Раб Божий

Раб Божий

1) чело­век, веру­ю­щий в Еди­ного и Истин­ного Бога, созна­ю­щий свою зави­си­мость от Него как от Творца и Про­мыс­ли­теля, при­ни­ма­ю­щий Его власть как власть Небес­ного Царя, стре­мя­щийся испол­нять Его благую волю. (Гал.1:10);

2) (в Ветх. Зав., мн. ч) пред­ста­ви­тели вет­хо­за­вет­ного Изра­иля (Лев.25:42);

3) (в Нов. Зав., мн. ч.) хри­сти­ане (Рим.6:22).

Когда мы гово­рим, что чело­век явля­ется рабом дру­гого чело­века, то это озна­чает, что его воля насильно огра­ни­чена рабо­вла­дель­цем. В случае же раб­ства Богу всё наобо­рот — Бог даёт чело­веку сво­боду духовно-нрав­ствен­ного само­опре­де­ле­ния, а чело­век сво­бодно под­чи­няет свою волю все­бла­гой воле Отца Небес­ного.

Раб­ство Богу в широ­ком смысле – вер­ность Боже­ствен­ной воле, в про­ти­во­по­лож­ность раб­ству греху.

В более узком смысле (аске­ти­че­ском) – состо­я­ние доб­ро­воль­ного под­чи­не­ния своей воли Боже­ствен­ной из-за страха нака­за­ния, как первая из трёх сту­пе­ней веры (наряду с наём­ни­ком и сыном). Святые отцы выде­ляют три уровня под­чи­не­ния своей воли Богу – раб, под­чи­ня­ю­щийся Ему из-за страха нака­за­ния; наём­ник, рабо­та­ю­щий за плату; и сын, кото­рым руко­во­дит любовь к Отцу. Состо­я­ние сына есть наи­бо­лее совер­шен­ное. По словам св. апо­стола Иоанна Бого­слова: «В любви нет страха, но совер­шен­ная любовь изго­няет страх, потому что в страхе есть муче­ние. Боя­щийся несо­вер­шен в любви» (1Ин.4:18).
Сле­дует учесть, что дви­же­ние по этим сту­пе­ням совер­ша­ется по мере духов­ного вос­хож­де­ния, сынов­ству обя­за­тельно пред­ше­ствуют две низшие сту­пени. Вне аске­ти­че­ского опыта осо­знать это сложно. Дело в том, что сынов­ство — это образ жизни, а не просто мнение о себе, как о сыне; это испол­не­ние запо­ве­дей Бога из любви к Отцу, состо­я­ние обо­же­ния, свя­то­сти.

Хри­стос не назы­вает нас рабами: «Вы друзья Мои, если испол­ня­ете то, что Я запо­ве­дую вам. Я уже не назы­ваю вас рабами, ибо раб не знает, что делает гос­по­дин его; но Я назвал вас дру­зьями..». (Ин.15:14-15). Но мы гово­рим о себе так, имея в виду доб­ро­воль­ное согла­со­ва­ние своей воли с Его благой волей, ведь мы знаем, что Гос­подь чужд вся­кого зла и неправды, и Его благая воля ведёт нас к бла­жен­ной веч­но­сти. То есть страх Божий для хри­стиан — это не живот­ный страх, а свя­щен­ный трепет перед Твор­цом.

***

Всякий, дела­ю­щий грех, есть раб греха (Ин.8:34).

Если Сын осво­бо­дит вас, то истинно сво­бодны будете (Ин.8:36).

Если пре­бу­дете в слове Моем, то вы истинно Мои уче­ники, и позна­ете истину, и истина сде­лает вас сво­бод­ными (Ин.8:31–32).

Раб, при­зван­ный в Гос­поде, есть сво­бод­ный Гос­пода… (1Кор.7:22)

Гос­подь есть Дух; а где Дух Гос­по­день, там сво­бода. (2Кор.3:17)

«Се, Раба Гос­подня; да будет Мне по слову твоему» (Лк.1:28-38).

Неужели вы не знаете, что, кому вы отда­ете себя в рабы для послу­ша­ния, того вы и рабы, кому пови­ну­е­тесь, или рабы греха к смерти, или послу­ша­ния к пра­вед­но­сти?

Бла­го­да­ре­ние Богу, что вы, быв прежде рабами греха, от сердца стали послушны тому образу учения, кото­рому пре­дали себя. Осво­бо­див­шись же от греха, вы стали рабами пра­вед­но­сти. Говорю по рас­суж­де­нию чело­ве­че­скому, ради немощи плоти вашей. Как пре­да­вали вы члены ваши в рабы нечи­стоте и без­за­ко­нию на дела без­за­кон­ные, так ныне пред­ставьте члены ваши в рабы пра­вед­но­сти на дела святые. Ибо, когда вы были рабами греха, тогда были сво­бодны от пра­вед­но­сти. Какой же плод вы имели тогда? Такие дела, каких ныне сами сты­ди­тесь, потому что конец их – смерть. Но ныне, когда вы осво­бо­ди­лись от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть свя­тость, а конец – жизнь вечная. (Рим.6:16-22)

***

свя­ти­тель Гри­го­рий Бого­слов:
«Мне известны три сте­пени в спа­са­е­мых: раб­ство, наем­ни­че­ство и сынов­ство. Если ты раб, то бойся побоев. Если наем­ник, одно имей в виду – полу­чить. Если стоишь выше раба и наем­ника, даже сын, сты­дись Бога как отца, делай добро, потому что хорошо пови­но­ваться отцу. Хотя бы ничего не наде­ялся ты полу­чить, уго­дить отцу само по себе награда. Да не ока­жемся пре­не­бре­га­ю­щими этим! Как без­рас­судно захва­ты­вать себе иму­ще­ство, а отвер­гать здо­ро­вье; очи­щать тело, а очи­ще­ние души иметь только в запасе; искать сво­боды от доль­него раб­ства, а горней не желать; при­ла­гать все тщание, чтобы дом и одежда были пышны, а не забо­титься, чтобы самому стать достой­ным боль­шего; иметь усер­дие бла­го­де­тель­ство­вать другим, а не хотеть сде­лать добро себе! Если бы благо это поку­па­лось на деньги, ты не пожа­лел бы ника­ких сокро­вищ. А если пред­ла­га­ется из чело­ве­ко­лю­бия, пре­не­бре­га­ешь готов­но­стью бла­го­тво­ре­ния.» (Слово 40, На Святое Кре­ще­ние).

диакон Михаил Першин:
«Для хри­сти­ан­ского уха в сло­во­со­че­та­нии раб Божий уда­ре­ние ста­вится на втором слове. Если я – Божий, значит, ничей больше. Если я свой Тому, в Чьей власти все судьбы миро­зда­ния, значит, ника­кой узур­па­тор не вла­стен над моим серд­цем. Стать рабом Божиим озна­чает обре­сти неве­ро­ят­ную сво­боду».

***

Все сму­ще­ния этой фразой про­ис­хо­дят от незна­ния Бога. Страшно быть рабом тирана, но ближе и роднее Бога у нас никого нет. Бог источ­ник жизни, истины, любви, правды, всех доб­ро­де­те­лей. Раб­ство пред­по­ла­гает труд, работу, а в кон­тек­сте отно­ше­ний с Богом – со-работ­ни­че­ство, ведь Бог само­до­ста­то­чен, ему нет необ­хо­ди­мо­сти в нашем труде. Разве уни­зи­тельно быть в таком пони­ма­нии рабом Любви, рабом Истины, рабом Мило­сер­дия, рабом Пре­муд­ро­сти; рабом Того, кто ради Своего Тво­ре­ния доб­ро­вольно восшел на Крест?

***

Одна­жды монахи раз­го­ва­ри­вали о сми­ре­нии. Один из знат­ных граж­дан города Газы, слыша слова, что чем более кто при­бли­жа­ется к Богу, тем более видит себя греш­ным, удив­лялся и гово­рил:
— Как это может быть?
И, не пони­мая, хотел узнать, что значат эти слова. Один монах сказал ему:
— Име­ни­тый гос­по­дин, скажи мне, кем ты счи­та­ешь себя в своём городе?
Он отве­чал:
— Считаю себя вели­ким и первым в городе.
— Если же ты пой­дёшь в Кеса­рию, то кем будешь счи­тать себя там?
— Послед­ним из тамош­них вель­мож.
— Если же ты отпра­вишься в Антио­хию, кем ты будешь там себя счи­тать?
— Там буду счи­тать себя одним из про­сто­лю­ди­нов.
— Если же пой­дёшь в Кон­стан­ти­но­поль и при­бли­зишься к царю, то там кем ты ста­нешь счи­тать себя?
— Почти нищим.
— Вот так и святые, — сказал монах, — чем больше при­бли­жа­ются к Богу, тем более видят себя греш­ными. Ибо Авраам, когда увидел Гос­пода, назвал себя землёю и пеплом.

***

Досто­ин­ство чело­ве­че­ской лич­но­сти

про­то­и­е­рей Алек­сандр Глебов

Совре­мен­ное обще­ство выс­шими цен­но­стями счи­тает жизнь и досто­ин­ство чело­века, что каса­ется жизни – всё понятно. Тут цер­ковь зани­мает пере­до­вые пози­ции, защи­щая ребёнка даже в утробе матери, а вот с досто­ин­ством не всё так просто. Воз­ни­кает вопрос – почему веру­ю­щие люди назы­вают себя «рабами»? «Раб Божий», «раба Божия» – где здесь досто­ин­ство?

Дело в том, что наш раз­го­вор­ный язык очень отли­ча­ется от языка Свя­щен­ного Писа­ния, а такое поня­тие как «раб Божий» пришло к нам из Библии, к тому же из наи­бо­лее древ­ней её части, кото­рая назы­ва­ется «Ветхий Завет». В Ветхом Завете «раб Божий» – это титул царей и про­ро­ков Изра­иля. Назы­вая себя «рабами Божи­ими», цари и про­роки Изра­иля тем самым сви­де­тель­ство­вали, что они более никому не под­властны, они не при­знают над собой больше ничьей власти, кроме власти Бога – они Его рабы, у них своя особая миссия в мире. В Еван­ге­лии есть такая притча: о злых вино­гра­да­рях (Лк.20:9-16). Там рас­ска­зы­ва­ется о том, как гос­по­дин наса­дил вино­град­ник, при­звал рабо­чих рабо­тать в этом вино­град­нике, воз­де­лы­вать его, и каждый год он при­сы­лал к ним своих рабов, чтобы те посмот­рели за рабо­той, при­няли отчет­ность. Этих рабов работ­ники вино­град­ника про­го­няли, тогда он при­слал к ним своего сына, сына они убили и после этого гос­по­дин вино­град­ника уже выно­сит свой суд. Так вот – обра­тите вни­ма­ние – рабо­тают в вино­град­нике не рабы, а наем­ные рабо­чие, а рабы пред­став­ляют гос­по­дина – это его дове­рен­ные лица, они сооб­щают волю гос­по­дина рабо­чим. Этими рабами были про­роки Изра­иля, кото­рые сооб­щали волю Божию людям. Через про­ро­ков с людьми гово­рил сам Бог. Поэтому «раб Божий» – это очень высо­кий титул, кото­рый ука­зы­вал на особые отно­ше­ния между Богом и чело­ве­ком, на особый духов­ный статус чело­века.

Сего­дня в подоб­ном смысле «раб Божий» содер­жится, пожа­луй, только в титу­ла­туре рим­ского пон­ти­фика. Среди многих наиме­но­ва­ний Рим­ского Папы, а это: и намест­ник Иисуса Христа, и пре­ем­ник князя апо­сто­лов, пат­ри­арх запада, архи­епи­скоп и мит­ро­по­лит Рим­ской про­вин­ции, монарх города-госу­дар­ства Вати­кана и так далее. И вот закан­чи­ва­ется этот длин­ный пере­чень – «раб рабов Божиих», то есть, тем самым рим­ский епи­скоп как бы тоже ука­зы­вает на свое исклю­чи­тель­ное поло­же­ние, на свой исклю­чи­тель­ный статус в мире.

В Новом Завете титул «раб Божий» полу­чил более широ­кое рас­про­стра­не­ние, рабом Божьим стал назы­вать себя каждый хри­сти­а­нин, каждый кре­ще­ный чело­век, и многих людей, дей­стви­тельно, это шоки­рует. Но в нашем созна­нии, раб – это такое бес­прав­ное суще­ство, зако­ван­ное в цепи, и люди гово­рят – мы не хотим назы­вать себя рабами, мы сво­бод­ные граж­дане, да, мы веру­ю­щие люди, но назы­вать себя рабами мы не согласны! Если вду­маться, то рабом Бога в том смысле, в кото­ром мы себе пред­став­ляем раб­ство, быть просто невоз­можно, ведь раб­ство – это наси­лие над чело­ве­че­ской лич­но­стью, ну а Бог никого ни к чему не при­нуж­дает. Ведь сама идея о том, что Бог может насильно кого-то под­чи­нять – она абсурдна, потому что это будет про­ти­во­ре­чить замыслу Божьему о чело­веке. Ведь Бог сотво­рил чело­века совер­шенно сво­бод­ным и чело­век хочет – верит в Бога, хочет – не верит в Бога, хочет – любит Бога, хочет – не любит Бога, хочет – испол­няет то, что ему Бог гово­рит, а хочет – не испол­няет то, что Бог ему гово­рит. Вот помните, в притче о блуд­ном сыне – сын под­хо­дит к отцу и гово­рит ему: «Дай мне пола­га­ю­щу­юся часть моего наслед­ства, и я от тебя ухожу». И отец не пре­пят­ствует, он даёт ту часть наслед­ства, кото­рая была поло­жена млад­шему сыну и тот уходит. И вот сего­дня, как и во все вре­мена, масса людей отво­ра­чи­ва­ется от Бога и уходит от него, и Бог их никак не при­нуж­дает быть с Собой, Он никак их за это не нака­зы­вает. Он бережно отно­сится к чело­ве­че­ской сво­боде, поэтому о каком раб­стве тут вообще может идти речь? Вот кто дей­стви­тельно пора­бо­щает чело­века, так это дьявол. Чело­века пора­бо­щает грех и, одна­жды попав в орбиту при­тя­же­ния зла, чело­веку бывает сложно выбраться из этого пороч­ного круга. Вот мы знаем, каждый знает из своей соб­ствен­ной жизни – как сложно бывает пре­одо­леть грех. И ты в нем рас­ка­и­ва­ешься, ты при­но­сишь пока­я­ние, ты пони­ма­ешь, что этот грех мешает тебе жить, что он при­но­сит тебе стра­да­ния, но вырваться вот из этих когтей дья­вола у чело­века далеко не всегда полу­ча­ется. Только с помо­щью Божьей. Только милость Божия может вырвать чело­века из власти греха. Вот я при­веду пример. Конечно, пример этот край­ний, но зато он всем понят­ный. Посмот­рите на нар­ко­мана – он ведь и рад бы стать здо­ро­вым чело­ве­ком, он пони­мает, что эта болезнь ведет его к стра­да­нию, ведет его к скорой смерти, но он ничего сде­лать не может! Это самый насто­я­щий раб, ско­ван­ный цепями по рукам и по ногам, не его уже воля, он испол­няет волю своего хозя­ина, он испол­няет волю своего гос­по­дина, он испол­няет волю дья­вола. И вот в этом смысле, посмот­рите, от Бога чело­век может уйти легко, когда он хочет и Бог ему не пре­пят­ствует, а вот вырваться от дья­вола бывает очень-очень сложно!

Конечно, титул «раб Божий» – он исполь­зу­ется только в сакра­мен­таль­ной жизни Церкви, в таком про­стом чело­ве­че­ском обще­нии мы друг друга не назы­ваем рабами Божьими. Допу­стим, на службе я не говорю своему алтар­нику: «Раб Божий Вла­ди­мир, дай мне кадило», я его назы­ваю просто по имени. А вот когда совер­ша­ются цер­ков­ные Таин­ства, то тогда мы добав­ляем вот этот титул «раб Божий». Напри­мер, «кре­ща­ется раб Божий такой то», «при­ча­ща­ется раб Божий такой то». Или молитва о здра­вии, или за упокой – тоже перед именем добав­ля­ется титул «раб Божий». И в данном случае – раб Божий – есть сви­де­тель­ство веры этого чело­века в Гос­пода Иисуса Христа и его наме­ре­ния испол­нять то, что Бог велит, потому что без веры чело­века и без его наме­ре­ния сле­до­вать тому, что ему гово­рит Гос­подь, любое Таин­ство будет про­фа­ни­ро­вано.

Но вот, что еще важно пони­мать – раб Божий – не отра­жает сущ­ность наших отно­ше­ний с Богом, ведь через Бого­во­пло­ще­ние Бог стал чело­ве­ком, Он стал одним из нас, Он назы­вал нас своими бра­тьями, более того Он гово­рит: «Я не назы­ваю вас уже рабами, Я назы­ваю вас своими дру­зьями». Хри­стос научил нас обра­щаться к Богу как к Отцу – «Отче наш», «Отец наш» – гово­рим мы в молитве. И между чле­нами семьи есть обя­за­тель­ство друг к другу и, будучи детьми Божьими, мы свою любовь к своему Небес­ному Отцу про­яв­ляем тем, что служим Ему, испол­няя Его запо­веди. Как об этом сказал Сам Гос­подь: «Если вы Меня любите, то вы будете соблю­дать запо­веди Мои!» Раб Божий, значит, слу­жи­тель Божий. И поскольку в Новом Завете Бог открыл себя как Любовь, как Истина, как Сво­бода, то чело­век, дер­за­ю­щий назы­вать себя «рабом Божиим», должен пони­мать, что это обя­зы­вает быть его не слу­жи­те­лем дья­вола, не рабом греха, а слу­жи­те­лем любви, истины и сво­боды. И вот в чем здесь ущем­ле­ние чело­ве­че­ского досто­ин­ства я, честно говоря, понять не могу!

В молит­вах, когда веру­ю­щие люди про­из­но­сят такие слова: «Яко свинья лежит в грязи, так и я». Разве здесь не уни­же­ние – срав­ни­вать чело­века со сви­ньей? Я вот знаю такой пример про Льва Тол­стого, кото­рый в книге «Псал­тирь» на полях напро­тив фразы: «Я в без­за­ко­ниях зачат и во грехе родила мать моя», напи­сал: «Но это уже слиш­ком!» И сего­дня срав­не­ние со сви­ньей, сми­ре­ние, послу­ша­ние, наиме­но­ва­ние рабами – явля­ется неким поро­гом, кото­рый просто невоз­можно пере­шаг­нуть, чтобы войти в храм.

Давайте пока сми­ре­ние и послу­ша­ние оста­вим в сто­роне, а вот пого­во­рим о словах этих молитв, кото­рые кому-то, может, кажется, заде­вают их досто­ин­ство. Ведь все эти молитвы, о кото­рых Вы сейчас ска­зали, они носят пока­ян­ный харак­тер, а когда чело­век в чем то рас­ка­и­ва­ется, когда он сокру­ша­ется, то он не только в молитве, он в повсе­днев­ной жизни может сам себя ругать. Более того, он может сам себя бить, вот этот жест – бить себя в грудь, что это значит, это значит – бить самого себя, то есть, нака­зы­вать самого себя за тот про­сту­пок, кото­рый ты сам совер­шил. Иногда эти дей­ствия сопро­вож­да­ются срав­не­ни­ями с живот­ными, прямо скажем, не с самыми бла­го­род­ными. То, что каса­ется 50-го псалма, то он так и назы­ва­ется – пока­ян­ный псалом и очень широко исполь­зу­ется в молит­вен­ном пра­виле. Давид напи­сал этот псалом после того как пророк Нафан обли­чил его в двой­ном пре­ступ­ле­нии – в убий­стве чело­века и в воров­стве чужой жены. И вот, осо­знав то, что он совер­шил, придя в ужас от соде­ян­ного, Давид пишет этот пяти­де­ся­тый псалом и в част­но­сти эти слова, кото­рые столь сму­тили графа Тол­стого: «В без­за­ко­ниях я зачат и во грехе родила меня мать моя». И вот это пока­ян­ное сокру­ше­ние кон­крет­ного чело­века в его кон­крет­ной жиз­нен­ной ситу­а­ции ни в коем случае нельзя вос­при­ни­мать как пози­цию хри­сти­ан­ской церкви на вопросы зача­тия и рож­де­ния ребенка. Конечно, чело­век зачи­на­ется не в без­за­ко­нии и рож­да­ется чело­век не в грехе. Зача­тие и рож­де­ние – это запо­ведь Божия, это бла­го­сло­ве­ние Божие, а уж никак не грех!

Насколько я пони­маю, мы не должны бук­вально вос­при­ни­мать Свя­щен­ное Писа­ние, в данном случае книгу «Псал­тирь»?

А: Когда мы читаем «Псал­тирь», то мы должны иметь в виду, что это опре­де­лен­ный лите­ра­тур­ный жанр, это древ­няя еврей­ская поэзия. И в «Псал­тири» содер­жится всё, что при­суще этому жанру: и образ­ность, и пре­уве­ли­че­ние, и эмоции. Псалмы люди писали по разным пово­дам – это и бла­го­да­ре­ние Богу, и хвала Богу, и просьба о помощи, и пока­я­ние, и в минуты скорби люди писали псалмы. И, несмотря на то, что все это Свя­щенно Писа­ние, мы должны четко раз­де­лять: где там слово Божие, а где там чело­ве­че­ские эмоции.

Духовно-про­све­ти­тель­ский теле­про­ект «Слово»

***

Раб Божий — слож­но­сти пере­вода^

проф. А. Дес­ниц­кий

Из книги “Совре­мен­ный биб­лей­ский пере­вод Теория и прак­тика”

Веру­ю­щий чело­век в Библии назы­вает себя слугой/рабом Божьим. Для той куль­туры это было вполне обыч­ное назва­ние, кото­рое не содер­жало ника­ких нега­тив­ных кон­но­та­ций, рабом назы­вал себя низший при обра­ще­нии к выс­шему, пусть даже это были царь и его при­бли­жен­ный. Сво­бода для нас — абсо­лют­ная цен­ность, так что в нашей совре­мен­ной куль­туре слово раб свя­зано с бес­пра­вием и уни­же­нием, да и слово слуга не намного лучше (только, в отли­чие от слова раб, оно не обра­зует устой­чи­вого сло­во­со­че­та­ния со словом Божий). Может быть, лучше ска­зать слу­жи­тель Божий? Но это выра­же­ние в свою оче­редь свя­зано с кле­ри­каль­ным под­тек­стом: так можно назвать неко­его очень важ­ного епи­скопа, но не про­стого веру­ю­щего. Иде­аль­ного реше­ния нет. В алтай­ском языке есть два слова: кул  «раб» и jалчы «работ­ник» (от jал «плата»). Оба не понра­ви­лись части чита­тель­ской ауди­то­рии: первое звучит слиш­ком при­ни­женно, второе наме­кает на нали­чие платы. Было решено пере­во­дить гла­гольно: jалчы болуп “будучи слугой”, что, по словам чита­те­лей, смяг­чало нега­тив­ный эффект от вто­рого слова.

На полях стоит заме­тить, что для людей биб­лей­ской эпохи сво­бода просто не была базо­вой цен­но­стью, как для нас. В Библии прак­ти­че­ски нигде не гово­рится о ней как о необъ­ем­ле­мой при­над­леж­но­сти вся­кого чело­века (такое пони­ма­ние харак­терно скорее дли греко-рим­ского мира), мы читаем на ее стра­ни­цах не столько о сво­боде, сколько об осво­бож­де­нии или избав­ле­нии (от раб­ства, болезни, несча­стий или даже смерти). Для срав­не­ния: сего­дня при­нято гово­рить о здо­ро­вье как основ­ной цен­но­сти (здо­ро­вый образ жизни и проч.), тогда как в более тра­ди­ци­он­ных обще­ствах речь идет скорее о выздо­ров­ле­нии в случае болезни, а обыч­ное состо­я­ние чело­века вовсе не вос­при­ни­ма­ется как болез­нен­ное (в отли­чие от совре­мен­ной манеры врачей назы­вать всех своих паци­ен­тов «боль­ными»). Это не значит, что в древ­но­сти болели реже и менее тяжело (скорее как раз наобо­рот!), но значит, что вос­при­я­тие здо­ро­вья и болез­нен­но­сти отли­ча­лось от совре­мен­ных. Точно так же и свое под­чи­не­ние Богу, царю или обыч­ному началь­нику люди не вос­при­ни­мали как нечто уни­зи­тель­ное, тре­бу­ю­щее немед­лен­ного вме­ша­тель­ства.

Все это можно попы­таться разъ­яс­нить в сло­варе, а еще лучше — в отдель­ной статье, но что делать в пере­воде? Вот основ­ные вари­анты.

  • Исполь­зо­вать самое основ­ное и тра­ди­ци­он­ное обо­зна­че­ние: раб Божий. Велик риск невер­ного пони­ма­ния, но сохра­ня­ется тра­ди­ци­он­ный кон­цепт.
  • Смяг­чить это выра­же­ние под­бо­ром иных слов: слуга/служитель Божий. Реше­ние ком­про­мисс­ное, со всеми плю­сами и мину­сами.
  • Поста­раться пере­фор­му­ли­ро­вать само выра­же­ние: кто верно служил Богу. С одной сто­роны, такой оборот звучит гладко, но ого трудно при­ме­нять после­до­ва­тельно, к тому же так раз­ру­ша­ется «титуль­ность» ори­ги­нала: напри­мер, в Тит.1:1 апо­стол Павел с самого начала гово­рит о себе, что он «раб Божий» (δοῦλος θεοῦ), и это застав­ляет чита­теля сразу вспом­нить о подоб­ном име­но­ва­нии Моисея (1Пар.6:49).

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки