Простыми словами о тайне Троицы

свя­щен­ник Даниил Сысоев

Оглав­ле­ние


Эта книга содер­жит пре­крас­ные и таин­ствен­ные слова – слова о Самом Творце миров. Все хри­сти­ане кре­щены в Его имя – имя Отца и Сына и Свя­того Духа и в Нем они имеют жизнь и на Него упо­вают. И разве есть что важнее, чем стре­миться к Его позна­нию, к соеди­не­нию с Ним, к посто­ян­ному раз­мыш­ле­нию о Нем? Бог не оста­вил людей в неве­де­нии: Он вверил Церкви Откро­ве­ние о Самом себе, явил Себя в тво­ре­ниях, открыл хри­сти­а­нам путь к бес­ко­неч­ному позна­нию Себя. Помочь при­от­крыть совре­мен­ному чита­телю внут­рен­нюю жизнь Бога ­Троицы и при­звана эта книга.

Вве­де­ние

Эта книга пред­на­зна­чена для тех, кто желает узнать нечто о внут­рен­ней жизни Созда­теля миров, для тех, кто или уже посвя­щен в тайну веры, приняв Боже­ствен­ное Кре­ще­ние, или желает узнать о глав­ной надежде хри­стиан. Если вы вовсе не верите в суще­ство­ва­ние Бога или убеж­дены, что Он не откры­ва­ется людям (по неспо­соб­но­сти ли к тому, или по злому умыслу и зави­сти), то эта работа вам не подой­дет, вам надо сна­чала убе­диться в суще­ство­ва­нии и бла­го­сти Творца Все­лен­ной, а уже затем узна­вать о Его жизни. Ведь как гово­рит древ­нее изре­че­ние Бога: «Тайна Моя Мне и Моим». Вы же пока, по нера­зум­ному своему неве­рию, чужие для Гос­пода (не по при­роде, конечно, ведь хотите вы или нет, но вы рабы Бога по тво­ре­нию) и потому для Вас закрыты те тайные знания, кото­рые доступны посвя­щен­ным.

Про­стыми сло­вами о тайне Троицы

55 

Эта книга содер­жит пре­крас­ные и таин­ствен­ные слова о Самом Творце миров. Все хри­сти­ане кре­щены в Его имя – имя Отца и Сына и Свя­того Духа, и в Нем они имеют жизнь и на Него упо­вают. И разве есть что-то важнее, чем стре­миться к Его позна­нию, к соеди­не­нию с Ним, к посто­ян­ному раз­мыш­ле­нию о Нем?

Купить сейчас Подроб­нее

Если же вы верите в Бога Творца, при­зна­ете, что Он откры­вался людям, но не убеж­дены в том, что Библия есть Слово Божие, то и вам, конечно, эта работа пока­жется без­до­ка­за­тель­ной. Однако ваше поло­же­ние не без­на­дежно. Ведь если Бог, будучи благим Созда­те­лем, поже­лал бы открыть Себя, то вряд ли Он сделал бы Свое Откро­ве­ние недо­ступ­ным для людей. Понятно, что мы должны были бы ожи­дать, что Свое слово Бог поста­ра­ется доне­сти как можно боль­шему коли­че­ству людей. Вряд ли откро­ве­ние Божие огра­ни­чено узким кругом лиц, кото­рым запре­щено делиться им с окру­жа­ю­щими, и ника­кая эзо­те­ри­че­ская секта не может пре­тен­до­вать на то, что именно ей открылся Творец.

В идеале, конечно, Бог должен обра­щаться ко всем. Мы, хри­сти­ане, верим, что отча­сти так оно и есть. В сердце каж­дого живет голос Божий – совесть. В каж­дого вло­жено при­род­ное знание о Гос­поде, но из-за того, что многие зло­упо­треб­ляют сво­бод­ной волей, это есте­ствен­ное Откро­ве­ние настолько замут­нено нашими злыми при­выч­ками, что прак­ти­че­ски невоз­можно вычле­нить истин­ное слово Бога от насло­е­ния наших пред­рас­суд­ков. Когда шахид уби­вает других, он наивно думает, что тем уго­ждает Богу, но он оши­ба­ется – Творец нена­ви­дит убий­ство! Как раз для того, чтобы такая ошибка не воз­ни­кала, Бог и заклю­чил дого­вор с избран­ными людьми и вручил им Свое Откро­ве­ние, чтобы они донесли Его пове­ле­ние до всех разум­ных существ Земли. Это Откро­ве­ние Бога о Себе и Своей воле назы­ва­ется Биб­лией и Свя­щен­ным Пре­да­нием Церкви.

Библия явля­ется серд­це­ви­ной Пре­да­ния Божия, Пре­да­ние же пока­зы­вает, как пра­вильно пони­мать Библию, а за сохран­но­стью и точ­но­стью того и дру­гого следит Сам Гос­подь Все­дер­жи­тель. Так, любому разум­ному суще­ству дается воз­мож­ность (при том усло­вии, что он захо­чет) узнать и Самого Бога, и Его планы, каса­ю­щи­еся нашего спа­се­ния от греха и смерти. Чтобы любой мог убе­диться в том, что Библия, содер­жи­мая Цер­ко­вью, есть Слово Божие, мы пред­ла­гаем ряд кри­те­риев про­верки.

  1. Это высота ее учения (т.е. нетри­ви­аль­ность) – в Библии есть мно­же­ство инфор­ма­ции, прин­ци­пи­ально не выво­ди­мой из данных чело­ве­че­ского разума.
  2. Это нрав­ствен­ная высота ее учения, пока­зы­ва­ю­щая, что Авто­ром Библии явля­ется Тот же, Кто гово­рит с нами голо­сом сове­сти.
  3. Те, кто пере­да­вал нам слово Божие, и даже те, чьи тол­ко­ва­ния Библии явля­ются образ­цо­выми, тво­рили мно­же­ство чудес, что сви­де­тель­ствует о дей­ствии в них нече­ло­ве­че­ской Силы.
  4. В Библии содер­жатся тысячи сбыв­шихся про­ро­честв, кото­рые нельзя никак преду­га­дать чело­ве­че­ским умом, что озна­чает, что Авто­ром Библии явля­ется вне­вре­мен­ной Пове­ли­тель мира.
  5. Библия до сих пор могу­ще­ственно дей­ствует на сердца людей, пока­зы­вая, что Автор ее до сих пор забо­тится о Своем тво­ре­нии.

Так что мы можем с дове­рием отне­стись к тому учению, кото­рое здесь изло­жено, потому что исхо­дит оно не от чело­века, а от Самого Творца. Если же чита­тель счи­тает, что Библия дана Богом, но иска­жена людьми, кото­рые якобы и здесь зло­упо­тре­били своей сво­бод­ной волей, то он должен пом­нить, что сам смысл появ­ле­ния осо­бого Откро­ве­ния в том и заклю­чался, чтобы не дать людям окон­ча­тельно запу­таться в своих измыш­ле­ниях.

Если же и в этот раз Откро­ве­ние сохра­нить не уда­лось, и люди вновь испор­тили Слово Божие, то вино­ват в этом случае только Бог, по Своему нера­де­нию не поза­бо­тив­шийся об испол­не­нии Своего плана. Счи­тать так глупо тем паче, что ни одного дока­зан­ного при­мера ошибок в Библии до сих пор не обна­ру­жено. Тот, кто пыта­ется опро­верг­нуть Библию, пусть сна­чала дока­жет свою правоту, а затем, пре­тер­пев все тяже­сти сих дока­за­тельств, оправ­да­ется на Страш­ном Суде. Так что на плечи опро­вер­га­теля Библии ложится вся тяжесть дока­за­тель­ства своей правоты, и заодно про­блема оправ­да­ния на Страш­ном Суде. Тот же, кто желает пра­вильно узнать вели­чай­шую тайну Все­лен­ной, пусть с молит­вой при­сту­пает к этому слав­ному делу, прося Саму Троицу руко­во­дить и его умом, и нашим пером, чтобы хотя бы отча­сти вос­сла­вить Боже­ствен­ное Вели­чие.

О том, откуда мы нечто знаем о Боге

Одна­жды, в 740 году до Рож­де­ства Хри­стова, Исайя, сын Амосов, пришел в храм Божий в Иеру­са­лиме. Когда он пере­сту­пил порог храма, то вне­запно ока­зался в самом сердце небес. Он увидел Гос­пода, сидя­щего на пре­столе высо­ком и пре­воз­не­сен­ном, и края Его све­то­нос­ных одежд напол­няли весь храм. Трон Бога окру­жали пла­мен­ные духи – Сера­фимы. Стра­шен был вид их. Они были подобны живому пла­мени, и шесть кры­льев было у них: двумя они закры­вали ноги, с помо­щью двух других – летали, а еще двумя в ужасе закры­вали лица свои, чтобы не исчез­нуть от страш­ного и вели­ко­леп­ного вида Боже­ствен­ного Лица. И взы­вали они друг к другу гро­мо­выми голо­сами, говоря:

— Свят, Свят, Свят Сущий, Гос­подь небес­ных сил! Вся земля полна славы Его!

От гро­хота вос­кли­ца­ний затряс­лись косяки врат, и весь храм напол­нился дымом бла­го­во­ний. Тогда Исайя вос­клик­нул:

— Горе мне! Я погиб! Ведь я чело­век с нечи­стыми губами и живу среди людей с нечи­стыми губами, – и глаза мои уви­дели Царя, Гос­пода Сава­офа!

Тогда один из сера­фи­мов взял кле­щами с жерт­вен­ника пыла­ю­щий уголь и при­кос­нулся им к губам Исайи и сказал:

— Вот это кос­ну­лось твоих губ, и без­за­ко­ния твои отняты от тебя, и грех твой очищен.

Очи­щен­ный небес­ным пла­ме­нем, пророк услы­шал голос Самого Бога, гово­ря­щего:

– Кого Мне послать? И кто пойдет для Нас?

Тогда Исайя отве­тил:

– Вот я, пошли меня.

Так древ­ний пророк при­кос­нулся к тайне Три­един­ства. Сера­фимы вос­пе­вали Бога трой­ствен­ным про­воз­гла­ше­нием Его свя­то­сти. Сам Бог назы­вает Себя то в един­ствен­ном, то во мно­же­ствен­ном числе, пока­зы­вая, что Он – и Троица, и Един­ство.

Бес­чис­лен­ное мно­же­ство других сви­де­те­лей про­дол­жают во все века являть эту уди­ви­тель­ную тайну внут­рен­ней жизни Бога. В тот момент, когда на нашей несчаст­ной пла­нете явился Сам Бог, то Он ясней­шим обра­зом открыл нам Свое внут­рен­нее бытие. Во время Кре­ще­ния Иисуса Христа в Иор­дане, глас Бога ­Отца с неба пове­лел слу­шаться Его, а Дух Святой в виде голубя сошел на Него. Это было одно из вели­чай­ших явле­ний Три­еди­ного Бога.

Все мы, хри­сти­ане, по Хри­стову уста­нов­ле­нию кре­сти­лись во имя Святой Троицы. Все мы стали детьми Отца небес­ного, спа­сены Сыном Божиим и освя­щены Духом. Мы всту­пили в тайное небес­ное свя­ти­лище и можем позна­вать тайну Бога. Поэтому когда речь пойдет о тайне Боже­ствен­ного Три­един­ства, мы будем пом­нить, что перед нами не область чело­ве­че­ских гипо­тез или теорий, а точное опи­са­ние пер­вич­ной Реаль­но­сти, к кото­рой непри­ме­нимы такие вопросы, как «почему?». Ведь Божие Бытие раньше всех вопро­сов. Он Первый и Послед­ний, и прежде Его не было никого. Перед нами страна фактов, а не сумрач­ный лес гипо­тез.

Слиш­ком часто люди, говоря о Боге, забы­вают, что Он суще­ствует неза­ви­симо от нас, слиш­ком часто пыта­ются «смо­де­ли­ро­вать» Его бытие, то есть подо­гнать Образ Божий под свои пред­став­ле­ния о Нем.

Но все эти постро­е­ния, неважно пра­виль­ные или непра­виль­ные, пока­зы­вают, что нет в нас страха Божия, а значит, нет и муд­ро­сти. Не мы сотво­рили Бога, а Он нас! И когда Гос­подь гово­рит, то мы должны в бла­го­го­ве­нии тре­пе­тать перед Его словом. Ведь Гос­подь есть Бог вели­кий и Царь над всеми богами. В Его руке глу­бины земли, и вер­шины гор – Его же. Его море, и Он создал его, и сушу обра­зо­вали руки Его. Как смеешь ты, чело­век, сомне­ваться в словах Бога? Ты имеешь право узнать, Бог гово­рил нечто или нет, но затем ты должен умолк­нуть перед страш­ной тайной Боже­ствен­ного Вели­че­ствия! Как смеешь ты гово­рить: «Бог не может быть тем или другим, потому что мой разум с этим не согла­сен»? Ты ли создал Изна­чаль­ного? А если нет, то как ты можешь усо­мниться в словах Вели­кого и Истин­ного Вла­дыки? Кто ура­зу­мел Дух Гос­пода, и был совет­ни­ком у Него и учил Его? С кем сове­ту­ется Он, и кто вра­зум­ляет Его и учит Его знанию? Ты можешь своим слабым умом изме­рить Его вели­чие? Ты создал хотя бы одну пла­нету? Ты знаешь, что будет с тобой завтра? Чело­век, сми­рись! Неправ был Горь­кий – чело­век вовсе не звучит гордо. Мы созданы из пыли и в землю уйдем. Все наши дости­же­ния не помогли нам ни спра­виться со смер­тью, ни пре­одо­леть тыся­че­лет­ний рубеж жизни. Мы забыли, откуда мы пришли и куда идем. Лишь сми­рен­ное пови­но­ве­ние перед могу­чей муд­ро­стью Бога спо­собно исце­лить наш разум, а гордое убеж­де­ние в полном пони­ма­нии всего – верный путь к сума­сше­ствию.

Но над­ле­жит нам перейти к рас­сказу о самом вечном Бытии.

О том, что Бог един

Как сказал один древ­ний пра­вед­ник, «знаю, что на непроч­ной ладье пус­ка­юсь в даль­нее пла­ва­ние, или на малень­ких кры­льях уно­шусь к звезд­ному небу – я, в кото­ром роди­лась мысль открыть Боже­ство, или опре­де­ле­ния вели­кого Бога и ключ ко всему». Так же и я, про­дол­жая стран­ство­ва­ние по этому древ­нему пути, с тре­пе­том каса­юсь покрова первой Тайны.

Можно было бы ска­зать, как любит гово­рить это сатана, что ста­вить перед собой такую цель несми­ренно, что это – знак пре­ле­сти… Но мы слышим тихий стук Христа в двери нашего сердца, мы чув­ствуем могу­ще­ствен­ный призыв Бога, гово­ря­щего через про­рока: «…рас­па­хи­вайте у себя новину; ибо время взыс­кать Гос­пода, чтобы Он, когда придет, дождем пролил на вас правду».

Стран­ствуя в мер­ца­ю­щем сумраке чело­ве­че­ской жизни, мы видим перед гла­зами ума при­зрач­ные мороки фаль­ши­вых истин. Нам кажется, что мы нашли нечто твер­дое, но оно рас­сы­па­ется под суро­вым натис­ком логики или под сокру­ша­ю­щим моло­том жизни. Но вот, вдруг, когда никто из нас уже не ждет ничего пре­крас­ного, к нам при­ка­са­ется несо­тво­рен­ное сияние, и в темном лесу вда­леке раз­го­ра­ется костер непо­ко­ле­би­мого Цар­ства. Опыт этот досту­пен прак­ти­че­ски каж­дому. Ведь не слу­чайно «символ веры» обы­ва­теля всех времен обычно звучит: «там Что­-то (или Кто-­то) есть!» И это не резуль­тат вли­я­ния каких-­то тра­ди­ций, – это, скорее, обще­че­ло­ве­че­ский опыт врож­ден­ного бого­по­зна­ния. Итак, почти каждый, при­знав­ший бытие При­чины Все­лен­ной, при­знает, что Он – Один.

Это разумно, ведь само един­ство зако­нов мира сви­де­тель­ствует об одном (а не десяти) Авторе. Да и фор­маль­ная логика тре­бует, чтобы пре­дельно совер­шен­ное суще­ство было одним. Ведь если богов было бы много, то они огра­ни­чи­вали бы один дру­гого в про­стран­стве, или во вре­мени, а значит, они были бы не вез­де­сущи, а пора­бо­щены про­стран­ством. Воз­ни­кает вопрос: как же они могли создать мир, суще­ству­ю­щий в про­стран­стве? Если богов много, то они должны были бы или вместе управ­лять миром, или вместе вое­вать. Если бы они управ­ляли вместе, то кто был бы у них тре­тей­ским судьей? А если бы вое­вали, то как Все­лен­ная до сих пор не раз­ру­ши­лась? Ясно, что Бог Творец – Един. Не слу­чайно и Сам Он гово­рит в своем Слове: «Я первый и Я послед­ний, и кроме Меня нет Бога, ибо кто как Я?»… Итак, есть единый Бог, единый Гос­по­дин Все­лен­ной, могу­ще­ствен­ный Вла­сте­лин. Одна сущ­ность, одно Цар­ство, одна Власть, одна Воля, пра­вя­щая мирами. Как нам опи­сать непред­ста­ви­мое вели­чие Боже­ства? Его слава выше обла­ков и галак­тик. Все разум­ные суще­ства Все­лен­ной, собрав­шись вместе, не смогут достойно опи­сать и одной капли Его кра­соты и силы. Петь Ему перед Его све­то­нос­ным Лицом – вели­чай­шая честь, доступ­ная нам в веч­но­сти.

Посмот­рим ли мы на Его сущ­ность – только Он и может назы­ваться Сущим, ибо все осталь­ные суще­ства мира текут и изме­ня­ются, а его Бытие царит как неиз­мен­ная скала над бур­ными реками веков. Более того, Он, как источ­ник, делает суще­ству­ю­щим все. Вна­чале Единый воз­звал Своим Словом все сущее и Духом Своим напра­вил все к совер­шен­ству. И сейчас рука Его вызы­вает к бытию все новые и новые поко­ле­ния. По воле Его в глу­би­нах небес тан­цуют све­тила, и каждое Он назы­вает по имени. Для Него бьют из недр земли источ­ники. От могу­ще­ства Его тря­сутся горы и шумят оке­а­ни­че­ские бездны. Сила Его про­ни­кает все сущ­но­сти, сама оста­ва­ясь чистою, пре­бы­вает вне пре­де­лов всего и изъята из ряда всех существ как пре­выше всего сущая. Она уста­нав­ли­вает все началь­ства и чины, а сама пре­бы­вает выше вся­кого началь­ства и чина, выше сущ­но­сти, жизни, слова и разума в нашем чело­ве­че­ском пред­став­ле­нии: ведь Единый пове­ле­вает и царями, и пре­зи­ден­тами, и бом­жами, и сту­ден­тами. Если Он сде­лает что-­то, то кто скажет Ему: «Как Ты посмел?»

Бытие Еди­ного выше всех времен. Это море сущ­но­сти, про­сти­ра­ю­ще­еся за пре­делы всех мыс­ли­мых и немыс­ли­мых границ. Он был до начала времен и будет после конца всех миров, и все вре­мена текут в Его мощных руках. Он же сво­бодно, пра­ведно и мило­сердно правит ими, направ­ляя корабль мира к при­стани Суд­ного Дня. Сам же Бог един­ствен­ный несо­тво­рен­ный и бес­смерт­ный, и потому на нера­зум­ный вопрос «кто сотво­рил несо­тво­рен­ного Бога?» нет ответа, ибо он внут­ренне про­ти­во­ре­чив. Все про­стран­ства кос­моса – Его вла­де­ние. Он создал все тво­ре­ния – види­мые и неви­ди­мые. Он – Дух, все дер­жа­щий у Себя на груди, а Сам ничем не огра­ни­чен­ный, Дух единый, вечный, бес­те­лес­ный, неиз­мен­ный, все­бла­гой, святой, пра­вед­ный, любя­щий, пре­муд­рый, неви­ди­мый, непо­сти­жи­мый, и ни в чем не нуж­да­ю­щийся. Он Все­дер­жи­тель, все сохра­ня­ю­щий, обо всем про­мыш­ля­ю­щий, над всем началь­ству­ю­щий и цар­ству­ю­щий цар­ством нескон­ча­е­мым и бес­смерт­ным, не име­ю­щий ника­кого сопер­ника.

Он – источ­ник бла­го­сти и правды, Свет умствен­ный и непри­ступ­ный, Сила, ника­кою мерою неопре­де­ля­е­мая и только соб­ствен­ною волею изме­ря­е­мая, ибо все, что захо­чет, может сотво­рить. Бог есть Сам Свет, Сама Бла­гость, Сама Жизнь, Сама Любовь, Сама Сущ­ность, так как не имеет от дру­гого ни бытия, ни чего-­либо из того, что есть, но Сам есть источ­ник бытия для всего суще­ству­ю­щего: жизни – для всего живу­щего, разума – для всего разум­ного, при­чина всех благ для всех существ. Он знает все прежде бытия всего. Он Спа­си­тель поги­ба­ю­щих, Исце­ли­тель стра­да­ю­щих и пра­вед­ный Судья всего тво­ре­ния.

Все это откры­вал нам Бог, когда мы при­бли­жа­лись к непо­ко­ле­би­мому костру Веч­но­сти, убегая от смер­то­нос­ных соблаз­нов заблу­див­ше­гося мира. Все ближе и ближе под­хо­дили мы к дале­кому еди­ному Свету… И Свет Сам при­бли­зился к нам, посвя­тил нас, хри­стиан, в свои тайны, вырвал из древ­них сетей зла, осво­бо­дил от челю­сти львов, пожи­рав­ших нас в темном мареве мира. И мы достигли неко­гда дале­кого пла­мени Бога!

О том, что Бог Троица

Что же мы видим? Наши очи, укреп­лен­ные святым При­ча­стием и запе­ча­тан­ные Духом Святым, видят, что Единое пламя одно­вре­менно Тро­ично. Мы видим в одном огне Три Све­тиль­ника, в одной Сущ­но­сти – Три «Я». Если мы возь­мем три зажжен­ные свечи и соеди­ним пламя, то све­тиль­ника будет три, а пламя одно. Так и Боже­ствен­ная Сущ­ность из Отца изли­ва­ясь в Сына и Духа не раз­де­ля­ется и не дела­ется раз­дель­ной. Все Три Само­со­зна­ния пре­бы­вают Одно в Другом, и нет зазора, где можно было ска­зать – «вот здесь есть Отец, но нет Сына или Духа». Одна слава, одно Боже­ство, одна воля. Нет в Троице ничего боль­шего или мень­шего по при­роде, нет ничего вре­мен­ного или сотво­рен­ного, нет гос­под­ству­ю­щего или раб­ского, но при­сут­ствует только уди­ви­тель­ная гар­мо­ния, чудес­ный лад Трех Равных и пре­бы­ва­ю­щих Одно в Другом Само­со­зна­ний.

Един­ство это не только при­род­ное: Святая Троица пере­пол­нена любо­вью, как чаша фон­тана водой. Отец в веч­но­сти отдает Себя Сыну и Духу, Сын – Отцу и Духу, а Дух Святой – Отцу и Сыну. Вечная река Божией сущ­но­сти, пре­бы­вая Сама в Себе, не без­дей­ствует, а пре­и­зоби­лует жизнью, разу­мом, могу­ще­ством, бла­го­стью, жерт­вен­ной само­от­да­чей Лич­но­стей Боже­ства.

Эта вечно кипя­щая Жизнь заду­мала создать мир, дабы и другие суще­ства при­об­щи­лись тому без­на­чаль­ному сча­стью, кото­рое царит за пре­де­лами вре­мени в недрах Боже­ства.

Теперь же настало время вос­сла­вить каждую из Трех Боже­ствен­ных Лич­но­стей, явив и то, что свой­ственно только Ей, и то, как Она про­яв­ляет Себя в сотво­рен­ной Все­лен­ной. Боже­ствен­ный поря­док учения о Боге открыл нам Сам Хри­стос, пове­лев кре­стить уве­ро­вав­ших во имя Отца и Сына и свя­того Духа. Мы же, воз­рож­ден­ные Тро­и­цей, вос­сла­вим Боже­ствен­ную Тайну именно в этом порядке.

О Боге Отце

Первый из Трех – Бог Отец, Бог Источ­ник, Без­на­чаль­ный Корень, из Кото­рого вырас­тают два Вечных Цветка. Он больше Сына и Духа потому, что Он их довре­мен­ная При­чина и равен Им по при­роде. Он вечно Сущий Яхве – без­на­чаль­ный, нерож­ден­ный, неви­ди­мый и непо­сти­жи­мый, неопи­су­е­мый и неиз­мен­ный. Вла­дыка всех, святой Гос­подь небес и земли, всего тво­ре­ния види­мого и неви­ди­мого. Царь небес­ных сил и земных владык, Он вос­се­дает на пре­столе славы и над­зи­рает над без­днами. Перед ним в тре­пете пред­стоят огнен­ные шесто­кри­ла­тые сера­фимы и мно­го­гла­зые херу­вимы, вос­пе­ва­ю­щие вечные гимны.

До вся­кого вре­мени Он – Отец Веч­ного Еди­но­род­ного Сына и Изво­ди­тель Живо­тво­ря­щего Духа. Но соб­ствен­ным отли­чи­тель­ным свой­ством Бога Отца явля­ется без­на­чаль­ность (или нерож­ден­ность, бес­при­чин­ность). Только Он, в отли­чие от Сына и Духа Свя­того, обла­дает этим каче­ством, и только без­на­чаль­ность не при­суща Двум Другим Лич­но­стям Троицы. Во всем же осталь­ном Они равны и оди­на­ковы.

Свой­ство это озна­чает, что Бог Отец не имеет ни в ком другом при­чины Своего суще­ство­ва­ния ни в смысле сотво­ре­ния, ни в смысле рож­де­ния, ни в каком другом смысле. Он – без­на­чаль­ная Бездна Бытия. Сколько бы ни пытался наш ум найти нечто пре­вос­хо­дя­щее Его, в любом случае он потер­пит фиаско. Это послед­ний Предел, дальше кото­рого нельзя стре­миться, ведь Отец дальше вся­кого далека, но при этом Он ближе всего к каж­дому из нас. Он – Надежда без­на­деж­ных, Покой утом­лен­ных, Врач боль­ных, Спут­ник путе­ше­ствен­ни­ков. Именно к Нему устрем­ля­ются все разум­ные суще­ства, жела­ю­щие найти одно­вре­менно и конец, и бес­ко­неч­ность.

Если мы загля­нем в свое сердце, то увидим, что в нем горит некий тайный огонь, кото­рый понуж­дает нас искать Того, Кто одно­вре­менно и дости­жим, и недо­сти­жим. Это чув­ство в иска­жен­ном виде дви­гает нашу любую страсть. Ведь среб­ро­любцу будет мало всех денег мира, ибо душа его желает веч­ного богат­ства (только ищет его не там, где надо). Тще­слав­ному нужна слава, кото­рая была бы с ним посто­янно и все больше уве­ли­чи­ва­лась. Но лишь вечная нерож­ден­ная Слава может уто­лить это сердце, оши­ба­ю­ще­еся в направ­ле­нии цели. Именно нерож­ден­ность Отца и отве­чает на ту жажду наших душ, о кото­рой гово­рил Авгу­стин: «Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успо­ко­ится в Тебе».

Но эта бездна Бытия, как мы уже гово­рили выше, не бес­плодна. До всякой веч­но­сти и без всякой связи с сотво­рен­ными мирами Без­на­чаль­ный Бог явля­ется Отцом, ибо рож­дает из Своей соб­ствен­ной сущ­но­сти Веч­ного Сына. Рож­дает Отец без уча­стия кого бы то ни было совер­шенно непо­сти­жи­мым обра­зом. Мы можем лишь ука­зать непра­виль­ные пони­ма­ния Боже­ствен­ного Рож­де­ния. Отец рож­дает Сына без матери, а не как ложные язы­че­ские божки. В небе­сах нет боже­ствен­ных браков. Рож­дает Отец без стра­да­ния, без изли­я­ния и отде­ле­ния. Здесь нет ни родо­вых схва­ток, ни боли, ни умень­ше­ния.

Писа­ние срав­ни­вает вечное рож­де­ние с зажже­нием огня от огня. Как свет сияет от сол­неч­ного диска, не отде­ля­ясь от него, как источ­ник неот­де­лим от потока, таково и рож­де­ние Сына от Отца. Но эти срав­не­ния не точны потому, что луч заве­домо меньше Солнца, источ­ник не имеет всего потока в себе, а Отец рож­дает рав­ного Себе Сына, Кото­рый не отде­ля­ется от Родив­шего, а весь пре­бы­вает в Нем. Само вечное рож­де­ние духовно, потому Отец, родив­ший Сына, не умень­шился, не изне­мог, не осла­бел: ведь бес­ко­неч­ность не умень­ша­ема.

Эта вечная род­о­твор­ная сила Отца про­яв­ля­ется бес­чис­лен­ными отра­же­ни­ями и в сотво­рен­ной реаль­но­сти. Уди­ви­тельно, но и личные свой­ства Лиц Святой Троицы доступны нам! Мы как бы участ­вуем и живем в запре­дель­ном сиянии Боже­ствен­ной Жизни, кото­рое эхом доно­сится до нас.

По словам апо­стола Павла, от Отца «име­ну­ется всякое оте­че­ство на небе­сах и на земле». Как объ­яс­няет эти слова святой Кирилл Алек­сан­дрий­ский, это озна­чает, что не Бога мы назы­ваем Отцом по ана­ло­гии с нами, а сами мы явля­емся отцами по под­ра­жа­нию и сход­ству с Ним, будучи сотво­рены по образу Его.

Если спро­сить обыч­ного чело­века, с каким пред­став­ле­нием связан у него образ отца, то чаще всего мы услы­шим, что отец – это тот, кто дал нам жизнь, на кого мы всегда можем поло­житься, кто забо­тится о нас, под­дер­жи­вает и кормит нас. Отец – это и первый учи­тель, и мерило спра­вед­ли­во­сти, и источ­ник первых прин­ци­пов муд­ро­сти. Он и тот, кто нежно утешит и кто спра­вед­ливо нака­жет, и тот, на чье креп­кое плечо всегда можно опе­реться. Он могу­чий защит­ник своих детей. Как часто земные роди­тели не соот­вет­ствуют этому образу! Но идеал Отца дей­стви­тельно суще­ствует в небе­сах, и те отцы, кото­рые желают соот­вет­ство­вать своему слу­же­нию, должны чер­пать силы у Бога Отца.

Тем более к небес­ному отцов­ству должны устрем­ляться те, кто больше чем плот­ские роди­тели несут в себе образ Отца веч­ного. Я говорю о епи­ско­пах и свя­щен­ни­ках, кото­рые силой Божией явля­ются отцами духов­ными. Они должны вос­кли­цать, как и апо­стол Павел: «Дети мои, для кото­рых я снова в муках рож­де­ния, доколе не изоб­ра­зится в вас Хри­стос».

Бог Отец в тво­ре­нии

От веч­но­сти Бог Отец всегда явля­ется Нача­лом, Пер­во­при­чи­ной, кото­рая реа­ли­зует все через Сына и делает совер­шен­ным через Духа.

Он, Вели­кий миро­род­ный Ум, до начала времен заду­мал и напи­сал в Своей Пре­муд­ро­сти план всех вещей буду­щего мира, чтобы все тво­ре­ние соеди­нить воедино под главой Христа. От веч­но­сти Он пре­ды­з­брал хри­стиан, чтобы они стали Его детьми через Сына Его любви, чтобы в нас яви­лась слава Его бла­го­дати. Ведь при­чина Все­лен­ной в жела­нии Бога дать радость Своему Сыну.

Отец все создал через Сына в Духе Святом. Он – Вечный Автор мира. Он заду­мал небеса и землю, звезды и рас­те­ния, моря и живот­ных, но воля Его осу­ществ­ля­ется Сыном, а дово­дится до совер­шен­ства Духом Святым.

Бог Отец в Пред­веч­ном совете с Сыном и Духом решил создать чело­века по образу и подо­бию Троицы. По воле Отца Сын создал из пыли чело­ве­че­ское тело и Дух Святой вдох­нул неуни­что­жи­мую душу, в кото­рой Сын поста­вил отпе­ча­ток Своего образа.

Когда чело­век согре­шил, то Отец послал Свое Слово на поиски заблу­див­ше­гося. Отец изгнал Адама из рая и лишил доступа к дереву жизни, чтобы зло не стало бес­смерт­ным. По жало­сти к погиб­шему Он хотел спасти нас через Свое Слово, но грех, посе­ян­ный в сердце людей, иска­зил образ Бога в умах людей. Они стали счи­тать Бога суро­вым Вла­ды­кой, а то и просто дале­кой Силой. Отец Небес­ный не забы­вал тво­ре­ние своих рук и напо­ми­нал о Себе и бла­го­де­я­ни­ями, и суро­выми нака­за­ни­ями, целью кото­рых было осла­бить зло. Одним из самых гроз­ных вра­зум­ле­ний чело­века стал Все­мир­ный Потоп, кото­рый навел Бог Отец.

После Потопа Отец, в совете с Сыном и Духом, смешал языки стро­и­те­лей Вави­лон­ской Башни и дал зада­ние, гра­ницы и время суще­ство­ва­ния каж­дому из наро­дов. Он гото­вил все поко­ле­ния людей к при­ше­ствию Спа­се­ния.

Он избрал Авра­ама и сделал его отцом мно­же­ства наро­дов. Он нис­по­слал Сыну Своему с небес огонь для истреб­ле­ния Содома и других про­кля­тых горо­дов. Отец небес­ный избрал Иакова и водил его все дни его жизни. Он привел Изра­иль в Египет, и Он же вывел Свой народ оттуда, явив Свою вели­кую мощь в казнях еги­пет­ских и разо­рван­ном Крас­ном море.

Он, как орел, носил Изра­иль на кры­льях в пустыне и заклю­чил с ним Ветхий Завет у Синай­ской горы. Отец дал закон Изра­илю рукой Сына Своего в силе Духа Свя­того. Он про­гнал вели­ких царей, раз­бро­сал нече­сти­вые народы от лица народа Своего и дал ему во вла­де­ние святую землю. Он постав­лял Изра­илю судей и царей. Бог Отец обещал Давиду, что Сын Божий станет Сыном Давида, вечным Царем над домом Изра­иля. Он Словом Своим посы­лал про­ро­ков и откры­вал им волю Свою Духом Своим. Отец небес­ный нака­зы­вал отсту­пив­ших иудеев, а когда они кая­лись, то прощал все без­за­ко­ния их.

Когда же настала пол­нота времен, Отец Небес­ный испол­нил Свой замы­сел, кото­рый был у Него до начала времен. По жало­сти и любви к погиб­шему чело­ве­че­ству Бог послал Сына Своего Еди­но­род­ного, чтобы всякий веру­ю­щий в Него не погиб, но имел жизнь вечную. По Его воле Сын вопло­ща­ется от Девы Марии силой Свя­того Духа. Отец небес­ный всегда пре­бы­вал со Хри­стом и во Христе, так что даже Сын Божий гово­рил: «Отец, пре­бы­ва­ю­щий во Мне, Он творит дела».

Все время Отец про­слав­лял Сына Своего, а Сын – Отца Своего, и в это вза­им­ное про­слав­ле­ние вво­дятся хри­сти­ане. Но вер­ши­ной славы любви и послу­ша­ния ста­но­вится Крест. По воле Бога Хри­стос умер позор­ной смер­тью и принес в дар Отцу выкуп­лен­ное от греха и дья­вола и очи­щен­ное Его кровью чело­ве­че­ство.

В ответ на пре­дель­ное Хри­стово послу­ша­ние Отец отве­тил пре­дель­ным явле­нием Своей славы: на третий день после крест­ной смерти Он вос­кре­сил Сына Своего и на соро­ко­вой день вознес Его чело­ве­че­скую при­роду на небеса. Там Отец поса­дил Христа во плоти по правую сто­рону Своего вели­чия, чтобы Его воля осу­ществ­ля­лась прон­зен­ной рукой Сына Божия.

Мило­сер­дый Отец в небе­сах при­ни­мает вечное хода­тай­ство Сына Своего и смотря на Его раны уми­ло­стив­ля­ется о тех, кто верит во Христа и носит Его имя. Первым плодом этого хода­тай­ства явля­ется рож­де­ние Церкви – Тела Хри­стова, когда по просьбе Сына Своего Бог послал апо­сто­лам Свя­того Духа. Так, новый и послед­ний народ Завета – Пра­во­слав­ная Цер­ковь – и сейчас пре­бы­вает под непре­стан­ным, вни­ма­тель­ным взором Отца Небес­ного. И это не слу­чайно. Ведь каждый хри­сти­а­нин, погру­жа­ю­щийся в воды Кре­ще­ния, входит в глу­бины Боже­ствен­ной Жизни и ста­но­вится усы­нов­лен­ным сыном или доче­рью Бога. А Небес­ный Отец нико­гда не поз­во­лит своим детям губить себя в свое удо­воль­ствие. Он нежно и могу­ще­ственно учит и забо­тится о Своих нера­зум­ных созда­ниях.

Цер­ковь всегда устрем­лена к Своему Небес­ному Отцу, еже­дневно при­нося Ему в Жертву Тело и Кровь Сына Его для очи­ще­ния грехов и жизни вечной. Но не доволь­ству­ясь только теми, кто уже вошел в Цер­ковь, Бог Отец отыс­ки­вает по всей пла­нете тех, кто захо­чет прийти ко Христу, и Сам при­во­дит их к Нему. Когда Отец увидит, что все места Цар­ства Божия напол­ни­лись воз­ле­жа­щими, и все жела­ю­щие войти вошли, Он пре­кра­тит поток вре­мени. Он под­ни­мет Свою вели­кую трубу и про­тру­бит конец всех веков.

По воле Бога на Землю вер­нется Хри­стос, и вместе с Ним Отец при­ве­дет всех умер­ших ранее пра­вед­ни­ков и анге­лов Своих. Через Сына Своего Отец вос­кре­сит всех умер­ших силой Своего Живо­тво­ря­щего Духа и пре­об­ра­зит Все­лен­ную. Когда страш­ные вест­ники Бога, ангелы, собе­рут перед лицо Хри­стово все тре­пе­щу­щее чело­ве­че­ство, то Отец через Сына Своего воз­ве­стит спра­вед­ли­вый Суд все­лен­ной.

Затем наста­нет конец концов, когда Отец бросит к ногам Сына Своего всех врагов Своих, а Сын пере­даст Ему всех хри­стиан, кото­рые испол­нили волю Его. Тогда Бог Отец будет все во всех, и насту­пит нескон­ча­е­мое цар­ство Отца и Сына и Свя­того Духа. Мы будем через Христа видеть Лицо Отца и насла­ждаться той радо­стью Троицы, кото­рая царила в Боже­ствен­ных Глу­би­нах до начала всех времен.

О Боге Сыне

Назвав Бога Отцом, мы неиз­бежно под­ра­зу­ме­ваем, что суще­ствует и Его Порож­де­ние. Если же Бог вечен, то вечным должен быть и Тот, Кто рожден из Него. Именно в Вечном Сыне Веч­ного Отца мы полу­чаем усы­нов­ле­ние. Как гово­рит древ­ний хри­сти­ан­ский гимн, «смешан я с Ним, ибо обрел воз­лю­бив­ший Люби­мого, и любя Того, Кто есть Сын, я и сам буду сын».

Но кто же такой Бог Сын, Чье бла­го­ухан­ное имя знает почти каждый житель Земли? Если мы обра­тимся к Откро­ве­нию Бога, то увидим почти бес­чис­лен­ное мно­же­ство имен, по праву при­над­ле­жа­щих Иисусу Христу Сыну Божию. И это не слу­чайно! Ведь из веч­но­сти только через Сына можно узнать Отца, как и Сам Он сказал: «никто не знает Сына, кроме Отца, ни Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть». И еще: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не при­хо­дит к Отцу, как только через Меня». Потому и все мысли бого­люб­цев устрем­лены к един­ствен­ной Двери в небо.

Давайте же оком нашего ума попы­та­емся узреть хотя бы отблеск той вечной славы, кото­рую Сын имел у Отца Своего еще прежде созда­ния Все­лен­ной. Часто при­хо­дится заме­чать, что в созна­нии многих образ Христа уни­чи­жен­ного засло­няет пред­веч­ное могу­ще­ство Слова из Отца рож­ден­ного.

Сын Божий – это без­вре­мен­ное порож­де­ние Сущ­но­сти Отца, пре­бы­ва­ю­щее в Его груди (Ин. 1:18). Он рожден до всех времен, ибо всегда был совер­шен­ным, но Он же и вечно рож­да­ется, ибо всегда нераз­рывно связан в самом Своем суще­ство­ва­нии с Отцом Своим. Живой Отец непре­рывно порож­дает из Себя Источ­ник и Начало Жизни. Могу­ще­ствен­ный Исток Боже­ства вечно исто­чает из Своих без­на­чаль­ных недр всегда теку­щий, живой и про­све­ща­ю­щий Источ­ник, вечно сосу­ще­ству­ю­щую Отцу твор­че­скую Силу, Все­со­кру­ша­ю­щую Мышцу Бога, кото­рую ощу­щают все враги Творца на своей шее. А все верные Гос­поду всегда нахо­дят себе убе­жище в креп­кой Башне Сына Божия. Ведь по слову апо­стола Павла могу­ще­ство Сына так велико, что Он удер­жи­вает как бы одним паль­цем всю гро­маду Все­лен­ной, словом Своей силы. Без­мерно Сияние Отца. Этот вечный сол­неч­ный Диск неот­рывно излу­чает равный Себе Океан Света, Кото­рый про­све­щает вся­кого чело­века при­хо­дя­щего в мир. Ведь Хри­стос от веч­но­сти явля­ется сия­нием славы Отца. Он тихий и радост­ный Свет святой славы Бес­смерт­ного. Он Про­све­ти­тель всех сидя­щих во тьме, и всякое про­све­ще­ние без Сына – лишь затем­не­ние ума и сердца.

Ум Бога всегда имеет в Себе Свое посто­ян­ное Само­вы­ра­же­ние, Свое Слово, Свою неотъ­ем­ле­мую Пре­муд­рость. Слово Божие как море разума и явля­ется атмо­сфе­рой мысли, кото­рая и делает воз­мож­ным гово­рить и мыс­лить для людей и анге­лов. Корни логики в Логосе Отца.

Еще в глу­бо­кой древ­но­сти муд­рей­ший царь Соло­мон так вос­пе­вал Боже­ствен­ную при­роду Сына Божия: «Пре­муд­рость есть дух разум­ный, святой, еди­но­род­ный, мно­го­част­ный, тонкий, удо­бо­по­движ­ный, свет­лый, чистый, ясный, невре­ди­тель­ный, бла­го­лю­би­вый, скорый, неудер­жи­мый, бла­го­де­тель­ный, чело­ве­ко­лю­би­вый, твер­дый, непо­ко­ле­би­мый, спо­кой­ный, бес­пе­чаль­ный, все­ви­дя­щий и про­ни­ка­ю­щий все умные, чистые, тон­чай­шие духи. Ибо Пре­муд­рость подвиж­нее вся­кого дви­же­ния, и по чистоте своей сквозь все про­хо­дит и про­ни­кает. Она есть дыха­ние силы Божией и чистое изли­я­ние славы Все­дер­жи­теля: посему ничто осквер­нен­ное не войдет в нее. Она есть отблеск веч­ного света и чистое зер­кало дей­ствия Божия и образ бла­го­сти Его. Она – одна, но может все, и, пре­бы­вая в самой себе, все обнов­ляет, и, пере­ходя из рода в род в святые души, при­го­тов­ляет друзей Божьих и про­ро­ков; ибо Бог никого не любит, кроме живу­щего с Пре­муд­ро­стью. Она пре­крас­нее солнца и пре­вос­ход­нее сонма звезд; в срав­не­нии со светом она выше; ибо свет сме­ня­ется ночью, а пре­муд­ро­сти не пре­воз­мо­гает злоба. Она быстро рас­про­сти­ра­ется от одного конца до дру­гого и все устро­яет на пользу… Она воз­вы­шает свое бла­го­род­ство тем, что имеет сожи­тие с Богом, и Вла­дыка всех воз­лю­бил ее: она таин­ница ума Божия и изби­ра­тель­ница дел Его» (Прем. 7:22–8, 3).

Вечное богат­ство силы и знания пре­бы­вают в вез­де­су­щих глу­би­нах Сына Божия, и эта Сокро­вищ­ница тайн стала доступ­ной для хри­стиан! Все знания от Пре­муд­ро­сти Отца, а все, что про­ти­во­ре­чит Ей, – чистое безу­мие и гибель. Как гово­рит Сам Хри­стос: «У меня совет и правда; Я разум, у Меня сила. Мною цари цар­ствуют и пове­ли­тели уза­ко­няют правду; Мною началь­ствуют началь­ники и вель­можи и все судьи земли. Любя­щих Меня Я люблю, и ищущие Меня найдут Меня; богат­ство и слава у Меня, сокро­вище непо­ги­ба­ю­щее и правда; плоды Мои лучше золота, и золота самого чистого, и пользы от Меня больше, нежели от отбор­ного серебра. Я хожу по пути правды, по стезям пра­во­су­дия, чтобы доста­вить любя­щим Меня суще­ствен­ное благо, и сокро­вищ­ницы их Я напол­няю» (Прит. 8:14–21).

В Еван­ге­лии Сын Божий гово­рит, что Отец вечно учит Его и пока­зы­вает все, что творит Сам. Конечно, Отец обу­чает Сына не так, как детей обу­чают при помощи доски или объ­яс­няют незна­ю­щему. Нет, Он всего Себя в при­роде Своего Порож­де­ния изоб­ра­жает как в авто­порт­рете. И соб­ствен­ные при­род­ные свой­ства Сына Отец пока­зы­вает в Себе. Ведь в Обоих заклю­ча­ется точное знание каж­дого из Них не через обу­че­ние, а по при­роде. Таким обра­зом, вечное рож­де­ние Сына от Отца – это и посто­ян­ное при­род­ное изли­я­ние знания и мысли от Ума к Слову. Потому и гово­рит Писа­ние, что Сын знает все. Ведь Он есть знание Отца и Его Пре­муд­рость. Если у чело­века мысль нико­гда не может быть пол­но­стью выра­жена словом, то у Бога иначе. В небес­ном свя­ти­лище Ум Отца пол­но­стью откры­вает Себя в Сыне Своем – Соб­ствен­ном Слове.

Здесь мы при­хо­дим к пони­ма­нию того, в каком смысле Сын явля­ется Вечным Обра­зом Отца, Его неиз­мен­ной Иконой, Его Харак­те­ром, Отпе­чат­ком Лич­но­сти, Его при­род­ным Само­от­кро­ве­нием. Ведь Сам Он сказал: «видев­ший Меня видел Отца». В Сыне точно отра­зи­лась бес­смерт­ная При­рода Отца. Поэтому всякий, кто чистым умом и испол­не­нием Еван­гель­ских запо­ве­дей познал Сына, тот немедля полу­чил позна­ние Отца. Ведь как Отец – Истин­ный Бог, так и Сын – Бог истин­ный. Свят Отец, Свят и Сын. Гос­подь Отец, и Сын также Гос­подь. Все свой­ства при­роды Отца имеет и Сын, кроме нерож­ден­но­сти, свой­ствен­ной Лич­но­сти Отца.

И Сам Отец раду­ется и весе­лится о Своем Сыне, видя в Нем точный отпе­ча­ток Соб­ствен­ной Кра­соты. Как Сама Пре­муд­рость Божия гово­рит: «Я была при Нем худож­ни­цей, и была радо­стью всякий день, весе­лясь перед лицом Его во все время» (Прит. 8:30). Эта вза­им­ная радость Трех Лич­но­стей порож­дена Их вза­им­ной любо­вью. Не слу­чайно ведь Отец Небес­ный при Кре­ще­нии Христа в Иор­дане и на горе Пре­об­ра­же­ния назвал Его Сыном Своим Воз­люб­лен­ным.

Бог Сын в тво­ре­нии

Еще до начала времен, когда Бог решил для Своего Сына создать мир, Он в Нем, как в Своем Слове начер­тал образ всех буду­щих вещей. Поэтому все суще­ства Все­лен­ной полу­чили свое суще­ство­ва­ние еще в форме замысла во Христе. Согласно древ­нему плану Бога Отца, все разум­ные суще­ства, воз­же­лав­шие войти в Божию любовь, должны полу­чить ее через Сына. В Сыне они должны объ­еди­ниться между собой, и под Его гла­вен­ством войти в Боже­ствен­ную жизнь.

Когда Бог создал мир, Он сотво­рил Его в Сыне. То «начало», кото­рое начи­нает Библию, это Слово Бога, в кото­ром мир и суще­ствует. Потому и назы­ва­ется Хри­стос в Апо­ка­лип­сисе «нача­лом тво­ре­ния Божия». Иногда спра­ши­вают: «А где место самой Все­лен­ной?» Мы отве­чаем: «Во Христе!»

Но и сам про­цесс тво­ре­ния не обо­шелся без Сына. Все создано не только в Нем, но и при Его уча­стии. Как уже гово­ри­лось выше, Бог Отец все творит через Сына в Духе Святом. Когда Бог Отец изре­кал Свои твор­че­ские слова–идеи, то осу­ществ­лял их Сын Божий. Напри­мер, Библия гово­рит «и сказал Бог: «да будет свет». Это Бог Отец изрек слово Сыну Своему, и Сын тотчас сотво­рил свет. А то тайное слово, кото­рое Отец сказал Сыну, стало осно­вой зако­нов элек­тро­маг­не­тизма. Оно и до сих пор неслышно звучит в мире, ибо жив Тот, Кто вложил его во Все­лен­ную. Бог Сын до сих пор под­дер­жи­вает все миро­вые законы Своей вла­стью.

Конечно, тут надо пони­мать, что Отец и Сын обща­ются без помощи зву­ко­вой речи. Знание Отца посто­янно отра­жа­ется в при­роде Сына – Божией Пре­муд­ро­сти, ведь Сын нераз­рывно связан с Отцом, и весь пре­бы­вает в Нем.

Все шесть дней тво­ре­ния Сын, испол­няя волю Отца Своего, мгно­венно созда­вал новые и небы­ва­лые вещи. Его рука рас­про­стерла небеса и вырас­тила рас­те­ния. Он поднял горы и запу­стил в кос­ми­че­ской бездне бес­чис­лен­ные све­тиль­ники звезд. Его тво­ря­щей песне вторят птицы, и для Него тан­цуют рыбы и дра­коны. Он вывел из темной земли пест­рое мно­го­об­ра­зие зверей, но после созда­ния живот­ных твор­че­ский про­цесс как бы пре­рвался.

Библия гово­рит, что Отец сове­то­вался с Сыном и Духом о созда­нии венца тво­ре­ния – чело­века. И вот, по реше­нию Святой Троицы, был создан чело­век. Реше­нием Пред­веч­ного Совета он был наде­лен уди­ви­тель­ным даром: на его при­роде был отра­жен отпе­ча­ток Образа Божия. Так, в самый план чело­века было зало­жено срод­ство со Хри­стом, ведь вечным Обра­зом Отца явля­ется именно Бог Сын. Он сказал: «Видев­ший Меня, видел Отца». Сын – точный оттиск Отцов­ской при­роды, и именно по Нему, как по модели, был создан чело­век!

Дар неуни­что­жи­мо­сти души, дар слова, дар сво­боды и твор­че­ства – все эти дары явля­ются Хри­сто­вым эхом в каждом из детей Адама. Эти дары не будут отняты даже у погиб­ших после конца мира, и Гос­подь со скор­бью отри­нет от себя неудав­ши­еся авто­порт­реты.

Когда замы­сел Отца о чело­веке при­хо­дил в испол­не­ние, одной из Двух рук Бога было Божие Слово, выле­пив­шее чело­века из праха зем­ного и отпе­ча­тав­шее Свою печать на его душе. Сын ввел Адама в рай и дал ему власть над зве­рями. Он же вна­чале уста­но­вил союз Адама и Евы, и потому Он и пришел на брак в Кане Гали­лей­ской после Вопло­ще­ния.

Тот Голос Бога, испу­гав­ший падших пра­ро­ди­те­лей, – это Слово Отца, кото­рое уви­дело пла­чев­ную наготу чело­века и воз­же­лало Само обна­житься во плоти при Кре­ще­нии, чтобы снова одеть людей в Свое сияние.

Сын, предот­вра­щая обес­смер­чи­ва­ние зла, изгнал по воле Отца Своего первых людей из рая. Он научил их жерт­во­при­но­ше­ниям, чтобы все поги­ба­ю­щие поко­ле­нья имели перед своими гла­зами образ буду­щего спа­се­ния, кото­рое Он совер­шит на Кресте. Сын поста­вил на страже рая Херу­вима, чтобы он не про­пус­кал в Боже­ствен­ный сад тех, в ком не увидит печати Сына.

Слово Отца открыто было и допо­топ­ным пат­ри­ар­хам. Так, Енох ходил перед Богом и про­по­ве­ды­вал вели­кий Судный День, когда Бог Сын обли­чит всех без­за­кон­ни­ков. Сын Божий вос­хи­тил его из пре­де­лов смерти как надежду для чело­ве­че­ства. Сын руко­во­дил Ноем при постройке ков­чега, и Он был корм­чим его во дни Потопа.

По воле Отца Сын и Дух сошли при стро­и­тель­стве Вави­лон­ской Башни и сме­шали языки мятеж­ни­ков.

Слово Отца избрало Авра­ама и заклю­чило с ним Завет. Само обре­за­ние ука­зы­вало на буду­щее вопло­ще­ние Сына Божия от семени Авра­ама. Он дал у дуба Мам­врий­ского Авра­аму сына Исаака, и Он же свел огонь от Отца Своего на про­кля­тые города. Сын Божий принял жертву Авра­ама на горе Мориа и дал ему взамен овцу – символ Его Соб­ствен­ной Жертвы.

Именно Хри­стос еще до Своего вопло­ще­ния являлся в виде Ангела (Вест­ник) Божия, Яхве (Вечное Откро­ве­ние воли Отца). Он боролся с Иако­вом у Иакова, и Он же явился ему на вер­шине небес­ной лест­ницы. Сын Божий ввел Изра­иль в Египет, и Он же явился Моисею в тер­но­вом кусте, назвав Себя именем «Сущий». Он навел по воле Отца чудеса на фара­она и истре­бил всех пер­вен­цев. Его жертва сим­во­ли­зи­ро­ва­лась пас­халь­ным Агнцем. Сын Божий шел впе­реди Изра­иля в облач­ном и огнен­ном столпе. Он стоял над гра­нит­ной скалой, кото­рая кати­лась за еврей­ским наро­дом по пустыне и исто­чала из себя воду.

Вели­кое Откро­ве­ние на Синае дал Отец через Сына Своего. Нет воз­мож­но­сти опи­сать все бес­чис­лен­ные при­меры явле­ния Сына Божия в исто­рии Изра­иля. Его знали и Иисус Навин, и Самуил. Он открылся Гедеону и Давиду. Его слава освя­тила Соло­мо­нов Храм.

Когда про­роки гово­рили «было ко мне Слово Гос­подне», они ощу­щали каса­ние руки Сына. Именно поэтому все Свя­щен­ное Писа­ние назы­ва­ется словом Божиим: ведь откры­вало Отца про­ро­кам Его Соб­ствен­ное Слово в Святом Духе. Все про­ро­че­ства, и про­об­разы древ­них стре­ми­лись к Сыну, как река стре­мится к устью. Ведь мы помним, что в том и состоял замы­сел Бога Отца, чтобы все разум­ные суще­ства вошли в Его любовь, соеди­нив­шись с Сыном Его.

Дей­ствие руки Сына Божия ощу­щали даже язы­че­ские муд­рецы, назы­вав­шие Его Лого­сом, Путем Все­лен­ной, Вели­ким Пра­ви­те­лем мира.

Когда же насту­пило время испол­нить древ­ний совет Троицы, Сын Божий сошел с небес, стал истин­ным Чело­ве­ком от Прис­но­девы Марии, оста­ва­ясь истин­ным Богом. Он раз­ру­шил пре­грады между чело­ве­ком и Богом и в Себе при­ми­рил с Отцом весь мир. Это сделал Бог Сын Один, Бог Отец и Дух Святой не вопло­ща­лись, но участ­во­вали в спа­се­нии Своим бла­го­во­ле­нием.

Вели­чай­шая Жертва Сына Божия очи­стила всех пове­рив­ших Ему от без­за­ко­ний их и изба­вила от веч­ного нака­за­ния. Но и смерть, и погре­бе­ние Слова Божия никак не затра­ги­вали Его Боже­ствен­но­сти. Подобно тому, как если кто рубит осве­щен­ное солн­цем дерево, не нано­сит вреда сол­неч­ному лучу, так и стра­да­ния Соб­ствен­ного Хри­стова Тела не каса­лись Его бес­страст­ного Боже­ства. Когда Хри­стос был распят на Кресте, Он же про­дол­жал удер­жи­вать звезды на их орби­тах и сохра­нял жизни Своих рас­пи­на­те­лей.

Сойдя в позем­ные бездны ада, Сын Божий изба­вил всех, кто искал Его при жизни. Явля­ясь при­род­ной Силой Отца, Хри­стос уни­что­жил власть тем­ного князя сатаны, огра­бил его и лишил вре­до­нос­ной силы.

Но вели­чай­шим явле­нием Бого­сы­нов­ства стало Вос­кре­се­нье Христа из мерт­вых. В тот самый день недели, когда Бог создал мир, Сын Божий вос­со­здал Все­лен­ную. Сын Божий в Своем Теле начал про­цесс все­об­щего вос­кре­се­ния. Он – вос­кре­се­ние и жизнь, и через Сына Божия мы рож­да­емся от Бога, когда участ­вуем в смерти и вос­кре­се­нии Христа в таин­стве Кре­ще­ния. Слово Отца воз­несло на небеса Свое Тело и про­ло­жило путь для всех хри­стиан к Богу. Хри­стос ныне хода­тай­ствует перед Отцом обо всех каю­щихся и в Духе Святом очи­щает их. Сын Божий вместе с Отцом правит всеми мирами и вос­се­дает по чело­ве­че­ству по правую сто­рону Бога.

В день Пяти­де­сят­ницы Сын Божий нис­по­слал от Отца Свя­того Духа и тем создал Свою Цер­ковь. Он – глава Церкви, Ее Царь и Жених. Он оправ­ды­вает уве­ро­вав­ших, кре­стит их, при­но­сит Жертву Евха­ри­стии и питает хри­стиан Боже­ствен­ными Телом и Кровью. Он руко­по­ла­гает пре­ем­ни­ков апо­сто­лов и исце­ляет боль­ных. Он откры­вает Свою волю про­ро­кам и укреп­ляет муче­ни­ков. Он славит Отца Своего с моля­щи­мися и уте­шает скор­бя­щих.

Но власть Сына не огра­ни­чена только Цер­ко­вью. Он ставит и свер­гает пра­ви­те­лей, под­ни­мает и низ­вер­гает народы, воз­вы­шает и раз­ру­шает госу­дар­ства. Так, по воле Бога Отца Слово Его ведет Все­лен­ную к завер­ше­нию изна­чаль­ного замысла Бога. Когда наста­нет послед­ний час мира, то Сын Божий во плоти придет на Землю. Он сокру­шит в послед­ней битве всех врагов Своих. Среди огня тающей Все­лен­ной, при про­тяж­ном звуке трубы Хри­стос позо­вет мерт­ве­цов, и как в начале времен, Его слово даст жизнь мерт­вым.

По воле Отца Своего Сын будет судить мир и воз­даст каж­дому по делам его, а потом наста­нет конец, когда Сын пере­даст всех спа­сен­ных Богу Отцу. Все соеди­нен­ные с Сыном войдут в радость Троицы и увидят ту славу, кото­рую Сын имел у Отца прежде бытия мира. Тогда Бог Сын станет среди богов – усы­нов­лен­ных через Него хри­стиан – и будет пиро­вать с ними на таин­ствен­ной Вечери после конца Все­лен­ной.

О Боге Духе Святом

Вос­пе­вая несо­здан­ную славу Отца и Сына, мы не должны умол­чать и о Тре­тьем по испо­ве­да­нию в Кре­ще­нии – Боге Духе Святом. Дух Святой, Живо­тво­ря­щий Уте­ши­тель, Дух, откры­ва­ю­щий Сына и через Него при­во­дя­щий к Отцу, да помо­жет нам в этом.

Эта таин­ствен­ней­шая Боже­ствен­ная Лич­ность, Чья слава как бы застит Его Лицо. Это Лич­ность, Чье имя нам не известно. Ибо опре­де­ле­ние «Святой Дух» может быть отне­сено и к Отцу, и к Сыну (ведь и Отец, и Сын святы, и при­рода всех Трех Лич­но­стей духов­ная).

Из Писа­ния мы знаем, что Дух Святой равен Отцу и Сыну. Он Бог, как и Отец, и равен Ему по при­роде, сопре­сто­лен Ему, совла­ды­че­стве­нен. Он нетвар­ный Бог и делает богами Свои тво­ре­ния. Он Огонь, про­ис­хо­дя­щий из Огня. Он Само­бла­гой и Источ­ник добра. Он сво­бод­ный Пове­ли­тель, Само­сто­я­тель­ная Лич­ность, Сила само­по­ве­ли­тель­ная.

Дух от веч­но­сти исхо­дит из сущ­но­сти Бога Отца и в этом Его личное свой­ство. Он – Дух уст Божиих, а потому и испы­ты­вает глу­бины Боже­ства. Он – Дыха­ние Бога, Жизнь Отца. По слову свя­ти­теля Кирилла Алек­сан­дрий­ского, Дух Святой – это аромат Отцов­ской Сущ­но­сти.

Что такое исхож­де­ние Духа мы не знаем, знаем лишь, что Он от веч­но­сти имеет бытие от Бога Отца, из Его Соб­ствен­ной Сущ­но­сти, но иным обра­зом, чем Сын. Это непо­сти­жи­мое исхож­де­ние как бы обжи­гает наш разум, осме­лив­шийся кос­нуться изна­чаль­ной тайны.

Но имея суще­ство­ва­ние от Одного Отца Дух Святой не чужд и Сыну. Он назы­ва­ется в Писа­нии Духом Сына, Духом Истины, Духом усы­нов­ле­ния: ведь Дух и Сын еди­но­сущны, и Дух от веч­но­сти почи­вает в Сыне. Да и про­ис­хо­дят Они от Единой При­чины вместе, как луч и тепло от Солнца.

Более того, отцы Церкви назы­вают Духа Свя­того обра­зом Сына, так же как Сын – образ Отца. Ведь только чело­век, пре­бы­ва­ю­щий в обще­нии Свя­того Духа, может узнать в Иисусе из Наза­рета веч­ного Сына Бога Живого. Как никто не может уви­деть ника­кого пред­мета, если тот не озарен види­мым светом, так никто не спо­со­бен уви­деть Сына, а в Нем Отца, если его разум не будет про­ни­зан неви­ди­мым светом Духа. Дух Гос­по­день напол­няет Все­лен­ную, и нет ничего скры­того от Его очей. Он вез­де­су­щий и все­мо­гу­щий Воз­ни­чий колес­ницы мира, веду­щий тво­ре­ние к целям Бога Отца. Он творит мир вместе с Отцом и Сыном и дей­ствует как При­чина, при­во­дя­щая к совер­шен­ству. Дух Гос­по­день оживил анге­лов и сохра­няет их в свя­то­сти. От веч­но­сти исходя из Отца, Дух Святой явля­ется Пер­во­дви­га­те­лем все­лен­ной. В Нем нахо­дится сам прин­цип дви­же­ния, на что ука­зы­вает ипо­стас­ное свой­ство Духа Свя­того. Именно бла­го­даря Нему мир не оста­нав­ли­ва­ется в унылом покое – Он хранит дви­же­ние и светил, и живых существ.

Для разум­ных тво­ре­ний Дух Святой – это Дух Исхода. Он похи­щает достой­ных из тления мира и через Сына при­во­дит их к Отцу. «Свя­тому Духу, – поет Цер­ковь, – при­над­ле­жит при­чина вся­кого спа­се­ния. Если же на кого Он по досто­ин­ству дохнет, тот быстро под­ни­ма­ется с земли, окры­ля­ется, взле­тает и быстро несется ввысь». Поис­тине Дух Святой – это Дух Пасхи.

И в начале мира Дух Божий тре­петно парил над водами, вкла­ды­вая в них Свою жизнь. Не слу­чайно святой Гри­го­рий Бого­слов назы­вал Его Душой мира. Он оце­ни­вал каждое из Божиих тво­ре­ний и запе­ча­ты­вал Своей могу­ще­ствен­ной печа­тью «это хорошо» каждое из существ кос­моса.

Дыха­ние Божие напи­сало сим­фо­нию рас­ти­тель­ной и живот­ной жизни. Мно­го­цве­тие цветов и могу­чие стволы дере­вьев, игры китов и пение птиц – это только отдель­ные партии вели­кого оркестра, Реген­том и Содер­жа­те­лем кото­рого явля­ется Живой Дух.

Гос­подь сказал, что Дух живо­тво­рит. Вечное Дыха­ние Отца нежно ожив­ляет уми­ра­ю­щий мир. Из­-за всех пре­де­лов вры­ва­ется Дух Святой в про­пи­тан­ный тле­нием душный и заку­по­рен­ный космос и ожив­ляет всякую душу. Именно Дух Святой вдох­нул в чело­века душу. И теперь Его дыха­ние, раз­де­ля­ясь как воздух в трубах органа, в момент зача­тия творит душу каж­дого из нас. Дух Святой, по слову преп. Мака­рия, – это Душа нашей души.

Когда на Пред­веч­ном Совете пла­ни­ро­вался чело­век, то Бог решил дать ему отпе­ча­ток Сына и дать зада­ние упо­до­биться Богу через Свя­того Духа. Ведь Дух Святой – это вечное Подо­бие Отца. Дух Божий – Дух правый, и пра­вед­ный при­ча­стен Ему. Он – Дух мило­сти­вый и мило­сер­дый – похож на Него. Он – Дух чистоты и чистый – близок к Нему. Кто силой Духа дости­гает свя­то­сти, тот ста­но­вится бого­по­доб­ным. Так Дух Святой пишет свое изоб­ра­же­ние в каждом спа­сен­ном.

По Писа­нию, Он – Дух Пре­муд­ро­сти и разума, совета и кре­по­сти, веде­ния и бла­го­че­стия, Дух страха Божия. Эти семь даров, изли­тых в мир через Христа, видели в небе­сах бого­ви­дец Моисей и ап. Иоанн Бого­слов как семь све­тиль­ни­ков, горя­щих перед пре­сто­лом Бога.

Живо­тво­ря­щее бла­го­уха­ние Духа Свя­того укреп­ляло Адама в раю. Уте­ши­тель озарял внут­рен­нее око пер­вого чело­века, и через Его свет люди видели Бога. После гре­хо­па­де­ния Третья Лич­ность Божия явила людям пра­вед­ность Гос­пода. Неда­ром голос Бога ходил по раю в про­хладе дня. Дух, уми­ро­тво­ря­ю­щий сердца каю­щихся, готов был исце­лить осквер­нен­ное сердце пра­ро­ди­те­лей, и лишь их нерас­ка­ян­ность при­вела к тому, что вместо Уте­ши­теля они нашли Кара­теля за раз­ру­шен­ный завет.

Дух под­дер­жи­вает закон Божий, очи­щает про­ро­ков, откры­вает им тайны. Он являет Себя пра­вед­ни­кам всех времен, но Он же сурово нака­зы­вает греш­ни­ков, кото­рые забы­вают о своем пред­на­зна­че­нии стать свя­тыми.

Дух Божий был оскорб­лен мер­зо­стями древ­него мира, и воды Потопа смыли греш­ни­ков, но Он же был послан Отцом небес­ным, чтобы явить милость Ною. Его тихое дыха­ние раз­бу­дило сердце Авра­ама. Уте­ши­тель дал ребенка сто­лет­нему ста­рику, но Он же отверг злоб­ных греш­ни­ков Содома.

Его свя­щен­ные очи сохра­няли Иакова на всех путях. Небес­ное дуно­ве­ние укре­пило Моисея и открыло ему тайны воз­ник­но­ве­ния Все­лен­ной. Дух Божий нака­зал егип­тян и дал жизнь пора­бо­щен­ным евреям. Его сила разо­рвала Крас­ное море и погу­била врагов.

В Духе Святом Моисей на горе Синае увидел Боже­ствен­ные тайны миро­зда­ния, сим­во­ли­че­ски изоб­ра­жен­ные в скинии. Он же зало­жил тайный смысл во свя­щен­ные обряды и сим­волы древ­него Закона, потому и сказал ап. Павел: «Закон духо­вен». Дух Святой, как облако, напол­нял скинию и руко­во­дил Изра­и­лем. Он пома­зал Аарона на свя­щен­ство, и Он же освя­тил Первый и Второй Храм.

Но Дух Святой – это цар­ствен­ный Дух. В Нем источ­ник могу­ще­ства цар­ству­ю­щих. Он пома­зы­вал судей на слу­же­ние и избрал Себе Давида. Его силой Иисус Навин, судьи и Давид сокру­шали царей, низ­вер­гали могу­чих владык и свер­гали высо­ко­ме­рие тира­нов. Он дал сверх­че­ло­ве­че­скую силу Сам­сону и напол­нил муд­ро­стью Деворру.

Саул и Давид почув­ство­вали на себе Его пере­рож­да­ю­щую мощь. Как было ска­зано: «И найдет на тебя Дух Гос­по­день, и ста­нешь ты новым чело­ве­ком». Так и про­изо­шло. Могу­ще­ство Духа таково, что берет Он пас­туха и делает из него царя, нахо­дит соби­ра­теля фрук­тов и пре­вра­щает его в про­рока. Перед Его мощью ничтож­ной ока­зы­ва­ется вся магия и темная власть демо­нов.

Дух Святой гово­рил устами про­ро­ков, и вся Библия напи­сана Им. Он очищал сердца и умы про­ро­ков, и на них, как на чистых зер­ка­лах, писал Свое слово. Про­видцы же, ясно пони­мая учение Свя­того Духа, пре­дельно точно запи­сы­вали полу­чен­ную от Бога инфор­ма­цию, исполь­зуя при этом все свои соб­ствен­ные спо­соб­но­сти. Поэтому, несмотря на раз­ницу стиля, мы видим полное един­ство Писа­ния.

Дух Святой вел посте­пен­ную селек­цию свя­то­сти. Бла­го­даря тайным делам Духа и уди­ви­тель­ным подви­гам мужей и жен Вет­хого Завета, среди терния повре­жден­ного грехом чело­ве­че­ства роди­лась Пре­чи­стая Мария, удо­сто­ен­ная стать Бого­ма­те­рью. И вот Отец небес­ный и Его Дух послали на Землю Сына Божия.

Сила Духа Свя­того очи­стила утробу Марии, и в Духе Сын Божий стал Чело­ве­ком. Потому и испо­ве­дует Никей­ский Символ Сына Божия, рож­ден­ным от Духа Свя­того и Марии Девы.

В Бого­во­пло­ще­нии Сын Божий назы­ва­ется Хри­стом, ибо Он пома­зан от Отца Духом Святым и по чело­ве­че­ской при­роде в Нем живет вся пол­нота даров Духа, чтобы через Него Дух излился на всех уве­ро­вав­ших. И потому напол­нил Дух Иоанна Кре­сти­теля еще во чреве матери его, чтобы Иоанн воз­ве­стил людям явле­ние Бога во плоти.

Во время Кре­ще­ния Дух Божий в виде голубя сошел на Иисуса Христа и пре­бы­вал на Нем, и так было уста­нов­лено тайное воз­рож­де­ние Кре­ще­ния, очи­ща­ю­щее нас от грехов наших.

Голубь же стал обра­зом Духа Свя­того как символ кро­то­сти и чистоты. И как знак конца потопа греха. Подобно тому, как окон­ча­ние Ноева Потопа, смыв­шего грех с земли, ука­зано было при­ле­том голубки с олив­ко­вой веткой в клюве, так и конец мут­ного навод­не­ния греха в Кре­ще­нии озна­ме­но­ван явле­нием Духа в виде голубя. Для победы над древним врагом Дух влечет Христа в пустыню, и победа Христа над дья­во­лом засви­де­тель­ство­вана Духом Божиим. Так что, при­зы­вая слад­чай­шее имя Иисуса, мы при­вле­каем к себе Свя­того Духа, отго­ня­ю­щего мрач­ную орду демо­нов. Во всех чуде­сах Хри­сто­вых сопри­сут­ство­вал Дух Святой как еди­но­силь­ный (ведь у Троицы одна сила и власть), потому и гово­рил Гос­подь, что Он пер­стом Божиим, т.е. Духом Святым про­го­няет бесов.

Вообще все слу­же­ние Хри­стово сопро­вож­да­ется сви­де­тель­ством Духа. Он на Фаворе в све­то­нос­ном облаке покры­вал Христа с апо­сто­лами, ука­зы­вая на источ­ник насла­жде­ния в буду­щем веке. Уте­ши­тель научил вос­кли­цать мла­ден­цев «Осанна» при входе Гос­под­нем в Иеру­са­лим.

В Духе Своем Гос­подь Иисус пре­тво­рил хлеб в Тело Свое, а вино в Кровь, и с тех пор жертва Евха­ри­стии Духом освя­ща­ется во всех Церк­вях. Он Дух веч­ного и неот­ме­ня­е­мого Нового Завета между Богом и людьми, запе­ча­тан­ного Кровью Христа. В Своей про­щаль­ной беседе Хри­стос обещал даро­вать Свя­того Духа уче­ни­кам Своим как Иного Уте­ши­теля, чтобы Он пре­бы­вал с ними вечно и защи­щал их. По слову Литур­гии ап. Иакова, Дух Святой – Сви­де­тель стра­да­ний Хри­сто­вых. В Духе вечном (Евр.) Хри­стос принес Свою Плоть и Душу в жертву Отцу Своему на Кресте, и Дух вместе с Отцом и Сыном принял это все­очи­ща­ю­щее жерт­во­при­но­ше­ние.

Уте­ши­тель сопут­ство­вал Душе Гос­под­ней в адских про­па­стях. Его живи­тель­ное дыха­ние разо­гнало могиль­ный смрад и ожи­вило застыв­шие в нескон­ча­е­мом кош­маре души мерт­ве­цов.

В Духе Живо­тво­ря­щем Отец через Сына вос­кре­сил Хри­стово Тело, и так начался про­цесс изгна­ния смерти из Все­лен­ной. Снова повто­римся: Дух Исхо­дя­щий – это Дух Пасхи, Дух Вос­кре­се­ния.

Его бла­го­дать пре­по­дал Хри­стос Своим уче­ни­кам в пас­халь­ный вечер, дав им власть про­щать и удер­жи­вать грехи. Так, в Духе Святом Хри­стос по воле Отца Своего осно­вал ново­за­вет­ное свя­щен­ство. В пас­халь­ные сорок дней Хри­стос осно­вал каналы даро­ва­ния Духа уве­ро­вав­шим – Святые Таин­ства. Хри­стос рас­крыл тайны Духа, скры­тые в вет­хо­за­вет­ном Писа­нии.

Дух Святой вос­хи­тил Христа как све­то­нос­ное облако во время Его Воз­не­се­ния, и на пяти­де­ся­тый день после Вос­кре­се­ния из без­на­чаль­ных недр Бога Отца по хода­тай­ству Христа и по Соб­ствен­ному жела­нию Дух Святой сошел на две­на­дцать апо­сто­лов.

Огнен­ные языки в шуме несу­ще­гося ура­гана напол­няют Сион­скую гор­ницу и погру­жают апо­сто­лов в глу­бины Боже­ствен­ной жизни. Огонь пока­зы­вает Боже­ствен­ную при­роду Духа, ибо Бог наш есть огонь, поеда­ю­щий всякую нечи­стоту. Язык пока­зы­вает срод­ство Духа со Словом, ибо нет ничего более близ­кого к слову, чем язык.

Ветер ука­зы­вает духов­ную при­роду Уте­ши­теля. Так, Сион­ская гор­ница стала духов­ной купе­лью, в кото­рой роди­лась Цер­ковь.

Дух Святой про­дол­жает дей­ство­вать и во вне­цер­ков­ном мире. По слову Христа, Он гово­рит миру о грехе, что люди мира сего не пове­рили в Един­ствен­ного Спа­си­теля, о правде, что Сын вос­хо­дит к Отцу, чтобы оправ­дать тех, кто пове­рит в Него, и о суде, что мир и его князь уже осуж­дены Богом. Дух Святой отыс­ки­вает среди всех наро­дов истин­но­люб­цев и вводит их в Свою Цер­ковь. Он откры­вает людям Иисуса Христа Сына Божия. Дух сдер­жи­вает разлив зла во Все­лен­ной. Он явля­ется таин­ствен­ным Удер­жи­ва­ю­щим мир от рас­пада до тех пор, пока Еван­гель­скую весть не услы­шат все пле­мена земли. В самый послед­ний миг вре­мени Дух уст Хри­сто­вых убьет Анти­хри­ста. И тогда наста­нет конец, когда пламя Свя­того Духа охва­тит Все­лен­ную и сожжет в ней все следы смерти. Как гово­рит Писа­ние: «…пошлешь Духа Твоего и будут вос­со­зданы, и обно­вишь лицо Земли» (Пс. 103). Небо и земля умрут в миро­вом пожаре и будут вос­кре­шены живи­тель­ным дыха­нием Уте­ши­теля.

Дей­ствием слова Хри­стова кости людей спол­зутся, покро­ются плотью и кожей, и тотчас от четы­рех ветров придет Святой Дух, дохнет на умер­ших, и они оживут. Души будут Святым Духом вду­нуты снова в тела, осво­бож­ден­ные от могиль­ного тлена, и вновь открыв­ши­еся глаза увидят свет жизни, кото­рая больше не пре­се­чется для смерти, – жизни, пода­рен­ной Уте­ши­те­лем.

Дух Святой заси­яет немыс­ли­мой кра­со­той в спа­сен­ных, так что они будут сиять как солнце. Но тот же Дух обуг­лит лица греш­ни­ков в день явле­ния пра­во­суд­ного гнева Отца, и озеро огнен­ное будет полы­хать вечным огнем живо­тво­ря­щего Духа, Кото­рого оскор­били греш­ники.

Дух Святой в Церкви

Глав­ным местом дей­ствия Духа явля­ется Цер­ковь, в Кото­рой Дух живет суще­ствен­ным обра­зом. Через Духа Свя­того Бог Отец посе­ля­ется во святых и делает их при­част­ни­ками соб­ствен­ной при­роды.

Дух Святой по воле Отца при­зы­вает к Сыну пред­на­зна­чен­ных для спа­се­ния. Дух Божий изго­няет из при­зван­ных злого духа именем Хри­сто­вым, так что все ско­пище демо­нов в панике убе­гает, увидев на хри­сти­а­нине печать Духа. Дух Святой воз­рож­дает людей в новом рож­де­нии Кре­ще­ния и про­щает им все грехи. Он ставит на кре­ще­ных Свою печать и вла­гает каж­дому из них Свой личный дар в миро­по­ма­за­нии. Он делает Своим пока­за­нием каж­дого спа­сен­ного царем, про­ро­ком или свя­щен­ни­ком.

Дух Святой совер­шает все Таин­ства. Он пре­су­ществ­ляет хлеб и вино в Тело и Кровь Христа Спа­си­теля, и, как ска­зано в Оде Соло­мона, Чаша При­ча­стия «кипит Святым Духом». Дух Святой про­щает грехи на испо­веди и при­дает силы к тому, чтобы их больше не повто­рять. Он же исце­ляет людей в таин­стве Свя­того Елея. Дух Святой вен­чает супру­гов и воз­во­дит в ангель­ский чин мона­хов.

Сам Дух Святой строит Цер­ковь, раз­да­вая дары по Своей воле. Он гово­рит устами муче­ни­ков, воз­дви­гает все новых и новых про­ро­ков и уте­ши­те­лей, исто­чает для Церкви неис­чер­па­е­мое море чудес.

Но вели­чай­шим Его даром явля­ется дар свя­щен­ства. Сам Дух в руко­по­ло­же­нии меняет чело­века, всегда немощ­ное увра­че­вы­ва­ю­щий и оску­де­ва­ю­щее вос­пол­ня­ю­щий. От Его муд­ро­сти чер­пают силы и епи­скопы, и пре­сви­теры, и дья­кона. Он дает силу пра­вильно пони­мать слово Божие тем, кто очи­щает свое сердце. Он же сохра­няет в непо­вре­жден­но­сти Писа­ние, напо­ми­ная все то, что сказал Гос­подь. Его голос ясно слышен в учении Все­лен­ских Собо­ров, кото­рые Дух Истины собрал и вдох­но­вил ясно отсто­ять изна­чаль­ную благую весть. Дух Святой гово­рит и в согла­сии святых и учи­те­лей Церкви: все о чем они учили везде, всегда и повсе­местно – это не их учение, а голос Свя­того Духа. Но Его же гнев насти­гает ере­ти­ков и рас­коль­ни­ков, пыта­ю­щихся уни­что­жить Цер­ковь Хри­стову.

Дух Святой ведет к вечной жизни каж­дого отдель­ного хри­сти­а­нина, и Его Пома­за­ние само учит хри­стиан всему. Уте­ши­тель – та самая живая вода, кото­рая, войдя в чело­века, тушит огонь земных при­стра­стий и зовет: «Иди к Отцу». Дух Святой – наш тайный Учи­тель. Он дает нам воз­мож­ность иметь ум Хри­стов и тем исце­ляет наш разум. Уте­ши­тель – Учи­тель молитвы. Самая лучшая и угод­ная Богу молитва та, кото­рая исхо­дит непо­сред­ственно от Духа Свя­того. Он Сам хода­тай­ствует во святых и за святых по воле Бога Отца.

Он дает почув­ство­вать аромат Отцов­ской сущ­но­сти нашим чув­ствам. Он явля­ется духов­ным светом для глаз нашей души, в Кото­ром мы видим Свет Сына, а через Него при­ча­ща­емся сиянию Отца. Дух Святой – это атмо­сфера нашего духов­ного слуха, бла­го­даря кото­рой мы слышим Божье слово. Дух Святой укреп­ляет наши физи­че­ские и душев­ные силы, чтобы мы вместе с Ним совер­шали дела Отца Небес­ного. Его живо­тво­ря­щий пла­мень выжи­гает из сердец верных всякую нечи­стоту. Он – Дух мира, успо­ка­и­ва­ю­щий мятеж хри­сти­ан­ских сердец.

Дух Святой – вели­кий Архи­тек­тор наших сердец, пре­вра­ща­ю­щий их из гряз­ного хлева стра­стей в пре­крас­ный храм. И когда храм доб­ро­де­те­лей будет построен, то вся Живо­тво­ря­щая Троица посе­лится в таком чело­веке. Это послед­ний предел, дальше кото­рого нечего и желать, ведь Святой Дух сде­лает такого бла­жен­ного богом по бла­го­дати и вовле­кает в вечное дви­же­ние Боже­ствен­ной Любви.

В День Гос­по­день святые будут полы­хать немыс­ли­мым сия­нием Свя­того Духа. Дух Святой – наш Вели­кий Адво­кат – защи­тит верных от веч­ного осуж­де­ния и даст услы­шать бла­жен­ную весть о насту­пив­шем вечном спа­се­нии.

Дух Святой будет для спа­сен­ных и све­то­нос­ной одеж­дой, и поясом кри­стал­ло­вид­ным, дра­го­цен­ными кам­нями усе­ян­ным, и бла­го­ухан­ным цвет­ком, дра­го­цен­ной диа­де­мой, пор­фи­рой веч­ного Царя. Дух будет чистей­шей водой жизни и слад­чай­шей пищей бес­смер­тия на Послед­нем Пиру Бога Отца. Дух Святой будет реген­то­вать вели­чай­шим хором спа­сен­ных людей и анге­лов после конца мира.

Образы Троицы в твар­ном мире

Вечный Бог создал мир и, есте­ственно, вся мате­ри­аль­ная Все­лен­ная полна следов Его твор­че­ской мощи, как пели сера­фимы «…вся земля полна славы Твоей». Поэтому бес­чис­лен­ные следы и отпе­чатки Троицы раз­бро­саны по всему мира.

В язы­че­ской Ирлан­дии был страш­ный обычай. Глу­бо­кой осенью был особый празд­ник в честь духов мерт­вых. В эту ночь рас­кры­ва­лись холмы, и все злые духи выхо­дили на землю. Из почте­ния к ним языч­ники тушили все огни. И глу­бо­кой ночью в коро­лев­ской рези­ден­ции Таре друиды зажи­гали огонь, в кото­ром при­но­сили жертву богу смерти (часто это был чело­век), и лишь после этого зажи­гали огни во всех осталь­ных домах. Таким обра­зом, каждый очаг счи­тался посвя­щен­ным богу смерти. Смерт­ная казнь ждала каж­дого, кто посмел бы зажечь огонь раньше. И вот, в один из таких празд­ни­ков слу­чился страш­ный скан­дал. На сосед­ней с Тарой горе вдруг заго­релся огром­ный костер, зажжен­ный одним стран­ни­ком по имени Патрик. Толпы разъ­ярен­ных языч­ни­ков бро­си­лись на гору, чтобы пока­рать нече­стивца. Друиды в ярости кри­чали:

– Как ты посмел зажечь огонь раньше, чем была при­не­сена жертва богу смерти?

– Вы хотели при­не­сти жертву богу смерти, – спо­койно отве­чал Патрик, – а я зажег пламя во имя Бога Вечной Жизни.

– Кто же Он такой? – спро­сили опе­шив­шие от такой сме­ло­сти жрецы.

– Он Три­еди­ный Бог: Отец, Сын и Святой Дух, создав­ший все Своей силой.

– Но как Три могут быть одним? – спро­сили языч­ники.

Тогда святой Патрик скло­нился к земле, сорвал три­лист­ник кле­вера и сказал:

– Разве вы не видите, что это и один листок, и три листка. Так и в Троице Одна Сущ­ность и Три Лич­но­сти.

С тех пор этот символ Свя­щен­ной Троицы явля­ется знаком про­све­щен­ной Ирлан­дии.

Если мы вни­ма­тельно будем наблю­дать за при­ро­дой, то почти везде мы сможем раз­га­дать сим­волы Три­еди­ного Бога. Сол­неч­ный диск напом­нит нам Нерож­ден­ного Отца, луч – Рож­ден­ного Сына, а тепло – Живо­тво­ря­щего Духа.

Если мы подой­дем к жур­ча­щему ручью, бегу­щему по своему ложу, то и здесь мы раз­гля­дим исток – образ Боже­ствен­ного Источ­ника Отца, русло – Сына, и устье – Духа, при­во­дя­щего к совер­шен­ству.

Любой бла­го­уха­ю­щий цветок также научит нас три­един­ству. Корень – пота­ен­ный Отец, сте­бель – дер­жа­щий все Сын, а пре­крас­ный цветок – Дух, порож­да­ю­щий в нас плод доб­ро­де­те­лей и напи­ты­ва­ю­щий нас аро­ма­том бес­смер­тия.

Тот, кто устре­мит свой взор в глубь кос­моса, сможет уви­деть четкую печать Троицы в трех изме­ре­ниях про­стран­ства. Изу­че­ние глубин мик­ро­мира помо­жет нам ощу­тить пара­док­саль­ность, свой­ствен­ную самой сути этого мира. Если мы одно­вре­менно должны счи­тать элек­трон и волной, и части­цей, то как смеет наш разум тре­бо­вать, чтобы Пер­во­тайна, сто­я­щая за нача­лом мира, могла вме­ститься в наш огра­ни­чен­ный и слабый разум. Как элек­трон одно­вре­менно и волна, и частица, так и Бог – и Еди­ница, и Троица.

Кто поже­лает углу­биться в тайны чело­ве­че­ской лич­но­сти, то и здесь его настиг­нет отпе­ча­ток Божьего образа. Наш ум несет образ Веч­ного Ума Отца, всегда сосу­ще­ству­ю­щая ему сло­вес­ная спо­соб­ность (внут­ренне слово) – образ совеч­ного Бога Слова, Живи­тель­ная сила, ожив­ля­ю­щая наше тело и дающая силу нашему слову, – это ясный отпе­ча­ток Духа.

Даже при нашей речи мы поль­зу­емся обра­зами Троицы – ум порож­дает мысль, мысль выска­зы­ва­ется словом, а дыха­ние доно­сит слово до слуха дру­гого. Дей­стви­тельно, весь мир напол­нен сле­дами Божьего вели­чия. Нам надо только научиться оста­нав­ли­ваться на путях своих, откры­вать глаза и уши, и тогда неви­ди­мая сила и Боже­ство через созер­ца­ние тво­ре­ний станут доступ­ным и очам нашего ума. Через это мы сможем уви­деть раз­го­ра­ю­щу­юся зарю веч­но­сти и утрен­нюю звезду, под­ни­ма­ю­щу­юся в наших серд­цах.

При­ло­же­ние. Точные цер­ков­ные фор­мулы учения о Святой Троице

Символ веры 318-ти святых отец Пер­вого Все­лен­ского Собора, Никей­ского

Веруем во еди­наго Бога Отца, Все­дер­жи­теля, Творца всех види­мых и не види­мых. И во еди­наго Гос­пода Иисуса Христа, Сына Божия, Еди­но­род­наго, рож­ден­наго от Отца, то есть, из сущ­но­сти Отца, Бога от Бога, Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рож­денна, не сотво­ренна, еди­но­сущна Отцу, Имже вся быша, яже на небеси и на земли: нас ради чело­век и нашаго ради спа­се­ния сшед­шаго, и вопло­тив­шася и воче­ло­веч­шася, стра­давша, и вос­крес­шаго в третий день, и воз­шед­шаго на небеса, и седяща одес­ную Отца, и паки гря­ду­щаго судити живым и мерт­вым. И во Свя­таго Духа. Гла­го­лю­щих же о Сыне Божием, яко бысть время, егда не бе, или яко прежде неже роди­тися, не бе, или яко от не сущих бысть, или из иныя ипо­стаси или сущ­но­сти гла­го­лю­щих быти, или пре­вра­тима или изме­ня­ема Сына Божия, сих ана­фе­мат­ствует кафо­ли­че­ская и апо­столь­ская Цер­ковь.

Символ веры 150 святых отец Вто­рого Все­лен­ского Собора, Кон­стан­ти­но­поль­ского

Веруем во еди­наго Бога Отца, Все­дер­жи­теля, Творца небу и земли, види­мым же всем и неви­ди­мым. И во еди­наго Гос­пода Иисуса Христа, Сына Божия, Еди­но­род­наго, Иже от Отца рож­ден­наго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рож­денна, несо­тво­ренна, еди­но­сущна Отцу, Имже вся быша. Нас ради чело­век и нашего ради спа­се­ния сшед­шаго с небес, и вопло­тив­ша­гося от Духа Свята и Марии Девы и воче­ло­веч­шася. Рас­пя­таго же за ны при Пон­тий­стем Пилате, и стра­давша и погре­бена. И вос­крес­шаго в третий день по Писа­нием. И воз­шед­шаго на небеса, и седяща одес­ную Отца. И паки гря­ду­щаго со славою судити живым и мерт­вым, Егоже цар­ствию не будет конца. И в Духа Свя­таго, Гос­пода, Живо­тво­ря­щаго, Иже от Отца исхо­дя­щаго, Иже со Отцем и Сыном спо­кла­ня­ема и ссла­вима, гла­го­лав­шаго про­роки. Во едину Святую, Собор­ную и Апо­столь­скую Цер­ковь. Испо­ве­дуем едино кре­ще­ние во остав­ле­ние грехов. Чаем вос­кре­се­ния мерт­вых, и жизни буду­щаго века. Аминь.

II Кон­стан­ти­но­поль­ский Собор (V Все­лен­ский). 8‑я сессия (2 июня 553 г.) 1. Если кто-либо не испо­ве­дует, что Отец, Сын и Святой Дух обла­дают одной единой при­ро­дой или суб­стан­цией, единой силой и могу­ще­ством, что Они явля­ются Еди­но­сущ­ной Тро­и­цей, Единым Боже­ством, достой­ным покло­не­ния, в трех Ипо­ста­сях или Лицах, да будет отлу­чен от сооб­ще­ства верных. Ибо един Бог Отец, от Кото­рого все про­изо­шло, един Гос­подь Иисус Хри­стос, через Кото­рого все про­изо­шло, един Святой Дух, в Кото­ром все.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки