Работа

Аудио-версия статьи

***

Рабо́та — 1) труд; 2) вид тру­до­вой дея­тель­но­сти; 3) дея­тель­ность как источ­ник дохо­дов; 4) про­дукт труда.

Любовь к Богу дости­га­ется через любовь к ближ­нему. Это каса­ется не только род­ствен­ни­ков, а всех, с кем мы сопри­ка­са­емся, в т. ч. на работе. Как известно, хри­сти­ане не рабо­тают, хри­сти­ане служат. Работа — это одна из форм слу­же­ния Богу.

Пре­по­доб­ный Паисий Афон­ский: Работа — это твор­че­ство. Она дает чело­веку радость и заби­рает от него душев­ную тяжесть, тоску.

***

Что значит совер­шать любое дело ради Христа?

  1. Вос­при­ни­мать любое дело, как пору­чен­ное Самим Богом.
  2. Избе­гать гре­хов­ных дел и заня­тий вне зави­си­мо­сти от их мир­ской выгоды.
  3. Молиться перед нача­лом дела, в про­цессе его выпол­не­ния и после.

Может ли «свет­ская» работа быть формой слу­же­ния Богу?

Цер­ковь не исклю­чает такого рода работу из обла­сти тех направ­ле­ний тру­до­вой дея­тель­но­сти, кото­рые могут быть бого­угод­ными и полез­ными для нрав­ствен­ного пре­успе­я­ния хри­сти­а­нина, на том только осно­ва­нии, что его работа, фор­мально, носит свет­ский харак­тер.

Известно, что Гос­подь Иисус Хри­стос свёл основ­ные Божьи запо­веди к двум: о любви к Богу и любви к ближ­нему (как к самому себе) (Мф.22:37–39). Про­яв­лять же любовь к Богу и ближ­нему можно не только служа в храме или при храме, но и рабо­тая, испол­няя, каза­лось бы, сугубо свет­ские обя­зан­но­сти. Разве, к при­меру, веру­ю­щий врач, писа­тель, поэт, исто­рик, худож­ник, защит­ник оте­че­ства, эколог не может про­слав­лять Бога, про­яв­лять любовь к ближ­нему, рабо­тая на своём месте, рабо­тая так, чтобы это бы угодно Богу? Оче­видно, что может. Это можно назвать формой слу­же­ния Богу. Вообще же говоря, таких видов «свет­ской» работы — много.

Работа в Церкви^

Многие люди, обра­тив­ши­еся к Пра­во­сла­вию, начи­нают тяго­титься “свет­ской” рабо­той. Это неуди­ви­тельно, ведь устрем­ле­ния нецер­ков­ного обще­ства все дальше от того, что при­ем­лемо и ценно для хри­стиан. К поиску работы “при храме” под­тал­ки­вает и жела­ние послу­жить Церкви. Цер­ковь как рабо­то­да­тель — тема раз­го­вора, кото­рый мы начи­наем в этом номере. Тут есть много вопро­сов. Напри­мер, рас­про­стра­нено мнение, что в пра­во­слав­ных орга­ни­за­циях эффек­тив­ность работы ниже, чем в свет­ских. Так ли это, а если так, то почему? Нужны ли и воз­можны ли “парал­лель­ные” свет­ским пра­во­слав­ные струк­туры — боль­ницы, школы, мастер­ские и пр.? Чем вообще работа в Церкви отли­ча­ется от “свет­ской”?

Мнения об этом насто­я­те­лей несколь­ких мос­ков­ских храмов узнал кор­ре­спон­дент “НС” Вла­ди­мир Тоцкий. “Я бы на месте дирек­то­ров давал объ­яв­ле­ния: ищу веру­ю­щих сотруд­ни­ков” Про­то­и­е­рей Сергий Прав­до­лю­бов — магистр бого­сло­вия, доцент Мос­ков­ской духов­ной ака­де­мии и про­фес­сор Свято-Тихо­нов­ского Бого­слов­ского инсти­тута, насто­я­тель храма Живо­на­чаль­ной Троицы в Тро­иц­ком-Голе­ни­щеве. Храм зани­ма­ется изда­тель­ской дея­тель­но­стью. Выпус­ка­ется при­ход­ской журнал “Кипри­а­нов­ский источ­ник”, книги и бро­шюры бого­слу­жеб­ного, житей­ского, науч­ного содер­жа­ния. При храме рабо­тает биб­лио­тека. Дей­ствует вос­крес­ная школа, где кроме Закона Божия пре­по­да­ется ико­но­пись, пение, руко­де­лие, а под­рост­кам — ико­но­гра­фия, цер­ков­ное зод­че­ство, начала жур­на­ли­стики, выпус­ка­ется дет­ская при­ход­ская газета. Каждое вос­кре­се­нье соби­ра­ется роди­тель­ский клуб.

Осо­бен­но­стью при­ход­ской жизни стали крест­ные ходы к мест­ным свя­ты­ням, уста­нов­ле­ние памят­ных кре­стов и молебны у них. — Отец Сергий, какие труд­но­сти у пра­во­слав­ного в свет­ском обще­стве? — То, что неве­ру­ю­щая среда нас окру­жает — это наша дей­стви­тель­ность. И не надо этого бояться. В раннем хри­сти­ан­стве в Рим­ской импе­рии хри­стиан окру­жали языч­ники. Веру­ю­щие соби­ра­лись ночью в ката­ком­бах для бого­слу­же­ния, а днем рабо­тали. Надо уметь пре­одо­ле­вать эти труд­но­сти спо­койно. Если над тобой сме­ются, ругают, плюют в спину — и такое было, — надо потер­петь. Труд­но­сти эти вполне пере­но­си­мые. Это ведь не аре­сто­вы­вают, не сажают, как раньше. — Есть ли среди цер­ков­ных орга­ни­за­ций круп­ные рабо­то­да­тели? — Цер­ков­ных орга­ни­за­ций-рабо­то­да­те­лей у нас, видимо, очень мало. У нас нет и поли­ти­че­ских дви­же­ний, свя­зан­ных с Пра­во­сла­вием. Если есть пат­ри­оты, то они не всегда пра­во­слав­ные. Никто из пра­ви­тель­ства и Думы не сказал: “Я пра­во­слав­ный, веру­ю­щий чело­век”.

Может, только один Под­бе­рез­кин. А между тем, будь я рабо­то­да­тель, то сделал бы то же самое, что сделал один немец­кий юноша много лет назад. Он в одной газете дал объ­яв­ле­ние: “Ищу девушку хри­сти­ан­ского миро­воз­зре­ния для созда­ния семьи”. И я бы на месте дирек­тора давал подоб­ные объ­яв­ле­ния, мол, ищу веру­ю­щих сотруд­ни­ков… Я бы знал, что веру­ю­щий чело­век меня не обма­нет, не укра­дет — он Бога боится. Мне известно от моего отца, что вла­дыка Арка­дий (Осталь­ский) зани­мал в Соло­вец­ком лагере долж­ность каз­на­чея, т.е. выда­вал зар­плату офи­це­рам НКВД, т.к. они сами себе не дове­ряли. Но они знали, что рус­ский архи­ерей не укра­дет. Какие про­блемы на цер­ков­ной работе? Мало денег? Да. Иску­ше­ния? Да, так как у нас бушуют стра­сти, здесь пере­до­вая, фронт, где посто­янно напа­дают бесов­ские силы, и нам не всегда уда­ется от них отби­ваться. И в тоже время про­ис­хо­дит какое-то чудо: денег нет, а храм вос­ста­нав­ли­ва­ется. Жерт­вуют доски, кирпич, бетон. В храме свой особый курс валюты. Если мастер гово­рит, я в миру сделаю эту работу за столько-то, то для вас в три раза дешевле.

Потому что для Бога. Ведь даже строй­ма­те­риал, про­стой кирпич ведет себя по-осо­бен­ному в храме, в жилом доме, тор­го­вом заве­де­нии или, еще хуже, в уве­се­ли­тель­ном. Музей­ные работ­ники, напри­мер, удив­ля­ются: ста­рин­ные обла­че­ния, шитые золо­том, хуже сохра­ня­ются, если висят на стенде, чем те, кото­рые нахо­дятся в упо­треб­ле­нии, в кото­рых служат. — Ваше мнение о сов­ме­ще­нии свет­ской работы и работы в храме? — Таких при­хо­жан мало. Сейчас чело­век, име­ю­щий работу, так загру­жен, что сил идти еще куда-то просто нет. Сейчас в ком­мер­че­ских струк­ту­рах от работ­ника тре­буют в десять раз больше, чем в совет­ское время. Люди нам нужны, но мы еле сводим концы с кон­цами. — Кто кон­кретно? — Дело­про­из­во­ди­тель, чело­век по связям с обще­ствен­ными орга­ни­за­ци­ями, сторож, убор­щицы… — А какие труд­но­сти испы­ты­вает насто­я­тель храма, духов­ник, просто свя­щен­ник? — Я пре­по­даю в Духов­ной ака­де­мии и Свято-Тихо­нов­ском инсти­туте. Рабо­таю в комис­сии по кано­ни­за­ции Рязан­ской епар­хии, в Пра­во­слав­ной энцик­ло­пе­дии. О том, чтобы пойти в гости или просто погу­лять по улице, нет и речи. Совре­мен­ный батюшка похож на сол­дата, кото­рый сидит в раз­ветв­лен­ном окопе и бегает от одного орудия к дру­гому, заме­няя собой целый взвод. А надо при­ча­щать, испо­ве­до­вать боль­ных, встре­титься со школь­ни­ками, рестав­ра­то­рами, стро­и­те­лями, худож­ни­ками… Раньше в таком режиме рабо­тал святой пра­вед­ный Иоанн Крон­штад­ский — теперь все наши батюшки. Но если вспом­нить диа­лек­тику пре­по­доб­ного Сера­фима Саров­ского, мы живем в самое бла­го­при­ят­ное время. Диве­ев­ские мона­хини в жуткой нищете жили и одна­жды пожа­ло­ва­лись батюшке Сера­фиму. Что он им отве­тил? Я, гово­рит, могу всю эту глину в золото пре­вра­тить, но вам это будет не полезно. Вот вам и полезно концы с кон­цами сво­дить. И буду молиться Богу, чтобы так оно и было. И у нас то же самое. Мы два года слу­жили без отоп­ле­ния. Вода текла по стенам. А когда у чело­века много чего-то, он невольно раз­вра­ща­ется духовно. “В пра­во­слав­ной среде труд вос­при­ни­ма­ется как бла­го­сло­ве­ние Божие” Иеро­мо­нах Сергий (Рыбко), насто­я­тель храма Соше­ствия Свя­того Духа на Лаза­рев­ском клад­бище. Храм зани­ма­ется изда­тель­ской дея­тель­но­стью. При храме рабо­тает боль­шой книж­ный мага­зин и икон­ная лавка. Неиму­щим выда­ются книги для чтения. В мага­зине суще­ствует неболь­шой отдел пост­ных про­до­воль­ствен­ных това­ров. При храме создана ико­но­пис­ная мастер­ская. Дей­ствует вос­крес­ная школа для детей с биб­лио­те­кой.

Недавно Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий II бла­го­сло­вил иером. Сергия на стро­и­тель­ство нового храма в Биби­реве. — С какими про­бле­мами стал­ки­ва­ется при­шед­ший рабо­тать в храм? — Мало денег — раз. Есть храмы и не бедные, но и в них, бывает, платят мало. В этом уже вина насто­я­теля. Нельзя дер­жать работ­ника в черном теле, у него тоже семья, дети есть. Вообще, люди должны жить достойно. Я не считаю, что Богу угодно, когда люди, стро­я­щие или вос­ста­нав­ли­ва­ю­щие цер­ковь, живут в нищете. А кто платит достойно, я знаю, у того и работ­ники есть, и сред­ства Гос­подь посы­лает. “Всякий тру­дя­щийся достоин про­пи­та­ния” — гово­рит Свя­щен­ное Писа­ние. Если пла­тить доста­точно, твой сотруд­ник не будет искать работы на сто­роне, а весь свой про­фес­си­о­на­лизм и силы посвя­тит храму. Бывают случаи, когда чело­век не хочет брать зар­плату. Я его просто застав­ляю, потому что бес­платно он будет рабо­тать до поры до вре­мени. А деньги, кото­рые ты чело­веку пла­тишь, он же тебе их и зара­бо­тает. И нико­гда не будет про­блемы, где взять работ­ника. — Какие про­фес­сии вос­тре­бо­ваны в храме? — Многие. Изда­тель­ские работ­ники, про­грам­ми­сты, бух­гал­тера, эко­но­ми­сты. Эко­но­мика храма должна быть совре­мен­ной. Я считаю, что мы сами должны зара­ба­ты­вать деньги. Это более пра­вильно, чем ходить с про­тя­ну­той рукой к людям нецер­ков­ным. Кто хочет помочь, сам при­не­сет, чего у него про­сить. — Пре­иму­ще­ства работы в цер­ков­ной общине? — Круг еди­но­мыш­лен­ни­ков. Чело­век рабо­тает для Бога, для ближ­него, для спа­се­ния своей души. Это все дает боль­шое уте­ше­ние. Потом воз­мож­ность посто­янно бывать на бого­слу­же­нии. Нужно выби­рать для работы такой храм, где насто­я­тель не посы­лает сотруд­ника во время бого­слу­же­ния бегать туда-сюда. У нас, к при­меру, тра­пеза гото­вится с вечера. Потом, посто­ян­ное окорм­ле­ние и обще­ние с духов­ни­ком, воз­мож­ность в празд­ник при­ча­ститься, что на свет­ской работе бывает не всегда. — Батюшка, мне один счи­та­ю­щий себя пра­во­слав­ным руко­во­ди­тель заявил, что в ком­мер­че­ской орга­ни­за­ции веру­ю­щий сотруд­ник — боль­шая рос­кошь. То у него Пасха, то пре­по­ло­ве­ние… Да и сослу­жив­цев он “раз­вра­щает” своим неже­ла­нием зара­бо­тать денег себе, а значит, и фирме. —  Чело­век, рабо­та­ю­щий в храме, менее зави­сим от мира и его соблаз­нов. В общине всегда можно найти помощь, сочув­ствие. В храме ты слу­жишь Богу, и это глав­ное, так как чело­век для этого и рожден. Гово­рят, что в храме больше иску­ше­ний? Просто в миру что-то за иску­ше­ние не счи­та­ется, а счи­та­ется за обыч­ную жизнь. А при­хо­дит чело­век из мира в храм и думает, что там ангелы…

Бывают, конечно, про­блемы и со ста­ро­стой, и с насто­я­те­лем. Надо потер­петь. Ведь не без про­мысла Божьего эти люди в храме ока­за­лись. — Нужны ли, как вам кажется, парал­лель­ные свет­ским пра­во­слав­ные струк­туры и орга­ни­за­ции? — Думаю, нужны. Осо­бенно школы и дет­ские сады. В пра­во­слав­ных гим­на­зиях тоже есть свои про­блемы, но там хоть голову не ото­рвут и матом не руга­ются открыто. В совре­мен­ной школе нор­маль­ный чело­век ни учить, ни учиться не может. Мне кажется, вос­крес­ные школы должны пере­рас­тать в пра­во­слав­ные гим­на­зии. В боль­ни­цах другое. Попа­дает веру­ю­щий чело­век в свет­скую среду, на нем начи­нают “ездить”: пору­чают самое тяже­лое, а платят меньше, поль­зу­ясь его без­от­вет­но­стью. А он и за боль­ным по-дру­гому уха­жи­вает, не просто как медик. Потому что спа­се­ние его души, а это для него глав­ное, зави­сит от его отно­ше­ния к боль­ному. Пре­по­доб­ный Пимен Вели­кий сказал, что боля­щий и уха­жи­ва­ю­щий за ним полу­чают одну награду. В пра­во­слав­ной среде труд вос­при­ни­ма­ется как бла­го­сло­ве­ние Божие, как радость, а не как необ­хо­ди­мость зара­ба­ты­вать деньги. Люди, кото­рые пони­мают хотя бы немножко, что такое Пра­во­сла­вие, ценят веру­ю­щих людей, ста­ра­ются взять к себе на работу, назна­чить началь­ни­ками: на них поло­житься можно, они не станут обма­ны­вать, воро­вать, тянуть на себя одеяло. А когда целая фирма таких работ­ни­ков, то совсем заме­ча­тельно — одна боль­шая семья, некий мона­стырь в миру полу­ча­ется. Я знаю таких пред­при­ни­ма­те­лей, кото­рые берут к себе на работу только веру­ю­щих людей. И я при­вет­ствую созда­ние пра­во­слав­ных струк­тур в любой обла­сти. Еще в 1989 году мне рас­ска­зал один офицер об экс­пе­ри­менте в армии. Собрали пра­во­слав­ных воен­но­слу­жа­щих в один взвод. Тут же он стал самым первым по всем пока­за­те­лям.

Не было дедов­щины — этого про­кля­тия совре­мен­ной армии. Первые и в учебе, и в стрельбе, и в работе. Более силь­ные слабых под­тя­ги­вали, учили, забо­ти­лись. Любой пра­во­слав­ный чело­век, наверно, хочет или в мона­стырь уйти, или при храме рабо­тать. Но не всегда есть такая воз­мож­ность. Надо раз­ви­вать про­из­вод­ство. Раньше мона­стыри России давали 20 про­цен­тов вало­вого про­дукта сель­ского хозяй­ства. Думаю, и сейчас это воз­можно. “В боль­шом при­ходе нужны люди и тех­ни­че­ских, и гума­ни­тар­ных про­фес­сий” Про­то­и­е­рей Димит­рий Смир­нов, насто­я­тель храма Бла­го­ве­ще­ния в Пет­ров­ском парке, и.о. пред­се­да­теля отдела Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии по вза­и­мо­дей­ствию с воору­жен­ными силами и пра­во­охра­ни­тель­ными учре­жде­ни­ями. При храме Бла­го­ве­ще­ния уже более десяти лет дей­ствует сест­ри­че­ство во имя св. прпмц. Ели­са­веты, три года — пра­во­слав­ный дет­ский дом “Павлин”. Есть своя гим­на­зия, книж­ное изда­тель­ство, выпус­ка­ю­щее духов­ную и цер­ковно-исто­ри­че­скую лите­ра­туру. Еже­ме­сячно выхо­дит при­ход­ская газета “Кален­дарь”. — Нужны ли и воз­можны ли, на ваш взгляд, парал­лель­ные свет­ским пра­во­слав­ные струк­туры? — Без­условно. А что в этом пло­хого? При­хо­жа­нину легче и удоб­нее пойти к пра­во­слав­ному врачу, прак­ти­ку­ю­щему на тер­ри­то­рии храма. Я знаю, что уже есть при храмах даже зубо­вра­чеб­ные каби­неты. Я и сам не раз поль­зо­вался. Когда я плачу врачу, я знаю, что деньги пойдут его семье, его детям, но неболь­шая часть доста­нется храму, на ремонт крыши, ограды, а не будет пере­ве­дена в какую-нибудь офшор­ную зону. Пра­во­слав­ные дет­ские дома уже суще­ствуют. Роддом необ­хо­дим, так как нельзя под одной крышей рожать и одно­вре­менно уби­вать неро­див­шихся детей, как это бывает в гос­учре­жде­нии. —  А в чем раз­ница работы в миру и в храме? — Я буду гово­рить только о своем при­ходе. На мой взгляд, работа в миру отли­ча­ется мень­шей соци­аль­ной защи­щен­но­стью. Работ­ник там зави­сит от каприза рабо­то­да­теля. Хозяин может разо­риться, пред­при­я­тие закрыться. Но все эти нега­тив­ные аспекты работы в миру ком­пен­си­ру­ются воз­мож­но­стью зара­бо­тать больше. В храме рабо­тают в основ­ном еди­но­мыш­лен­ники, душев­ная атмо­сфера более бла­го­при­ят­ная. Да и режим работы щадя­щий.

Плюс пита­ние, фак­ти­че­ски домаш­нее. Зар­плата выпла­чи­ва­ется без задер­жек. — Но при храме не все могут найти работу по спе­ци­аль­но­сти… — Мало кто из роди­те­лей гото­вит и вос­пи­ты­вает своих детей для работы в храме. Но в боль­шом при­ходе, каким явля­ется наш, нужны люди и тех­ни­че­ских, и гума­ни­тар­ных про­фес­сий, и даже воен­ные. В вос­крес­ной школе нужны опыт­ные педа­гоги. Изда­тель­ские работ­ники, жур­на­ли­сты, про­давцы всегда найдут работу, т.к. сейчас почти каждый храм что-нибудь да издает. У нас еже­ме­сячно выхо­дит газета в 50 полос. Издаем книги: жития, молит­во­словы, просто редкие книги… Хоро­шие худож­ники, ико­но­писцы, рестав­ра­торы всегда желанны. Нужны в храме стро­и­тели, маляры, шту­ка­туры, сан­тех­ники, повара, води­тели (у нас есть свой гараж). Нужны музы­канты, певчие. —  Бытует мнение, что у рабо­та­ю­щих в храме много иску­ше­ний. — Везде иску­ше­ний доста­точно. Разве в армии меньше иску­ше­ний? А в мили­ции, а у води­теля? Может быть, в храме каждая спичка видится брев­ном. По кон­трасту, так ска­зать. — Обычно в цер­ков­ной струк­туре не просто про­яв­лять ини­ци­а­тиву, т.к. многие вопросы упи­ра­ются в бла­го­сло­ве­ние насто­я­теля либо в отсут­ствие средств в казне храма. — В миру точно так же. И пре­зи­денты зави­сят от при­ня­того бюд­жета.

А воз­мож­но­сти про­явить ини­ци­а­тиву предо­ста­точно: вопросы кате­хи­за­ции, вос­крес­ная школа, вос­ста­нов­ле­ние храма… У нас создана в интер­нете круп­ней­шая в мире рус­ская пра­во­слав­ная биб­лио­тека. Откры­вай, читай кто хочет. Правда, многие ини­ци­а­тивы нуж­да­ются в энту­зи­а­стах и не всегда могут воз­на­граж­даться мате­ри­ально. — Но самая боль­шая цен­ность, навер­ное, — это хоро­ший работ­ник, доб­ро­со­вест­ный, спо­соб­ный при­ни­мать реше­ния, обя­за­тель­ный. Деньги на ремонт найти можно, а вот спе­ци­а­ли­ста… — Дефи­цит кадров суще­ствует везде. Даже в пра­ви­тель­стве. Но спе­ци­а­ли­сту и пла­тить нужно много. Команда у меня хоро­шая, но, будь у при­хода средств побольше, я бы собрал более силь­ную команду. Не все при­хо­жане спо­собны пожерт­во­вать своим бла­го­по­лу­чием и перейти на работу в храм. 

Источ­ник: Журнал «Нескуч­ный сад»

В цер­ковь — на работу?^

Чтобы иметь воз­мож­ность бывать в церкви не раз в неделю, а каждый день, постно питаться, бесе­до­вать с еди­но­вер­цами «о духов­ном», неко­то­рые ново­об­ра­щен­ные пра­во­слав­ные готовы даже оста­вить высо­ко­опла­чи­ва­е­мую работу и стать цер­ков­ным певчим, чтецом, сто­ро­жем, убор­щи­цей… Но при­не­сет ли работа при храме пользу душе? Ведь в церкви — свои «иску­ше­ния».

Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурож­ский в одной из своих книг рас­ска­зы­вал о кре­стья­нине, кото­рый любил при­хо­дить в храм и про­во­дить в нем долгие часы. На рас­спросы, чем же он зани­ма­ется все это время, кре­стья­нин отве­чал: я смотрю на Бога, Бог смот­рит на меня, и нам обоим хорошо. Для людей, с дет­ства вос­пи­тан­ных в вере, пре­бы­ва­ние в храме — на цер­ков­ной службе или просто для молитвы — орга­нич­ная часть жизни, но, пожа­луй, только ново­на­чаль­ные испы­ты­вают от этого вос­торг, гра­ни­ча­щий с еван­гель­ским «хорошо нам зде быти». С момента моего воцер­ко­в­ле­ния прошло больше десяти лет, но я до сих пор помню, как не хоте­лось ухо­дить из храма после службы, как тянуло зайти туда всякий раз, когда ока­зы­ва­лась рядом. Помню зависть — в хоро­шем смысле, если, конечно, зависть может быть в хоро­шем смысле, — ко всем «труж­да­ю­щимся»: певчим, свеч­ни­цам, просфор­ни­цам, даже к цер­ков­ному сто­рожу. Им-то ухо­дить не надо, они «свои» в этом дивном мире, пах­ну­щем воском и лада­ном, в самой его серд­це­вине.

Навер­няка у каж­дого нео­фита, пусть даже только в теории, воз­ни­кала эта мысль: и я тоже хочу. Хочу рабо­тать для Бога — и для вот этого кон­крет­ного храма в том числе. Кстати, слу­жа­щие в церкви ста­ра­ются не назы­вать свою работу рабо­той. «Мы тру­димся для Гос­пода» — словно под­чер­ки­вая, что свет­ская работа — это исклю­чи­тельно на благо своего кар­мана. Понят­ное дело, цер­ков­ная зар­плата (если она, конечно, есть) — это всего лишь скром­ное мате­ри­аль­ное при­ло­же­ние к духов­ной радо­сти, но подход все равно стран­ный. Прак­ти­че­ски любая работа дела­ется для других людей, а все, что мы делаем для других доб­ро­со­вестно и с любо­вью, мы делаем для Гос­пода. Так что я все-таки рискну назвать цер­ков­ный труд рабо­той. «Рабо­тайте Гос­по­деви со стра­хом и радуй­теся ему с тре­пе­том» — эти слова псалма не только о духов­ном труде, но и о самом про­стом физи­че­ском. Как гово­рится, будьте осто­рожны в своих жела­ниях — они могут испол­ниться. Два года я пре­по­да­вала в вос­крес­ной школе и семь лет пою на кли­росе, так что при­ход­скую жизнь знаю изнутри. И смело могу ска­зать: труд в храме, за исклю­че­нием неко­то­рых нюан­сов, прак­ти­че­ски ничем не отли­ча­ется от любой другой работы. Более того, если брать в расчет духов­ную спе­ци­фику этого труда, есть в нем нечто такое, что делает его не слиш­ком полез­ным для незре­лых и слабых душ.

И это не только мое мнение. Хорошо изве­стен тот факт, что архи­манд­рит Иоанн (Кре­стьян­кин) не слиш­ком охотно бла­го­слов­лял своих мир­ских духов­ных чад на при­ход­ское слу­же­ние. Как пред­став­ляет себе «внут­рен­ность» цер­ков­ного мира чело­век, кото­рый только-только к нему при­кос­нулся? При­мерно как некий филиал Цар­ства Божия на земле. И это не совсем иллю­зия, скорее, дело в так назы­ва­е­мой при­зы­ва­ю­щей бла­го­дати, зна­ко­мой каж­дому ново­на­чаль­ному. В это уди­ви­тель­ное время мы без какого-либо усилия заме­чаем все хоро­шее и в упор не видим нега­тива — душа просто оттал­ки­вает его от себя. И нет бы про­длить этот период — но так хочется углу­биться в цер­ков­ную среду, и мы даже не даем себе труда заду­маться, что ближе к храму не обя­за­тельно озна­чает быть ближе к Богу. Когда дей­стви­тель­ность не соот­вет­ствует ожи­да­е­мому, это всегда непри­ятно и обидно. От обыч­ной мир­ской работы никто не ждет незем­ных радо­стей. Она дает сред­ства к суще­ство­ва­нию, поз­во­ляет общаться с людьми, а если к тому же достав­ляет удо­воль­ствие — чего еще желать. И даже если с рабо­той что-то не так, ее всегда можно сме­нить, мир от этого не рухнет. Иное дело — цер­ковь. Исполь­зуя извест­ное в пра­во­слав­ном рунете ано­ним­ное выска­зы­ва­ние, «глав­ная задача чело­века, уви­дев­шего цер­ков­ную жизнь изнутри, — сде­лать так, чтобы о ее содер­жа­нии не узнали люди с дели­кат­ной душев­ной орга­ни­за­цией». Неужели все так ужасно? Разу­ме­ется, нет.

Просто каждый жела­ю­щий тру­диться в храме должен отда­вать себе отчет, насколько он спо­со­бен бороться с тем, что цер­ков­ные тетеньки, поджав губы, назы­вают «иску­ше­нием». Как это ни грустно, та часть Тела Хри­стова, кото­рую пред­став­ляют собой живые люди, больна — потому что больны все мы, физи­че­ски, душевно и духовно. Даже про­слав­лен­ные в лике святых при жизни были обыч­ными людьми со своими недо­стат­ками, гре­хами, поро­ками, с кото­рыми они более или менее успешно боро­лись. Вот и в цер­ковь мы при­но­сим свои мир­ские нестро­е­ния. Сможет ли нови­чок, оку­нув­шийся в при­ход­скую глу­бину, понять это, отбро­сить нанос­ное, несвой­ствен­ное насто­я­щей духов­ной жизни — как мы при­ни­маем люби­мого чело­века со всеми его недо­стат­ками? Или скажет, став в позу: «Нет, такая цер­ковь мне не нужна, лучше уж «Бог-в-душе»? Первое, с чем стал­ки­ва­ешься, придя тру­диться в храм, — это то, что приход напо­ми­нает гигант­скую ком­му­наль­ную квар­тиру (осо­бенно если это неболь­шой приход). В нем все обо всех всё знают. А что не знают — домыс­лят. Пона­чалу это даже радует, поскольку про­цесс пре­вра­ще­ния в «своего» невоз­мо­жен без накоп­ле­ния внут­рен­ней инфор­ма­ции. Зна­ком­ства, уста­нов­ле­ние отно­ше­ний, раз­го­воры, все более откро­вен­ные… И в какой-то момент пони­ма­ешь, что лучше бы тебе всего этого не знать.

В моем случае дружба с дочкой насто­я­теля при­вела к пер­вому и очень серьез­ному кри­зису, резко обо­рвав­шему мое цер­ков­ное «дет­ство». Не вда­ва­ясь в подроб­но­сти, скажу, что я узнала от нее о таких момен­тах из жизни моего духов­ника, что долгое время не могла заста­вить себя просто подойти к нему под бла­го­сло­ве­ние. Впро­чем, тут было и нечто поло­жи­тель­ное — случай этот раз и навсе­гда изле­чил меня от «рясо­фи­лии» и научил раз­ли­чать: вот сан свя­щен­ника, а вот самый обык­но­вен­ный чело­век в рясе, вовсе не святой, а такой же греш­ник, как и я, может, даже и похуже — потому что ему больше дано, больше и спро­сится. Второй щекот­ли­вый момент — то, что один мой зна­ко­мый, регент, назвал «тра­пез­ным бого­сло­вием». Каза­лось бы, тра­пеза, за кото­рой соби­ра­ются все тру­же­ники храма, — самое удоб­ное время обме­няться ново­стями, поде­литься опытом, задать вопросы и полу­чить на них ответы. Но по коли­че­ству выска­зан­ных бла­го­глу­по­стей любая цер­ков­ная тра­пеза может срав­ниться ну разве что с пра­во­слав­ным интер­нет-фору­мом. Сна­чала я думала, что только мне так не повезло, хотя петь, а сле­до­ва­тельно, тра­пез­ни­чать и общаться дове­лось во многих храмах. Но, судя по рас­ска­зам, это общая тен­ден­ция. Здесь и суе­ве­рия, и жиз­нен­ные уста­новки, отда­ю­щие фана­ти­че­ским изу­вер­ством, и дичай­шие трак­товки Свя­щен­ного Писа­ния.

Даже если тра­пез­ной в храме нет, от раз­го­во­ров этих все равно никуда не денешься — дого­нят и в при­творе, и на лавочке. Многие веру­ю­щие, часто посе­ща­ю­щие храм, со вре­ме­нем заме­чают, что бла­го­го­ве­ние куда-то поти­хоньку уходит. Не то чтобы совсем рав­но­ду­шие или какие-то кощун­ственно-цинич­ные мысли (хотя бывает и такое), но нет уже того душев­ного жара и тре­пета, кото­рые когда-то охва­ты­вали при первом же воз­гласе: «Бла­го­сло­венно Цар­ство…». Рутин­ная молит­вен­ная работа, кото­рую лишь изредка взры­вают насто­я­щие живые чув­ства. А что тогда гово­рить о тех, кто в храме каждый или почти каждый день и во время службы дей­стви­тельно рабо­тает — чтобы служба могла совер­шаться? Ну, свя­щен­ника не будем тро­гать, а осталь­ные? Певчие поют, чтецы читают, свеч­ницы за под­свеч­ни­ками следят, работ­ницы свеч­ной лавки записки при­ни­мают. Когда им молиться? Осо­бенно певчие часто жалу­ются: какая молитва, попасть бы в ноты, вот пойду в другой храм, там и помо­люсь. Хорошо, если батюшка объ­яс­нит, что молитва бывает не только сло­вес­ная, но и делом. Помо­га­ешь другим молиться, — значит, и сам молишься. А бывает и обрат­ный вари­ант. Я тут пою (читаю, под­свеч­ник чищу), мне законы не писаны. И уже можно во время службы поси­деть, побол­тать, жур­наль­чик поли­стать, выйти поку­рить на Шесто­псал­мии. В пев­че­ских груп­пах и сооб­ще­ствах очень попу­ля­рен список из мно­же­ства пунк­тов «Как раз­влечь себя во время службы» — эдакие вред­ные советы в духе Остера. Это, гово­рят, наш здо­ро­вый про­фес­си­о­наль­ный цинизм, забы­вая, что про­фес­си­о­наль­ный цинизм в прин­ципе не бывает здо­ро­вым — это просто пси­хо­ло­ги­че­ская защита от пере­гру­зок.

Инте­ресно, от чего надо защи­щаться на кли­росе? Из «мне законы не писаны» логично выте­кает пре­не­бре­жи­тель­ное отно­ше­ние хра­мо­вых слу­жа­щих к «про­стым» при­хо­жа­нам. Или, как их зача­стую назы­вают, к «народу». На вас нико­гда не орали цер­ков­ные убор­щицы за плохо вытер­тые ноги? Вас не выго­няли из храма за нару­шен­ный дресс-код? Это еще что, вы бы послу­шали, как отзы­ва­ются о вашем пении «мимо кассы» на кли­росе, когда вы ста­ра­тельно выво­дите: «…И жизни буду­щаго века, аминь». А еще — хихи­кают над вашими вер­боч­ками и берез­ками, над обмо­тан­ными поверх брюк плат­ками, над любым вашим про­ма­хом. «Ох, тут одна меня сего­дня спро­сила… просто умора!» И когда певчие цепоч­кой выбе­гают на пома­за­ние, далеко не все из них сознают, что без оче­реди их про­пус­кают вовсе не потому, что они высшая каста, а лишь потому, что им сейчас надо петь сле­ду­ю­щий ирмос. Нельзя не ска­зать и о еще одном моменте, мисти­че­ском. Осо­бенно это каса­ется все того же кли­роса, кото­рый не зря назы­вают цер­ков­ным перед­ним краем борьбы. Слу­ча­ется такое, что умный, милый, спо­кой­ный чело­век вдруг ни с того ни с сего ведет себя так, словно его муха уку­сила, а потом и сам не может понять, что на него нашло, почему сорвался, нагру­бил, оби­делся на невин­ное заме­ча­ние. Да-да, именно оно — то самое пре­сло­ву­тое «иску­ше­ние», с кото­рым зача­стую не уда­ется спра­виться. И сам гре­шишь, и других вво­дишь в соблазн осуж­де­ния: так вот ты какой, цве­то­чек алень­кий! Рано или поздно про­блемы отно­ше­ний воз­ни­кают на любом, даже очень друж­ном кли­росе, да и не только на кли­росе.

Ну и под конец на «непри­лич­ную» тему — денеж­ную. В плане раз­ру­ше­ния иллю­зий она, пожа­луй, самая дей­ствен­ная. Воис­тину, блажен тот, кто не полу­чает в храме зар­плату и вообще никак не стал­ки­ва­ется с этой сто­ро­ной цер­ков­ного бытия. Но это прак­ти­че­ски невоз­можно. Даже в самом бедном или, напро­тив, бла­го­по­луч­ном с точки зрения пере­рас­пре­де­ле­ния денеж­ных пото­ков храме всегда най­дутся недо­воль­ные и завист­ли­вые, да еще и с длин­ными язы­ками. «То ли он украл, то ли у него украли…» Одни жалу­ются, что зар­плата малень­кая, другие с подо­зре­нием смот­рят на батюш­кину новую машину или матуш­кино новое пальто. «Я на ремонт жерт­во­вал, ремонта как не было, так и нет, а обновки — вот они». Ну, а где же плюсы работы в храме, почему о них ни слова? Да потому что это оче­видно и можно опи­сать кратко. Еще раз вер­нусь к исто­рии, рас­ска­зан­ной вла­ды­кой Анто­нием. Храм — дом Божий. Я смотрю на Бога, Бог смот­рит на меня, и нам обоим хорошо. А решать, тру­диться в храме или нет, — вам и вашему духов­нику. Бог в помощь. Ком­мен­ти­рует про­то­и­е­рей Максим Козлов, насто­я­тель храма Святой муче­ницы Тати­аны при Мос­ков­ском уни­вер­си­тете: — Сразу по двум сооб­ра­же­ниям я не реко­мен­до­вал бы этого делать ново­об­ра­щен­ному хри­сти­а­нину (устра­и­ваться на работу в храм — прим. ред.) Во-первых, потому что немно­гие из нас при­хо­дят в Цер­ковь с такой мерой пока­я­ния, изме­не­ния своей личной жизни, какая, напри­мер, была у пре­по­доб­ной Марии Еги­пет­ской и других вели­ких святых. Мы от каких-то грубых грехов пыта­емся отстать, но еще почти ничего в Церкви не умеем.

А глав­ное в Церкви — это молитва и Бого­об­ще­ние. Чело­веку же, в этом пока не уко­ре­нен­ному, опыта молитвы и Бого­об­ще­ния не име­ю­щему, очень легко под­ме­нить глав­ное чем-то земным, что у него неплохо может полу­чаться. Он может быть непло­хим про­фес­си­о­на­лом по ком­пью­те­рам, это при­го­дится в храме. Он может быть хоро­шим орга­ни­за­то­ром по харак­теру и стать помощ­ни­ком при похо­дах и палом­ни­че­ских поезд­ках. Он может быть хоро­шим хозяй­ствен­ни­ком, его при­вле­кут в помощ­ники ста­ро­сты. И это вто­ро­сте­пен­ное чело­век может начать вос­при­ни­мать свою дея­тель­ность как цер­ков­ную жизнь, как-то, чем прежде всего нужно зани­маться. И про­изой­дет такая абер­ра­ция, иска­же­ние духов­ного зрения. Это первая при­чина, по кото­рой нужно посо­ве­то­вать пол­года, год, пол­тора года просто ходить в храм, молиться, при­вы­кать к ритму бого­слу­же­ния, поста, лич­ного молит­вен­ного пра­вила. Пока­я­нию учиться.

А потом уже поти­хо­нечку, шаг за шагом, начи­нать при­леп­ляться к каким-то внеш­ним видам цер­ков­ной актив­но­сти. Второе. Цер­ковь в неко­то­ром смысле сооб­ще­ство святых, но в неко­то­ром, как гово­рил пре­по­доб­ный Ефрем Сирин, толпа каю­щихся греш­ни­ков. И если ново­на­чаль­ный цер­ков­ный чело­век слиш­ком рано, не будучи в глав­ном в цер­ков­ной жизни уко­ре­нен, увидит немощи воцер­ко­в­лен­ных людей, о кото­рых он часто со сто­роны думает как о том самом сооб­ще­стве святых, вклю­чая и свя­щен­но­слу­жи­те­лей, кото­рые могут ока­заться вовсе не иде­аль­ными, то для него это может ока­заться непро­сто пере­но­си­мым соблаз­ном. Когда-то, несколько лет спустя, когда все по-дру­гому уже будет вос­при­ни­маться, это и про­бле­мой-то может не стать. А тут чуть ли не до ухода из Церкви можно дойти. Поэтому я бы не сове­то­вал слиш­ком рано вклю­чаться в цер­ков­ную работу и внеш­нюю цер­ков­ную актив­ность. Пусть чело­век сна­чала почув­ствует себя в Церкви дома, а потом уже зай­мется внеш­ними тру­дами.

Источ­ник: «Правда.Ру»

***

Плюсы и минусы выбора пра­во­слав­ного работ­ника^

Так как хри­сти­ан­ство – это не просто нрав­ственно-эти­че­ская система, а рели­гия, то оно не обла­дает моно­по­лией на нрав­ствен­ность как систему мир­ного сосу­ще­ство­ва­ния людей в обще­стве. Она обла­дает моно­по­лией на зна­чи­тельно боль­шее – живую связь с Богом и спа­се­ние во Христе.

Нрав­ствен­ность в хри­сти­ан­стве явля­ется бази­сом, осно­вой любви к Богу, но соблю­дать эти­че­ские нормы, при­ня­тые в обще­стве, могут и адепты многих других веро­уче­ний, и ате­и­сты. Насто­я­щий пра­во­слав­ный – это святой, все осталь­ные лишь на пути. Кроме того, бес­стра­стие дости­га­ется лишь на высших сте­пе­нях свя­то­сти. Поэтому одно­значно опре­де­лить чело­века пра­во­слав­ного по фор­маль­ным кри­те­риям весьма затруд­ни­тельно. Ори­ен­ти­рами можно назвать знание основ хри­сти­ан­ской веры, уча­стие в Цер­ков­ных Таин­ствах, регу­ляр­ное чтение Свя­щен­ного Писа­ния.

Духов­ное пре­об­ра­же­ние чело­века – про­цесс дли­тель­ный и слож­ный, также далеко не у всех пра­во­слав­ных воцер­ко­в­ле­ние про­изо­шло в мла­ден­че­стве, поэтому и уро­вень нрав­ствен­ного само­со­зна­ния может зна­чи­тельно раз­ли­чаться среди людей, кото­рые счи­тают себя пра­во­слав­ными. Сле­дует отме­тить, что счи­тает себя тако­выми боль­шая часть рос­сиян, поэтому и в казино, и в бан­дит­ском при­тоне, и среди взя­точ­ни­ков многие искренне счи­тают себя пра­во­слав­ными хри­сти­а­нами.

Если же брать абстракт­ный идеал пра­во­слав­ного работ­ника с высо­кой ква­ли­фи­ка­цией в своей про­фес­си­о­наль­ной сфере, то среди плюсов выбора такого кан­ди­дата можно назвать:

  • смысл своего труда такой чело­век видит в слу­же­нии Богу и ближ­нему, а не в зара­ба­ты­ва­нии денег любой ценой;
  • он счи­тает своим долгом испол­нять Божьи Запо­веди, поэтому уро­вень дове­рия к нему может быть выше, а риски меньше;
  • карьер­ный рост для такого работ­ника должен быть осно­ван на про­фес­си­о­наль­ных дости­же­ниях, а не на интри­гах и подав­ле­нии потен­ци­аль­ных кон­ку­рен­тов на долж­ность.

Со своей сто­роны, пра­во­слав­ный рабо­то­да­тель не должен задер­жи­вать зар­плату или зани­жать её из корыст­ных побуж­де­ний. Поэтому лучшим рецеп­том всё же явля­ется изна­чаль­ная вза­им­ная дого­во­рён­ность о правах и обя­зан­но­стях работ­ника и рабо­то­да­теля, чтобы одна сто­рона не ожи­дала, что любой цер­ков­ный празд­ник может стать выход­ным днём, а другая – что можно зани­маться бла­го­тво­ри­тель­но­стью за счёт достой­ной оплаты труда работ­ни­ков.

***

Беседа о вере и работе^

В каких отрас­лях лучше не рабо­тать пра­во­слав­ному? Важно ли найти работу по душе? Воз­можно ли найти такую работу, кото­рая нра­ви­лась бы и при­но­сила доход? Можно ли хри­сти­а­нину стро­ить карьеру, чтобы зара­ба­ты­вать много денег и больше помо­гать людям? Как работа должна соот­но­ситься со слу­же­нием Церкви и Богу?

На эти и другие вопросы про­то­и­е­рей Арка­дий Шатов, пред­се­да­тель Комис­сии по цер­ков­ной и соци­аль­ной дея­тель­но­сти при Епар­хи­аль­ном совете г. Москвы, бесе­до­вал с доб­ро­воль­цами службы «Мило­сер­дие».

– На что стоит обра­щать вни­ма­ние при выборе работы? 

– Думаю, на то, в каком кол­лек­тиве, с кем вы будете рабо­тать. С хоро­шими людьми можно рабо­тать и за малень­кую зар­плату, а с пло­хими даже за боль­шие деньги рабо­тать не стоит. Еще важно перед выбо­ром работы поду­мать, как она на нас будет влиять, что про­изой­дет с нашей душой. Работу мы должны оце­ни­вать с точки зрения пользы для души. Если вы дума­ете, что это будет полезно для вас, то можно иногда потер­петь и гру­бого началь­ника, кото­рый нас ругает.

– Какие сферы дея­тель­но­сти изна­чально пред­став­ляют кон­фликт с хри­сти­ан­ским миро­воз­зре­нием? 

– Я думаю, что пра­во­слав­ному хри­сти­а­нину не сле­дует рабо­тать в абор­та­рии. Недо­пу­стимо зани­маться игор­ным биз­не­сом, про­да­жей кон­тра­цеп­ти­вов в апте­ках, филь­мов эро­ти­че­ского содер­жа­ния и другой подоб­ной про­дук­ции, про­да­жей табака. Вино, навер­ное, можно про­да­вать, ведь оно «весе­лит сердце чело­века». Если вы рабо­та­ете в сфере пиара и вам при­хо­дится обма­ны­вать людей, то лучше сме­нить про­фес­сию. Хри­сти­а­нину вообще не стоит рабо­тать там, где есть мошен­ни­че­ство.

– Насколько важно найти работу по душе? Или пра­во­слав­ный чело­век должен сми­ренно тру­диться, где при­дется? 

– Чело­век должен пора­бо­тать в разных местах, должен найти себя, если есть какие–то таланты, он должен пытаться их реа­ли­зо­вать. В моло­до­сти я пере­про­бо­вал много про­фес­сий, пока не успо­ко­ился на боль­нице, став сани­та­ром.

– Можно ли соеди­нить работу для души с рабо­той для денег? И как сде­лать так, что бы работа, кото­рая при­но­сит деньги, была еще и для души, была в радость? 

– Работа для денег и для души одно­вре­менно – это, мне кажется, миф. Многие вели­кие поэты, писа­тели и худож­ники жили впро­го­лодь, а бога­тым ста­но­вился тот, кто сумел себя про­дви­нуть, кто угодил вкусам толпы.

Ищите прежде Цар­ствия Божи­его, и все осталь­ное при­ло­жится. Если мы с вами хри­сти­ане, то должны прежде всего искать Цар­ствия Божи­его, забо­тится о спа­се­нии наших душ, устра­и­вая свои души мирно, реа­ли­зуя все нам данные таланты. Тогда при­ла­га­ется и все осталь­ное. Тогда чело­век не будет нищен­ство­вать, а если и будет бед­ство­вать в какие–то пери­оды жизни, то Гос­подь всегда помо­жет ему.

– Можно ли сна­чала научиться хорошо зара­ба­ты­вать, чтобы потом зани­маться люби­мым делом? 

– Может быть, у кого–то это полу­ча­ется. Но нужно пони­мать, что если наше дело, какое бы то ни было, имеет успех, оно начи­нает нами обла­дать. Если я не умею хорошо зара­ба­ты­вать, то могу спо­койно зани­маться люби­мым делом. Если же научился, меня это будет тянуть, и воз­можно я не смогу просто оста­вить при­быль­ную работу, чтобы зани­маться люби­мым делом.

– Сколько вре­мени должно быть посвя­щено работе? 

– На этот вопрос отве­тил очень давно Сам Гос­подь, когда дал запо­ведь на Синае: шесть дней делай дела свои, седь­мой день – суб­бота Гос­поду Богу твоему. Тогда шесть дней рабо­тали, а седь­мой день был не просто выход­ным днем – это время посвя­ща­лось молитве, изу­че­нию Писа­ния, помощи ближ­нему.

Авва Доро­фей гово­рил мона­хам, что шесть седь­мых нашего вре­мени должно быть посвя­щено внут­рен­нему устро­е­нию нашей души, а во все осталь­ные часы нужно зани­маться внеш­ними делами. Но это каса­ется, в первую оче­редь, мона­хов. Напри­мер, на Афоне тру­дятся только четыре часа в день, и даже игумен не может заста­вить рабо­тать больше.

Есть общий прин­цип: работе можно посвя­щать много вре­мени, но не много сил, не всего себя нужно отда­вать работе. Можно во время труда молиться Богу. Но мит­ро­по­лит Анто­ний Сурож­ский гово­рит, что если хирург во время опе­ра­ции будет читать Иису­сову молитву, он может при­не­сти вред боль­ному, потому что она тре­бует особой сосре­до­то­чен­но­сти и вни­ма­ния. Хирург должен сле­дить за тем, чтобы не повре­дить слу­чайно какой–нибудь сосуд, как и тера­певт должен вни­ма­тельно слу­шать рас­сказ паци­ента. Но все–таки пом­нить о Боге чело­век должен. Есть разные формы молитвы. Святые отцы назы­вают нача­лом непре­стан­ной молитвы хож­де­ние пред Богом, когда чело­век всегда живет в при­сут­ствии Божьем, как вы сейчас сидите в при­сут­ствии меня как свя­щен­ника. Вы же дис­ко­теку при мне не устра­и­ва­ете, вам неудобно. И если пом­нить о том, что Гос­подь не только на нас смот­рит, но и участ­вует в нашей жизни, то и жить мы будем по–другому.

– Что делать, если работа выма­ты­вает? При­хо­дится про­во­дить много вре­мени на работе, но не из–за денег, а потому что ее очень много. 

– Все зави­сит от того, какая это работа. Если, к при­меру, вы в гос­пи­тале на войне пере­вя­зы­ва­ете ране­ных и не можете отойти ни на минуту, – это одно. Но если это работа в ком­па­нии, где глав­ная цель – полу­чить боль­шую при­быль, то, конечно, нельзя свою душу отда­вать за деньги. Если вы тру­ди­тесь не для себя, а для Родины и ближ­них, то нужно, есте­ственно, про­дол­жать рабо­тать, a если отда­ете свои силы на какое–то мало­важ­ное заня­тие, то нужно просто бро­сить его и уйти.

– Можно ли пра­во­слав­ному стро­ить карьеру, чтобы зара­ба­ты­вать много денег и больше помо­гать людям? И лучше ли будет, если пра­во­слав­ные станут зани­мать руко­во­дя­щие посты? 

– Мне кажется, это дья­воль­ская ловушка, ведь людям нужны не деньги. А от высо­ких постов и ответ­ствен­ных работ хри­сти­ане обычно отка­зы­ва­лись, считая себя недо­стой­ными. Самому не стоит лезть куда–то наверх, можно просто тру­дится на своем месте, тогда Бог Сам будет тебя воз­вы­шать. Ведь Гос­подь гордым про­ти­вится, а сми­рен­ным дает бла­го­дать.

– Можно ли быть бога­тым и добрым? 

– Можно, но сложно. Бога­тым и добрым быть гораздо труд­нее, чем бедным и добрым. Бедному–то что жалеть? Мне кажется, те бога­тые люди, кото­рые очень много помо­гают другим, почти все отдают, они просто святые. Будь у меня богат­ство, я бы, может, так не смог. В одном пате­рике есть рас­сказ о каме­но­тесе, кото­рый каждый день полу­чал плату за работу. На нее он поку­пал себе еду, кормил тех людей, кото­рых мог накор­мить, тратил все, а на сле­ду­ю­щий день шел на работу, тру­дился и также все тратил. Один святой монах пожа­лел его, помо­лился, и каме­но­тес нашел клад. Через год монах увидел этого чело­века в его соб­ствен­ном боль­шом доме. Тот испор­тился, стал очень жадным. Монах еще раз помо­лился, у того все исчезло, и он вер­нулся к преж­нему труду каме­но­теса. Мне кажется, богат­ство, как и мона­ше­ство, не для всех.

– Можно ли быть добрым к кон­ку­рен­там в биз­несе? 

– А спортс­мен добрый к дру­гому, кото­рый по сосед­ней дорожке бежит? Конечно, он под­ножки ему не ставит. Кон­ку­рен­ция есть везде, глав­ное – быть чест­ным. У меня есть зна­ко­мые пра­во­слав­ные биз­не­смены, они гово­рят, что все делают честно – даже никого не уби­вали пока.

– Иногда при­хо­дится на работе, исполь­зуя ресурсы орга­ни­за­ции, зани­маться делами дви­же­ния доб­ро­воль­цев – так можно посту­пать? 

– Святая пра­вед­ная Иули­а­ния Мило­сти­вая тайно выно­сила еду из дома и кор­мила нищих. Если бы об этом узнали род­ствен­ники, они бы ее ругали. Поэтому если вы исполь­зу­ете ресурсы орга­ни­за­ции не для себя, а для помощи ближ­ним, то в этом нет ничего страш­ного. Конечно, не нужно, как Деточ­кин, воро­вать машины, чтобы про­да­вать и отда­вать деньги в дет­ские дома.

– Не будет ли плохо, если мы про­мол­чим, когда кто–то на работе нега­тивно отзы­ва­ется о Боге и вере? 

– Есть случаи, когда ска­зать что–то просто нельзя, или наобо­рот, вы гово­рите и гово­рите, а вас не пони­мают. Тогда нужно с такой работы или ухо­дить, или ска­зать что–то суще­ствен­ное. Хри­сти­а­нин должен быть мис­си­о­не­ром, он не должен свою веру скры­вать, к тому же, сейчас за это не поса­дят и не убьют; может, только посме­ются. Наша задача – сви­де­тель­ство­вать о Христе, и когда гово­рят плохое, нужно этому про­ти­во­сто­ять. Мол­чать можно не в том случае, когда боишься защи­тить хули­мую Цер­ковь или Христа, а когда пони­ма­ешь, что от твоих слов станет только хуже. Нужно обя­за­тельно поду­мать, если вы что–то ска­жете, будет ли от этого лучше? Если вам кажется, если вам советь гово­рит, что если вы про­мол­чите, вы пре­да­дите Христа, то лучше посту­пать по сове­сти.

– Должна ли для хри­сти­а­нина работа стать слу­же­нием? Или слу­же­нием должно быть что–то другое? 

– Мы все члены Церкви и у каж­дого из нас в ней должно быть свое слу­же­ние. Если кто–то его еще не нашел, нужно его обя­за­тельно найти. Пони­ма­ете, слу­же­ние – это выра­же­ние любви к людям. Работа может им стать. Когда это про­изой­дет, вам уже не важно будет, за сколько вы про­да­дите ту табу­ретку, кото­рую сде­лали, а важно то, что людям теперь будет на чем сидеть.

Если такой работы у вас нет, то нужно найти дело, кото­рое бы стало слу­же­нием. Вос­пи­та­ние детей в хри­сти­ан­ской вере, помощь пре­ста­ре­лым роди­те­лям, другим немощ­ным людям – это тоже слу­же­ние. И если каждый будет испол­нять свое слу­же­ние, мир пре­об­ра­зится.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки