, 44). Будьте совер­шенны, как и Отец ваш Небес­ный совер­шен есть (ср.: Мф. 5, 48). Свя­тые Апо­столы во всех посла­ниях, в кото­рых они обра­ща­ются к хри­сти­а­нам, уве­ще­вают их с позна­нием Бога соеди­нять исправ­ле­ние своей жизни и пре­успе­я­ние в доб­ро­де­тели и непо­роч­ной нравственности.

Свя­той апо­стол Петр пишет: Пока­жите в вере вашей доб­ро­де­тель, в доб­ро­де­тели рас­су­ди­тель­ность, в рас­су­ди­тель­но­сти воз­дер­жа­ние, в воз­дер­жа­нии тер­пе­ние, в тер­пе­нии бла­го­че­стие, в бла­го­че­стии бра­то­лю­бие, в бра­то­лю­бии любовь. Если это в вас есть и умно­жа­ется, то вы не оста­не­тесь без успеха и плода в позна­нии Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста. А в ком нет сего, тот слеп, закрыл глаза, забыл об очи­ще­нии преж­них гре­хов своих. Посему, бра­тия, более и более ста­рай­тесь делать твер­дым ваше зва­ние и избра­ние; так посту­пая, нико­гда не пре­ткне­тесь, ибо так откро­ется вам сво­бод­ный вход в веч­ное Цар­ство Гос­пода нашего и Спа­си­теля Иисуса Хри­ста (2 Пет. 1, 5–11).

Поэтому, если ты зна­ешь, что Гос­подь свят, ста­райся быть сам свя­тым. Если Гос­подь благ и мило­серд, будь и ты мило­серд­ным и состра­да­тель­ным. Если Гос­подь кро­ток, будь и ты крот­ким, во всем под­ра­жая сво­ему Творцу.

Доро­гие бра­тия и сестры, про­слав­ляя сего­дня Свя­тых Отцов, утвер­див­ших пра­во­слав­ную веру, будем молить Гос­пода, чтобы Он помог и всем нам сохра­нить пра­вую свя­тую боже­ствен­ную веру до конца нашей жизни и этою верою достиг­нуть жела­е­мой бла­жен­ной веч­но­сти. Аминь.

1964 г.

В Неделю 1‑ю по Пятидесятнице, Всех святых (I)

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

В насто­я­щий день, в заклю­че­ние всех вели­ких празд­ни­ков — Свет­лого Вос­кре­се­ния Хри­стова, пре­слав­ного Воз­не­се­ния Его на Небо и нис­по­сла­ния от Отца Свя­таго Духа на Апо­сто­лов, Свя­тая Цер­ковь тор­же­ственно совер­шает память всех свя­тых, от века бла­го­уго­див­ших Богу и про­слав­лен­ных Богом, уже тор­же­ству­ю­щих на Небе вели­кую победу Побе­ди­теля смерти и ада, нашего Спа­си­теля. Это — бла­го­сло­вен­ный плод стра­да­ний, смерти и Вос­кре­се­ния Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста. Это — бла­го­дат­ные плоды при­ше­ствия Все­свя­таго Духа Божия и пре­бы­ва­ния Его в Церкви Хри­сто­вой. Это — пер­венцы искуп­лен­ного Кро­вью Хри­сто­вой и обнов­лен­ного бла­го­да­тью Духа Божия чело­ве­че­ства, при­ве­ден­ные Богу Отцу Иису­сом Христом.

Так как сего­дня Цер­ковь про­слав­ляет доб­ро­де­тели, тво­рит память всех свя­тых, кото­рые про­си­яли на востоке, западе, севере и юге, начи­ная от самого созда­ния мира до насто­я­щего вре­мени, кото­рых и сосчи­тать всех нельзя, ибо и имена мно­гих из них неиз­вестны, то и уста­нов­лено празд­но­вать память их всех вме­сте, чтобы они, соеди­нен­ные между собой доб­ро­де­те­лями, не раз­де­лены были и тор­же­ством. Поэтому ныне мы празд­нуем память древ­ней­ших Пат­ри­ар­хов — пра­от­цев, кото­рые, веруя Боже­ствен­ным обе­то­ва­ниям о При­ше­ствии в мир Иску­пи­теля, жили этой верой, пре­бы­вая на земле яко стран­нии и при­шельцы (Евр. 11, 13). Тво­рим память рев­ност­ных Про­ро­ков, кото­рые, пред­воз­ве­щая При­ше­ствие Хри­стово, обли­чали пороки и нече­стия народа сво­его, побуж­дали его при­го­то­вить себя пока­я­нием к сре­те­нию гря­ду­щего Гос­пода, гро­зили судом и каз­нями нерас­ка­ян­ным, за что и тер­пели поно­ше­ния, гоне­ния и стра­да­ния от своих еди­но­пле­мен­ни­ков. Тво­рим память свя­тых и слав­ных Апо­сто­лов, кото­рые, оста­вив все, после­до­вали за Хри­стом и среди иску­ше­ний, гоне­ний и стра­да­ний про­по­ве­до­вали в мире Еван­ге­лие Хри­стово, кото­рые, про­све­тив и обла­го­де­тель­ство­вав весь мир своей про­по­ве­дью, сами тер­пели скорби и лише­ния, болезни и стра­да­ния, муче­ния и смерть.

Празд­нуем память непо­бе­ди­мых муче­ни­ков, кото­рые за испо­ве­да­ние имени Хри­стова тер­пели мно­го­об­раз­ные стра­да­ния, муки и казни. Тво­рим память свя­тых пас­ты­рей и свя­ти­те­лей, кото­рые сло­вом и делом, уче­нием и жиз­нью поучали и поучают живой вере во Хри­ста и бла­го­че­сти­вой жизни, кото­рые рев­ностно защи­щали чистоту и истину пра­во­слав­ного уче­ния Хри­сти­ан­ской Церкви и за то также пре­тер­пе­вали стра­да­ния и вся­кие лише­ния. Тво­рим память и пре­по­доб­ных мужей и жен, кото­рые в пусты­нях и пеще­рах сво­ими див­ными подви­гами дости­гали рав­но­ан­гель­ной высоты, вос­хо­дили к непо­сти­жи­мому духов­ному совер­шен­ству. Ныне же тво­рим память и вся­кой пра­вед­ной души, тех, кто, живя среди мира, были не от мира сего, кто среди молвы и попе­че­ний житей­ских соде­лали души и сердца свои чистыми и свя­тыми оби­те­лями Духа Свя­таго. Поэтому чте­нием Еван­ге­лия в эту Неделю Цер­ковь сви­де­тель­ствует, что все они суть истин­ные испо­вед­ники свя­той веры; они во имя Гос­пода оста­вили все, что уда­ляло их от слу­же­ния Ему и бла­жен­ного соеди­не­ния с Ним; за то и Гос­подь Иисус Хри­стос испо­ве­дует свя­тых перед Отцом Своим на Небе и устами Церкви испо­ве­дует их на земле пред человеками.

Еван­ге­лие нынеш­него Вос­крес­ного дня чита­ется так: Рече Гос­подь: вся­кого, кто испо­ве­дает Меня пред людьми, того испо­ве­даю и Я пред Отцем Моим Небес­ным; а кто отре­чется от Меня пред людьми, отре­кусь от того и Я пред Отцем Моим Небес­ным. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет кре­ста сво­его и сле­дует за Мною, тот не достоин Меня. Тогда Петр, отве­чая, ска­зал Ему: вот, мы оста­вили все и после­до­вали за Тобою; что же будет нам? Иисус же ска­зал им: истинно говорю вам, что вы, после­до­вав­шие за Мною, — в паки­бы­тии, когда сядет Сын Чело­ве­че­ский на пре­столе славы Своей, сядете и вы на две­на­дцати пре­сто­лах судить две­на­дцать колен Изра­и­ле­вых. И вся­кий, кто оста­вит домы, или бра­тьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, полу­чит во сто крат и насле­дует жизнь веч­ную. Мно­гие же будут пер­вые послед­ними, и послед­ние пер­выми (Мф. 10, 32–33, 37–38, 19, 27–30).

Из этого еван­гель­ского чте­ния мы видим, что Гос­подь пове­ле­вает нам испо­ве­до­вать Его, обе­щая испо­ве­ду­ю­щим веч­ное бла­жен­ство и угро­жая за отвер­же­ние веч­ным муче­нием. Испо­ве­до­вать Иисуса Хри­ста перед чело­ве­ками — зна­чит не только веро­вать в Него и в Его уче­ние, но и испо­ве­до­вать это уче­ние устами и делами сво­ими везде и все­гда, несмотря на то, что будут гово­рить дру­гие, хотя бы и нашлись такие, кото­рые бы над этим испо­ве­да­нием смеялись.

Свя­тые Апо­столы радо­ва­лись, когда под­вер­га­лись за имя Хри­стово бес­че­стию. Поэтому и мы, если нач­нут при­тес­нять за веру, должны еще более радо­ваться. Ибо это всего полез­нее для хри­сти­а­нина, потому что на главу его низ­во­дит муче­ни­че­скй венец. Стыд, боязнь, сму­ще­ние — вер­ные при­знаки мало­ве­рия. Кто посты­дится Меня и Моих слов, того Сын Чело­ве­че­ский посты­дится, когда при­и­дет во славе Своей и Отца и свя­тых Анге­лов(Лк. 9, 26). Веро­вать в Гос­пода Иисуса Хри­ста в тайне сво­его сердца, но не испо­ве­до­вать веры своей явно — зна­чит веро­вать только поло­ви­ной сво­его сердца. В таком раз­дво­ен­ном сердце нет все­це­лой любви к Гос­поду Иисусу Хри­сту, и вера такого чело­века не дает пол­ной надежды на спа­се­ние. Потому апо­стол Павел и гово­рит: Ибо если устами тво­ими будешь испо­ве­ды­вать Иисуса Гос­по­дом и серд­цем твоим веро­вать, что Бог вос­кре­сил Его из мерт­вых, то спа­сешься, потому что серд­цем веруют к пра­вед­но­сти, а устами испо­ве­дуют ко спа­се­нию (Рим. 10, 9–10). Но испо­ве­до­вать Иисуса Хри­ста одними только устами, а жиз­нью и делами не сооб­ра­зо­вы­ваться с Его уче­нием — это не испо­ве­да­ние, а одно лишь лице­ме­рие. Истин­ный испо­вед­ник Иисуса Хри­ста есть тот, кто при любых жиз­нен­ных обсто­я­тель­ствах устами и делами, чисто­тою и твер­до­стью веры и свя­то­стью жизни испо­ве­дует Его пред людьми, так что сбы­ва­ются на нем слова Гос­пода: Тако да про­све­тится свет ваш пред чело­веки, яко да видят ваша доб­рая дела и про­сла­вят Отца вашего, Иже на Небе­сех (Мф. 5, 16), и все­гда готов за истину уче­ния Его пожерт­во­вать всеми зем­ными бла­гами и даже самой жиз­нью своей, если это будет угодно Богу.

Гос­подь, вер­ный в Своих обе­ща­ниях, про­сла­вил на земле Своих испо­вед­ни­ков, но неиз­ре­чен­ной сла­вой про­сла­вит Он их пред Отцом Своим Небес­ным, когда при­и­дет судить живых и мерт­вых. Тогда по пра­вед­ному Сво­ему Суду отвер­жется Он перед Отцом Своим Небес­ным и перед всей все­лен­ной тех, кото­рые отверг­лись Его пред чело­ве­ками: Нико­лиже знах вас; оты­дите от Мене, дела­ю­щии без­за­ко­ние (Мф. 7, 23).

Далее обра­щают на себя вни­ма­ние сле­ду­ю­щие слова запо­веди Спа­си­теля: Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня. Любить отца, или мать, или сына и дочь более, нежели Гос­пода, — зна­чит из уго­жде­ния им не испол­нять запо­ве­дей Божиих, а испол­нять их при­ка­за­ния и при­хоти, воле Божией про­тив­ные. Конечно, любить роди­те­лей — есте­ствен­ное дело и запо­ве­дано Богом, но любовь к Богу должна сто­ять на пер­вом месте. А так как в серд­цах чело­ве­че­ских любовь к Богу угасла из-за непра­виль­ной любви к роди­те­лям и срод­ни­кам или из-за при­стра­стия к ним, то, чтобы любовь эту сде­лать чистой и свя­той, Гос­подь и дает сию заповедь.

Любовь роди­те­лей и детей тогда только свята, когда они любят Гос­пода Бога больше вся­кой твари, какая бы она ни была. А вся­кая любовь, застав­ля­ю­щая любить кого-либо паче Творца, — без­за­кон­ная и пагуб­ная как для любя­щих, так и для люби­мых. И вот, изго­няя сию-то любовь, Спа­си­тель хочет наса­дить в серд­цах веру­ю­щих вза­им­ную любовь, кото­рая была бы осно­вана на любви к Нему, Богу и Спа­си­телю нашему. Бога мы должны любить прежде всего и больше всего, потому что Он есть Бог, Он от самого начала нашего бытия и до смерти нашей ни на минуту не остав­ляет нас, каж­дое мгно­ве­ние про­мыш­ляет о нас, Он испол­няет весе­лием сердца наши, насы­щая нас пищей, Он дает пищу и нашему духу и уму. Поэтому-то Он и зовется нашим Отцом Небес­ным, пре­ис­кренне любя­щим Своих детей. Могут ли дать все это наши роди­тели? Конечно, нет. Очень непра­вильно пони­мая добро, они могут при­чи­нить нам ско­рее зло, чем добро. Поэтому-то только та любовь будет пра­виль­ной и спа­си­тель­ной, кото­рая осно­вана на любви к Спа­си­телю нашему Иисусу Христу.

Далее в нынеш­нем Еван­ге­лии Гос­подь гово­рит: Кто не берет кре­ста сво­его и сле­дует за Мною, тот не достоин Меня. Доро­гие бра­тия и сестры, что зна­чит взять крест свой? Это зна­чит, что мы, сде­лав­шись уче­ни­ками Хри­сто­выми, должны идти тес­ным и скорб­ным путем непре­стан­ной борьбы со стра­стями и похо­тями, с соблаз­нами мира, с иску­ше­ни­ями диа­вола, тер­петь слу­ча­ю­щи­еся болезни, беды, напа­сти, гоне­ния, изгна­ния и смерть, если Гос­поду угодно будет послать все это нам. Вся наша зем­ная жизнь — это труд, болезнь, печаль и воз­ды­ха­ние, это не что иное, как непре­рыв­ное несе­ние кре­ста, сла­га­ю­ще­гося из раз­ных горе­стей, скор­бей и болез­ней, какие встре­ча­ются нам в нашей жизни, из все­воз­мож­ных тяго­стей, тру­дов и забот, кото­рые обя­зан нести каж­дый как член чело­ве­че­ского обще­ства. И вот, чтобы быть со Хри­стом в Его славе, должно идти с кре­стом своим за Ним, должно под­ра­жать и упо­доб­ляться Ему, как сво­ему Гос­поду и Главе.

Видим Спа­си­теля без­греш­ного и бес­страст­ного, но — постя­ще­гося. Видим Его при­хо­дя­щего во все пред­пи­сан­ные Зако­ном празд­ники в Храм Божий. Видим Его, нако­нец, гря­ду­щего на Гол­гофу с Кре­стом. Не укло­няйся же и ты, хри­сти­а­нин, от Гол­гофы, от кре­ста тер­пе­ли­вого пере­не­се­ния до конца всех посы­ла­е­мых от Бога непри­ят­но­стей, огор­че­ний и скор­бей житей­ских. Этим-то путем кре­сто­но­ше­ния и шли вслед Гос­пода Иисуса Хри­ста все свя­тые, соцар­ству­ю­щие с Ним ныне в Его славе.

Обра­щает далее на себя вни­ма­ние вопрос апо­стола Петра, кото­рый гово­рит: Вот, мы оста­вили все и после­до­вали за Тобою; что же будет нам? Апо­столы все оста­вили ради Гос­пода, а зна­чит, идти за Гос­по­дом — это тре­бует подвига, тре­бует готов­но­сти жерт­во­вать, если это нужно, род­ствен­ными свя­зями и всем, что для нас явля­ется доро­гим. И потому нелегко быть истин­ным уче­ни­ком Христа.

Но вот в ответ на этот вопрос Гос­подь отве­чает так: Вы, после­до­вав­шие за Мною, — в паки­бы­тии, то есть в буду­щей жизни, когда сядет Сын Чело­ве­че­ский во славе Своей, сядете и вы на две­на­дцати пре­сто­лах судить две­на­дцать колен Изра­и­ле­вых, то есть своей верой, доб­ро­де­тель­ной жиз­нью будете обли­чать пороч­ность, нече­стие и неве­рие дру­гих людей, не уве­ро­вав­ших в Меня. И вся­кий, кто оста­вит домы, или бра­тьев, или сестер, или отца, или мать, или земли, ради имени Моего, полу­чит во сто крат и насле­дует жизнь веч­ную.

Опять Гос­подь гово­рит, что мы ради сохра­не­ния веры в Него и насле­до­ва­ния жизни веч­ной должны отречься от при­вя­зан­но­сти к близ­ким и доро­гим лицам, если они будут отвле­кать нас от Него и испол­не­ния Его запо­ве­дей и вво­дить в иску­ше­ние. За испол­не­ние этой запо­веди Гос­подь обе­щает и выс­шую награду в сей жизни (в смысле ощу­ще­ния духов­ного удо­вле­тво­ре­ния и бла­го­ду­шия, душев­ного насла­жде­ния спо­кой­ствием и миром), и жизнь веч­ную в буду­щем веке.

И закон­чил Гос­подь слова Свои сле­ду­ю­щим изре­че­нием: Мно­гие же будут пер­вые послед­ними, и послед­ние пер­выми. Страш­ный Суд Хри­стов пока­жет, кто и какой награды заслу­жил жиз­нью своей от Гос­пода. Тогда мно­гие, здесь, на земле, сла­вив­ши­еся вла­стью, поче­том, знат­но­стью, богат­ством, ува­же­нием, ока­жутся послед­ними, а люди сми­рен­ные, про­стые, чест­ные, кото­рых, может быть, пре­зи­рали, осме­и­вали за их веру, их набож­ность и вообще счи­тали на земле людьми послед­ними, недо­стой­ными вни­ма­ния, ока­жутся выше людей вели­ча­вых и гор­де­ли­вых. Потому что раз­да­я­ние наград будет зави­сеть не от того, кто и насколько был на земле зна­тен и сла­вен, а от того, кто как сохра­нил и про­явил в жизни свою веру во Христа.

Вот таково уче­ние Гос­пода и Спа­си­теля нашего о том, каким путем мы должны идти, чтобы достиг­нуть свя­то­сти и уна­сле­до­вать веч­ное бла­жен­ство. Этим путем шли все свя­тые, память кото­рых мы сего­дня празд­нуем. Празд­нует же Цер­ковь память свя­тых для того, чтобы пред­ста­вить нам живые при­меры спа­са­е­мых людей и чтобы мы под­ра­жали им в жизни. Они явля­ются нашими настав­ни­ками в том, как уго­дить Гос­поду. Поэтому слово Божие и запо­ве­дует нам: Поми­найте настав­ни­ков ваших, кото­рые про­по­ве­ды­вали вам слово Божие; и, взи­рая на кон­чину их жизни, под­ра­жайте вере их (Евр. 13, 7). Про­слав­ляя свя­тых, мы тем самым в то же время при­зы­ваем их молиться за нас, ибо они нас любят и, имея дерз­но­ве­ние пред Пре­сто­лом Божиим, могут сво­ими молит­вами помо­гать нам в деле нашего спа­се­ния. Про­слав­ляя свя­тых, мы про­слав­ляем их доб­ро­де­тели, а про­слав­ляя доб­ро­де­тели, мы про­слав­ляем Бога — Источ­ник вся­кой добродетели.

Но, про­слав­ляя свя­тых и при­бе­гая к их молит­вен­ной помощи, мы должны сами быть доб­ро­де­тель­ными или, по край­ней мере, рев­но­вать о доб­ро­де­тели и чув­ство­вать отвра­ще­ние к своим поро­кам и гре­хам. А иначе свя­тые отвра­тят от нас свое лицо и не будут за нас посред­ни­ками перед Богом, потому что они любят чистоту, свя­тость и одно только доброе.

Свя­тых, про­си­яв­ших бла­го­че­сти­вой и пра­вед­ной жиз­нью, очень много. По слову одного цер­ков­ного исто­рика, как звезды на небе про­све­щают все концы земли и ука­зы­вают путь путе­ше­ству­ю­щим и пла­ва­ю­щим на морях, так и подвиги свя­тых сияют и духовно про­све­щают и ука­зы­вают путь хотя­щим спа­стись. И пусть никто не отча­и­ва­ется в своем спа­се­нии, ибо при­меры свя­тых сви­де­тель­ствуют, что люди вся­кого зва­нии, сосло­вия, пола при раз­ных обсто­я­тель­ствах и усло­виях жизни достигли веч­ного бла­жен­ства. Не место спа­сает чело­века, не усло­вия, но одно только тре­бу­ется — чтобы рабо­той и жиз­нью нашей не нару­ша­лись тре­бо­ва­ния сове­сти и закона Божия.

Из жизни свя­тых угод­ни­ков Божиих мы видим, что чело­века спа­сает вовсе не место, не тот или дру­гой род службы и заня­тий. Спа­сают чело­века един­ственно доб­рая совесть и чест­ное испол­не­ние своих обя­зан­но­стей. Кто слу­ша­ется закона Божия и своей сове­сти, тот спа­сется, где бы он ни был и в каких бы усло­виях ни жил. В житиях свя­тых каж­дый най­дет для себя при­мер, под­хо­дя­щий для его образа жизни, ука­за­ние, каким путем надо идти ко спа­се­нию. Вот перед нами при­мер зем­ле­дельца Фила­рета Мило­сти­вого, при­мер бога­тых Авра­ама и Иова. Бед­ный же пусть взи­рает на нищего Лазаря и дре­во­кола с ост­рова Кипра, жив­шего еже­днев­ным тру­дом и не имев­шего даже крова и при­том хва­лив­шего Бога. Ремес­лен­ник да смот­рит на швеца — свя­того Симеона Вер­хо­тур­ского, кото­рый своей иглой совер­шал дела мило­сер­дия и сеял слово Божие. Вот ого­род­ник Конон. Вот бро­дя­чий певец, флей­тист, подвиг кото­рого ста­вится наравне с подви­гом вели­кого подвиж­ника — пре­по­доб­ного Паф­ну­тия. Вот пас­тух Евха­рист, вот кожев­ник Усмарь и про­чие, и про­чие. Вот бед­ная жен­щина, свя­тая Тавифа, кото­рая также своей иглой достигла пра­вед­ной жизни. Вот две жен­щины, вся заслуга кото­рых состо­яла в том, что они, будучи невест­ками, в семей­ной жизни сохра­няли согла­сие и мир. Вот свя­тая Нонна, спас­ша­яся сми­рен­ным несе­нием сво­его жре­бия замуж­ней жен­щины, и мно­же­ство дру­гих при­ме­ров. Поэтому свя­той апо­стол Павел в сего­дняш­нем апо­столь­ском чте­нии и гово­рит: Имея вокруг себя такое облако сви­де­те­лей, сверг­нем с себя вся­кое бремя и запи­на­ю­щий нас грех и с тер­пе­нием будем про­хо­дить пред­ле­жа­щее нам поприще, взи­рая на началь­ника и совер­ши­теля веры Иисуса, Кото­рый, вме­сто пред­ле­жав­шей Ему радо­сти, пре­тер­пел крест, пре­не­брегши посрам­ле­ние, и вос­сел одес­ную пре­стола Божия (Евр. 12, 1–2). Ему же от нас со Отцем и Свя­тым Духом да будет честь и слава во веки веков. Аминь.

1960 г.

В Неделю 1‑ю по Пятидесятнице, Всех святых (II)

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Доро­гие во Хри­сте бра­тия и сестры, в насто­я­щий день, в заклю­че­ние всех вели­ких празд­ни­ков: Свет­лого Хри­стова Вос­кре­се­ния, слав­ного Воз­не­се­ния Гос­подня, Соше­ствия Свя­таго Духа на Апо­сто­лов — Пра­во­слав­ная Цер­ковь празд­нует память всех свя­тых, от века бла­го­уго­див­ших Гос­поду, тор­же­ству­ю­щих ныне на Небе­сах свою победу над гре­хом и злом. Это как бы пер­венцы чело­ве­че­ства, искуп­лен­ные Пре­чи­стой Кро­вью Хри­сто­вой и обнов­лен­ные бла­го­да­тью Свя­таго Духа Божия, при­ве­ден­ные Богу Отцу Иису­сом Хри­стом. Это бла­го­сло­вен­ные плоды стра­да­ний, крест­ной смерти, слав­ного Вос­кре­се­ния Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста, соше­ствия Свя­таго Духа Божия и пре­бы­ва­ния Его в Церкви.

В числе про­слав­ля­е­мых ныне Цер­ко­вью свя­тых есть люди всех стран и вре­мен, вся­кого сосло­вия и поло­же­ния, вся­кого зва­ния и состо­я­ния, чина, пола и воз­раста: есть цари и про­сто­лю­дины, гос­пода и слуги, духов­ные и миряне, воины и граж­дане, кре­стьяне и ремес­лен­ники, мужья и жены, юноши и девы, бога­тые и бед­ные, знат­ные и незнат­ные, уче­ные и неуче­ные, — и все они так же жили на земле, как и мы.

Все свя­тые были подо­бо­страст­ные нам люди (см.: Деян. 14, 15), они так же, как и мы, имели плоть и были немощны. Они, подобно нам, зачи­на­лись и рож­да­лись во гре­хах, чув­ство­вали дви­же­ние плот­ских стра­стей и похо­тей и под­вер­га­лись часто еще боль­шим иску­ше­ниям и обо­льще­ниям, нежели мы. Однако они, невзи­рая ни на какие иску­ше­ния и соблазны, муже­ственно про­ти­во­сто­яли им, не под­да­ва­лись злым поры­вам души и тела сво­его, охра­няли себя от гре­хов и поро­ков, пре­успе­вали в доб­ро­де­те­лях и дости­гали высо­кого нрав­ствен­ного совер­шен­ства и спасения.

Свя­тым в деле спа­се­ния помо­гала та же все­мощ­ная бла­го­дать Божия, те же бла­го­дат­ные сред­ства, кото­рые даро­ваны и нам. Явися бо бла­го­дать Божия спа­си­тель­ная всем чело­ве­ком (Тит. 2, 11), — гово­рит свя­той апо­стол Павел. Свя­тые люди так же, как и мы, испол­няли раз­ные житей­ские дела и нередко несли на себе бремя мно­го­труд­ных слу­жеб­ных обя­зан­но­стей: цер­ков­ных, граж­дан­ских, обще­ствен­ных, семей­ных и мно­гих иных. Однако эти попе­че­ния не заглу­шили в них попе­че­ний о душе. Напро­тив, забо­той об этом были про­ник­нуты все их житей­ские дела. Оттого-то мно­го­раз­лич­ные заботы и обя­зан­но­сти и не слу­жили для них пре­пят­ствием к пре­успе­я­нию в бла­го­че­стии и дости­же­нию спасения.

Один город­ской житель ска­зал неко­гда пре­по­доб­ному Нифонту: “Живя в миру, невоз­можно спа­стись: если чело­век сам по себе бла­го­че­стив, то дру­гие вво­дят его в соблазн. Сверх того, сколько пере­го­во­ров! Одним кажется, что доб­ро­де­тель­ные и бла­го­че­сти­вые люди слиш­ком умствуют, дру­гим не нра­вится отлич­ный от дру­гих, отмен­ный их образ жизни, иные их назы­вает нелю­ди­мыми, а это все для сердца чело­ве­че­ского весьма опасно! Кто хочет быть совер­шен, тот дол­жен жить в мона­стыре или в пустыне”.

Выслу­шав это, Пре­по­доб­ный отве­чал: “Чадо, место не спа­сет чело­века и не погу­бит; одни лишь дела спа­сают и погуб­ляют. Нет посо­бия ни от свя­того сана, ни от свя­того места тому, кто не испол­няет запо­ве­дей Божиих. Саул жил среди вели­ко­ле­пия цар­ского — и погиб. Давид жил среди того же вели­ко­ле­пия цар­ского — и при­нял венец. Лот жил среди без­за­кон­ни­ков содом­лян — и спасся. А Иуда нахо­дился в лике Апо­сто­лов — и насле­до­вал геенну.

Кто гово­рит, что нельзя спа­стись в мире с женою и детьми, тот льстит сво­ему безу­мию и поро­кам. Авраам имел жену и детей, рабов и рабынь и мно­же­ство богат­ства, однако это не вос­пре­пят­ство­вало ему при­об­ре­сти имя друга Божия.

Сколько спас­лось слу­жи­те­лей Церкви и пустын­но­люб­цев! Сколько вель­мож и вои­нов! Сколько ремес­лен­ни­ков и зем­ле­дель­цев! Сколько людей спас­лось посреди шум­ных сто­лиц и без­молв­ных пустынь! Про­чи­тай жития свя­тых и узришь имена угод­ни­ков Божиих. С дру­гой сто­роны, в этих же санах и сосло­виях, в этих же местах и в то же время погибло бес­чис­лен­ное мно­же­ство людей… От царей до рабов есть чада Цар­ствия Небес­ного и от царей до рабов есть чада погибели.

Сын Церкви Хри­сто­вой! Не соблаз­няй ума тво­его: на вся­ком месте обре­та­ется спа­се­ние Божие, если испол­ня­ешь волю Гос­пода тво­его. Гос­подь в объ­я­тия Свои при­ни­мает душу пра­вед­ную равно с пре­стола и от сохи, из алтаря и с поля брани. Итак, живет ли кто в мире, да не отча­и­ва­ется. Согре­шит ли — пока­я­нием может опять при­бли­зиться к Богу. Каж­дый пусть испол­няет доб­ро­де­тели сво­его зва­ния, кото­рое Бог воз­ло­жил на него, — и спа­сется. Напро­тив, если кто и уда­лится в без­молв­ную пустыню, но злых дел далече от себя не отста­вит, тот и в ней погиб­нет неминуемо”.

Да, доро­гие бра­тия и сестры, живу­щие в мире, вы должны твердо верить, что житей­ские заботы и попе­че­ния не могут послу­жить пре­гра­дой к дости­же­нию спа­се­ния, если мы всем серд­цем будем стре­миться к нему и на каж­дом шагу своей жизни искать его, по запо­веди Спа­си­теля: Ищите прежде Цар­ствия Божия и правды Его, и сия вся при­ло­жатся вам (Мф. 6, 33). Уве­ряют нас в этом ныне честву­е­мые свя­тые. Ибо, как звезды небес­ные про­све­щают все концы земли и ука­зы­вают путь путе­ше­ству­ю­щим, так и подвиги свя­тых сияют и духовно про­све­щают и ука­зы­вают путь хотя­щим спастись.

Они с любо­вью взи­рают на нас и знают нашу жизнь, слы­шат наши молитвы и охотно помо­гают обра­ща­ю­щимся к ним. В лице их имеем мы небес­ных хода­таев и покро­ви­те­лей, и в этом — вели­чай­шее уте­ше­ние и радость для нас. Помо­лимся им и попро­сим, чтобы пред­ста­тель­ством своим покрыли они нас от вся­кого зла и утвер­дили на пути пре­успе­я­ния в бла­го­че­сти­вой жизни, чтобы достиг­нуть нам веч­ного спа­се­ния. Вси свя­тии, молите Бога о нас! Аминь.

1964 г.

В Неделю 2‑ю по Пятидесятнице, Всех святых, в земле Российской просиявших

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Воз­люб­лен­ные во Хри­сте! Сего­дня Пра­во­слав­ная Цер­ковь тор­же­ственно празд­нует свет­лую память всех свя­тых, в земле Рус­ской про­си­яв­ших, про­слав­лен­ных Богом за их бого­угод­ные подвиги и свя­тую жизнь. Это пер­венцы пра­во­слав­ного рус­ского народа, искуп­лен­ные бес­цен­ной Кро­вью Хри­сто­вой и освя­щен­ные бла­го­да­тью Свя­таго Духа, при­ве­ден­ные к Богу Отцу Иису­сом Хри­стом. Это бла­го­сло­вен­ные плоды свя­той пра­во­слав­ной веры, хри­сти­ан­ства, насаж­ден­ного в среде нашего рус­ского народа.

Вспом­ните, чем было наше Оте­че­ство до при­ня­тия хри­сти­ан­ства? Дикой, вар­вар­ской стра­ной, где идо­лам при­но­си­лись чело­ве­че­ские жертвы, где жизнь про­те­кала в вой­нах, раз­врате, жесто­ко­сти и наси­лии. Но лишь только засиял луч хри­сти­ан­ской веры в Рос­сии, как жизнь народа сразу пере­ро­ди­лась. Из жесто­кого, раз­вра­щен­ного язы­че­ского наш народ под вли­я­нием хри­сти­ан­ской веры стал наро­дом крот­ким, отли­ча­ю­щимся ред­кост­ной доб­ро­той души, про­сто­той веры, пре­дан­но­стью Иисусу Хри­сту и Божией Матери, такой пре­дан­но­стью, что за пра­во­слав­ную веру люди рус­ские все­гда готовы были не поща­дить и самой своей жизни.

И вот в среде этого про­све­щен­ного верою нашего пра­во­слав­ного народа вос­пи­та­лось и про­сла­ви­лось мно­же­ство угод­ни­ков Божиих: пре­по­доб­ных, муче­ни­ков, свя­ти­те­лей, свя­тых жен, Хри­ста ради юро­ди­вых, так что нет такого уголка в Рос­сии, нет круп­ного города, кото­рый не имел бы в своих пре­де­лах све­тиль­ни­ков и молит­вен­ни­ков за Землю Рус­скую. Воз­жжен­ный на горах Киев­ских свет хри­сти­ан­ской веры при­нес свои обиль­ные плоды в лице пре­по­доб­ных отцов Киево-Печер­ской лавры. Изоби­лует свя­тыми и наш юг, где запе­чат­лели вер­ность Хри­сту своей муче­ни­че­ской смер­тью семь Хер­сон­ских свя­щен­но­му­че­ни­ков. На севере нашей страны кому не известны про­слав­лен­ные свя­тые, такие, как пре­по­доб­ные Зосима и Сав­ва­тий Соло­вец­кие, Гер­ман и Сер­гий Вала­ам­ские, чудо­творцы? В пре­де­лах Нов­го­род­ских и Воло­год­ских кому не известны подви­гами пре­по­доб­ные отцы Кирилл Бело­е­зер­ский, Кирилл Ново­е­зер­ский, Нил Сор­ский, Фера­понт Можай­ский и мно­гие другие?

Рязань кра­су­ется про­слав­лен­ным своим свя­ти­те­лем Васи­лием Рязан­ским, муче­ни­ком Рома­ном. Пере­славль имеет сво­ими све­тиль­ни­ками пре­по­доб­ных Дани­ила и Никиту Пере­славль­ских. Москва имеет своих покро­ви­те­лей и молит­вен­ни­ков в лице пер­во­свя­ти­те­лей — свя­тых Петра, Алек­сия, Ионы, Филиппа и Ермо­гена. Города Яро­славль, Смо­ленск, Вологда, Казань, Аст­ра­хань, Муром, Ростов, Вла­ди­мир — все имеют своих заступ­ни­ков и молит­вен­ни­ков пред Пре­сто­лом Божиим. Даже дале­кая Сибирь и та сияет такими све­тиль­ни­ками, как, напри­мер, Инно­кен­тий и Софро­ний Иркут­ские, Симеон Вер­хо­тур­ский, Иоанн Тобольский.

Пра­во­слав­ная вера вос­пи­тала таких вели­ких рус­ских свя­тых, как Пре­по­доб­ный Сер­гий Радо­неж­ский, под­ви­зав­шийся в там­бов­ских лесах Пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский, свя­ти­тели Иоасаф Бел­го­род­ский и Тихон Воро­неж­ский. Имена этих угод­ни­ков Божиих дороги не только для пра­во­слав­ных рус­ских людей, но с любо­вью почи­та­ются они и далеко за пре­де­лами нашей страны. Так богато наше Оте­че­ство молит­вен­ни­ками, про­слав­лен­ными свя­тыми, кото­рых насчи­ты­ва­ется более четы­рех­сот. А сколько есть подвиж­ни­ков, Богу уго­див­ших, чьи имена нам неиз­вестны! И это число свя­тых уве­ли­чи­лось осо­бенно в послед­нее время, когда за веру Хри­стову, за испо­ве­да­ние слова Божия вер­ные сыны Пра­во­слав­ной Церкви своей стой­ко­стью и муже­ством побе­дили диа­вола и тем спо­до­би­лись небес­ных вен­цов и бла­жен­ной веч­ной жизни.

Доро­гие бра­тия и сестры, имея столь вели­кое мно­же­ство свя­тых, про­си­яв­ших в нашей Рус­ской земле, мы с вами должны радо­ваться и уте­шаться, что мы не одни, но имеем на Небе­сах своих стар­ших бра­тьев, наших покро­ви­те­лей и хода­таев, кото­рые видят все наши нужды и слы­шат все наши молитвы и воздыхания.

Обра­тимся же и сего­дня к ним с усерд­ным моле­нием о Земле Рус­ской и о спа­се­нии душ наших, чтобы они сво­ими молит­вами испро­сили для нас милость и бла­го­дать Божию: Вси свя­тии земли нашея, молите Бога о нас! Аминь.

1964 г.

В Неделю 4‑ю по Пятидесятнице. Об исцелении слуги римского сотника

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Воз­люб­лен­ные во Хри­сте бра­тия и сестры, сего­дня нам было пред­ло­жено див­ное еван­гель­ское бла­го­вест­во­ва­ние о чудес­ном исце­ле­нии Гос­по­дом нашим Иису­сом Хри­стом слуги рим­ского сот­ника. Капер­на­ум­ский сот­ник, слугу кото­рого исце­лил Иисус Хри­стос, — лич­ность очень свет­лая и доб­рая и во мно­гом может послу­жить нам при­ме­ром для спа­си­тель­ного под­ра­жа­ния. Языч­ни­ком был сей чело­век, но обна­ру­жил пред Гос­по­дом такую веру, что уди­вился Хри­стос: подоб­ной веры, как засви­де­тель­ство­вал Сам Спа­си­тель, Он не нашел и в Израиле.

В чем же именно обна­ру­жил капер­на­ум­ский сот­ник осо­бен­ную веру, кото­рая уди­вила Хри­ста Спа­си­теля и кото­рой нам можно поучиться у него?

Прежде всего, в про­ше­нии сот­ника об исце­ле­нии его слуги выра­зи­лась сер­деч­ная и твер­дая вера во все­мо­гу­ще­ство Иисуса Хри­ста: Скажи только слово, — гово­рил он Спа­си­телю, — и выздо­ро­веет слуга мой; ибо я и под­власт­ный чело­век, но, имея у себя в под­чи­не­нии вои­нов, говорю одному: пойди, и идет; и дру­гому: приди, и при­хо­дит; и слуге моему: сде­лай то, и делает (Мф. 8, 8–9). “А Ты, — как бы так рас­суж­дал сот­ник, — Ты Пове­ли­тель всего мира, рас­по­ря­жа­ю­щийся силами его и дарами Божи­ими. Ты — Все­мо­гу­щий Чудо­тво­рец, по одному слову Тво­ему испол­нится все, чего Ты только ни захочешь”.

Эта-то твер­дая вера во все­мо­гу­ще­ство Иисуса Хри­ста и была столь угодна и при­ятна Спа­си­телю, и такой-то веры прежде всего тре­бо­вал Он от всех, обра­щав­шихся к Нему с теми или иными нуж­дами, с теми или дру­гими прось­бами: Веру­ете ли, что Я могу это сде­лать? По вере вашей да будет вам (Мф. 9, 28–29).

И от нас, бра­тия и сестры, если мы желаем, чтобы наши про­ше­ния на земле были услы­шаны Богом, тре­бу­ется прежде всего сер­деч­ное, живое и твер­дое убеж­де­ние в том, что Бог — везде, все видит, все знает, что Он пре­мудр, все­си­лен и все­мо­гущ, что Он, кроме того, благ, мило­серд и люб­ве­оби­лен, — по всему этому Он и может, и вос­хо­щет испол­нить наши про­ше­ния, к Нему обра­ща­е­мые. Гос­поду угодно и при­ятно, когда мы воз­даем Ему славу, испо­ве­дуя Его вели­чие, а нашей твер­дой верой мы и являем пред Ним это исповедание.

Слово Божие неложно гово­рит нам: Если кто (имея твер­дую веру) ска­жет горе сей: под­ни­мись и вверг­нись в море, и не усо­мнится в сердце своем, но пове­рит, что сбу­дется по сло­вам его, — будет ему, что ни ска­жет (Мк. 11, 23). А сомне­ва­ю­щийся, — гово­рит нам свя­той апо­стол Иаков, — да не думает полу­чить что-нибудь от Гос­пода (Иак. 1, 6–7). Кто поко­леб­лется, не бла­го­во­лит к тому душа Моя (Евр. 10, 38), — гово­рит Бог. Поучимся же у сот­ника живой, твер­дой вере, без коле­ба­ния, сомне­ния и двоедушия.

Далее, в про­ше­нии сот­ника обна­ру­жи­лась вера сми­рен­ная — вера чело­века, про­ник­ну­того глу­бо­ким созна­нием сво­его недо­сто­ин­ства. Иисус Хри­стос хотел лично прийти к боль­ному слуге сот­ника, тот же, отве­чая, ска­зал:Гос­поди! я недо­стоин, чтобы Ты вошел под кров мой, но скажи только слово, и выздо­ро­веет слуга мой (Мф. 8, 8). Видите, какое сми­ре­ние, какое созна­ние сво­его ничто­же­ства пред Все­мо­гу­щим Спа­си­те­лем выка­зал сот­ник! Дей­стви­тельно, сер­деч­ная, твер­дая, истин­ная вера необ­хо­димо бывает соеди­нена со сми­ре­нием. Там, где испо­ве­ду­ется все­мо­гу­ще­ство и вели­чие Божие, в то же самое время оче­видно испо­ве­ду­ется и ничто­же­ство чело­века пред этим вели­чием и всемогуществом.

И нам, доро­гие бра­тия и сестры, когда обра­ща­емся мы с каким-либо про­ше­нием к Богу, сле­дует иметь сми­рен­ное созна­ние сво­его недо­сто­ин­ства, сво­его бес­си­лия и немощи, сво­его ничто­же­ства и ока­ян­ства, а не думать о себе, что мы что-нибудь зна­чим пред Богом, чем-нибудь заслу­жи­ваем Его милость к себе. Все подоб­ные гор­дые помыш­ле­ния нужно отго­нять от себя, ибо именно они-то и бывают при­чи­ной того, что Бог не испол­няет наших про­ше­ний. Бог, — пишет свя­той апо­стол Петр, — гор­дым про­ти­вится, а сми­рен­ным дает бла­го­дать (1 Пет. 5, 5). И на кого воз­зрю, — гово­рит Гос­подь, — токмо на крот­каго и мол­ча­ли­ваго и тре­пе­щу­щаго сло­вес Моих (Ис. 66, 2).

Нако­нец, в про­ше­нии сот­ника обна­ру­жи­лась вера, соеди­нен­ная с любо­вью к ближ­нему. Из любви-то, из состра­да­ния к ближ­нему — и не род­ному, а чужому, слуге сво­ему, — сот­ник и забо­тится, и бес­по­ко­ится, и так сми­ря­ется пред Спа­си­те­лем: Гос­поди! слуга мой лежит дома в рас­слаб­ле­нии и жестоко стра­дает (Мф. 8, 6), — взы­вает к Спа­си­телю сми­рен­ный, чув­стви­тель­ный к стра­да­ниям ближ­них сот­ник. За то на его любовь и ото­зва­лась скоро Боже­ствен­ная Любовь и сей­час же выра­зила готов­ность испол­нить про­ше­ние веры.

А у нас часто, бра­тия, бывает так, что, обра­ща­ясь с про­ше­ни­ями к Богу, мы в то же время имеем и носим в себе вражду и злобу к ближ­нему сво­ему. Бывает и так, что люди (хотя, может, и немно­гие) обра­ща­ются к Богу с про­ше­нием, чтобы Он нака­зал их недру­гов какими-либо бед­стви­ями и несча­стьями. И как же мы хотим, чтобы Гос­подь услы­шал такие наши просьбы и испол­нил их, когда Он гово­рит: Если вы будете про­щать людям согре­ше­ния их, то про­стит и вам Отец ваш Небес­ный, а если не будете про­щать людям согре­ше­ния их, то и Отец ваш не про­стит вам согре­ше­ний ваших (Мф. 6, 14–15)?

Бывает же, что хотя и нет в нашем сердце вражды и злобы по отно­ше­нию к ближ­нему, однако царят у нас в душе во время молитвы нашей холод­ность и рав­но­ду­шие к нуж­дам ближ­них и не ока­зы­ваем мы им мило­сти, хотя и могли бы ее ока­зать. С какими же мыс­лями и духом обра­тимся мы тогда к Гос­поду с про­ше­ни­ями о своих нуж­дах? Пола­га­ясь лишь на одну веру свою? Но ведь только вера, дей­ству­ю­щая любо­вью (Гал. 5, 6), имеет цену в очах Божиих. А о неми­ло­сти­вых ска­зано, что суд без мило­сти не сотвор­шему мило­сти (Иак. 2, 13).

Итак, доро­гие бра­тия и сестры, будем обра­щаться к Богу со сво­ими про­ше­ни­ями с верою живою, сер­деч­ною и несо­мнен­ною, рас­тво­рен­ною и про­ник­ну­тою любо­вью к ближ­ним, и тогда Гос­подь услы­шит наши про­ше­ния и испол­нит их, ибо Он Сам ска­зал: Ищите прежде Цар­ства Божия и правды Его, и это все, то есть необ­хо­ди­мое для вре­мен­ной жизни вашей, при­ло­жится вам (Мф. 6, 33). Аминь.

1964 г.

В Неделю 7‑ю по Пятидесятнице. Об исцелении двух слепых и немого бесноватого

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Доро­гие во Хри­сте бра­тия и сестры, сего­дняш­нее Еван­ге­лие повест­вует нам еще об одном чуде, совер­шен­ном Гос­по­дом нашим Иису­сом Хри­стом, — чуде исце­ле­ния двух сле­пых и немого бесноватого.

Вот это еван­гель­ское повест­во­ва­ние. Одна­жды, когда Гос­подь про­хо­дил в окрест­но­стях Капер­на­ума, за ним сле­до­вали два слепца и взы­вали: Поми­луй нас, Иисус, сын Дави­дов (Мф. 9, 27)! Когда же при­шел Он в дом, сле­пые при­сту­пили к Нему, прося исце­ле­ния. И гово­рит им Иисус: веру­ете ли, что Я могу это сде­лать? Они гово­рят Ему: ей, Гос­поди! Тогда Он кос­нулся глаз их и ска­зал: по вере вашей да будет вам. И откры­лись глаза их; и Иисус строго ска­зал им: смот­рите, чтобы никто не узнал. А они, выйдя, раз­гла­сили о Нем по всей земле той. Когда же те выхо­дили, то при­вели к Нему чело­века немого бес­но­ва­того. И когда бес был изгнан, немой стал гово­рить. И народ, удив­ля­ясь, гово­рил: нико­гда не бывало такого явле­ния в Изра­иле. А фари­сеи гово­рили: Он изго­няет бесов силою князя бесов­ского. И ходил Иисус по всем горо­дам и селе­ниям, уча в сина­го­гах их, про­по­ве­дуя Еван­ге­лие Цар­ствия и исце­ляя вся­кую болезнь и вся­кую немощь в людях (Мф. 9, 28–35).

Из про­чи­тан­ного ныне Еван­ге­лия для нас, доро­гие мои, нази­да­тельна вера двух этих слеп­цов, их неустан­ная, неот­ступ­ная, усерд­ная просьба об исце­ле­нии и поми­ло­ва­нии. Они, не пере­ста­вая, вопиют: Поми­луй нас, сын Дави­дов!, испо­ве­дуя Хри­ста тем Мес­сией, Кото­рого ожи­дал народ изра­иль­ский. И в то время, когда Гос­подь взо­шел в дом, они не отхо­дят от Него в надежде во что бы то ни стало полу­чить про­си­мое. Тогда Гос­подь, видя их веру и желая пока­зать эту веру народу, спра­ши­вает их: Веру­ете ли, что Я могу это сде­лать? И они отве­чают: Ей, Гос­поди! И Он, чтобы пока­зать, что веру­ю­щему все воз­можно, кос­нулся их глаз и ска­зал: По вере вашей да будет вам. И они про­зрели. Вот какова сила веры, ее зна­че­ние для нашего исце­ле­ния и врачевания.

Вера есть сила нашей души, кото­рая дви­гает горами. Веру­ю­щему все воз­можно. И для нас с вами, доро­гие, и в наши дни сила бла­го­дат­ной веры не оску­дела. И к нам Гос­подь бли­зок и все­гда готов по нашей вере испол­нять наши про­ше­ния. И в наши дни Гос­подь гово­рит нам: Про­сите, и дано будет вам; ищите, и най­дете; сту­чите, и отво­рят вам; ибо вся­кий про­ся­щий полу­чает, и ищу­щий нахо­дит, и сту­ча­щему отво­рят (Мф. 7, 7–8). Ибо Гос­подь ска­зал нам: Аз с вами есмь во вся дни до скон­ча­ния века (Мф. 28, 20).

Обра­щает на себя наше вни­ма­ние из сего­дняш­него Еван­ге­лия запре­ще­ние, сде­лан­ное Гос­по­дом про­зрев­шим слеп­цам, чтобы они никому не гово­рили о том, какое чудо сотво­рил Он с ними. Этим Гос­подь научает и нас не тру­бить пред людьми об ока­зан­ных нами кому-то бла­го­де­я­ниях, не искать про­слав­ле­ния за свои доб­рые дела от людей, а быть скром­ными и сми­рен­ными, относя всю славу к еди­ному Богу, Кото­рому по праву при­над­ле­жит похвала, честь и про­слав­ле­ние, ибо Он есть Бог славы.

Так же нази­да­тельны для нас в ныне про­чи­тан­ном Еван­ге­лии и еще два обсто­я­тель­ства. Пер­вое: после исце­ле­ния немого бес­но­ва­того про­стые серд­цами люди, видя это вели­кое дело, смот­рели на него как на чудо Божие и потому удив­ля­лись вели­чию Божию и про­слав­ляли Бога за такие вели­кие чудеса. И вто­рое: лука­вые серд­цем люди, гор­дые книж­ники и фари­сеи, напро­тив, отвер­гали чудеса Хри­стовы, при­пи­сы­вали их даже дей­ствию бесов­ской силы. Так было тогда, так это оста­ется и во все вре­мена: про­стые люди с неис­пор­чен­ными серд­цами все­гда видят в делах Гос­пода Иисуса Хри­ста, Его Пре­чи­стой Матери и угод­ни­ков Его необык­но­вен­ное дей­ствие Боже­ствен­ной силы и про­слав­ляют за то Бога; гор­дые же не при­знают ника­ких чудес, счи­тая их неле­пым вымыс­лом или след­ствием явле­ний при­роды, а то и при­пи­сы­вая их дей­ствию тем­ной силы.

Кроме того, Еван­ге­лие нынеш­него дня гово­рит, что Гос­подь про­хо­дил по горо­дам и селе­ниям, уча и бла­го­вест­вуя везде Цар­ствие Божие, исце­ляя в людях вся­кую немощь и болезнь. Видите, доро­гие, что Гос­подь, Царь Неба и земли, тру­дится, стран­ствует по селе­ниям, чтобы спа­сти людей. А мы сами даже для себя не хотим потру­диться, для сво­его соб­ствен­ного спасения.

Он про­по­ве­до­вал людям цар­ство правды, мира, любви и веч­ного бла­жен­ства, научая их отвра­щаться от цар­ства греха и диа­вола, а мы доб­ро­вольно пора­бо­щаем себя греху и поро­кам, до при­стра­стия при­леп­ля­емся к зем­ным вещам и бла­гам, тогда как должны при­леп­ляться серд­цами к Гос­поду, должны почаще воз­во­дить свое сер­деч­ное око к Небу и к Богу и побольше забо­титься о спа­се­нии своей души, кото­рая дороже всего мира. Также если попали мы в сети диа­воль­ские и душевно и телесно страж­дем, то должны при­бе­гать к Небес­ному Врачу душ и телес, Кото­рый один может подать бла­го­вре­мен­ную помощь в наших нуждах.

Однако если упо­ми­на­е­мые ныне еван­гель­ские слепцы были слепы телесно, то мы, имея здра­вые телес­ные очи, страж­дем сле­по­тою сер­деч­ных очей. Суета и заботы житей­ские, а также скорби и печали мира сего и все гре­хов­ные жела­ния и чув­ства омра­чили наше сердце, и мы неду­гуем сле­по­тою внут­рен­ней, кото­рая гораздо страш­нее сле­поты телес­ной. И потому тем паче все­гда должны взы­вать к Источ­нику нашей жизни, Гос­поду Иисусу Хри­сту, еди­ному и ско­рому Врачу душ и телес наших.

Будем же, доро­гие мои, искренно веро­вать в Гос­пода Иисуса Хри­ста и с верою обра­щаться к Нему со сво­ими прось­бами, и Он все­гда подаст нам все необ­хо­ди­мое для нашей жизни, нашего здо­ро­вья, нашего бла­го­по­лу­чия, а также все необ­хо­ди­мое и для дости­же­ния бла­жен­ства в жизни буду­щей. Аминь.

1964 г.

В Неделю 9‑ю по Пятидесятнице. О хождении Спасителя по водам (I)

Но, видя силь­ный ветер, испу­гался и, начав уто­пать, закри­чал: Гос­поди! спаси меня (Мф. 14, 30).

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!
Доро­гие бра­тия и сестры, жизнь чело­ве­че­ская упо­доб­ля­ется бур­ному морю, по кото­рому мы плы­вем со своим телом и душою, встре­чая на пути вели­кие опас­но­сти и бед­ствия. Тьма и мрак окру­жают нас, волны мно­го­раз­лич­ных иску­ше­ний и бед уда­ряют в нашу утлую ладью и гро­зят еже­ми­нут­ным потоп­ле­нием. И чтобы при встрече с этими бед­стви­ями или услы­шав о них не при­хо­дили мы в уны­ние, без­на­деж­ность, а, напро­тив, укреп­ляли свою веру в то, что Гос­подь Бог наш настолько любит нас, греш­ных, и печется о нашей жизни, о само­ма­лей­шем нашем деле, что и волос с головы нашей не упа­дет без Его свя­той воли, для этого сего­дня и пред­ло­жено нам весьма нази­да­тель­ное и уте­ши­тель­ное еван­гель­ское чте­ние о спа­се­нии Спа­си­те­лем уто­па­ю­щего Петра.

Свя­тое Еван­ге­лие от Мат­фея пере­дает нам сле­ду­ю­щее повест­во­ва­ние об этом чуде: после насы­ще­ния пяти тысяч чело­век пятью хле­бами и двумя рыбами Гос­подь тот­час пону­дил уче­ни­ков Своих войти в лодку и отпра­виться прежде Его на дру­гую сто­рону, пока Он отпу­стит народ. И, отпу­стив народ, Он взо­шел на гору помо­литься наедине; и вече­ром оста­вался там один. А лодка была уже на сре­дине моря, и ее било вол­нами, потому что ветер был про­тив­ный. В чет­вер­тую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И уче­ники, уви­дев Его иду­щего по морю, встре­во­жи­лись и гово­рили: это при­зрак; и от страха вскри­чали. Но Иисус тот­час заго­во­рил с ними и ска­зал: обод­ри­тесь; это Я, не бой­тесь. Петр ска­зал Ему в ответ: Гос­поди! если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде. Он же ска­зал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя силь­ный ветер, испу­гался и, начав уто­пать, закри­чал: Гос­поди! спаси меня. Иисус тот­час про­стер руку, под­дер­жал его и гово­рит ему: мало­вер­ный! зачем ты усо­мнился? И, когда вошли они в лодку, ветер утих. Быв­шие же в лодке подо­шли, покло­ни­лись Ему и ска­зали: истинно Ты Сын Божий. И, пере­пра­вив­шись, при­были в землю Ген­ни­са­рет­скую (Мф. 14, 22–34).

Так, бра­тия и сестры, зем­ная жизнь наша имеет боль­шое сход­ство с морем, в одном цер­ков­ном пес­но­пе­нии она и назы­ва­ется морем житей­ским. Как море во время тишины бывает спо­кой­ное, глад­кое и свет­лое, не пред­став­ляет ника­ких пре­пят­ствий для море­пла­ва­ния, так и наша зем­ная жизнь, когда не бывает в ней раз­ных бед­ствий, невзгод, напа­стей, несча­стий, явля­ется ров­ной, тихой, спо­кой­ной и при­ят­ной, не име­ю­щей пре­пят­ствий для пра­виль­ного и мир­ного тече­ния ее. Но вот подул ветер, разыг­ра­лась буря, и море взвол­но­ва­лось, волны забу­ше­вали, гото­вые пото­пить не только малую ладью, но и боль­шой корабль, и настало для море­пла­ва­те­лей, застиг­ну­тых бурей в море, насто­я­щее бед­ствие. Подоб­ное бывает и в нашей жизни. Настали бед­ствия, нашли несча­стья, разыг­ра­лись стра­сти, при­шел грех, яви­лись соблазны — жизнь поте­ряла спо­кой­ствие, мир и тишину, вышла из своей обыч­ной колеи и готова погу­бить неопыт­ного, мало­душ­ного, нетвер­дого в хри­сти­ан­ских пра­ви­лах жизни чело­века, не при­вык­шего к борьбе с иску­ше­ни­ями. И поги­бает так чело­век для Цар­ствия Божия.

Слы­шан­ное нами сего­дня еван­гель­ское повест­во­ва­ние, бра­тия и сестры, не только откры­вает нам то вели­кое таин­ство нашей веры, что Гос­подь Иисус Хри­стос есть воис­тину Сын Божий, еди­но­сущ­ный Отцу, Все­мо­гу­щий Вла­дыка все­лен­ной, Кото­рому пови­ну­ется вся тварь, Кото­рому и ветры, и море послушны, но оно вну­шает нам и ту уте­ши­тель­ную и поучи­тель­ную для нас истину, что Гос­подь и Спа­си­тель наш все­гда близ нас есть во вся­кое время дня и ночи, что Он есть Все­мо­гу­щий Помощ­ник и Изба­ви­тель наш во всех обсто­я­ниях и пре­врат­но­стях жизни и что мы, немощ­ные и нера­зум­ные сами по себе и к тому же под­вер­жен­ные раз­лич­ным обу­ре­ва­ниям в своей жизни, непре­станно имеем нужду в Его Боже­ствен­ной помощи.

При окру­жа­ю­щей нас тьме ноч­ной, среди этих обу­ре­ва­ю­щих нас волн моря житей­ского, мы можем обре­сти истин­ный покой и без­опас­ность только в сер­деч­ном убеж­де­нии в том, что плы­вем мы по этому морю житей­скому, подобно Апо­сто­лам, не сами собою, но по воле Гос­пода: пону­дил Иисус, как гово­рит Еван­ге­лист, уче­ни­ков Своих войти в лодку, — плы­вем к пред­на­чер­тан­ному Гос­по­дом берегу веч­ной жизни, в бла­жен­ное при­ста­нище Цар­ствия Божия, плы­вем в неви­ди­мом, но тем не менее спа­си­тель­ном для нас при­сут­ствии Самого Гос­пода, ходя­щего по морю и укро­ща­ю­щего волны.

И потому Еван­ге­лие нынеш­него дня учит нас муже­ству и твер­дому упо­ва­нию на помощь Божию в труд­ных обсто­я­тель­ствах жизни, в опас­но­стях, иску­ше­ниях и несча­стьях в той уве­рен­но­сти, что Гос­подь все­гда с нами и не допу­стит без­вре­менно погиб­нуть упо­ва­ю­щим на Него и любя­щим Его.

Так Апо­столы были в весьма затруд­ни­тель­ном поло­же­нии, когда нахо­ди­лись в лодке среди моря, при про­тив­ном ветре, и Гос­подь, желая выве­сти их из затруд­ни­тель­ного поло­же­ния, пошел к ним по морю. Апо­столы, быв­шие тогда еще не совер­шен­ными, а только нович­ками в вере и жизни, изоб­ра­жают нас с вами; море озна­чает здеш­нюю сует­ную жизнь, вол­ну­е­мую диа­воль­скими коз­нями и мно­го­раз­лич­ными иску­ше­ни­ями и напа­стями; лодка — удо­бо­раз­ру­ши­мое тело наше, в кото­ром вме­сте с душою пере­плы­вает дух наш море жития сего и кото­рое готов пото­пить враг нашего спа­се­ния плот­скими страстями.

Все мы, бра­тия и сестры, хотя и в раз­ной сте­пени, испы­ты­ваем в жизни своей бурю бед и напа­стей, как пловцы в море. И у нас, как неко­гда у бед­ство­вав­ших в лодке Апо­сто­лов, под бре­ме­нем гре­хов болез­ненно рас­стро­ено сердце, мысли и воля, так что мы ино­гда всего и всех боимся, даже соб­ствен­ной тени и шума дре­вес­ных листьев. Но это потому, что у нас еще слаба вера в Иисуса Хри­ста, потому что мы еще не соеди­ни­лись с Ним: ведь кто всем серд­цем уве­ро­вал в Него и тесно соеди­нился с Ним, тот никого не боится ни на Небе, ни на земле. Гос­подь про­све­ще­ние мое и Спа­си­тель мой, кого убо­юся? Гос­подь защи­ти­тель живота моего, от кого устра­шуся? Аще опол­чится на мя полк бесов­ский, не убо­ится сердце мое; аще воста­нет на мя брань, на Него аз упо­ваю (Пс. 26, 1, 3). Вот сколь дерз­но­ве­нен, муже­ствен и неустра­шим веру­ю­щий и любя­щий Господа!

Гос­подь не оста­вит тебя в твоем без­на­деж­ном состо­я­нии, если ты только обра­тишься к Нему с молит­вой и прось­бой облег­чить твое поло­же­ние. Но в том-то и дело, что мы в это время — время иску­ше­ния — часто забы­ваем о Боге. Нас пости­гают бед­ствия, неудачи, скорби, так что одно несча­стье при­хо­дит за дру­гим. Мы не знаем, за что ухва­титься среди этих скор­бей и несча­стий, и скоро впа­даем в уны­ние духа, опус­каем руки и думаем про себя: “Все для меня кон­чено, не видать мне здесь, на земле, больше радо­сти и уте­ше­ния”. И при­хо­дим в отча­я­ние, забы­вая в это время обра­титься к Богу.

Разве не Гос­подь послал нам испы­та­ние? Но Он же может послать тер­пе­ние, и под­креп­ле­ние, и уте­ше­ние. Гос­подь нака­жет — Он же и поми­лует и уте­шит. У Него много средств для этого, ибо Он знает, как про­лить уте­ше­ние в сердце самого без­от­рад­ного стра­дальца. Да, не роп­тать и отча­и­ваться нужно в подоб­ных труд­ных слу­чаях, а ско­рее взы­вать к Гос­поду: “Гос­поди, спаси меня, я поги­баю! Гос­поди, под­крепи меня, пошли мне тер­пе­ние, чем и как зна­ешь, утешь меня”. Поверь: как явился Гос­подь сомне­ва­ю­щимся и устра­шен­ным уче­ни­кам Своим, так явится духовно и тебе и что потребно для истин­ного блага тво­его даст тебе.

Доро­гие бра­тия и сестры, жизнь чело­ве­че­ская — как внеш­няя, так и внут­рен­няя в осо­бен­но­сти — не может нахо­диться в оди­на­ко­вом поло­же­нии и состо­я­нии. В жизни про­ис­хо­дит посто­ян­ная смена явле­ний. Во внеш­ней жизни чело­века очень часто одно поло­же­ние сме­ня­ется дру­гим. То чело­век нахо­дится в состо­я­нии доволь­ства, здо­ро­вья, сча­стья, спо­кой­ствия, то пости­гают его неудачи, беды и несча­стья. Сего­дня чело­век богат, здо­ров, в почете, а зав­тра он беден, болен и в пре­зре­нии. Да и мало ли что бывает с чело­ве­ком, всего и пере­честь нельзя! Поэтому благо тому, кто нахо­дит в себе силы с тер­пе­нием пере­но­сить все невзгоды этой жизни.

В жизни духов­ной, внут­рен­ней, нрав­ствен­ной состо­я­ния меня­ются еще чаще. Здесь бурь и вол­не­ний, гото­вых зато­пить чело­века, еще больше. Мысли, чув­ства, жела­ния меня­ются еже­ми­нутно, и часто чело­век не может ни на чем оста­но­виться в этих быст­рых пото­ках своих мыс­лей. В уме его часто явля­ются мысли неле­пые, в душе — чув­ства гряз­ные, жела­ния непо­треб­ные, — и все это зача­стую помимо соб­ствен­ной его воли. И добро чело­веку, если най­дет он в себе силы про­ти­во­сто­ять этим иску­ше­ниям и не уто­нуть в этой присно воз­му­ща­е­мой пучине. Но и теперь, среди обу­ре­ва­ю­щих нас волн моря житей­ского, при­смот­ри­тесь, бра­тия и сестры, и сквозь окру­жа­ю­щий нас мрак неве­де­ния и скор­бей свет­лым оком живой веры вы уви­дите близ себя Гос­пода, ходя­щего по морю. Он, Пре­ми­ло­серд­ный, все­гда с нами, во вся­кое время дня и ночи при­зы­вает нас небо­яз­ненно прийти к Нему, все­гда про­сти­рает к нам Боже­ствен­ную руку Своей все­мо­гу­щей помощи.

Слы­шишь, скор­бя­щий, бед­ству­ю­щий, страж­ду­щий в мире сем, как гово­рит Гос­подь тебе: Почто усум­нелся еси, мало­вере (ср.: Мф. 14, 31)? При­и­дите ко Мне вси труж­да­ю­щи­ися и обре­ме­нен­нии, и Аз упо­кою вы; воз­мите иго Мое на себе и научи­теся от Мене, яко кро­ток есмь и сми­рен серд­цем, и обря­щете покой душам вашим (Мф. 11, 28–29). Есть такое повест­во­ва­ние в Пате­рике. Жил неко­гда один инок в опу­стев­шем язы­че­ском капище. Раз при­шли к нему лука­вые духи и ска­зали: “Выйди из нашего места”. “Вы не име­ете места здесь”, — отве­чал он. Тогда нечи­стые духи начали повсюду раз­бра­сы­вать паль­мо­вые ветви, при­го­тов­лен­ные им для пле­те­ния кор­зин. Ста­рец вновь стал соби­рать их. Тогда бесы схва­тили его за одежду и повлекли вон, но он уперся в двери и закри­чал: “Иисусе, помоги мне!” — и они тот­час раз­бе­жа­лись. Ста­рец запла­кал. Неве­до­мый голос спро­сил его: “О чем ты пла­чешь?” — “О том, что враги спа­се­ния дер­зают изде­ваться над рабом Божиим”. Тогда голос отве­чал ему: “Ты сам вино­ват, потому что забыл Меня. Как только ты при­звал Меня, Я тот­час же поспе­шил к тебе на помощь”.

Доро­гие бра­тия и сестры, мы немощны; силы у нас слабы; живой веры, спо­соб­ной тво­рить чудеса, у нас или мало, или вовсе нет. А иску­ше­ний, вле­ку­щих к поги­бели, слиш­ком много. И мы, подобно апо­столу Петру, уто­пав­шему в море, уто­паем в море житей­ском. Где же искать нам под­держки и помощи в борьбе с бедами, напа­стями, невзго­дами, иску­ше­ни­ями внеш­ними и внут­рен­ними, чтобы совсем не уто­нуть в мятеж­ных его вол­нах? — Там и у Того, у Кого искал помощи уто­пав­ший Петр, у Гос­пода Иисуса. Да взы­ваем к Гос­поду Иисусу все и каж­дый воз­можно чаще: “Гос­поди, спаси, ибо я поги­баю. Наставь меня на путь истины, добра и правды и укрепи на этом пути и избавь меня, Гос­поди, от иску­ше­ний. А если Тебе угодно послать мне иску­ше­ния, утверди и укрепи мои сла­бые силы в борьбе с ними, дабы мне не пасть под тяже­стью их и не погиб­нуть для Цар­ствия Тво­его, уго­то­ван­ного любя­щим Тебя от созда­ния мира”. Аминь.

1961 г.

В Неделю 9‑ю по Пятидесятнице. О хождении Спасителя по водам (II)

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Доро­гие о Гос­поде бра­тия и сестры!

Сего­дня нашему вни­ма­нию пред­ло­жено чудес­ное и для нас весьма дра­го­цен­ное повест­во­ва­ние из Еван­ге­лия о чудес­ном хож­де­нии Гос­пода по морю, о спа­се­нии Им поги­ба­ю­щих в мор­ских вол­нах Его уче­ни­ков и апо­стола Петра, пытав­ше­гося пойти по волнам.

После чудес­ного насы­ще­ния пятью хле­бами и двумя рыбами пяти тысяч чело­век, по ска­за­нию еван­ге­ли­ста Мат­фея, тот­час пону­дил Иисус уче­ни­ков Своих войти в лодку и отпра­виться прежде Его на дру­гую сто­рону, пока Он отпу­стит народ. И, отпу­стив народ, Он взо­шел на гору помо­литься наедине; и вече­ром оста­вался там один. А лодка была уже на сре­дине моря, и ее било вол­нами, потому что ветер был про­тив­ный. В чет­вер­тую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И уче­ники, уви­дев Его иду­щего по морю, встре­во­жи­лись и гово­рили: это при­зрак; и от страха вскри­чали. Но Иисус тот­час заго­во­рил с ними и ска­зал: обод­ри­тись; это Я, не бой­тесь. Петр ска­зал Ему в ответ: Гос­поди! если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде. Он же ска­зал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя силь­ный ветер, испу­гался и, начав уто­пать, закри­чал: Гос­поди! спаси меня. Иисус тот­час про­стер руку, под­дер­жал его и гово­рит ему: мало­вер­ный! зачем ты усо­мнился? И, когда вошли они в лодку, ветер утих. Быв­шие же в лодке подо­шли, покло­ни­лись Ему и ска­зали: истинно Ты Сын Божий. И, пере­пра­вив­шись, при­были в землю Ген­ни­са­рет­скую (Мф. 14, 22–34).

Бра­тия и сестры, все, что мы здесь слы­шали, — все это в точ­но­сти при­ло­жимо и к нам, поги­ба­ю­щим и уто­па­ю­щим в вол­нах житей­ского моря. Зем­ная жизнь наша, доро­гие, имеет боль­шое сход­ство с морем, поэтому она и назы­ва­ется в цер­ков­ном пес­но­пе­нии житей­ским морем. Как море во время тишины бывает спо­койно, не бывает на нем волн и поверх­ность его пред­став­ля­ется глад­кой и свет­лой, так и наша жизнь, когда не бывает в ней раз­ных бед­ствий и несча­стий, про­те­кает тихо, спо­койно и при­ятно. Но вот подул ветер, волны забу­ше­вали — и море взвол­но­ва­лось, гото­вое зато­пить не только малую лодку, но и боль­шой корабль. Подоб­ное и в нашей жизни. Настали бед­ствия, несча­стья, забу­ше­вали стра­сти, яви­лись иску­ше­ния и соблазны, разыг­рался грех — и жизнь поте­ряла свое спо­кой­ное тече­ние, ров­ность, вышла из своей обыч­ной колеи и готова погу­бить неопыт­ного, нетвер­дого в хри­сти­ан­ских пра­ви­лах человека.

Таким обра­зом, нынеш­нее Еван­ге­лие учит нас о пользе и необ­хо­ди­мо­сти уеди­нен­ной молитвы. Сам Гос­подь Иисус Хри­стос молился нередко в уеди­не­нии. В уеди­не­нии чело­век может вполне пре­даться молитве, потому что тогда ему ничто и никто не пре­пят­ствует, тогда как среди людей, суеты люд­ской пре­даться молитве вполне для боль­шин­ства людей невоз­можно; воз­можно это лишь для опыт­ных, научив­шихся везде и на вся­ком месте бесе­до­вать с Богом подвижников.

В поло­же­нии, в кото­ром ока­за­лись свя­тые Апо­столы, можем, конечно, ока­заться и мы. И мы в своей жизни испы­ты­ваем много страш­ных бед и скор­бей, и пред­став­ля­ется тогда нашему сму­щен­ному сердцу, что Гос­подь Бог оста­вил и забыл нас, что мы поги­баем совер­шенно, что нет нам ниот­куда помощи и спа­се­ния. Но дер­зайте, доро­гие бра­тия и сестры, в это страш­ное время и не бой­тесь, упо­вайте на Гос­пода, а не на сыны чело­ве­че­ския (Пс. 145, 3). Ни на одну минуту не забы­вайте того Боже­ствен­ного чуда, о кото­ром слы­шали вы сего­дня из Еван­ге­лия. Пусть это про­яв­ле­ние Боже­ствен­ной любви Спа­си­теля посто­янно слу­жит для нас обод­ре­нием и под­держ­кой в нашем пла­ва­нии по житей­скому морю.

Если посмот­реть на зем­ную жизнь чело­века, то она с самого рож­де­ния его, с самых юных лет до послед­него вздоха полна скор­бей и вся­ких пре­врат­но­стей. Жизнь чело­ве­че­ская, как внеш­няя, так и внут­рен­няя в осо­бен­но­сти, не может нахо­диться все время в оди­на­ко­вом поло­же­нии и состо­я­нии. В ней про­ис­хо­дит посто­ян­ная смена явле­ний, одно поло­же­ние сме­ня­ется дру­гим. То нахо­дится чело­век в доволь­стве, спо­кой­ствии и сча­стье, то пости­гают его неудачи, беды и несча­стья. Сего­дня чело­век богат — зав­тра он беден; сего­дня чело­век здо­ров и все здо­ровы, а зав­тра кто-нибудь забо­лел к смерти. Сего­дня чело­век в почете и ува­же­нии — зав­тра он в бес­че­стии и уни­же­нии. И так вся жизнь чело­века полна превратностей.

Много дру­гих скор­бей пости­гает чело­века, их и не пере­честь. И все они посы­ла­ются с бла­гой целью, для нашей же пользы. Как Апо­сто­лам Гос­подь попу­стил про­тив­ный ветер для того, чтобы укре­пить в них веру, муже­ство и неустра­ши­мость в пере­не­се­нии бед­ствий, так и мы должны веро­вать: дес­ница Божия про­мыс­ли­тельно попус­кает нам эти бед­ствия, чтобы испра­вить нас. Гос­подь попус­кает нам эти волны бурь, попус­кает впа­дать в зло­клю­че­ния для утвер­жде­ния нас в доб­ро­де­тели; посы­ла­е­мыми несча­стьями сми­ряет нашу гор­дость и само­лю­бие, пре­се­кает при­хоти, не допус­кает до душев­ного рас­слаб­ле­ния, а самое глав­ное — вра­зум­ляет нас, чтобы не на земле, а на Небе­сах искали мы сво­его истин­ного блаженства.

Любя­щим Бога вся поспе­ше­ствуют во бла­гое (Рим. 8, 28), потому и должны мы всё, что от руки Божией посы­ла­ется, тер­петь с вели­ко­ду­шием. Не скор­беть в скор­бях нельзя, потому что мы люди, но надобно, чтобы и самая печаль была рас­тво­рена бла­гой надеж­дой, ибо мы — не без Бога. Вечер водво­рится плач, и заутра радость (Пс. 29, 6). И сею­щии сле­зами, радо­стию пожнут (Пс. 125, 5).

Но, кроме внеш­них потря­се­ний, чело­век испы­ты­вает потря­се­ния и внут­рен­ние. В жизни внут­рен­ней, душев­ной, в духовно-нрав­ствен­ном состо­я­нии пере­мены про­ис­хо­дят еще чаще, чем в жизни внеш­ней. Здесь бурь, вол­не­ний, гото­вых погу­бить чело­века, еще больше. Внут­рен­нее настро­е­ние чело­века может меняться еже­ми­нутно. Мысли, чув­ства, жела­ния посто­янно сме­ня­ются одни дру­гими, так что часто чело­век ни на чем не может оста­но­виться. В душе его явля­ются зача­стую мысли неле­пые, чув­ства непо­треб­ные, жела­ния гряз­ные, — и все это про­ис­хо­дит помимо самой его воли. Мучают его внут­рен­ние стра­сти и при­стра­стия и вле­кут ко греху, а отсюда — и к погибели.

И нередко бывает борьба эта крайне тяже­лой, и мы чув­ствуем в себе раз­дво­ен­ность, борьбу духа с пло­тию. Дух устрем­ляет наши жела­ния к гор­ней кра­соте и ука­зы­вает нам дорогу к доб­ро­де­те­лям, а плот­ские склон­но­сти низ­во­дят нас к земле, пре­льщают при­ят­но­стью чув­ствен­ных удо­воль­ствий и раз­ру­шают наши доб­рые жела­ния и наме­ре­ния. Вот как гово­рит об этом апо­стол Павел: По внут­рен­нему чело­веку нахожу удо­воль­ствие в законе Божием; но в чле­нах моих вижу иной закон, про­ти­во­бор­ству­ю­щий закону ума моего (Рим. 7, 22–23), духом моим непо­роч­ное житие люблю, но что-то есть во мне тира­ни­че­ское, что не допус­кает меня до испол­не­ния бла­гого моего жела­ния. И еще гово­рит свя­той апо­стол Павел: Жела­ние добра есть во мне, но чтобы сде­лать оное, того не нахожу (Рим. 7, 18). И еще вос­кли­цает он же: Бед­ный я чело­век! кто изба­вит меня от сего тела смерти(Рим. 7, 24)? Такое состо­я­ние не есть ли то потоп­ле­ние, в кото­ром нахо­ди­лись уче­ники Христовы?

Но, доро­гие бра­тия и сестры, достойно нашего вни­ма­ния из нынеш­него Еван­ге­лия сле­ду­ю­щее обсто­я­тель­ство. Когда апо­стол Петр про­сил у Гос­пода поз­во­ле­ния прийти к Нему по воде и Гос­подь поз­во­лил ему, Апо­стол вышел из лодки и пошел по морю, как по суше, и волны ему не пре­пят­ство­вали, и ноги его не погру­жа­лись. Но, видя силь­ный ветер, он испу­гался и, начав уто­пать, закри­чал: Гос­поди! спаси меня. Иисус тот­час про­стер руку, под­дер­жал его и гово­рит ему: мало­вер­ный! зачем ты усо­мнился? Зна­чит, если бы не усо­мнился и не испу­гался, то сво­бодно дошел бы до Гос­пода, однако мало­ве­рие лишило его бла­го­дат­ной силы. Когда же воз­звал он о помощи, Гос­подь под­дер­жал его и не допу­стил погру­зиться в глу­бину. Посему, доро­гие, не будем забы­вать этого нико­гда при несе­нии выпа­да­ю­щих на долю нашу скорбей.

Мно­гие очень тяж­кие скорби испы­ты­вают, но, как бы ни были тяжелы они, уны­нию нико­гда под­да­ваться не надо, не нужно думать, что жизнь без­от­радна и ника­кого выхода нет. Твердо веруйте, что именно в несча­стьях-то и бли­зок к нам Гос­подь. Сам испы­тав­ший такие скорби под тяже­стью Сво­его Кре­ста, Гос­подь разве не уте­шит нас в пере­жи­ва­ниях наших? Он всем управ­ляет и каж­дого зрит и всем за слезы бла­жен­ство дарит. Пусть порой вы будете тер­петь несча­стья, но надей­тесь на Бога, и печаль ваша в радость будет (Ин. 16, 20). За мра­ком ночи все­гда сле­дует вос­ход солнца, так и за бурею напа­стей насту­пит время отрад­ного мира и при­ят­ного спо­кой­ствия. Если есть печали, то будут и радо­сти. Не познав горь­кого, не позна­ешь и сладкого.

Как скор Гос­подь на помощь в труд­ные минуты жизни, видно из сле­ду­ю­щего рас­сказа. Неко­то­рый ста­рец-инок жил в опу­стев­шем язы­че­ском капище. В одно время при­шли к нему нечи­стые духи и ска­зали ему:

- Выйди из нашего жилища.

- Вы не име­ете здесь жилища, — отве­чал инок.

Тогда нечи­стые духи начали повсюду раз­бра­сы­вать паль­мо­вые ветви, при­го­тов­лен­ные им для пле­те­ния кор­зин, но ста­рец неуто­мимо их соби­рал. После этого враги чело­ве­че­ского рода, схва­тив его за одежду, повлекли его вон, но ста­рец уперся в две­рях и возо­пил: “Иисусе, помоги мне!” И бес­плот­ные зло­деи тот­час раз­бе­жа­лись. Запла­кал инок. Но неве­до­мый голос спро­сил его:

- О чем ты плачешь?

- О том, что враги — нена­вист­ники веры и доб­ро­де­тели — дер­зают изде­ваться над рабом Гос­под­ним, — отве­чал инок.

- Ты сам вино­ват, — воз­ра­зил небес­ный голос, — так как забыл Меня; сам видишь, что, когда ты Меня при­звал, Я не замед­лил поспе­шить на помощь.

Ста­рец, ощу­тив при­сут­ствие силы Божией, повергся на землю.

Воз­бла­го­да­рим же, доро­гие, Гос­пода за Его Боже­ствен­ную к нам любовь, за попе­че­ние Его о всей Церкви и каж­дом из нас, за то, что сохра­няет Он нас от потоп­ле­ния. И помо­лимся Ему от души с любо­вью: “Гос­поди, Ты — наш Тво­рец, Спа­си­тель и Иску­пи­тель. Ты — тихое наше пла­ва­ние, и чудо­твор­ный Корм­чий, и надеж­ная при­стань. Являйся все­гда нам, когда бьют нас бури. Научи идти к Тебе с верою, не сму­ща­ясь бур­ным тече­нием этой жизни со всеми ее опас­но­стями, и в нуж­ные минуты про­тяни руку помощи, как про­тя­нул Ты ее уто­па­ю­щему Петру. Если угодно Тебе послать нам иску­ше­ния, то утверди и укрепи наши сла­бые силы в борьбе с ними, дабы нам не пасть под тяже­стью их и не погиб­нуть для Цар­ствия Тво­его, уго­то­ван­ного для любя­щих Тебя от созда­ния мира”.

Аминь.

В Неделю 11‑ю по Пятидесятнице. О прощении ближних

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Доро­гие о Гос­поде бра­тия и сестры! Сего­дня для нашего науче­ния и утвер­жде­ния в исти­нах хри­сти­ан­ской жизни пред­ло­жена нам крайне важ­ная и нази­да­тель­ная еван­гель­ская притча, кото­рую каж­дый из нас да поста­ра­ется поглубже запе­чат­леть в своем сердце. Еван­гель­ская притча, ныне слы­шан­ная нами, изоб­ра­жает, с одной сто­роны, без­мер­ное мило­сер­дие Гос­пода и Бога, по кото­рому Он за один вздох сер­деч­ного рас­ка­я­ния, за одно слово молитвы про­щает нам все долги, все оскорб­ле­ния, при­чи­нен­ные Боже­ствен­ной Его Правде, — и мыс­лью, и делом, и наме­ре­нием, с дру­гой — пред­став­ляет край­нее жесто­ко­сер­дие чело­века, по кото­рому он, не вни­мая сле­зам и прось­бам собрата, готов за неупла­чен­ный долг под­верг­нуть его поно­ше­нию и раз­ру­шить навсе­гда его благополучие.

Цар­ство Небес­ное, — гово­рит Спа­си­тель, — подобно царю, кото­рый захо­тел сосчи­таться с рабами сво­ими; когда начал он счи­таться, при­ве­ден был к нему некто, кото­рый дол­жен был ему десять тысяч талан­тов (на наши деньги — непо­мер­ной вели­чины сумма, бас­но­слов­ное богат­ство); а как он не имел, чем запла­тить, то госу­дарь его при­ка­зал про­дать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и запла­тить; тогда раб тот пал, и, кла­ня­ясь ему, гово­рил: госу­дарь! потерпи на мне, и все тебе заплачу. Госу­дарь, уми­ло­сер­див­шись над рабом тем, отпу­стил его и долг про­стил ему. Раб же тот, выйдя, нашел одного из това­ри­щей своих, кото­рый дол­жен был ему сто дина­риев, и, схва­тив его, душил, говоря: отдай мне, что дол­жен. Тогда това­рищ его пал к ногам его, умо­лял его и гово­рил: потерпи на мне, и все отдам тебе. Но тот не захо­тел, а пошел и поса­дил его в тем­ницу, пока не отдаст долга. Това­рищи его, видев про­ис­шед­шее, очень огор­чи­лись и, придя, рас­ска­зали госу­дарю сво­ему все быв­шее. Тогда госу­дарь его при­зы­вает его и гово­рит: злой раб! весь долг тот я про­стил тебе, потому что ты упро­сил меня; не над­ле­жало ли и тебе поми­ло­вать това­рища тво­его, как я поми­ло­вал тебя? И, раз­гне­вав­шись, госу­дарь его отдал его истя­за­те­лям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небес­ный посту­пит с вами, если не про­стит каж­дый из вас от сердца сво­его брату сво­ему согре­ше­ний его (Мф. 18, 23–35).

Видите, доро­гие бра­тия и сестры, чему научает нас притча эта? Она учит, что Гос­подь неми­ло­стив бывает к нам, если мы сами неми­ло­стивы; что Он не про­щает и согре­ше­ний наших, если мы сами не про­щаем ближ­ним нашим их согре­ше­ний про­тив нас. Ибо если вы будете про­щать людям согре­ше­ния их, - вра­зум­ляет нас и в дру­гом слове Своем Спа­си­тель наш, — то про­стит и вам Отец ваш Небес­ный, а если не будете про­щать людям согре­ше­ния их, то и Отец ваш не про­стит вам согре­ше­ний ваших (Мф. 6, 14–15).

И как, бра­тия, не быть нам мило­сти­выми к ближ­ним нашим и не про­щать их согре­ше­ний про­тив нас, когда Сам Отец наш Небес­ный любит всех нас? Он благ и к небла­го­дар­ным и злым. Он пове­ле­вает солнцу све­тить над злыми и доб­рыми и посы­лает дождь на пра­вед­ных и непра­вед­ных (см.: Лк. 6 35; Мф. 5, 45). Ясно, что и мы должны любить тех, кого Сам Гос­подь любит; и мы должны быть так же мило­серды, как мило­серд Отец наш Небес­ный. Такой-то именно любви, то есть любви к доб­рым и злым, и такого-то мило­сер­дия по Сво­ему вели­кому чело­ве­ко­лю­бию и тре­бует от нас Спа­си­тель: Любите вра­гов ваших, — гово­рит Он, — бла­го­слов­ляйте про­кли­на­ю­щих вас, бла­го­тво­рите нена­ви­дя­щим вас и моли­тесь за оби­жа­ю­щих вас и гоня­щих вас (Мф. 5, 44). И кто из хри­стиан этой любви и мило­сер­дия ко всем, в том числе и к вра­гам своим, не имеет и не про­яв­ляет, тот, по уче­нию Спа­си­теля, не вправе счи­тать себя и истин­ным хри­сти­а­ни­ном — чле­ном Хри­сти­ан­ского Цар­ства любви и мира.

Тре­буя от нас чело­ве­ко­лю­бия, Гос­подь наш Иисус Хри­стос как дела мило­сер­дия нашего, так и сде­лан­ную нами по отно­ше­нию к ближ­ним жесто­кость отно­сит к Самому Себе: “Поелику, — гово­рит Он, — вы сде­лали сие добро одному из сих бра­тьев Моих мень­ших, то сде­лали Мне, и поелику не сде­лали одному из сих мень­ших, то не сде­лали Мне” (см.: Мф. 25, 40, 45). Вот сколь чело­ве­ко­лю­бив и мно­го­мило­стив Гос­подь Бог наш! Он любит всех нас до такой сте­пени, что не сты­дится назы­вать нас Сво­ими бра­тьями и самую любовь нашу к ближ­нему, как видите, отно­сит к соб­ствен­ному Сво­ему лицу.

Но мы, греш­ники, очень часто не тро­га­емся чело­ве­ко­лю­бием и мило­сер­дием к нам Гос­пода, как не тро­нулся мило­сер­дием царя упо­ми­на­е­мый в притче еван­гель­ской долж­ник. Поэтому Гос­подь и побуж­дает нас к мило­сер­дию стро­го­стью Сво­его Пра­во­су­дия. По Сво­ему чело­ве­ко­лю­бию и мило­сер­дию Гос­подь готов про­стить нам вели­кие грехи наши только тогда, когда мы сами про­щаем грехи своим ближ­ним. Из притчи мы видим и на осно­ва­нии соб­ствен­ных опы­тов и наблю­де­ний знаем, что даже доб­рые и спра­вед­ли­вые люди огор­ча­ются, воз­му­ща­ются и него­дуют на тех, кто жестоко и неми­ло­стиво посту­пает с ближ­ними. Бог ли, столько чело­ве­ко­лю­би­вый, мно­го­мило­сти­вый, а вме­сте и все­пра­вед­ный, не отвра­тит лица Сво­его от нас и не пере­ме­нит милость Свою на пра­вед­ный гнев при виде нашего жестокосердия?

Ока­зы­ва­ясь жесто­ко­серд­ными к ближ­ним, не про­щая им согре­ше­ний их про­тив нас, мы не можем даже и при­сту­пить к Гос­поду и умо­лять Его о про­ще­нии наших соб­ствен­ных гре­хов. И в самом деле, как бы мы стали гово­рить: Отец наш Небес­ный, про­сти нам долги наши, как и мы про­щаем долж­ни­кам нашим (ср.: Мф. 6, 9, 12), когда в дей­стви­тель­но­сти-то не про­щаем ближ­нему его согре­ше­ния про­тив нас? Ведь тогда мы солгали бы пред Гос­по­дом и, стало быть, лишь сугубо про­гне­вали бы Его и молитву свою обра­тили в грех. Нахо­дясь во вражде с ближ­ними, мы, по уче­нию Спа­си­теля, не имеем права при­но­сить дары свои в храм Гос­по­день (см.: Мф. 5, 23–24). Самые слезы наши и воз­ды­ха­ния, как гово­рит свя­ти­тель Тихон Задон­ский, не при­не­сут нам пользы, когда не остав­ляем мы согре­ше­ний нашим ближ­ним. Пра­во­суд­ный Гос­подь достойно и пра­ведно ска­жет каж­дому жесто­ко­серд­ному, как ска­зал в притче раз­гне­ван­ный царь жесто­ко­серд­ному долж­нику сво­ему: Злой раб! не над­ле­жало ли и тебе поми­ло­вать това­рища тво­его, как я поми­ло­вал тебя? Ска­жет так и отдаст жесто­ко­серд­ным истя­за­те­лям, то есть пре­даст достой­ному нака­за­нию, ибо суд без мило­сти не ока­зав­шему мило­сти (Иак. 2, 13).

Кто из нас, бра­тия, совер­шенно сво­бо­ден от жесто­ко­сер­дия в отно­ше­нии к ближ­ним? Посмот­рите: одни из нас оби­жают чем-либо и оскорб­ляют окру­жа­ю­щих их людей, дру­гие сами оби­жа­ются и оскорб­ля­ются. Но как оби­жен­ные, так и обид­чики, если носят в сердце своем зата­ен­ную злобу к ближ­нему, то пусть знают и пом­нят, что такое жесто­ко­сер­дие неми­ну­емо при­ве­дет их к веч­ной поги­бели. А зная это, да не замед­лят изгнать из сердца сво­его злобу и нена­висть к бра­тьям своим, пусть поспе­шат при­ми­риться с ними и дела жесто­ко­сти своей да загла­дят делами любви и мило­сер­дия. Трудно это, но не невоз­можно с помо­щью Божией. Трудно это, но для спа­се­ния нашего совер­шенно необходимо.

Чтобы успеш­нее бороться нам со своей гор­до­стью, меша­ю­щей про­щать обиды и оскорб­ле­ния, мы должны почаще взи­рать на при­мер Спа­си­теля нашего, Кото­рый, будучи зло­сло­вим, не зло­сло­вил вза­имно; стра­дая, не угро­жал (1 Пет. 2, 23), но воз­но­сил за Своих вра­гов и рас­пи­на­те­лей молитвы к Отцу Небес­ному. Так посту­пали и свя­тые Апо­столы, и свя­той пер­во­му­че­ник архи­ди­а­кон Стефан.

“Зачем ты нена­ви­дишь оскор­бив­шего тебя чело­века, — гово­рит пре­по­доб­ная мать Син­кли­ти­кия, — не он оскор­бил тебя, а диа­вол; питай нена­висть к болезни, а не к больному”.

Закан­чи­вая беседу нашу, обра­тим к самим себе слова свя­того апо­стола Павла: Не будьте побеж­дены злом, но побеж­дайте зло доб­ром. Будьте в мире со всеми людьми. Солнце да не зай­дет во гневе вашем (ср.: Рим. 12, 21, 18; Еф. 4, 26). Про­щайте — и про­щены будете и соде­ла­е­тесь наслед­ни­ками Цар­ствия Божия! Аминь.

1962 г.

В Неделю 13‑ю по Пятидесятнице. Притча о винограднике

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Воз­люб­лен­ные бра­тия и сестры, в сего­дняш­ний вос­крес­ный день для нашего науче­ния пред­ло­жена нам Спа­си­те­лем весьма нази­да­тель­ная и необ­хо­ди­мая для нас притча о вино­град­нике и о злых вино­гра­да­рях. Вот ее содер­жа­ние. Был неко­то­рый хозяин дома, кото­рый наса­дил вино­град­ник, обнес его огра­дою, выко­пал в нем точило, построил башню и, отдав его вино­гра­да­рям, отлу­чился. Когда же при­бли­зи­лось время пло­дов, он послал своих слуг к вино­гра­да­рям взять свои плоды; вино­гра­дари, схва­тив слуг его, иного при­били, иного убили, а иного побили кам­нями. Опять послал он дру­гих слуг, больше преж­него; и с ними посту­пили так же. Нако­нец, послал он к ним сво­его сына, говоря: посты­дятся сына моего. Но вино­гра­дари, уви­дев сына, ска­зали друг другу: это наслед­ник; пой­дем, убьем его и завла­деем наслед­ством его. И, схва­тив его, вывели вон из вино­град­ника и убилиИтак, — обра­ща­ется Гос­подь к слу­ша­те­лям Своим, — когда при­дет хозяин вино­град­ника, что сде­лает он с этими вино­гра­да­рями? Гово­рят Ему: зло­деев сих пре­даст злой смерти, а вино­град­ник отдаст дру­гим вино­гра­да­рям, кото­рые будут отда­вать ему плоды во вре­мена свои. Иисус гово­рит им: неужели вы нико­гда не читали в Писа­нии: камень, кото­рый отвергли стро­и­тели, тот самый сде­лался гла­вою угла? Это от Гос­пода, и есть дивно в очах наших? Потому ска­зы­ваю вам, — заклю­чает Спа­си­тель, — что отни­мется от вас Цар­ство Божие и дано будет народу, при­но­ся­щему плоды его; и тот, кто упа­дет на этот камень, разо­бьется, а на кого он упа­дет, того раз­да­вит. И слы­шав притчи Его, пер­во­свя­щен­ники и фари­сеи поняли, что Он о них гово­рит, и ста­ра­лись схва­тить Его, но побо­я­лись народа, потому что Его почи­тали за Про­рока (Мф. 21, 33–46).

Прежде всего и непо­сред­ственно отно­сится эта притча к судьбе еврей­ского народа и рас­кры­вает всю заботу и попе­че­ние Божие о нем и то, как он, по сво­ему жесто­ко­сер­дию, навлек на себя пра­вед­ный гнев Божий, тяго­те­ю­щий над ним и до сего вре­мени. Еврей­ский народ был люби­мым вино­град­ни­ком доб­рого хозя­ина — Царя Небес­ного. Еще в лице пра­отца Авра­ама еврей­ский народ избран был Богом из всех наро­дов и усы­нов­лен; о нем явля­лось осо­бен­ное бла­го­во­ле­ние и попе­че­ние; ему одному были даны все обе­то­ва­ния; на него в пре­и­зоби­лии были излиты щед­роты и мило­сти Божии. Сын Мой пер­ве­нец Изра­иль (Исх. 4, 22), — гово­рил Бог о народе еврей­ском. Для этого пер­венца Богом раз­де­ля­лось море, схо­дила с неба манна, камень исто­чал воду и мно­же­ство дру­гих чудес совер­ша­лось по неиз­ре­чен­ной мило­сти Божией. Что сотворю еще вино­граду Моему, и не сотво­рих ему (Ис. 5, 4)? — вопро­шает Гос­подь через Про­рока. Вот в каких чер­тах изоб­ра­жа­ется бли­зость Божия к народу еврей­скому и попе­че­ние Божие о нем! Сам Бог гово­рит, что Он все сде­лал для него и затем уже не знает, чего бы не сде­лал еще для блага его.

Нако­нец, от этого народа про­изо­шел Спа­си­тель мира — Свет во откро­ве­ние язы­ков и слава людей Своих Изра­иля (ср.: Лк. 2, 32). Какое пре­иму­ще­ство может быть выше сего, какое бла­го­во­ле­ние Божие, когда Сам Сын Божий бла­го­во­лил родиться из народа еврей­ского и все свя­зан­ные с Его рож­де­нием и при­ше­ствием на землю небес­ные блага отно­сил пер­во­на­чально к нему? Чем же запла­тил народ еврей­ский за такую к нему любовь Божию, за такое попе­че­ние, за такие мило­сти? Самой чер­ной небла­го­дар­но­стью, жесто­ко­сер­дием и веро­лом­ством. Вме­сто пло­дов правды и бла­го­че­стия, кото­рых тре­бо­вал Бог от Сво­его вино­град­ника, он при­нес тер­ние. Народ еврей­ский попрал Завет и Закон Божий, осквер­нил себя нече­стием и без­за­ко­ни­ями и не раз пре­да­вался идо­ло­по­клон­ству и неве­рию. Сам Бог жалу­ется на небла­го­дар­ность и жесто­ко­сер­дие народа Сво­его: Слу­шайте, небеса, и вни­май, земля, потому что Гос­подь гово­рит: Я вос­пи­тал и воз­вы­сил сыно­вей, а они воз­му­ти­лись про­тив Меня. Вол знает вла­де­теля сво­его, и осел — ясли гос­по­дина сво­его; а Изра­иль не знает Меня, народ Мой не разу­меет. Увы, народ греш­ный, народ обре­ме­нен­ный без­за­ко­ни­ями, племя зло­деев, сыны поги­бель­ные! Оста­вили Гос­пода, пре­зрели Свя­таго Изра­и­лева, — повер­ну­лись назад (Ис. 1, 2–4).

Гос­подь, видя заблуж­де­ние и раз­вра­ще­ние народа Сво­его, по неиз­ре­чен­ному Сво­ему дол­го­тер­пе­нию посы­лал к нему Своих рабов — Про­ро­ков, чтобы они обра­щали его от пути заблуж­де­ния на путь истины, научали его слу­жить Богу сво­ему верой и прав­дой. Но вино­гра­дари, то есть ста­рей­шины и зако­но­учи­тели народа еврей­ского, сами будучи раз­вра­щены и жесто­ко­сердны, жестоко посту­пали и с послан­ни­ками Божи­ими, кото­рые тре­бо­вали как от них самих, так и от вве­рен­ного их смот­ре­нию народа доб­рых пло­дов. Ред­кий из Про­ро­ков не был гоним ими, а мно­гие, как, напри­мер, свя­тые про­роки Исаия, Иере­мия, Иезе­ке­иль и Заха­рия, были пре­даны насиль­ствен­ной, муче­ни­че­ской смерти.

В заклю­че­ние же всего они не усты­ди­лись изве­сти вон из вино­град­ника, то есть из Иеру­са­лима, и рас­пять на Кре­сте надежду и утеху Изра­и­леву, сво­его Спа­си­теля — Еди­но­род­ного Сына Божия. Это было самое ужас­ное зло­де­я­ние со сто­роны народа еврей­ского и вождей его. Им лишили они себя чести име­но­ваться наро­дом избран­ным, наро­дом Божиим, хотя и оста­вался у них Храм с жерт­вами и при­но­ше­ни­ями. Спра­вед­ливо отве­чали они на вопрос Спа­си­теля, что сде­лает хозяин вино­град­ника с этими вино­гра­да­рями, когда при­дет, говоря, что зло­деев сих пре­даст злой смерти, а вино­град­ник отдаст дру­гим вино­гра­да­рям. Они сами этим отве­том изрекли спра­вед­ли­вый суд о себе. Бог так точно и посту­пил с наро­дом еврей­ским. Вскоре Иеру­са­лим был раз­ру­шен до осно­ва­ния, б!ольшая часть иудеев пре­дана смерти, осталь­ные же, остав­ши­еся в живых, рас­то­чены по всему лицу земли. Таким обра­зом было Цар­ствие Божие отнято от евреев и дано дру­гому народу, при­но­ся­щему плоды его (см.: Мф. 21, 41).

Доро­гие бра­тия и сестры, новый народ, кото­рому дано Цар­ствие Божие, состав­ляют сей­час хри­сти­ане всего мира, обра­щен­ные из языч­ни­ков; к ним при­над­ле­жим и мы. Хри­сти­ане, при­няв­шие Хри­ста и уве­ро­вав­шие в Него, явля­ются избран­ным наро­дом Божиим, на кото­рый про­сти­ра­ются все обе­то­ва­ния, дан­ные Богом древ­нему Изра­илю. И на нас сей­час в пре­и­зоби­лии излиты щед­роты и мило­сти Божии, кото­рые пре­бу­дут с нами вечно, если мы ока­жемся вер­ными Гос­поду и будем при­но­сить Ему доб­рые плоды своей бла­го­че­сти­вой жизни. Нам даны для этого все сред­ства. Гос­подь устроил для нас на земле Свя­тую Свою Цер­ковь — столп и утвер­жде­ние истины (1 Тим. 3, 15), учре­дил Свя­тые Таин­ства, чрез кото­рые в изоби­лии изли­вает на нас дары Свя­таго Духа, послал нам пас­ты­рей и учи­те­лей цер­ков­ных для нашего нрав­ствен­ного совер­шен­ство­ва­ния, избрал и про­сла­вил свя­тых угод­ни­ков Своих — молит­вен­ни­ков и хода­таев за нас, даро­вал нам в покров и уте­ше­ние Пре­бла­го­сло­вен­ную Свою Матерь — Пре­чи­стую Деву Марию, и от нас Он теперь ожи­дает пло­дов правды и веры.

Хотя насто­я­щая еван­гель­ская притча непо­сред­ственно отно­сится к судьбе еврей­ского народа, она имеет отно­ше­ние ко всем веру­ю­щим и во все вре­мена. Если Цер­ковь в целом или отдельно хри­сти­ан­ская душа будут по сво­ему жесто­ко­сер­дию или веро­лом­ству подобны древним изра­иль­тя­нам, то отвер­же­ние их Богом и все, что изре­чено в притче, неми­ну­емо при­дет и испол­нится. Да не будет этого с нами! Будем ста­раться жить бла­го­че­стиво: в мире, согла­сии и любви, не делая ника­кого зла и не пре­да­ва­ясь гневу, гор­до­сти, нечи­стой похоти и дру­гим поро­кам, чтобы при­но­сить Гос­поду угод­ные Ему плоды жизни хри­сти­ан­ской. А прежде всего будем молиться и про­сить Гос­пода, чтобы Он Сам утвер­дил в нас любовь к Нему и не отлу­чил нас от Сво­его свя­того вино­град­ника, но по мило­сер­дию Сво­ему помог нам достиг­нуть буду­щей веч­нобла­жен­ной жизни. Аминь.

1962 г.

В Неделю 15‑ю по Пятидесятнице. О любви к Богу

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Воз­люб­лен­ные во Хри­сте бра­тия и сестры, сего­дня Свя­тое Еван­ге­лие пре­по­дало нам необ­хо­ди­мую и важ­ней­шую Боже­ствен­ную истину, кото­рую мы должны не только знать, но и осу­ществ­лять в своей жизни. Одна­жды к Спа­си­телю подо­шел некий закон­ник и спро­сил Его, какая наи­боль­шая запо­ведь в Законе. Гос­подь отве­тил ему, что пер­вая и наи­боль­шая запо­ведь в Законе есть: Воз­люби Гос­пода Бога тво­его всем серд­цем твоим, и всею душею твоею, и всею кре­по­стию твоею, и всем разу­ме­нием твоим, и ближ­него тво­его, как самого себя. На сих двух запо­ве­дях утвер­жда­ется весь закон и про­роки (Лк. 10, 27; Мф. 22, 40).

Таким обра­зом, недо­ста­точно лишь знать о Боге и веро­вать в Него, необ­хо­димо любить Его всем серд­цем, всей душою и всем разу­ме­нием. Любить Бога мы должны по сво­ему чело­ве­че­скому долгу, по своей сове­сти, ибо Богу мы обя­заны своим бытием и жиз­нью своей. Любить Бога побуж­дает нас уже само зна­ние о нашем сотво­ре­нии. Посмот­рите: что заста­вило вели­кого Худож­ника сотво­рить нас, при­звать нас к бытию, как не Его бла­гость? Гос­подь сотво­рил чело­века очень кра­си­вым, даро­вав ему пре­крас­ное строй­ное тело, сооб­щив ему душев­ные и телес­ные чув­ства, посред­ством кото­рых люди пони­мают друг друга и имеют вза­им­ное обще­ние. И в этом — бес­ко­неч­ная бла­гость и любовь Божия к человеку.

Без­мер­ная любовь и пре­муд­рость Божия поста­вили чело­века выше всех сотво­рен­ных тва­рей и вру­чили ему право рас­по­ря­жаться всем и гос­под­ство­вать всей все­лен­ной. Гос­поди, что есть чело­век, яко пом­ниши его? или сын чело­вечь, яко посе­ща­еши его? Ума­лил еси его малым чим от ангел, сла­вою и честию вен­чал еси его, и поста­вил еси его над делы руку Твоею, вся поко­рил еси под нозе его (Пс. 8, 5–7)! — вос­кли­цает свя­той псал­мо­пе­вец Давид. Этого, кажется, одного доста­точно, чтобы рас­по­ло­жить нас любить Бога, создав­шего нас с такою пре­муд­ро­стью; Он более всех достоин нашей любви и благодарности.

Любить Бога рас­по­ла­гает нас и зна­ние о сотво­ре­нии Богом окру­жа­ю­щей нас при­роды. Для бла­го­сти Божией недо­ста­точно было, что Он сотво­рил нас суще­ствами совер­шен­ней­шими дру­гих, но Он сотво­рил для чело­века и пре­крас­ный окру­жа­ю­щий его мир. Для чего сотво­рил Бог све­тила небес­ные, пре­крас­ные звезды, для чего сотво­рил землю, укра­сив ее бес­чис­лен­ными рас­те­ни­ями и цве­тами, пло­до­выми дере­вьями, лесами, реками, горами, уста­но­вил раз­лич­ные вре­мена года? Для чело­века, чтобы чело­век через все это позна­вал Бога, про­слав­лял Его и бла­жен­ство­вал здесь, на земле. Для кого Бог напол­нил воз­дух раз­но­об­раз­ными пти­цами, моря — рыбами, а землю — все­воз­мож­ными зве­рями и живот­ными? Для чело­века, кото­рого поста­вил царем над всем созданным.

Нако­нец, любить Бога рас­по­ла­гают нас вели­чай­шие бла­го­де­я­ния Божии к пад­шему чело­веку. Когда Адам пал и под­вергся вся­ким несча­стьям и бед­ствиям, то любовь Божия не оста­вила его, несчаст­ного, без уте­ше­ния. Бог тот­час по паде­нии чело­века обе­щал послать для избав­ле­ния его Сына Сво­его, Кото­рый при­ми­рит пре­ступ­ника с пра­во­су­дием Божиим и воз­вра­тит ему поте­рян­ный рай. И это обе­то­ва­ние Бог повто­рял несколько раз через Своих Пророков.

Но когда раз­мно­жив­ше­еся племя чело­ве­че­ское воз­росло и укло­ни­лось в нече­стие, тогда Гос­подь избрал Себе осо­бый народ, из кото­рого и дол­жен был родиться Спа­си­тель мира. Этому народу Бог являл Свою осо­бен­ную милость, охра­няя его от всех вра­гов его. Он чудес­ным обра­зом изба­вил его от раб­ства еги­пет­ского, про­вел по морю, как по суше, воз­вы­сил пред всеми иными наро­дами и племенами.

Нако­нец родился Спа­си­тель мира, Кото­рый ходил по земле и учил людей истин­ному бого­по­зна­нию и почи­та­нию, сми­рил себя паче всех, пре­тер­пел раз­ные муки и крест­ную смерть, при­неся Себя в жертву за грехи наши, и Своею смер­тью при­ми­рил чело­века с Богом. По Вос­кре­се­нии Своем Он из любви к чело­веку обе­щал пре­бы­вать с нами до скон­ча­ния века, обе­щал вос­кре­сить нас и упо­ко­ить в свет­лых оби­те­лях Своих. Им устро­я­ются и воз­вы­ша­ются цар­ства зем­ные, Он хра­нил и доселе хра­нит Свя­тую Свою Цер­ковь среди всех иску­ше­ний и бед­ствий, кото­рыми враги хри­сти­ан­ства утес­няют ее. О каж­дом чело­веке со дня его рож­де­ния и до гроба Бог печется, вра­зум­ляя и настав­ляя нас на дела Ему угод­ные, хра­нит от опас­но­стей, предо­сте­ре­гает от паде­ний, награж­дает за добро и нака­зы­вает за зло.

Воз­люби Гос­пода Бога тво­его всем серд­цем твоим и всею душею твоею и всем разу­ме­нием твоим: сия есть пер­вая и наи­боль­шая запо­ведь (Мф. 22, 37–38). Ничего и никого не должно любить более Бога, будь это отец или мать; сын или дочь, или жена, потому что все это вре­менно, всего этого можно лишиться, один только Бог вечен, Он один вечно с нами пре­бу­дет, если мы полю­бим Его. Он один только может доста­вить нам сча­стье не вре­мен­ное, но нико­гда нескончаемое.

И каза­лось бы, люди должны были бы отве­чать вза­им­ной любо­вью на без­гра­нич­ную любовь Божию к нам. Но на самом деле полу­ча­ется обрат­ное: люди настолько полю­били мир с его гре­хами, что о Хри­сте и думать не хотят, не то что любить Его! Доб­ро­вольно отда­ляют себя от Него, не хотят воз­да­вать Ему достой­ной чести и покло­не­ния. А между тем один только Хри­стос достоин с нашей сто­роны сер­деч­ной и глу­бо­кой любви, и это люди узн!ают, когда будут уми­рать. Тогда всё, что мы теперь любим, оста­вит, отвра­тится, убе­жит от нас; один только Хри­стос нас не оста­вит ни при смерти, ни после смерти.

Достойны вся­кой жало­сти те люди, кото­рые не любят Хри­ста, Сво­его Творца и Иску­пи­теля, Кото­рый дал жизнь всему чело­ве­че­скому роду. Если ты не любишь Хри­ста, то и Он не ста­нет любить тебя, а без Его любви ты — погиб­ший чело­век. Если Хри­стос тебя не любит, то чего ты дол­жен ожи­дать в ту тяж­кую минуту, когда ста­нешь уми­рать, когда душу твою ста­нут отни­мать от тела тво­его, когда злые духи окру­жат тебя, когда явишься на Суд Божий? Тогда диа­вол овла­деет тобою, и ты поне­воле уже будешь при­над­ле­жать ему. Он ста­ра­ется пре­льстить чело­века любо­вью к чему-либо вре­мен­ному и тлен­ному и раду­ется, когда ты не любишь Хри­ста. Не пови­ну­ется ли воле диа­вола пья­ница, кото­рый все­гда тянется к вину, или тот, кто любит деньги и ради них оби­жает ближ­него? О воз­люби, чело­век, Хри­ста всем серд­цем и не люби ничего дру­гого в мире, если хочешь, чтобы Хри­стос любил тебя, хра­нил тебя и спас от вся­кой беды в этой жизни и от поги­бели в жизни будущей!

Вто­рая запо­ведь, ука­зан­ная Спа­си­те­лем, подобна запо­веди о любви к Богу, — воз­люби ближ­него тво­его, как самого себя. Этой запо­ве­дью Гос­подь как бы ука­зы­вает нам, как устро­ить счаст­ли­вую жизнь на земле, подобно жизни рай­ской. И пер­вен­ству­ю­щие хри­сти­ане хра­нили эту запо­ведь Гос­подню в точ­но­сти, и было у них, по слову Божию, одно сердце и одна душа, ничего не счи­тали они своим, и не было между ними нуж­да­ю­ще­гося, лишен­ного помощи (см.: Деян. 4, 32, 34–35). Они охотно про­да­вали себя в раб­ство, чтобы осво­бо­дить от оков раб­ства ближнего.

Помо­лимся же, доро­гие бра­тия и сестры, Гос­поду, чтобы Он помог и нам в точ­но­сти испол­нить эти две наи­боль­шие запо­веди — о любви к Богу и ближ­ним — и таким обра­зом, через испол­не­ние их, спо­до­биться веч­ного покоя и радо­сти в буду­щей веч­ной жизни. Аминь.

1964 г.

В Неделю 17‑ю по Пятидесятнице. О силе молитвы хананеянки и об исцелении Иисусом Христом дочери ее

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

О, жен­щина! велика вера твоя; да будет тебе по жела­нию тво­ему (Мф. 15, 28), — ска­зал Гос­подь жене-хана­не­янке в ныне слы­шан­ном Евангелии.

Доро­гие бра­тия и сестры, в зем­ной нашей жизни немало бывает бед и несча­стий у каж­дого из нас. То пости­гают нас болезни, то злые и ковар­ные люди нано­сят нам какой-либо вред и чем-либо оби­жают нас. При всех подоб­ных несча­стьях мы глу­боко скор­бим и молим Бога об избав­ле­нии от них. Но бывает, и очень нередко, что Бог не внем­лет, по-види­мому, моль­бам нашим: обсто­я­тель­ства наши не только не улуч­ша­ются, но ино­гда и еще более и более ухуд­ша­ются. В таком поло­же­нии мы часто охла­де­ваем к молитве, остав­ляем ее, ино­гда даже и роп­щем на свою судьбу и гово­рим: “Да чем же мы хуже дру­гих, живу­щих в бла­го­ден­ствии и счастье?”

Но не подо­бает сему быть, доро­гие бра­тия и сестры! Как мы должны посту­пать, когда Бог не внем­лет, по-види­мому, нашим моль­бам, — хоро­ший урок пре­по­дает нам упо­ми­на­е­мая в нынеш­нем Еван­ге­лии языч­ница, жена хана­ней­ская. У нее была боль­ная дочь, кото­рую жестоко мучил все­лив­шийся в нее бес. Глу­боко скор­бела, конечно, несчаст­ная мать о страж­ду­щей своей дочери, но средств помочь горю в язы­че­ской вере своей не нахо­дила. И вот, зная о чудо­дей­ствен­ной силе Спа­си­теля, жена-хана­не­янка, когда Он на сей раз явился в их страну, обра­ти­лась к Нему как к необык­но­вен­ному Чудо­творцу и стала про­сить Его об исце­ле­нии дочери своей: Поми­луй меня, Гос­поди, сын Дави­дов, дочь моя жестоко бес­ну­ется (Мф. 15, 22).

Но Спа­си­тель не обра­тил, каза­лось, вни­ма­ния на эту мольбу ее и не отве­чал ей ни слова. Жен­щина, однако, не отсту­пила и взы­вала к Нему: Поми­луй меня, Гос­поди, Сын Дави­дов! Иисус Хри­стос отка­зал ей в просьбе, ска­зав: Я послан только к погиб­шим овцам дома Изра­и­лева (Мф. 15, 24). Однако она не пере­ста­вала про­сить, неот­ступно умо­ляла о помощи. Чем же это кон­чи­лось? Молитва матери была услы­шана: дочь ее немед­ленно выздоровела.

Но не одна жена-хана­не­янка долго моли­лась — она, можно ска­зать, еще недолго моли­лась. Неко­то­рые гораздо дольше моли­лись: моли­лись по десять лет и больше и нако­нец полу­чали про­си­мое. Долго моли­лась Сарра, чтобы Бог даро­вал ей сына, и сын дан был ей в ста­ро­сти. Долго молился Заха­рия, и жена его Ели­са­вета зачала уже в пре­клон­ных летах. Так мед­лит ино­гда Бог испол­нить про­ше­ния молящихся.

В притче о непра­вед­ном судии Гос­подь запо­ве­дует нам, чтобы мы не уны­вали и не пере­ста­вали молиться, когда долго не полу­чаем про­си­мого. Гос­подь желает, чтобы мы про­сили Его и любит сие. Чем дольше Его про­сят, тем щед­рее Он бывает; чем дольше Он мед­лит, тем больше дает. В то время, когда Гос­подь не посы­лает нам про­си­мого, Он как бы гото­вит, как бы опре­де­ляет, как лучше награ­дить нас. Наша неот­ступ­ная просьба столько же при­ятна Богу, сколько людям она про­тивна: из нее Бог видит, что мы усердно желаем про­си­мого и что мы не хотим полу­чить этих благ ни от кого дру­гого, кроме Бога.

Смот­рите, доро­гие бра­тия и сестры, на хана­не­янку, учи­тесь у нее, избе­рите ее себе как обра­зец для под­ра­жа­ния. Иисус Хри­стос не сразу испол­нил ее просьбу, а заста­вил долго про­сить не потому, что Он дей­стви­тельно счи­тал ее недо­стой­ной, но для того, чтобы неот­ступ­ность ее молитвы, дерз­но­ве­ние упо­ва­ния, твер­дость веры и глу­бину сми­ре­ния поста­вить в при­мер и, пожа­луй, в укор как евреям, так и нам, хри­сти­а­нам. Если хана­не­янка — языч­ница, идо­ло­по­клон­ница — ока­за­лась такой молит­вен­ни­цей, сми­рен­ни­цей, тер­пе­ли­ви­цей, такой непо­ко­ле­бимо веру­ю­щей и наде­ю­щейся, то нам, счи­та­ю­щим себя истинно веру­ю­щими и пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами, стыдно не быть такими и на самом деле, и в самой жизни. Нам тем более д!олжно быть неиз­мен­ными в вели­ко­душ­ном пере­не­се­нии скор­бей, обид, напа­стей, твер­дом упо­ва­нии на мило­сер­дие Божие и в усерд­ной, пла­мен­ной молитве.

Вот постигла тебя боль­шая беда — ведь без бед никто не про­жи­вает. Ты молишься Богу об избав­ле­нии, но, не видя его вскоре, остав­ля­ешь молитву, начи­на­ешь без­на­дежно уны­вать, роп­тать, отча­и­ваться в мило­сти Божией и дер­за­ешь гово­рить: “Зачем молиться Богу, когда Он не милует?”. А посмотри, как неот­вязно про­сила Бога об исце­ле­нии своей дочери хана­не­янка и как доби­лась она сво­его. Так посту­пай и ты.

Как бы долго и тяжко ты не бед­ство­вал, ни под каким видом не теряй надежды на Бога и не только не пере­ста­вай молиться, но молись еще больше и усерд­нее, воз­ды­хай, плачь. Чем дольше Бог не дает, тем неот­ступ­нее проси. Если Он, вме­сто того чтобы дать про­си­мое благо, попу­стит найти на тебя несча­стьям, то и тогда не отсту­пай от Него. И если уви­дишь Бога, посы­ла­ю­щего тебе меч, если ощу­тишь этот меч в своем сердце, то и тогда не отсту­пай от Него, и тогда ожи­дай про­си­мой милости.

Когда гне­ва­ется на нас чело­век, тогда всего без­опас­нее бежать от него, а когда гне­ва­ется на нас Бог, тогда всего лучше и надеж­нее сто­ять пред Ним. Так упо­вай и не посра­мишься. Это и любит Он, за это и изли­вает на нас Свои вели­кие и бога­тые мило­сти. В молитве мы должны быть посто­янны, должны молиться с верою и усер­дием. Ибо сомне­ва­ю­щийся чело­век не тверд во всех путях своих, и такой чело­век да не думает полу­чить что-нибудь от Гос­пода (ср.: Иак. 1, 6–8), — пишет свя­той апо­стол Иаков.

Так рас­ска­зы­вают о пре­по­доб­ном Ксое Фивей­ском: “Одна­жды ходил он на гору Синай­скую. Когда воз­вра­щался оттуда, встре­тился с ним брат и ска­зал со вздохом:

- Авва, мы стра­даем от бездождия.

Ста­рец спро­сил его:

- Почему же вы не моли­тесь и не про­сите Бога?

Брат отве­чал:

- И молимся, и про­сим; а дождя все нет.

Ста­рец возразил:

- Верно, неусердно моли­тесь. Хочешь ли знать, что это так?

И, про­стерши руки к небу, начал молиться. Тот­час пошел дождь. Брат, видя сие, ужас­нулся, пал на землю и про­сла­вил Бога”.

Кроме того, и при горя­чем нашем усер­дии молиться, мы должны воз­но­сить к Богу свои про­ше­ния со сми­ре­нием, с сер­деч­ным незло­бием, с созна­нием сво­его недо­сто­ин­ства и окаянства.

Мы часто назы­ваем себя греш­ни­ками на сло­вах, но на деле ока­зы­ва­ется, что истин­ного сми­ре­ния и созна­ния сво­его недо­сто­ин­ства вовсе не имеем. И в этом слу­чае пре­крас­ный при­мер вновь подает жена-хана­не­янка. Гос­подь срав­нил ее с псом. Какое оскор­би­тель­ное для вся­кого срав­не­ние, тем более при людях! И как мы бываем невы­нос­ливы при оскорб­ле­ниях и обид­чивы! Нас неиз­бежно воз­му­щает на гнев заоч­ная брань, насмешка, уко­ризна, сплетня, часто невин­ная, но неосто­рож­ная шутка. А оскорби нас в глаза, пуб­лично — тогда мы готовы ото­мстить обид­чику и вдвое.

Но не так посту­пила хана­не­янка, когда Гос­подь при­рав­нял ее ко псам. “Так, Гос­поди! — ска­зала она без вся­кого гнева, — я точно не лучше собаки” (см.: Мф. 15, 27). Она не оби­де­лась, не оскор­би­лась, за что и была удо­сто­ена от Гос­пода вели­кой похвалы и вели­кой мило­сти. Поэтому, доро­гие, необ­хо­димо нам всем стре­миться к стя­жа­нию доб­ро­де­тели тер­пе­ния. Упрек­нет тебя кто — смолчи или, лучше, скажи: “Да, я таков на самом деле”. И обид­чик твой будет обезоружен.

Тер­пе­ли­вое пере­не­се­ние оскорб­ле­ний есть вели­чай­ший подвиг само­от­вер­же­ния и любви к ближ­нему. Об этом читаем и в Пате­рике: если кто услы­шит оскор­би­тель­ную речь и, имея воз­мож­ность сам отве­тить тем же, под­ви­за­ется и несет труд, чтобы стер­петь и не ска­зать ничего, или кто, будучи оскорб­лен на деле, сде­лает себе при­нуж­де­ние и не отпла­тит подоб­ным же огор­чив­шему, то поис­тине такой чело­век пола­гает душу свою за ближ­него сво­его. А больше сей любви быть не может (см.: Ин. 15, 13).

Итак, доро­гие бра­тия и сестры, будем усердно под­ра­жать жене-хана­не­янке в ее вели­кой вере, надежде и глу­бо­ком сми­ре­нии, тер­пе­нии и неот­ступ­ной молитве. Будем и мы, по при­меру ее, с верою и с созна­нием сво­его недо­сто­ин­ства умо­лять мило­серд­ного Бога и Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста, чтобы услы­шать и нам неко­гда от Него вожде­лен­ней­ший глас: “Чадо, велия вера твоя, да будет тебе по жела­нию тво­ему, иди с миром” (см.: Мф. 15, 28). Аминь.

1963 г.

В Неделю 18‑ю по Пятидесятнице. О силе благословения Божия

И ска­зал Симону Иисус: не бойся; отныне будешь ловить чело­ве­ков (Лк. 5, 10).

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Доро­гие во Хри­сте бра­тия и сестры, ныне читан­ное Еван­ге­лие повест­вует нам о том, как апо­столы Хри­стовы Петр, Иаков и Иоанн, зани­мав­ши­еся рыбо­лов­ством, одна­жды в про­дол­же­ние целой ночи не пой­мали ничего, но когда заки­нули сеть по бла­го­сло­ве­нию Спа­си­теля, то пой­мали такое мно­же­ство рыб, что напол­нили ею обе лодки, кото­рые от тяже­сти даже стали погру­жаться в воду.

Доро­гие во Хри­сте бра­тия и сестры! То, что сооб­щило сего­дня Еван­ге­лие о быв­шем с Апо­сто­лами, — не то же ли самое часто бывает и с нами? Нередко мно­гие из нас тру­дятся и усердно, и долго, однако успеха в своем деле не имеют. В насто­я­щее время часто при­хо­дится слы­шать, что неудачи в жизни пости­гают нас шаг за шагом, что труды наши не вен­ча­ются желан­ным успе­хом. Отчего неудачи житей­ские и раз­ные беды пости­гают нас? Отчего труды наши оста­ются без­успеш­ными? Оттого, что мы забы­ваем Бога, мало наде­емся на Него, редко обра­ща­емся к Нему с усерд­ным про­ше­нием бла­го­сло­вить наши пред­при­я­тия и труды. Все мы думаем устро­ить свою жизнь и достиг­нуть успеха в житей­ских делах соб­ствен­ным умом и разу­ме­нием, соб­ствен­ными силами и спо­соб­но­стями, без Гос­пода Бога и Его бла­го­сло­ве­ния, а потому и пости­гают нас вся­кие неудачи и бед­ствия. Мы желаем успеха, но не имеем, потому что не про­сим. Свя­той апо­стол Иаков гово­рит: Жела­ете — и не име­ете, потому что не про­сите. Про­сите, и не полу­ча­ете, потому что про­сите не на добро, а чтобы упо­тре­бить для ваших вожде­ле­ний (Иак. 4, 2–3).

Если мы хотим, чтобы нас не пости­гали неудачи и труд наш был успеш­ным, поста­ра­емся бого­бо­яз­нен­ной жиз­нью и усерд­ными молит­вами ко Гос­поду при­влечь Его бла­го­сло­ве­ние на труды свои и начи­на­ния. Без Меня не можете делать ничего (Ин. 15, 5),- гово­рит Спа­си­тель во Свя­том Еван­ге­лии. Если Гос­подь не сози­ждет дома, напрасно тру­дятся стро­я­щие его; если Гос­подь не охра­нит города, напрасно бодр­ствует страж (Пс. 126, 1),- гово­рит свя­той про­рок и псал­мо­пе­вец Давид.

Кто начи­нает дело с бла­го­сло­ве­ния Божия, тот, конечно, на свои силы не наде­ется, но ищет покро­ви­тель­ства выс­шего, потому и самого себя, и свое дело пре­дает во власть Божию, что и слу­жит вер­ным зало­гом его успеха. Что может слу­жить пре­пят­ствием и оста­нов­кой для нача­того с бла­го­сло­ве­ния Божия? Все враж­деб­ное перед силою бла­го­сло­ве­ния Божия рас­се­ется, как прах, воз­ме­та­е­мый вет­ром, или как дым перед лицом огня. И напро­тив: как сомни­те­лен бывает успех в деле, если оно оста­ется только в одних наших руках, без выс­шего охра­не­ния и направ­ле­ния! Сколько бывает слу­чай­но­стей, могу­щих оста­но­вить или испор­тить наше дело, слу­чай­но­стей, кото­рых предот­вра­тить мы не в силах! Сколько про­ис­хо­дит оши­бок от соб­ствен­ной нашей недаль­но­вид­но­сти, сколько пре­пят­ствий и затруд­не­ний встре­ча­ется от людей и от дру­гих при­чин, от нас не зави­ся­щих! Поэтому, есте­ственно, необ­хо­димо бывает искать бла­го­сло­ве­ния Божия, помощи и покро­ви­тель­ства свыше.

Вот и Апо­столы Хри­стовы, как мы слы­шали из про­чи­тан­ного ныне Еван­ге­лия, всю ночь тру­ди­лись над лов­лей рыбы. И, несмотря на уто­ми­тель­ный труд и бла­го­при­ят­ное для ловли время, они ничего не пой­мали и с горь­ким сожа­ле­нием ска­зали Спа­си­телю: “Настав­ник, целую ночь тру­ди­лись мы и ничего не пой­мали” (см.: Лк. 5, 5). Когда же по слову Гос­пода они заки­нули сети, то пой­мали такое мно­же­ство рыбы, что сети у них про­ры­ва­лись. Вот, доро­гие бра­тия и сестры, как много зна­чит бла­го­сло­ве­ние Гос­подне! Без него же все наши труды про­па­дают даром. А поэтому бла­го­ра­зумно посту­пает тот, кто при начале вся­кого дела при­зы­вает Гос­пода на помощь. Немного уси­лий тре­бу­ется, чтобы, при­ни­ма­ясь за какой-нибудь труд или заня­тие, огра­дить себя крест­ным зна­ме­нием, ска­зать: “Гос­поди бла­го­слови!” или, если есть побли­зо­сти батюшка, взять у него бла­го­сло­ве­ние, а от этого весьма много зави­сит успех дел наших. Навер­ное, каж­дый из нас по опыту испы­тал на себе силу Божия благословения.

Но вот еще один момент из про­чи­тан­ного ныне Еван­ге­лия обра­щает на себя наше вни­ма­ние. Апо­столы Хри­стовы, несмотря на то что всю ночь про­тру­ди­лись и ничего не пой­мали, тем не менее от без­успеш­ной работы не пали духом, не пре­да­лись уны­нию, но с тер­пе­нием про­дол­жали при­го­тов­ле­ние к рыбо­лов­ству и на сле­ду­ю­щую ночь, и Гос­подь, видя такое тер­пе­ние, бла­го­сло­вил их вели­ким успе­хом. Так должны и мы посту­пать, когда нас пости­гают неудачи и невзгоды: с тер­пе­нием и надеж­дою на мило­сер­дие Божие про­дол­жать свои труды и заня­тия. Тогда и Гос­подь, видя наше тер­пе­ние и покор­ность Его воле, бла­го­сло­вит наши ста­ра­ния и неожи­данно увен­чает нас успехом.

Апо­столы, когда пой­мали мно­же­ство рыбы, то не при­ле­пи­лись серд­цем к этому благу веще­ствен­ному, а, напро­тив, оста­вив сети, пошли за Гос­по­дом. Так нужно и нам посту­пать: когда Гос­подь посы­лает зем­ные блага, не при­леп­ляться к ним, а искать прежде всего блага духов­ные, ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце чело­веку не взы­доша (1 Кор. 2, 9), чтобы все­гда идти за Господом.

Таким обра­зом, доро­гие бра­тия и сестры, чтобы были успеш­ными наши дела, мы все­гда должны про­сить Божия бла­го­сло­ве­ния и ника­кого дела не начи­нать без молитвы; при неуда­чах же не будем пре­да­ваться мало­ду­шию и уны­нию, но с тер­пе­нием ста­нем упо­вать на милость Божию, про­дол­жая свои труды и заня­тия. И Гос­подь, взи­рая на нашу покор­ность Его воле, увен­чает наши уси­лия желан­ным успе­хом. Полу­чая же от Гос­пода доволь­ство в телес­ных бла­гах, не ста­нем к ним при­вя­зы­ваться, а, напро­тив, будем все­гда пом­нить запо­ведь Божию: Ищите же прежде Цар­ства Божия и правды Его, и это все при­ло­жится вам (Мф. 6, 33), - и будете сынами Царствия.

Аминь.

В Неделю 19‑ю по Пятидесятнице. О любви и прощении ближних

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Доро­гие бра­тия и сестры, Гос­подь наш Иисус Хри­стос, забо­тясь о нашем спа­се­нии, о том, чтобы между нами посто­янно сохра­ня­лось чув­ство любви друг ко другу и под­дер­жи­ва­лись пра­виль­ные, доб­рые вза­и­мо­от­но­ше­ния, в читан­ном сего­дня Свя­том Еван­ге­лии пре­по­дает нам чуд­ное Свое Боже­ствен­ное пра­вило для нашей хри­сти­ан­ской жизни. Гос­подь гово­рит: Во всем, как хотите, чтобы с вами посту­пали люди, так и вы посту­пайте с ними (Лк. 6, 31).

Вся­кому живому суще­ству, и в част­но­сти чело­веку, при­суще чув­ство само­со­хра­не­ния — посто­ян­ное стрем­ле­ние под­дер­жи­вать и сохра­нять свою жизнь и воз­можно луч­шее поло­же­ние. Это чув­ство побуж­дает нас, людей, избе­гать опас­но­стей и всего для нашей жизни, здо­ро­вья, чести и бла­го­со­сто­я­ния вред­ного и, напро­тив, желать и искать всего для нашей жизни и для нашей нрав­ствен­но­сти полез­ного. Под вли­я­нием этого чув­ства мы не только сами ста­ра­емся делать то, что полезно для нашей жизни, но желаем, чтобы и дру­гие делали нам только добро, содей­ство­вали осу­ществ­ле­нию наших стрем­ле­ний и пла­нов и дости­же­нию нами сча­стья и благоденствия.

Это жела­ние наше — жела­ние, чтобы люди делали нам добро, — про­сти­ра­ется на всех, объ­ем­лет всех людей, не исклю­чая и самых оже­сто­чен­ных вра­гов наших. Мы желаем, чтобы и они тво­рили нам добро. В самом деле, если мы про­ник­нем в глу­бину нашей души, в сокро­вен­ные помыш­ле­ния и жела­ния свои, то должны будем при­знаться, что и от самых вра­гов мы желаем себе добра и только добра и что наша мысль все­гда ста­ра­ется найти осно­ва­ния для того, чтобы достиг­нуть нам этого жела­ния — как бы умень­шить нашу вину перед вра­гами, оправ­даться перед ними.

И вот, руко­вод­ству­ясь этим чув­ством само­со­хра­не­ния разумно и помня, что наше лич­ное благо тесно свя­зано с бла­гом окру­жа­ю­щих нас людей, мы среди попе­че­ний о своем бла­го­по­лу­чии ста­ра­емся под­дер­жи­вать и бла­го­по­лу­чие ближ­него, кото­рый, в свою оче­редь, помо­гает нам в том, что необ­хо­димо и полезно для нас. При таком вза­и­мо­дей­ствии, при такой вза­им­ной дру­же­ской помощи людей друг другу есте­ственно бла­го­устра­и­ва­ется и воз­вы­ша­ется сча­стье людей, и чув­ство само­со­хра­не­ния явля­ется бла­го­твор­ной силой, устро­и­те­лем сча­стья человеческого.

Но часто под вли­я­нием чув­ства само­со­хра­не­ния, ложно направ­лен­ного, мы выхо­дим из пре­де­лов спра­вед­ли­во­сти и, забо­тясь о себе пре­уве­ли­ченно, впа­даем в само­лю­бие, а потому попи­раем права ближ­него и ради соб­ствен­ных выгод нано­сим ущерб его сча­стью. Есте­ственно, оби­жен­ный ближ­ний ста­ра­ется огра­дить свое право и дать отпор нашим неспра­вед­ли­вым при­тя­за­ниям. И этот отпор по боль­шей части не огра­ни­чи­ва­ется только делами само­за­щиты, но при­ни­мает более обострен­ный харак­тер, потому что, оскорб­лен­ный и раз­дра­жен­ный нашей неспра­вед­ли­во­стью, ближ­ний наш ста­ра­ется и сам навре­дить нам — и так раз­го­ра­ется вражда. И часто вражда эта, посто­янно уси­ли­ва­ясь, закан­чи­ва­ется самыми гибель­ными последствиями.

Как уни­что­жить это зло и вос­ста­но­вить доб­рые отно­ше­ния с людьми, враж­ду­ю­щими с нами? Сред­ство к этому Гос­подь ука­зы­вает в том же чув­стве само­со­хра­не­ния, зло­упо­треб­ле­ние кото­рым так губи­тельно вли­яет на судьбы людей. Как хотите, чтобы с вами посту­пали люди, так и вы посту­пайте с ними, — гово­рит Гос­подь, вну­шая нам любовь к ближ­ним, даже и ко вра­гам. Кто из нас не желает, чтобы к нам отно­си­лись дру­же­любно и сами враги наши, чтобы и они не только не вре­дили нам, но и делали добро? Так же точно должны и мы посту­пать по отно­ше­нию к вра­гам, зная, что и они от нас желают и тре­буют только добра и наше мир­ное, доб­ро­же­ла­тель­ное пове­де­ние по отно­ше­нию к ним послу­жит пер­вым вер­ней­шим шагом к при­ми­ре­нию с ними.

Дея­тель­ность по отно­ше­нию к вра­гам дру­же­люб­ная, миро­твор­ная есть наи­луч­шее сред­ство к тому, чтобы обуз­дать, при­ту­пить, обез­ору­жить вражду самую оже­сто­чен­ную, пога­сить вся­кую нена­висть. Никому не воз­да­вайте злом за зло, — гово­рит свя­той апо­стол Павел, — но пеки­тесь о доб­ром перед всеми чело­ве­ками. Если воз­можно с вашей сто­роны, будьте в мире со всеми людьми… Итак, если враг твой голо­ден, накорми его; если жаж­дет, напой его: ибо, делая сие, ты собе­решь ему на голову горя­щие уго­лья (Рим. 12, 17–18, 20).

Наша любовь и бла­го­тво­ри­тель­ность к вра­гам будет для них такой же тяж­кой пыт­кой, как пытка горя­щими уго­льями, и пога­сит в серд­цах их вражду и нена­висть к нам. Пер­вые же про­яв­ле­ния нашей любви и бла­го­же­ла­тель­но­сти к вра­гам смяг­чат их нена­висть и раз­дра­же­ние и поста­вят их в мир­ные отно­ше­ния к нам. А если мы ста­нем выка­зы­вать и любовь, и бла­го­же­ла­тель­ность к ним настой­чиво и посто­янно, то и они, со своей сто­роны, не замед­лят отве­тить нам такими же чувствами.

Только нрав­ствен­ные уроды могут упор­ство­вать во вражде и нена­ви­сти к тем, кто стре­мится к при­ми­ре­нию, и отве­чать на любовь враж­дой. Но это настро­е­ние души нрав­ственно-болез­нен­ное, ненор­маль­ное, про­ти­во­есте­ствен­ное, несвой­ствен­ное людям нрав­ственно здо­ро­вым, хотя порой оно и про­яв­ля­ется. По боль­шей части люди склонны к миро­лю­бию, а потому, заме­чая мир­ное и дру­же­ствен­ное рас­по­ло­же­ние, они начи­нают мало-помалу успо­ка­и­ваться, изго­нять из своей души враж­деб­ные чув­ства и пла­тить преж­ним своим вра­гам за добро доб­ром, за дружбу дружбой.

Дру­гое силь­ней­шее побуж­де­ние любить вра­гов своих Гос­подь ука­зы­вает в пре­вос­ход­стве хри­стиан перед дру­гими людьми. Если для языч­ни­ков пре­де­лом нрав­ствен­ной высоты явля­лось любить дру­зей своих, то для хри­стиан ука­зан выс­ший путь нрав­ствен­ного совер­шен­ства: любить вра­гов, потому что и Сам Бог благ и к небла­го­дар­ным и злым (Лк. 6, 35). Он пове­ле­вает солнцу Сво­ему вос­хо­дить над злыми и доб­рыми и посы­лает дождь на пра­вед­ных и непра­вед­ных (Мф. 5, 45). И хри­сти­ане должны быть совер­шенны, как совер­шен Отец их Небес­ный. Они должны быть мило­серды, как и Отец их милосерд.

А если обра­тим вни­ма­ние на дело нашего искуп­ле­ния, то здесь встре­тим еще более силь­ные при­меры любви к вра­гам. Здесь любовь к нам, греш­ным, откры­лась во всем своем пора­жа­ю­щем вели­чии. Бог,- гово­рит свя­той апо­стол Павел, — Свою любовь к нам дока­зы­вает тем, что Хри­стос умер за нас, когда мы были еще греш­ни­ками, и мы, будучи вра­гами, при­ми­ри­лись с Богом (ср.: Рим. 5, 8, 10). Сам Сын Божий на Кре­сте молится Отцу Небес­ному за Своих рас­пи­на­те­лей и хули­те­лей: Отче! про­сти им, ибо не знают, что делают (Лк. 23, 34). Такова любовь Божия к врагам-грешникам.

Ибо так воз­лю­бил Бог мир, что отдал Сына Сво­его Еди­но­род­ного, дабы вся­кий веру­ю­щий в Него не погиб, но имел жизнь веч­ную (Ин. 3, 16). Так воз­лю­бил греш­ни­ков Сын Божий — не дол­жен ли и хри­сти­а­нин, сле­дуя при­меру Спа­си­теля, под­ра­жать Ему в любви к врагам?

Как на побуж­де­ние любить вра­гов своих Гос­подь ука­зы­вает на ту высо­кую награду, кото­рой удо­сто­ятся хри­сти­ане за любовь к вра­гам. И будет вам награда вели­кая, и будете сынами Все­выш­него (Лк. 6, 35), — гово­рит Гос­подь. В этом мире мы должны жить для веч­но­сти. Здесь мы сеем, чтобы там пожать; здесь мы тру­димся, чтобы там полу­чить за труд воз­да­я­ние. И потому наш труд будет бес­пло­ден, если он не при­не­сет нам в веч­но­сти ника­кой пользы, ника­кой похвалы. А как раз труд жизни, состо­я­щий в бла­го­тво­ри­тель­но­сти одним только дру­зьям и близ­ким, в любви, в дру­же­люб­ных отно­ше­ниях к ним, и счи­та­ется тру­дом бесплодным.

Гос­подь Иисус Хри­стос за подоб­ную любовь и бла­го­тво­ри­тель­ность не обе­щает хри­сти­а­нам ника­кой похвалы и награды. И если любите любя­щих вас, — гово­рит Он, — какая вам за то бла­го­дар­ность? ибо и греш­ники любя­щих их любят. И если дела­ете добро тем, кото­рые вам делают добро, какая вам за то бла­го­дар­ность? ибо и греш­ники то же делают. И если взаймы даете тем, от кото­рых наде­е­тесь полу­чить обратно, какая вам за то бла­го­дар­ность? ибо и греш­ники дают взаймы греш­ни­кам, чтобы полу­чить обратно столько же (Лк. 6, 32–34). Ника­кой награды на Небе не обе­щает Гос­подь хри­сти­а­нам, любовь кото­рых не воз­вы­ша­ется над любо­вью греш­ни­ков — мыта­рей и язычников.

Сею­щий в плоть свою, сею­щий только под вли­я­нием сво­его само­лю­бия, по рас­чету, чтобы устро­ить ско­рее свое бла­го­по­лу­чие, от плоти пожнет тле­ние. Он явится в веч­ность без дел доб­рых. Только сею­щий в дух от духа пожнет жизнь веч­ную (Гал. 6, 8). Вот эта-то награда — жизнь веч­ная — и будет досто­я­нием только тех людей, кото­рые, воз­вы­ша­ясь до любви к вра­гам, сеют духом, кото­рые в своих вза­и­мо­от­но­ше­ниях руко­вод­ству­ются не плот­скими, зем­ными выго­дами или рас­че­тами, а тре­бо­ва­ни­ями закона и уче­ния Хри­ста, тре­бо­ва­ни­ями совер­шен­ства бого­по­доб­ного. Они будут сынами Все­выш­него, потому что под­ра­жали Богу в любви к вра­гам и иско­ре­няли из своих сер­дец дух вражды и нена­ви­сти и бес­ко­рыстно всем бла­го­тво­рили. За то Гос­подь и про­сла­вит их во Цар­ствии Своем: Бла­жени миро­творцы, яко тии сынове Божии наре­кутся (Мф. 5, 9).

Какая высо­кая честь — наиме­но­ваться сыном Божиим! И поэтому, конечно же, стоит всту­пить в реши­тель­ную борьбу со своим само­лю­бием для иско­ре­не­ния непри­язни и вражды, чтобы стя­жать дух любви и бла­го­же­ла­тель­но­сти к вра­гам своим и удо­сто­иться права назы­ваться сыном Божиим. Это право делает хри­сти­а­нина наслед­ни­ком Божиим и при­бли­жает его к Небес­ному Отцу. А каково бла­жен­ство наслед­ни­ков Божиих, дает нам понять свя­той апо­стол Павел в про­чи­тан­ном ныне посла­нии его. Он гово­рит: Не полезно хва­литься мне, ибо я приду к виде­ниям и откро­ве­ниям Гос­под­ним. Знаю чело­века во Хри­сте, кото­рый назад тому четыр­на­дцать лет (в теле ли — не знаю, вне ли тела — не знаю: Бог знает) вос­хи­щен был до тре­тьего неба. И знаю о таком чело­веке (только не знаю — в теле, или вне тела: Бог знает), что он был вос­хи­щен в рай и слы­шал неиз­ре­чен­ные слова, кото­рых чело­веку нельзя пере­ска­зать. Таким чело­ве­ком могу хва­литься; собою же не похва­люсь, разве только немо­щами моими (2 Кор. 12, 1–5). И еще апо­стол Павел гово­рит, что не видел того глаз, не слы­шало ухо, и не при­хо­дило то на сердце чело­веку, что при­го­то­вил Бог любя­щим Его (1 Кор. 2, 9). Вот какие побуж­де­ния рас­по­ла­гают нас любить вра­гов своих.

Поэтому, доро­гие бра­тия и сестры, помня эти настав­ле­ния Гос­подни, поста­ра­емся ура­зу­меть их, запе­чат­леть их в своих серд­цах. Любите же всех людей от искрен­него сердца, любите и вра­гов ваших. Обуз­ды­вайте свое само­лю­бие, вле­ку­щее вас к вражде и мсти­тель­но­сти, не увле­кай­тесь гне­вом, нена­ви­стью и местью. Кто мстит врагу, тот под­ли­вает масло в огонь — уси­ли­вает раз­дор и нена­висть и таким обра­зом сам ста­но­вится при­чи­ной вели­ких бес­по­ряд­ков и для себя, и для дру­гих. Кто мстит врагу, тот дока­зы­вает, что он хри­сти­а­нин только по имени, а не по суще­ству, вовсе не сын Все­выш­него и что ожи­дают его в буду­щей жизни не награды, а наказания.

Помо­лимся Гос­поду, чтобы Он Сам Своею бла­го­да­тью даро­вал нам этот дар — все­про­ща­ю­щей любви. И будем пом­нить слова Гос­подни: Любите вра­гов ваших, бла­го­слов­ляйте про­кли­на­ю­щих вас, бла­го­тво­рите нена­ви­дя­щим вас и моли­тесь за оби­жа­ю­щих вас и гоня­щих вас, да будете сынами Отца вашего Небес­ного (Мф. 5, 44–45). Аминь.

Октябрь 1960 г. 

В Неделю 20‑ю по Пятидесятнице. О чудесном воскрешении сына наинской вдовы

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Воз­люб­лен­ные бра­тия и сестры! В сего­дняш­нем еван­гель­ском чте­нии мы слы­шали див­ное повест­во­ва­ние о чудес­ном вос­кре­ше­нии Гос­по­дом нашим Иису­сом Хри­стом умер­шего сына наин­ской вдовы. Среди мно­гих чудес, совер­шен­ных Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом во время Его зем­ной жизни и запи­сан­ных Еван­ге­ли­стами, нас осо­бенно изум­ляют те, при кото­рых умер­шие вос­кре­сали по одному слову Спа­си­теля. Так было и в насто­я­щем случае.

Гос­подь Иисус Хри­стос, сопро­вож­да­е­мый мно­го­чис­лен­ной тол­пой народа, под­хо­дил к городу, назы­ва­е­мому Наин. В это время из город­ских ворот выно­сили умер­шего юношу, един­ствен­ного сына у матери-вдо­вицы. Мать сильно горе­вала. Вме­сте с ней за гро­бом шло много народа. И вот Гос­подь, видя горе матери, сжа­лился над ней и ска­зал: Не плачь (Лк. 7, 13). А затем подо­шел к одру, при­кос­нулся к нему и пове­лел умер­шему: Юноша! тебе говорю, встань (Лк. 7, 14)! И юноша тот­час же под­нялся, сел и стал гово­рить, и Гос­подь Иисус Хри­стос отдал его матери его.

Доро­гие бра­тия и сестры! Смот­рите, как легко Гос­поду обра­тить чело­ве­че­ское горе в радость. Мать умер­шего юноши уби­ва­лась от горя: она лиши­лась един­ствен­ного люби­мого сына и оста­лась таким обра­зом оди­но­кой, бес­по­мощ­ной, без­утеш­ной. Она лиши­лась един­ствен­ной надежды и опоры в своей ста­ро­сти, но вот одно мгно­ве­ние — и печаль ее пре­вра­ти­лась в необык­но­вен­ную, изу­ми­тель­ную радость, радость, соеди­нен­ную с бла­го­го­вей­ной бла­го­дар­но­стью Гос­поду. Одно слово Спа­си­теля — и мерт­вец ожи­вает, и встает, к ужасу и изум­ле­нию мно­го­чис­лен­ной толпы. Так все­мо­гущ Гос­подь и так благ и мило­стив Он к нам, грешным.

Уте­шимся же, доро­гие бра­тия и сестры, нынеш­ним еван­гель­ским чте­нием и нико­гда не будем пре­да­ваться чрез­мер­ной печали, уны­нию, тоске, отча­я­нию; как бы ни было без­вы­ходно поло­же­ние наше, нико­гда не надо терять надежды: Бог все­мо­гущ, для Него нико­гда не трудно и не поздно пре­вра­тить беду и скорбь в радость.

Каж­дый из нас испы­ты­вает много скор­бей, непри­ят­но­стей и неустройств на работе и в семей­ной жизни. Не горюй, не печалься, не падай духом, а молись Богу — и все ула­дится. Только веруй при этом и надейся на Бога твердо, да не замы­кайся и не уеди­няйся в своем горе, а откройся кому-либо, ибо и молитва силь­нее, если она не оди­нока. Истинно говорю вам, — гово­рит Гос­подь, — что если двое из вас согла­сятся на земле про­сить о вся­ком деле, то, чего бы ни попро­сили, будет им от Отца Моего Небес­ного (Мф. 18, 19).

Часто мы скор­бим и даже пла­чем, когда лиша­емся близ­кого, род­ного нам чело­века, кото­рого похи­тила смерть. Не печалься, не плачь. Бог силен вос­кре­сить вся­кого умер­шего, как вос­кре­сил Он сына наин­ской вдовы. Если же Он не вос­кре­сит его, то, зна­чит, и не нужно это, зна­чит, лучше умер­шему, чтобы его не вос­кре­шали, лучше ему жить за гро­бом, чем на земле, лучше и тебе без него спа­сать свою душу.

Но при этом должны мы пом­нить, что смерти не суще­ствует, а что видим мы уми­ра­ю­щим, то отно­сится лишь к смерти тела. Чело­век не уми­рает, он только на время раз­лу­ча­ется со своей пло­тью, с насто­я­щим миром и пере­се­ля­ется в иной, неви­ди­мый мир. У Бога нет мерт­вых, ибо Бог не есть Бог мерт­вых, но живых (Лк. 20, 38). И наста­нет время, когда по одному пове­ли­тель­ному слову Спа­си­теля все умер­шие про­бу­дятся и все вос­крес­нут для буду­щей жизни. Истинно, истинно говорю вам: насту­пает время, и настало уже, когда мерт­вые услы­шат глас Сына Божия и, услы­шав, ожи­вут. И изы­дут тво­рив­шие добро в вос­кре­се­ние жизни, а делав­шие зло — в вос­кре­се­ние осуж­де­ния (Ин. 5, 25, 29), — так гла­сит слово Господне.

А если смерти не суще­ствует, то верь, что и тот, о ком ты горю­ешь, жив и может общаться с тобою, может даже являться тебе, если это будет угодно Богу. Ведь неод­но­кратно бывали слу­чаи, когда умер­шие явля­лись живу­щим на земле, воз­ве­щая тем самым досто­вер­ность бес­смер­тия, и тем достав­ляли им уте­ше­ние и успо­ко­е­ние, или при­ми­ря­лись с ними, или побуж­дали к молитве, или пре­ду­пре­ждали о чем-либо.

Очень часто с печа­лью думаем мы и о своей соб­ствен­ной смерти, даже сама мысль о ней пугает нас. Но какой бы страш­ной ни каза­лась нам смерть, бояться мы ее не должны, доро­гие. Прежде всего надо верить, что Бог возь­мет нас из этого мира тогда, когда это для нас будет всего полез­нее и спа­си­тель­нее, так как Бог все устра­и­вает ко благу нашему, а не ко вреду.

Свя­той апо­стол Павел не печа­лился при мысли о смерти, но радо­вался; не боялся смерти, но желал ее. Имею жела­ние раз­ре­шиться и быть со Хри­стом, — пишет он в посла­нии к Филип­пий­цам, — потому что это несрав­ненно лучше (Флп. 1, 23). Подоб­ным же обра­зом должны мыс­лить и все хри­сти­ане, потому что Хри­стос уни­что­жил жало смерти, и теперь она для нас не зло, а при­об­ре­те­ние (Флп. 1, 21). Поис­тине, доро­гие бра­тия и сестры, нечего нам бояться. Ведь если и смерть для нас нестрашна, то чего же еще нам страшиться?

Правда, есть одно, чего должны мы бояться, — это грех, кото­рый может и душу, и тело вверг­нуть в геенну огнен­ную. Поис­тине грех — зло, от кото­рого душа омра­ча­ется и от кото­рого вме­сто радо­сти и мира посе­ля­ются в ней скорбь и тес­нота. Однако, бра­тия и сестры, для хри­стиан и от греха есть спа­си­тель­ное вра­че­ство: Таин­ства Пока­я­ния и При­ча­ще­ния. Испо­ве­дуй свой грех и при­ча­стись — и ты снова ожи­вешь душою и будешь весел и рад, потому что Кровь Иисуса Хри­ста очи­щает нас от вся­кого греха (1 Ин. 1, 7).

Итак, доро­гие бра­тия и сестры, среди скор­бей этого бушу­ю­щего житей­ского моря воз­ло­жим все упо­ва­ние на Бога и не будем нико­гда уны­вать, печа­литься, бояться и мало­ду­ше­ство­вать. Да не сму­ща­ется сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте (Ин. 14, 1), — гово­рит Гос­подь Иисус Хри­стос, — в мире будете иметь скорбь; но мужай­тесь: Я побе­дил мир (Ин. 16, 33). Не оставлю вас сиро­тами (Ин. 14, 18), ибо Я с вами во все дни до скон­ча­ния века (Мф. 28, 20). Аминь.

1963 г.

В Неделю 21‑ю по Пятидесятнице. Притча о сеятеле и семени

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Слово Божие живо и дей­ственно и ост­рее вся­кого меча обо­ю­до­ост­рого: оно про­ни­кает до раз­де­ле­ния души и духа, соста­вов и моз­гов, и судит помыш­ле­ния и наме­ре­ния сер­деч­ные (Евр. 4, 12), — гово­рит свя­той апо­стол Павел в своих настав­ле­ниях хри­сти­а­нам. Потому-то, при­да­вая боль­шое зна­че­ние слы­ша­нию людьми слова Божия, Гос­подь наш и пред­ло­жил сего­дня нам на стра­ни­цах Свя­того Еван­ге­лия притчу о сея­теле и семени, в кото­рой изоб­ра­зил раз­но­об­раз­ные дей­ствия Сво­его Боже­ствен­ного слова на сердца человеческие.

Слово Божие, доро­гие мои, имеет весьма важ­ное зна­че­ние для рели­ги­озно-нрав­ствен­ной жизни людей. Без Боже­ствен­ного Откро­ве­ния, заклю­чен­ного в слове Божием, мы не имели бы над­ле­жа­щего поня­тия ни о Боге и о Его суще­стве и свой­ствах, ни о мире и о его про­ис­хож­де­нии и послед­них судь­бах, ни о себе самих — о нашем назна­че­нии в жизни насто­я­щей и буду­щей, о нашей природе.

Без слова Божия мы не могли бы вести и жизни дей­стви­тельно нрав­ствен­ной. Только слово Божие ясно опре­де­ляет, в чем состоит суще­ство и совер­шен­ство истинно нрав­ствен­ной жизни. Слово Божие есть то духов­ное, Боже­ствен­ное семя, от кото­рого зачи­на­ется и воз­рас­тает духов­ный чело­век. Как в мире веще­ствен­ном всё — от малой былинки до боль­шого дерева — рож­да­ется и вырас­тает из семени, так и в мире духов­ном новый бла­го­дат­ный чело­век, новая тварь во Хри­сте, воз­рож­да­ется в новую жизнь через слы­ша­ние слова Гос­подня, слова веры и упо­ва­ния, слова спа­се­ния и веч­ной жизни.

Нага и без­об­разна, мертва и без­жиз­ненна сама по себе земля, но бросьте в нее семена, и пусть оро­сится она дож­де­выми кап­лями, согре­ется лучами сол­неч­ными — и она укра­сится мно­го­об­раз­ными, золо­ти­стыми цве­тами, пло­дами и зла­ками. Мертва и без­об­разна сама по себе гре­хов­ная наша при­рода пад­шего чело­века, спо­соб­ная только к взра­щи­ва­нию гре­хов­ных помыс­лов, чувств и неправд от самой юно­сти до пре­ста­ре­лого воз­раста. Но, когда посе­ется на ней живое семя слова Божия и бла­го­вест­во­ва­ния Хри­стова, когда оро­сится она бла­го­да­тью Хри­сто­вой и согре­ется дыха­нием Пре­свя­таго Духа, тогда воз­ни­кает в ней новая жизнь. Она обле­ка­ется, как при­ят­ною зеле­нью, одеж­дою свя­тых помыс­лов, бла­го­го­вей­ных чувств, наме­ре­ний и жела­ний; она бла­го­ухает цве­тами бла­гих дел и пло­дов Свя­таго Духа: любо­вью, радо­стью, миром, дол­го­тер­пе­нием, бла­го­стью, мило­сер­дием, верою, кро­то­стью, воз­дер­жа­нием (см.: Гал. 5, 22–23).

Как веще­ствен­ное семя, сколь бы ни воз­рож­да­лось, не теряет при­су­щей ему жиз­нен­но­сти, так и духов­ное семя — слово Божие, кото­рое при­нес на землю Еди­но­род­ный Сын Божий, — не пере­стает сеяться в серд­цах чело­ве­че­ских во всех стра­нах мира и воз­рож­дать в новую, духов­ную жизнь души люд­ские, и будет оно при­но­сить плоды до скон­ча­ния мира. Но, к сожа­ле­нию, не во всех серд­цах Боже­ствен­ное слово бывает оди­на­ково пло­до­носно. И при­чины бес­плод­но­сти сей ука­заны ныне в притче Господней.

Гос­подь гово­рит, что когда сея­тель стал сеять, то иное семя упало при дороге и было потоп­тано; нале­тели птицы и покле­вали его (см.: Лк. 8, 5). Это озна­чает слу­ша­ю­щих слово Божие, но нера­зу­ме­ю­щих, к кото­рым вскоре при­хо­дит диа­вол и похи­щает слово сие из их сер­дец, чтобы они не уве­ро­вали и не спас­лись. И, сле­до­ва­тельно, пер­вым пре­пят­ствием к тому, чтобы слово Божие при­несло в душе чело­века плод, явля­ются невни­ма­тель­ность, лег­ко­мыс­лие, рас­се­ян­ность и бес­печ­ность — то, чем стра­дает боль­шин­ство людей. Души и сердца таких людей пред­став­ляют как бы боль­шую дорогу, откры­тую для всех мимо­хо­дя­щих помыс­лов, впе­чат­ле­ний, для всех соблаз­нов и увле­че­ний, для вся­кого пусто­сло­вия и суе­сло­вия. Такие люди только и живут-то, что инте­ре­сом к новым впе­чат­ле­ниям, слу­хам и увле­че­ниям, отчего души их скоро иссу­ша­ются и ста­но­вятся невос­при­им­чи­выми к слову Божию.

Про­ни­кая в такие души, диа­вол, или злые люди, или впе­чат­ле­ния, не соглас­ные со сло­вом Божиим, уно­сят, вытес­няют из них слово Божие, и так оно бывает бес­плод­ным. Как помочь изба­виться от подоб­ного душев­ного состо­я­ния, воз­вра­тить душе ее вос­при­им­чи­вость? При­мер для этого можно поза­им­ство­вать из жизни зем­ле­дельца. Когда он захо­чет обра­тить дорогу в пашню, то пере­го­ра­жи­вает ее, чтобы пут­ники не могли по ней ходить, обра­ба­ты­вает ее и засе­вает семе­нами. И она при­но­сит плоды. Так и рас­се­ян­ные души пусть огра­дят себя от сует­ных увле­че­ний и впе­чат­ле­ний мир­ских, сосре­до­то­чатся на при­леж­ном чте­нии слова Божия, и оно мало-помалу воз­ро­дит в них доб­рые хри­сти­ан­ские чув­ства и любовь и ста­нет при­но­сить обиль­ный плод в их истинно хри­сти­ан­ской жизни.

Иное семя упало на каме­ни­стую землю и быстро взо­шло, но так как не имело корня, то быстро засохло (см.: Мк. 4, 5–6; Лк. 8, 6) Это озна­чает тех, кто с радо­стью слу­шает слово Божие, но потом по при­чине гоне­ния или иску­ше­ний отпа­дает и не при­но­сит пло­дов. Таким обра­зом, вто­рое пре­пят­ствие к пло­до­нос­но­сти слова Божия встре­ча­ется в душах, подоб­ных каме­ни­стой почве, то есть затвер­дев­ших от само­лю­бия или каких-либо дру­гих стра­стей и похо­тей и не раз­мяг­чен­ных чув­ством любви, состра­да­ния, доб­рого рас­по­ло­же­ния к ближ­ним. Под вли­я­нием само­лю­бия души эти сде­ла­лись подоб­ными камню, бес­чув­ствен­ными и бес­со­стра­да­тель­ными, а потому и не спо­собны они к вос­при­я­тию слова Божия, и оттого не при­но­сит оно в них плода; хотя и слы­шат они его, но оно в них скоро засыхает.

Чтобы исце­лить, испра­вить такое убо­же­ство души, необ­хо­димо совер­ше­ние подви­гов само­от­вер­же­ния и дел любви, обще­ние с людьми мило­серд­ными и доб­ро­душ­ными, а также беседы и чте­ние о делах мило­сер­дия, что вкупе и может посте­пенно смяг­чить душу и сде­лать ее отзыв­чи­вой, любя­щей и сердечной.

Иное семя упало в тер­ние, и выросло тер­ние и заглу­шило семя (см.: Лк. 8, 7). Это озна­чает тех, кто слу­шает слово Божие, но в ком забота века сего, богат­ство и насла­жде­ния подав­ляют его и оно заглу­ша­ется (см.: Лк. 8, 14). В духов­ной жизни под тер­нием разу­ме­ются обык­но­венно мно­го­об­раз­ные попе­че­ния и заботы, удо­воль­ствия, сла­сти житей­ские, удо­вле­тво­ре­ние вся­ких похо­тей и вле­че­ний страст­ных. Есте­ственно, что подав­ля­ется душа этими вле­че­ни­ями и не может в ней запе­чат­леться слово Божие.

Чтобы увра­че­вать свою душу от сего недуга и дать слову Божию при­но­сить в ней плод, необ­хо­димо прежде всего исторг­нуть из нее заботы житей­ские, а глав­ную и пре­иму­ще­ствен­ную заботу обра­тить на ее спа­се­ние. Иско­мое сокро­вище хри­сти­а­нина состав­ляет Цар­ствие Небес­ное. Ищите прежде всего Цар­ства Божия и правды Его, а осталь­ное все при­ло­жится вам (Мф. 6, 33), — гово­рит Спа­си­тель. Поэтому прежде всего и надо забо­титься о спа­се­нии своей души, тогда все осталь­ное само собою при­ло­жится и наши заботы о житей­ском при­мут вто­ро­сте­пен­ный харак­тер и не будут заглу­шать в нас доб­рых рост­ков слова Божия.

Но, кроме бес­плод­ных душ, есть и души пло­до­нос­ные. Иное семя упало на почву доб­рую и при­несло плод в трид­цать, шесть­де­сят и во сто крат (см.: Мк. 4, 8). Это озна­чает тех людей, кото­рые имеют доб­рое и чистое сердце и слу­шают слово Божие со вни­ма­нием и при­но­сят плод в тер­пе­нии (Лк. 8, 15). Дей­стви­тельно, много нужно им тер­пе­ния, чтобы сохра­нить себя от раз­но­об­раз­ных иску­ше­ний, соблаз­нов и забот мира сего и сохра­нить свое сердце непо­роч­ным и чистым. Но зато и награж­да­ются они обиль­ными плодами.

Доро­гие бра­тия и сестры, чтобы слово Божие при­но­сило в нас плод, будем прежде всего вни­ма­тельно слу­шать и читать его и раз­мыш­лять о нем, отго­няя вся­кую невни­ма­тель­ность и рас­се­ян­ность и обе­ре­гая свое сердце от вся­кой вред­ной мно­го­по­пе­чи­тель­но­сти и сует­но­сти. Тогда-то и будем мы при­но­сить плод в тер­пе­нии, на что и Спа­си­тель вни­ма­ние наше обра­тил, при­со­во­ку­пив в конце притчи слова: Имеяй уши слы­шати да слы­шит (Лк. 8, 15).

Если будем мы при­ла­гать ста­ра­ние свое к этому, то, конечно же, мило­серд­ный Гос­подь Сам помо­жет нам очи­стить наши души от забот житей­ских и Своею бла­го­да­тью удоб­рит их, чтобы мы здесь, на земле, при­несли Ему доб­рые плоды и удо­сто­и­лись за то нескон­ча­е­мой жизни на Небе, кото­рую уго­това Бог любя­щим Его (1 Кор. 2, 9). Аминь.

1962 г.

В Неделю 24‑ю по Пятидесятнице. О воскрешении дочери Иаира и исцелении кровоточивой жены

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Доро­гие во Хри­сте бра­тия и сестры, в сего­дняш­нем Еван­ге­лии мы слы­шали о вос­кре­ше­нии Гос­по­дом умер­шей дочери Иаира, началь­ника иудей­ской сина­гоги, и об исце­ле­нии кро­во­то­чи­вой жен­щины, стра­дав­шей своей болез­нью две­на­дцать лет. И так как еван­гель­ское чте­ние это весьма глу­боко и имеет для каж­дого из нас боль­шое поучи­тель­ное и нази­да­тель­ное зна­че­ние, то про­чи­таем его снова, чтобы лучше его запомнить.

При­шел чело­век, име­нем Иаир, кото­рый был началь­ни­ком сина­гоги; и, пав к ногам Иисуса, про­сил Его войти к нему в дом, потому что у него была одна дочь, лет две­на­дцати, и та была при смерти. Когда же Он шел, народ тес­нил Его. И жен­щина, стра­дав­шая кро­во­те­че­нием две­на­дцать лет, кото­рая, издер­жав на вра­чей все име­ние, ни одним не могла быть выле­чена, подойдя сзади, кос­ну­лась края одежды Его; и тот­час тече­ние крови у ней оста­но­ви­лось. И ска­зал Иисус: кто при­кос­нулся ко Мне? Когда же все отри­ца­лись, Петр ска­зал и быв­шие с Ним: Настав­ник! народ окру­жает Тебя и тес­нит, — и Ты гово­ришь: кто при­кос­нулся ко Мне?

Но Иисус ска­зал: при­кос­нулся ко Мне некто, ибо Я чув­ство­вал силу, исшед­шую из Меня. Жен­щина, видя, что она не ута­и­лась, с тре­пе­том подо­шла и, пав пред Ним, объ­явила Ему перед всем наро­дом, по какой при­чине при­кос­ну­лась к Нему и как тот­час исце­ли­лась. Он ска­зал ей: дер­зай, дщерь! вера твоя спасла тебя; иди с миром.

Когда Он еще гово­рил это, при­хо­дит некто из дома началь­ника сина­гоги и гово­рит ему: дочь твоя умерла; не утруж­дай Учи­теля. Но Иисус, услы­шав это, ска­зал ему: не бойся, только веруй, и спа­сена будет. Придя же в дом, не поз­во­лил войти никому, кроме Петра, Иоанна и Иакова, и отца девицы, и матери. Все пла­кали и рыдали о ней. Но Он ска­зал: не плачьте; она не умерла, но спит. И сме­я­лись над Ним, зная, что она умерла. Он же, выслав всех вон и взяв ее за руку, воз­гла­сил: девица! встань. И воз­вра­тился дух ее; она тот­час встала, и Он велел дать ей есть. И уди­ви­лись роди­тели ее. Он же пове­лел им не ска­зы­вать никому о про­ис­шед­шем (Лк. 8, 41–56).

Вот таково Еван­ге­лие, читан­ное сего­дня. И прежде всего, доро­гие бра­тия и сестры, явно откры­ва­ется из него уче­ние о том, что несо­мненно будет вос­кре­се­ние мерт­вых, ибо Гос­подь вос­кре­шал усоп­ших, как можем мы это видеть, более всего для того, чтобы пока­зать, что Он есть вос­кре­се­ние и жизнь (Ин. 11, 25). Сле­до­ва­тельно, все мы должны бод­рен­ным серд­цем и трез­вен­ною мыс­лью про­хо­дить все время насто­я­щей жизни в ожи­да­нии Все­об­щего Вос­кре­се­ния и вели­кого дня явле­ния с Небес Гос­пода Славы со всеми Анге­лами Его во Вто­рое и Страш­ное При­ше­ствие Его.

Дру­гое же нази­да­ние для нас заклю­ча­ется в сле­ду­ю­щем: в каком бы кто поло­же­нии ни нахо­дился, нико­гда не дол­жен счи­тать его без­на­деж­ным. Вся­кое уны­ние и отча­я­ние есть оскорб­ле­ние вели­че­ства Божия. Не две ли малые птицы, — гово­рит Спа­си­тель, — про­да­ются за асса­рий? И ни одна из них не упа­дет на землю без воли Отца вашего; у вас же и волосы на голове все сочтены; не бой­тесь же: вы лучше мно­гих малых птиц (Мф. 10, 29–31). И устами Псал­мо­певца гла­го­лет Гос­подь: При­зови Мя в день скорби твоея, и изму тя, и про­сла­виши Мя (Пс. 49, 15). Нет такой скорби, кото­рой не мог бы увра­че­вать Все­мо­гу­щий. Там-то пре­иму­ще­ственно и откры­ва­ется сила Его, где ника­кая дру­гая сила не может спа­сти страдальца.

Но, кроме того, из про­чи­тан­ного ныне Еван­ге­лия откры­ва­ется и та истина, что для полу­че­ния небес­ной помощи необ­хо­дима с нашей сто­роны вера. Спа­си­тель изрек обе­то­ва­ние, что веру­ю­щему все воз­можно (см.: Мк. 9, 23). Где Гос­подь нахо­дил веру, там тво­рил Он чудеса, а где не нахо­дил, там ника­ких чудес не совер­шал. Гос­подь бли­зок ко всем, но к Нему близки только те, кто имеет веру — твер­дую, живую. Мы потому-то ино­гда про­сим и не полу­чаем, что про­сим, не имея веры.

Помните же, доро­гие, о том, что Гос­подь бли­зок к нам. Когда постиг­нут вас беды, несча­стья, испы­та­ния, когда будет казаться, что все уже про­пало, неот­куда и не от кого ждать помощи, вспом­ните тогда о том, что име­ете Все­силь­ного Заступ­ника — Гос­пода, обра­ти­тесь к Нему в это время с молит­вой, при­ле­пи­тесь к Нему всем своим серд­цем — и услы­шите в своей душе бла­го­дат­ный голос: не бойся, только веруй, и узришь славу Божию (см.: Мк. 5, 36; Ин. 11, 40). И как похва­лил Гос­подь жену кро­во­то­чи­вую за веру ее, так убла­жит Он и вся­кого веру­ю­щего в Него и ска­жет ему: Дер­зай чадо, вера твоя спасла тебя; иди с миром. Аминь.

1962 г.

В Неделю 28‑ю по Пятидесятнице, святых праотец. О званых на брачную вечерю

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Доро­гие бра­тия и сестры, за две недели до празд­ника Рож­де­ства Хри­стова Свя­тая Пра­во­слав­ная Цер­ковь наша напо­ми­нает нам о его при­бли­же­нии и при­го­тов­ляет к достой­ной его встрече. В нынеш­нюю, первую при­го­то­ви­тель­ную к празд­нику неделю она вос­по­ми­нает свя­тых, жив­ших до Рож­де­ства Хри­стова, — вет­хо­за­вет­ных про­ро­ков и всех бла­го­че­сти­вых людей, с верою ожи­дав­ших при­ше­ствия Спа­си­теля, отчего и неделя эта назы­ва­ется неде­лей свя­тых пра­о­тец. Этим вос­по­ми­на­нием она пере­но­сит нас мыс­ленно во вре­мена вет­хо­за­вет­ные, во вре­мена, пред­ше­ство­вав­шие явле­нию обе­щан­ного Богом Изба­ви­теля, и для побуж­де­ния нас к нрав­ствен­ному само­очи­ще­нию постав­ляет перед нами целый сонм вели­ких пра­от­цев, вос­си­яв­ших своей бого­угод­ной жизнью.

Все пра­отцы жили надеж­дой на име­ю­щего явиться Иску­пи­теля и посто­янно выска­зы­вали свою веру в Него. Но в то время как неболь­шое число бла­го­че­сти­вых людей ожи­дало явле­ния Хри­ста Спа­си­теля на земле и при­няло Его, б!ольшая часть бого­из­бран­ного народа изра­иль­ского не при­няла Хри­ста Спа­си­теля, отвергла Божий глас и попе­че­ние о своем спа­се­нии, лишила себя веч­ной бла­жен­ной жизни, о чем и чита­лось сего­дня в Свя­том Евангелии.

Свя­той еван­ге­лист Лука повест­вует о том, как Гос­подь Иисус Хри­стос воз­ле­жал на пир­ше­стве у одного фари­сей­ского началь­ника и некто из воз­ле­жав­ших ска­зал: Бла­жен, кто вку­сит хлеба в Цар­ствии Божием (Лк. 14, 15)! И Гос­подь ему и всем при­сут­ство­вав­шим за тра­пе­зой пред­ло­жил в ответ на это сле­ду­ю­щую притчу: Один чело­век сде­лал боль­шой ужин и звал мно­гих, и когда насту­пило время ужина, послал раба сво­его ска­зать зва­ным: идите, ибо уже все готово. И начали все, как бы сго­во­рив­шись, изви­няться. Пер­вый ска­зал ему: я купил землю и мне нужно пойти посмот­реть ее; прошу тебя, извини меня. Дру­гой ска­зал: я купил пять пар волов и иду испы­тать их; прошу тебя, извини меня. Тре­тий ска­зал: я женился и потому не могу придти. И, воз­вра­тив­шись, раб тот донес о сем гос­по­дину сво­ему. Тогда, раз­гне­вав­шись, хозяин дома ска­зал рабу сво­ему: пойди ско­рее по ули­цам и пере­ул­кам города и при­веди сюда нищих, увеч­ных, хро­мых и сле­пых. И ска­зал раб: гос­по­дин! испол­нено, как при­ка­зал ты, и еще есть место. Гос­по­дин ска­зал рабу: пойди по доро­гам и изго­ро­дям и убеди придти, чтобы напол­нился дом мой. Ибо ска­зы­ваю вам, что никто из тех зва­ных не вку­сит моего ужина, ибо много зва­ных, но мало избран­ных (Лк. 14, 16–24).

Под обра­зом доб­рого хозя­ина разу­ме­ется в этой притче Бог, Небес­ный Отец, Кото­рый посто­янно зовет нас на Свою вечерю, то есть в Цар­ствие Небес­ное, уго­то­ван­ное нам от сло­же­ния мира, насле­ду­е­мое чрез при­ня­тие верою Иску­пи­теля нашего Хри­ста Спа­си­теля и гото­вое открыться под конец этого мира. Рабом, по тол­ко­ва­нию Свя­тых Отцов, в этой притче разу­ме­ется при­няв­ший зрак раба ради нашего спа­се­ния Еди­но­род­ный Сын Божий, Кото­рый все­гда при­зы­вает нас: При­и­дите ко Мне все труж­да­ю­щи­еся и обре­ме­нен­ные, и Я успо­кою вас (Мф. 11, 28).

Бли­жай­шим обра­зом эта притча отно­сится к совре­мен­ным Гос­поду нашему Иисусу Хри­сту иудеям и языч­ни­кам, кото­рые в тече­ние мно­гих веков при­го­тов­ля­лись дей­стви­ями Боже­ствен­ного Про­мысла к при­ня­тию Спа­си­теля и вступ­ле­нию в Цер­ковь Хри­стову, однако по сво­ему упор­ному неве­рию, по увле­че­нию житей­ской суе­той и гре­хов­ными удо­воль­стви­ями не вос­хо­тели явиться на брач­ный пир Сына Божия, не вошли в лоно Церкви Его Свя­той, в то время как и Сам Он, Жених цер­ков­ный, и дру­зья Его, свя­тые Апо­столы и Про­роки, при­зы­вали их на путь пока­я­ния и спа­се­ния во Хри­сте Иисусе.

После того как зва­ные ока­за­лись недо­стой­ными брач­ной вечери, Слуга Божий по пове­ле­нию Сво­его Гос­по­дина при­гла­шает на пир всех нищих, увеч­ных, хро­мых и сле­пых, кото­рые с бла­го­дар­но­стью отзы­ва­ются на при­гла­ше­ние войти на пир­ше­ство и быть участ­ни­ками вели­кой вечери. Под нищими, увеч­ными, сле­пыми и хро­мыми разу­ме­ются люди, дей­стви­тельно обла­да­ю­щие есте­ствен­ными недо­стат­ками, кото­рые с б!ольшей готов­но­стью отзы­ва­ются на при­гла­ше­ние Божие сле­до­вать за Гос­по­дом для дости­же­ния Цар­ствия Небес­ного, как гово­рит об этом и апо­стол Павел: Посмот­рите, бра­тия, кто вы, при­зван­ные: не много из вас муд­рых по плоти, не много силь­ных, не много бла­го­род­ных; но Бог избрал немуд­рое мира, чтобы посра­мить муд­рых, и немощ­ное мира избрал Бог, чтобы посра­мить силь­ное; и незнат­ное мира и уни­чи­жен­ное и ничего не зна­ча­щее избрал Бог, чтобы упразд­нить зна­ча­щее, — для того, чтобы ника­кая плоть не хва­ли­лась пред Богом (1 Кор. 1, 26–29).

Можно разу­меть под нищими и убо­гими людей, несо­вер­шен­ных и в нрав­ственно-духов­ном отно­ше­нии, людей, погряз­ших в заблуж­де­ниях и поро­ках, не ода­рен­ных от при­роды доб­ро­де­те­лями, кото­рые, однако, на при­зыв Гос­пода Сво­его ото­зва­лись пока­я­нием и пер­выми идут в Цар­ствие Божие.

Хотя эта притча имеет, как ска­зано было, бли­жай­шее отно­ше­ние к совре­мен­ным Иисусу Хри­сту людям, имеет она самое близ­кое отно­ше­ние и ко всем нам. В ней каж­дый най­дет, если только вни­ма­тельно при­слу­ша­ется к голосу своей сове­сти, изоб­ра­же­ние сво­его соб­ствен­ного отно­ше­ния к Церкви Хри­сто­вой, к сво­ему веч­ному спа­се­нию. Из притчи мы видим, что при­гла­ша­ются на вечерю прежде всего люди, кото­рые зани­ма­ются закон­ными тру­дами и уте­ша­ются невин­ными семей­ными радо­стями, что не явля­ется оскорб­ле­нием бла­го­сти Божией, потому что Сам Гос­подь дал запо­ведь и тру­диться, и иметь жену. И тем не менее судьба этих людей, заня­тых закон­ным тру­дом и пре­да­ю­щихся невин­ным удо­воль­ствиям скла­ды­ва­ется очень при­скорбно. Все закан­чи­ва­ется для них тем, что они лиша­ются уча­стия в веч­ном цар­ском пире и гиб­нут. За что же? Конечно, они осуж­да­ются не за то, что тру­ди­лись и уте­ша­лись радо­стями семей­ными, но за то, что среди житей­ских забот и попе­че­ний над­ме­ва­лись своим почет­ным поло­же­нием и, при­стра­стив­шись к сво­ему труду, тор­говле и радо­стям, забыли о долге пови­но­ве­ния и почте­ния к сво­ему Гос­по­дину и пре­не­брегли при­гла­ше­нием на Его пир.

И среди нас, доро­гие бра­тия и сестры, могут быть такие люди, кото­рые, обла­дая извест­ными доб­рыми каче­ствами, и досто­ин­ствами, и доб­ро­де­те­лями, про­во­дят время в раз­лич­ных тру­дах, заня­тиях, раз­вле­кают себя удо­воль­стви­ями и радо­стями невин­ными и среди своих тру­дов и радо­стей совер­шенно забы­вают о Боге и своих обя­зан­но­стях по отно­ше­нию к Нему. В гор­дом упо­ва­нии на свою пра­вед­ность они счи­тают себя не нуж­да­ю­щи­мися в мило­сти, дарах и бла­гах Божиих, реши­тельно отка­зы­ва­ются от дел само­от­вер­же­ния, от послу­ша­ния Богу и оста­ются глухи ко вся­кому при­зыву ко спасению.

При­стра­стие к зем­ному, к насла­жде­ниям, к богат­ству, к удо­воль­ствиям века сего, при­стра­стие к отдель­ным лицам дру­гого пола заглу­шают в чело­веке при­зыв к Цар­ствию Божию, и он, подобно еван­гель­ским зва­ным, отве­чает: Не могу придти, прошу тебя, извини меня. Конечно, эти зва­ные не вку­сят вечери Гос­под­ней, не будут насла­ждаться веч­ным бла­жен­ством, от кото­рого они сами же и отре­ка­ются. Во время зем­ной жизни они не при­об­ре­тают ничего для жизни в оби­те­лях Отца Небес­ного. Любовь, радость, мир, дол­го­тер­пе­ние, кро­тость, мило­сер­дие, бла­гость, воз­дер­жа­ние, вера (ср.: Гал. 5, 22–23) — вот каче­ства, отвер­за­ю­щие чело­веку врата небес­ные и вво­дя­щие его в чер­тоги рай­ские. Но эти каче­ства, состав­ля­ю­щие плоды духа, неве­домы и недо­ступны живу­щим по нача­лам плоти, живу­щим только для земли, без мысли о Небе, об Иисусе Хри­сте и Его запо­ве­дях. И поэтому без тяж­ких, по-види­мому, гре­хов, без воз­му­ща­ю­щих душу зло­де­я­ний миро­лю­бец и сла­сто­лю­бец, пре­да­ю­щийся своим житей­ским попе­че­ниям и радо­стям, забы­вая о Боге, в конце кон­цов под­вер­га­ется веч­ной поги­бели: Сеяй в плоть свою, от плоти пожнет истле­ние (Гал. 6, 8).

А вот люди вто­рого рода, зва­ные с дорог и пере­крест­ков, то есть люди менее ода­рен­ные и спо­соб­ные в жизни, ока­зы­ва­ются более отзыв­чи­выми, и при­зыв Божий, обра­щен­ный к ним, вен­ча­ется успе­хом ско­рее, чем обра­щен­ный к людям, над­ме­ва­ю­щимся своей пра­вед­но­стью или сво­ими даро­ва­ни­ями. Нищие духом, созна­ю­щие свое ничто­же­ство, нрав­ствен­ную ску­дость и неспо­соб­ность соб­ствен­ными силами устро­ить свое спа­се­ние, алчу­щие и жаж­ду­щие правды, со всей горяч­но­стью отве­чают на при­зыв в Цар­ствие Хри­стово, к жизни хри­сти­ан­ской, и из их среды исхо­дят луч­шие гости на брач­ном пиру Агнца Божия, взем­лю­щего грехи мира.

Все вели­кие люди, ока­зав­шие сво­ими подви­гами бла­го­де­я­ние Церкви, все вели­кие пас­тыри и учи­тели Церкви, свя­тые муче­ники, смер­тью запе­чат­лев­шие свою несо­кру­ши­мую любовь ко Хри­сту, свя­тые подвиж­ники и подвиж­ницы и все свя­тые Божии вышли из среды зва­ных — нищих духом, сми­рен­но­муд­рых — и тор­же­ствуют ныне на брач­ной вечере крот­кого Агнца. Всту­пают в сонмы избран­ных Божиих мно­гие из людей, скудно наде­лен­ных умствен­ными и нрав­ствен­ными даро­ва­ни­ями — хро­мых, сле­пых, — и мно­гие из тех, кото­рые, зло­упо­треб­ляя, рас­тра­тили вве­рен­ные им дары Божии на пороч­ные и постыд­ные дела, но потом, от всего сердца рас­ка­яв­шись, увра­че­вали свои гре­хов­ные раны и облек­лись в свет­лую брач­ную одежду. В этом убеж­дают нас мно­гие свя­тые, кото­рые после пороч­ной, гре­хов­ной жизни соде­ла­лись чистыми и пра­вед­ными, как, напри­мер, пре­по­доб­ная Мария Еги­пет­ская или пре­по­доб­ный Мои­сей Мурин.

Бра­тия и сестры! И мы явля­емся при­зван­ными в Цар­ствие Небес­ное. Будем поэтому вни­ма­тельны к гласу Божию, памя­туя, что есть пре­дел нашему зем­ному суще­ство­ва­нию, что при­дет время, когда мило­сер­дие Божие, кото­рое ныне при­зы­вает нас к пока­я­нию и исправ­ле­нию, как бы усту­пит место пра­во­су­дию и пра­вед­ному гневу Божию. Се, ныне время бла­го­при­ятно, се, ныне день спа­се­ния (2 Кор. 6, 2). Очи­стим себя пока­я­нием и испра­вимся, чтобы празд­ник Рож­де­ства Хри­стова встре­тить с чистой сове­стью и духов­ной радо­стью и от пол­ноты радо­сти и чувств вос­петь рож­ден­ному в Виф­ле­еме Богом­ла­денцу: Слава в выш­них Богу, и на земли мир, в чело­ве­цех бла­го­во­ле­ние (ср.: Лк. 2, 14).

Аминь.

В Неделю 29‑ю по Пятидесятнице. Об исцелении десяти прокаженных

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Доро­гие бра­тия и сестры, ныне нашему вни­ма­нию пред­ло­жено весьма нази­да­тель­ное еван­гель­ское повест­во­ва­ние о чудес­ном исце­ле­нии Гос­по­дом нашим Иису­сом Хри­стом десяти про­ка­жен­ных. Еван­ге­лист Лука повест­вует, что Гос­подь, направ­ля­ясь в Иеру­са­лим, про­хо­дил между Сама­риею и Гали­леею. И когда вхо­дил Он в одно селе­ние, встре­тили Его десять чело­век про­ка­жен­ных, кото­рые оста­но­ви­лись вдали и гром­ким голо­сом гово­рили: Иисус Настав­ник! поми­луй нас. Уви­дев их, Он ска­зал им: пой­дите, пока­жи­тесь свя­щен­ни­кам. И когда они шли, очи­сти­лись. Один же из них, видя, что исце­лен, воз­вра­тился, гром­ким голо­сом про­слав­ляя Бога, и пал ниц к ногам Его, бла­го­даря Его; и это был Сама­ря­нин. Тогда Иисус ска­зал: не десять ли очи­сти­лись? где же девять? как они не воз­вра­ти­лись воз­дать славу Богу, кроме сего ино­пле­мен­ника? И ска­зал ему: встань, иди; вера твоя спасла тебя (Лк. 17, 12–19).

Доро­гие бра­тия и сестры, насто­я­щее Еван­ге­лие гово­рит нам об обя­зан­но­сти хри­стиан бла­го­да­рить Бога за все неиз­ре­чен­ные Его к нам щед­роты. О небла­го­дар­ных Гос­подь ска­зал: Как они не воз­вра­ти­лись воз­дать славу Богу? Бла­го­дар­ность — это чув­ство, вло­жен­ное в нас Богом, подви­га­ясь кото­рым мы выра­жаем бла­го­да­ре­ние, при­зна­тель­ность лицу, сде­лав­шему нам какое-либо доб­рое дело. Небла­го­дар­ность и пред чело­ве­ками есть самый гру­бый и нестер­пи­мый порок, а небла­го­дар­ность пред Богом есть уже тяж­кое, про­ти­во­есте­ствен­ное пре­ступ­ле­ние. Сама при­рода вле­чет наше сердце к бла­го­да­ре­нию сво­его бла­го­де­теля. Ведь и бес­сло­вес­ные живот­ные, и дикие звери выра­жают, как могут, свою бла­го­дар­ность бла­го­де­ю­щему им человеку.

Если же сама при­рода наша вле­чет нас выра­жать бла­го­дар­ность чело­веку, ока­зав­шему нам то или иное бла­го­де­я­ние, то во сколько раз больше должны мы бла­го­да­рить Бога, от Кото­рого всё полу­чаем! Всё, что дают нам люди, дают они не свое, но Божие дая­ние, ибо всяк дар совер­шен и дая­ние исхо­дят от Отца све­тов (см.: Иак. 1, 17). И что чело­ве­че­ские мило­сти по срав­не­нию с мило­стями Божиими?

Мило­сти Божии бес­ко­нечны, а чело­ве­че­ские — ничтожны. Гос­подь — наш Тво­рец и Созда­тель, от Него мы полу­чили самое бытие и жизнь свою. Он сотво­рил наше тело. Он вдох­нул в нас бес­смерт­ную душу, живо­тво­ря­щую наше тело. Он даро­вал нам разум, кото­рым мы отли­ча­емся от нера­зум­ных живот­ных. Он даро­вал нам сво­бод­ную волю, кото­рая делает нас само­власт­ными в наших дей­ствиях. Он даро­вал нам сердце, спо­соб­ное насла­ждаться дарами бла­го­сти Божией и испы­ты­вать в жизни сча­стье, радость и блаженство.

Гос­подь Бог есть Про­мыс­ли­тель и Хра­ни­тель наш. Он пове­ле­вает сиять над нами солнцу, кото­рое согре­вает, осве­щает и уве­се­ляет нас. Он бла­го­тво­рит нам, посы­лая с небеси дождь, дая и вре­мена пло­до­носна, испол­няя пищею и весе­лием сердца наша (ср.: Деян. 14, 17). Он запо­ве­дал земле взра­щи­вать мно­го­раз­лич­ные плоды, кото­рыми пита­ется и укреп­ля­ется наше тело, и застав­ляет слу­жить нам мно­го­раз­лич­ные роды живот­ных. И горы, и моря, и реки, птицы, рыбы, земля, воз­дух — все слу­жит по Божию опре­де­ле­нию к нашей пользе и насла­жде­нию. Его Боже­ствен­ная прис­но­сущ­ная сила под­дер­жи­вает нас и хра­нит нашу жизнь среди всего враж­деб­ного нам в мире. Им мы живем и дви­жемся (Деян. 17, 28). Не видеть всех этих бла­го­де­я­ний Божиих — зна­чит не созна­вать самого бытия сво­его, не чув­ство­вать соб­ствен­ной своей жизни, сде­латься совер­шенно кам­нем бес­чув­ствен­ным и без­жиз­нен­ным человеком.

Но этого мало, люб­ве­обиль­ный Отец Небес­ный тако воз­люби мир, яко и Сына Сво­его Еди­но­род­наго дал есть, да всяк веруяй в Онь не погиб­нет, но имать живот веч­ный (Ин. 3, 16). Еди­но­род­ный Сын Божий так воз­лю­бил нас, что вос­при­нял на Себя грехи рода чело­ве­че­ского, вопло­тился и воче­ло­ве­чился для спа­се­ния нашего, пре­тер­пел нас ради уни­чи­же­ния, опле­ва­ния, зау­ше­ния, бие­ния, крест­ные стра­да­ния и позор­ную смерть, будучи рас­пят со зло­де­ями, про­лил за нас Кровь Свою и поло­жил Душу Свою. Еди­но­сущ­ный Отцу и Сыну Дух Свя­тый так воз­лю­бил нас, что, не гну­ша­ясь нечи­сто­той нашей, нис­хо­дит на нас, ожив­ляет нас, мерт­вых пре­гре­ше­ни­ями, освя­щает нас, осквер­нен­ных и непотребных.

Сколько раз отве­чали мы на любовь Божию гре­хами нашими, неправ­дами нашими, без­за­ко­ни­ями нашими, однако Гос­подь не только не погуб­ляет, но милует и щадит нас, не лишает даров Своей бла­го­сти, дол­го­тер­пе­ливо ожи­дая нашего обра­ще­ния и пока­я­ния, не хотя да кто погиб­нет, но все в пока­я­ние да при­и­дут (см.: 2 Пет. 3, 9). Если после этой бес­ко­неч­ной бла­го­сти и мило­сер­дия Божия я оста­юсь небла­го­дар­ным пред непо­сти­жи­мой любо­вью Божией, вме­няю ни во что про­ли­тую за меня Кровь Сына Божия, остав­ляю в небре­же­нии неоце­ни­мую бла­го­дать Духа Божия, то чего же достоин я, как не конеч­ного отвер­же­ния от лица Божия и веч­ного осуж­де­ния и мучения?

Поэтому все наше суще­ство, вся наша жизнь, наша при­рода, наше сча­стье в насто­я­щем и буду­щем веке тре­буют, чтобы мы не оста­ва­лись бес­чув­ствен­ными к бла­го­де­я­ниям Божиим, не были небла­го­дарны пред Его бла­го­стью и мило­сер­дием, не оскорб­ляли Его правды и свя­то­сти своим нечув­ствием и небла­го­дар­но­стью. Что же мы воз­да­дим Гос­по­деви о всех, яже воз­даде нам (ср.: Пс. 115, 3)? За бес­ко­неч­ную Его к нам любовь не иным чем можем мы воз­дать Ему, как искрен­ней, все­ду­шев­ной любо­вью к Нему. Дру­гого ничего от нас и не тре­бует Гос­подь наш: Воз­лю­биши Гос­пода Бога тво­его всем серд­цем твоим, и всею душею твоею, и всею мыс­лию твоею: сия есть пер­вая и боль­шая запо­ведь (Мф. 22, 37–38).

Итак, искренне бла­го­да­рен Гос­поду за все неис­чис­ли­мые и неиз­ре­чен­ные бла­го­де­я­ния Его тот, кто любит Его всем серд­цем своим, кто не пре­дает сердца сво­его во власть плот­ских стра­стей, кто готов все плот­ское, зем­ное при­не­сти в жертву ради славы имени Божия, за веру и бла­го­че­стие хри­сти­ан­ское, за честь Еван­ге­лия и Кре­ста Хри­стова, не поща­дить и соб­ствен­ной жизни за воз­лю­бив­шего нас Гос­пода. Ибо кто отлу­чит нас от любви Божией, — гово­рит свя­той апо­стол Павел: — скорбь, или тес­нота, или гоне­ние, или голод, или нагота, или опас­ность, или меч? Но все сие пре­одо­ле­ваем силою Воз­лю­бив­шего нас (Рим. 8, 35, 37).

Помня неиз­менно бла­го­де­я­ния Божии, мы должны все­гда и за все про­слав­лять Его свя­тое имя, и эта наша бла­го­дар­ность Гос­поду должна выра­жаться в воз­но­ше­нии к Нему молитвы бла­го­да­ре­ния, молитвы искрен­ней, сер­деч­ной и чистой. И на бла­го­дар­ного чело­века Гос­подь взи­рает с бла­го­во­ле­нием и любо­вью, испол­няет его бла­гие про­ше­ния и нис­по­сы­лает ему новые мило­сти. Небла­го­дар­ность же наша сви­де­тель­ствует о черст­во­сти и гру­бо­сти нашего сердца, о непа­мя­то­ва­нии и непо­ни­ма­нии нами бла­го­де­я­ний Божиих, о недо­воль­стве своим поло­же­нием и о дру­гих поро­ках нашей души. И мы, греш­ные, какому чело­веку больше мило­сти ока­зы­ваем: тому ли, кто ценит наше добро и бла­го­да­рит за него, или тому, кто к бла­го­де­я­ниям нашим отно­сится пре­не­бре­жи­тельно? Конечно, к пер­вому. Вот и Гос­подь небла­го­дар­ных людей лишает Своих милостей.

Итак, доро­гие бра­тия и сестры, не будем забы­вать все­гда бла­го­да­рить Гос­пода за Его вели­кие мило­сти и бла­го­де­я­ния нам, греш­ным, в осо­бен­но­сти же мило­сти духов­ные — за про­ще­ние и очи­ще­ние наших гре­хов и без­за­ко­ний, за все дары бла­го­дати Божией, за надежду спа­се­ния, дан­ную нам Иису­сом Хри­стом Гос­по­дом нашим. Будем бла­го­да­рить и за самые невзгоды и напа­сти житей­ские, за самые стра­да­ния и печали, ибо и они суть милость нам от Гос­пода, Кото­рый, по нелож­ному слову Сво­ему, мно­гими скор­бями нашими ведет нас в Цар­ствие Божие (см.: Деян. 14, 22).

Аминь.

В Неделю по Рождестве Христовом

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Доро­гие бра­тия и сестры, сего­дня вто­рой день вели­кого празд­ника Рож­де­ства Хри­стова. Этот день назы­ва­ется днем Собора Божией Матери, потому что в древ­но­сти пер­вые хри­сти­ане на вто­рой день празд­ника Рож­де­ства Хри­стова соби­ра­лись в храм, чтобы про­сла­вить Ту, Кото­рая дала земле Спа­си­теля мира. Она яви­лась винов­ни­цей нашего спа­се­ния, по Сво­ему сми­ре­нию, послу­ша­нию воле Гос­под­ней, чистоте, высо­чай­шему цело­муд­рию спо­до­бив­шись стать Мате­рью Хри­ста, Сына Божия.

Сего­дня же Цер­ковь про­слав­ляет пра­вед­ного Иосифа Обруч­ника, свя­того про­рока и царя Давида и брата Гос­подня по плоти — свя­того апо­стола Иакова, пер­вого епи­скопа Иеру­са­лим­ской Церкви.

Еван­гель­ское чте­ние сего­дняш­него дня весьма нази­да­тельно повест­вует о бег­стве Свя­того Семей­ства в Еги­пет. Еван­ге­лист Мат­фей гово­рит: Когда же они (волхвы) ото­шли, — се, Ангел Гос­по­день явля­ется во сне Иосифу и гово­рит: встань, возьми Мла­денца и Матерь Его и беги в Еги­пет, и будь там, доколе не скажу тебе, ибо Ирод хочет искать Мла­денца, чтобы погу­бить Его. Он встал, взял Мла­денца и Матерь Его ночью и пошел в Еги­пет, и там был до смерти Ирода, да сбу­дется речен­ное Гос­по­дом через про­рока, кото­рый гово­рит: из Египта воз­звал Я Сына Моего.

Тогда Ирод, уви­дев себя осме­ян­ным волх­вами, весьма раз­гне­вался, и послал избить всех мла­ден­цев в Виф­ле­еме и во всех пре­де­лах его, от двух лет и ниже, по вре­мени, кото­рое выве­дал от волх­вов. Тогда сбы­лось речен­ное через про­рока Иере­мию, кото­рый гово­рит: глас в Раме слы­шен, плач и рыда­ние и вопль вели­кий; Рахиль пла­чет о детях своих и не хочет уте­шиться, ибо их нет.

По смерти же Ирода, — се, Ангел Гос­по­день во сне явля­ется Иосифу в Египте и гово­рит: встань, возьми Мла­денца и Матерь Его и иди в землю Изра­и­леву, ибо умерли искав­шие души Мла­денца. Он встал, взял Мла­денца и Матерь Его и при­шел в землю Изра­и­леву. Услы­шав же, что Архе­лай цар­ствует в Иудее вме­сто Ирода, отца сво­его, убо­ялся туда идти; но, полу­чив во сне откро­ве­ние, пошел в пре­делы Гали­лей­ские и, придя, посе­лился в городе, назы­ва­е­мом Наза­рет, да сбу­дется речен­ное через про­ро­ков, что Он Назо­реем наре­чется (Мф. 2, 13–23). Бег­ство Иисуса Хри­ста в Еги­пет, пред­при­ня­тое по настав­ле­нию Ангела Гос­подня для того, чтобы не под­вергся Он смерти, замыс­лен­ной Иро­дом, пред­став­ляет и нам при­мер для руко­вод­ства на путях нашей жизни. И с нами в раз­ных видах может встре­титься подоб­ное тому, что было с нашим Спа­си­те­лем, то есть опас­но­сти и гоне­ния. Когда преду­смат­ри­ваем какую-нибудь опас­ность жизни или опас­ность, угро­жа­ю­щую нашему здо­ро­вью или бла­го­со­сто­я­нию, не надобно без­рас­судно идти навстречу ей. Свя­той закон Божий и здра­вое рас­суж­де­ние вну­шают нам забо­титься о сохра­не­нии жизни и бла­го­со­сто­я­ния, как даров Божиих, и обя­зы­вают нас устра­няться от преду­смат­ри­ва­е­мых опас­но­стей. Могут, конечно, тре­бо­вать иного наши выс­шие нрав­ствен­ные обя­зан­но­сти, ради кото­рых чело­век дол­жен бывает по доб­рой воле жерт­во­вать всем, и даже своей соб­ствен­ной жиз­нью. Но когда таких слу­чаев нет, тогда надо посту­пать так, как посту­пал Спа­си­тель, — не вда­ваться в опас­ность, укло­няться от нее, сколько воз­можно, не ожи­дая для нашего спа­се­ния каких-либо чрез­вы­чай­ных про­мыс­ли­тель­ных дей­ствий Божиих свыше, а поль­зу­ясь теми, кото­рые нахо­дятся в наших руках.

Неко­то­рые гово­рят: “Я, несмотря на опас­но­сти, пре­да­юсь воле Божией, если угодно будет Богу, то Он сохра­нит меня”. Но разве у Сына Божия не было средств для Сво­его спа­се­ния от Ирода? Он и тогда мог пред­ста­вить, если бы вос­хо­тел, в защиту Свою более, нежели две­на­дцать леги­о­нов Анге­лов, но вме­сто этого упо­треб­ляет есте­ствен­ные сред­ства: несо­мый стар­цем Иоси­фом и Мате­рью Своею, бежит, подобно послед­нему из сынов чело­ве­че­ских, в Еги­пет и таким обра­зом спа­сает Себя. Так и нам должно посту­пать. Поль­зо­ваться доступ­ными нам есте­ствен­ными сред­ствами, а не иску­шать Гос­пода ожи­да­ни­ями в защиту нашу чудес и зна­ме­ний, кото­рые нико­гда не рас­то­ча­ются без край­ней нужды.

Кроме того, взи­рая на Боже­ствен­ного Мла­денца, спа­са­ю­ще­гося бег­ством в Еги­пет, и помыш­ляя, с какими труд­но­стями сопря­жено было это путе­ше­ствие и для Него, и для Матери с пра­вед­ным стар­цем, мы должны вос­при­нять дух муже­ства и тер­пе­ния. Должны про­го­нять от себя мысль, кото­рая вну­шает нам: “Зачем скорби и напа­сти, ведь они несвой­ственны нашей при­роде?”. Мы должны знать, что тот, кто хочет рабо­тать Гос­поду и слу­жить Ему, дол­жен, по слову пре­муд­рого Сираха, уго­то­вить свою душу во иску­ше­ние (см.: Сир. 2, 1).

Истин­ный хри­сти­а­нин — это воин и подвиж­ник, кото­рого за труды и подвиги его ожи­дают покой и награда, то, о чем ска­зал апо­стол Павел: Не видел того глаз, не слы­шало ухо, и не при­хо­дило то на сердце чело­веку (1 Кор. 2, 9). Но где ожи­дает? Не здесь, на земле, а там, на Небе. Здесь же — многи скорби пра­вед­ным (Пс. 33, 20) и тер­пе­нием вашим спа­сайте души ваши (Лк. 21, 19), — гово­рит Господь.

Имея в виду все это, и мы с тер­пе­нием да совер­шаем свой подвиг спа­се­ния, взи­рая на началь­ника и совер­ши­теля веры, Гос­пода Иисуса, Кото­рый, вме­сто пред­ле­жа­щей Ему славы пре­тер­пев бег­ство во Еги­пет, не радев об уни­чи­же­нии, таким обра­зом пройдя всю лествицу уни­же­ний и стра­да­ний, вос­сел одес­ную пре­стола вели­че­ствия на Небе­сах (см.: Евр. 12, 1–2). Ему же слава ныне и присно и во веки веков. Аминь.

1961 г.

В Неделю по Богоявлении

Во имя Отца и Сына и Свя­таго Духа!

Народ, сидя­щий во тьме, уви­дел свет вели­кий, и сидя­щим в стране и тени смерт­ной вос­сиял свет (Мф. 4, 16), — так апо­стол и еван­ге­лист Мат­фей, пере­да­вая слова свя­того про­рока Исаии, изоб­ра­жает состо­я­ние людей ‑веру­ю­щих и неве­ру­ю­щих. Бого­дух­но­вен­ный Про­рок про­ви­дел бла­го­дат­ное дей­ствие про­по­веди Иисуса Хри­ста, от кото­рой сердца всех с верою слу­ша­ю­щих оза­ря­ются неиз­ре­чен­ным бла­го­дат­ным све­том и вся­кая тьма про­го­ня­ется. Земля Заву­ло­нова и земля Неф­фа­ли­мова, куда Гос­подь при­шел после Сво­его Кре­ще­ния и соро­ка­днев­ного иску­ше­ния, лежали по сосед­ству с зем­лями язы­че­скими, а потому и пере­няли жив­шие на них от своих сосе­дей мно­гие язы­че­ские обы­чаи и убеж­де­ния. С явле­нием Хри­ста Спа­си­теля сей язы­че­ский мрак был рас­сеян, и люди уви­дели вели­кий свет.

Для нас из этого еван­гель­ского повест­во­ва­ния откры­ва­ется та непре­лож­ная истина, что не веру­ю­щие во Хри­ста нахо­дятся во тьме, а веру­ю­щие видят свет. Не веру­ю­щие во Хри­ста люди всех вре­мен сидят во тьме, пре­да­ются заблуж­де­ниям и вся­че­ским поро­кам. Они не ведают необ­хо­ди­мых для спа­се­ния истин, а потому их жизнь и испол­нена нече­стия и без­за­ко­ний. Они не знают истин­ного Бога, обо­го­тво­ряя вся­кую без­душ­ную тварь, свой ум, свои зна­ния, самих себя. Они не знают про­ис­хож­де­ния и досто­ин­ства чело­века, не знают, каково назна­че­ние его в насто­я­щей жизни и каково — в буду­щей, не знают и пути к дости­же­нию сего назначения.

Не ведая и не видя того, что нужно чело­веку для насто­я­щей и буду­щей жизни, они потому и живут так, как если бы не имели разум­ной бес­смерт­ной души, пре­да­ются поро­кам, имея лож­ное поня­тие о бла­го­че­стии; ино­гда же и самые пороки и стра­сти оправ­ды­вают и дей­ствие их счи­тают за явле­ние нормальное.

И конечно, такое состо­я­ние чело­века есть истин­ная духов­ная тьма и тень смерт­ная, ибо душа может про­све­щаться и жить только через позна­ние истин­ного Бога и через при­бли­же­ние к Нему верою, надеж­дою и любовью.

Напро­тив, еван­гель­ская про­по­ведь, или уче­ние Иисуса Хри­ста, есть истин­ный свет для нашей души. Кто с верою слу­шает еван­гель­ское уче­ние, тот видит вели­кий свет, по слову Писа­ния. Уче­ние Хри­стово откры­вает нам всё, что необ­хо­димо чело­веку знать для сво­его спа­се­ния. Оно пока­зы­вает, что чело­век создан по образу Божию для того, чтобы бла­го­че­сти­вой и доб­ро­де­тель­ной жиз­нью слу­жить Богу, про­слав­лять Его, через это спо­доб­ля­ясь бла­го­во­ле­ния Божия, и как послед­ней цели дости­гать веч­ного спа­се­ния в небес­ных обителях.

Чело­век согре­шил, навлек на себя гнев Божий и под­вергся веч­ному осуж­де­нию, сде­лав­шись не спо­соб­ным позна­вать Бога и соблю­дать Его свя­тую волю. Мило­серд­ный же Гос­подь сперва обе­щал, а потом послал в мир Еди­но­род­ного Сво­его Сына Иисуса Хри­ста, чтобы научить людей истин­ному веде­нию о Боге и о спа­се­нии их через веру в Него, Иску­пи­теля и Спа­си­теля мира. И Он Сво­ими стра­да­ни­ями и крест­ной смер­тью, подъ­ятой за грехи мира, удо­вле­тво­рил пра­во­су­дию Божию и при­ми­рил нас с Отцом Небес­ным, открыл нам путь к веч­ной жизни.

Всё в кни­гах Нового Завета рас­кры­ва­ется ясно. Кто с верою вни­мает этому уче­нию, тот видит бла­го­дат­ный свет, познаёт Бога Отца и Гос­пода Иисуса Хри­ста и Духа Свя­таго, видит свое назна­че­ние — в веч­ной жизни — и пути к дости­же­нию этой цели: через веру в Иисуса Хри­ста и через испол­не­ние Его запо­ве­дей. Сле­дуя сво­ему назна­че­нию, он ста­ра­ется уда­ляться от поро­ков и усо­вер­шает себя в доб­ро­де­те­лях, испол­няя запо­веди Хри­стовы. Кто так живет, тот не заблуж­да­ется, но, как при днев­ном свете, видит путь к Небес­ному Оте­че­ству и идет по нему. При свете уче­ния Хри­стова он ясно раз­ли­чает рас­пу­тья, веду­щие к поги­бели, и ста­ра­ется уда­литься от них, все­гда дер­жась пути, кото­рым шел Сам Спа­си­тель, к кото­рому Он и теперь всех зовет, говоря: Кто хочет идти за Мною, отверг­нись себя, и возьми крест свой, и сле­дуй за Мною (Мф. 16, 24).

Доро­гие бра­тия и сестры, мы с вами про­све­щены све­том уче­ния Хри­стова, но надо осте­ре­гаться того, чтобы, и познав пра­вила и нормы хри­сти­ан­ской жизни, мы не ока­за­лись в жизни своей не посту­па­ю­щими по духу Хри­стова уче­ния. Мы должны так мыс­лить, чув­ство­вать, гово­рить и посту­пать, как чув­ство­вал, гово­рил и посту­пал Сам Гос­подь, как Он запо­ве­дал и нам в Свя­том Своем Еван­ге­лии, чтобы неве­ру­ю­щие не уко­ряли нас, что живем мы не по вере. Ибо вера без дела мертва (Иак. 2, 20). А поэтому должны мы ста­раться, чтобы вера наша сопро­вож­да­лась доб­рыми делами. Если у нас допус­ка­ются вражда, кле­вета, нена­висть, зло, обман, кража, то наша вера лож­ная, а не истин­ная. Будем все­гда веру свою под­твер­ждать доб­рыми делами, чтобы таким обра­зом испол­нить веч­ный завет Хри­стов: Тако да про­све­тится свет ваш пред чело­веки, яко да видят ваша доб­рая дела и про­сла­вят Отца вашего, Иже на небе­сех (Мф. 5, 16). Аминь.

1962 г.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки