Я шел с Евангелием и не боялся… – архимандрит Кирилл (Павлов)

Я шел с Евангелием и не боялся… – архимандрит Кирилл (Павлов)


Эта вели­кая страш­ная Оте­че­ствен­ная война, конечно, яви­лась след­ствием попу­ще­ния Божия за наше отступ­ле­ние от Бога, за наше мораль­ное, нрав­ствен­ное нару­ше­ние закона Божия и за то, что попы­та­лись в Рос­сии вообще покон­чить с рели­гией, с верой, с Церковью.

Эта вели­кая страш­ная Оте­че­ствен­ная война, конечно, яви­лась след­ствием попу­ще­ния Божия за наше отступ­ле­ние от Бога, за наше мораль­ное, нрав­ствен­ное нару­ше­ние закона Божия и за то, что попы­та­лись в Рос­сии вообще покон­чить с рели­гией, с верой, с Цер­ко­вью. Перед самой вой­ной не слу­чайно почти все храмы были закрыты. Их к этому вре­мени оста­ва­лось на Руси совсем неболь­шое коли­че­ство. У про­тив­ни­ков Церкви была именно такая цель — вообще все при­кон­чить. По выска­зы­ва­нию Хру­щева, они покон­чат с рели­гией в Рос­сии к 1980 году и пока­жут по теле­ви­де­нию послед­него попа. Таков был вра­же­ский замы­сел: чтобы всюду царил пол­ный атеизм.

Гос­подь про­ви­дел эти вра­же­ские планы, и чтобы не попу­стить их осу­ществ­ле­ние, Гос­подь попу­стил войну. Не случайно.

И мы видим, что война дей­стви­тельно обра­тила людей к Вере, и пра­ви­тели совсем по-иному отнес­лись к Церкви. В осо­бен­но­сти, когда вышел декрет Ста­лина об откры­тии хра­мов в России.

Это, несо­мненно, подвигло милость Божию к нашей стране, к нашей Церкви, к нашим людям. По-чело­ве­че­ски, конечно, можно ска­зать, что побе­дил высо­кий воин­ский дух наших сол­дат. И надо отдать долж­ное руко­вод­ству страны, кото­рое воз­двигло такого гени­аль­ного пол­ко­водца, как Жуков.

В преж­ние вре­мена Гос­подь воз­дви­гал для Рос­сии Суво­рова, Куту­зова. В наше время Геор­гий Жуков — это была милость Божия. Мы обя­заны ему спасением.

Сразу же под­ня­лась, окрепла и усо­вер­шен­ство­ва­лась у нас воен­ная тех­ника. По-чело­ве­че­ски мы все это отно­сим к тому, что люди объ­еди­ни­лись и успешно рабо­тали на пере­до­вой и в тылу. Это пра­вильно. Но силу, энер­гию и ум дал им Господь.

Когда я читал вос­по­ми­на­ния мар­шала Жукова, мне бро­сился в глаза момент, где он пишет о том, как он пора­жался в начале войны гени­аль­но­сти стра­те­ги­че­ских пла­нов немец­ких гене­ра­лов. Потом он удив­лялся тем ошиб­кам и про­сче­там, кото­рые впо­след­ствии они же совершали.

Это со своей сто­роны гово­рит Жуков. Я со своей сто­роны скажу: это все совер­шала пре­муд­рость Божия! Гос­подь, кого хочет нака­зать, все­гда лишает разума, ума… И тот же чело­век, кото­рый вна­чале про­яв­лял муд­рость, когда бла­го­дать Божия отсту­пила, — совер­шает ошибки.

Когда Гос­подь уже решил дать помощь нашему народу, нашей армии, Он омра­чил умы фаши­стам, а нашим вое­на­чаль­ни­кам дал муд­рость, воин­скую сме­калку, муже­ство и успех. Гос­подь давал силы, энер­гию, разум нашим кон­струк­то­рам и инже­не­рам для того, чтобы одер­жать победу. Как гово­рится: “Без Бога — не до порога!”

Беда в том, что мы не видим Про­мысла Божия и не воз­даем Гос­поду славу за то, что Он про­яв­лял такое про­мыш­ле­ние, такую заботу. Это печально…

Соб­ственно говоря, ведь Рос­сия из ничто­же­ства под­ня­лась, выросла до вели­кой дер­жавы только бла­го­да­тию Божией, только силою Божией, чуде­сами… И никто об этом не хочет сказать…

Сколько мило­сти полу­чала наша страна во все вре­мена, когда напа­дали на Рос­сию. И только небес­ная помощь спа­сала от конеч­ной поги­бели. А мы такие тол­сто­ко­жие, что не разу­меем этой мило­сти Божией, не хотим воз­бла­го­да­рить Гос­пода. Без Мене не можете тво­рити ниче­соже (Ин. 15, 5). Мы все это отно­сим к самим себе. Гово­рим: “я”, про­яв­ляем гор­дость, а это как раз и пагубно. И за это Гос­подь отдает нас вра­гам, чтобы сми­рить нас, чтобы не забы­вали Бога…

В пер­вые месяцы войны наша страна вхо­дила в нее в тяже­лом состо­я­нии: пора­же­ние сле­до­вало за пора­же­нием. Про­тив­ник шел без вся­кого сопро­тив­ле­ния. И дошел до Москвы, до Сталинграда.

Когда Цер­ковь, веру­ю­щие люди моли­лись со сле­зами, про­сили в молит­вах Гос­пода о победе рус­ского ору­жия, молитва дошла до Гос­пода. И Он вскоре пере­ме­нил гнев на милость.

Москва была спа­сена чудом… Будь немцы посме­лее — взяли бы ее голыми руками. Москва на волоске висела. Дей­стви­тельно, Гос­подь стра­хом удер­жи­вал немцев…

И когда стали откры­вать храмы, такой был подъем в народе. Народ шел в храмы. И я сам был оче­вид­цем этого…

После Ста­лин­град­ской битвы, когда мы при­были в там­бов­ские леса на отдых, в один вос­крес­ный день я пошел в Там­бов. Там только что открыли един­ствен­ный храм. Собор весь был голый, одни стены… Народу — бит­ком. Я был в воен­ной форме, в шинели. Свя­щен­ник, отец Иоанн, кото­рый стал впо­след­ствии епи­ско­пом Инно­кен­тием Кали­нин­ским, такую про­ник­но­вен­ную про­по­ведь про­из­нес, что все, сколько было в храме народа, — навзрыд пла­кали. Это был сплош­ной вопль… Сто!ишь, и тебя захва­ты­вает невольно, настолько тро­га­тель­ные слова про­из­но­сил священник.

Конечно, такой вопль, молитва про­стой веру­ю­щей души до Бога дошла! Я в это верю на все сто про­цен­тов! И Гос­подь помогал…

Про­стым людям кажется неви­ди­мой помощь Божия. Люди Бога не видят, не знают. Но связь неви­ди­мого мира с миром веще­ствен­ным — непо­сред­ствен­ная. Гос­подь и нуж­ных людей воз­дви­гает, даем им опыт и муже­ство. Дает успехи в тылу и на фронте…

Я помню, как в начале войны наши танки, само­леты горели, как фанер­ные. Только появится мес­сер­шмитт, даст оче­редь, — и наши само­леты валятся. Больно и печально было на это смотреть.

А позд­нее, во время Ста­лин­град­ской битвы, я был прямо вос­хи­щен: “катюши”, артил­ле­рия, само­леты наши гос­под­ство­вали, и было радостно за страну, за нашу мощь. Чув­ство­вался подъем в вой­сках. Все были вооду­шев­лены. Это Гос­подь помо­гал нам! И потом, слава Богу, про­шли мы всю Укра­ину, осво­бож­дали Румы­нию и Вен­грию, Австрию…

После осво­бож­де­ния Ста­лин­града нашу часть оста­вили нести кара­уль­ную службу в городе. Здесь не было ни одного целого дома. Был апрель, уже при­гре­вало солнце. Одна­жды среди раз­ва­лин дома я под­нял из мусора книгу. Стал читать ее и почув­ство­вал что-то такое род­ное, милое для души. Это было Еван­ге­лие. Я нашел для себя такое сокро­вище, такое утешение!..

Собрал я все листочки вме­сте — книга раз­би­тая была, и оста­ва­лось то Еван­ге­лие со мною все время. До этого такое сму­ще­ние было: почему война, почему воюем? Много непо­нят­ного было, потому что сплош­ной ате­изм был в стране, ложь, правды не узна­ешь. А когда стал читать Еван­ге­лие — у меня про­сто глаза про­зрели на все окру­жа­ю­щее, на все собы­тия. Такой мне баль­зам на душу оно давало.

Я шел с Еван­ге­лием и не боялся. Нико­гда. Такое было вооду­шев­ле­ние! Про­сто Гос­подь был со мною рядом, и я ничего не боялся. Дошел до Австрии. Гос­подь помо­гал и уте­шал. А после войны при­вел меня в семи­на­рию. Воз­никло жела­ние учиться чему-то духовному…

В 1946 году из Вен­грии меня демо­би­ли­зо­вали. При­е­хал в Москву, в Ело­хов­ском соборе спра­ши­ваю: нет ли у нас какого-нибудь духов­ного заве­де­ния. “Есть, — гово­рят, — духов­ную семи­на­рию открыли в Ново-Деви­чьем мона­стыре”. Поехал туда прямо в воен­ном обмун­ди­ро­ва­нии. Помню, про­рек­тор, отец Сер­гий Савин­ский, радушно встре­тил меня и дал про­грамму испытаний.

И я с боль­шим вооду­шев­ле­нием начал гото­виться. Ведь я же к цер­ков­ной жизни не был при­об­щен. Вырос в кре­стьян­ской семье, роди­тели были веру­ю­щие. Но с 12 лет я жил в неве­ру­ю­щей среде, у брата, и рас­те­рял свою духовность.

Гос­подь дал мне такую энер­гию, такое жела­ние! Мно­гое надо было на память выучить. Молитвы, чте­ние по-цер­ков­но­сла­вян­ски. Я, невзи­рая ни на что, рабо­тал, учил все с таким жела­нием. Горел.

На экза­мене дали мне наизусть читать пяти­де­ся­тый пса­лом… Только поло­вину про­чи­тал — хва­тит, спа­сибо. Про­чи­тал по-цер­ков­но­сла­вян­ски. Тоже хорошо. Затем сочи­не­ние было на еван­гель­скую тему. А я Еван­ге­лие хорошо знал. На “пять” напи­сал сочи­не­ние. И мне при­слали изве­ще­ние, что я принят.

Тогда уже я шинель снял и в фуфайке поехал. И все мы, кто там тогда был: кто, как и я, с фронта при­шел, кто с уголь­ных шахт, были испы­тан­ные жизнью…

Одним сло­вом, я счи­таю, что наше неве­рие, наше неве­же­ство, наше незна­ние Бога, а также нару­ше­ние нрав­ствен­ных зако­нов не могут оста­ваться без­на­ка­зан­ным. Мы не ведаем, что Гос­подь про­мыш­ляет не только о каж­дом чело­веке, а вообще о всей стране. Поэтому и война была. И это не без попу­ще­ния Божия.

Если и волос с нашей головы не упа­дет без воли Божией, то тем более — война. Это попу­ще­ние Божие за нашу без­нрав­ствен­ность, за наше без­бо­жие, отступ­ле­ние. Гос­подь попу­стил, чтобы это пре­сечь. Потому что пыта­лись совсем заду­шить веру. Храмы все закрыты. Думали, покон­чили. Нет! Не тут-то было! Трудно идти про­тив рожна.

Так и в буду­щем. Гос­подь знает, чем сми­рить вра­гов. Попу­стил воен­ные испы­та­ния, и вынуж­дены были вновь открыть храмы. Потому что этого тре­бо­вал народ…

Сего­дняш­ний хаос — это тоже, конечно, попу­ще­ние Божие. И все эти войны на окра­и­нах Рос­сии — тоже. Если народ не опом­нится, глу­боко не рас­ка­ется, не пре­кра­тится раз­ло­же­ние нра­вов, то хоро­шего ждать нечего. Можно ждать только гибели.

Разве допу­стимо, чтобы в нашей стране, на Руси Свя­той, сей­час дали сво­боду бесов­щине. Кол­дуны, маги, экс­тра­сенсы, секты раз­лич­ные… Это, есте­ственно, подви­гает Божию правду на гнев. Гос­подь с этим не может мириться. В Еван­ге­лии гово­рится: Ибо откры­ва­ется гнев Божий с неба на вся­кое нече­стие и неправду чело­ве­ков, подав­ля­ю­щих истину неправ­дою (Рим. 1, 18).

Гос­подь дает испы­та­ние: обра­зумь­тесь! обра­ти­тесь ко Мне. А то, что бесов­щину допу­стили, — это страш­ное дело! И я не знаю, что и ожидать?!

Потому что, согласно биб­лей­скому ска­за­нию, семь хана­ан­ских наро­дов были истреб­лены только за то, что они допу­стили покло­не­ние бесам. Грехи чело­ве­че­ские — это по немощи. Но когда люди стали обра­щаться к тем­ной бесов­ской силе, тогда Гос­подь этого не потер­пел. А у нас открыли им дорогу. Раньше кол­ду­нов сжи­гали на костре. И совсем еще недавно в нашем Уго­лов­ном кодексе за чер­ную магию под­вер­гали нака­за­нию. А сей­час экс­тра­сенсы коди­руют людей. Это страш­ное дело. Мы стоим на грани жизни!

И если не обра­зу­мимся, не рас­ка­емся, не осу­дим себя, не обра­тимся к Богу, нака­за­ние неми­ну­емо постиг­нет. Пока же Гос­подь все это тер­пит за счет веру­ю­щих. Цер­ковь еще суще­ствует. Она молится и умо­ляет Гос­пода: не попус­кай, молю Тебя! А всю нечисть Гос­подь уничтожит!

Чело­век сам вино­ват в том, что ото­шел от Бога, от истины, ко лжи при­об­щился. А ложь нико­гда не дает чело­веку удо­вле­тво­ре­ния. Ложь есть ложь. Поэтому люди и зады­ха­ются — оттого что во лжи пре­бы­вают. А если к истине обра­тятся, то почув­ствуют жизнь, радость!

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки