Раб

***

Раб — а) лицо, не име­ю­щее изна­чально либо лишен­ное в силу тех или иных обсто­я­тельств всех прав и явля­ю­ще­еся соб­ствен­но­стью своего гос­по­дина (вла­дельца); б) бого­слов­ский термин, ука­зы­ва­ю­щий на при­вя­зан­ность чело­века к той или иной системе духовно-нрав­ствен­ных цен­но­стей, на под­чи­нён­ность его либо Богу, как Высо­чай­шему Добру, либо злым силам и соб­ствен­ным гре­хов­ным наклон­но­стям; в) слуга, работ­ник; г) чело­век по отно­ше­нию к дру­гому чело­веку, каса­тельно кото­рого он под­чёрк­нуто выра­жает сми­ре­ние и покор­ность (Быт.32:4); д) чело­век, пре­бы­ва­ю­щий в чрез­вы­чайно силь­ной зави­си­мо­сти (в том числе пси­хо­ло­ги­че­ского или рели­ги­оз­ного харак­тера) от дру­гого чело­века.

***

1) В отли­чие от суще­ство­вав­шего в рабо­вла­дель­че­ских обще­ствах деле­ния людей на рабов и сво­бод­ных по при­знаку соци­аль­ного поло­же­ния, Свя­щен­ное Писа­ние про­во­дит грань между истин­ной сво­бо­дой и раб­ством в духовно-нрав­ствен­ной плос­ко­сти.

В соот­вет­ствии с общей мыслью Нового Завета, все без исклю­че­ния люди так или иначе несут на себе печать раб­ства. Только одни из них суть рабы Божьи, сво­бод­ные от под­чи­нён­но­сти греха, а другие, дерз­нув­шие осво­бо­дить себя от обя­зан­но­сти послу­ша­ния Богу, суть рабы греха.

Именно это имел в виду апо­стол Павел, когда гово­рил: «кому вы отда­ете себя в рабы для послу­ша­ния, того вы и рабы, кому пови­ну­е­тесь, или рабы греха к смерти, или послу­ша­ния к пра­вед­но­сти» (Рим. 6:16).

2) В соот­вет­ствии с Еван­гель­ской про­по­ве­дью, каждый хри­сти­а­нин должен счи­тать себя рабом Гос­пода. Именно в такое отно­ше­ние к Богу постав­ляли себя вет­хо­за­вет­ные пра­вед­ники, а тем более — после­до­ва­тели Гос­пода Иисуса Христа (Деян. 4:29).

Предо­сте­ре­гая от соблазна лож­ного урав­ни­ва­ния раб­ства как сред­ства подав­ле­ния одного чело­века другим с раб­ством как слу­же­нием Богу во Христе, Писа­ние сви­де­тель­ствует: «Нет уже Иудея, ни языч­ника; нет раба, ни сво­бод­ного» (Гал. 3:28). Дух рабо­ле­пия и чело­ве­ко­угод­ни­че­ства не имеет ничего общего с хри­сти­ан­ским послу­ша­нием Творцу: «Вы куп­лены доро­гою ценою, не делай­тесь рабами чело­ве­ков» (1Кор. 7:23).

По внут­рен­нему содер­жа­нию раб­ство Богу настолько же отлично от раб­ства чело­веку, насколько Цар­ство Божие от зем­ного.

Во-первых, хри­сти­ан­ское послу­ша­ние Гос­поду осу­ществ­ля­ется не через насиль­ствен­ное при­нуж­де­ние, как это бывает в случае пора­бо­ще­ния чело­века чело­ве­ком, а целе­на­прав­ленно, осо­знанно и сво­бодно (Лк. 9:23).

Во-вторых, если отно­ше­ния между рабом и хозя­и­ном под­ра­зу­ме­вают стро­гую раз­гра­ни­чи­тель­ную межу, то глав­ной целью послу­ша­ния чело­века Богу явля­ется еди­не­ние чело­века с Твор­цом, обо­же­ние (свя­тость).

Раб может люто нена­ви­деть своего вла­дельца, равно как и вла­де­лец — раба. А послу­ша­ние Богу стро­ится на основе любви (Мф. 22:37). Несмотря на то, что хри­сти­а­нин — раб Божий, это не исклю­чает дру­же­ствен­но­сти со сто­роны Гос­пода: Я уже не назы­ваю вас рабами, ибо раб не знает, что делает гос­по­дин его; но Я назвал вас дру­зьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего (Ин. 15:15). Более того, раб­ство Богу соче­та­ется с бла­го­дат­ным усы­нов­ле­нием Небес­ному Отцу, и с насле­до­ва­нием благ (Гал. 4:7). Само иго Гос­пода — благо, и бремя — легко (Мф. 11:30).

3) Когда чело­век не желает сопо­ла­гать свою волю с Боже­ствен­ной, он ста­но­вится рабом греха: «Всякий, дела­ю­щий грех, есть раб греха» (Ин. 8:34). Соб­ственно, нрав­ствен­ная сво­бода и состоит в нрав­ствен­ном выборе: под­чи­ниться Добру или злу? Тре­тьего не дано.

Грех может пора­бо­щать чело­века через дурные при­вычки, при­стра­стия, стра­сти, пороки. Кроме того, обособ­ля­ясь через без­за­ко­ние от Бога, чело­век ста­но­вится удо­бо­пре­клон­ным к вли­я­нию демо­ни­че­ских сил. В этом случае несво­бода греш­ника усу­губ­ля­ется вла­стью злых духов.

Осво­бож­де­ние от раб­ства греху осу­ще­ствимо в лоне Церкви, через жизнь во Христе.

***

Одна­жды монахи гово­рили о сми­ре­нии и о том, что чем больше при­бли­жа­ется чело­век к Богу, тем яснее осо­знает свою гре­хов­ность.

Услы­шал слу­чайно их раз­го­вор один палом­ник — бога­тый горо­жа­нин — и уди­вился:
— Как такое может быть?
Тогда один из мона­хов сказал ему:
— Гос­по­дин, скажи мне, кем ты счи­та­ешь себя в своем городе?
— В своем городе я самый бога­тый, знат­ный и име­ни­тый.
— Если же ты пой­дешь в сосед­ний бога­тый тор­го­вый город, то кем будешь счи­тать себя там?
— В сосед­нем городе я был бы послед­ним из бога­чей.
— А если пой­дешь в Кон­стан­ти­но­поль и при­бли­зишься к царю, то кем ты тогда будешь счи­тать себя?
— Рядом с царем я бы казался себе почти нищим.
— Вот так и святые, — сказал монах, — чем больше при­бли­жа­ются к Богу, тем яснее видят свою гре­хов­ность.

***

В церковном песнопении в звании раба человек призывается благословить Господа: “Се ныне благословите Господа вси раби Господни…”

Я думаю, спор тут только в словах. На сла­вян­ском языке слово раб не значит то, что оно значит после кре­пост­ного права на Руси. На гре­че­ском языке и во всей древ­ней куль­туре раб – соби­ра­тель­ное слово, кото­рое значит – слуга во всех его видах и во всех сте­пе­нях, от самого уни­жен­ного раба до домо­пра­ви­теля, кото­рый имеет, пожа­луй, даже больше власти, чем хозяин, потому что он всем правит и над всем имеет высо­кую руку.
Я думаю, что тут анти­но­мия в фор­му­ли­ровке; конечно, мы сыны по при­зва­нию еще пока (я бы сказал: слава Богу! – потому что если всё, чего можно достиг­нуть – это то, что ты, да я, да мы сейчас можем явить, если вся пол­нота сынов­ства могла быть изоб­ра­жена в каждом из нас, какие мы сейчас есть – было бы очень печально, и дей­стви­тельно, Цар­ство вечное было бы тоской неиз­ме­ри­мой); но, слава Богу, сынов­ство – при­зва­ние. То есть оно уже есть здесь как вза­им­ное отно­ше­ние с Богом, мы для Него – родные дети, Он для нас – родной Отец: это правда; но, с другой сто­роны, мы должны вырасти в меру этого сынов­ства, стать такими, каков Хри­стос, какова Матерь Божия: это мера наша, не меньше. И вот здесь анти­но­мия; дей­стви­тельно, пока что на земле всё двой­ственно; мы уже в веч­но­сти – и мы еще во вре­мени; мы уже в Цар­стве Божием – и мы еще в цар­стве мира. Мы еще рабы и слуги, потому что по пси­хо­ло­гии мы ведь боимся нака­за­ния, наде­емся на награду, а не только любим так, чтобы всё было легко совер­шить по любви, – а вместе с этим мы уже дети родные, свои Богу.
мит­ро­по­лит Сурож­ский Анто­ний

***

См. также: РАБСТВО БОГУ

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки