Солнце Правды — прав. Иоанн Кронштадтский

Солнце Правды — прав. Иоанн Кронштадтский


В пред­ла­га­е­мой чита­телю книге содер­жатся избран­ные про­по­веди выда­ю­ще­гося пас­тыря и духов­ного писа­теля — свя­того пра­вед­ного Иоанна Крон­штадт­ского, посвя­щен­ные глав­ным собы­тиям зем­ной жизни Гос­пода Иисуса Хри­ста и кра­е­уголь­ным поло­же­ниям Его учения.

 

 

 

Фраг­мент книги

Начало спасения (Слово на Благовещение Пресвятой Богородицы)

Таин­ство, свер­шив­ше­еся в нынеш­ний день, при­во­дит в изум­ле­ние не только чело­ве­че­ские, но и все ангель­ские, высо­кие умы. Недо­уме­вают и они, как Бог без­на­чаль­ный, необъ­ят­ный, непри­ступ­ный, нис­шёл до образа раба и стал чело­ве­ком, не пере­став быть Богом и нимало не ума­лив славы Боже­ствен­ной? Как Дева могла вме­стить в пре­чи­стой утробе нестер­пи­мый огонь Боже­ства, и остаться непо­вре­ждён­ною, и пре­быть на веки Мате­рью Бога вопло­щён­ного? Так велико, чудно, такой Боже­ствен­ной пре­муд­ро­сти испол­нено это таин­ство бла­го­ве­ще­ния Архан­ге­лом Пре­свя­той Деве вопло­ще­ния Сына Божия от Неё! Радуй­тесь, земно­род­ные, радуй­тесь, осо­бенно вер­ные души хри­сти­ан­ские, но радуй­тесь с тре­пе­том перед вели­чием таин­ства, как обло­жен­ные сквер­ной греха; радуй­тесь, но немед­ленно искрен­ним и живым, глу­бо­ким пока­я­нием очи­щайте себя бла­го­да­тью Божьей от скверны греха. Воз­ве­личьте чистыми серд­цами и устами Матерь Божью, воз­ве­ли­чен­ную и пре­воз­не­сён­ную над всеми тва­рями, Анге­лами и чело­ве­ками, воз­ве­ли­чен­ную Самим Богом, Твор­цом вся­кой твари, и помните, что таин­ство вопло­ще­ния и воче­ло­ве­че­ния Сына Божия совер­ши­лось для нашего спа­се­ния от греха, про­кля­тья, пра­ведно на нас изре­чён­ного в начале от Бога за грехи, и от смерти вре­мен­ной и веч­ной. Со стра­хом и радо­стью при­мите Гос­пода, гря­ду­щего к нам водво­рить на земле, в серд­цах и душах наших цар­ство небес­ное, цар­ство правды, мира и радо­сти в Духе Свя­том[1], и воз­не­на­видьте бого­не­на­вист­ный грех, злобу, нечи­стоту, невоз­дер­жа­ние, гор­дость, жесто­ко­сер­дие, неми­ло­сер­дие, себя­лю­бие, пло­то­уго­дие, вся­кую неправду. Хри­стос для того на землю сошёл, чтобы нас на небеса воз­ве­сти[2].

Итак, мы, при­гвоз­див­ши­еся к земле при­стра­сти­ями житей­скими, вос­кло­ним головы наши и воз­ве­дём очи сердца нашего горе, на небо, куда хочет воз­ве­сти нас всех Гос­подь Иисус Хри­стос. Горе сердца! Полно нам пре­смы­каться помыс­лами и серд­цами по земле, подобно чер­вя­кам. Правда, что черви мы ничтож­ные, по гре­хам нашим, хотя души наши созданы по образу Божью, кото­рый мы иска­зили гре­хами сво­ими и кото­рый нам неот­менно надобно вос­ста­но­вить истин­ным пока­я­нием, доколе мы живы; надобно, чтобы этот образ Божий, как солнце, вос­сиял в нас, как в начале, когда лишь только созданы были Адам и Ева. На то и жизнь нам дана; для того и про­дол­жа­ется ещё тече­ние её; на то мы сопри­чис­лены к Церкви Божьей и участ­вуем в её бого­слу­же­ниях, таин­ствах и постах. Посмотри, как сияет образ Прис­но­девы Бого­ма­тери! Какими див­ными доб­ро­де­те­лями и совер­шен­ствами! А ведь и Она — чело­век… Что воз­вы­сило Её на такую несрав­нен­ную высоту, сде­лало Её столь досто­слав­ной и вели­кой, выс­шей из Херу­ви­мов и слав­ней­шей из Сера­фи­мов? Три вели­чай­шие доб­ро­де­тели: сми­ре­ние, чистота и пла­мен­ная любовь к Богу, чуж­дая вся­кой любви зем­ной, вещ­ной. Она Сама испо­ве­дует, что Гос­подь при­з­рел на сми­ре­ние рабы Своей[3]. Воз­люби и глу­боко насади в сердце твоём и ты, хри­сти­а­нин, бого­лю­без­ное сми­ре­ние; стяжи и ты все­усиль­ными тру­дами всей жизни чистоту сер­деч­ную — постом, молит­вами, бого­мыс­лием, сле­зами, осо­бенно же частым и достой­ным при­ча­ще­нием свя­тых Тайн Хри­сто­вых; воз­люби и ты всем серд­цем Бога, Творца и Спа­си­теля тво­его и не пред­по­чи­тай ничего в мире Его свя­той любви; о Нём все­гда раз­мыш­ляй и о Его чуд­ных делах; Им живи и дыши; Им питай душу свою; в Него обле­кись; Им очи­щайся, про­све­щайся, освя­щайся, утвер­ждайся, укра­шайся, хва­лись, уте­шайся; Им побеж­дай иску­ше­ния и наветы вра­гов види­мых и неви­ди­мых; что ни дела­ешь, делай всё с мыс­лью о Нём и ради Него; где ни будешь, везде будь с Ним, как и Он все­гда с нами, везде Сый и вся испол­няяй[4]. Если таким обра­зом воз­лю­бишь Гос­пода, то и в тебе воз­ве­ли­чится Гос­подь, и тебя воз­ве­ли­чит Гос­подь, как гово­рит от лица Его св. Цер­ковь: про­слав­ля­ю­щих Мя про­славлю[5]. Воз­не­на­видь, хри­сти­а­нин, уни­чижи в себе, истреби вся­кий грех, и воз­ве­ли­чится в тебе Гос­подь славы, и ты велик будешь перед Богом и людьми; воз­люби сми­ре­ние и воз­не­сёт тебя Гос­подь. Аминь.

Слово плоть бысть (Ин.1:14) (Слово на Рождество Христово)

Слово стало пло­тию, т. е. Сын Божий, собез­на­чаль­ный Богу Отцу и Духу Свя­тому, соде­лался чело­ве­ком, вопло­тив­шись от Духа Свя­того и Марии Девы. Див­ное, ужас­ное и спа­си­тель­ное таин­ство! Без­на­чаль­ный — при­нял начало по чело­ве­че­ству; бес­те­лес­ный — стал пло­то­нос­цем; Бог — чело­ве­ком, не пере­ста­вая быть Богом; непри­ступ­ный, Кото­рого тре­пе­щут Сера­фимы и Херу­вимы, лица закры­вая, — для всех доступ­ным в рабьем виде. Отчего и для чего же такое снис­хож­де­ние Творца к пре­ступ­ным Своим тва­рям, к чело­ве­че­ству, кото­рое по своей воле отпало от Бога, сво­его Творца? По вели­чай­шему, неиз­гла­го­лан­ному мило­сер­дию Вла­дыки к Сво­ему созда­нию, Кото­рый не мог видеть весь род чело­ве­че­ский, Им создан­ный, наде­лён­ный див­ными дарами, пора­бо­щён­ным дья­волу и навеки обре­чён­ным на стра­да­ния и муку. И Слово стало пло­тию!.. Для того, чтобы нас зем­ных сде­лать небес­ными, греш­ных — свя­тыми; чтобы от тле­ния воз­ве­сти к нетле­нию, от земли — на небо, от раб­ства греху и дья­волу — в слав­ную сво­боду чад Божьих, от смерти — к бес­смер­тию; чтобы нас сде­лать сынами Божьими и спо­са­дить на пре­стол как цар­ских детей.

О без­мер­ное бла­го­у­тро­бие Божье! О неиз­ре­чен­ная пре­муд­рость Божья! О чудо, ужа­са­ю­щее ум не только чело­ве­че­ский, но и ангельский!

Воз­да­дим славу Богу! С при­ше­ствием на землю Сына Божия во плоти, по при­не­се­нии Им Себя Самого в жертву за греш­ный род чело­ве­че­ский, вме­сто про­кля­тия, кото­рое изре­чено было в начале Богом, людям веру­ю­щим дару­ется бла­го­сло­ве­ние Отца небес­ного, они полу­чают усы­нов­ле­ние и обе­то­ва­ние веч­ного насле­дия жизни; сирот­ству­ю­щему по при­чине греха чело­ве­че­ству снова воз­вра­ща­ется Отец небес­ный через таин­ство воз­рож­де­ния, т. е. через кре­ще­ние и пока­я­ние. Люди избав­ля­ются от мучи­тель­ней­шей смер­то­нос­ной дер­жавы дья­вола, от тер­за­ний греха и вся­ких стра­стей; чело­ве­че­ское суще­ство обо­жа­ется ради без­мер­ного мило­сер­дия Сына Божия, и ему сед­ми­жды семь­де­сят раз отпус­ка­ются грехи; греш­ники — поми­ло­ваны, нечи­стые — очи­ща­ются, осквер­нён­ные — освя­ща­ются, немощ­ные – исце­ля­ются; обес­че­щен­ным дару­ется без­мер­ная честь и слава, омра­чён­ные про­све­щены боже­ствен­ным све­том бла­го­дати и разума, уму чело­ве­че­скому дан разум Божий – «мы имеем ум Хри­стов»[6], гово­рит св. апо­стол Павел, чело­ве­че­скому сердцу — сердце Хри­стово; тлен­ное — обес­смерт­ство­вано, нагое и изра­нен­ное гре­хом и стра­стями — укра­шено боже­ствен­ною сла­вою, голод­ное и жаж­ду­щее — насы­щено и уто­лено пита­ю­щим и укреп­ля­ю­щим душу сло­вом Божьим и пре­чи­стым Телом и боже­ствен­ной Кро­вью Хри­сто­вой; без­утеш­ные — уте­шены, насиль­ство­ван­ные от дьа­вола — избав­лены и избавляются.

Что же от нас, бра­тья, тре­бу­ется, чтобы вос­поль­зо­ваться всей бла­го­да­тью, при­не­сён­ной нам свыше на землю Сыном Божьим? Нужна, во-пер­вых, вера в Сына Божия, в Еван­ге­лие или в спа­си­тель­ное небес­ное уче­ние; истин­ное пока­я­ние во гре­хах и исправ­ле­ние жизни и сердца; обще­ние в молит­вах и таин­ствах; зна­ние и испол­не­ние запо­ве­дей Хри­сто­вых. Нужны доб­ро­де­тели: хри­сти­ан­ское сми­ре­ние, мило­стыня, воз­дер­жа­ние, чистота и непо­роч­ность, про­стота и незло­бие сердца.

При­не­сем эти доб­ро­де­тели, брат и сестра, в дар Родив­ше­муся ради нашего спа­се­ния вме­сто злата, ладана и смирны, кото­рые при­несли Ему волхвы, как Царю, как Богу и как Чело­веку, при­шед­шему на смерть за нас. Это будет при­ят­ней­шая от нас жертва Богу и Мла­денцу Иисусу Хри­сту. Аминь.

Дары родившемуся Христу (К празднику Рождества Христова)

Хри­стос с небес, срящите.

Когда Гос­подь наш Иисус Хри­стос бла­го­во­лил нашего ради спа­се­ния родиться от Пре­свя­той Девы Марии, все созда­ния Божьи поспе­шили на встречу Ему, воз­дали Ему честь и при­несли свои дары: земля — вер­теп, небо — звезду, путе­во­дя­щую к Солнцу правды, бес­сло­вес­ные — ясли, бед­ные пас­тыри — покло­не­ние, цари — мно­го­цен­ные дары, воин­ства небес­ные — сла­во­сло­вие. Что же нам при­не­сти в дар Богу, Спа­си­телю нашему?

Когда мы желаем сде­лать доро­гому для нас чело­веку какой-нибудь дар, мы ста­ра­емся напе­рёд узнать, что бы могло наи­бо­лее пора­до­вать его, что ему было бы осо­бенно при­ятно, сооб­ра­зу­емся с его волею и взгля­дами. Что же ожи­дает, что желает от нас Господь?

Когда спро­сили у Гос­пода, какая наи­боль­шая запо­ведь, Гос­подь отве­чал: «Воз­люби Гос­пода Бога Тво­его всем серд­цем твоим, и всею душею твоею, и всем разу­ме­нием твоим» (Мф. 22, 37). Спро­сим же себя: «Мы, полу­чив­шие живот от Живота всех, Бога, для при­но­ше­ния Ему пло­дов живота, при­но­сим ли Ему в дар жизнь свою, плоды своей жизни, как пра­отцы, про­роки, апо­столы, муче­ники, свя­ти­тели, пре­по­доб­ные, пра­вед­ные и все свя­тые? Даже думаем ли об этом еже­дневно? Не для себя ли только живём? По запо­ве­дям ли и уста­вам Жиз­но­давца живём? Если нет, то что пре­пят­ствует? Любовь к себе, само­лю­бие? При­не­сём любовь к себе в жертву любви ко Гос­поду, ибо что такое мы сами по себе? Грех, растление».

«Любить Бога всем серд­цем — зна­чит не иметь ни к чему в мире при­стра­стия и отдать всё сердце Гос­поду Богу, творя во всём волю Его, а не свою; всей душой — то есть весь ум иметь все­гда в Боге, всё сердце все­гда утвер­ждать в Нём и всю волю свою пре­да­вать Его воле во всех обсто­я­тель­ствах жизни, горест­ных и печаль­ных; всей кре­по­стью — то есть любить так, чтобы ника­кая про­тив­ная сила не могла нас отторг­нуть от любви Божьей, ника­кие обсто­я­тель­ства жизни: ни скорбь, ни тес­нота, ни гоне­ние, ни высота, ни глу­бина, ни меч; всей мыс­лью — то есть все­гда думать о Боге, о Его бла­го­дати, дол­го­тер­пе­нии, свя­то­сти, пре­муд­ро­сти, все­мо­гу­ще­стве, о Его делах и пол­но­стью уда­ляться сует­ных мыс­лей и вос­по­ми­на­ний лука­вых. Любить Бога зна­чит любить всей душой правду и нена­ви­деть без­за­ко­ние, любить Бога зна­чит нена­ви­деть себя, то есть сво­его вет­хого чело­века. В нас, в наших мыс­лях, в нашем сердце и в нашей воле есть сила злая, чрез­вы­чайно живу­чая и дей­ствен­ная, кото­рая все­гда, еже­дневно, стре­мится уда­лять нас от Бога, вну­шая сует­ные мысли, жела­ния, попе­че­ния, наме­ре­ния, пред­при­я­тия, слова, дела, воз­буж­дая стра­сти и под­стре­кая к ним с силою, именно к злобе, зави­сти, любо­с­тя­жа­нию, гор­до­сти и често­лю­бию, тще­сла­вию, празд­но­сти, непо­слу­ша­нию, упрям­ству, обману, невоз­дер­жа­нию. Любить Бога зна­чит испол­нять запо­веди Его».

Любить Гос­пода для нас должно быть так же есте­ственно, как и своих роди­те­лей, даже более есте­ственно. «Любовь Гос­подня ‚больше любви матери. Мать носила меня во чреве и про­из­вела меня на свет Божьим устро­е­нием; потом стала кор­мить, лас­кать меня, на руках носить; когда же я стал сам в состо­я­нии ходить, тогда пере­стала мать носить меня на руках своих. Я начер­тал тебя на дла­нях Моих; стены твои все­гда предо Мною. (Ис. 49, 16). Он сила моя, покой мой, сла­дость и радость моя, свет ума и сердца моего; Он посто­янно питает меня раз­но­об­раз­ными про­из­ве­де­ни­ями земли. Он пища моя креп­кая и питие неис­чер­па­е­мое (из акаф. Иис. Сладч. ик. 10). Гос­подь с начала бытия нашего до смерти нашей ни на минуту не остав­ляет нас, каж­дое мгно­ве­ние про­мыш­ляя о нас, как наседка о птен­цах своих. Он надежда и в смерти нашей, Он жизнь по смерти нашей, Он уте­ше­ние на суде Его».

«Сын мой! Отдай сердце твоё мне!» (Притч. 23, 26) — гово­рит Гос­подь. «При­неси Богу в жертву сердце своё, отдай его все­цело Все­дер­жи­телю». Но что зна­чит при­не­сти Богу своё сердце? Это зна­чит соблю­дать чистоту сердца от нечи­стых помыс­лов, от гре­хов­ных дви­же­ний, от вся­кой лжи и неправды. «Бог ника­кой самой малой мгно­вен­ной нечи­стоты не тер­пит в тебе, и тебя тот­час по допу­ще­нии в сердце какого-либо нечи­стого помысла остав­ляет мир и сам Бог».

«Ты гово­ришь: что мне делать с моим серд­цем? Про­ти­во­ре­чит оно всему истин­ному и свя­тому, рас­слаб­ля­ется неве­рием там, где нужна креп­кая вера, не тре­пе­щет и даже готово сме­яться там, где должно тре­пе­тать и стра­шиться. Сердце моё должно при­леп­ляться к Еди­ному Богу: мне благо при­бли­жаться к Богу! (Пс. 72, 28), а оно — что за сле­пота и извра­ще­ние! При­леп­ля­ется к сла­стям века сего: к пище, питью, плот­ской сла­сти, к день­гам, к этому праху, к одеж­дам, к этому тлену, к цве­там исче­за­ю­щим, к узо­рам, к покроям, при­вле­ка­ю­щим глаз, к рос­кошно убран­ным покоям и т. п. Стран­ное дело! Меня, хри­сти­а­нина, небес­ного чело­века, зани­мает всё зем­ное и мало — небес­ное. Я во Хри­сте пере­се­лён на небеса, а, между тем, всем серд­цем при­вя­зы­ва­юсь крепко к земле и, по-види­мому, нико­гда не хотел бы быть на небе, хотя зем­ное, при своём услаж­де­нии, тяго­тит и мучит меня, хотя я и вижу, что всё зем­ное не надёжно, тленно, скоро минует, хотя и знаю, и чув­ствую, что ничто зем­ное не может насы­тить моего духа, уми­рить и усла­дить моего сердца, посто­янно мяту­ще­гося и огор­ча­е­мого зем­ной суе­той. Что делать, что делать мне с моим сердцем?»

Надо посто­янно вни­мать сво­ему сердцу, весьма тща­тельно нужно смот­реть за нивой сердца сво­его, чтобы не росли на ней пле­велы зла, лено­сти, неги, рос­коши, без­ве­рия, любо­с­тя­жа­ния, ску­по­сти, зави­сти, нена­ви­сти и проч., еже­дневно полоть ниву сердца сво­его, по край­ней мере, на вечер­ней и утрен­ней молитве, осве­жать её спа­си­тель­ными вздо­хами, как вет­рами бла­го­рас­тво­рён­ными, оро­шать ее обиль­ными сле­зами, как дождём ран­ним и позд­ним. Кроме того, всеми мерами нужно внед­рять в ниву сердца сво­его семена доб­ро­де­те­лей — веры и надежды на Бога, любви к Богу и ближ­нему, удоб­рять и опло­до­тво­рять её молит­вой, тер­пе­нием, доб­рыми делами, ни на час не оста­ваться в совер­шен­ной празд­но­сти, ибо во вре­мена празд­но­сти и без­дей­ствия враг усердно сеет свои плевелы.

«Слу­шай, народ Мой, Я буду гово­рить; Изра­иль!» — гово­рит Гос­подь. «Не приму тельца из дома тво­его, ни коз­лов из дво­ров твоих; ибо Мои все звери в лесу, и скот на тысяче гор… Если бы Я взал­кал, то не ска­зал бы тебе, ибо Моя все­лен­ная и всё, что напол­няет её». (Псал. 49). Что же угодно Гос­поду? «Жертвы Ты не жела­ешь, — гово­рит про­рок, — я дал бы её; к все­со­жже­нию не бла­го­во­лишь. Жертва Богу дух сокру­шен­ный; сердца сокру­шен­ного и сми­рен­ного Ты не пре­зришь, Боже». (Пс. 50). При­па­дём и мы к яслям нашего Спа­си­теля с истин­ным сми­ре­нием, с пол­ным созна­нием своей духов­ной нищеты.

«Воче­ло­ве­чи­выйся нас ради, Слове Божий и Боже! Ты при­шел обно­вить рас­тлен­ное гре­хом есте­ство; обнови мя, рас­тлив­шего себя стра­стями и похо­тями, обнови и душевно и телесно, да буду чист серд­цем для славы Тво­его имени. Ты при­шел про­све­тить нас, про­свети омра­чен­ное стра­стями сердце мое. Се, я крайне немо­щен и не могу без Тебя тво­рить ничего доб­рого; не могу без Тебя ни мыс­лить, ни чув­ство­вать хоро­шего, ни гово­рить, ни делать; я реши­тельно немо­щен для вся­кого добра без Тебя; дай же мне бла­го­дать, дай свет и силу мыс­лить и чув­ство­вать добро и удобно совер­шать его, гово­рить и делать, что Тебе бла­го­угодно. Даждь нам, Гос­поди, все­гда имети с Тобою, Пре­бо­же­ствен­ною Гла­вою нашею, живую связь, яко чле­нам тела Тво­его, связь в мыс­лях сер­деч­ных, в молитве и делах. Отпа­де­ние от Тебя сер­дец наших есть тьма и смерть, Гос­поди, есть скорбь и тес­нота, стыд, и уни­что­же­ние, и мер­зость духов­ная. С Тобою же нам свет, жизнь, мир, радость, про­стор сердцу, дерз­но­ве­ние, вели­чие и свя­тыня. Сохрани нас в Твоей свя­тыне! Очи­сти, освяти и спаси мя! Сердце чисто сози­жди во мне, Боже!»

Затем как выра­же­ние нашей любви к Гос­поду при­не­сём свя­тую мило­стыню — дар, осо­бенно Ему угод­ный. «Так как вы сде­лали это одному из сих бра­тьев Моих мень­ших, то сде­лали Мне!» — гово­рит Гос­подь (Мф. 25, 40). Бог Сына Сво­его Еди­но­род­ного не поща­дил для чело­века: Сын Божий сошёл с неба на землю, где Он не имел места главу пре­кло­нить. «Что же после этого мы пожа­леем для ближ­него: пищи ли, питья ли, одежды ли для его оде­я­ния, денег ли на его раз­лич­ные нужды? Одним много, дру­гим мало даёт Гос­подь для того, чтобы мы про­мыш­ляли друг о друге. Так устроил Гос­подь, что если мы щед­рыми дарами Его бла­го­сти охотно делимся с дру­гими, то они слу­жат для пользы души и тела, рас­кры­вая наши сердца для любви к ближ­ним. А если само­лю­биво, скупо и с жад­но­стью упо­треб­ляем только сами и жалеем их для дру­гих, то они обра­ща­ются во вред душе, потому что жад­ность и ску­пость закры­вают сердце для любви к Богу и ближ­нему и делают нас отвра­ти­тель­ными само­люб­цами, уси­ли­вая в нас все страсти».

У нас в ста­рину на Свя­той Руси был пре­крас­ный, истинно хри­сти­ан­ский обы­чай: перед наступ­ле­нием вели­ких празд­ни­ков бла­го­че­сти­вые предки наши, мужья и жёны, обхо­дили тем­ницы и дома бед­ных и дели­лись с ними от своих избыт­ков; и так как это дела­лось во славу Божью, во испол­не­ние Божьей запо­веди, то милость при­ни­ма­лась охотно, без чув­ства огор­че­ния. Что нам поме­шало бы в насто­я­щее время дер­жаться свя­того обы­чая наших хри­сто­лю­би­вых пред­ков? Не могут ли и ныне бога­тые помо­гать бед­ным, все по воз­мож­но­сти пода­вать мило­стыню, при­ни­мать стран­ству­ю­щих, посе­щать боль­ных, уте­шать печаль­ных, настав­лять невежд, вра­зум­лять заблуж­да­ю­щихся, про­щать обиды, помня, что все мы Хри­стовы? И за всех и за всё Хри­стос воздаст!

Таковы дары, угод­ные Гос­поду! Поста­ра­емся при­го­то­вить их для достой­ной встречи Гос­пода. «Гос­поди! Да не будут дары Твои, духов­ные и веще­ствен­ные, в нас и у нас праздны: даждь им дви­же­ние спа­си­тель­ное и полез­ное. Сотвори сие во всех! Да умно­жатся таланты Твои, Гос­поди, соб­ствен­ною дея­тель­но­стью каж­дого из нас, да все­гда Твоя от Твоих щед­рот при­но­сим Тебе!”

Маловерие и холодность христиан к Иисусу Христу (Поучение в день Сретения Господня)

Из днев­ника о. Иоанна Кронштадтского

Ныне отпу­ща­еши раба Тво­его, Владыко,
по гла­голу Тво­ему, с миром;
яко виде­ста очи мои спа­се­ние Твое 

(Лк.2:29)

Так воз­гла­сил, перед кон­цом своей жизни свя­той ста­рец Симеон, взяв на руки соро­ко­днев­ного Мла­денца, Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста, Кото­рого по обы­чаю закона, сохра­ня­ю­ще­гося и у нас, при­несла Пре­свя­тая Дева Мария в храм. Радостно дер­жал он на руках своих Содер­жа­щего всю тварь; радостно смот­рел ста­рец Симеон на близ­кую кон­чину свою, потому что на руках своих видел Того, Кто обна­дё­жи­вал его в без­опас­но­сти и бла­жен­ной жизни и после смерти.

Но не зави­дуем тебе, старче пра­вед­ный! Мы сами имеем твоё сча­стье — под­нять не на руки только Боже­ствен­ного Иисуса, но устами и серд­цами, как и ты носил Его все­гда в сердце, ещё не видя, бра­тья, чая Его, — и не один раз в жизни, не десять, а сколько хотим. Кто не пой­мёт, воз­люб­лен­ные, что я говорю о при­ча­ще­нии живо­тво­ря­щих Тайн Тела и Крови Хри­сто­вой? Да, мы имеем боль­шее сча­стье, чем св. Симеон; и пра­вед­ный ста­рец, можно ска­зать, заклю­чил в объ­я­тьях своих Жиз­но­давца Иисуса в пред­зна­ме­но­ва­ние того, как веру­ю­щие во Хри­ста в послед­ствии вре­мени, во все дни до скон­ча­ния века, будут под­ни­мать и носить Его не на руках только, а в самом сердце своём. Не на руках только, говорю, потому что свя­щенн­но­слу­жи­тели, совер­ша­ю­щие Боже­ствен­ную Литур­гию, и на руках своих подъ­ем­лют Его во время каж­дой Литур­гии ладо­нями сво­ими, а потом — о без­мер­ная милость! — заклю­чают Его в объ­я­тьях сердца сво­его! О Иисусе, Сыне Божий, без­дна бла­го­сти и щед­рот! Как Ты не опа­ля­ешь нас, нечи­стых серд­цем и устами, все­гда недо­стой­ных Твоих пре­чи­стых и живо­тво­ря­щих Тайн? Но что я говорю? Ты и опа­ля­ешь наше недо­сто­ин­ство, когда мы не при­не­сём Тебе, воз­ле­жа­щему на пре­столе, твёр­дой и непо­ко­ле­би­мой веры и сокру­ше­ния сер­деч­ного, и тот­час же ожи­во­тво­ря­ешь, и успо­ка­и­ва­ешь, и раду­ешь, когда испра­вимся от недуга сомне­ния и мало­ве­рия, ибо Ты — Истина и не попу­стишь быть в нас без­на­ка­занно и одной малей­шей тени сомнения.

Итак, мы подъ­ем­лем Гос­пода, как Симеон, на руках своих каж­дую Литур­гию, а вы, по край­ней мере, боль­шая часть из вас, спо­доб­ля­е­тесь сча­стья подъ­ять Спаса сво­его только раз или несколько раз в год, и то, все­гда ли после достой­ного при­го­тов­ле­ния к этому? Дай Бог, чтобы все при­сту­пали к столь страш­ному Таин­ству с долж­ным при­го­тов­ле­нием. Надобно удив­ляться мало­ве­рию и холод­но­сти хри­стиан ко Хри­сту, Жиз­но­давцу и Гос­поду сво­ему! Источ­ник бес­смер­тия течёт еже­дневно: при­ходи, при­го­то­вясь, и пей, тем более что мно­гие больны и духом и телом, вре­мени сво­бод­ного имеют немало, а мно­гие и в празд­но­сти про­во­дят это время. И что же видим? Несмотря на то, что все чув­ствуем на душе своей бремя гре­хов и стра­стей, свою винов­ность, своё ока­ян­ство перед Богом, своё бес­си­лие в борьбе со стра­стями, не при­хо­дим ко Гос­поду, пред­ла­га­ю­щему Себя еже­дневно в пищу вер­ным и гото­вому явить вся­кую помощь труж­да­ю­щимся и обре­ме­нён­ным. Мы видим, и то не все­гда, пью­щими от бес­смерт­ного Источ­ника почти одних мла­ден­цев бес­со­зна­тель­ных, да и тех ино­гда — увы! — под­но­сят к св. Тай­нам не отцы, не матери, не кор­ми­лицы, не бабушки, а взя­тые, как гово­рится, с ветру жен­щины, ино­гда нищие. Что за невни­ма­ние к вели­чай­шей свя­тыне! Гос­поди, Жиз­но­да­вче, Спа­си­телю! До чего мы дожили? Ты еже­дневно выхо­дишь в сре­те­ние нам во вра­тах храма Сво­его, а мы отве­чаем Тебе рав­но­ду­шием и даже самым немыс­ли­мым небре­же­нием. Доколе тер­пишь неправды наши, холод­ность нашу, бес­чув­ствен­ность нашу, гор­дость нашу? Дол­го­тер­пит нас, бра­тья, Гос­подь, не желая, чтобы кто погиб на веки, но чтобы все при­шли к пока­я­нию[7], чтобы обра­ти­лись рано или поздно от бес­чув­ствия своего.

Так, боль­шая часть хри­стиан холодно встре­чают Гос­пода во храме в Его св. Тай­нах, редко при­сту­пают к св. Тай­нам вку­сить Гос­пода сво­его. Хоть бы в болезни своей или перед смер­тью своей, как Симеон, желали бы все с радо­стью под­нять Гос­пода и уви­деть Его, Спа­се­ние. Нет, мно­гие бегают от Него и в болезни и, когда им пред­ла­гают бес­смерт­ную пищу и питие и вме­сте все­ис­це­ля­ю­щее вра­чев­ство Тела и Крови Жиз­но­давца, откла­ды­вают до буду­щего вре­мени, кото­рым не могут рас­по­ла­гать навер­ное, потому что жизнь наша во вла­сти Божьей; мно­гие имеют тай­ную мысль, что при­ча­ща­ются только будто бы перед смер­тью. Хри­сте Боже! Не ска­зал ли Ты Сво­ими пре­чи­стыми устами, что Ты при­шёл на землю для того, чтобы люди имели жизнь, и с избыт­ком имели, а не для того, чтобы губить их? «Ибо Сын Чело­ве­че­ский при­шёл не губить души чело­ве­че­ские, а спа­сать»[8]. «Я при­шёл для того, чтобы имели жизнь и имели с избыт­ком»[9]. И во св. Тай­нах не всем ли, при­ни­ма­ю­щим их с верой, дару­ешь жизнь? Не часто ли Ты чудно исце­ля­ешь болезни? Не все­гда ли раз­ру­ша­ешь и очи­ща­ешь нас от гре­хов? Доколе же мы будем нера­зумны, мало­верны и слепы? А с какой радо­стью ска­зал бы каж­дый из нас перед смер­тью после достой­ного при­ня­тия св. Тайн Твоих: «Ныне отпу­ща­еши раба Тво­его, Вла­дыко, по гла­голу Тво­ему, с миром, из крат­ко­вре­мен­ного сует­ного века сего, яко виде­ста очи мои спа­се­ние Твое, здесь в начале; наде­юсь, что увижу его совер­шив­шимся и там, в веч­но­сти. Теперь, аще и пойду посреди сени смерт­ныя, не убо­юся зла, яко Ты со мною еси[10]. Прими дух мой с миром». Но вот, бра­тья, при­дёт Сре­те­ние Гос­подне для всех людей, для хри­стиан, иудеев, ага­рян и языч­ни­ковъ, т. е. для всего рода чело­ве­че­ского; если вы не научи­лись здесь встре­чать Его, крот­кого и сми­рен­ного, как встре­тить Его в непри­ступ­ной славе? Где тогда ока­жемся мы? Где ока­жусь я со своим нынеш­ним небре­же­нием и холод­но­стью к Гос­поду? Сыны цар­ствия не будут ли изгнаны во тьму кро­меш­ную, где будет веч­ный плач и скре­жет зубов[11]? Апо­стол гово­рит, что так будет. Как мы убе­жим, т. е. от буду­щих мук, о толи­цем нера­див­шие спа­се­нии, начало кото­рого при­емше гла­го­ла­тися от Гос­пода, слы­шав­шими в нас изве­стися?[12].

Бра­тья! Чтобы встре­тить нам радостно Гос­пода во вто­рое, слав­ное Его при­ше­ствие, научимся встре­чать Его здесь — еже­годно в празд­ник Сре­те­ния и во все празд­нич­ные и вос­крес­ные дни, и осо­бенно во св. Тай­нах, т. е. будем с вели­кой верой и серд­цем сокру­шен­ным и сми­рен­ным при­сту­пать к св. Чаше. Для тех, кото­рые при­выкли достойно встре­чать Его здесь, в нынеш­нем веке, не страшно будет и Сре­те­ние Его во вто­рое и слав­ное Его пришествие.

Боже! Хотяй паки при­ити судити все­лен­ней прав­дою, бла­го­воли и мне усре­сти Тя на обла­цех, Судию и Созда­теля моего, да бес­ко­нечно сла­во­словлю и вос­пе­ваю Тя, со без­на­чаль­ным Твоим Отцем, и Пре­свя­тым и Бла­гим и Живо­тво­ря­щим Твоим Духомъ, ныне и присно, и во веки веков. Аминь[13].

Крещение Господне

Иоанн удер­жи­вал Его (Иисуса Христа)
и гово­рил: мне надобно кре­ститься от Тебя,
и Ты ли при­хо­дишь ко мне?
Но Иисус ска­зал ему в ответ:
оставь теперь, ибо так над­ле­жит нам
испол­нить вся­кую правду.

(Мф.3:14–15)

Сего­дня во всей Все­лен­ской Пра­во­слав­ной Церкви совер­ша­ется тор­же­ствен­ное вос­по­ми­на­ние и про­слав­ле­ние Кре­ще­ния Гос­пода Иисуса Хри­ста от Иоанна Кре­сти­теля в реке Иор­дане. Св. Еван­ге­лист повест­вует, что когда Гос­подь при­шёл на Иор­дан кре­ститься, то Иоанн удер­жи­вал Его и гово­рил: «мне надобно кре­ститься от Тебя, и Ты ли при­хо­дишь ко мне?» Не подоб­ное ли и мы ска­зали бы, зная, Кто этот при­хо­дя­щий: Гос­поди, что зна­ме­нует сие край­нее сми­ре­ние Твое, что Ты, Гос­подь без­греш­ный, при­хо­дишь кре­ститься к чело­веку, пусть и пра­вед­ному Твоей же бла­го­да­тью и прав­дой? Что омы­вать в Тебе, чистей­шем солнца, или про­све­щать в Тебе, Солнце Правды? Но нам ли греш­ным, бли­зо­ру­ким и недаль­но­вид­ным во всём, что каса­ется тайны нашего спа­се­ния, про­ре­кать Самому Гос­поду, Кото­рый всё сотво­рил и тво­рит пре­мудро мно­гое выше слова и разума? Все слова и дей­ствия Гос­пода Иисуса Хри­ста носят в себе печать высо­чай­шей пре­муд­ро­сти и правды Божьей, недо­мыс­ли­мых гор­дыми учё­ными века сего, дер­за­ю­щими при­рав­ни­вать Самого Гос­пода славы к обы­ко­вен­ным людям и тол­ку­ю­щим слова Его по поня­тиям сво­его извра­щён­ного и заблу­див­ше­гося ума (Лев Тол­стой); и мы должны сми­ренно скло­няться перед Ним с совер­шен­ным дове­рием и с углуб­лён­ным раз­мыш­ле­нием, прося разу­ме­ния от Бога. Так и озна­чен­ные слова Гос­пода Иоанну о том, чтоб он кре­стил Его молча и не про­ти­во­реча, и само дей­ствие кре­ще­ния от руки Иоанна носят на себе также отпе­ча­ток высо­чай­шей пре­муд­ро­сти, бла­го­сти и правды Божьей.

«Оставь ныне, — гово­рит Гос­подь, — ибо так нам над­ле­жит испол­нить вся­кую правду», т. е.: «Я для того при­шёл на землю и стал чело­ве­ком, пре­бы­вая все­гда Богом, — как бы так гово­рит Гос­подь, — чтобы испол­нить вся­кую правду Божью, кото­рая столь дерз­но­венно была попрана в раю пер­во­здан­ными чело­ве­ками и потом чем дальше в глу­бину вре­мён и родов чело­ве­че­ских, тем дерз­но­вен­нее, лука­вее, злее, пору­га­тель­нее попи­ра­лась всем родом чело­ве­че­ским, исклю­чая немно­гих избран­ных. Я при­шёл взять на Себя все неправды и нечи­стоты чело­ве­че­ские, не осквер­ня­ясь ими, чтобы запла­тить, удо­вле­тво­рять за них пра­во­су­дию Отца Моего Небес­ного Моей прав­дой и при­не­сти Себя Самого в жертву иску­пи­тель­ную, чтобы погру­зить их в воды Иор­дана; Я хочу в Себе Самом как Бого­че­ло­век без­греш­ный омыть все неправды чело­ве­че­ские и пре­по­дать Моей Церкви очи­сти­тель­ную баню паки­бы­тия в кре­ще­нии водой и Духом: хочу Сам, испол­нив вся­кую правду, научить людей правде Божьей и дать им силу и бла­гость к испол­не­нию её». Вот что зна­чат слова Гос­пода Иоанну: «оставь теперь, ибо так нам должно испол­нить вся­кую правду». Вообще, при чте­нии или слу­ша­нии речей Гос­пода или бла­го­ве­стия о Его дея­ниях не нужно выпус­кать из виду, что Он есть «Агнец Божий, Кото­рый берёт на Себя грех мира»[14] и Иску­пи­тель рода чело­въче­ского; Пер­во­свя­щен­ник по чину Мель­хи­се­де­кову, при­нес­ший Себя Самого в жертву при­ми­ре­ния Отцу Небес­ному за нас греш­ных; что Он пра­вед­ный Судья всех, Врач всех, неду­гу­ю­щих гре­хами, и Еди­но­бо­рец, вышед­ший на духов­ное еди­но­бор­ство с духов­ным Голиа­фом — диа­во­лом, кото­рый с вели­чай­шим искус­ством, хит­ро­стью и посто­ян­ством борол и борет бес­чис­лен­ными стра­стями и вся­кими неправ­дами весь род чело­ве­че­ский и кото­рого Гос­подь бого­муд­рост­ным, пра­вед­ным про­мыш­ле­нием совер­шенно побе­дил и изба­вил от вла­сти его и раб­ства ему род чело­ве­че­ский. Так и в Иор­дане Гос­подь кре­стился для того, чтобы побе­дить нашего губи­теля диа­вола в водах, в коих он гнез­дился, и освя­тить воды, чтобы мы в кре­ще­нии при трое­крат­ном погру­же­нии во имя Св. Тро­ицы бла­го­датно омы­ва­лись от скверны пра­ро­ди­тель­ского греха и воз­рож­да­лись в новую жизнь водой и Духом Свя­тым и усы­нов­ля­лись Отцу Небес­ному свя­то­стью жития. Обсто­я­тель­ства самого рож­де­ния Бого­че­ло­века также запе­чат­лены вели­чай­шей пре­муд­ро­стью и прав­дой Божьей. Он родился от бед­ной Пре­чи­стой Девы и поло­жен был в яслях, спе­ле­нан­ный руби­щем, как мла­де­нец, чтобы сми­ре­нием Своим иску­пить гор­дость Адама с Евой, воз­меч­тав­ших быть богами, чтобы обли­чить и сми­рить гор­дость чело­ве­че­скую и научить людей сми­ре­нию, кото­рое есть осно­ва­ние вся­кой добродетели.

Всё, что гово­рил и делал на земле Гос­подь, Он делал по пред­веч­ному, пре­муд­рому и все­бла­гому Трой­че­скому Совету, быв­шему прежде всех веков, и всё это было необ­хо­димо для спа­се­ния, совер­шен­ства и бла­жен­ства челов­че­ского; и если кто отвер­гал и отвер­гает Его запо­веди, советы, уставы и создан­ную Им на земле Цер­ковь, тот был и есть враг Богу и самому себе, отверг­ший Совет Божий о себе.

Кре­ще­ние уста­нов­лено Богом в Церкви для спа­се­ния чело­ве­че­ского рода, и оно необ­хо­димо для вся­кого веру­ю­щего как дверь к Цар­ству Божьему; и кто отвер­гал или отвер­гает его, тот отме­тает своё спа­се­ние, своё соб­ствен­ное веч­ное благо. Гос­подь гово­рил о про­ти­вив­шихся Ему фари­сеях и книж­ни­ках, не желав­ших кре­ститься от Иоанна, что они отвер­гали Совет Божий о себе, не кре­стив­шись от него.

Воз­люб­лен­ные бра­тья и сестры! Мы все спо­до­би­лись св. кре­ще­ния в мла­ден­че­стве по вере роди­те­лей и вос­при­ем­ни­ков, очи­сти­лись от пра­ро­ди­тель­ского греха и отро­ди­лись водой и Духом Свя­тым и усы­нов­лены Отцу Небес­ному. Нам открыты двери Цар­ства Небес­ного. Будем же всем серд­цем все­гда ценить этот дар Божий и своё зва­ние сынов и доче­рей Божьих по бла­го­дати, — уда­ляться вся­кого греха и стре­миться мыс­лями, жела­ни­ями и делами к Цар­ству Небес­ному, к насле­дию нетлен­ному, неувя­да­е­мому, уго­то­ван­ному на небе­сах для нас[15]. Аминь.

Предтеча

Для при­го­тов­ле­ния людей к при­ня­тию слав­ного Царя неба и земли, Творца веков, еди­но­род­ного, собез­на­чаль­ного Отцу и Духу Свя­тому Сына Божия, послан был вели­кий про­воз­вест­ник и про­рок Пред­теча Гос­по­день и Кре­сти­тель Иоанн, чело­век жизни в выс­шей сте­пени стро­гой, пра­вед­ной и свя­той. Ему пове­лено было от Бога в пустыне, в кото­рой он жил, идти на берега Иор­дана и там про­по­ве­до­вать сте­кав­ше­муся народу кре­ще­ние пока­я­ния во остав­ле­ние гре­хов. Об этом вели­ком Пред­тече и ангеле во плоти было пред­ска­зано про­ро­ком Мала­хией, кото­рого мы вспо­ми­нали поза­вчера: «вот, Я посы­лаю Ангела Моего пред лицем Твоим, кото­рый при­го­то­вит путь Твой пред Тобою»[16]. И вот «явился Иоанн, кре­стя в пустыне и про­по­ве­дуя кре­ще­ние пока­я­ния для про­ще­ния гре­хов. И выхо­дили к нему вся страна Иудей­ская и Иеру­са­лим­ляне; и кре­сти­лись от него все в реке Иор­дане, испо­ве­дуя грехи свои»[17].

Кре­сти­лись от Иоанна люди греш­ные, подоб­ные нам, но для чего, спро­сите вы, кре­стился от Иоанна без­греш­ный, свя­тей­ший Гос­подь? Для того, бра­тья мои, чтобы освя­тить для нас воды кре­ще­нием Своим и чтобы уста­но­вить и уза­ко­нить для нас Таин­ство св. Кре­ще­ния, через кото­рое все мы очи­ща­емся от скверны греха и воз­рож­да­емся в новую духов­ную, бла­го­дат­ную жизнь; освя­ща­емся и дела­емся чадами Божьими, наро­дом свя­тым, цар­ствен­ным свя­щен­ством, наслед­ни­ками Божьими и сона­след­ни­ками Хри­сто­выми. Видите, сколь­ких и каких вели­хих даров дела­емся мы участ­ни­ками через Кре­ще­ние! Помните это и доро­жите, крепко доро­жите тем, что вы — народ кре­щён­ный, народ Божий и Хри­стов, и ведите себя достойно высо­кого зва­ния хри­сти­ан­ского, живя в доб­ро­де­тели и уда­ля­ясь вся­кого греха. Итак, вот для чего кре­стился без­греш­ный Хри­стос Иисус от Иоанна, вотъ какой и сколь вели­кий дар даро­ван нам всем от Бога в Кре­ще­нии и как мы должны им доро­жить и сколь быть его достойными!

Иоанн Кре­сти­тель про­по­ве­до­вал при­хо­див­шему народу кре­ще­ние пока­я­ния для про­ще­ния гре­хов, и народ испо­ве­до­вал ему грехи свои. Отсюда, бра­тья, ведёт начало и наша пока­ян­ная испо­ведь. Иоанну от Бога пове­лено было при­ни­мать испо­ведь греш­ни­ков. Свя­щен­ни­кам также от Гос­пода Иисуса Хри­ста дана власть испо­ве­до­вать и раз­ре­шать каю­щихся греш­ни­ков, или свя­зы­вать. Св. Еван­ге­лист Лука повест­вует, что Иоанн Пред­теча строго, сильно, обли­чи­тельно и резко гово­рил при­хо­див­шему кре­ститься от него народу: «порож­де­ния ехид­нины! кто вну­шил вам бежать от буду­щего гнева? Сотво­рите же достой­ный плод пока­я­ния; и не думайте гово­рить в себе: «отец у нас Авраам»; ибо говорю вам, что Бог может из кам­ней сих воз­двиг­нуть детей Авра­аму; уже и секира (т. е. смерт­ная секира) при корне дерев лежит (под кор­нем дерева разу­ме­ется жизнь чело­века): вся­кое дерево, не при­но­ся­щее доб­рого плода, сру­бают и бро­сают в огонь»[18]. Отчего так строго и резко, хотя и с вели­кой любо­вью, обли­чал Иоанн Пред­теча народ и понуж­дал его к пока­я­нию? Во-пер­вых, потому что он сам был вели­чай­ший пра­вед­ник, крепко любил Бога и правду Божью и нена­ви­дел неправду, рев­нуя о правде; и, во-вто­рых, потому что народ по сво­ему глу­бо­кому нрав­ствен­ному рас­тле­нию, по своей край­ней неправде и без­за­ко­нию, имел нужду в стро­гом и рез­ком слове, как зара­жён­ные анто­но­вым огнём тре­буют при­жи­га­ния и реза­ния или сече­ния. Здесь нужно заме­тить ещё и то, что Иоанн был про­зор­ли­вец и видел глу­бину сер­дец при­хо­див­ших к нему людей, всю отвра­ти­тель­ную неправду и лукав­ство их, а потому и не мог иначе гово­рить с непра­вед­ни­ками, но только строго, чтобы устра­шить их и стра­хом испра­вить; потому он не доро­жил и про­ис­хож­де­нием их от Авра­ама, говоря, что все­силь­ный Бог может и из кам­ней воз­двиг­нуть чад Авра­аму; и при­во­дит им на память смерт­ную секиру, гото­вую под­сечь дни жизни, как под­се­ка­ются бес­плод­ные дере­вья. Теперь я задаю себе и подоб­ным мне вопрос: мы, про­по­вед­ники пока­я­ния, отчего слабы и до край­но­сти снис­хо­ди­тельны к греш­ни­кам каю­щимся, почти до потвор­ства вся­ким гре­хам? Оттого, что сами греш­ники и не воз­лю­били всем серд­цем правды, и не воз­не­на­ви­дели неправды, и не имеем боже­ствен­ной рев­но­сти к правде. Мы скоро воз­ла­гаем руку на голову греш­ни­ков с бла­го­да­тью раз­ре­ше­ния и про­ще­ния и часто при­об­ща­емся к чужим гре­хам, вопреки настав­ле­нию апо­столь­скому: «рук ни на кого не воз­ла­гай поспешно»[19].

Бра­тья мои, вы сами будьте строги к себе, к своим сла­бо­стям и гре­хам; строже, точ­нее иссле­дуйте себя и тре­буйте от себя стро­гой испо­веди, чтобы ско­рее испра­виться и чтобы не быть нам, за сла­бость испо­веди, осуж­дён­ными Богом, как нера­ди­вые о пока­я­нии. Как же подей­ство­вала на народ про­по­ведь высо­кого про­по­вед­ника Иоанна Кре­сти­теля? Она подей­ство­вала весьма спа­си­тельно: народ очнулся, про­бу­дился от гре­хов­ного усып­ле­ния и спро­сил его: что же нам делать? Иоанн ука­зал ему на дела любви и мило­сер­дия, кото­рые слу­жат луч­шим пло­дом пока­я­ния: «у кого две одежды, — гово­рит он, — тот дай неиму­щему; и у кого есть пища, делай то же»[20]. Мыта­рям, лихо­им­цам и вои­нам, тоже тре­бо­вав­шим его ука­за­ния на дела пока­я­ния, он отве­чал — пер­вымъ: «ничего не тре­буйте более опре­де­лен­ного вам», а вто­рым: «никого не оби­жайте, не кле­ве­щите и доволь­ствуй­тесь своим жало­ва­ньем»[21].

Таким обра­зом, Иоанн от всех тро­бо­вал пло­дов пока­я­ния и, назы­вая истинно каю­щихся «пше­ни­цей Божьей», а нерас­ка­ян­ных – «соло­мой» или «мяки­ной» на все­мир­ном гумне Божьем, послед­ним угро­жал огнём неуга­са­ю­щим, а о пер­вых гово­рил, что их Гос­подь собе­рёт в веч­ную жит­ницу Свою после все­мир­ного страш­ного суда Сво­его, кото­рый он назы­вает упо­до­би­тельно «вея­ньем на лопате хлеба в гумне». Так при­го­тов­лял Иоанн народ к при­ня­тию все­мир­ного Изба­ви­теля Иисуса Хри­ста. Для нас Иисус Хри­стос уже давно при­шёл, и мы только еже­годно вспо­ми­наем Его див­ное, спа­си­тель­ное явле­ние и чуд­ные, спа­си­тель­ные собы­тия из жизни Его. Но бра­тья, от нас, вку­сив­ших неиз­ре­чен­ных благ Хри­сто­вых, кре­щён­ных во св. купели и сде­лав­шихся чадами Божьими, тем более тре­бу­ются плоды пока­я­ния, плоды любви и мило­сер­дия друг к другу. Дух бла­го­дати Хри­сто­вой есть вза­им­ная любовь: «Сие запо­ве­дую вам, да любите друг друга»[22]. Аминь.

Примечания

[1] Рим.4:17.

[2] Акаф. Бож. Мат. конд. 8.

[3] Лк.1:48.

[4] Троп. Духу Св.

[5] Посл. Тара­сия патр. Конст. к папе Адри­ану Рим­скому. Кормч. 1 ч., гл. 36-изд. 1787.

[6] 1Кор.2:16.

[7] 2Петр.3:9

[8] Лк.9:56

[9] Ин.10:10

[10] Пс.22:4

[11] Мф.13:42

[12] Евр.2:3

[13] Послед. ко св. При­чащ. молит. 3 Симеона Метафраста

[14] Ин.1:29.

[15] 1Петр.1:4.

[16] Мал.3:1

[17] Мк.1:2, 4–5;

[18] Мф.3:7–10

[19] 1Тим.5:22

[20] Лк.3:11

[21] Лк.3:13–14

[22] Ин.15:17

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки