• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
О грехе осуждения – cхиархимандрит Кирилл (Павлов) Кирилл (Павлов), cхиархимандрит

О грехе осуждения – cхиархимандрит Кирилл (Павлов)

 
Рейтинг публикации:
(4 голоса: 4 из 5)

Четыре проповеди cхиархимандрита Кирилла (Павлова) – О грехе осуждения.

 

^ О грехе осуждения (I)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен, – говорит святой апостол Павел в своем послании к Тимофею (2 Тим. 3, 17). И еще: Негодных же и бабьих басен отвращайся, а упражняй себя в благочестии, ибо телесное упражнение мало полезно, а благочестие на все полезно… (1 Тим. 4, 7-8). Поэтому мы позволим себе побеседовать о том, что, может быть, покажется и незначительным, но есть весьма распространенный грех среди народа – это грех осуждения.

Привычка осуждать ближних весьма распространена среди всех людей. Трудно найти человека, который бы как следует владел своим языком. Говорил бы то, что нужно говорить, и молчал о том, о чем нужно молчать. Чуть что-нибудь услышит о ближнем, так и начинает судить и перетолковывать на разные лады. Благо было бы, если бы говорили только справедливо, но обязательно еще и от себя прибавят. Один прибавит, другой прибавит и мало-помалу нарастает целая куча неправды в жизни. Поэтому, если на первый взгляд и кажется, что этот грех малозначителен, на самом деле он с собой приносит величайшее зло человеческому обществу, и его поэтому надо всеми силами избегать. Что означает привычка осуждать, судить ближнего? Эта охота, удовольствие, с которым распространяют только дурные, а не хорошие слухи о своих знакомых? – Не что иное, как то, что эти люди имеют недоброе сердце. Они рады видеть других – какие они дурные, рады и тому, что слушатели их сочувствуют им в этом.

Когда мы осуждаем своего ближнего, унижаем его честь, черним его доброе имя, то почему бы нам не вспомнить, что доброе, честное имя – это самое величайшее и дорогое благо? Кто-нибудь в оправдание свое скажет: я не придумываю, я говорю то, что знаю, и то, что слышал от верных людей. Но, дорогие, и это не может служить нам оправданием. Пусть, может быть, человек и на самом деле заслуживает этого, на самом деле он дурной, и поступки его нехорошие, дурные. Но все равно братская любовь, христианская солидарность должны наложить печать молчания на наши уста. Ведь очень часто внутренний голос нашей совести нам подсказывает, что эти слухи о человеке – несправедливые. Что сам человек не таков, как о нем рассказывают. Но тем не менее мы обрадовались случаю позлословить на него в обществе. Язык наш становится уже орудием неправды и лжи. И малозначительный слух, благодаря нашим «надбавкам» и другим им подобным, превращается в страшную историю о человеке. Маленькая искра огня превращается в большой пожар, который испепеляет доброе имя нашего ближнего.

Прежде всего, дорогие, надо помнить, что мы не имеем никакого права осуждать ближнего уже только потому, что это запрещено Самим Господом. Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены (Лк. 6, 37). Каким судом судите, таким будете судимы (Мф. 7, 2). Хорош или плох наш суд, но лучше нам не судить ближнего. Господь знал немощь нашей человеческой природы и поэтому запретил осуждать, судить других.

Совсем другое дело – суд высшей власти над своими подчиненными, – это необходимо. Потому что без этого суда не будет благоустроенности, не будет порядка в обществе. И слово Божие неоднократно призывает высшую власть заботиться о своих подчиненных, а подчиненным повелевает повиноваться поставленной над ними власти. Но осуждать поступки ближнего нам запрещено. Потому что эти пересуды не назидают того, кого мы осуждаем, а только приводят к тому, что появляются насмешки, всякие поношения и прочее.

Мы должны поступать с наши ближними, как Господь поступает с грешниками. В то время, когда вопль развратных жителей Содома и Гоморры дошел до Престола Небесного, взывая о мщении, в тот час последовало наказание Божие. Господь говорит: сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко Мне, или нет; узнаю (Быт. 18, 21) и уже потом поступлю по закону. – Сердцеведче Господи, Ты ли не знаешь, что земля, отягченная содомскими грехами, не напрасно вопиет к Тебе, к Твоему правосудию? Господь все знает. Господь знает, что мы сделали, что сделаем мы в будущем, знает, на что мы способны. Но этими словами Своими показывает, что никакое человеческое око не усмотрит в Его суде излишней строгости. Наоборот, Его суд всегда одушевлен всякой снисходительностью праведной любви. И, как видите, осуждению и возмездию предшествовало тщательное рассмотрение дела, строгая проверка дела. Господь дает нам увидеть, узнать, что Он имеет желание именно не отягчить, а смягчить участь виновного. Вот так поступает Господь с нами, грешными. Таков Его суд над нами. И так же поступают все благочестивые люди, люди доброго, чистого сердца. Когда их позовут свидетельствовать о поступке ближнего, то они не иначе как с неохотою, с сожалением пойдут и будут говорить только то, о чем их спрашивают. Не будут ничего лишнего говорить, ничего прибавлять, станут свидетельствовать без всякой злости, без всякой досады. Наоборот, будут томиться душою, как бы обвиненный не был бы осужден.

А мы с вами как поступаем? Разносим без конца слухи, и пересуды, и злословие. Мы говорим о ближнем тогда, когда нас никто не спрашивает об этом. Мы обвиняем ближнего тогда, когда нас никто к этому не вынуждает. Рассказываем о том, чего даже сами не знаем. И подчас говорим то, чего, может быть, и не бывало. Часто мы говорим по отношению к ближнему с такой язвительною злостью, словно перед нами – заклятый враг. А порой мы судим даже таких людей, от которых сами зависим, судим начальников, руководителей и судим именно с той целью, чтобы унизить их, опорочить их, клевещем и злословим на них. Такой наш суд неправильный, незаконный. Греховный, преступный суд. Преступный прежде всего потому, что этот суд самозванный. Апостол Павел говорит, обращаясь к тем, кто осуждает ближнего: Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом сто’ит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его (Рим. 14, 4). На самом деле, по какому праву, кто нам дал власть осуждать поступки ближнего? Какое мы имеем отношение к нему? Что, мы дали ему жизнь, мы его воспитали или какое-то совершили величайшее благо, что имеем право следить за его жизнью, им руководить? Ничего подобного нет, а стало быть, наш суд незаконный, наш суд самозванный. И поэтому апостол Павел говорит: Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого… (Рим. 2, 1). И подобно тому, как если в гражданском быту найдется такой человек-самозванец, который будет судить и наказывать людей, не имея на то никаких полномочий, права от высшей власти, строго наказывается за такой проступок, так в точности и всякий, кто осудит поступки ближнего, пред Богом таким же оказывается преступником, как и этот «судья»-самозванец. И осуждение, и клевета, и злословие очень, очень много приносят зла. Приносят людям вред – и здоровью, и в материальном отношении, и их положению в обществе. И причиняют моральную боль ближнему. Настолько осуждение страшно и такому подлежит суду у Бога, что мы не должны, не имеем права осуждать и должны бояться этого греха.

Приведу вам некоторые примеры из истории Христианской Церкви – насколько тяжек этот порок.

Один старец, услышавший о том, что некий инок впал в тяжкий грех, осудил его и сказал: «Великое зло сделал он». И вот через некоторое время является к нему Ангел с душою этого осужденного брата и говорит: «Вот тот, кого ты осудил, он умер. Куда повелишь определить его душу? В Царствие или в ад? Ты же, – говорит, – судья праведных и грешников. Вот, определяй, как поступить с этой душой. Помиловать его или осудить». Ужаснулся старец и понял, что он тяжко согрешил, осудив этого брата. И стал потом плакать, сетовать, просить помилования. И Господь долго не отвечал ему на его молитвы, на его просьбы. Но затем сжалился и послал к нему Ангела Своего, чтобы объявить, что ему этот грех прощен. И Ангел, к нему явившись, сказал: «Прощается тебе твой грех, но на будущее знай, насколько велик грех осуждения».

Другой подвижник, преподобный Пафнутий, однажды, путешествуя по пустыне, ввиду тумана сбился с дороги и вышел к одному селению, где увидел людей, бесстыдно разговаривающих между собою. И преподобный не осудил их, а, остановившись, стал молиться о своих грехах. Вдруг предстал пред ним Ангел с обнаженным мечом и говорит: «Пафнутий, все, кто осуждают других, погибнут от этого меча. Но ты не осудил, ты смирился перед Богом и стал молиться о своих грехах. Поэтому твое имя вписано в книгу жизни». И так все благочестивые люди, боясь этого греха, всегда трепетали и не смели кого-то осуждать. Один старец всегда, когда слышал о чьих-то неисправностях, тяжко вздыхал и говорил: «Да, как сегодня этот брат согрешил, так я завтра согрешу».

И еще я вам напомню повествование об одном иноке, который проводил жизнь нерадивую. Не радел о своем спасении, о молитве, о посте. Словом, жил невнимательно. И вот когда он стал умирать, его окружила братия. И все были поражены: он умирал смертью праведника, он не трепетал перед смертью. Наоборот, он благодарил Бога и улыбался. Братия, зная, что он проводил такую нерадивую, такую рассеянную жизнь, обратились к нему: «Укрепись силой Христовой, поднимись и скажи нам, почему ты умираешь так легко?». И он действительно, маленько приподнявшись, говорит: «Да, братья, действительно, я жил нерадиво, небрежно жил. И вот только что Ангел представил предо мною все мои грехи. Я ожидал строгого наказания, возмездия. Но Ангел сказал: «Поскольку ты никого не осуждал и был незлобив, то и ты не будешь осужден». И поэтому я отхожу, умираю такой легкою смертию». Не осуждайте, и не будете осуждены. Преподобный Иоанн Лествичник говорит: «Вот самый кратчайший путь к прощению ваших грехов: не судите, и никто и вас не осудит». Поэтому, дорогие братья и сестры, будьте ко всякому доброму делу приготовлены и познавайте заповеди Божии и старайтесь эти заповеди в своей жизни исполнять. Потому что только исполнители заповедей Христовых будут оправданы и наследуют Царствие Небесное. Всегда помните эту прямую заповедь: не судите и не будете судимы, не осуждайте и не будете осуждены. Каким судом судите, таким и будете судимы. Аминь.

 

^ О грехе осуждения (II)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Все мы сейчас с вами, дорогие, тяжело переживаем то, что свершается вокруг. Все чувствуют беспокойство и охвачены тревогой, смущением. Но надо сказать, что во всех этих тревожных событиях, опасностях все люди повинны. В том числе и мы с вами повинны. Перестали жить по-христиански. Перестали жить по заповедям Христовым. Поэтому долготерпение, милосердие Божии истощились, и Господь попускает вот такие кровопролитные междоусобные войны. Поэтому нам нужно сугубо обратить внимание на самих себя, на свою жизнь, чтобы жизнь наша совершалась в духе Евангелия, в духе учения Христа Спасителя. Мы отошли от Христа, не исполняем Его повелений и живем по своей воле. Поэтому такие бедствия приходят на нас. И может быть хуже. Поэтому надо внимать учению Спасителя, жить той жизнью, к которой призывает нас Господь наш Иисус Христос в Своем Божественном Евангелии.

В позапрошлый раз мы уже говорили о грехе осуждения. О том, что этот грех весьма распространен среди народа. И хотя кажется по виду незначительным, но с собой несет очень много зла. Поэтому всемерно надо этого греха избегать. Также говорили о том, что эта привычка, эта страсть проистекает из недоброго сердца – привычка осуждать, пересуживать поступки ближнего. Говорили о том, что грех осуждения запрещен Самим Спасителем, что Господь, зная немощь нашей человеческой природы, строго запретил: не судите, да не судимы будете (Мф. 7, 1).

Мы не имеем права судить ближнего никаким образом. Потому что мы ему не давали жизнь, мы его не воспитывали, он нам неподотчетен, а поэтому никакого права, власти мы не имеем осуждать, судить поступки других людей. Всем нам судья – Господь. Поэтому суд людей, которые любят осуждать ближнего, является судом неправеднейшим, потому что он недействительно отображает состояние осуждаемого. По словам и действиям ближних, часто не имеющим в себе ничего преступного и греховного, но подвергающимся перетолкованию со стороны людей злоречивых, любители осуждения часто приписывают ни в чем не повинным тяжкие, грубые грехи и об этих «грехах» рассказывают всем, и тайно и явно порицают, осуждают и унижают ближнего.

Например, разбогател человек своим честным трудом, своей рачительной, разумной деятельностью и бережливостью. И вот любители осуждения обвиняют его без всяких оснований в хищениях. Люди, которые находятся в дружественных между собой отношениях, также без всяких оснований осуждаются, в их дружбе сторонние усматривают какие-то нечистые побуждения и цели.

Даже люди самые благочестивые, которые любят Бога, любят храмы, молитву, и они очень часто подвергаются разнообразным клеветам и нареканиям. Не говоря уже о том, что если действительно настоящий грех усматривается, то любители осуждения этот грех в несколько раз преувеличивают. Какое-то, может быть, было поползновение ко греху или какой-то греховный помысел возник или внешнее проявление этого греховного помысла показалось, вот любители осуждения в этом усматривают уже тяжкие, большие, грубые преступления и пороки и всем громогласно об этом разглашают. И в то же время они вовсе не учитывают, нисколько не считаются с раскаянием, исправлением согрешающего. Может быть, человек, который согрешил, в тиши своего уединения перед Богом оплакал свои грехи, осудил себя. И пред Господом он уже стоит более оправданным, нежели те хулители, которые его судят, подобно тому, как мытарь вышел из храма более оправданным, нежели осуждавший его фарисей. И потому фарисейский суд злоречивых людей всегда неправедный, всегда преступный, всегда самозванный и осудительный.

Тяжек грех осуждения ближнего. Заповедано ведь нам любить друг друга, нам заповедана любовь, братолюбие. И все любители этой клеветы, этих сплетен, тяжко согрешают против этой заповеди. И кому уподобляются такие клеветники, такие злоречивые люди, которые злорадно, злоречиво осуждают ближнего? Такие люди уподобляются исконному человекоубийце – дьяволу, которому ненавистна всякая истина и любовь, который всегда радуется злу и ищет его, старается, чтобы доставить ему торжество. Они уподобляются злобному клеветнику, который клеветал пред Богом на праведнейшего Иова. И много, много зла причиняют вот такие клеветники, злоречивые окружающим. И, конечно, ждет их нехорошая участь. Ибо наказание им будет вместе с дьяволом-клеветником. Ведь благодаря этой клевете, злоречию сколько достойных людей лишаются заслуженного ими уважения и чести со стороны ближних! А подчас лишаются даже и самой жизни. Сколько эта клевета и злоречие внесли и вносят разлада в добрые семейства! Супругов, искреннейших друзей делают врагами, пробуждают недоверие к людям, заслуживающим доверия; не допускают достойных, талантливых людей до высокого служения, а открывают дорогу для такого служения людям ничтожным, бездарным. Вот насколько преступен, насколько вреден для общества, для государства грех – клевета, злоречие, осуждение. Поэтому надо нам бояться этого греха. Памятовать всегда заповедь Христову: не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены… (Лк. 6, 37).

Нам самим надо смотреть за собою, за своими грехами, за своими пороками и исправлять их, но не пересуживать поступки наших ближних. Обличая страсть осуждать ближних по поводу нравственного падения, один проповедник говорит так: «Один наш ближний пал. Но вы, осуждающие его, разве вы не падали сами никогда? Приятно ли вам будет, если кто-нибудь станет рассказывать о вашем дурном прошлом, о котором вы уже забыли? Вы на это скажете, что ваша жизнь была свободна от больших погрешностей. Согласен. Но себе ли вы приписываете эту добродетель? Если вам не доставало случая для падения, то сколько раз вы мысленно стремились к нему. Сколько в вашей душе было желаний, расположений именно к этому греху? Покажите, если осмелитесь, нам свою внутреннюю жизнь. Расскажите о своих тайных мыслях, которых люди не знают и не видят. О своих постыдных страстях, о своих недостойных желаниях. И вот, когда эта греховная бездна бродила по вашей душе и в уме, по виду внешняя жизнь ваша была безукоризненна. Вас уважали, и ни одно человеческое око не зрело, не видело, что происходило в вашей душе. И, предположим, что в одну из этих минут страсть зажгла ваше сердце, пленила вашу совесть, явилось искушение, самое живое… И что бы с вами случилось в то время, если бы кто-нибудь заметил ваше падение и стал рассказывать о нем людям? Приятно ли бы вам это было? Поэтому если милосердие Божие вас и хранит, то это только по благости Божией Господь не попускает вам пасть, Господь хранит. А если бы предоставил Он вас вашим собственным инстинктам, страстям, то вы бы давно погибли».

И далее продолжает: «Вот ближний пал. Но знаете ли вы его историю? Историю его рождения? Его среду, его окружение? Было ли его прошлое воспитанием благодатным, в доброй среде? Чувствовал ли он слезы, предостережение матери-христианки? Была ли это христианская среда? Открыто ли было ему Евангелие с самого начала? Всеправеднейший Господь праведно рассудит на Своих весах, кто из вас более должен отвечать и виновен: ты ли, который получил больше таланта, знания, или тот, который не знал ничего?» Первое, к чему нас призывают эти слова, – к внутреннему обращению, вниманию к самим себе и к искреннему смирению пред Богом. А во-вторых – к глубокому состраданию человеку, падшему во зло.

Мы усматриваем, что Ангелы – существа совершенные, святые, чистые, близкие к Богу, они первые радуются и благословляют Бога за спасение падшего человечества. Они оказываются более способными к состраданию и милосердию к падшим. И Сам Господь Ангелами именуется Господом милосердия и сострадания к падшим существам. Поэтому если Ангелы святые, совершенные, если они сострадают падшему грешнику, то как нам не смиряться, не сострадать – нам, которые впадают в бесчисленные грехи, в бесчисленные преступления и заблуждения? Нам суд недоступен, истинный суд. Почему? Потому что мы можем судить только по внешней видимости, но что происходит в душе человека, это открыто только Сердцеведцу Богу.

По видимости, по внешности судить никак нельзя. Иногда бывает так, что человек по внешности и благочестивый, но внутри он может быть величайшим грешником. И, наоборот, человек, который является в глазах людей великим грешником, в очах Господних он великий угодник Божий. Например, если человек сделал какое-то доброе дело, и люди хвалят его за это, считают, что его поступок – благородный. Но если этот человек сделал это доброе дело ради того, чтобы его похвалили, чтобы его прославили, то такое доброе дело перед очами Божиими никакой нравственной цены не имеет. Его поступок низкий, корыстный поступок. И таких примеров очень много.

Преподобный Виталий Александрийский, живя в Александрии, днем нанимался на работу, а по ночам ходил в дома падших женщин. И все жители города и в глаза и за глаза считали его развратником. А между тем он заработанные деньги давал этим женщинам на пропитание, чтобы их предостеречь от греха. Андрея, Христа ради юродивого, жители города считали безумным, плевали на него, даже били его, всячески смеялись над ним. Но тем не менее он был великим угодником перед Богом. Поэтому никак нельзя судить поступки ближнего нам, грешным.

Однажды братья обратились к преподобному Пимену и спросили, следует ли, если видят они согрешение брата, умолчать и покрыть его грех? Преподобный говорит: «Следует. Если ты покроешь грех брата, то Господь покроет твой грех». И другой сказал тому же отцу: «Я слышу неприличное об одном брате. Это соблазняет меня. Я хочу выйти из этого места». Преподобный спрашивает: «А правда ли то, что ты слышал о брате?» «Да, – говорит, – правда, мне об этом сказал один верный человек». Преподобный ему возразил: «Если бы он был верный, то он бы тебе худого о брате не сказал. Он неверный человек». И когда братья к нему еще обратились, спросив: «Какой ты дашь ответ Богу, когда видишь согрешающего ближнего и не уличишь его?», преподобный ответил: «Я скажу Господу: «Господи, Ты повелел прежде изъять бревно из своего глаза, а потом уже вынуть сучок из глаза моего ближнего». Таким образом я исполню Его повеление». Вот так святые люди смотрели и так снисходили к немощам ближнего, покрывали немощи ближнего! Не разглагольствовали, не разглашали, а именно покрывали все любовью.

И еще – насколько тяжек грех осуждения. В Житиях святых повествуется о таком случае. Однажды к некоему подвижнику Иоанну пришел один старец из другой обители, чтобы взять у него благословение. И Иоанн спросил: «Ну как там живут собратья мои?» Тот отвечал: «Слава Богу, вашими молитвами» – «А как живет вот такой-то инок, о котором ходила нехорошая молва?» – «Худо живет и не исправляется, по-прежнему худо живет». Тогда Иоанн воскликнул: «О! горе ему!» И с этими словами он впал в забытье, впал как бы в сон. Во сне он увидел, что стоит пред Голгофой. На Голгофе Спаситель – среди двух разбойников. Когда он хотел приблизиться, поклониться Спасителю, то Спаситель говорит Ангелам: «изгоните его, потому что он антихрист, он осудил брата прежде Моего суда». И когда Ангелы стали его выгонять, то мантия его зацепилась и осталась там. Он быстро проснулся, проснулся в трепете, в страхе. Вздохнул и говорит: «Да, тяжек для меня сей день!» Брат спрашивает его, в чем дело. И он ему об этом сне рассказывает: «То, что мантия у меня там осталась, это говорит о том, что лишился я покровительства и благодати Божией за грех осуждения». И он семь лет молился о прощении этого греха. Он не вкушал хлеба, в келию не входил, никого не принимал, ни с кем не разговаривал. И вот по истечении семи лет Господь в сонном видении явился ему, возвратил ему мантию, из чего он узнал, что Господь простил ему этот грех. Таковы священные предания и примеры, и наставления Божии.

Мы должны только себя осуждать, должны лишь себя укорять. Говорят: «Мы потому осуждаем других, что не знаем самих себя. Если бы знали самих себя, то мы никогда бы не дерзнули осуждать ближних». И это, дорогие братья и сестры, да послужит нам назиданием, наставлением, нравоучением, чтобы нам заповеди Божии исполнять на деле. Осуждать себя и исправлять свои немощи, свои грехи, свои привычки, пороки, которых у нас у каждого бесчисленное множество, – вот это доброе дело, это наше священная обязанность. И мы должны это делать, иначе мы не спасемся. Мы должны постепенно восходить от силы в силу. И лишь через такое самоисправление, очищение, исправление себя, своих грехов и может открыться свободный вход в Царствие Небесное, которое Господь обещал всем любящим Его открыть. Аминь.

 

^ О грехе осуждения (III)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие во Христе братия и сестры! Давая наставления христианам, святой апостол Павел заповедует назидать друг друга словом Божиим, направлять на всякое добро, пока есть время. Хотя мы все знаем, чего от нас требует воля Божия, и от тяжких грехов стараемся себя предохранить, но некоторые грехи свои не осознаем вполне, не придаем им всей важности и не стараемся освободиться от них. За все эти грехи каждому из нас придется отвечать перед правосудием Божиим. К числу таких грехов принадлежит грех осуждения.

Осуждать ближнего, осмеивать его слабости и недостатки, видеть и открывать в ближнем только худое, для некоторых – большое удовольствие, и это есть всеобщая слабость человеческого рода, в том числе и христиан. У нас часто не проходит ни одного дня, чтобы мы кого-нибудь не осудили. Осуждаем мы и родных, и знакомых, и соседей. Осуждаем и старших, и младших, и пастырей Церкви, и собственных родителей. Не осуждаем мы порою только самих себя. И при всем том, столь всеобщий и повсеместный недуг сей почти не признается за болезнь: или вовсе не считается за грех, или признается грехом слишком незначительным. Не считая осуждение за грех, мы и не думаем предохраняться от этого греха. А между тем грех осуждения тяжек – он лишает нас милостей Господних и навлекает на нас Божий гнев.

Мы не имеем права осуждать ближнего, потому что один Бог – и Законоположник и Судия, Который может и спасти, и погубить. Только Он имеет власть судить неблагодарного грешника. Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом сто!ит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его (Рим. 14, 4) – говорит святой апостол Павел. Осуждать и осмеивать ближнего за его поступки и действия – значит браться не за свое дело, значит предвосхищать себе суд Христов.

Чем нам обязан, в чем от нас зависит ближний наш? Все, что он имеет: телесное здоровье, красоту, богатство, душевные способности и знания – все это не нами дано. Он это получил от милосердного Бога, Который один только и вправе требовать у человека отчета в употреблении дарованных ему талантов. Употребляет он таланты эти на пользу себе и ближним или злоупотребляет ими – за все человек подотчетен одному Господу. Мы же, по ограниченности своих способностей, не можем справедливо оценивать и судить поступки наших ближних. В большинстве случаев мы судим человека только по его внешним действиям и признакам, не входя в его внутреннее душевное состояние. Кто из человеков знает, чт!о в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем?.. (1 Кор. 2, 11), – вопрошает апостол Павел. Судя о поступках ближних, мы можем легко ошибаться в своих суждениях. Быть может, в то время, когда мы осуждаем ближнего, он в слезах и сокрушении сердца раскаялся перед Богом и испросил у Него прощения. А мы ставим свой суд выше суда Господня. И очень часто осуждаем совсем невинных людей, потому что видим только их согрешения и не желаем видеть их покаяния перед Богом.

А мы обязаны постоянно помнить, что всякий человек, вследствие испорченности нашей природы грехом, более склонен к худому. И не любя греха, и не желая его совершать, человек грешит исключительно из-за прирожденной ему склонности.

Преподобный авва Дорофей рассказывает, как однажды на невольничий рынок привели для продажи двух девочек. Одну из них купила женщина праведная и воспитала в духе благочестия – приучила к добропорядочности и вере в Бога. Другую же девочку купила женщина распутная и научила ее всякому разврату и пороку. Когда девочки выросли, первая стала предметом любви и уважения, а вторую все презирали и отвращались от нее. Таким был суд человеческий, но не так будет судить Господь, Который судит не только дела и слова, но проникает в изгибы сердца нашего и, как Сердцеведец, справедливо воздает каждому по делам его.

Сила природной наследственности, врожденные склонности, обстановка, в которой человек жил в детстве, характер его родителей или воспитателей, знания, которые получил человек, – все это оказывает огромное влияние при выборе того или иного жизненного пути, в совершении того или иного деяния. И мы не должны строго судить наших ближних, чтобы не впасть в грех осуждения ни в чем неповинного.

Что бы сделали мы с апостолом Петром, если бы увидели его в те мгновения, когда он трижды отрекся от Христа? И с апостолом Павлом, когда он был лютым гонителем христиан? Как бы мы поступили с преподобной Марией Египетской или с преподобномученицей Евдокией, если бы увидели их в то время, когда они совершали худые дела? Пожалуй, мы бы строго их осудили. Но их искреннее, истинное покаяние и праведные деяния исходатайствовали им у Господа прощение, и наслаждаются они ныне в чертогах Царя Небесного. А наши ближние, соседи, знакомые, коих мы осуждаем, – разве не могут они стать добродетельными и праведными? Конечно, могут. И грешник может стать праведником, и праведник может утратить свою праведность. В Святом Евангелии повествуется, что в храм вошли два человека помолиться: фарисей и мытарь. Фарисей имел добрые дела и по видимости, по внешности своей, был праведником. Но он возвышал и хвалил самого себя, а мытаря осуждал и унижал, за что и был сам осужден Богом. Мытарь не имел ничего, кроме грехов, но сознавал их и сокрушался. И Господь его оправдал (Ср.: Лк. 18, 10-14).

Осуждая ближних, мы тем самым показываем, что в нашем сердце нет ни любви, ни милосердия христианского ни к согрешающим, ни к добродетельным людям, а есть по отношению к ним только одно худое, недоброе чувство. Своими злыми речами, насмешками, мы черним честь ближнего, который может быть достойнее нас перед Богом, а это – великий грех.

Святые Отцы, которые ясно видели все язвы людские, снисходительнее нас относились к человеческим грехопадениям. Однажды к преподобному Пимену Великому пришли братия и спросили его: «Следует ли, видя прегрешения брата, умолчать о них и тем покрыть грехи его?» – «Следует, – ответил преподобный, – если ты покроешь грех брата, то и Бог покроет грех твой».

«Я слышу неприличное об одном брате, – сказал однажды некий инок тому же Отцу, – и потому соблазняюсь его жизнью и хочу уйти из монастыря». «А правда ли то, что ты слышишь о брате?» – спросил преподобный Пимен. «Да, правда, потому что мне передал это верный человек». «Нет, он не верный человек, – возразил преподобный, – если бы он был верным, то никогда не сказал бы тебе худого о брате. А ты, чего сам не видел, тому не верь. Даже если сам увидишь, не сразу верь».

«Какой же ты дашь ответ Богу, если, увидев согрешающего брата, не обличишь его? – опять спросили преподобного. «Я скажу: Господи! Ты велел прежде вынуть бревно из своего глаза, а потом извлекать сучок из глаза брата… Я исполнил Твое повеление».

А вот другой пример – из жизни иного святого подвижника. Однажды иноки пришли к нему и обвиняли некоего брата, расстроившегося в своем поведении: они утверждали, что в келии его находится женщина. Но преподобный не поверил. Тогда его повели в эту келию. Брат же, у которого действительно была в это время женщина, испугавшись, спрятал ее под пустой кадкой. И преподобный духом прозрел это и, не желая обличать брата, подошел и сел не кадку, повелев тем временем инокам обыскать всю келию. Когда же они никого не нашли, то он, сделав им строгий выговор, отпустил их, а обитателю келии сказал с любовью и кротостью: «Брат, позаботься о своей душе». Согрешивший пришел в сокрушение, пал к ногам преподобного и после этого случая стал самым примерным монахом.

Да и Сам Господь, дорогие братия и сестры, снисходит к нашей немощи и покрывает наши грехи. Вспомните повествование Евангелия о том, как фарисеи привели ко Христу женщину, взятую в прелюбодеянии, и требовали, чтобы Господь произнес над ней Свой приговор. Но Господь сказал им: Кто из вас без греха, первый брось на нее камень (Ин. 8, 7). Женщину не побили камнями и не осудили, потому что обличаемые совестью фарисеи поспешили скрыться.

За снисхождение и милость по отношению к другим Бог будет снисходителен и милостив ко грехам нашим. Повествуется, что однажды умирал некий инок, который жил беспечно и лениво. К его одру собралась вся братия. К общему удивлению, инок тот умирал очень спокойно и даже со счастливой улыбкой на лице. Братия стала умолять его, чтобы он объяснил им, почему так легко умирает, хотя жил нерадиво. Слегка приподнявшись, инок ответил: «Да, отцы и братия. Я действительно жил лениво и нерадиво и очень опасался за это строгого суда Божия. Но ко мне явился Ангел и молвил: «Господь послал меня сказать тебе, что хотя ты жил нерадиво, однако был незлобив и в жизни никого не осуждал – за это прощаются тебе все грехи», – и Ангел разорвал все рукописание моих грехов. Вот поэтому я так спокойно умираю». И сказав это, инок с миром предал душу Богу.

Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете (Лк. 6, 37) – эта всем понятная заповедь может привести каждого из нас в Царствие Божие.

Дорогие братия и сестры! Велика награда неосуждающим. И поэтому мы должны хранить себя от греха осуждения и почаще вспоминать молитву преподобного Ефрема Сирина, которую мы читаем Великим постом: Ей, Господи Царю! Даруй ми зрети моя согрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь.

 

^ О грехе осуждения (IV)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Не удивляйтесь, дорогие братия и сестры, что мы вынуждены продолжать говорить о грехе осуждения. Дело в том, что этот грех настолько вошел в плоть и кровь нашего человеческого рода, что хотя и считается малозначительным падением, но на самом деле очень опасен и тяжек. Застаревшие раны надо лечить дольше и больше прилагать усердия к их исцелению.

Люди, которые любят осуждать, судить ближнего, обычно много требуют от других. Говорят, что «этого бы они могли не делать. Им должно быть стыдно, что они впали в такой грех». А себя считают праведниками, святыми, других осуждая и унижая. А если бы они хорошо посмотрели на самих себя, то оказалось бы, что и они такие же грешники, как и все человечество.

Очень хороший приводится пример на этот счет в книге епископа Германа «В часы пастырского досуга». Он рассказывает, как однажды пришли в храм помолиться один старичок со своей супругой, и на Литургии священник произносил проповедь о том, как Адам и Ева согрешили. По окончании проповеди они вышли и дорогою об этом рассуждали. Муж и говорит: «Вот не было бы столько греха на свете, если бы Ева не послушалась дьявола и не заставила бы мужа скушать запрещенный плод». Жена соглашается: «Да, ведь из-за одного страдают все. Я бы на месте Евы не дотронулась до запрещенного плода. Бог с ним!» Муж добавил: «А я бы на месте Адама, если бы ты дотронулась и решилась меня соблазнить, такую дал бы тебе взбучку, что ты позабыла бы, как соблазнять мужа». Жена говорит: «Так-то оно так, худо поступила Ева, что нарушила заповедь Божию, да ведь и Адам-то тоже…» Вот таким путем они шли, рассуждали и осуждали Адама и Еву.

Проходили они в это время мимо барского сада, где сидел добрый благочестивый барин. Он услышал разговор и решил пригласить их к себе на обед откушать хлеба-соли. Они удивились этому неожиданному предложению и повиновались. Их ввели в барские хоромы, затем через некоторое время провели в столовую, где был накрыт для них стол на два прибора с разными кушаньями и винами. Входит барин, усаживает их и говорит: «Кушайте все на доброе здоровье, но только вот до этого блюда, покрытого крышкой, не дотрагивайтесь, это не для вас». И тут же ушел в свою комнату. Они сели и принялись кушать вкусные кушанья, запивать сразу же винами, а к концу обеда жена обращается к мужу и говорит: «Да что же находится в этом блюде? Наверное, какое-то необыкновенное кушанье у барина. Давай посмотрим, откроем немножко крышку и посмотрим. Никто ведь не увидит, не узнает». Муж возражает: «Зачем, нельзя же». «Да как зачем, – не унимается жена, – это ведь какое-то необыкновенное кушанье!» Муж говорит: «Нельзя, потому что это запрещено». А между прочим, говоря эти слова, он сам возгорается большим желанием посмотреть, что же это за кушанье там находится. Жена это подметила и положила руку на блюдо, сама на него так внимательно смотрит и говорит: «Ну позволь, я только немножечко приоткрою». Муж, наконец, согласился. Она приоткрыла немножечко крышку и говорит: «Там ничего нет, пусто». Муж просит: «Тогда открой еще побольше». Когда она приоткрыла крышку еще, то в это время из-под нее выскочила мышь и убежала в подпол. Гости вначале не уразумели, что это означает. Но вот входит к ним барин и спрашивает: «Ну как вы, сыты, довольны?» «Да, покорнейше благодарим за вашу милость», – был ответ. Он приподнял крышку и говорит: «А мышки-то нет! Что же вам не хватало человеческого кушанья, что вы позавидовали кошачьему?» И испуганные гости не могли ему ни слова на это ответить. Тогда он им на это говорит: «Вспомните, глупые, как вы, когда шли, осуждали Адама и Еву, забывая слова Писания: не судите, да не судимы будете. Ступайте же теперь перед Богом, да и впредь не судите ближнего, лучше построже смотрите за собою и не надейтесь на свою твердость». И они со слезами вышли от барина.

Только на собственные грехи должно быть обращено всегда внимание христианина. Только на собственные, но не на чужие грехи, слабости и пороки. Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, – молится преподобный Ефрем Сирин.

Когда в доме много работы и много заботы, то человек не будет ходить по чужим домам и смотреть, что там делается. Иначе он свое дело не исполнит. Люди, которые любят пересуживать, судить, худо знают самих себя. А не зная себя и постоянно обращая внимание на чужие грехи, они впадают в самообольщение. И думают, что они лучше других. Вот поэтому-то такие люди, по слову Спасителя, и видят сучок в глазе ближнего, а бревна в своем не чувствуют. И, не зная своих греховных язв, они не врачуют их. А язвы неуврачеванные потом стареют, коснеют и становятся уже неисцельными. В таком состоянии находились фарисеи во времена Господа нашего Иисуса Христа. Они других считали за величайших грешников, судили их, а в свое сердце никогда не заглядывали. Поэтому, хотя Господь, Небесный Врач, возле них всегда находился, но они так и остались неисцеленными. И когда некоторые из фарисеев спросили Спасителя: Неужели и мы слепы?, то Господь ответил им: если бы вы были слепы, то не имели бы на себе греха; но как вы говорите, что видите, то грех остается на вас (Ин. 9, 40-41).

Грехи ближнего надо покрывать, а не разглашать о них. Открывший наготу отца своего Хам подверг себя проклятию, лишился благой участи со своими братьями и был осужден. Сколь же величайшему наказанию подвергнутся все те, кто обнаруживает грехи ближнего! – говорит святой Иоанн Златоуст. Потому что, обнаруживая грехи ближнего и не только не прикрывая их, но стараясь сделать их еще более известными, такие люди не содействуют чьему-либо исправлению, они только еще более умножают грехи. Внимательный человек после своего падения (когда он не имеет свидетелей своего падения) легко может уврачевать свои раны. Но когда грех его обнаруживается, становится известным всем, то человек теряет стыд и теряет способность к возвращению на путь истинный, не желает возвращения на путь добродетели. Ибо человек тогда как бы впадает в глубокое озеро и под воздействием волн все глубже и глубже погружается, впадает в отчаяние и теряет способность к своему исцелению, – говорит тот же святой Иоанн Златоуст. Поэтому-то мы не только не должны обнаруживать, открывать грехи своих ближних, своего брата, но если даже и услышим от кого-то о ком-нибудь нехорошее, дурное, то не должны домогаться увидеть наготы его, а, подобно добрым сыновьям Ноя, прикрыть эти грехи и врачевать падшую душу увещаниями и добрыми советами, представляя на вид великое человеколюбие Божие, безмерную благость и любовь Господа, Который всем хочет спасения, всем придти в разум истинный, не желает смерти грешника, но чтобы обратиться и живу быть ему (Ср.: Иез. 33, 11).

Все праведные, благочестивые души бегают этого греха осуждения. Повествуется в Патерике о том, как однажды в одной обители тяжко пал один инок. И братия собрались на совещание, на собор по этому поводу и призвали благочестивого старца Моисея, но он отказался придти на этот совет. Тогда скитский пресвитер посылает вторично за ним, требует, чтобы он явился на собор. Он идет, но что он делает? Он взял старую корзину, насыпал в нее песка, идет с нею, песок сыпется. Встречающиеся иноки спрашивают его: что это означает, отче? Он говорит: вот, я имею у себя столько грехов, сколько этого песку, и не вижу своих грехов, а иду судить другого. Тогда братия поняли свою ошибку и, не сделав никакого замечания этому иноку, отпустили его, оставили его в покое.

Надо, надо, дорогие мои, всемерно беречь себя от этого греха. Скажем также несколько наставлений о том, как себя надо стараться предохранить от осуждения и пересуживания. Прежде всего, когда к нам придет такой лукавый помысл – осудить, оклеветать ближнего, очернить его, – то прежде всего сами себя спросим: а не имеем ли и мы недостатков? Не имеем ли разве и мы своих слабостей, что осуждаем других? Надо тщательно, строго наблюдать за своим нравственным поведением, за своими поступками, за своими делами. Познай самого себя – вот великое правило, которое было даже у древних мудрецов. И Святая Церковь нам также предлагает, чтобы и мы по истечении каждого дня проверяли, что мы сделали за день, что мы сделали угодного Богу, что сделали полезного себе, что сделали ради блага ближнего. И вот тогда-то мы и позн!аем свою нищету духовную. Позн!аем все свои слабости и немощи, позн!аем, что мы не имеем добродетели, что мы неспособные люди-то. Вот тогда-то у нас и замкнется рот для осуждения и клеветы на ближнего. Так что мы лишь потому являемся строгими судьями для ближних, что себя не знаем, не следим за собой. Точно, точно замечено, что люди, которые тщательно следят за своей нравственностью, своей духовной жизнью, за своими поступками, мыслями, – эти люди всегда снисходительнее бывают к поступкам ближнего. Наоборот, люди легкомысленные, пустые, которые не следят за своей жизнью, бывают самыми строгими судьями, жестокими судьями в отношении других.

Кроме того, надо вообще обратить внимание на обуздание своего языка, на воздержание. Дело в том, что язык, слово – это бесценный дар Божий. И мы должны дорожить им, потому что через слово мы сообщаемся друг с другом. Это величайшее сокровище, которое Бог даровал людям. Через слово мы молимся, обращаемся к Богу, словом мы связываемся друг с другом. Мы получаем наставления, увещания, советы, мы делимся радостью и горем друг с другом, и письменно связываемся с друзьями, которые находятся от нас в отдалении. И если отнять слово у людей, то человеческий род перестанет существовать. Вот такое величайшее значение имеет этот бесценный дар, который дал людям Бог – это слово. Поэтому мы должны себя беречь от болтливости. Дух празднословия не даждь ми, – молимся мы Великим постом.

И, наконец, в заключение мы приведем несколько слов святого Василия Великого о том, когда и почему допускается говорить дурное о ближнем. Это – только в двух случаях. Во-первых, если мы хотим обратить, спасти согрешающего брата и приходим к опытному наставнику за советом, то тогда можем все дурное о брате ему рассказать. И во-вторых, когда мы хотим предостеречь кого-либо от пагубного влияния этого согрешающего брата. Потому что находясь в сообществе с ним и считая его хорошим человеком, другой человек может подпасть под его дурное влияние. В этом случае, чтобы его спасти, можно сказать все дурное об этом брате, на которого он надеется и имеет другом. В остальных случаях, если человек говорит с намерением осудить, очернить, унизить ближнего, пусть это будет и сущая правда, – это уже клевета и осуждение. И человек за это сам подвергается осуждению. Поэтому, дорогие братия и сестры, будем помнить христианское учение: всемерно свой язык воздерживать, не вмешиваться в дела ближних, не касаться их и не пересуживать. Помнить, что у нас своих слабостей, грехов, заблуждений полно. Лучше будем все свое внимание обращать на самих себя, на исправление своих погрешностей. Это будет спасительно и угодно Богу. Будем памятовать слова апостола Павла: Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Господь восставить его (Рим. 14, 4). Будем памятовать слова Спасителя, запишем их на скрижалях своего сердца: Не судите и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете (Лк. 6, 37).

Аминь. И Богу нашему слава!

Метки 0 6 084
Нет комментариев для этой записи.

Хотите быть первым?

Добавить GravatarОставить комментарий

Имя: *

Email Адрес: *

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Разделы
Виньетка
nohome norefs Благовещение Пресвятой Богородицы Введение во храм Пресвятой Богородицы Великий пост Воздвижение Креста Господня Вознесение Господне Вход Господень в Иерусалим День Святого Духа Зачатие Пресвятой Богородицы Изнесение честных древ Креста Господня Крещение Господне Мариино стояние Начало индикта Новый год Обрезание Господне Пасха Покров Пресвятой Богородицы Положение честного пояса Пресвятой Богородицы Пособия по гомилетике Преображение Господне Пятидесятница Радоница Рождественский пост Рождество Иоанна Предтечи Рождество Пресвятой Богородицы Рождество Св. Иоанна Предтечи Рождество Христово Святые Славных и всехвальных первоверховных Апостолов Петра и Павла Собор новомучеников и исповедников Российских Сретение Господне Страстная седмица Усекновение главы Иоанна Предтечи Успение Божией Матери Успенский пост
Самое популярное (читателей)